0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Откуда берутся эльфы? » Отрывок из книги «Откуда берутся эльфы?»

Отрывок из книги «Откуда берутся эльфы?»

Автор: Шолох Юлия

Исключительными правами на произведение «Откуда берутся эльфы?» обладает автор — Шолох Юлия . Copyright © Шолох Юлия

Глава 1

Он проснулся от очередного кошмара. Тело тряхнуло, как будто в него разрядили заряд электричества, по вискам стекал пот.

Вздохнув, остался лежать, смотря в потолок, имитирующий ночное небо. Звёзды мерцали и подмигивали, луна висела неровно, будто покачиваясь на верёвке, и климатический регулятор создавал имитацию морского берега. Несмотря не небольшой размер, капитанская каюта военного корабля была оборудована удобствами, за что вечная проектировщикам благодарность.

 - Мигль?

Зверь тут же запрыгнул на кровать, куда в другое время ему было запрещено забираться и ткнулся острым носом в бок. Потом ещё раз, и ещё, пока не стало щекотно и на лицо не выползла непрошеная улыбка.

- Что? Не успокоишься, пока на пол не столкнёшь?

Животное высунуло язык и запрыгало по кровати, как пружина, сминая лапами покрывало. Называлось оно маанок, та же кошка, только лапы длинные, обезьяньи. И мурлычет реже. И насекомых ест. Впрочем. Манок ел всё, до чего смог добраться и иногда, после особо удачной обеденной охоты принимал форму шара.

Раздался гудок будильника. Как всегда, он проснулся раньше. Не дав передохнуть, включился корабельный помощник и сообщил:

- Капитана просят в медицинский отсек.

Ну вот, что ещё там?

Тиходол поднялся, отодвигая Мигля в сторону. Тот цеплялся лапами и рычал.

Никак не уймётся Армир, опять вызывает. Чего он пристал со своим состоянием психики? Всё в норме.

Тиходол собрался, умылся холодной водой, от которой хочешь не хочешь, а взбодришься, и пошёл в медотсек, по пути здороваясь с членами команды. Делами бы заняться, вон, младший командный состав позволяет себе украшения на воротниках и слишком расхлябанную походку, а вместо этого Тиходол тратит время на врачебные закидоны.

- Себя-то давно проверял? – вместо приветствия спросил он, входя в медотсек. – Ещё вопрос, кто из нас двоих бОльший параноик.

- Конечно, ты, - без тени сомнения ответил невозмутимый Армир, не оборачиваясь и не переставая считывать данные с монитора медицинской капсулы.

Он был смуглым и тонкокостным, но сомневаться в его силе не приходилось. Тиходол помнил, как впервые увидел его – на тот момент ещё подросток Армир хладнокровно держал на весу тяжеленный пистолет и, дёргаясь при каждом выстреле, методично отстреливал парваусов. Правда, потом, после боя, его долго рвало и шатало, но Тиходол оценил крепость характера. Сам-то, помнится, при первом столкновении вообще в прострацию впал, Гавриил его на руках до корабля дотащил и несколько дней подряд приходил в медицинский отсек, пока не убедился, что Тиходол сохранил рассудок. Хотя возраст, конечно, разный, как и мир, в котором они выросли. Тиходол оружия отродясь в руках не держал, знал о его существовании только теоретически, а Армир рос среди военных и хотя учился на врача, имел представление хотя бы о том, с какой стороны пистолет стреляет.

Те события давно остались позади. Не до конца, разумеется, в кошмарах они возвращались регулярно, и будут возвращаться до последнего дня, но вслух о них друзья не упоминали.

- Я всё равно не отстану, не надейся. Хватит бегать от моих предложений! Как будто это поможет. Дело, между прочим, серьёзное. Твои показатели депрессивности зашкалили в последнюю проверку. А там и до суицидальных мыслей рукой подать.

Знал бы он, что суицидальные мысли шли рядом с Тиходолом всегда.

- Не выдумывай.

- Я врач и я сказал – тебе нужен отдых.

- Ты не врач, ты зануда.

- Тиходол, - Армир повернулся. – Я не шучу. Я направил совету по профпригодности твои данные и результаты проверки команды на моральную изношенность. Моя врачебная рекомендация – перевод корабля или хотя бы части команды в мирный флот.

- Что за бред? А парваусы?

- Они уже три года как не показываются. Конечно! – предупредил Армир споры. – Никто не утверждает, что они ушли навсегда. Конечно, мы должны быть в готовности… но кроме нас на службе уже много молодых ребят с более крепкой психикой. Теперь наше с тобой место не во фланге, а в тылу.

- Молодых? Нам даже тридцати нет!

- Но мы старики, Тиходол. Судя по данным тестов.

- Знаешь куда твои тесты нужно засунуть?

- Не бузи, командир. Что ты видел в жизни, кроме корабля и парваусов? По тестам социальной адаптации тебе восемь лет. Восемь! Задумайся только!

- Что ты несёшь, Армир?              

- Правду, друг мой. Горькую, но правду. Мы знаем, как убивать. Как командовать солдатами. Как вылечить их от ран. Но мы не знаем о той жизни, которая вне военного корабля. О городах… простых буднях, когда люди ходят по улицам, смотрят друг на друга, улыбаются, болтают и не думают, что нужно проверить радиус АМ-47529 на наличие базы парваусов, иначе те могут всего за сутки переброситься и зачистить от людей любую лежащую поблизости астероидную шахту. Мимо меня эта беда тоже не прошла, хотя я даже успел с девушкой в кино сходить. Один раз. Толку от нас сейчас мало, даже начнись нападения заново. Мы – рухлядь, снаружи крепкая да бравая, а внутри закостеневшая в одном дне. Том, что сотворило из нас солдат. Так дальше нельзя. Нам нужно восстановиться. Так что мы оба с тобой отправимся служить родине другими способами.

- Какими? Что мы умеем кроме как делать из живых парваусов мёртвых?

- Мы можем и другую работу выполнять. Какую дадут. И будем. Врач сказал – совет профпригодности прислушался. Так устроен флот.

Тиходол постоял, повесив голову.

- Ну и скотина ты, Армир. Не нужно было тогда следить за твоей судьбой и предлагать место на моём корабле. Пожалел тебя, сироту, подумал – ты, как я, теперь один во всём мире. А ты после всех этих лет вместо благодарности мне такую свинью подложил!

- А я рад, что ты меня нашёл и взял к себе. Ты мне вместо семьи, потому я и намерен за тебя переживать.  Хотя было время, мне в служебке все кому ни лень намекали, что ты просто мною заинтересовался… лично так сказать.

- Чего?

- Мы с тобой внешне очень схожи, даром что я темный, а ты светлый. Рост, телосложение, черты лица… Да и женщинами ты не особо интересуешься. Вот и чесали языками. Но я всегда знал – враньё. Просто ты увидел во мне самого себя и помог, как тебе помог Гавриил.

- Как ты меня достал, Армир, - пробормотал Тиходол и попятился обратно в коридор. – Надеюсь, сообщение твоё до совета не дошло.

Однако вскоре оказалось, очень даже дошло. И решение профсовет выдал молниеносное – Тиходол, Армир и ещё три члена команды с самыми печальными результатами тестов переведены в тыл на «подсобные работы».

Еще через тринадцать суток они привели военный корабль к докам центрального кольца и оставили его ждать другого командира. Каждый прощался по-своему, наедине, в своей каюте. Тиходол в последний раз спустился с трапа плечом к плечу с Армиром и на удивление не чувствовал, будто теряет что-то важное. Вся его сознательная жизнь была посвящена борьбе с парваусами, корабль стал его домом, Армир – братом, а Гавриил – вторым отцом. Все его мысли и стремления были направлены только на то, чтобы парваусы никогда и никого больше не уничтожили, ни один народ или расу во вселенной. Чтобы больше никто никогда не почувствовал того, через что прошёл Тиходол, не стал сиротой.

А сейчас, спускаясь с сумкой в руке, в которой поместилось всё его нехитрое имущество, он не чувствовал ничего ужасающего, не ощущал опустошения, о котором пускают слёзы старые ветераны, напившись в хлам.

Он почувствовал потерю потом.

***

«Скрепка», конечно, была не официальным названием, а бытовым. В бумагах корабль назывался «Скрипичный ключ». Тиходол руки бы поотрывал тому, кто придумал и зарегистрировал это название. Сразу понятно – открыли программу с определениями и включили рэндом, чтобы не напрягаться и не выдумывать нечто красивое. Какой к чёрту скрипичный ключ?! Но уже поздно, слишком дорого переименовывать. Вернее, денег у Тиходола хватало, на что ему было тратить на войне? Но пускать их на переименование корабля – непозволительная роскошь. Приходится сжать зубы и делать вид, будто название тебя не бесит.

«Скрепка» была переоборудована из морально устаревшего ракетоносителя в грузовой корабль. Конечно, не совсем для гражданских грузов, возить команда должна была материалы для изготовления оружия и припасы для обеспечения жизнедеятельности армии. Хотя парваусы уже не показывались, никто не верил, будто война закончилась, все подозревали, что враги только затаились на время, чтобы восстановиться и ринуться в очередной бой.

Новая команда Скрепки состояла из переведённых вместе с Тиходолом военных. Его назначили на должность капитана, Армир разделил должности врача и эконома, который занимается списком необходимых закупок, коком стал Дудило, здоровый нелюдимый мужик, который, однако, единственный из них всех прилично готовил, за погрузку, разгрузку и сохранность груза отвечал Голова, которому до пенсии оставалось отработать два года, механик и энергетик звался Мотя и единственный новый член экипажа был разболтанный Пекар, в чьи обязанности входила уборка и исполнение всех мелких поручений команды. Его посоветовали в профсовете, сказали, парню нужно обязательно летать, потому что на поверхности он сохнет и чахнет. Пришлось взять. Парень оказался чудаком, романтиком и по вечерам бренчал на гитаре, сидя у обзорного купола, но вёл себя прилично, слушался старших и на рожон не лез.

Вот таким составом они и отправились за своим первым грузом. И… к удивлению Тихохода ничего плохого не произошло, всё прошло как по маслу. Так что в следующий раз он был не так напряжён и позволял себе дежурить на час-два меньше обычного. А через дюжину полётов попривык и не помнил, с чего вообще волновался.

***

Настенный экран засветился, превращаясь в зеркало. Элидес поджала губы и стала выбирать наряд. Саполиновая ткань изначально представляла собой комбинезон, плотно прилегающий к телу, но могла менять свойства по желанию владельца. Конечно, не всегда, для этого нужно было встать в круг со специальным излучением, придающим ткани пластичность. Оно и понятно – если бы материя могла меняться в любое время, как тебе того захотелось и подумалось, вышел бы конфуз. Кто-то мог улететь в мыслях в фантазии и прямо прилюдно вырядится во что-то неподобающее. А то и вообще стать голым (саполин мог становиться прозрачным).

- Ты уже встала?

Афина вламывалась без предупреждения всегда. Вначале Элидер это дико бесило, она даже жаловалась родителям, но то ли до них не доходили сообщения (живьём они вообще виделись крайне редко), то ли им было наплевать, результат один – Афину никто и не подумал поставить на место.

И сейчас эта ужасная женщина зашла в комнату, быстро оглядываясь и убедившись, что посторонних нет, придирчиво оглядела белую ткань комбинезона своей подопечной. На ней самой был рабочий вариант – тоже комбинезон, но с карманами и не стесняющий движения, немаркого серо-синего цвета. Ни цветочка тебе, ни ленточки, ни какого другого украшения.

- Думаешь, что надеть?

- Угу.

- Опять букой сегодня заделалась? Не с той ножки поднялась?

- Афина!.. – Впрочем, ругаться с ней толку ноль, не поможет. – Оставь меня в покое! Одеться, по крайне мере, я могу без чужих глаз?

- А я думала, мы подружились, - буркнула охранница, перекрещивая руки на груди.

- Ещё чего. Ты мне даже не нравилась никогда.

- Разишь в самое сердце! – покачала та головой.

- С чего бы это? Ты вроде на работе и деньги получаешь. Вот когда будешь меня охранять только потому что хорошо ко мне относишься, тогда и с моей стороны жди ответной симпатии. Мы со всем разобрались?

Афина покачала головой.

- Неудивительно, что у тебя поклонников нет, с такими-то речами.

- Я просто правду говорю!

- И кто её спрашивает?

- А как…

Элидес растерялась.

- Как иначе? Да просто делай вид, будто всё тебя устраивает. И потом… неужели мы не можем быть подругами даже если я на тебя работаю? Вот смотри – нам же весело бывает вместе, верно? И я могу сейчас не болтать с тобой, это мне работать не помешает. Сяду в угол, надену чёрные очки и буду играть в шпионов. Но я смотрю на тебя надутую и мне улыбаться хочется. Ты чего дуешься-то? Что-то случилось?

Элидес вздохнула и принялась менять костюм. Длинное платье… ну, пусть лиловое, рукава тоже длинные, до кончиков пальцев. Под грудью – шнуровка.

- Эли… Ну что произошло?

Ну вот, теперь с ней говорят, как с пятилетней девочкой.

- Да ничего не случилось!

- Почему ты тогда пыхтишь и пятнами красными покрываешься?

- Я в порядке.

- И платье длинное-длинное выбрала, строгое дальше некуда. Ужин не удался?

- Всё в порядке, сказала! – Элидес со злостью прикусила губу.

- Неужели опять? – Ахнула Афина. На вчерашнем ужине она не присутствовала, потому что он проходил дома, а дома своя охрана.

- Да, опять! – не сдержалась Элидес. – Почему бы и нет?

- Ну, не расстраивайся… Ты обязательно…

- Да, конечно, миллион раз слышала! Найдёшь того, кто полюбит тебя за твою красоту и доброту!

Элидес с ненавистью уставилась в зеркало. Ладно, худоба, с этим можно смириться, пусть даже мужчины любят обнимать что-то более объёмное, особенно в некоторых местах. У Элидес ни груди, ни попы, хотя она перепробовала, кажется, всё: и много есть, и качаться, остался только вариант сделать нужное искусственно. Но вот уж пусть выкусят!

Но это одна беда. Вторая – рост. Элидес была высокой, просто дылдой. Тощей дылдой. Волосы, правда, у неё красивые, но лицо вытянутое, глаза узкие и с ушами какие-то проблемы. В общем, она сама себя не любила. Хотя нет… себе она нравилась, вот так, когда смотрела на себя в зеркало. Статная, даже царственная, гордая… Но поставь рядом пару красоток, и вся эта стать теряется на фоне полуголой груди. Кому нужна стать, когда губы пухлые и ярко-красные, а в комплекте приглашение переночевать?

Элидес вздохнула.

- Ну ладно, ладно, не буду приставать. А знаешь что? – Афина вдруг выпучила глаза, с ней такое случалось когда в голову приходила идея. Нет, не так – ИДЕЯ. - А давай отправимся проветриться на Шаралез?

- И что я буду делать в этом ободранном баре? – прищурилась Элидес.

- Да ты что! Туда со всей Федерации слетаются, чтобы выпить пива, ну или вина, коктейльчик, послушать старую музыку и познакомиться с приятными людьми. Очень душевное место! Ни пьяных, ни драк, только вменяемые люди. Интересные взрослые мужчины. Вот ты любишь, - Афина скривилась. – Зеленое пиво и сухарики, и чтобы тёмное некрашеное дерево вокруг. И вежливые реверансы. Там и для тебя такой бар найдём! Ну, слетаем? Чего нам терять?

- Не сейчас, - Элидес ещё разок себя осмотрела, чтобы убедиться – всё в порядке. – Позже.

- Почему не сейчас-то?

- Дела у меня.

- Да какие у тебя могут быть дела?

 - Хочешь сказать, я бездельница? – возмутилась Элидес.

- Хочу сказать, что все твои дела не стоят и одного вечера в Шаралезе!

- Там будет как всегда! – крикнула Элидес, круто разворачиваясь. – Как обычно там будет!

- А вот я говорю – нет!

- Да почему нет-то?!

- А кто знает, что мы туда собрались? Только нужно моментально собираться и вылетать. А там приоденем тебя, непривычно накрасим – и снова заново родишься.

- Не поможет.

- На что спорим?

Спорим? Это уже интересно. Элидес откинула голову и улыбнулась.

- Один день без присмотра. Совсем.

- Это перебор. – Афина тут же стала серьёзной.

- Ну, пожалуйста, Афиночка, ну, прошу тебя. Один день.

- Какой ты всё-таки ещё ребенок! Как я могу тебе дать один день? Ты глупостей наделаешь, а я буду мучиться муками совести до конца жизни, не говоря уже о том, что останусь без работы. Нет, не пойдёт.

- Я так и знала! – Закричала Элидес, всплеснув руками. – Что ты собственным словам не веришь! Так на кой туда лететь, если всё будет как всегда?

- Ладно, стоп, успокойся! Я не могу просто взять и оставить тебя одну на целый день, это непрофессионализм. Но могу пообещать… целый день делать вид, будто меня нет, просто стоять позади, следовать куда захочешь и молчать. Клянусь! Потом, конечно, всё выскажу, но заранее ни-ни!

- Как-то не очень звучит. – Хмурилась Элидес. С другой стороны, она вооюбще не рассчитывала на согласие. Только в сказках бывает, что человек такого ранга забывает о своей работе из-за спора. – Толку от свободы, если ты будешь следом волочиться?

- Я сделаю так, что ты меня не заметишь. До определённого времени.

- Это уже лучше.

На безрыбье, как говорится, и рак рыба. Хоть какой-то плюс от спора, на большее рассчитывать не приходится.

- Договорились! – Элидес с азартом хлопнула по протянутой руке Афины. – Летим на днях. Никому ни слова. Просто утром я тебе скажу – сегодня день пива, и сразу вылетаем. Но только на один вечер!

- Почему всего на один? Лететь семь часов ради одного вечера? Давай на недельку?

- Ну, там посмотрим…

Элидес покосилась в зеркало и, подумав, укоротила платье до щиколоток, да и поярче цвет сделала. И воланчик не помешает, а то совсем грустно.

- Договорились. – Подтвердила Афина, снисходительно следя за изменениями наряда. – Теперь можешь заниматься своими суперважными делами.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям