0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Отражение ночи (эл. книга) » Отрывок из книги «Отражение ночи»

Отрывок из книги «Истории трёх королей. Отражение ночи (#1)»

Автор: Севенкова Альбина

Исключительными правами на произведение «Истории трёх королей. Отражение ночи (#1)» обладает автор — Севенкова Альбина Copyright © Севенкова Альбина

Глава I

 

                        Я дождусь. Снег растает, и вешняя вода унесёт мою печаль.

 

Огонь свирепствовал и пожирал огромный замок, уничтожая ночную мглу вокруг. Юный король мрачно усмехался, глядя на разыгрывающееся действие. В его черных глазах отражались языки пламени, а на темные длинные волосы падали крупные хлопья снега. Казалось, что он не замечал ни холода зимней ночи, ни жара догорающего прибежища лютого врага. Лица двух его подданных, стоявших рядом, словно отражали то же презрение и равнодушие.

Воины королевской охраны бросили к их ногам изможденного человека.

- Ты - выходец из преисподней! Змееныш, жаль, что я не прикончил тебя тогда, когда ты был сопляком!

- Все надо делать вовремя, - сказал монарх с мрачной насмешкой. – Как это у тебя не получилось? Ведь ты сильно старался.

Лицо герцога обезобразил оскал. Он сплюнул на снег кровью и с трудом встал на колени.

- Да, и не только я. Если ты хотел это узнать.

- Не утруждай себя оглашением списка, червяк, - бросил властитель, отправляя в ножны тяжелый меч. – Их всех уже почти нет. Предатели окончат свои дни в стенах Холодной башни.

Поверженный вздрогнул, и это не укрылось от взора короля.

- Я могу просто казнить тебя.

Герцог взглянул в глаза своего врага с надеждой и мольбой.

- Скажи мне, кто этот маг?

Взгляд приговоренного потух, а в голосе его собеседника зазвенел гнев.

- Кто он? Тот, кто смог в одиночку положить целый твой легион и никого при этом не убить. Это невозможно! Но я сам видел. Две сотни закаленных воинов! Магов! Ты ведь был там!

Окровавленные губы герцога дрогнули и сложились в кривую ухмылку.

- Ты думаешь, если бы я знал кто он, ты бы оказался на троне? Этот кто-то обставил меня и всех последователей ордена Золотого льва. И в стране снова правят Вороны под твоим предводительством, щенок. Ты представить себе не можешь, сколько раз мы пытались подобраться к тебе…

 Король Робин равнодушно отвернулся.

- Повесить? – спросил Артур – юноша с длинными рыжими волосами, почти не меняя надменной позы, в которой пребывал на протяжении разговора.

- В башню, - приказал король.

Артур коротко кивнул воинам.

- Нет! – закричал пленник. – Нет! Ты не можешь так поступить! Будь ты проклят! Ты уже проклят! Ты последний из рода!!!

Красивое лицо удаляющегося Робина ничего не выражало. Его неизменные спутники, преданные Артур и Эдвард, шли немного позади.

- Собери отряд, - бросил Робин русоволосому Эдварду. – Уезжаем.

Юноша повернулся и неожиданно был атакован невесть откуда взявшейся седой женщиной.

- Ваше величество! – ее резкий голос пронзил морозную тишину.

- Ты ошиблась, ведьма, - холодно сказал Эдвард и одним движением оттолкнул от себя старуху, успевшую обхватить его колени.

- Чего ты хочешь? – спросил монарх, окидывая незнакомку усталым взглядом.

- Я... - растерялась та. – Я… есть предсказание.

- Что ты можешь предсказать, если даже не смогла меня узнать?

- Не суди так строго, юный король. Мне осталось жить лишь несколько часов.

- Говори, - тяжело вздохнул Робин.

- Я прошу, забери отсюда мою правнучку. У нее никого не останется после того как я умру. 

            Мужчины заметили тень, шевельнувшуюся неподалеку. Артур шагнул вперед и вытащил из-за сугроба девушку-подростка в серых лохмотьях.

            - Солдаты, - обратился король Робин к собравшемуся отряду. – Кто возьмет ее в жены?

Артур обхватил почти детское лицо рукой в черной перчатке и повернул его к свету.

            - Я, ваше величество, - раздался голос из толпы.

            Безликий воин подошел ближе, снял плащ и, завернув в него девушку, посадил на коня. Эдвард, поняв кивок короля, бросил воину мешок с монетами.

            - Уходим, - лениво произнес Артур.

Монарх первым легко вскочил в седло своего вороного жеребца. А ведьма, тем временем, вышла из оцепенения, подбежала к нему и схватилась за стремена.

            - Ты не выслушал меня! Есть женщина, которая сможет подарить тебе наследника! Она последняя из пришедших!

Робин молча взирал на свою странную собеседницу, демонстрируя глубокое безразличие, и уже трогал уздечку.

            - Анна Рейн. Ее имя Анна Рейн!

Всадники мчались навстречу ночи следом за своим монархом, а ведьма еще долго задумчиво смотрела им вслед.

            Королевский замок, построенный из черного камня, давил на обывателей своим мрачным величием. В своей спальне Робин задумчиво смотрел на очаг, в котором свирепо играли языки пламени. Он лежал на кровати, застеленной шкурами белых медведей, и перебирал золотые волосы своей спящей любовницы.

            Раздался условный стук, и дверь распахнулась. В комнату вошел Артур и протянул ему пожелтевший свиток. Тот слегка приподнялся на постели, провел рукой над головой блондинки, магически сделав ее сон глубоким и, встряхнув бумагу одной рукой, пробежался по ней взглядом.

Тем временем Артур, совершенно не обращая внимания на полуобнаженную красавицу, вальяжно занял обитое кожей кресло возле огня. Он испытующе вглядывался в лицо короля.

Робин легко вскочил с ложа и встал рядом с Артуром. В полумраке его совершенное, полное жизни тело, смотрелось особенно завораживающе. Он бросил свиток в огонь.

- Магический щитообразователь наконец-то найден, - вполголоса произнес сидящий юноша. – Это место близко. За полдня мы сможем съездить туда и вернуться обратно.

- Кому доверен ключ от пещеры? – поморщившись, спросил Робин.

- Анне Рейн.

- Кому? – в голосе короля послышались несвойственные ему нотки изумления.

- Я сам удивился, что Грей Лисборн, заработавший репутацию женоненавистника, доверил ей ключ.

- Это имя, - протянул Робин.

- Да, это о ней говорила та сумасшедшая прорицательница, - отмахнулся дворянин.

- Ты послал к ней за ключом?

- Нет, приказал ей явиться ко двору.

- Зачем? – король удивился еще больше.

- Магическая зависимость. Только она сможет открыть дверь в пещеру.

- Что-то тут точно нечисто. Что ты о ней узнал?

- Графиня Рейн. Владелица провинции у черта на куличках. Там неплодородные земли, практически пустыни. Никуда не выезжала последние пятнадцать лет. Воспитала племянника, он уже взрослый.

- Кто племянник?

- Герцогство по соседству. Наследник земель Одена.

После этих слов Робину показалось, что пламя в очаге полыхнуло с несвойственной ему силой. Он перебил говорившего Артура.

- Наследник Одена?! Я искал его, а он преспокойно рос в пустыне? Кто такая эта Анна Рейн?!

- Ты его искал? – на этот раз пришла очередь удивляться Артуру. – Зачем?

- Кто такая Анна Рейн?

- Я уже рассказал все, что знаю. Данных в архиве о ней почти нет. Если только…

- Что? – в нетерпении юноша даже наклонился к собеседнику и схватился за поручни кресла.

- Твоя суженая! – расхохотался Артур. – По возрасту она тебе в матери годится. Да еще, наверное, страшна, как смертный грех. Недаром никто замуж не взял, даже с графским титулом.

Робин снисходительно подождал, пока смолкнет гомерический смех подданного и провещал:

- А теперь заканчивай тупить. Наследник Одена, благодаря своей родословной, имеет столько же прав на престол, сколько и я.

Ответом монарху стали широко раскрытые глаза рыжего Артура и выступившие на лбу капли пота.

- А если учесть, что у него, скорее всего, могут быть дети, в отличие от меня, то сделай вывод, на чьей голове будет лучше смотреться корона?!

Сказав это, Робин одной рукой смял выкованный из тяжелого металла кубок с вином, а его подданный, увидев это, поспешил ретироваться в холл. Выбегая через дверь, он на полном ходу врезался в Эдварда, шедшего навстречу.

- Что? - спросил воин-целитель, остановив друга железной рукой.

Вслед Артуру вылетела смятая посуда и раздались ругательства.

- Он, оказывается, все это время наследника Одена искал! – прозвенел рыжеволосый. – Да! Я же должен был об этом догадаться! Я - прорицатель в третьем поколении!

Эдвард не успел ответить, как из спальни выскочил разгневанный король и прорычал:

- Вы еще здесь?! Поднять все архивы, всех допросить, чтобы завтра была нужная информация и родословная лежала у меня на столе.

- Чья? – не удержался глава клана Медведей.

Вместо ответа в них снова полетела поднятая с пола многострадальная посуда.

           

Утром Артур и Эдвард ждали короля в зимнем саду возле фонтана. Неяркие солнечные блики играли в рыжих волосах Артура.

- Все архивы засекречены. Я такой защиты ни разу не видел. И стоит королевская печать.

- Самого Льва Седьмого?

- Да. А одно предсказание ведьмы сбылось. Подоспели как раз на ее похороны. Ее малолетняя правнучка не знает ничего.

В оранжерею величественно вошел Робин Первый.

- Доброе утро.

Главы кланов недоуменно переглянулись. Король продолжил:

- Сколько времени уйдет на то, чтобы взломать защиту?

- Не меньше недели, - отчеканил Артур.

- Когда приедет графиня?

- Ну, я дал три дня. Сам понимаешь: тетки, кареты, кринолины… Сейчас встреча с военным министром. У него много интересного накопилось.

- Да, - холодно сказал Робин. Все это интересное я знаю наизусть. Если Арения и Пиран объединятся, нас разорвут на части. И такой поворот событий – вопрос времени. И еще - Линею отошли из дворца.

- Это твою последнюю любовницу? – спросил Эдвард.

- Последнюю? Типун тебе на язык, - ответил светлейший монарх.

- И что с ней делать? – вклинился Артур.

- Выдай замуж, - бросил король.

- Она уже замужем, - не сдавался рыжеволосый.

- Тогда надари подарков и отправь к мужу, - снова отмахнулся Робин.

- Да, это ты правильно, Робин, - вдруг сказал Эдвард, загадочно сияя зелеными глазами. – У тебя же теперь нареченная есть. Тебе не до любовниц.

Раздался дружный хохот, и Робин поморщился.

            Пока приятели предавались веселью, в проеме появился дворецкий и обратился к первому лицу:

            - Ваше величество, графиня Анна Рейн просит аудиенции.

            - Что?! Она что, за ночь добралась сюда что ли?! – в один голос вскрикнули представители высшей аристократии.

            - Велите пропустить, - приказал Робин, переглянувшись с друзьями.

            Все трое с любопытством уставились на двери.

            - Графиня Анна Рейн, - объявил дворецкий и трижды стукнул посохом в пол.

От видения, которое вскоре предстало, у всех троих перехватило дыхание.

Она была красива и юна. Однако вовсе не физическое совершенство приковывало к ней взоры. Идеальная красота среди придворных дам – не редкость. Карие глаза, темные необычно густые волосы, тонкий стан, совершенные черты лица и нежный румянец будто отходили на второй план перед идущим от этого существа теплом. Юный король на миг вдруг потерял чувство реальности. Казалось, что пока она рядом, с ним не случится ничего плохого.

            Тем временем, девушка, робко оглянувшись и вопросительно посмотрев на него, подошла ближе и сделала реверанс.

            - Здравствуйте, ваше величество, милорды.

Эдвард и Артур поклонились в ответ.

- Я привезла ключ по приказу вашего величества, - она прервалась, просунув руку в полы скромного плаща, из-под которого выглядывало не менее скромное дорожное платье.

- Мадам, вы в своем уме? – вдруг резко пронзил тишину ледяной голос короля.

Гостья испуганно и недоуменно посмотрела на монарха.

- Простите, ваше величество?

- Явиться на прием к главе государства в фальшивом магическом облике? Чем вы думали?! И как вы прошли через арку, ведающую всех? Придется вам помочь смыть это безобразие.

Робин схватил прекрасную особу за руку и, резко крутанув вокруг оси, отправил в фонтан. От неожиданности стоявший неподалеку дворецкий охнул, Артур и Эдвард закашлялись, а вот Анна, оказавшаяся в воде, не издала ни звука. Толчок получился настолько сильным, что она не удержалась на ногах и села прямо в чашу.

Переливающиеся серебром струи промочили ее насквозь. Смешно шмыгнув носом, графиня убрала с лица мокрые пряди и спросила:

- Мне уже можно выйти? Или ваше величество прикажет посидеть здесь еще какое-то время?

Пока король пристально изучал ее, на его лице не дрогнул ни один мускул, вот только в черных глазах зарождался странный блеск.

- Выходите, - бросил он.

Анна встала, отжимая мокрый подол и не замечая жадных взглядов молодых мужчин, направленных на нее.

- Герцог Ланберский – военный министр, - раздался зычный голос дворецкого, заставивший всех присутствующих забыть о фонтане.

Военного министра – сурового мужчину с седеющими висками часто сравнивали с ледяной глыбой, многим казалось, что он вовсе не способен проявлять эмоции. Мужчина вошел в оранжерею, как всегда подтянутый, невозмутимый, человек-айсберг, безропотный винт государственной машины, который с одинаковым выражением лица подает рапорт королю и отдает приказ солдату. Чеканя шаг, он прошел мимо мокрой дамы, даже не взглянув в ее сторону и не выказав никакого удивления.

- Рад приветствовать вас, ваше величество. Милорды. Это свежие отчеты о состоянии нашей армии на сегодняшний день, - произнеся это, герцог передал внушительную кипу бумаг подошедшему Артуру. – Здесь же мои предложения по улучшению ситуации с обороной государства.

Министр выжидающе посмотрел на своего монарха и машинально вслед за ним перевел взгляд на леди Рейн. Юноши застыли, впервые увидев эмоции на лице герцога.

- Анна! – хрипло вскрикнул Ланбергский. И в неконтролируемом порыве бросился к стоящей у фонтана женской фигуре.

- Что с тобой?! – одним магическим щелчком он высушил ее одежду и поцеловал руку. – Как ты сюда попала?!

- Я, - графиня замяла ответ, улыбаясь. – Я так рада тебя видеть Грог.

- А ты стала еще красивее и моложе, - задумчиво продолжил герцог, окидывая собеседницу долгим взглядом.

- Спасибо, - Анна смотрела прямо ему в глаза.

- Я не видел тебя столько лет, как ты?

- Мне повезло, последние годы я жила в тишине и спокойствии. 

- Я рассмотрю ваши предложения, герцог, а пока можете быть свободны, - послышался холодный голос короля.

Восторженное выражение на лице военного министра медленно исчезло, уступая место прежней безжизненной маске.

- Слушаюсь, ваше величество, - произнес герцог Ланберский и, еще раз поцеловав руку дамы, вышел.

- Итак, леди, вы привезли ключ, - снова заговорил король.

- Да, ваше величество, вот он, - Анна протянула неприметный серый мешочек.

Забирая металлический предмет, Робин постарался коснуться ее пальцев, пытаясь задержать контакт, а вот графиня намеренно быстро убрала руку. Он вдруг почувствовал едва уловимый аромат горных цветов, идущий от нее.

Криво усмехнувшись, венценосный красавец вынул ключ, который тут же заблестел при дневном свете.

- Леди Рейн, вам известно, что дверь в пещеру сможете открыть только вы?

- Да, ваше величество.

- Завтра утром вы поедете с нами.

- Как прикажет ваше величество, - Анна отвечала на одной ноте.

- Ехать придется верхом, вы готовы к этому, мадам? – вклинился в разговор Артур, одаривая гостью насмешливым взглядом серых глаз.

- Думаю, что справлюсь, милорд, ведь сюда я тоже приехала верхом.

Эдвард хмыкнул. Все трое были выше графини на голову и находились слишком близко.

- Как я уже говорил, через скалы мы доберемся до места часа за четыре, - напомнил Артур. – Но эта дорога опасна. Местные камни поглощают всю магию. В результате рассчитывать придется только на оружие. И, в случае чего… Я предлагаю ехать в окружную.

Юный король поморщился:

- Едем прямо, выступаем утром.

Он посмотрел на графиню, которая очень внимательно слушала Артура.

- Вы что-то хотели сказать, миледи? – вопрос прозвучал с издевкой.

- Если вы позволите, ваше величество.

Ответом послужил легкий кивок и пронзительный взгляд черных глаз.

- Я согласна с лордом Керном, там действительно очень опасно.

- Но вы будете под нашей защитой, графиня, или вы сомневаетесь, что мы сможем уберечь вас от беды? – в голосе Эдварда звучал сарказм.

- Что вы, - Анна опустила глаза. – Нисколько.

- Вот и хорошо, - вновь заговорил король. – Сегодня вечером состоится бал, и вы приглашены, леди.

- Благодарю вас, ваше величество. Я не люблю светские увеселения. Нельзя ли этого избежать?

- Это никак невозможно, - в голосе юного монарха снова появился сталь.

- Хорошо, как прикажете, - Анна мягко коснулась рукой горла, будто сказанное причинило ей боль.

- Бальный наряд вам принесут.

- Вы очень добры ко мне, ваше величество, я не заслуживаю такого внимания. И прошу вас не беспокоиться, я найду праздничное платье.

Робин выдержал паузу.

- Что ж, не стану заставлять вас принимать подарки, сударыня. Вы можете идти.

Поклонившись, Анна быстрым шагом покинула помещение.

Как только за ней закрылась дверь, Робин вопросительно взглянул на Эдварда.

- Никаких чар, - растягивая слова, сказал тот. – Небольшой дар исцелять и все. Пришла в своем истинном облике.

- И как такое может быть? – удивленно спросил Артур.

- Не знаю, - покачал головой русоволосый юноша, окинув взглядом бушующую тропическую зелень, так похожую цветом на его глаза. – За всю изученную мной историю целительства, не встречалось ничего подобного.

- В том, что это действительно она, сомневаться не приходится, - мрачно произнес Робин. – Вы видели этот щенячий восторг военного министра?

- Да я своим глазам не поверил, думал иллюзия, - хмыкнул Артур.

- Если ей удалось сотворить такое с ним, то, что она делает с остальными? – Эдвард задал риторический вопрос.

- Вот и проверим, - нехорошо улыбнулся владелец престола.

 

Анна вошла в предоставленную ей комнату – полуподвальное сырое помещение, где едва брезжил дневной зимний свет. Графиня иронично улыбнулась, увидев, как с потолка капает влага на кровать. Она вздрогнула, когда в дверь осторожно постучали и спросила:

- Кто?

- Анна, это - Геред, открой, пожалуйста.

Девушка повернула рычаг и бросилась в объятия седого старика.

- Осторожно, задушишь, - шутя сказал он, обнимая ее слабыми руками.

- Как ты? – выдохнула Анна, вталкивая его в комнату и закрывая тяжелую дверь.

- Бывало лучше, - прокряхтел Геред, оглядываясь. – Я смотрю, тебе самые роскошные апартаменты выделили? Здесь когда-то была тюремная камера.

- Да, старые друзья не дремлют, - засмеялась графиня и сдернула с себя плащ. – Не переживай, переночую на конюшне. Там у них порядок. А здесь и простудиться недолго. Она испытующее вглядывалась в глаза собеседника.

- Несколько часов осталось, - сказал он, опуская взгляд. – Рад, что успел тебя увидеть.

Анна молчала. Старик продолжил:

- Всю жизнь отдал этому склепу. Служил-служил и ничего не заслужил, даже внучку единственную защитить не смог.

- Твой правнук родился после того, как ее обесчестили?

- Да. Мой светлый мальчик не знает ни матери, ни отца. Он очень болен и, думаю, вскоре отправится вслед за мной.

- Я видела у ворот белокурого пажа, страдающего непроходящей чахоткой, это – он?

- Да. Целители старались, но эффект был лишь временным.

- Страдания матери не прошли для него даром. Я позабочусь о нем. А ты не думай о смерти. Отдохнешь там наверху и вернешься, я буду ждать тебя здесь. И это неправда, что жизнь твоя прошла напрасно. Благодаря тебе, неприметному и отчаянно смелому клерку еще существует это государство и спасены миллионы жизней, в числе которых и моя.

Лицо Гереда просветлело, он смог распрямиться и прямо посмотреть на Анну.

- Возьми, - протянул он ей свиток. – Ты знаешь, что делать с этим. Ухожу, не прощаясь.

 

Огромный бальный зал, освещенный факелами и свечами из белого воска, пестрел от ярких нарядов дам. Все разговаривали вполголоса, но и от этого в помещении поднялся невыносимый гул.

Облаченный в черный костюм с серебряной вышивкой, юный король стоял у большого окна, разглядывая холодные сугробы. Фон из белого снега за стеклом подчеркивал его изящный силуэт и смуглую кожу.

К окну подошел рыжеволосый Артур, не уступающий в красоте и стати своему королю. Зазвучала услаждающая слух музыка, и пары закружились по залу.

- Торжество в разгаре, а нашей гостьи нет. Она осмелилась нарушить приказ? – спросил Робин.

Его подданный презрительно хмыкнул и вдруг уставился на проход. Король проследил за его взглядом и увидел женскую фигуру в неброском зеленом платье, не отличающемся откровенностью, зато подчеркивающем все достоинства фигуры. И любоваться там действительно было чем. Анна выглядела совершенно иначе, чем при первой их встрече. Гордо поднятая голова, прямой стан и холодное выражение лица приковывало к ней взоры присутствующих.

Оставивший свою партнершу по танцам Эдвард, одетый в зеленый костюм, также увидел ее и услышал восхищенный шепот:

- Кто эта юная красавица?

Все звуки слились в неразборчивый шум, когда внезапно почти рядом он услышал испуганный вскрик:

- Пиранская роза!

Глава клана Соколов оглянулся, пытаясь найти говорившего, но ему это не удалось. Тем временем Анна остановилась в дальнем темном углу, стараясь не привлекать к себе внимания. Эдвард направился к ней, прислушиваясь к разговорам.

- Что это за украшения?

- Черная сосна.

- Дерево? – усмехнулся кто-то.

- Она дороже драгоценных камней в несколько раз.

Леди Рейн не обращала внимания на шепотки и вела себя так, будто находилась далеко.

- Графиня, - Эдвард появился перед ней внезапно.

- Милорд, - девушка сделала глубокий реверанс.

- Вам не нравится праздник?

- Я уже говорила, что не люблю подобные светские мероприятия. Это ничем не отличается от других.

Лорд усмехнулся:

- И что, даже танец мне не подарите?

- В этом я точно могу вам отказать, - улыбнулась Анна. – Несмотря на то, что вы тоже в зеленом.

Эдвард не смог скрыть удивления:

- В таком случае простите за беспокойство, мадам.

Графиня кивнула.

 

Робин и Артур по-прежнему стояли у окна, наблюдая за приближающимся к ним Соколом.

- Что же ты не пригласил госпожу Рейн на танец? – иронично спросил герцог Керн.

- Она ответила отказом.

- Что?! – в один голос спросили юноши. – Тебе?

- Похоже, она вообще танцевать не планирует, - сказал Эдвард, наблюдая, как от Анны ни с чем уходит еще один кавалер.

- Это что-то интересное, - задумчиво произнес Робин.

Тем временем к Анне подошел герцог Ланберский.

- Министр? – спросил Артур. – А это что еще за сопляк рядом с ним?

- Это его сын, - ответил Эдвард, рассматривая стройного голубоглазого блондина.

- Посмотри, она пошла с ним танцевать, - продолжил Артур.

 

Король оглянулся и увидел образовавшуюся пару, которая сразу же привлекла к себе всеобщее внимание. Анна улыбалась партнеру тепло и искренне, что почему-то взбесило его. Вдвоем они словно летали по залу под быструю музыку.

Графиня Рейн попрощалась с герцогом и его сыном, который смотрел на нее восторженными глазами, и уже повернулась к выходу, как вдруг наткнулась на мужчину в темном. Подняв глаза, она встретилась взглядом с венценосной особой.

- Вы торопитесь уйти, леди? – спросил король.

- Да, - коротко ответила девушка.

- Тогда потанцуйте со мной напоследок.

- Это приказ, ваше величество?

- Вам не говорили, мадам, что дерзость подданных может иметь неприятные для них последствия, – спросил Робин, сдерживая ярость в голосе.

- Говорили много раз, - Анна не отвела взгляда, нисколько не испугавшись.

Юноша рванул ее к себе, не заботясь о том, что может навредить.

- Скажите, госпожа Рейн, по каким принципам вы выбираете себе партнеров для танцев? Вы с такой легкостью отвергли первых лиц государства, которые обладают богатством и недурной внешностью.

Анна удивленно подняла брови, отчего ее лицо снова приобрело ту детскую непосредственность, которую королю пришлось увидеть накануне.

- Я даже не знаю, что ответить вам, мне в голову не приходило отбирать кавалеров по таким критериям.

- Да? И почему же вы встали в пару именно с младшим Ланбергским, его отец не оставляет ему ничего, потому что беден, как церковная мышь. Он был вашим любовником?

Робин с удовольствием проследил, как по лицу Анны пробежала тень.

- Он подарил ему честное имя, что уже немало. У этого юноши чистая душа, я уверена, что он будет счастлив в любви так же, как его отец. Благодарю за приглашение, ваше величество.

Музыка еще не закончилась, когда Анна прервала танец, улыбнувшись, поклонилась королю и покинула зал.

Она уверенно шла по лабиринтам замка и уже была недалеко от своей спальни, как вдруг на ее пути оказался герцог Эдвард Эреман – глава могущественного магического клана Соколов.

- Я чем-то могу вам помочь, милорд? – спросила Анна, которой не удалось пройти мимо.

- Оставим чересчур вежливый тон, - резко сказал юноша и криво улыбнулся. – Я предлагаю вам, сударыня, провести эту ночь в моей удобной спальне.

Анна снова поднесла руку к горлу, как будто оно у нее болело, и немного отступила назад.

- Милорд, вы так уверены в комфорте собственной спальни. Это вы еще моей не видели. В предоставленном мне помещении блестящее убранство. Уверяю вас, там мне будет значительно лучше.

Она поспешила пройти, но это не удалось, так как молодой человек снова преградил ей дорогу.

- Скажи, сколько у тебя было любовников? – спросил он, наблюдая, как Анна с трудом берет себя в руки, которые начинают дрожать.

- Я точно не помню, - она отвечала так, словно делала в уме какие-то расчеты. – Но если вы подождете, сударь, я предъявлю список, он у меня дома остался.

Эдвард надвигался на нее, продолжая нехорошо улыбаться.

- В этом нет нужды, можно проверить здесь и сейчас. Вы все безмозглые куклы, умеющие только хлопать ресницами и неустанно наряжаться в тряпье.

Он вплотную прижал ее к стене, обхватив руками за талию, и вдруг быстро отпрянул.

Растрепанная Анна тяжело оперлась о стену, зрачки Сокола расширились, а дыхание стало тяжелым и прерывистым.

- Ну что, целитель, узнали, что я обошлась без любовников? Можно вас слезно попросить сохранить данный факт в тайне, а то если об этом узнают, меня в Холодную башню отправят.

Бледный юноша безмолвно смотрел на нее и тяжело дышал.

- А знаете, Эдвард, я помню вашу мать, у нее были такие же чудесные глаза изумрудного цвета. 

- Не говори мне о ней, слышишь, ты - ведьма, - прошипел молодой человек.

Девушка провела руками по лицу, словно пытаясь снять с него усталость, и продолжила:

- Эта «безмозглая кукла» пожертвовала своей репутацией и жизнью, чтобы спасти вас и оставить главой клана. Заранее зная, что сын, который был для нее смыслом жизни, возненавидит ее. Как страшно…

В глазах у графини мелькнули слезы, но лишь на миг.

- Что ты несешь, дрянь? Откуда ты знаешь ее?

Он схватил Анну за плечи и стал трясти, та не сопротивлялась, лишь смотрела ему в глаза из-под выбившихся прядей.

 - О, это просто, меня записали после нее в очередь на эшафот.

Последовала пауза.

- Нас содержали здесь в замке. В тесном подвале западного крыла этого строения, там под большим камнем есть тайник, думаю, в нем до сих пор лежит ее переписка.

Сокол отпрянул от нее как от чумной. В его висках стучала кровь.

Анна словно отклеилась от стены и, пошатываясь, пошла прочь по серому коридору.

 

Робин возлежал на кровати в собственной спальне, а рядом взад-вперед ходил Артур.

- Я прекрасно понял необходимость этих стратегий, поэтому ты можешь не ночевать у меня сегодня, дорогой, - сказал король.

- И ты не обидишься? – в тон ему произнес глава клана Медведей.

Робин наклонился, чтобы снять сапоги, как вдруг дверь открылась, и влетел Эдвард.

Артур открыл было рот, чтобы отпустить шутку, но, увидев смертельную бледность на лице друга, сразу же закрыл его.

- Мне нужны магические пароли от подвалов в западном крыле.

Взглянув на него, Робин снял браслет с левого запястья.

- Вот возьми, любая дверь откроется при прикосновении.

Сокол схватил вещицу и вылетел в коридор, не заметив, что друзья последовали за ним.

Возле двери в подвал их ждал клерк с магическим определителем в руках и двое воинов, одним из которых был начальник королевской охраны.

Не выдержав прикосновения браслета, тяжелая дверь открылась и из подвала вырвался затхлый воздух. Эдвард щелчком зажег факелы в помещении и рывком опрокинул лежавшую на полу тяжелую каменную плиту. Пошарив рукой в обнаруженном тайнике, он вытащил пожелтевшую стопку бумаг. Распечатывая конверты один за другим, дворянин передавал их клерку, а тот проверял листы и складывал в аккуратную стопку.

Когда работа была закончена, служащий твердо произнес:

- Все предъявленные письма подлинны и соответствуют заявленному авторству.

Блеск зеленых глаз Эдварда стал лихорадочным. Он кивнул начальнику охраны и тот подошел ближе.

- Барона Элларда, графа Лиса и графа Террона немедленно арестовать и доставить во дворец. Если попытаются бежать, казнить на месте.

- Но как это возможно? Знать не одобрит этого, - запротестовал начальник охраны.

Не владеющий собой Сокол схватил военного за грудки.

- Вы не поняли приказ? – раздался тихий и оттого еще более грозный голос короля Робина.

- Нет, я все понял, - робко ответил воин.

- Выполнять, - произнес король, кивком указывая на дверь. Он подошел к клерку и, взяв у него письма, быстро их просмотрел. – Вот как…

Стоявший рядом Артур также увидел содержимое бумаг.

- Эд, ты как?

- На рассвете выступаем, - безучастным голосом произнес Сокол и ушел прочь.

 

В полудреме Анна лежала на душистом сухом сене и смотрела на свою подругу, возникшую в сознании.

- Если ты не вернешься в течение четырех дней, я выеду следом и разнесу этот каменный туалет на части.

- Все хорошо, не беспокойся, Рогнеда. Я скоро приеду.

- Конечно, я чувствую, что у тебя все хорошо. С кем ты там общаешься вплотную? У власти три клана, я ведаю их устремления и помыслы. Надеюсь, у них хватит ума вести себе прилежно.

Анна застонала:

- Ты сейчас дома и можешь делать, что хочешь, а мне завтра ехать через эти проклятые скалы, давай спать. Одному черту известно, что меня там ждет.

Рогда исчезла и появился Ратмир.

- Ра, где ты? – прошептала Анна.

- Здравствуй, родная, мы тут решили немного отдохнуть.

- У меня к тебе важное дело. Есть мальчик – правнук моего друга, которому нужна помощь. Посмотри на него. Я хочу принять его в наш род. Что ты думаешь?

Десять минут Анна будто пребывала во сне, пока снова не услышала голос племянника.

- Я увидел его и не против назвать братом. Спи…

Девушка безмятежно улыбнулась, вдыхая морозную свежесть и подмигивая звездам, заглядывающим под навес.

«Бездонное небо – это к добру», - подумала она. 

 

Худенький мальчик лет семи стоял возле свежей могилы, которую безжалостно закрывал падающий снег. Внезапно его настиг приступ кашля. Он упал на колени, и белое полотно обагрилось каплями крови.

Кто-то поднес чистый платок к его губам и обнял. Через несколько мгновений грудные звуки стихли. Ребенок полулежал на женских коленях и смотрел в излучающие тепло глаза.

- Ты кто? – спросил он.

- Я друг твоего прадеда.

Мальчишка отдохнул еще какое-то время и грубо вырвался из объятий.

- У нас не было друзей.

Анна провела рукой по своему лицу и пристально посмотрела на ребенка, в отчаянных голубых глазах которого затеплилась надежда.

- Это не так, - она запустила руку в дорожный мешок и вытащила оттуда румяное яблоко, от которого, казалось, стало веселее этим заснеженным холодным утром.

- Возьми, - протянула она дивный плод малышу.

Тот некоторое время стоял, раздумывая, потом подошел и протянул почти прозрачную руку.

- Меня зовут Анна. Сейчас я уезжаю по делам, но скоро вернусь, и мы обо все поговорим с тобой. А пока съешь плод и тебе станет легче.

Мальчик надкусил яблоко. Анна еще несколько минут смотрела на него, а после ушла, не оглядываясь.

 

Робин и Артур стояли возле часовни, всматриваясь в серое небо и вдыхая свежий морозный воздух. Яркий розовый горизонт возвещал о скором появлении солнца. К ним неслышно приблизился Эдвард. Все трое были одеты в черные костюмы и укутаны в темные плащи. Медведь и Сокол собрали свои длинные волосы в хвосты. Черные неровные пряди Ворона доходили лишь до плеч и рассыпались по лбу и щекам в живописном беспорядке.

- Где эта дамочка? – спросил Артур. – Бабы есть бабы, ничего доверить нельзя.

- Идем к конюшне. Распорядитесь, чтобы за ней послали, - монарх отдал приказ лакею.

В пространстве звучал заунывный погребальный колокольный звон.

- Кто-то умер? – спросил Эдвард.

- Да, начальник дворцовой канцелярии, - зевнул рыжий Артур.

Уже приближаясь к конюшне, воины увидели Анну, стоящую у входа.

Она склонилась в реверансе.

- Доброе утро, миледи, - ответил поклоном Робин, так же как его сопровождающие и подошел к ней ближе.

- Позвольте нескромный вопрос, мадам.

- Я позволяю, ваше величество, но предупреждаю, что не на все такие вопросы отвечаю.

Ворон хмыкнул и протянул длинные тонкие пальцы к ее волосам. Анна не пошевелилась и даже не изменила позы. Пристально глядя ей в глаза, юноша вытащил из прически соломинку.

- Вы ночевали на конюшне?

- Да, - ответила графиня будничным тоном.

Такого ответа Ворон явно не ожидал:

- Вы с ума сошли? Провести ночь здесь, практически под открытым небом, без защиты?!

- У меня есть надежный защитник, ваше величество. Всю ночь он был рядом.

- Вот как. И кто же он? – глава государства постарался вложить в свой голос максимум презрения.

- Вы можете его увидеть прямо сейчас.

Все трое посмотрели в указанном направлении. На дороге гарцевал гнедой конь. Это чудесное существо не могло сдержать собственную неуемную энергию. Он бил копытом и ржал, кося карим глазом из-под длинной челки.

- Это же, - поперхнулся Артур. – Это же жеребец из породы диких лиисов. Их нельзя приручить. Самые сильные и выносливые лошади, самые умные.

- Ну почему же сразу нельзя, - послышался мелодичный голос графини. – Просто ко всем нужно найти подход.

- Если я прикоснусь к нему, он меня не затопчет? – восторженно спросил глава клана Медведей.

Анна подошла к юноше, взяла его за руку и подвела к коню, который уже недовольно фыркал.

- Пламя, ну разреши, - попросила девушка.

Жеребец фыркнул снова, но на этот раз менее агрессивно, и Анна поднесла руку герцога к лошади. Артур не скрывал восторга, разглядывая коня.

- Вы приехали сюда на нем?

- Да.

- Они превосходят в скорости обычных лошадей в три раза.

- На самом деле больше, - уточнила графиня. – А Пламя – вожак, пока с ним не может соперничать никто из соплеменников.

Она поразительно легко вскочила на коня, на котором не было даже поводьев и, тем самым, еще раз несказанно удивила спутников.

- Пламя отлично знает дорогу, ваше величество. Если вы позволите, я поеду первой.

Робин хмыкнул, но возражать не стал. Вскоре четыре всадника скрылись за горизонтом.

Когда половина пути уже осталась позади, впереди показалось ущелье. Лошади шли не спеша. Анна вдруг остановилась. Ехавший рядом Робин вопросительно посмотрел на нее.

- Пламя чувствует опасность, - сказала Анна.

Как только кони остановились, и топот копыт перестал оглашать заснеженные просторы, ущелье окутала мертвая тишина. Даже видневшийся впереди ручей с кристально чистой водой, казалось, протекал совершенно бесшумно.

Графиня вздрогнула, когда раздался протяжный вой.

- Волки из сумрака! – крикнула она.

На верхушках скал замелькали тени.

- Спешиться быстро! – прокричал король, доставая меч. – Анна, за валун!

Девушка поспешила выполнить приказ, в это же время молодые люди бросились вперед, держа перед собой оружие. Три черных коня в ужасе заметались по ущелью и спрыгнули в низину, продолжив там свой бессмысленный бег. Пламя находился рядом с хозяйкой. Первым прыгнувшего огромного волка встретил Робин, буквально разрубив его пополам. Подступив к возвышенности, воины расправились с двенадцатью крупными существами, которые от ударов рассыпались в пыль, не оставляя следов.

Мужчины остановились у подножия скалы и уже собрались возвращаться, как вдруг наверху раздалось рычание.

- Боже, их там сотни, - сказал Артур, подняв голову.

- Эта лощина станет нашей могилой, - мрачно произнес Эдвард, отбросив русую прядь с потного лба.

- Будем сражаться, пока сможем держать оружие, - приказал Ворон.

И тут с вершин на людей прыгнуло полчище зверей. Лязг зубов, звон стали и ржанье лошадей огласило округу. Юные воины быстро оказались в изоляции и отбивались от хищников, не имея возможности помочь друг другу.

Робину удалось расправиться с парой волков, заколов одного прямым ударом и разрезав другого, но тут же, на него прыгнуло еще двое. Последний из них выбил меч у него из рук. Король увернулся от зверя, пытаясь дотянуться до оружия, но уже было понятно, что второй прыжок хищника станет для него смертельным. Он, не мигая, смотрел в глаза своей смерти, как вдруг что-то просвистело в сантиметре от него, и волк растворился в воздухе, как и пять последующих. Та же участь постигла и хищников, атакующих лордов.

Юноши оглянулись и увидели как, взобравшись на высокий валун, стреляет из лука Анна, поражая цели с невероятной скоростью.

Это зрелище ввело короля в замешательство только на три секунды, спустя которые он схватил сверкающий меч и ринулся в бой.

Из низменности послышались душераздирающие звуки. Королевского коня звери разорвали на части, и участь остальных была предрешена.

- Пламя! – вдруг крикнула Анна, не переставая стрелять. – Защищать!

Ее жеребец, повинуясь приказу, прыгнул в низменность и совершил невозможное. Двумя ударами передних копыт уничтожил огромного волка. Кинувшийся на него сзади второй тут же пал от мощного толчка задних ног.

- Выводи их оттуда, Пламя! - вновь закричала Анна. – Теперь они пойдут за тобой!

Гнедой жеребец снова услышал ее и, затаптывая хищников, нашел тропинку наверх. Два коня последовали за ним.

Между тем звери уже приближались к лучнице. Увидев это, Артур поспешил к ней на помощь. Одного из рожденных сумраком Анна пронзила стрелой в прыжке.

Верный конь уже снова стоял рядом, вместе с двумя другими жеребцами.

- Они наступают, - закричал Эдвард, пытаясь ударить магией, которая тут же превратилась в ничто, поглощенная скалами.

Анна отыскала глазами Робина и увидела, что хищники теснят его к обрыву.

            - Пламя! – снова закричала она.

            Конь отозвался ржаньем.

            - Вытащи его оттуда! Прошу!!!

            Гнедой вожак стремительно взял забег и, взвившись над, казалось бы, непреодолимой преградой из острых скал, в мгновенье ока очутился рядом с Вороном. Одним взмахом отрубив хищнику голову, король вскочил в седло, и могучий конь тут же унес его прочь от обрыва.

            Анна вложила в лук несколько стрел сразу и выстрелила. Тени на вершинах возникали вновь. Внезапно девушка заговорила, и невесть откуда возникшее эхо подхватило ее слова.

 

            - Без просьб взываю к повелевающему тьмой!

 

От прозвучавшего голоса молодые люди на мгновенье вздрогнули, а стоявшая на валуне графиня продолжила, опустив лук.

 

            - Тебе не справиться с моею силой и со мной!

 

            Получивший передышку Эдвард посмотрел на Анну, продолжавшую говорить, широко раскрытыми глазами.

 

            - От одного удара загорится в ручье вода.

 

            Находящийся у источника жеребец неожиданно для Робина пронзил толщу ледяной воды копытом, и та вспыхнула ярким огнем, испепеляя волков, пытавшихся переправиться на берег.

 

            - От одного порыва ветра рассеется моя беда!

 

Снежная вьюга, появившаяся через несколько секунд, словно живая, собралась с силами и, вихрями подхватив пожар на ручье, закружила его огромным смерчем, сметающим всех сумрачных существ.

 

Прошло несколько минут, и над ущельем снова воцарилась тишина. Эдвард стоял, устало опираясь на меч, Артур вытирал пот со лба, а Анна, прислонившись спиной к камню, погрузилась в глубокую задумчивость.

- Уходим, - коротко приказал подъехавший Робин. – Здесь оставаться нельзя. Привал сделаем возле пещеры, возвращаться будем окольной дорогой. Не слезая с гнедого коня, который молча покорился ему, он перегнулся и, легко подхватив Анну, усадил в седло. Друзья, сев на лошадей, последовали за ним.

 

Держа в руках щитообразователь, Робин смотрел на Анну, разговаривающую со своим конем, находящимся на седьмом небе от счастья.

- Копытце мое, - ворковала она. – Мой смелый вожак. Спасибо тебе, что выручил меня в очередной раз. 

- Ну, вот теперь самое время подкрепиться и обсудить случившееся, - бодро сказал Артур Эдварду.

На что тот не преминул ответить:

- И чем же это вы собираетесь подкрепиться, милорд? Поешьте снега, что ли? Его здесь в избытке.

- Ты что, ничего из провизии с собой не взял?! – предъявил претензии глава клана Медведей.

- А почему я должен был что-то брать? Мы ведь за несколько часов собирались управиться!

Неизвестно, сколько еще продолжалась бы эта перепалка, если бы до молодых людей не донесся ласкающий обоняние аромат горячей чечевичной похлебки.

Король первым подошел к Анне, накрывающей стол прямо на снегу. Изобильный обед она доставала из своей холщевой сумки. Открывшееся зрелище было достойно любования. Разнообразные овощи и фрукты, зелень, три горячих блюда и румяная выпечка усиливали и без того зверский аппетит мужчин.

Графиня подняла глаза на Ворона и впервые улыбнулась ему:

- Прошу на обед вас, ваше величество и вас, милорды.

Артур не мог скрыть удовольствия, взявшись за ложку. Несколько минут все молча ели. Обычные на вид блюда многократно превосходили по вкусовым качествам те, которые юношам доводилось пробовать раньше. Удивление и блаженство на лицах появилось у них, когда очередь дошла до фруктов. Высшие вельможи то переглядывались между собой, то смотрели на милое личико графини, которая, казалось, по-прежнему ничего не замечала.

- Вы достали все это из сохраняющей сумы, сударыня? Говорят, такая стоит целое состояние, попытался поддержать беседу Артур.

Анна улыбнулась ему.

- Говорят, но я ее не покупала, не могла себе позволить это тогда. Пришлось сшить полезное изделие самой.

- Вот как, так вы занимаетесь изготовлением этих сумок?

- Я пробовала, - деловито ответила Анна. – Но у меня ее тоже никто покупать не стал из-за дороговизны. Так что торговля не сложилась.

Все засмеялись.

- Пора поговорить о том, чьих рук дело это нападение, – уже серьезно сказал Артур.

- Такой магией не владеет никто в нашей стране, - покачал головой Эдвард.

- А что думаете вы, графиня? - внезапно спросил король.

Анна провела ладонью по своему лицу, будто не хотела отвечать.

- Способностями создавать условно живое из ничего обладают колдуны Пирана. Я знала троих, которым было по силам проделать подобное. Двоих из них уже нет в живых. А третий ни за что бы не стал использовать свою магию во зло. Если только его не заставили это сделать или…

- Или что? – уточнил Ворон.

- Или у него появился ученик, который предал его.

- Значит, Пиран, - задумчиво произнес юный король. – Там заинтересованы, чтобы Адения осталась без главы государства. По идее Ричард Первый, при таких обстоятельствах, сам может претендовать на престол… Где вы научились так стрелять, мадам? Я знал лучших лучников-мужчин, но у них нет и десятой доли ваших умений.

- Моя мать хорошо владела луком. Я была еще маленькой, когда увидела ее за этим занятием. Тогда пускать стрелы в цель мне казалось забавным.

- А потом?

- Это смертоносное оружие. Мои родители рано погибли, мне пришлось научиться защищаться самой, вспомнить о своих навыках и усовершенствовать их так, чтобы ранить, не убивая. Лучникам, которых вы видели, нужно разить насмерть, поэтому они и достигли потолка в этом искусстве. А мне было необходимо заставить стрелы повиноваться себе и попадать в цель, даже когда мишень движется. Это происходит на уровне чувств.

- То есть без магии? – вмешался Сокол.

Анна помолчала немного.

- Вы, как целитель, поняли, что магии у меня почти нет. Фактически, я обычный человек.

Сокол не отвел от нее глаз.

- А то, что вы смогли не просто противостоять черному колдуну, а без особых усилий уничтожить его чары, тоже произошло без магии?

- Да. Но не стоит думать, что это произошло совсем без усилий. Вера в собственное слово далась мне нелегко и не за один день.

- Заяц, - вдруг произнес Артур. – Откуда он здесь взялся? Уже убежал. Нет на свете никого, трусливее этих животных.

- Вы так думаете? – неожиданно спросила Анна.

- А в этом есть сомнения? – усмехнулся Эдвард.

Девушка помолчала немного, а потом произнесла:

- Этот зверек всегда заранее знает, когда хищник, превосходящий его во всем, выходит на след. Знает, но не спешит убегать. Он ждет до последней минуты, до того мгновения, когда зубы врага уже готовы сомкнуться на его горле. И вот тогда заяц неожиданно ускользает из смертельной ловушки. Он петляет на бегу, проявляет чудеса скорости и выносливости и, в конце концов, оставляет нападающего с носом, доказывая, что достоин жить. Так кто же, по-вашему, труслив? Заяц или тот, кто нападает на него?

Сказав это, Анна вышла из-за стола с несколькими яблоками и направилась к лошадям, стоявшим в отдалении. Зеленоглазый Сокол проводил ее долгим взглядом.

 

Король ел ароматную землянику, когда глава клана Медведей обратился к нему.

- Робин, отдай ее мне.

Ворон, пристально глядя в глаза другу, протянул чашку.

Артур взял ягоды и усмехнулся:

- Делаешь вид, что не понимаешь? Значит, сам на нее глаз положил. Что ты можешь ей дать? Сделаешь очередной любовницей? Я не позволю тебе этого.

Робин забрал ягоды обратно и медленно отправил землянику в рот, продолжая смотреть Медведю в глаза.

- А я восхищен, - вклинился Эдвард. – Эту особу вы знаете около двух суток, а уже готовы из-за нее грызть друг другу глотки. Правду говорят, бабы – самое лучшее средство для раздора.

- Можно подумать, ты остался в стороне, - огрызнулся Артур и бросил быстрый взгляд на юношу, который не выдержал и отвернулся.

 

По возвращению король и его приближенные были заняты весь день, а графиня Рейн так и не получила разрешения покинуть дворец и была вынуждена проводить время среди придворных дам. Ближе к полудню ей сообщили, что она должна явиться на ужин к королю. Мрачно выслушав лакея, она ответила утвердительным кивком и отправилась на поиски Августа, которые не увенчались успехом.

 

В столовой, ожидая последних приготовлений, неподалеку друг от друга стояли Эдвард и Артур. Король же, как это часто бывало, смотрел в окно. Никто из троих не проронил ни слова.

Пробило ровно шесть часов, и в открытую дверь вошла графиня Анна Рейн, одетая все в то же зеленое бальное платье. Она присела в реверансе и, последовав за лакеем, села за стол. После этого к ужину присоединились все присутствующие.

Робин пристально посмотрел на гостью. На этот раз ее лицо показалось ему непроницаемой маской. Девушка была холодна и собрана.

Белая строгая скатерть, сверкающее серебро приборов и каменные лица юношей делали атмосферу, царящую в столовой, напряженной.

- Как прошел ваш день, леди Рейн? – нарушил молчание король.

- Благодарю вас, ваше величество, вполне сносно. Я ждала вашего разрешения вернуться домой.

- Вы так торопитесь покинуть нас? – спросил он холодно-ироничным тоном.

- Я не хочу отвлекать вас от важных дел.

- Вот как?

Повисла пауза.

- За что вы были приговорены к смертной казни, леди? – голос Сокола прозвучал словно гром среди ясного неба. Артур и Робин вздрогнули, а вот Анна и бровью не повела, наливая воды себе в стакан, она едва заметно улыбнулась:

- За измену короне, - сказано это было так, будто она только что сообщила, что вернулась с прогулки.

Несколько мгновений длилось молчание.

- И почему же вы до сих пор живы, мадам? – столь же ровно спросил Робин.

- Этому много причин, ваше величество, и о них долго рассказывать.

- Что ж, я никуда не тороплюсь и готов выслушать вас.

- Как прикажете. Лучше бы конечно было, если бы вы обо всем узнали из засекреченных архивов. Но, как я поняла, вы еще не успели сломать защиту.

Артур поперхнулся, а Эдвард покосился на дверь.

-  Сначала меня обвинили в связи с аренийским королем.

- В какой именно связи? – спросил Сокол.

- В той, о которой вы сейчас подумали. Вторым стало обвинение в переходе графства Рейн и герцогства Оден на сторону вражеской державы. Ну и еще так, по мелочи: передача секретов магических изобретений за последние триста лет, разврат и попытка отравить монарха.

- Угу, - произнес Робин, машинально наливая себе вина. - И вы в этом во всем признались?

- Мое признание не требовалось. Мне сразу пообещали эшафот, а в Холодную башню поместили для очистки совести.

Ворон не заметил, как красное вино перелилось из бокала и расползлось пятном по белоснежной скатерти.

- Вы побывали в Холодной башне, мадам? И сколько вам удалось там продержаться?

- Потом мне сказали, что три недели. В этом заведении время летит незаметно, - равнодушно произнесла графиня Рейн.

- И вы подписались под своими обвинениями?

- Нет. По законам Адении имение аристократа, признавшего себя виновным, передается короне, и более достойного владельца выбирает совет. В итоге мои люди опять бы попали в рабство, а наследник Одена под новое опекунство. А опекунам редко бывают нужны наследники, поэтому они долго не живут. Хотя впрочем, не только опекунам, правда, ваше величество? – она многозначительно взглянула на короля, который прожигал ее взглядом.

- Это ложь, - отстраненно сказал Артур. – Женщина не может пережить пыток Холодной башни.

- Разубеждать вас не стану, - ответила Анна. – А знаете, - она вдруг взглянула на Сокола. Это была распространенная схема в те времена. Вдове Эреман, заслужившей репутацию ветреной кокетки, предложили выйти замуж. Многие подозревали ее в отсутствии мозгов, но она быстро поняла, чем все это закончится для ее сына. Ее отказ имел печальные последствия. Герцогине Эреман удалось не попасть в Холодную башню, только потому, что в случае ее признания имение все равно перешло бы ее брату, на которого она в дальнейшем и оставила наследника провинции Осборн, будущего главу клана Соколов. Вскоре ее и ваш, милорд, родственник погиб при невыясненных обстоятельствах. 

Эдвард стал белым почти таким же, как настольная скатерть.

- Как вам удалось миновать той же участи? – хрипло спросил король.

            - Мне помогли друзья. Начальник канцелярии, которого похоронили накануне, занимавший тогда незначительный пост, проявил небывалую смелость и предъявил доказательства моей невиновности.

            - Которые, конечно, вам сразу же помогли, - усмехнулся король.

            - Да, они не могли мне помочь. Но что для меня значила его поддержка в том ледяном аду, вы себе представить не можете. Он улыбался мне, спасая не только мою жизнь, но и душу. Рискуя всем, мою сторону приняла семья военного министра, с его женой мы дружили с юности. Вот только казнить меня передумали в последнюю минуту, благодаря графине Рогнеде Ронской, с которой мы выросли вместе.

            - И как ей это удалось? – заинтересовался Артур.

            - Она подняла бунт в трех провинциях. От замков четырех самых влиятельных вельмож королевства, среди которых был и брат короля, за считанные минуты не осталось камня на камне. Это был весомый аргумент. Меня срочно освободили и даже принесли извинения. Две провинции: Оден и графство Ронское оставили в покое и разрешили им мирно существовать по закону, а моя пустыня – графство Рейн осталась свободной.

            - Почему вдруг стали претендовать и на ваши земли, на которых ничего не растет? Ночью там зима, а днем – раскаленное лето.

            - Вы пользуетесь устаревшей информацией, ваше величество. Так было пятьдесят лет назад, когда пришедший народ и всех неугодных отправили туда, мои родители не стали искать путей возвращения. Вспомнив заветы предков, они начали облагораживать эту адскую территории. Сила, упорство и знания людей сделали свое дело. Постепенно ситуация там улучшилась. Я продолжила начатое родителями и, пережив несколько засух и голод, нам удалось превратить эту землю в настоящий рай. Плоды, которыми я угощала вас, теперь растут там.

 - То есть формально, ваше графство не входит в состав королевства?

- Это так, - ответила Анна монарху. – Я прибыла во дворец, только потому, что имею отношение к Одену и чту дружбу с Греем Лисборном, которого ныне нет в живых.

- Как целитель, я вижу, что вам всего пятнадцать-шестнадцать лет, как такое возможно? Вы снова будете утверждать, что обошлись без магии? – спросил Сокол.

- Это по вашим представлениям невозможно. Для нашего народа это - обычное явление. Продолжительность жизни в бывшей Пустоши превосходит вашу в четыре-пять раз.

За столом возникло неловкое молчание.

- Ваше величество, - первой нарушила его Анна. – Я ответила на все ваши вопросы без утайки. Теперь прошу ответить на мой.

- Все, что в моих силах, графиня, пронзил ее взором черноокий красавец.

- Когда мне будет позволено вернуться домой?

- Ваше возвращение домой не планируется, - холодно ответил Ворон.

- Почему?

- Я намерен сделать вас своей любовницей.

Эдвард и Артур метнули гневный взгляд в своего монарха, что не ускользнуло от внимания Анны.

- То есть мое согласие вам не требуется?

- А его не последует? – деланно удивленным тоном спросил Робин.

- Нет, - коротко ответила Анна.

- Значит, вы предпочитаете эшафот?

            - Да, тем более что для меня это не в новинку. Разрешите удалиться?

            Сокол окинул графиню внимательным взглядом. Она была хладнокровна и старалась разговаривать будничным тоном. Лишь на миг ее пальцы дрогнули, и он понял, какой ценой ей удается сохранять непринужденный вид.

            - Стража! – крикнул Робин.

            В дверь вошли четыре воина.

            - Увести, - как ни в чем ни бывало распорядился Ворон.

            Уходя, Анна ни разу не оглянулась.

            - Ты хорошо подумал, Роб? – глухо спросил Артур.

            - Ты совершаешь ошибку, - сказал Эдвард, выходя из-за стола.

Двери снова открылись, и в столовую ворвалось полтора десятка воинов-магов.

            - Ваша энергия была блокирована еще за обедом, так что, без глупостей, - произнес Робин. – Посидите три дня в тихих местах и успокойтесь.

            Артур и Эдвард переглянулись, оценивая ситуацию.

            - Прошу сдать оружие и следовать за нами, милорды, - мрачно сказал предводитель магов.

            - Я прошу тебя, не делай этого, Робин, - сказал Сокол, отдавая меч. – Никаких любовников у нее не было, слышишь?

            Серые глаза лорда Керна метали молнии, и если бы они были магическими, то от его венценосного друга остались бы только дымящиеся останки.

            Спустя несколько секунд король остался в столовой в одиночестве. Он сел на кованый стул и устало откинул голову назад, разглядывая потолок со старинной лепниной.

           

            Шедшая в окружении солдат Анна прислушивалась к скрипящему снегу и была предельно сосредоточена. В воображении быстро пронеслись все лабиринты коридоров королевского дворца и вид сверху прилежащей к нему территории.

            - Анна, - вдруг послышался детский голос.

Девушка улыбнулась Августу, продолжая идти.

            - Мне сказали, что ты меня искала.

            - Да. Нужна твоя помощь. Сорви, пожалуйста, ветку со старого можжевельника на заднем дворе и принеси ее в помещение, дверь которого выходит в колонный зал.

            Ребенок удивленно смотрел на нее и одновременно видел весь план будущего передвижения в своём воображении.

            - Ты должен там быть к полуночи, - она подмигнула ему.

            - Я все сделаю, - донеслось ей вслед.

            Внутренним зрением Анна быстро проникла в конюшню и тихо сказала:

            - Пламя.

            Гнедой вожак, находящийся в окружении двух конюхов, вздрогнул.

            Поняв, что друг услышал ее, она произнесла:

            - Домой.

            Осознав приказ, Пламя в тот же миг ринулся к выходу.

            - Эй, ты куда! – заорал мужчина, пытаясь ухватить коня за узду. Тут же к нему подбежал помощник и накинул на шею животному петлю.

            Через несколько мгновений толпе зевак открылось интересное зрелище. От резкого удара ворота конюшни были вынесены диким жеребцом, который вихрем мчался вперед. С криками: «Держи его!» за ним бежали потрепанные конюхи.

            Но никто не посмел даже близко подойти к этому воплощению безудержной энергии. Пламя перепрыгнул через каменное ограждение замка, оставив своих преследователей с широко открытыми ртами.

            - Чертов конь, - прошепелявил один из них, - сплевывая выбитый зуб.

 

            Уже около часа Анна находилась в роскошной спальне, расположенной в гостевом королевском доме. Эта была новая постройка, отличающаяся приветливостью, по сравнению с громадным темным дворцом. В камине весело потрескивал огонь. Помещение было убрано в светлых тонах, а на столе лежали фрукты и лакомства. Бросив взгляд на огромные часы с резьбой, девушка подошла к окну.

            Она слышала, как открылась дверь и в спальню вошли, но даже не оглянулась. Появившийся Ворон снял камзол и бросил его в кресло, оставшись в белой рубашке и черных брюках, туда же он отправил снятый ремень, издавший металлический звук.

            Анна продолжала стоять к нему спиной, когда он вплотную подошел к ней и обнял, скользнув ладонями по рукам и захватив в плен кисти. Ее напряжение вызвало в нем вспышку гнева, которую он подавил и спросил, шепча на ухо:

            - Ты, правда, думала, что я отправлю тебя на эшафот?

            - Я и сейчас думаю, что мне не миновать этой участи, - насмешливо произнесла Анна.

            - Значит, ты - дура, - ровно сказал Робин, продолжая обнимать ее.

            - О, не спешите с выводами, мой король.

            Он отошел прочь и, почти отрывая пуговицы, снял рубашку.

            - Называй меня по имени – Робин.

            - Хорошо Робин, - вдруг оглянулась Анна и, едва коснувшись взглядом мужского обнаженного торса, посмотрела ему в глаза.

            - Ты отвела взгляд, - усмехнулся Ворон. – Я не нравлюсь тебе? На этой фразе он снова стал приближаться к ней.

            - Нет, ну что ты, Робин, ты отлично сложен, просто я стесняюсь чужих полуобнаженных мужчин, - сказала она, отступая.

            Он вдруг улыбнулся по-мальчишески заразительно, отчего в глазах заиграли искорки.

            - Так давай станем ближе. Поскорее.

На миг в девушке что-то отозвалось на его улыбку, и ее лицо тоже отразило нечто подобное. Но потом выражение вдруг стало тоскливым. Он продолжал медленно наступать, пока Анна не уперлась спиной в стену.

- Подари мне свою нежность, - тихо сказал Робин, касаясь рукой ее волос. – Нам будет хорошо вдвоем. Он не удержался, наклонившись к ней, потерся носом о ее нос, попытался поцеловать, но Анна мягко освободилась.

- Да, на короткое время нам действительно может быть хорошо, а потом… - она не закончила фразу.

- А потом? - завороженный звуком ее голоса спросил Ворон.

- А потом придет горечь разочарования и жестокая расплата, которые перечеркнут все приятные воспоминания.

Анна подошла к двери и дернула за ручку, спальня оказалась заперта.

- Ну-ну-ну, - протянул молодой человек, снова обнимая ее со спины и легко поднимая на руки. – Ты станешь моей женой.

- Робин, отпусти меня, пожалуйста, - сказала Анна, заглядывая ему в глаза.

Юноша поставил ее на пол, не выпуская из объятий.

- Отпусти меня домой, - ласково произнесла она.

Робин вздохнул и снова горячо прошептал ей на ухо:

- Не могу, ты переступишь этот порог только после того, как станешь моей.

Ему было необычайно приятно держать ее в объятиях и целовать волосы. Он даже подумал, что никогда не испытывал такого прежде.

Анна снова каким-то образом вырвалась из его рук и заговорила:

- Робин, у нас есть еще несколько минут до того, как я уйду отсюда.

- Куда, моя крошка? – усмехнулся Ворон.

Она проигнорировала вопрос.

-  Я хотела рассказать тебе немного о себе.

- Весь – внимание…

- Когда-то давно я любила. И сейчас тоже люблю.

Услышать от нее это молодой человек ожидал меньше всего.

- Вот как? - его взгляд стал ледяным. – И кто же он?

- Его нет в живых, - голос Анны прозвучал так, словно она находилась за тысячу миль от него. –  Его нет, а огонь во мне не угасает. Почему он не сожжет меня? Почему?

Ворон молча смотрел на нее, и она ответила ему еще более пристальным взглядом.          - Твои настоящие чувства, Робин, всего лишь разрушительная кратковременная страсть.

- А твои? – хрипло спросил юноша.

- Я могу показать их, но знай, что предназначены они для него, а не для тебя.

Робин на миг опустил взор, а подняв, увидел Анну рядом и ощутил ее прикосновение к своей руке, которое могло быть простым и ничего не значащим, но по коже  вдруг прошла дрожь. Он посмотрел ей в глаза и потерял связь с реальностью.

- Любимый мой, я так долго тебя ждала. Невыносимо долго, - на последней фразе ее голос сорвался.

Она взяла его руку в свои ладони, прижалась к ней щекой, и юноша перестал чувствовать свое тело.

- Прошу тебя, подари мне сына. Я так мечтала об этом. Увидеть его глаза, такие же, как у тебя. Я хочу смотреть на него и вспоминать о тебе. Хочу, чтобы ты всегда был рядом со мной, всегда.

Анна медленно погладила его по волосам, отчего Ворон закрыл глаза. Его охватило нечто неизведанное. Но графиня отошла от него и забрала с собой эти странные ощущения.

Тишину нарушил бой часов, и молодой человек вздрогнул.

- Мне пора, Робин, - произнесла девушка.

- Понятно, что я не заслужил таких слов, ведь у меня не может быть детей. Проклятие королевской династии, - бросил Ворон с горечью, толкнул ее на кровать и встал рядом на колени, удерживая руками.

- Ты веришь в проклятия? – устало спросила Анна. – Осмысли свою жизнь и жизнь своих предков и поймешь, кто виноват в случившемся и как все исправить. Посмотри вокруг, все больше людей не могут продолжать род. Думаешь, что всех их кто-то проклял?

Она попыталась встать, но юноша не дал ей этого сделать.

- Я ведь не отпускал тебя, - сказал он с раздражением.

Анна бросила взгляд на меч, стоящий возле кровати, и Ворон увидел это.

- Королевский меч Адении. Он сам выбирает себе хозяина, его может удержать только сильнейший, а остальным это оружие причиняет боль.

Голос монарха обрел былые твердость и властность. Он насмешливо смотрел на Анну. И даже не успел заметить, как она повернулась вокруг своей оси и в мгновение ока, сверкающей молнией, приставила холодную сталь к его горлу.

Предводитель сильнейшего магического клана Воронов застыл на месте. Он не шевелился, чувствуя, как теплая струйка крови стекает по его шее.

- Да, - произнесла Анна. – Этот меч мне уже приходилось держать в руках. Может, заявить права на престол? Ведь я лично тоже имею отношение к династии королей Адении. И имею больше прав быть во главе государства, чем ты, мой племянник Ратмир, которого ты так боишься, и даже больше, чем покойный Лев Седьмой. Когда-то давно ему уступил власть мой дед. За что и поплатился. А ты так спокойно оставляешь эту игрушку, где ни попадя, Робин. А дурой, почему-то, называешь меня.

- Так ты за это приставила клинок к моему горлу? – спросил король, косясь на лезвие.

- Нет. За фонтан обиделась, решила отомстить, - улыбнулась графиня.

Ворон воспользовался моментом и пустил в нее парализующее заклинание. И тут же ощутил оцепенение всего тела, поняв, что Анна отзеркалила его атаку.

Быстрым движением умелого воина она рассекла клинком воздух, вложила его в ножны и закинула за спину. Затем подняла Робина и уложила его на кровать, постаравшись устроить поудобнее с помощью подушек. Удовлетворенно оглядев неподвижного юношу и подмигнув ему, она быстро надела плащ и вышла.

            Пятнадцать минут пребывания в неподвижном одиночестве показались Робину вечностью. За это время он испробовал сотни способов, чтобы избавить себя от действия собственных чар.

            Неожиданно дверь слетела с петель от сильного удара, и в комнату ввалился Артур. Сказать, что он выглядел удивленным, означало не сказать ничего. На полминуты лорд Керн просто превратился в статую. Следом за ним в проем влетел Эдвард. Приподняв брови, он молча встал рядом с другом и уставился на Робина. Прошло еще несколько секунд, прежде чем юноши задрожали от смеха.

            Возлежащий на подушках король, казалось, не выдавал никакого беспокойства по этому поводу, вот только его черные глаза яростно сверкали на смуглом лице.

            - Как ты, Робин? - издевательским тоном спросил Артур.

            - Может тебе помочь? – подхватил Сокол.

- А чем мы можем помочь? – недоуменно произнес Медведь. – Может, у тебя есть магия, чтобы снять этот паралич?

- У меня нет, ее заблокировали. А у тебя?

- И у меня тоже.

- Наверное, нужно позвать кого-нибудь? – молодые люди явно наслаждались сложившейся ситуацией.

- Да как? Я вообще сижу под арестом и ничего не могу сделать.

- Вот и я тоже.

Король только выражением глаз мог показывать, что он думает о своих подданных. Наконец, предводитель Медведей отлучился и привел стражу. Маги быстро освободили Ворона, который тут же смог заорать:

- Где она?!

Сокол и Медведь притворно недоуменно переглянулись.

Вдруг в помещение влетел бледный начальник стражи и спешно поклонился:

- Ваше величество, графиня покинула замок на своем коне.

- Догнать и вернуть! – рявкнул Ворон.

От волнения подданный стал заикаться.

- К-к-какую из них?

- Что?!

- Шесть всадниц ускакали в разных направлениях. Мы не смогли определить, где миражи, слишком быстро все произошло.

- Преследуйте всех всадниц!

- Слушаюсь, ваше величество.

Стражники удалились. Робин быстро натянул рубашку и камзол, бесконтрольно передвигаясь по комнате взад и вперед. Зазвучавшая сирена заставила всех присутствующих напрячься.

- Взлом хранилища! – закричал Артур.

Юноши бросились бежать.

 

Дворцовое хранилище было защищено самыми мощными магическими чарами, которые только можно представить. Поэтому перед входом в него было безлюдно. Когда сирена возвестила, что все замки сломаны, в зале быстро появился большой отряд лучших стражей замка. Рассредоточившись в боевой готовности, они оглядывались в поисках врага.

Первым черного рыцаря на самом верху лестницы заметил капитан. В руках безмолвного незнакомца сверкнули два клинка и разрезали воздух как молнии. Проделав этот трюк, он на мгновение застыл в ожидании атаки, которая не заставила себя ждать. Потоки разрушительной энергии стеной полетели в него. Воин снова взмахнул мечами и, каким-то непостижимым образом, часть магии, отразившись, разметала отряд, а другая часть создала за их спинами стену. Что и увидели подоспевшие на место действия Артур, Эдвард и Робин.

Отряд тут же сгруппировался и разделился на две половины. Первая половина воинов ринулась в бой, поднимаясь по лестнице с обнаженным оружием.

Медведь и Сокол касались невидимой стены, пытаясь понять, какое заклинание ее разрушит, а Ворон вдруг отключился от реальности. В его сознании отчетливо вспыхнуло воспоминание. Ему всего семь лет. Он находится один в Зеленых угодьях. Прислуга, ухаживающая за ним и наследником Одена, разбежалась. Он слышит плач малыша и видит, как последние рыцари, защищающие их, падают, сраженные мечами воинов ордена Золотого льва. Он мал, но понимает, что их никто не пощадит.

Черный рыцарь появляется неожиданно и гладит его по голове. Он достает два клинка, отражающие ослепительный свет солнца, и идет вперед один против двух сотен опытных солдат. Мальчик едва успевает следить за ним, уподобившимся черному смерчу, который наносит раны своим противникам, а те ничего не могут сделать в ответ.

- Это он, - глухо сказал Робин.

- Заклинание Хореста, Ворон, прочти его, и стена падет через пятнадцать минут, - спешно обращается к нему Артур.

В это время рыцарь в черном вступил в бой. В его руках сверкало оружие, разящее противников. Ему потребовалось пять минут, чтобы оставить ранеными на лестнице десять человек.

Лучшие фехтовальщики Сокол и Ворон стояли, не в силах вымолвить ни слова. Между тем незнакомец в темных одеждах, сделав небольшую передышку, прыгнул с лестницы вниз, завертевшись волчком. Еще пять минут, и остатки отряда постигла та же участь. Оставив стонущих от полученных ранений солдат, человек в маске стремительно подошел к двери хранилища и открыл ее один ударом клинка.

- Королевский меч, - выдохнул Сокол и оглянулся на Робина. – У него меч Адении.

- Да, она действует не одна. Успела передать его ему, - тихо сказал Ворон.

Через несколько минут стена исчезла, и молодые люди бросились вперед.

- Целителей сюда, быстро! – крикнул Сокол вошедшей служанке.

Вбежав в хранилище, они увидели сверкание открывающегося телепорта. Робин ударил магией, которая тут же была отражена и усилена щитом, позаимствованным взломщиком в королевской сокровищнице. Поставив щит напротив короля так, чтобы он удерживал его, рыцарь повернулся в сторону Артура и Эдварда.

- А вы крутой фехтовальщик, сударь, - презрительно бросил Сокол, обнажая меч и бросаясь на противника.

Их клинки скрестились, и герцог почувствовал на себе уверенную силу врага. Мгновение, тот совершил незнакомый ему маневр, меч, выскользнувший у юноши из рук, вонзился в стену, а сам он получил удар в челюсть и упал на пол почти в полубессознательном состоянии.

- Ну, то, что ты горазд драться на мечах, это понятно, - сказал Артур. – Может, попробуем на кулаках.

Молчаливый, словно призрак, взломщик, спокойно отложил мечи и увернулся от резкого удара Медведя. Человек в маске, словно шутя, уходил от метких ударов Артура. Тот размахивал руками, а выражение его лица становилось все более растерянным. Юноша упал от одного незаметного движения соперника, которое даже замахом можно было назвать с трудом.

Оставив противников поверженными, темный рыцарь подошел к статуе-переместителю и, сняв перчатку, положил руку на ее подножие.

- Телепорт не откроется для мужчины-воина, - провещал бесстрастный голос.

Совсем немного времени осталось Робину, чтобы освободиться из плена магического щита. Медведь и Сокол тоже стали приходить в себя, потихоньку поднимаясь с пола.

- Я не мужчина, - ответил рыцарь, снимая маску.

Трое юношей увидели перед собой Анну Рейн, к которой подбегал кашляющий бледный Август, держа в тонких руках ветку можжевельника. На полпути он запнулся и упал. Было видно, что для того чтобы встать, мальчик собрал всю свою волю.

- Анна, я принес то, что ты просила, - протянул он ей зеленый можжевельник.

- Спасибо, - сказала девушка, забирая у него веточку и бросая её в синий огонь, пылающий у подножия суровой статуи.

- Телепорт открывается, - снова послышался безжизненный голос.

- Ты хочешь пойти со мной? – спросила девушка у мальчика.

- Да, - ответил он, глядя на нее огромными синими глазами.

Она потянулась к нему и взяла на руки. Робину не хватило всего полсекунды, чтобы задержать скрывшуюся в глубинах порта графиню. Кинувшегося за ней его отбросило и оглушило. В хранилище воцарилась тишина.

 

            Опустошенный Ворон медленно вышел из помещения. Кругом суетились целители, приводящие воинов в порядок, к счастью смертельно раненых и убитых среди них не оказалось. Подоспевшие маги восстанавливали защиту.

            - Подумать только, - бурчал Артур. – Какая-то баба за десять минут уложила лучших моих солдат.

            - Это кто угодно, только не какая-то баба, - рыкнул на него Сокол. – Проделать такое!!! Да здесь соображать за десятерых нужно!

            - Она сказала, что много сил уходит на то, чтобы никого не убить, - вдруг сказал Робин так тихо, что спутники едва его расслышали. – До какого места протянут телепорт?

            - До Отборна, - ответил Артур.

            - Надо перенестись туда, - уже увереннее произнес Робин.

            - А я предлагаю сначала узнать, с кем мы имеем дело, - раздраженно сказал Эдвард. – Иначе скоро выяснится, что она – богиня Артемида, спустившаяся с небес на землю, поиграть с нами. Я вполне серьезен, - юноша чеканил слова. – Предлагаю пройти в архив. Думаю, все замки уже взломаны.

            На этот раз с ним никто не стал спорить.

 

Сильная вьюга дула в стены черного замка неустанно, словно проверяя древнее строение на прочность, ветер выискивал щели и пытался разбить стекла. Случайные прохожие, сгорбившись, старались быстрее добраться домой, почти не дыша, потому что резкие порывы отбирали у них воздух.

 

Дворцовая библиотека была погружена в полумрак. Вокруг потолочного фонаря, испускающего тусклый свет, летал мотылек.

«Откуда он здесь?» - подумал Эдвард.

- Приготовьтесь слушать и задавать вопросы, - сказал Артур, сосредоточенно нажимая на рычаг.

Робин стоял у стены, скрестив руки на груди.

- Анна Рейн, - отчетливо произнося каждую букву, обратился лорд Керн к призраку.

- Анна Рейн – потомок рода пришедших и прямой потомок рода Ареерев – королевской династии Адении.

Эти слова заставили Ворона вздрогнуть.

- Прямым наследником трона был ее дед, который уступил власть Льву Седьмому из клана Воронов. Владеет магией утренней звезды, недоступной никому в трех королевствах. Лучший стрелок из лука, в совершенстве владеет мечом и всеми известными видами оружия. Опасна. Прозвище – Пиранская роза. Была осуждена на смертную казнь и освобождена после доказательства невиновности. В одиночку разбила отряд воинов ордена Золотого льва.

На этот раз вздрогнули Медведь и Сокол и посмотрели на Робина. Голос смолк.

- Личные связи? – задал вопрос Артур.

Вся семья погибла во время гражданской войны и войны с Аренией. Подруга -графиня Рогнеда Ронская. Обладает магией высшей разрушительной силы, прозвище – Черная молния. Племянник Ратмир – способности неизвестны. Не связаны кровными узами.

- Как?! – выкрикнул король.

- Является сыном вдовы двоюродного брата от второго брака.

- Надо же, они даже не родственники, - скептически произнес Ворон.

 - Еще информация, - нетерпеливо сказал Сокол.

- Безжизненную пустыню под ее руководством за десять лет удалось превратить в богатые земли. Есть собственная армия.

- Что?! – вскрикнули все трое разом.

- Подробности, - выдохнул глава клана Медведей.

- Пятнадцать лет назад герцогству Оден, народу, изгнанному в пустыню, и крошечному графству Роден угрожала опасность, чтобы противостоять вельможам Адении народы объединились. Армия обладает мощной обороноспособностью и легионом драконов.

На этот раз друзья даже ничего сказать не смогли. В тусклом свете было видно, как и без того широкие зрачки серых глаз медведя стали еще шире.

- Это невозможно, драконы вымерли пятьдесят лет назад.

- Анне Рейн и Рогнеде Ронской удалось найти пару и создать условия для их размножения. Это дело успешно продолжил Ратмир Оденский, племянник Рейн.

- Сколько их сейчас?

- Количество неизвестно, - продолжал вещать призрак.

- Численность армии, навыки солдат, боевая способность, - выдохнул Робин.

- В трех провинциях держать оружие начинают раньше, чем ходить. С воинским искусством знакомы все, а женщины в этом деле ничем не уступают мужчинам. Даже все животные способны защищать их. 

- Это какой-то бред, - прошептал король, растирая лоб.

- Значит, в Зеленых угодьях Анна спасла тебе жизнь, – вдруг сказал Артур. – Здорово ты ей отплатил.

- Заткнись! – прорычал Робин, бросив на него сердитый взгляд.

- Кстати, Ворон, на тебе приворот, - безразличным тоном проговорил Эдвард. – Еще не вступил в силу. Снимать?

Монарх внимательно взглянул на него.

- Не смотри на меня с такой надеждой, Роб, это – не Анна, - ядовитым тоном проговорил Сокол.

- А кто? – заинтересовался Медведь.

- Бывшая любовница, третья с краю.

- Понятно, - почему-то удовлетворенно заключил Артур. – Самая глупая из всех.

- Да кто вы такие, чтобы судить меня. Здесь сборище святых, как я погляжу, - встал в позу Робин.

- Однако мы насилием не занимались, - не отводил глаз Медведь.

- Я не собирался никого насиловать, идиоты, - глухо сказал юный король. Он почему-то вспомнил Анну, представшую перед ним в первый день: растерянную, стеснительную, вопросительно заглядывающую ему в глаза. – Что это за растение пиранская роза?

Сокол задумчиво уставился на стеллажи с книгами.

- Есть такие цветы в Пиране. Неземной красоты. Встречаются так редко, что многие почитают их за легенду. Те, кто хотел их сорвать, погибали на месте. Шипы ядовитые.

- Редкая гадость, - сказал Робин будничным тоном. – Значит сейчас она в Отборне. Нужно туда поспешить.

- Да, но зачем? Что ты собираешься делать, Ворон? - Артур стоял, широко расставив ноги и скрестив руки на груди.

- Я собираюсь жениться на ней, - мягко вставая со стула, ответил Робин. – Или у тебя есть возражения?

- Боюсь, что у нее они будут, - вмешался Сокол. – Ты что же думаешь, Роб, что девушка с такой внешностью, способностями, а, главное, могуществом и богатыми землями, никого не привлекла раньше тебя? Как же, как же. Она ждала, когда ты вырастешь.

- Да, - вновь заговорил Артур. – Ждала, когда ты сделаешь ее своей любовницей.

- На ее руку претендовали два короля соседних держав. Это мне доподлинно известно.

Губы Робина презрительно скривились.

- И что же?

- А то, - ответил Эдвард, – что никто из них положительного ответа не получил. – И не думай, что она упадет в твои объятия, как только услышит предложение о браке. Насколько я успел узнать ее натуру, плевать она хотела на громкие титулы и казну. Практически в одиночку противостоять всей знати и не искать покровителя… Не знаю даже, что ею двигало.

- А раз для нее имена не важны, значит, у нас тоже есть шанс завоевать любовь красавицы. Пусть сама выбирает, - вновь вклинился Медведь.

Робин опять криво усмехнулся, опустив ресницы.

- А если это будет кто-то не из нас? – спросил он. Вы об этом подумали?

- И кто, к примеру?

- Да хотя бы Ратмир.

Сокол поперхнулся.

- Ну, ты и скажешь. Тебе просто ревность застит глаза.

- Я согласен лишь с тем, что Анна может выбирать сама, но упаси вас бог, сделать какие-то поползновения в ее сторону. В Отборне рассчитываем только на магию. Никаких неосторожных движений, чтобы не навредить ей. Головой отвечаете.

            Трое юношей стояли друг напротив друга, скрестив горящие взгляды. Тусклый свет падал на их волосы, а мотылек все продолжал летать вокруг фонаря.

            

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям