0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Паранормальные приключения » Отрывок из книги «Паранормальные приключения»

Отрывок из книги «Паранормальные приключения»

Автор: Эльба Ирина и Осинская Татьяна

Исключительными правами на произведение «Паранормальные приключения» обладает автор — Эльба Ирина и Осинская Татьяна. Copyright © Эльба Ирина и Осинская Татьяна

Ледяной воздух, пробираясь под полы теплого плаща, выстужал с трудом накопленное тепло. Асфальт, мокрый от прошедшего дождя, уже покрылся тонким слоем льда, затрудняя спуск по мостовой. Да что же это за зима без снега?

Прижимая сумку, набитую книгами и тетрадями, я спешила на вокзал, надеясь успеть на последний автобус. Да уж, каждый день ездить в университет – дело не из легких, но… Лишь с этим условием родители согласились отпустить меня на учебу в город.

Днем – в универе. Ночью – дома. Честно говоря, на вокзал я бежала всего второй раз за прошедшие три года. Чаще всего в родной поселок меня подвозил дядя Сережа. Но именно сегодня он никак не успевал меня забрать – застрял на объекте. Так что приходилось добираться домой своими силами.

Впрочем, я прекрасно понимала желание родителей, чтобы я хотя бы по ночам находилась под присмотром – одного ребенка они уже потеряли… А второй, в моем лице, на данный момент подавал надежды однажды стать неплохим психологом. Главное, пережить экзамены и дипломную!

В очередной раз поскользнувшись на ровном месте и тихо выругавшись, я свернула на нужную улицу и стала переходить дорогу. К погодным аномалиям этого дня добавился туман, резко ограничивающий видимость. Сквозь его густую дымку едва пробивался тусклый желтый свет фонарей, кое-как освещая проезжую часть. До тротуара оставалось всего ничего, когда резкий визг тормозов буквально оглушил. Следом ожидаемо последовал удар, а потом земля и небо закружились в безумном танце…

Глава 1

Такие больницы я видела только в сериалах. Врачи в белоснежных костюмах и медсестры в халатах на самой грани приличия производили неизгладимое впечатление.  

Лежа на мягкой кушетке в обществе заботливой девушки, я терпеливо ожидала возвращение травматолога. Импозантный мужчина в возрасте очень резво осмотрел моё «сбитое» тело, потом потащил на снимок, а теперь вот оставил на попечение верткой помощницы. Тяжело вздохнув по давно ушедшему автобусу, я обдумывала возможные места ночевки.

Выходило, что в нынешнем состоянии и с непригодным для визитов внешним видом идти можно было только к бомжам. Мелькнула мысль взять такси и поехать домой, но не факт, что какой-нибудь Рафик окажется безопаснее бездомных.

Жаль, что тут в больнице все занято. Я бы не отказалась прямо сейчас прикрыть глаза и тихонько уплыть в сон под мерное бурчание какой-нибудь экстравагантной бабушки-соседки.

Медленно приняв вертикальное положение под взволнованное сопение медсестры, я подошла к зеркалу и не смогла подавить горестный вздох. Оттуда на меня взирало побитое жизнью существо: растрепанные каштановые волосы, тусклые серые глаза и бледная, как у смерти, рож… личико. Смотрелась я очень жалко.

– Так, милая, могу вас обрадовать – внутренних повреждений нет. Сотрясения тоже. Пара синяков и ушибов, а в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо!

Доктор потряс зажатыми в руке снимками и радостно улыбнулся.

– Вот после таких диагнозов возникает непреодолимое желание заказать венок и место на кладбище, – пробурчала я, стараясь пригладить взъерошенные волосы. – У вас можно остаться на ночь, под присмотром?

– Увы, моя милая, мест совсем нет. Но не переживайте! Я могу обеспечить вас обезболивающим. А если вдруг станет плохо, можете снова обращаться к нам.

– За обезболивающим? – съязвила я, а доктор только развел руками. – Ладно, поняла вас. Спасибо.

Распрощавшись со светилами медицины, я забрала с диванчика верхнюю одежду и, морщась от боли в бедре, на которое и пришелся основной удар, вышла в коридор. Сейчас надо было пройти на кассу и оплатить прием. Оставалось надеяться, что денег хватит, все же больничка оказалась не из бюджетных.

 Шок от пережитого потихоньку начал давать о себе знать, пока выражаясь лишь головной болью. Сделав пару глубоких вдохов, я направилась к лестнице.

– Девушка, стоять!

Обернувшись, я встретилась взглядом с парой холодных синих глаз. Водитель, так неудачно сбивший меня своей иномаркой, а затем благородно доставивший в больницу, о чем-то беседовал с доктором. Оперативно закончив разговор, он направился в мою сторону.

– Приношу извинения за случившееся, – учтиво произнес незнакомец, впрочем, не меняя выражения лица на виноватое.

– Принимаю. Не переживайте, заявление писать не буду, – устало прислонившись головой к стене, я прикрыла глаза.

– На счет оплаты не беспокойтесь. Можете сразу ехать домой.

– Спасибо, но это было лишнее. Сколько я вам должна? – я начала перетряхивать вещи, пытаясь найти кошелек.

– Чего не хватает в женской сумке?

– Простите? – непонимающе переспросила я.

– В женской сумке никогда не хватает порядка, – улыбнувшись уголками губ, произнес незнакомец. – Оплата осмотра – меньшее, что я мог сделать.  

– Как хотите… – демонстративно захлопнув сумочку, я начала медленно спускаться по лестнице.

– Вот, возьмите, – посмотрев на карточку, которую протянул собеседник, я машинально взяла её. – Если вдруг станет плохо, не стесняйтесь и звоните.

– Благодарю.

Кивнув на прощание, незнакомец обогнал меня и скрылся в проходе. Опустившись на ступеньки, я стала ждать, пока пройдет головокружение. Невольно взгляд остановился на визитке, где значилось имя – Марк Лисовский, и номер телефона. Фыркнув, я закинула картонку в сумку и, еще немного посидев, двинулась в путь. Надо бы позвонить родителям, уже успевшим оставить больше сотни сообщений и звонков, а затем решить, что делать дальше.

***

Попытка вызвать такси и отправиться домой провалилась с треском. На выезде из города произошла авария и теперь онлайн-карта радовала стабильным бордовым цветом дороги.

Пришлось переходить к плану Б.

Битый час просматривая объявления, я не нашла ничего лучше старого обшарпанного дома, где сдавались комнаты на ночь. Остальные были подозрительно переполнены, вызывая жуткое желание выругаться в адрес понаехавших туристов.

– Простите, девушка, но вы опоздали. Пять минут назад был занят последний номер.

– Вы же говорили, что места есть.

– Ну, кто же знал, что так будет? Надо было сразу брать!

– Ясно, спасибо.

Сил ругаться не было. Голова не просто болела, а буквально раскалывалась на части, напрочь игнорируя принятое обезболивающее. Зайдя в первую попавшуюся кафешку, я заказала чай с мятой. Настроение, подобно чайному пакетику, было на самом дне. Поблагодарив официантку, я полезла в сумочку, чтобы выпить еще пару таблеток болеутоляющего. Просунув руку в один из кармашков, я почувствовала, как что-то острое резануло палец. Обругав себя, на чем свет стоит, за манию «Плюшкина», аккуратно достала визитку. Что же, видно, сама судьба велела воспользоваться услугами уважаемого товарища Лисовского!

Набрав номер и послушав гудки, я уже собиралась сбросить вызов, когда его приняли:

– Да!

– Доброго вечера, господин Лисовский. Вас беспокоит девушка, которую вы сегодня сбили. Помните такую?

– Решили все-таки не пренебрегать моей помощью?

– Решила. Причем, самым наглым образом. Не могли бы вы подъехать к кафе…

Двадцать минут спустя мрачный тип вошел в небольшое помещение, окидывая пространство цепким взглядом.

– Выглядите не очень.

– Мой внешний вид полностью соответствует внутреннему состоянию, – я окинула мужчину недружелюбным взглядом.

Главное, сам сбил, растоптал все шансы попасть домой, а теперь еще и смеется. Сразу видно – потомственная сволочь.

– Так чем могу помочь?

– Мне негде ночевать, Марк. На дорогах коллапс, а гостиницы заняты. Я бы, возможно, пересидела ночь в кафе, но чувствую себя не очень хорошо.

– Хотите переночевать у меня?

– Это самый крайний и наименее желательный вариант, – фыркнула я. – Вы не могли бы попробовать договориться с больницей, где меня осматривали? Там было вполне уютненько.

– Пойдемте, – коротко бросил мужчина, направляясь к выходу.

Держась за столик, я с трудом выбралась из-за него и на полусогнутых последовала за хмурым типом, уже жалея о жесте отчаяния. Кстати, машина у него была прекрасна: чистый салон, наполненный запахом кожи и пряным ароматом парфюмированной воды. Полный набор разнообразных гаджетов и… печка. Я чуть не замурлыкала от удовольствия, когда струи горячего воздуха начали скользить по ногам, а потом включился подогрев под попой. В уютном салоне меня окончательно разморило, и я постепенно погрузилась в приятную дрему.

– Очнитесь, – кто-то не сильно встряхнул меня за плечо, вырывая из сладкого забытья. – Мы приехали.

Открыв глаза, я бросила короткий взгляд на Марка, придерживающего дверь, и выбралась из машины. Ноги не держали, поэтому сделав первый же шаг, я стала заваливаться на бок. Лисовский вовремя подхватил меня, не дав облобызать асфальт.

– Вы как?

– Не очень, – честно призналась я. Тошнило, голова гудела, про ломоту во всем теле я старалась не думать. – Мы где?

– Около больницы, как вы и просили.

– Спасибо, – высвободившись из мужских рук, я решительно направилась вперед, игнорируя протесты организма.

Шаг, еще один шаг, а потом темнота…

 

***

Первым, что бросилось в глаза после пробуждения, это расписной потолок, изображавший сцену эпической битвы между ангелами и демонами. Пощупав лоб и стянув с него мокрую повязку, я со стоном приняла вертикальное положение. Обстановка комнаты, на минуту, отвлекла меня от мыслей о собственном местоположении.

Это, по всей видимости, была гостиная, обставленная в стиле «дорого-богато». Многочисленные предметы искусства, статуэтки, вазы с цветами – все кричало о состоятельности человека, содержащего этот дом. Зачарованно разглядывая одну из картин, я не заметила, как господин Лисовский вошел в помещение.

– Уже пришли в себя, – немного устало проговорил виновник всех моих нынешних бед. – Пришлось помучиться с вами.

– Простите, что случилось?

– Вы упали в обморок. В больнице повторно поставили тот же диагноз – синяки и ушибы, без сотрясения. Но Всеволод Петрович подметил, что у вас что-то нервное, вызвавшее вестибулярное расстройство.

– С учетом всего случившегося – не удивительно. – Я кинула взгляд вокруг себя. – Простите, а где мои вещи?

– В гостевой спальне. Там уже ждет горничная.

– Спасибо, но может я все-таки в больничку…

– Вы останетесь здесь, – сказал, как отрезал.

Я с сомнением посмотрела на мужчину, выискивая в нем повадки, характерные для маньяков – ревнивый тиран, хамящий дома и угрюмый в коллективе. Первое под вопросом, второе – проклевывалось, а вот искать для проверки ночью коллектив я была не готова. Да и вряд ли такой красавец станет покушаться на мою девичью честь. С его модельной внешностью и синими глазами инквизитора, он точно не был обделен женским вниманием. Да еще и блондин…м-м-м… Мой любимый цвет и размер!

 Я чувствовала себя разбитым корытом, но все же нашла силы заценить красавчика. Женскую натуру не убьешь ничем!

Следуя за гостеприимным хозяином, я бросала короткие взгляды по сторонам. Каждая увиденная комната напоминала отдельный мир, но, в то же время, идеально гармонировала с другими. Поднявшись на верхний этаж, я в очередной раз мельком глянула в приоткрытые двери и сдавлено охнула. В неярком оконном свете отчетливо виделся человеческий силуэт. Размытый, полупрозрачный, жуткий. Удерживая в руках толстый фолиант, видение переставляло его с места на место. Почувствовав, как на лбу выступил холодный пот, а руки затряслись, я отскочила к противоположной стене.

– Чур меня, – прошептала едва слышно.

И, честное слово, в ответ услышал шипящее:

– Чур тебя я не хочу!

Плохо дело. За всеми злоключениями я абсолютно позабыла про свое лекарство. Надо было срочно найти и принять, пока Марк не заметил мои странности. И пока сами странности не вспомнили про нерадивую хозяйку.

– Вам опять плохо?

– Споткнулась, – отлепившись от стены, я потупилась под внимательным взглядом господина Лисовского.

Хозяин дома кивнул и пошел дальше, но я буквально чувствовала волны подозрительности, исходящие от него. Выделенная комната оказалась обставлена по-современному. Двуспальная кровать, на противоположной стене – плазменный телевизор, рядом встроенный шкаф. В общем, самая обыкновенная спальня, за исключением общей стоимости всех предметов интерьера. Оставив меня на попечение горничной, господин Лисовский пожелал доброй ночи и удалился.

После освежающего душа и получасовой процедуры обработки синяков и ссадин заживляющей мазью, которую любезно передал виновник моих сегодняшних приключений, мне, наконец-то, позволили лечь спать. Зарывшись с головой в одеяло и убаюканная теплом, я моментально провалилась в сон.

Странное тревожное чувство терзало измученный за день разум. Лицо кололо десятками иголочек, словно кто-то водил по нему кусочком льда. Желая отогнать неведомого шутника, я махнула рукой и перевернулась на другой бок…

Знакомое ощущение чужого присутствия пробежало электрическим разрядом по телу, парализуя разум. Страх… Первобытный животный ужас заставил подскочить на постели и броситься прочь, не разбирая дороги. Запутавшись в одеяле, я упала, но тут же вскочила и побежала в коридор. Зацепившись за угол двери, я споткнулась и со всего маху влетела в стену. Боли не было, нет… Только нервная дрожь и безмолвный крик, застрявший комом в горле.

Кто-то резко поднял меня на ноги и зажал, не давая пошевелиться. Я закрыла глаза и попыталась вырваться, но тщетно.

– Тише, девочка, тише. Успокойся…

Потихоньку до оцепеневшего сознания доходило, что меня обнимает вполне реальный человек из плоти и крови. Глубокий успокаивающий голос ласкал слух, превращая в безвольную тряпичную куклу. Последний раз дернувшись и всхлипнув, я затихла.

– Развела тут сырость, – недовольно пробормотал господин Лисовский, поднимая меня на руки.

– Я не специально.

– Знаю. Это я.

– Что?

– Я попросил призрака покружить над тобой пару минут, чтобы проверить свою догадку.

– Кого попросили?

– Призрака. Не отрицай, что ты его видела.

– Я сама не знаю, что видела, – дернула головой, вздрогнув.– И какую догадку вы проверяли?

– На счет твоих способностей.

– А …

– Завтра, девочка. Поговорим завтра.

Открыв дверь плечом, хозяин аккуратно положил меня на кровать. Попытался уйти, но я не дала. Глупо, да, но мне до ужаса, до крика было страшно снова оставаться одной. Метаться среди фантазий и реальности, не понимая, где правда, а где ложь.

– Побудьте со мной, пожалуйста, пока я не усну.

– У меня тоже был трудный день…

– Пожалуйста…

– Ладно, – вздохнул мужчина, а затем обошел кровать и прилег с другого края.

На мгновение замявшись и понимая, что завтра наверняка пожалею о своей слабости, я подползла к Марку под бок. Прижалась к нему, желая почувствовать тепло живого человеческого тела, силу и защиту. Уже уплывая в сон, почти не контролируя мысли, я прошептала:

– Утром я вас убью.

 

***

Пожалуй, это был первый случай, когда я не сдержала слово. Просыпаться в объятиях такого мужчины, как господин Лисовский, оказалось слишком приятно, поэтому я решила благодушно его помиловать.

– Доброе утро! Расскажете, что вчера произошло?

– Может, обсудим все за завтраком? – немного хриплым со сна голосом поинтересовался хозяин дома.

– Не уверена, что захочу остаться на завтрак после всего случившегося. Расскажите, пожалуйста, а затем я покину эту гостеприимную обитель.

– В таком случае, думаю, стоит познакомиться. Как вам известно, меня зовут Марк.

– Нэлли. И если не против, может, перейдем на «ты»?

– После такой ночи – можно…

От этой двусмысленной фразы на моих щеках зарделся румянец.

– У меня единственный вопрос: сколько тебе лет?

– Вообще-то это весьма нетактичный вопрос, – но под пристальным взглядом мужчины я поежилась и неохотно призналась, – двадцать четыре. А что?

– Без косметики выглядишь ребенок-ребенком, – покровительственно улыбнулся блондин.

– А тебе сколько, старичок?

– Тридцать четыре.

Я икнула и натянула одеяло повыше. А с виду больше двадцати пяти не дашь. Хорошо сохранился, ничего не скажешь. Даже как-то неловко стало от осознания такой разницы в возрасте.

– Так что именно тебя интересует? – заложив руки за голову, Марк прикрыл глаза, ожидая  ответа.

– Что произошло вчера ночью?

– Скажем так, я решил провести небольшой опыт в угоду своему любопытству.

– И в чем он заключался? Проверить состояние моей нервной системы дурацкой шуткой?

– Ты считаешь шуткой эктоплазматическую субстанцию, парившую над кроватью?

– А как еще? Не призраком же! – хмыкнула я.

– Именно призраком. И не притворяйся, что не опознала сущность. Ты довольно сильный экстрасенс.

– Я не экстрасенс! – соскочив с кровати, я стала озираться по сторонам, ища сумку. – Самый обычный, нормальный и адекватный человек! И я не верю во всю эту паранормальную чушь!

– Нэлли, успокойся. Никто и не говорит, что ты ненормальная. И можешь не искать таблетки – их выкинули еще вчера.

– Что?! На каком основании?

– Ты знаешь, для чего они?

– Успокоительное. Мне прописали их после смерти сестры.

– От нервов или чтобы заглушить чувствительность? Признайся, ты ведь понимаешь, что все видения реальны. Чего ты боишься?

– Это галлюцинации, вызванные посттравматическим шоком.

– Неужели? И вчерашний призрак тоже глюк? – иронично переспросил Марк. – Тогда давай проверим снова.

– Нет!

– Почему же? Ведь этого не существует. Что тебе стоит прогуляться со мной и подтвердить свои же слова?

– Иди к черту! – нервно взъерошив волосы, я опустилась на пол, обнимая себя руками.

– С большим удовольствием, но… только с тобою вместе.

Блондин подошел и, присев на корточки, приподнял мое лицо, пытливо заглядывая в глаза. Синий омут затягивал остатки здравого смысла, заставляя терять голову.

– Я буду рядом, – вкрадчиво прошептал хозяин дома. – Ну же, соглашайся.

Зачарованно наблюдая за движением его губ, я безвольно кивнула, мысленно понимая, что пожалею об этом. Удовлетворенно улыбнувшись, Марк помог подняться и поправил воротник своей же рубашки, выданной мне вместо пижамы. Дав час на сборы, господин Лисовский отправился раздавать утренние распоряжения, а я поплелась в ванную комнату, не понимая, как дала согласие на эту аферу.

Завтракая, я связалась с куратором и предупредила, что сегодня не смогу посетить занятия, сославшись на неотложные дела. Родителям пока не стала звонить. Они знали, что мне пришлось переночевать рядом с универом, и были уверены, что я на занятиях. А сегодняшнюю ночь я уже рассчитывала провести в своей кровати. Марк со странной улыбкой следил за мной, но ничего не говорил, и от этого становилось как-то не по себе.

Дом, к которому мы подъехали полтора часа спустя, больше напоминал старый сарай, державшийся на честном слове. Накренившаяся крыша почернела от влаги и времени, но все еще прикрывала исписанные стены. Обойдя машину, я приблизилась к ожидающему меня мужчине. От неприятного ощущения чужого взгляда, хотелось передернуть плечами.

– Идем?

– А может не надо?

– Нэлли, ты обещала… – положив руку мне на плечи, Марк уверенно зашагал к дому.

Скрип отворяемой двери резанул по нервам, а запах сырости убил обонятельную систему. Остановившись в проходе, я нерешительно топталась на месте, чувствуя себя крайне неуютно. Глаза постепенно привыкали к темноте. По телу пробежал знакомый электрический разряд, и сердце сразу же ушло в пятки, ускоряя ритм.

Марк молча и терпеливо ждал, пока я решусь пройти внутрь. Сделав глубокий вдох, я вытерла вспотевшие ладони о пальто и шагнула в полумрак. Всюду валялись какие-то вещи, видимо, оставленные в спешке. Кое-где на стенах виднелись налеты сажи, а чем глубже я проходила, тем отчетливее становился запах гари. Странно, судя по состоянию дома, заброшен он был довольно давно. Значит и пожар произошел, как минимум, лет десять назад. Отчего же тогда такой аромат?

Тихий шорох и скрежет привлекли мое внимание. Словно чьи-то коготки царапали пластиковую стену. Вопросительно посмотрев на Марка, следовавшего за мной по пятам, я прошла в другую комнату. Давящее ощущение сжимало грудь, как магнитом притягивая именно сюда. С первого же взгляда становилось понятно, откуда пожар начал свое пиршество. Обои на стенах превратились в обугленные клочки, головешки от мебели почти сгнили, не выдерживая натиска времени, а возле окна стояла полусгоревшая детская кроватка. Именно из неё доносились неясные звуки.

Шаг… Еще шаг…

Кроватка закачалась, будто в ней кто-то есть. Нервно сглотнув и утешая себя мыслями, что рядом со мной взрослый сильный мужчина, способный защитить, я сделала еще пару шагов и тут… из темного нутра выпрыгнула пушистая серая кошка. Она остановилась в паре метров от нас, как раз попадая в пятно света от окна.

Облегченно вздохнув, я не сдержала нервный смешок. Надо же! Сама себя накрутила. Присев на корточки, я позвала кошку.

– Кис-кис, красавица! Иди сюда.

Кошка неопределенно фыркнула и медленно пошла в мою сторону. Я протянула к ней руку, терпеливо ожидая, когда она соизволит приблизиться. Только вот стоило пушистой лапке шагнуть в тень, как животное бесследно растворилось во мраке.

Закричав, я подскочила на месте и резко развернулась, желая убежать из этого чертова дома. Марк легко удержал меня, приобняв за талию.

– Ну вот, а ты говорила, что не экстрасенс. Пойдем на улицу.

Я кивнула, продолжая прижиматься к мужчине. Он тяжело вздохнул и буквально потащил меня за собой. Обмякшее тело снова колотила нервная дрожь, а из глаз катились слезы. Заикаясь, я тихо произнесла:

– Что здесь случилось?

Усадив меня в машину, мой странный спутник протянул платок и сел на водительское сидение.

– Около пятнадцати лет назад здесь был пожар. Уцелели все, кроме младенца и кошки, оказавшихся запертыми в капкане огня. Когда приехали пожарные, было уже поздно. Семья уехала, не желая восстанавливать дом и жить на проклятом месте. А пару лет спустя начались странности.

Соседи поговаривали, что, проходя мимо дома, часто слышали детский плачь и мяуканье кошки. Заинтересовавшись этим случаем, я и еще несколько специалистов приехали посмотреть. Как и предполагалось, невинная душа малыша так и не смогла найти покой, плача по потерянным родителям. Мои коллеги провели нужный ритуал и помогли ребенку обрести покой, а вот с кошкой вышла заминка. Животное странным образом обрело некоторые свойства, характерные для домовых, и теперь охраняет место трагедии, изрядно изводя соседей и отваживая незваных гостей. По непроверенным данным, этот дом был построен на старом кладбище. Вот духи и пытаются выжить осквернителей.

– Жуть…

– Поверь, бывают вещи и страшнее. Со временем ты привыкнешь и перестанешь так остро реагировать на паранормальные проявления.

– Со временем? Нет, нет и еще раз нет! Я приехала сюда лишь из-за опрометчивого обещания, но это еще не значит, что я готова помогать тебе.

– Нэлли, рано или поздно тебя все равно заставят. Твои способности слишком ценны, чтобы отказываться от них. Скажи, как ты узнала, в какую именно комнату надо было идти?

– Услышала скрежет. Кошка скреблась лапами по люльке. Ты ведь слышал! Да и  ужасный запах…

– Ничего этого не было. Ни звука, ни запаха. Твои способности помогли выявить точное место обитания сущности. Таких, как ты, в нашем деле называют интуитами. Благодаря таким способностям, группам хантеров не нужно прочесывать весь город, чтобы определить место обитания паранормального существа. Ты можешь отпираться, сколько душе угодно, но от себя не убежишь.

– Замолчи! Не хочу ничего знать.

– Сегодня утром я сообщил Отделу о тебе. Максимум через неделю придет повестка о вызове, и тогда не будет просьб. Тебя просто поставят перед фактом.

– Не имеют права! Я свободный человек и…

– Серьезно думаешь, будто им есть дело до чьей-то свободы? Очнись, девочка. Законы, органы правопорядка – это всё лишь видимость защиты.

– Если бы ты держал язык за зубами, никто бы ничего не узнал! – разозлилась я. – Кто тебя просил рассказывать обо мне?

– Никто, но я устал работать в группе без интуита. Нам с ребятами еще год ждать распределения, а тут попалась ты… Прости, но интересы моей команды важнее твоих страхов.

– Да пошел ты! – выскочив из машины прежде, чем блондин успел остановить, я побежала вниз по улице.

Марк почти нагнал меня, но тут фортуна решила встать на мою сторону. Появившаяся в конце улицы полицейская машина заставила психа остановиться и выругаться. Я же, не теряя драгоценного времени, бросилась прямо к патрульным.

– Вам помочь? – Остановившись, молоденький полицейский вопросительно смотрел на меня.

– Да! Не могли бы вы сопроводить меня к автовокзалу? Я заблудилась в вашем городе.

Даже не покраснев от вранья и забив на оставленные в доме Марка вещи, я уселась в машину. Через час, удобно расположившись на мягком сидении автобуса, я размышляла о сложившейся ситуации. Почему-то я даже не сомневалась в том, что через неделю меня завербуют в сомнительный «Отдел». А что будет дальше? Во что вся эта муть выльется для меня? Ответа не было, но от размышлений становилось не по себе. Вот с такими мыслями я и уснула, убаюканная льющейся из колонок музыкой и тихими перешептываниями других пассажиров.

 

Глава 2

– Солнышко, ты главное звонить не забывай! И кушай хорошо. Я тебе пирожков в дорогу положила и плед твой любимый. Кстати, термос с чаем в синей сумке, а кипятильник в маленьком кармашке черной. Так, электрическую грелку… – вещала Надежда Андреевна.

– Мама! Ма-а-ам, я всего лишь на семь дней еду.

– И что? За это время всякое может случиться! Ты знаешь, как в горах холодно? Особенно в это время года.

– Па-а-ап, сделай что-нибудь! – папулька, Константин Николаевич, оттолкнулся от стены и, приблизившись к жене, бережно её обнял.

– Прости, дочка, но я с ней согласен. Верю, что вас отправили отдыхать на хорошую базу, но… мало ли. Кстати, фонарик лежит на самом верху в черной сумке.

Покачав головой, я беспомощным взглядом окинула баулы, сложенные в коридоре нашей трехкомнатной квартиры. Подумать только, первый раз в жизни еду куда-то отдыхать! И то, надо сказать спасибо подруге, уговорившей родителей. Целая неделя в горах, да еще всем нашим дружным коллективом! Даже не верится.

Поцеловав мамку в щеку, я взяла сумки и вместе с отцом спустилась вниз, где меня уже ждала машина. Карина, моя лучшая подруга и надзиратель на дни отдыха, уже вовсю трещала о достоинствах базы, предоставленной нам начальством.

– Привет народ. А где Сашка? – удивилась я, не обнаружив в машине еще одного отдыхающего.

– Он позже приедет. У него «очень важные дела», – передразнила подруга своего парня. – А ты, смотрю, решила в горы на ПМЖ переехать?

– Не трави душу!

– Да ладно, уж мне-то не знать, какой бывает Надежда Андреевна. Я до сих пор удивляюсь, что смогла тебя «отбить».

 – Так говоришь, будто они звери какие-то, – засмеялся Пашка, наш водитель.

– Хуже, они – родители! Это страшнее всего.

– Против правды не попрешь, – согласился одногруппник. – Ну что, можем ехать?

– Давно пора, – заулыбалась Кариша, в предвкушении недельного отдыха.

Пока мы добирались до базы, я успела поспать, поесть пирожки, испечённые заботливой мамой, а еще погорланить мультяшные песни на пару с подружкой. Пашка, глядя на нас, бурчал что-то о «детстве в одном месте», но тоже изредка подпевал. В общем, к пункту назначения мы подъехали в отличном настроении.

По сравнению с нашей нынешней зимой, совершенно обделенной снегом, база казалась настоящим белым раем. Сосны, укрытые пушистым одеялом, походили на сказочные игрушки с живущими в них птичками и белочками. Морозный воздух щипал за нос и щеки, подгоняя в уютное тепло отдельных номеров. Многие ребята уже приехали и теперь обживали одно из шестиэтажных зданий. Вытащив вещи, я рванула внутрь, желая поскорее полюбоваться видом из окна.

Благодаря тому, что сама база находилась на возвышенности, из нашего окна открывался потрясающий вид. Тем более, что я выторговала у мальчиков комнату на пятом этаже, поэтому мы с Кариной буквально прилипли к стеклу, глупо улыбаясь.

– Красота-то, какая! Жаль только, что двери на балкон не открываются.

– Ничего, вечером кого-нибудь из ребят попросим помочь, – подруга плюхнулась на кровать и блаженно прикрыла глаза. – Хорошо жить на белом свете!

– Как мало человеку нужно для счастья. Вставай давай, оптимист ты мой! Мальчишки сказали, что после обеда будут проводиться снежные бои. Нам надо еще переодеться и разобрать вещи.

– Умеешь ты настроение испортить, – пробурчала подруга.

Длительные поездки становились для Карины настоящим мучением, поскольку она категорически не любила уборку и возню с вещами. Послав ей воздушный поцелуй и лукавую улыбку, я принялась вытаскивать из сумок одежду, лишний раз убеждаясь, что мамку до сбора «чемоданов» допускать нельзя.

Как народ и обещал, после обеда мы отправились лепить снеговиков и «воевать». Счастье, что никто не видел наши дурачества, а то потребовали бы вернуть нас из универа за школьную парту. Вытряхнув из-за шиворота снег, мы с Кариной, смеясь, наперегонки побежали в номер – победителю доставалось право первым принять душ. Увы, похвастаться атлетическими данными не могла ни одна из нас, поэтому в пролете между четвертым и пятым этажом мы договорились о ничьей.

Окинув меня скептическим взглядом, подруга недовольно фыркнула и благодушно разрешила пойти в душ первой.

– Еще не хватало, чтоб ты простыла, – заявила она. – Я не собираюсь оставшиеся дни провести сиделкой у твоей постели.

Не став спорить, я быстро разделась и вышла из комнаты. Коридорчик, соединивший наш и соседний номера и заканчивающийся душевой, был погружен в темноту. Поэтому до нужной двери пришлось добираться наощупь. Зато там я быстренько включила свет, настроила воду и с удовольствием встала под горячие струи, не позаботившись даже закрыться на щеколду. Все равно Сашка и его друг еще не приехали, а больше к нам никто не зайдет.

В считанные секунды пар полностью поглотил небольшое пространство, клубясь сгустками облаков под потолком. Большое, почти во всю стену, зеркало запотело, и теперь из-за капель, стекающих то тут, то там, казалось, будто оно плачет. А меня наоборот переполняла эйфория. Намылившись душистым гелем, я начала мурлыкать любимую песню и двигать попой в такт мелодии.

Вдруг что-то холодное коснулось ноги. Дернувшись, я тут же зашипела от боли, чувствуя, как чья-то лапа оставила порезы на коже. Словно электрический импульс прошиб тело и замер в животе, скручиваясь неприятным комком страха. Прижавшись спиной к стене, я пыталась сквозь густой пар рассмотреть хоть что-то, но безрезультатно!

Неуловимое движение на уровне талии и ледяная конечность вновь скользнула вдоль тела. Вместе с нервным всхлипом из моей груди вырвался отчаянный крик, который, наверняка, слышала вся база.

Дверь в душевую распахнулась, и я рванула к человеку, появившемуся на пороге. Было плевать, кто это. Главное, что живой и материальный!

– Тихо-тихо, не кричи, – зашептал парень, прижимая к себе.

– Там кто-то есть…

– Уже никого. Тебе показалось.

Ну да, конечно. Несмотря на испуг, я сумела выделить фразу «Уже никого». Спаситель успокаивающе гладил меня по мокрым волосам и обнаженной спине, пока я окончательно не пришла в себя.

– Прости, я намочила тебе футболку. – Немного отодвинувшись, я неловко прикрыла грудь руками.

– Постираю, – белозубо улыбнулся незнакомец. – Ты в порядке?

– Уже да. Наверное, мне и вправду показалось.

Спаситель не спешил уходить. Его взгляд, то и дело, соскальзывал с лица на едва прикрытую грудь. Чуть наклонившись вперед, так что между нами оставался жалкий сантиметр, он снял с вешалки мой халат и накинул на плечи. При этом он пристально вглядывался в мое лицо, ни на секунду не отводя взгляда. Не знаю, что он там увидел, но это ему определенно понравилось. Смутившись, я быстро запахнула халат и прошмыгнула в комнату. Минуту спустя послышался стук.

– Входи, – закутавшись в одеяло, пробурчала я.

– Не думал, что познакомлюсь с девушкой таким оригинальным образом.

– У меня аналогичные мысли. Еще раз извини. Мне очень стыдно.

– Да ладно, бывает. В прошлый раз я снимал девчонок со стола, когда они увидели мышь.

– Герой! Кстати, как ты здесь оказался?

– Я – друг Александра – Кирилл. А ты, полагаю, подруга Карины?

– Да, я – Нэлли. Приятно познакомиться. Кстати, ты не знаешь, куда она делась? Должна была в комнате меня дожидаться…

– К Сашке побежала, – парень улыбнулся. – Кажется, она подозревала, что он не приедет.

Почему-то лицо этого молодого человека казалось мне знакомым. Темные волосы цвета кофе. Проницательные карие глаза, лукавая улыбка на губах и точка родинки у внешнего уголка правого глаза. Симпатичный такой и…

– А твоя фамилия случаем не Орлов?

– Орлов. А как ты…

– Медвежонок?

– Только одно мелкое создание называло меня Медвежонком… Ежик!

Да, вот такие банальные прозвища мы дали друг другу когда-то давно. Ежик и Медвежонок. В честь персонажей, что шли на помощь сквозь любые преграды несмотря на расстояние. «Друг в беде не бросит, лишнего не спросит…»

Мечта моего далекого детства и сосед по площадке, переехавший в другой город восемь лет назад. Сейчас он радостно улыбался и лез обниматься. Даже не думала, что когда-нибудь снова его увижу. Сотни раз представляла нашу встречу, но даже предположить не могла, что любовь детства спасет меня от неведомого монстра.  

– Слушай, если бы увидел тебя в городе, никогда не узнал! Где то мелкое чудище, бегающее за мной хвостиком?

– Ну, что выросло, то выросло. Кстати, еще нужно посмотреть, кто за кем бегал! Тебя тоже не узнать. Где разноцветные дреды, украшавшие эту пустую головушку?

–  Оставил в прошлом. Как видишь, я вырос и стал настоящим красавчиком.

– Ага, сам себя не похвалишь… – засмеялась я. – Слушай, ты как здесь вообще оказался?

– Да по работе приехал. У меня на базе кое-какие дела, – на этих словах друг детства нахмурился и как-то странно посмотрел на меня. – Нэл, прости за глупый вопрос, но из-за чего ты кричала?

– Я же сказала, мне показалось, что в душевой кто-то был.

– Хм, а как проявлялось это присутствие?

Теперь уже пришла моя очередь хмуриться. Нехорошие подозрения, закравшиеся в голову, с каждой секундой превращались в твердую уверенность.

– Что-то холодное коснулось ноги. Ой, я же поцарапалась.

Я даже пискнуть не успела, как Кир оказался рядом, выпутывая ногу из одеяла. От прикосновения горячих пальцев по коже пробежала жаркая волна, заставляя закусить губу и отвести взгляд. Оказывается, несмотря на прошедшее время тело все также реагировало на его прикосновения. 

– Глубокие царапины, – глухо прокомментировала моя первая любовь, рассматривая окровавленную ногу и алые разводы на белой ткани. – Не шевелись, я сейчас принесу аптечку.

– Возьми мою, в сумке на самом верху.

– Мама собирала?

– Есть вещи, которые с годами не меняются, – я улыбнулась, глядя на поползшие вверх уголки красивых губ.

Пока Кирилл занимался обработкой следов, я размышляла, что за зверь мог их оставить. Спрашивать в лоб было боязно – вдруг я сама себе все придумала и Кир не имеет никакого отношения к этим… хантерам? Слово, однажды услышанное от Марка, засело в памяти как напоминание, что за мной могу прийти. С другой стороны, интерес Кирилла к случившемуся не казался праздным.

– Надо проверить душевую на наличие травмоопасных предметов, – начала я будничным тоном. – А то если Каришка тоже поцарапается, будет не хорошо.

– Я все осмотрю, не переживай. Так, царапины я обработал, вечером сделаем перевязку. Постарайся не пережимать рану и не бегать по лестнице хотя бы в ближайшие пару часов.

– Как скажешь, папочка.

– Отдыхай, Ёжик, а мне пора. Кстати, ножки и фигура просто загляденье!

– Кир!

– Что? – засмеялся парень, уворачиваясь от полетевшей в него подушки. – Кто тебе скажет правду, как не я? Но если серьезно, Нэл, то ты действительно очень изменилась. Расцвела и превратилась в настоящую красавицу.

– Спасибо, – отозвалась смущенно, краснея под внимательным взглядом друга.

– Увидимся на ужине, – не прощаясь, Кир покинул комнату.

 

***

– Доброго вечера, уважаемые отдыхающие! Руководство «Белого медведя» от души желает вам приятного времяпровождения, – вдохновенно вещала молодая девушка. – В программу нашего вечера входят танцевальный мастер-класс, шарады и праздничная дискотека, а завтра вас отвезут на увлекательную экскурсию. Хорошего отдыха!

Как только стихли слова администратора, свет в главном зале погас, сменяясь ультрафиолетовыми прожекторами, а из динамиков полилась зажигательная музыка. Весело смеясь, ребята рвано дергались под ритм клубных хитов, наслаждаясь вечером. Завистливо посмотрев на отрывающихся друзей, я вздохнула и, прихватив стакан сока, направилась на выход – слишком уж душно стало в помещении. Полумрак длинного коридора разгоняла лишь парочка люминесцентных ламп. Дверь, ведущая в столовую, слегка покачивалась, издавая неприятные звуки. Заметив промелькнувший силуэт в узорчатом стекле, я остановилась, как вкопанная, а затем попятилась. Знакомый электрический разряд прошиб тело. Развернувшись, я рванула обратно в зал, но второй раз за день врезалась во что-то большое и нецензурно ругающееся. Стакан сока выпал из ослабевших пальцев и разбился вдребезги.

– И месяца не прошло, как ребра срослись! За что ты меня так?

– Кирилл?

– Нет, твой личный маньяк. Ты чего? Обнимашек захотелось?

– Я это… обратно вернуться решила.

– Ну-ну, – хмыкнул Медвежонок, насмешливо приподняв бровь, – с таким лицом на танцы не бегут и стаканами не разбрасываются.

– Ох, надо же осколки убрать, – я окинула взглядом «место происшествия».

– Уборщица уберет, а мы просто отойдем в сторонку. – Кир предложил руку и помог перешагнуть битое стекло. – Ты опять что-то видела?

– С чего ты взял?

– Ежик, не надо держать меня за дурака. Ты ведь чувствуешь нечисть, правда?

– Кто ты? – отступив к стене, сдавленно прошептала я.

– Человек, который любит избавлять мир от разных тварей. Нэл, расскажи, что ты видела?

Рассказывать ой как не хотелось, наоборот, появилось сильное желание отделаться от Кирилла побыстрее. Услышав звук отворяемой двери, я заметила красную кофту подруги. Но только я собралась ее окликнуть, как Кир закрыл мне рот поцелуем. Я даже пикнуть не успела. Попытки вырваться из стальной хватки или хотя бы причинить нахалу боль не увенчались успехом. Поддавшись напору твердых губ, я расслабилась, логично рассудив, что чем быстрее прекращу вырываться, тем скорее он меня отпустит. А пока можно было даже получить удовольствие от процесса – целовался Кир потрясающе. За прошедшие годы он явно поднабрался опыта и теперь демонстрировал свои навыки.

– Не пытайся от меня избавиться, – довольно улыбнувшись, прошептал парень, согревая дыханием нежную кожу. – Помоги мне, Ежик. Чем быстрее я поймаю эту тварь, тем меньше вероятность, что она успеет еще кому-нибудь навредить.

– Еще кому-нибудь?

– Одна из ваших девочек – Лера, кажется, тоже подверглась нападению. И ее раны посерьезнее твоих. Поверь, это только начало.

– Не надо давить на совесть, – стараясь отстраниться, пробурчала я.

– Нэл, я давлю на твой здравый смысл. Ты ведь понимаешь, что добром это не кончится. Я могу и сам справиться, но это займет время. А в данном случае оно играет против нас.

– Кирилл, а если бы меня не было?

– Но ты есть и, определенно, обладаешь даром. Так почему бы мне не воспользоваться помощью подруги?

– Чтобы ты знал, использовать невинную девушку с выраженным человеколюбием – подло!

– Невинную? – прошептал Кир, расплываясь в лукавой улыбке. – Могу точно сказать, что уже нет. Я был единственным и главным свидетелем этого…

– Ты понял, о чем я! – краснея, я возмущенно стукнула его по плечу.

– Тяжелые времена требуют суровых решений. Не обижайся, Ежик. Уверяю, тебе понравится охота.

– Сильно сомневаюсь.

– Еще как понравится! Хотя бы потому, что рядом буду я, – самодовольно улыбнувшись, Кирилл отстранился, перестав нависать. – У меня есть способность развеивать нечисть, но ее поиски о-о-очень затруднительны. План такой: ты находишь объект, а я избавляюсь от него. Все просто.

– Ну, погнали, кэп, – оттолкнувшись от стены, я кивнула в сторону входа в столовую. – Ты хотел, чтобы я нашла это… Кстати, а ты знаешь, с кем предстоит столкнуться?

– С гаки.

– Очень информативно.

– Можно сказать, что это демон. В гаки превращаются люди, при жизни грешившие чревоугодием. Вечно голодные, не способные утолить это чувство ничем и никем. Попадая в наш мир, они становятся каннибалами. Столько пропавших людей, которые уже никогда не вернутся домой…

Я понимала, о чем он говорил. Сама не раз проходила мимо столбов и планшетов, где мелькали черно-белые лица пропавших без вести. Подобные дела так и остаются висяками, ведь что могут обычные люди против нечисти.

 – Ежик, так где?

– Он в столовой. Удачной охоты, а я пошла обратно в зал.

– Не спеши. Эти твари очень верткие и отлично прячутся. Ты нужна мне, Нэл, –Кирилл взял меня за руку и потащил в сторону по-прежнему раскачивающейся двери.

Из столовой сильно сквозило, холодный воздух неприятно щекотал кожу, задувая под нарядное платье. С каждым ударом сердца чужое присутствие становилось все ощутимее, а тьма в коридоре медленно сгущалась, поглощая и без того тусклый свет.

– Кирилл, мне страшно.

– Не бойся, я рядом. Гаки чем-то напоминают крыс. Небольшие, верткие, противные. Считай, что мы идем на охоту за грызунами.

– Просто к сведению – ты меня вообще не успокоил. И если забыл, то я панически боюсь грызунов!

– Помню. Вот видишь, есть существа страшнее гаки.

– Ненавижу тебя, – пробормотала я, крепче сжимая мужскую руку. – Что ты будешь делать, когда найдешь его?

– Если получится, поймаю живьем и отправлю на базу для изучения. Если нет – уничтожу.

 – А как? У тебя есть оружие?

– Поймать поможет заговоренная соль, смешанная с воском церковной свечи. Этот состав способен сдерживать ночных тварей. Для уничтожения хватает заговоренного и освященного оружия.

– Интересная оговорка – ночных. А бывают еще другие существа?

– К сожалению, бывают. Гугл не знает и половины названий нечисти и нежити, с которой нам приходится сталкиваться.

– И как теперь спать по ночам?

– Если в обществе правильного мужчины, то можно вообще не спать.

Вместо ответа я фыркнула, но развивать тему не стала. Да и ни к чему это. Прошлому лучше оставаться прошлым.

Столовая выглядела совершенно обычно, как аналогичные помещения на других базах отдыха. Ее уже подготовили для завтрака: чистые скатерти прикрывали прочные деревянные столы, такие же стулья были задвинуты по периметру. Стаканы и столовые приборы ютились на маленькой этажерке, прикрытые сверху вафельными салфетками. Казалось бы, сейчас внесут подносы с едой и начнут стягиваться отдыхающие.

Вот только горы мусора и объедки, раскиданные по полу, совершенно не вписывались в картину здорового завтрака. Также, как и жадное чавканье, отчетливо доносившееся от одного из столов.

 Икнув, я попятилась к выходу, чтобы в случае опасности дать деру. Кирилл же достал из небольшой поясной сумки банку с порошком, открутил крышку и принялся рассыпать вещество по полу. Пристально наблюдая за ним, я не сразу обратила внимание на воцарившуюся тишину. А когда заметила, было уже поздно: тарелки, до этого мирно расставленные на столах, одновременно полетели в нашу сторону. Вскрикнув, я присела, закрывая голову руками, чтобы защититься от осколков. Надо отдать должное Киру, он даже не пошевелился, продолжая странные манипуляции. Пробирающее до костей подвывание, едва различимое в нарастающем гуле, совпало как раз с радостным выкриком: «Есть!».

– Что есть?

– Круг замкнут. Теперь нужно заманить в него гаки.

– Удачи! А я пошла.

– Нэ-э-эл, – протянул Кирилл, и именно этот момент выбрала тварь, чтобы броситься.

Причем, на меня! То ли я выглядела безобиднее, то ли – вкуснее, но демон решил полакомиться молодой и глупой студенткой. Все, что я успела сделать, это пискнуть и отпрыгнуть в сторону. Пролетевшая мимо тварь задела меня самым кончиком когтей, оставляя на руке длинную царапину.

– Падай! – выкрикнул Кир, и я послушно упала на пол, закрывая голову руками. – Готов, красавчик.

Осторожно приподнявшись, я посмотрела на попавшего в ловушку гаки. Существо кидалось на невидимые стены, пытаясь пробить их, злобно шипело и брызгало слюнями. Все безрезультатно.

Выглядел этот демон премерзко. Мелкий человечек, не выше колена, с редкими сальными волосами по бокам и голой макушкой. Тело было худым, даже костлявым, зато выпирающий большой живот казался надутым баскетбольным мячом. При каждом визге черный провал рта ощерялся рядом мелких зубов-игл. Мрачные глаза-пуговки смотрели с ненавистью, вызывая инстинктивное желание свалить подальше.

– И что теперь?

– Посторожи его. Я сейчас вернусь.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям