0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Печаль Лорэйн (эл. книга) » Отрывок из книги «Жестокий мир. Печаль Лорэйн (#1)»

Отрывок из книги «Жестокий мир. Печаль Лорэйн (#1)»

Автор: Кошевая Лилия

Исключительными правами на произведение «Жестокий мир. Печаль Лорэйн (#1)» обладает автор — Кошевая Лилия . Copyright © Кошевая Лилия

Часть 1. Встреча

Глава 1

 Провинция Туманных гор, империя Аргос

 

В день, когда началась эта история, стояла вполне благоприятная погода, что вовсе не соответствовало настрою Рэйн, командующей имперской армии. Она сопровождала в столицу, к императору, который убил её господина экипаж с дочерью покойного лорда. Рэйн не имела ни малейшего представления о причине столь жестокого и необъяснимого поступка повелителя Ассажа. В тот роковой день один из стражников, удерживавших сопротивляющуюся влительницу за руки, сообщил лишь, что лорд Синх — изменник. Более подробную информацию тщательно скрывали.

Рэйн, командующую армии провинции Туманных гор, император оставил в живых и велел ей лично доставить письмо для жены убитого лорда. Теперь, получив указания от потрясённой горем миледи Орры Синх, воительница направилась обратно в столицу, в этот раз — с дочерью убитого лорда, Скай Синх. Никто не говорил командующей о том, зачем молодой леди необходимо прибыть туда как можно скорее, и несмотря на то, что Скай всегда была откровенна с Рэйн, на этот раз леди не соизволила объяснить происходящее.

Для Рэйн было очевидно, что у семьи Синх возникли довольно серьёзные проблемы, а все эти тайны лишь подтверждали это. Но ведь знай она чуть больше, непременно попыталась бы помочь!

До Виллерии — имперской столицы — им предстояла ещё неделя пути, но отчего-то странное предчувствие беды не покидало Рэйн. И хоть провинция находилась далеко от мест, где шли боевые действия (армия империи воевала с соседствующим королевством Галларат), не стоило исключать вероятность нападения вражеского отряда, ведь за два года галларатские войска заметно продвинулись вглубь империи.

Полуденное солнце ярко освещало столетний лес. За командующей следовали четыре всадника, ещё шестеро замыкали отряд, в центре которого двигался экипаж с молодой леди Скай. С собой Рэйн взяла лучших и преданных воинов, не раз проверенных на поле боя.

Сидя на коне, Рэйн внимательно оглядывала раскинувшуюся впереди дорогу, будто в самом воздухе чувствуя неладное, поэтому вскоре воительница придержала жеребца и подала знак воинам. Те тоже мигом приостановили коней.

Навстречу отряду двигалась странная повозка. Было очевидно, что извозчик с трудом удерживал поводья, склонившись вперёд и совершенно не управляя своей животиной. Конь, выбившись из сил, не спеша ковылял по дороге.

Спешившись, командующая отдала приказ своим воинам:

— Будьте наготове! Не нравится мне этот путник.

После двинулась к повозке разузнать обстановку. По мере приближения к незнакомцу Рэйн крепче сжимала рукоять меча. Холод стали помог сосредоточиться, мышцы напряглись, ведь с каждым шагом ощущение чего-то неизбежного нарастало и сдавливало горло командующей, словно ей на шею накинули аркан.

Возница, будто не замечая женщину в доспехах, продолжал ехать дальше.

— Именем императора, приказываю остановиться! — командным голосом произнесла Рэйн.

Но мужчина даже знака не подал, что услышал.

— Немедленно остановитесь! — повторила воительница значительно громче.

Только после этого гневного окрика руки незнакомца дёрнулись и конь остановился. Голова извозчика была всё так же низко наклонена.

— Ты глухой, что ли?! — возмутилась Рэйн. Напряжение в воздухе продолжало нарастать, и странности в поведении незнакомца только усиливали нервозность командующей. — Откуда ты, куда едешь и что везёшь?!

Мужчина пошевелился, разминая затёкшие руки.

— Откуда я, ты и так узнаешь, — чётким, холодным голосом произнёс он. — Хорошая же новость в том, что я уже прибыл. И нашёл то, что искал.

Затем он поднял руки и резким, нетерпеливым движением откинул капюшон плаща, посмотрев в глаза воительнице.

Несколько секунд Рэйн разглядывала незнакомца. Его лицо не отличалось ничем примечательным и казалось совсем заурядным. Но вот глаза... Было в них нечто завораживающее. Мужчина, в свою очередь, с не меньшим интересом оценивал Рэйн. Его губы растянулись в лукавой улыбке в ответ на её изучающий взгляд. И это на неё подействовало отрезвляюще.

— Это ловушка! Сгруппироваться! — изо всех сил крикнула Рэйн.

И рванула к отряду своих воинов.

Но стоило ей закричать, как незнакомец протяжно свистнул и тут же, словно из ниоткуда, возникли вражеские солдаты. В мгновение ока они ринулись на имперский отряд, пробиваясь к экипажу, где находилась леди Скай.

Командующая не успела добежать до своих — путь ей преградила неизвестная тварь. Огромная, размером с медведя, и совершенно чёрная. До сего дня Рэйн не доводилось ещё видеть подобных созданий — тело существа покрывала чешуя, а на лапах выпирали загнутые когти. Разинув заполненную острыми клыками пасть, тварь выдохнула струйку пара.

Рэйн даже не поняла, кто из них первым кинулся в атаку. Взмахнув мечом, воительница рванула в сторону, и лезвие её меча лишь слегка прошлось по чешуе нападавшего зверя. Тот коротко взвыл и с диким рычанием бросился на Рэйн. Твари удалось несколько раз сбить с ног противницу, и всякий раз она вонзала в её плоть свои острые как бритва когти.

Но боль от рваных ран лишь разъяряла воительницу. Не обращая внимания на кровотечение и рваные раны, Рэйн с ещё большим неистовством бросалась в атаку, едва успевая уворачиваться от клыков и когтей твари.

Сквозь алую пелену слышались крики имперских бойцов. Те отбивали нападение, пока их командующая сражалась с чудовищем. Казалось, прошла целая вечность в этой страшной битве, но на самом деле — лишь несколько минут ожесточённого боя, и вот Рэйн наконец удалось поднырнуть под пасть зверя и вонзить тому меч в горло. Видимо, его шея была не так сильно защищена чешуёй, как остальное тело. Поняв это, Рэйн нанесла ещё один удар, и горячая кровь фонтаном брызнула из ран твари, заливая лицо и руки воительницы.

Мгновение она стояла, не дыша. Запах чудовища был настолько невыносим, что Рэйн не могла сделать и вдоха. По её лицу медленно стекала уже остывающая кровь. Руки, держащие меч, немного подрагивали от всё ещё бурлившего в крови адреналина — ведь у ног лежала убитая, доселе невиданная тварь.

— Командующая Рэйн! Нужно немедленно отступать! — окликнул воительницу один из воинов.

Отчаянный крик бойца словно вырвал Рэйн из оцепенения. Догадка яркой вспышкой озарила её сознание — это засада, которая была спланирована заранее. Оглядевшись по сторонам, командующая увидела растерзанные в клочья трупы солдат. Это была самая настоящая бойня.

— Отступаем! — во весь голос скомандовала Рэйн, с заметным усилием направляясь к коню. — Всем отступать!

Метнув взгляд в сторону повозки, Рэйн увидела стоящего там незнакомца в чёрном плаще, он смотрел на неё всё с тем же нескрываемым любопытством.

Взобравшись в седло, воительница помчала к имперскому экипажу. Распахнув дверцу, увидела испуганное лицо леди Скай.

— Держись крепко! — схватив её за руку, скомандовала Рэйн и в следующее мгновение рывком усадила девушку себе за спину, а потом, пришпорив коня, повернула к лесу, решив затеряться в его глубине, чтобы оторваться от погони. До воительницы доносились звуки утихающего боя и крики отступающих воинов.

Крепко держась за командующую, леди Скай молилась, чтобы удалось оторваться от преследующих их врагов.

Конь мчал со всей возможной скоростью. Боковым зрением Рэйн уловила слева и справа какое-то движение, и две твари, появившиеся словно ниоткуда, окружили всадницу. Она поняла, что оторваться от преследования, возможно, не сумеет. Чёрная смерть догоняла беглецов, издавая жуткий, леденящий душу вой.

Внезапно по лесу разнёсся пронзительный свист, словно кто-то подавал сигнал своим тварям. Те, прыгнув прямо перед всадницей, преградили ей путь.

Конь заржал и встал на дыбы. Вцепившись мёртвой хваткой в поводья, Рэйн удержалась в седле, но леди Скай упала на землю. Сдерживая одной рукой коня, чтобы тот не понёсся в другую сторону, второй Рэйн достала меч. Кружа вокруг леди, воительница не подпускала к ней тварей. Однако те даже не пытались напасть. Только стояли, скалясь и не давая возможности сбежать.

Рэйн лихорадочно соображала, удастся ли ей убить сразу обоих чудищ. Она видела, что шансы на победу ничтожно малы. Схватка с одним зверем оставила кровоточащие раны на её теле, с двумя же справиться не представлялось возможным, твари разорвут Рэйн в считанные секунды.

Приподнявшись на коленях, леди Скай начала развязывать пояс своего дорожного платья.

— Доставь его императору, Лорэйн! Умоляю тебя! — попросила несчастная. Протянутая рука с шёлковым поясом дрогнула, а на глаза леди навернулись слёзы. — Брось меня…

Сердце воительницы сжалось. Скай произнесла её полное имя совершенно безысходным голосом — так, как не произносила с того самого проклятого момента, когда воительница вернулась из столицы с письмом.

— Я не брошу тебя, — резко, но уверенно ответила Рэйн. — Мы либо выберемся отсюда вдвоём, либо погибнем.

— Спасайся сама! — сказала леди и едва слышно добавила: — Спаси мою семью…

Командующая подумала, что ослышалась. Но взгляд Скай ясно говорил: «Император уничтожит всех моих родных, если ты не доставишь ему то, что спрятано в этом поясе».

Рэйн не могла понять, что такого спрятано в этом жалком клочке материи, что император Ассаж готов уничтожить своих верных подданных? Неужели из-за этого и был убит Рамид Синх? 

— Что в нём?! — спросила Рэйн, наклонившись и выхватывая из рук леди пояс.

Не успела Скай ответить, как к ним приблизился всадник. А с той стороны, где шел бой, показался тот самый незнакомец, с которым Рэйн довелось встретиться на дороге.

— Скачи! Немедленно! — горько потребовала леди Скай.

Но было уже поздно.

Мужчина, остановив коня неподалеку от Рэйн, спешился.

— На вашем месте скрываться было бы глупо! — заговорил он сильным и властным голосом, да таким, что воительницу охватил озноб.

— Глупо не попытаться! — не менее властным тоном ответила командующая, рассматривая врага.

Этот мужчина был выше незнакомца с дороги. Его отличали волевые черты лица и жёсткий, колючий взгляд пронзительно смотрящих глаз.

— Возможно, но не в данной ситуации.

Сжав в кулаке пояс, воительница ощутила под пальцами спрятанные в слоях ткани маленькие камешки. Быстро просунув руку с поясом под доспехи, Рэйн скрыла его от взглядов обоих мужчин.

Бывший извозчик рассмеялся, проследив за действиями Рэйн.

— В этом все женщины! — веселился он. — Загребущие. Вечно норовят упрятать ценности на груди! Дорогая, твои прелести не остановят ни меня, ни его, — кивнул он на мужчину в плаще, отороченным белым мехом.

 Оставив эти слова без внимания, Рэйн протянула руку с мечом в сторону.

— А ты попробуй, — высокомерно заявила она, бросая мужчинам откровенный вызов. — Думаю, твои любовницы не будут рады кувыркаться в постели с одноруким.

— Женщина, ты не знаешь, от чего отказываешься! — не прекращая смеяться, продолжил тот, не придав никакого значения угрозе.

— Не имею ни малейшего желания.

Рэйн наблюдала за мужчинами и тварями, не зная, как поступить. Разум кричал: «Беги! Спасайся! И, возможно, ты ещё спасёшь семью Синх…» Но сердце противилось этому выбору. Лорэйн разрывалась на части между долгом перед семьёй и заботой о Скай.

Мужчина в плаще, отороченным белым мехом, не выказывал ни малейшего удовольствия от перебранки своего друга с командующей. Решив прекратить их спор, разгоревшийся совсем не к месту, он подал знак тварям, и те, пригнувшись к земле, грозно зарычали на Рэйн и Скай.

— Хватит! — резко произнёс незнакомец. — Я гарантирую вам и этой молодой леди жизнь. Взамен требую вернуть то, что вы от меня скрываете. Мы договоримся по-хорошему или же я применю силу. — Он сделал паузу, наслаждаясь изумлением, написанным на лицах женщин. — Уверен, вам не понравится второй вариант.

— Перед тем, как что-либо обсуждать, не мешало бы отозвать своих тварей! — гневно потребовала Рэйн, понимая, что этот мужчина здесь главный.

— Вы не в том положении, чтобы приказывать.

От бурлящей в крови злости Рэйн с трудом сдерживалась, чтобы не закричать на этого невозмутимого и наглого человека. В его движениях и словах сквозили власть и сила, чем он откровенно пользовался. Но Рэйн не могла так просто сдаться. Её воины положили свои жизни или были смертельно ранены, сражаясь с врагом, и потому она не имела никакого права соглашаться на требования этого мужчины без боя. Однако Рэйн рисковала не только своей жизнью.

— Возможно, вы правы, а может, нет. Но у меня есть то, что вам нужно.

— И я это получу.

— Не будьте так самоуверенны!

— Вот теперь я сомневаюсь в вашей рассудительности, — глаза мужчины недовольно сузились, и он сделал к Рэйн пару шагов. Конь под седлом командующей перебирал копытами на месте, глухо ударяя о землю. — Я предложил выгодную сделку, а вы торгуетесь.

— На кону не только моя жизнь. И доверять незнакомцу, чьи слова ничего не стоят, я не собираюсь!

Их взгляды скрестились. На секунду глаза мужчины потемнели до черноты, но лишь на мгновение, тут же они вновь стали естественного оттенка. Он намеренно, не пытаясь скрыть свою силу, показывал, что его не стоит дразнить.

— Я всегда держу своё слово! — гордо заявил мужчина. — Как того обязывает мой статус.

От взгляда незнакомца на лице воительницы не дрогнул ни один мускул, но Рэйн хватило всего секунды, чтобы почувствовать, как её сознание словно затягивают в Бездну.

— Быть может, вы соизволите представиться? — мрачно отозвалась командующая.

Второй мужчина с раздражением вздохнул. Сражение воительницы с тварью, которую в его королевстве называли д’каром, впечатлило. И, быть может, не только его. Немногие человеческие мужчины могли выжить в битве с этим зверем. А она — женщина — отделалась лишь несколькими глубокими ранами.

Возможно, именно поэтому король разговаривал с ней и обещал сохранить жизнь, вместо того, чтобы убить и отобрать ветряные камни. Те самые маленькие камешки, вшитые в ткань женского пояса, которые принадлежали королю демонов и были украдены из королевства Галларат.

 Наблюдая за разговором этих двоих, Даар понимал – король изучает воительницу и оттягивает неизбежное. Ей не скрыться от них. При попытке бегства д’кары будут преследовать жертву, пока не настигнут. А они с королём всё равно получат то, из-за чего проделали столь далёкий путь в провинцию Туманных гор.

 Видимо, король решил прекратить всякие разговоры с этой женщиной, так как она резко схватилась рукой за горло. Даар хмыкнул. Король наверняка накинул незримый аркан ей на шею.

Взгляд Рэйн в ужасе заметался из стороны в сторону, она пыталась понять, кто и каким образом её душит. Хватая ртом воздух, выронила меч и обеими руками потянулась к шее, пытаясь избавиться от невидимой удавки. Из горла Рэйн вырывались хрипы, однако она продолжала удерживаться в седле.

— Как вы… — с трудом выдавила из себя она.

Скай испуганно закричала, видя, как задыхается Рэйн, и резко поднялась на ноги. Но д’кары грозно зарычали, останавливая девушку.

— Умоляю! Пощадите её! — причитала Скай. — Она ничего не знала! Она всего лишь сопровождала меня в столицу!

Король будто не слышал её мольбы, продолжая медленно затягивать петлю аркана на шее воительницы. Он не видел повода для дальнейших переговоров. Командующая имперской армии подвергла сомнению его слово и посмела ещё что-то требовать! Хотя он предложил ей сделку, предельно ясно сообщив, что сохранит ей и её спутнице жизнь. Жизнь, которая, по всей видимости, для командующей не имела особой ценности…

Рэйн начала медленно сползать с коня. Мужчина быстро подошёл к ней и подхватил на руки, не позволяя упасть на холодную землю. Прижав воительницу к себе, он взглянул тёмно-синими глазами в её растерянное лицо.

— Моё имя — Кират Орн. Я — правящий король Галларата, — произнёс он низким голосом.

Проваливаясь в темноту, Рэйн слышала его слова.

Но падая в бездонную пропасть, она не чувствовала никакой боли и совсем не ощущала саму себя. Растворяясь в беспросветной черноте, Рэйн думала лишь о том, что её враг — король, мужчина, чьё тёплое дыхание она только что ощутила на своей щеке.

Кират замер. Тело воительницы обмякло, а дыхание стало ровным и глубоким. Тьма исчезла из его глаз, и в них блеснула сталь. Перекинув командующую через седло, король направил коня вниз по склону, всё дальше удаляясь от тракта, где остался разгромленный экипаж.

 

***

Правя конём, Даар наслаждался податливостью и теплом девушки. За два года войны он истосковался по женской ласке и любви. И если информация, полученная от предателя императора — верна, то в скором времени война и вовсе закончится. Кто бы мог подумать, что главный военачальник имперской армии будет их доносчиком?!

Две недели назад Кират получил от Лайгорна весть о том, что командующая Рэйн отправилась сопровождать дочь наместника провинции Туманных гор в столицу. Молодая леди должна была привезти императору магические камни, украденные из королевства ещё век назад. Камни — причина десятилетней войны двух великих правителей, разразившейся после дерзкой кражи, спланированной императором Аргоса и совершённой в непосредственной близости к дворцу прошлого короля Галларата, отца Кирата.

Прибыв на ранее оговорённое место, мужчины заметили, что их воины уже устроились на привал. Бойцы, увидев приближающихся короля с военачальником, поприветствовали их. Вся армия была бесконечно предана своему молодому и решительному, но в то же время строгому и непреклонному королю.

— Быстро они… — произнёс Даар и, спешившись у раскидистого дуба, обратился к девушке: — Давай слезай, или предпочитаешь остаться в седле?

— С радостью! — огрызнулась Скай в совершенно несвойственной себе манере. — Только сомневаюсь, что смогу слезть с коня со связанными руками.

Девушка протянула затёкшие руки вперёд, демонстрируя верёвку. От езды верхом Скай очень устала, к тому же холодный весенний ветер насквозь продувал её тонкую накидку.

— А ты, дорогуша, не такая уж скромная, как я думал, — насмешливо проговорил Даар. — С характером, оказывается!

— Раз так, тогда сними меня и развяжи, — смело потребовала Скай, решившись на ещё одну наглость. — Руки ужасно болят…

Лицо мужчины застыло.

Обаятельная улыбка и яркая привлекательность темноволосого Даара скрывали острый ум и холодное сердце. Благодаря своей силе и несгибаемому духу, он стал превосходным воином и одним из трёх военачальников армии Галларата.

— Не забывай, кто я! — угрожающе произнёс Даар. Его взгляд потемнел, и мужчина посмотрел в глаза Скай. — Не заблуждайся на мой счёт, дорогуша.

— Я прекрасно знаю, кто вы! — Скай досадливо поморщилась от столь резких перемен в поведении мужчины. Он совсем не был так прост, как поначалу казался.

Глаза Даара вновь обрели естественный оттенок. Схватив девушку за талию, он спустил Скай на землю.

— И кто же я? — прижимая её к себе, поинтересовался Даар. — Расскажи-ка мне, дорогуша.

— Вы безжалостный и жестокий убийца! — вырвалось у Скай. — У вас нет ни пределов, ни принципов!

— В чём-то я с тобой согласен. Но таков я лишь с врагами, — Даар коснулся ладонью щеки девушки, нежно погладив её. И ровным голосом продолжил: — Однако вопреки твоим громким заявлениям, принципы и пределы у меня всё же существуют.

Привязав Скай к дереву, он велел ей сидеть тихо и ждать. А сам же направился к костру, где жарили мясо на вертеле. Холодная ночь уже опустилась на землю, и большинство воинов грелись у огня.

Переговорив с ними, Даар оглянулся на Кирата.

 

 

***

 Король положил на землю командующую, недалеко от связанной Скай, и очень внимательно в неё всмотрелся, будто пытался запомнить.

Рэйн всё ещё была без сознания, иначе непременно бы отползла от мужчины, склонившегося над ней, как коршун над добычей.

Некоторое время король оставался неподвижным, но после нетерпеливыми движениями принялся расстёгивать доспехи на теле женщины. Сняв латный нагрудник, Кират провёл рукой по грубой ткани поддоспешника, нащупав пальцами камешки, принялся дальше раздевать Рэйн.

Когда он полностью обнажил грудь воительницы, то увидел спрятанный на её теле шёлковый пояс. Быстро разорвав тонкую ткань, Кират высыпал на ладонь маленькие тёмные камешки, размером чуть больше жемчужины, и крепко сжал руку в кулак.

— Наконец-то! — тихо прошептал он. — Спустя столько времени…

Вторая ладонь, державшая расстёгнутый край женской одежды, не спеша прошлась по гладкой коже пленницы от живота до шеи. Рука на несколько секунд задержалась на небольшой женской груди — та размерено вздымалась вверх при каждом вдохе — а после двинулась по следу от удавки на шее пленницы, и касание было легким, едва ощутимым.

Король недовольно скривился. Он не хотел применять силу, ведь не терпел насилие по отношению к женщинам. Но сейчас война, а эта женщина — их враг.

За два года битвы Кирату не раз доносили о некоем военачальнике Рэйн. И каково же было его удивление, когда поползли слухи, что этот военачальник — женщина. Её отряд всегда приходил на выручку имперской армии в самых горячих сражениях. Эта воительница спасала жизни своих бойцов и оттягивала победу Галларата. Кират думал даже, будто Рэйн нарочно отправляли в пекло на верную смерть. Она же столь неистово сражалась, что не только выживала, но и меняла ход сражений в пользу империи.

Но что больше всего бесило Кирата, так это появление Рэйн на поле боя. Из-за неё не раз откладывалась возможность коронации Ривера, законного наследника империи. И Кирата это не устраивало.

Демон прерывисто вдохнул и застегнул грубую ткань, скрывая обнажённую женскую грудь не только от ночного холода, но и от своего взгляда.

Отдаляясь от своих воинов, Кират желал скрыться в наступившей темноте, ему хотелось побыть одному и обдумать дальнейшие действия, ведь появление ветряных камней значительно упрощало победу Галларата в войне. В его войне! Теперь они вновь могут использовать магические порталы.

 

***

Отвернувшись, Даар заметил, как воины с нескрываемым интересом следят за действиями короля. Они знали — с сегодняшнего дня возвращается былая мощь королевства. Больше никто не посмеет посягнуть на земли демонов. Ни соседствующая империя, ни нейтральная Пангата, ни торговое королевство Эгирия. Даже твари Бравоса им не страшны! Никто. Кират не позволит. Королевская семья и так заплатила слишком высокую цену за удачную попытку украсть ключ для создания ветряных камней предыдущим, давно покойным императором ДэТьери.

Взяв один из кусков жареного мяса, Даар подошёл ко второй пленнице.

Ухмыльнулся, глядя, как она сжалась.

— Ты, наверное, голодная, — произнёс Даар, развязывая ей руки и протягивая миску с едой.

— Какая забота! — язвительно отозвалась девушка, но всё же приняла вкусно пахнущее мясо.

Скай действительно была очень голодна, и хоть ей противна была сама мысль брать еду у захватчика, но желание жить и вырваться из плена всё же одержало победу над гордыней. Поэтому, затолкав поглубже тщеславие, Скай откусила кусочек и с нескрываемым удовольствием прожевала его. Ей было всё равно, как она выглядит в глазах врагов, насколько не соответствует статусу леди — это сейчас неважно!

Когда Скай закончила свою скромную трапезу, Даар вновь её связал, в этот раз не так крепко. Уже было собрался уходить, но вдруг развернулся и стянул со своего плеча тёплый плащ. 

— Возможно, я повторюсь, — ровным тоном проговорил Даар, накидывая его на плечи девушки. — Но принципы и пределы у меня существуют.

 

Глава 2

Медленно и неохотно к Рэйн возвращалось сознание, вместе с приглушённой болью от недавних ранений. Воительница с трудом приоткрыла глаза, пытаясь понять, где находится и что с ней. Неподалёку у коновязей топтались лошади, среди которых ходили галларатские воины.

Лёжа под деревом на холодной земле, Рэйн ощущала, что продрогла. Приподнявшись на локте, села, прислонившись спиной к стволу.

Заметив, что женщина пришла в себя, солдаты напряглись. Где-то вдали шумели остальные воины, громко переговариваясь и размахивая руками.

Опустив взгляд, Рэйн обнаружила себя переодетой. Лат больше нет. Поверх грубой рубахи накинут тёплый мужской плащ.

Она раздосадовано застонала: кто-то раздел её и забрал спрятанный на груди пояс с камешками. Чутьё подсказывало, что к этому приложил руку не кто иной, как тот самый мужчина, представившийся королём Галларата. И это не менее чем странно. Какова вероятность, что слова его окажутся правдой? Ведь он должен сражаться против имперской армии на северо-западе от столицы, именно к этой битве готовился император Ассаж вместе с главным военачальником империи.

Лайгорн посвятил разработке плана боя целый месяц. И тот стал настоящим испытанием для Рэйн. А еще он сделал ей предложение, а она осмелилась ему отказать. Командующая не знала, чем обусловлено его желание вступить с ней в брак, однако не желала связывать себя семейными узами с человеком, который решил таким способом отблагодарить её за спасение жизни — отдать долг, сделав дворянкой.

Тем временем кто-то из воинов окликнул Даара, и тот вышел из своей палатки. В отличие от самой Рэйн, чьи волосы покрывала корка присохшей к ним крови, мужчина выглядел свежо и бодро.

— Очнулась, красавица? — с хитрой улыбкой на лице спросил он и, не дожидаясь ответа, сказал: — Вот и хорошо. Я-то уже стал переживать, что король наш переусердствовал.

— Что с леди Скай… Где она? — обеспокоенно проговорила Рэйн слегка охрипшим голосом.

— С чего ты так о ней волнуешься? — удивился Даар, но всё же ответил: — Жива она, и уже говорит… — он кивнул в сторону большого шатра. — Может, и ты чего расскажешь?

Немного успокоившись от его слов, сама Рэйн всё же не спешила с ответом. Даар смотрел выжидающе, но она продолжала отмалчиваться.

— Если ты хочешь выторговать себе жизнь, то настоятельно рекомендую отвечать на мои вопросы. — В голосе Даара вдруг прорезалась сталь, что заставило Рэйн пристально взглянуть на него. — Кират позже с тобой побеседует, сейчас он занят. Так что отвечай.

— Я не имею ни малейшего представления, что вы хотите от меня узнать! — отчётливо произнесла Рэйн.

Она поднялась на ноги, отчего с плеч соскользнул плащ. Рэйн считала себя достаточно высокой, но выпрямившись во весь рост, увидела, что едва достаёт мужчине до середины груди. И чтобы взглянуть врагу в лицо, ей пришлось запрокинуть голову.

— Начнём с конца. Ты знала, что везла императору ветряные камни?.. Только не смей мне лгать!

— Что везла? — в недоумении вскинулась Рэйн. — Какие, к бездне, камни?! Я сопровождала леди к императору!

— Милая, ты ведь спрятала их на своей груди, — заметил Даар.

От слова «милая» Лорэйн передёрнуло, эта притворная вежливость начала её раздражать.

— Теперь я понимаю, о чём ты, — произнесла воительница. — И мой ответ: нет, я об этом ничего не знала. Какой безумец догадался назвать камни «ветряными»?! Это же глупость какая-то!

— Не твоего ума дело, — зло отрезал Даар. — Достаточно и того, что ты вообще знаешь об их существовании.

— Они настолько важны для императора и короля?

— Спрашиваю я, а ты — отвечаешь! — Даар грубо схватил Рэйн за плечи и угрожающим тоном спросил: — Знала ли ты, что камни хранились в поместье лорда-наместника Рамида Синха?

— Нет!

Командующая вскрикнула от пронзившей её боли – мужчина сжал рваную рану, полученную в результате сражения с тварью.

— Возможно, ты владеешь информацией относительно того, как эти камни у него появились?

— Да сколько можно тебе повторять?! — разъярилась окончательно Рэйн. — На все твои вопросы мой ответ — нет! Я ничего не знала! Ничего!

От лишнего напряжения едва начавшие затягиваться раны вскрылись, и Рэйн ощутила, как под рубахой по руке медленно потекла кровь.

— Лжёшь?

— Я ещё хочу жить!

— Хорошо, — кивнул Даар. — Возможно, мы найдём общий язык.

Демон отпустил её и отошёл на пару шагов. Глянул на свою ладонь, затем на воительницу — сквозь её рубаху проступил кровавый след.

— О, женщина! — он с досадой возвёл глаза к небу. — Теперь тебя ещё и подлатывать придётся. Ступай за мной и ни шагу в сторону.

Даар отвернулся и двинулся по направлению скалы, грозно возвышающейся над небольшим лагерем. Командующая помедлила, но всё же отправилась следом за воином, не забыв прихватить с земли плащ. Правда, она с трудом накинула его себе на плечи связанными руками, но о помощи не попросила.

Едва заметно прихрамывая на одну ногу, Рэйн рассматривала бойцов Галларата, мимо которых шла. Те провожали её взглядами, полными ненависти, не предвещавшими ничего хорошего. В спину воительнице неслись обещания расплаты за смерть собратьев.

Даар не вмешивался, и Рэйн, высоко держа голову, мужественно и молча сносила оскорбления, лишь один раз не сдержалась, когда один особенно наглый солдат бросился к ней и схватил за руку. Грозил, что она будет умолять его о быстрой кончине, когда он будет её насиловать. Тогда Рэйн, не раздумывая, врезала ему связанными руками по морде. Воин опешил от неожиданности, и Рэйн догнала Даара, стараясь больше не отставать.

Достигнув подножия скалы, Рэйн и её сопровождающий увидели девушку, сидевшую к ним вполоборота. Её длинные рыжие волосы водопадом струились по узким плечам и спине, доставая почти до поясницы. Девушка сидела подле дымящегося котла, время от времени подбрасывая в него травы и тщательно перемешивая варево.

— Алора, — вежливо обратился к ней Даар, — необходимо подлечить командующую. Вдруг ещё подхватит какую-то заразу да подохнет раньше времени. А она нам пока нужна живой.

Обратив взор на темноволосого мужчину, Алора оскалилась в улыбке. Сняв котёл с огня, чтобы дать остыть вареву, девушка вытерла руки о своё серое платье.

— Ты предлагаешь лечить убийцу моего народа? — сдержанно уточнила она. — Ту, благодаря которой я нахожусь на поле боя и спасаю наших братьев? Да в своём ли ты уме?

Последние слова Алора выплюнула, как обвинение, даже не скрывая своё презрение к воительнице. И Рэйн, решив, что в состоянии сама обработать свои раны, не колеблясь, повернулась к обоим лицом.

— Думаю, не стоит устраивать конфликт из-за столь незначительной особы, как я, — произнесла она. — Я, как и любой воин, могу о себе позаботиться. Всё, что нужно, это чтобы вы, Алора, разрешили мне использовать чистые тряпки и тёплую воду.

Обращаясь к травнице, казавшейся куда младше её самой, Рэйн, отметила её бесконечно мудрые, не по годам, глаза. Казалось, образ молодой девушки не более, чем личина, за которой скрывалась проницательная и рассудительная старуха, много повидавшая на своём веку.

— Ведьма! — вся вежливость исчезла из голоса Даара. — Не нужно меня злить! Тебе ли не знать, каков я в гневе! Так что не вздумай перечить! Ты будешь лечить любого, кого я прикажу. Будь то даже враг! Я вернусь через пару часов, и чтобы на ней не было ни единой царапины! И следи, чтобы пленница не сбежала, а то шкуру спущу!

Отдав указания, Даар раздражённо подтолкнул командующую вперёд и, не дожидаясь согласия рыжеволосой травницы, развернулся и быстрым шагом удалился вглубь лагеря.

Он ушёл, а женщины остались стоять, прожигая друг друга ненавидящими взглядами. Поведение Даара вызвало у Алоры откровенное бешенство, ещё никогда он не позволял себе столь пренебрежительно относиться к её словам.

Но мужчина был так зол, словно взбушевавшийся океан, волны гнева которого накроют каждого, кто по глупости посмеет бросить ему вызов. Алора не видела в нём знакомого, сдержанного и невозмутимого военачальника. Вовсе не угрозы, а перемена в поведении Даара заставила девушку выполнить его приказ. Она никого не боялась, ибо терять ей было нечего. Алора служила королевскому дому по доброй воле, в знак благодарности прошлому королю за спасённую им жизнь.

— Пойдём, несчастная, так уж и быть, подлатаю я тебя, — снисходительно заговорила Алора. — И даже не вздумай трогать мои вещи, а то по рукам отхлестаю. Вот когда у тебя будут свои тряпки и мази, ими и будешь пользоваться.

Проворчав ещё что-то, Алора посмотрела в сторону удалившегося и уже даже пропавшего из виду военачальника и выдала крепкое словцо. Не нравилось ей то, что предстояло лечить эту воительницу вместо того, чтобы заниматься действительно важными делами.

 Алора указала Рэйн на камень, куда той следовало сесть.

Командующая нехотя выполнила, что было велено, со скучающим видом наблюдая за действиями девушки. Та копошилась в своих сумках: доставала чистые тряпки, перебирала склянки со снадобьями и мазями, выбирая необходимое. После, налив в плошку варево из котла, Алора протянула её Рэйн.

— Выпей! — сквозь зубы процедила травница. — Мой отвар взбодрит тебя и ускорит процессы восстановления. Затем снимем с тебя эту одежду и вымоешься. А то на кой чёрт я буду тратить свои запасы, если ты будешь ходить грязная.

Рэйн с недоверием приняла отвар из рук Алоры, не выражающей ни капли доброжелательности, и принюхалась к нему. Воительница надеялась различить составляющие по запаху, однако познания в травах у Рэйн были прискорбно скудны. Так что понять, из чего сделано это варево, ей не удалось.

— Не боись, — бросила Алора, заметив сомнения Рэйн. — Не стану я тебя травить. Незачем, раз ты так нужна военачальнику. А мне не нужны проблемы с ним. — Её губы от негодования сжались в тонкую линию. И она добавила, лишний раз напомнив слова Даара: — А то и правда шкуру спустит.

Хотя, конечно, не спустил бы.

Про себя же Рэйн отметила, что допрашивающий её мужчина является здесь военачальником. Что немаловажно. И он будет серьёзным препятствием в запланированном побеге со Скай.

Доверившись словам травницы, Рэйн тяжело вздохнула и пригубила горячий отвар. На вкус он оказался настолько противным, что она с трудом сдержала рвотный позыв. Давясь, всё же проглотила целебное питьё.

— Что это, бездна тебя раздери?! — закашлявшись, проговорила Рэйн. — Ничего омерзительней мне ещё не доводилось пить.

— А ты как думала? — сварливо поинтересовалась Алора. — Будто медовое пойло поможет быстро оклематься? Пей, давай! Да побыстрее! Нам в полдень отправляться в путь.

Рэйн повертела в руке плошку, осознавая всю безысходность ситуации и, зажмурившись, большими глотками осушила содержимое, стараясь не вдыхать воздух. Перевела дыхание и тут же ощутила, как по её телу разлилось приятное тепло, наполняя небывалой бодростью каждую клеточку. Тогда Рэйн внимательней присмотрелась к Алоре, подтверждая своё подозрение, что перед ней явно не обычная девица. И впрямь ведьма, как и сказал военачальник.

— Так как тебя звать-то? — спросила Алора. — Иль величать тебя командующей?

— Рэйн, — глухо отозвалась воительница.

— Что тебя мужским именем прозвали-то?

— Неважно, каким, — огрызнулась Рэйн. — Что есть, то есть — и точка. Главное, оно подходит мне.

— Не хочешь говорить — не надо, — пожала плечами травница. — Видать, отец хотел сына, а мать девкой разродилась.

Алора лукаво подмигнула.

— Послушай, ты, ведьма! — Рэйн недобро сверкнула глазами в сторону девушки, повторив слова демона. — Я не спрашиваю, что с твоими предками произошло, поэтому не лезь не в своё дело!

«Хотя смею предположить, — тут же подумала Рэйн, — что их уничтожили при императоре ДэТьери».

Всей истории о тех давних событиях командующая не знала. Ей было известно лишь о том, что покойный повелитель в пылу гнева истребил в империи Аргос почти всех людей, владеющих магией.

— Как скажешь… — сухо протянула Алора. Решив не продолжать разговор, она взяла тряпки с мазью и, показав Рэйн, чтобы та следовала за ней, направилась к реке, скрытой от глаз густыми кронами деревьев.

Небо заволокло тяжёлыми тучами, сквозь которые с трудом проникали солнечные лучи. Ступая по узкой тропе к реке, травница следила за каждым движением Рэйн. Осмотревшись, убедилась, что мужчин поблизости нет, и велела воительнице раздеваться.

Поначалу Рэйн противилась, но, решив, что она не кисейная барышня, уступила. К тому же смыть с себя кровь было необходимо. Рэйн скинула плащ и стянула штаны, но вот с рубашкой возникли проблемы.

— Ты развяжешь мне руки или как? — требовательно произнесла Рэйн.

— Или как, — отрезала Алора. — Ишь, чего размечталась, так ведь удерёшь!

Алора нагнулась и вытащила из сапога небольшой ножичек, подошла к Рэйн и разрезала рубаху на части. Стащив куски ткани и полностью обнажив воительницу, травница прошлась изучающим взглядом по всем изгибам нагого женского тела.

— Не рожала ещё, — с неким осуждением заключила Алора. — Вот что ты за баба?! Такое добро пропадает!

Рэйн сделала вид, будто не расслышала её слов. Обойдя рыжую ведьму, она со связанными спереди руками направилась к холодной воде умываться.

 

***

Кират не спал всю ночь. Осознание частичной победы над подлой змеёй, выросшей в аристократическом обществе Галларата, вызывало противоречивые чувства. К ликованию примешивалась растерянность, причины которой он не понимал. Оттого и был он обеспокоен.

Соглашаясь на сделку с законным императором Аргоса — Ривером, он планировал в скором времени вернуть магический ключ, столь необходимый для создания ветряных камней. Могущество и сила этих артефактов помогали обеспечивать независимость королевства от захватчиков. Ведь обладание магическим порталом — это весомое преимущество в любой войне.

Когда Кират внезапно получил эту новость о нашедшихся артефактах от Лайгорна, главного военачальника империи и своего лазутчика, то и поверить не мог, что станет обладателем восьми камней, непостижимым образом сохранившихся на вражеской территории. Заполучив их и взяв в плен леди и воительницу, у короля демонов появилась ещё одна возможность найти предателей короны. Ведь благодаря им век назад было совершенно бесчестное нападение на храм, где хранился ключ и небольшое количество созданных на тот момент камней. Почему ими никто не воспользовался? Это оставалось загадкой для демона.

Молодая леди, вероятно, могла владеть незначительной, но всё же ценной информацией. И как бы там ни было, король готов посвятить свою жизнь мести, чтобы всё тайное стало явным, и наказать виновных.

Парадоксально то, что организовал похищение давно почивший владыка соседних земель — ДэТьери, с наследником которого Кират заключил договор. В обмен на поддержку армии Ривера против братоубийцы, свергшего действующую власть в империи, Кират вернёт на свою землю залог дальнейшей безопасности королевства — магический ключ.

Сидя на каменистом берегу горной реки, король вслушивался в тишину и собирал из камней браслет, который потом надел на руку. Наслаждаясь безмолвием непроглядной темноты, демон раздумывал, почему решил взять в пленницы не только леди Скай, но и командующую имперской армией, которую, по идее, должен был бы уничтожить на месте. Может, она просто вызывала у него интерес, как достойный соперник?.. А может, больше всего в ней привлекло, как отчаянно и храбро она сражалась с д’каром?..

Уже возвращаясь глубокой ночью в лагерь и проходя мимо лежавшей на земле командующей, Кират заметил, что Рэйн дрожит от ночного весеннего холода. Пристально осмотрев её, король переодел воительницу в более подходящую для поездки одежду. Раз уж пока она нужна ему живой, пусть будет здоровой.

Рано утром Кират обсудил с Дааром дальнейший план и путь к границе империи. Отметил мысленно, что его друг ночью тоже не спал, однако не стал заострять на этом внимания. А ещё король написал и отправил через гонца короткое послание Риверу со следующим содержанием: «У меня хорошие новости. Планы немного меняются. Прибуду в скором времени. До моего появления столицу не трогать!»

— Ты известил его о том, что заполучил магические камни? — уточнил Даар, когда король отослал посыльного.

— Нет. Пока оставил в неведении. Как только доберёмся до границы, я перемещусь к Риверу, и мы обсудим тактику нападения на покои императора. Если мы приостановим боевые действия, то император вернётся в столицу, а как ты знаешь, Ривер вырос в стенах дворца и сможет провести нас незамеченными мимо стражи. Неожиданность сыграет нам только на руку, — пояснил Кират, надевая чистую одежду.

— А как же Лайгорн? Ты скажешь ему о нападении?

— Не уверен. Хотя его помощь не помешала бы. Но что-то мне не понравилось в его последнем письме. За Лайгорном могут следить, и я не стану рисковать, связываясь с ним. Возможно, Ассаж подозревает его в чём-то.

— После удачно завершённой операции мне оставить его в живых или убрать? — спокойно спросил Даар. Затем закинул в рот кусок жареного мяса, наблюдая, как король поправляет высокие сапоги.

— Он ценный союзник. С его поддержкой наместники провинций, большинство дворян и лордов присягнут на верность законному императору. Так что убрать его будет непросто, и на данный момент это нам не выгодно.

— Хорошо, я тебя понял, — Даар согласно кивнул, прожевав ещё кусок мяса. — Что насчёт нашей добычи? Кого из женщин первой будешь допрашивать?

— Они наши пленницы до тех пор, пока я не передумаю относительно их судьбы. Возможно… Сегодня я убью молодую леди.

Король Галларата прикрыл глаза, стараясь скрыть от военачальника неприятные чувства, вспыхнувшие от своих же слов.

Даар не видел лица короля, но сказанного холодным тоном было достаточно, чтобы понять, кого первым привести в шатёр. От данного обстоятельства демон явно был не в восторге. Если Кират увидит в сознании Скай нечто значимое, то гнев его будет оправдан и Даар ничего не сможет с этим поделать. Столь странные чувства, возникшие вдруг к острой на язычок леди, демону придётся скрыть и постараться забыть, что они когда-либо были.

— Пока я буду занят девушкой, ты проведёшь беседу с воительницей, — продолжил Кират, прервав недолгое молчание. — Очевидно, они очень близки, иначе с чего бы ей рисковать своей жизнью, когда была возможность спастись. Быть может, эта женщина что-то и расскажет…

 

 

***

Кират, скрытый тенью деревьев, наблюдал, как по извилистой тропе к реке спускалась ведьма вместе с командующей, и обдумывал беседу с молодой леди. Во время их разговора девушка вела себя достаточно сдержано и осторожно, лишь иногда бросала в его сторону испуганный взгляд, если Кират слишком остро реагировал на её ответы.

В целом ничего нового он не узнал. Со слов Скай, она не знала, откуда в поместье отца появились эти камни. Лорд-наместник тщательно скрывал сей факт от своих родичей. Но как бы там ни было, Кират леди не поверил, ведь любой в стремлении сохранить свою жизнь будет врать и изворачиваться до последнего. Чтобы удостовериться в своей правоте, король применил магию. Для него не составляло труда проникать в человеческое сознание, но для самой жертвы этот процесс был не из приятных. Отголоски женского крика до сих пор преследовали Кирата. Впрочем, как оказалось, девушка ему не соврала, и поэтому он сохранил ей жизнь.

Из сознания Скай король получил довольно занимательные сведения, но в то же время они были совершенно несущественны для его плана.

Следя за тем, как на берегу реки раздевается воительница, Кират тихо прошептал женское имя, словно пробуя на вкус:

— Лорэйн…

Приподняв руку, взъерошил короткие чёрные волосы, не спеша блуждая взглядом по стройному женскому телу. Ненадолго задержался на кровоточащей ране на бедре воительницы.

— Кто же ты такая?

Настоящее имя командующей он узнал из мыслей молодой леди, и Кират, как никто другой, понимал расчёт использования сокращённого мужского варианта. Совершенно обычное имя не вызывало подозрений у противника, а также избавляло воительницу от предвзятого отношения со стороны не знающих её в лицо воинов.

Услышав в отдалении ругательства Алоры, Кират переключил своё внимание на неё. Рыжеволосая стояла в десяти шагах от кромки воды и отдавала указания Рэйн не заходить глубоко в реку. В поведении и словах ведьмы явно сквозило недовольство. Ходя из стороны в сторону, она причитала и ругала судьбу, что на её голову свалилась эта проблема. Король усмехнулся, когда услышал слова Алоры:

– Где тебя такую грязную взяли? Да, что же тут лечить?! Одни кости. Небось, сама и так скоро подохла бы…

Вспомнив знакомство с Алорой, он снова удивился, как в её сердце вообще могло сохраниться сострадание. Повидав жестокость, посеянную императором ДэТьери, воплощённую псами-наёмниками вместе с народом Аргоса, Алора, поборов враждебность к людям, всё же согласилась подлатать командующую. За всеми этими насмешками и сарказмом, коими прикрывается Алора, пряталась хрупкая, но в то же время мудрая женщина, на долю которой выпало увидеть слишком много грязи, зла и несчастий, охвативших земли империи.

Как ни странно, но до встречи с ведьмой король знал только одного человека, столь же доброго и нежного. Свою сестру.

Окинув оценивающим взором берег реки в поисках скрытых наблюдателей, и не обнаружив таковых, Кират вышел из тени деревьев, направившись к воде. Неспешно ступая по земле, он обдумывал, почему в последнем письме, полученном от Лайгорна, была просьба оставить в живых именно командующую, а не молодую леди Скай? Что в ней было такого, в этой Рэйн, что заставило главного военачальника империи выдать свои личные предпочтения?

Кират посмотрел на Лорэйн, успевшую к тому времени зайти в воду по пояс. Её золотисто-русые волосы волной ниспадали на плечи, пока она с трудом умывалась связанными руками. Рэйн не была ослепительной красавицей — такой, чтобы на ней моментально останавливался взгляд. Нет, вполне обычная женщина. Так почему столь завидная личность империи, как Лайгорн, к чьим ногам пало бесчисленное количество придворных дам, предпочёл ту, которую сам же и предал?

Направляясь к Рэйн, чтобы узнать всё необходимое, король упустил момент, когда она пропала из вида. Алора обернулась к Кирату всего на миг и не увидела, как воительница ушла под воду, зато заметила исказившееся в гневе мужское лицо.

— Где она?! — грозный рык Кирата разнёсся по всем окрестностям.

Не колеблясь, он тут же свистнул, призвав к себе д’каров. Неотрывно вглядываясь в толщу горной речной воды, Кират успел раздеться до пояса, и тут появилась одна из трёх тварей. Решив испытать удачу, знала ли Лорэйн, что д’кары не пойдут за ней в реку? Почему осмелилась на столь опасную и бессмысленную попытку побега? Как только она вынырнет — её схватит Кират, а на земле — один из д’каров.

Подав знак д’кару искать на берегу женщину, чьим запахом пропиталась лежащая на камнях одежда, Кират ступил в холодную воду. Всматриваясь в бурлящие потоки горной реки, он оценивал расстояние, на которое способна уплыть женщина со связанными руками. Затаив дыхание, он ждал момента, когда Рэйн выдаст себя. Только Кират всё же ошибся. Когда воительница показалась на поверхности, она уже была на порядочном от короля расстоянии.

Двигаясь по течению, Лорэйн вынырнула на противоположной стороне реки. Ухватившись за дрейфующую корягу, она сосредоточилась на своих дальнейших действиях. Сделала пару глубоких вдохов и собиралась вновь уйти под воду, как увидела на той стороне реки мужчину. Вода вызвала резь в глазах, оттого было трудно разглядеть Кирата. Но это для неё было неважно. Оттолкнувшись от коряги, Лорэйн услышала оглушительный яростный крик демона: «Не смей!» Стремясь поскорее скрыться под толщей воды, она сделала последний вдох и вдруг почувствовала, как горло сжала уже знакомая сила.

Сейчас Кират не стал накидывать аркан столь мощный, как в прошлый раз. Обнаружив цель, он быстро преодолел расстояние, разделяющее его с пленницей. Цепляясь руками за шею, Лорэйн с ужасом наблюдала за разгневанным мужчиной. Бороться одновременно с течением, удавкой и удерживать тело на плаву было настолько изнурительно, что силы быстро покидали воительницу.

Захлёбываясь водой и судорожно хватая воздух, пока лёгкие медленно пожирала боль, Рэйн осознала всю тщетность своей попытки. Король, появившийся на берегу как будто ниоткуда, отреагировал молниеносно, и у Рэйн не было даже шанса сбежать. Той маленькой, ничтожной возможности, чтобы ускользнуть от врага, позвать на помощь и освободить леди Скай.

Не видя ничего, воительница ощущала, как водная стихия хищно утягивает её на дно. Вдруг ненавистный аркан исчез и в это же время сильные мужские руки обхватили тело, вытянув на поверхность. Рэйн зашлась в кашле, едва пропала невидимая удавка.

Крепко удерживая воительницу за талию, Кират с опозданием понял, что прижимает к своей груди совершенно голую женщину. Каждой частью своего тела он ощутил её, изящную и податливую. Зелёные глаза Лорэйн встретились с тёмно-синим взглядом демона, и оба застыли. Она — с обречённостью, в то время как в мужских глазах разверзлась бездна. Рэйн даже показалось, что в глубине этой тьмы на мгновение вспыхнуло желание, но оно тут же угасло, оставив после себя непроглядную черноту.

Не разрывая зрительного контакта, Кират ловким движением вытащил из-за пояса кинжал и разрезал верёвки.

— Плыви к берегу, — ровным тоном произнёс он. — Немедленно.

Лорэйн же, почувствовав свободу в руках, приняла решение разобраться с врагом, едва ощутит твёрдую почву под ногами. Оттолкнувшись от мужчины, стала грести в сторону рыжеволосой ведьмы. Зубы постукивали от холода, и Рэйн пыталась унять дрожь в теле. Её лицо стало почти синим, но, несмотря ни на что, она старалась сосредоточиться лишь на том, чтобы доплыть. Даже не оборачиваясь, она затылком чувствовала недобрый взгляд короля и ждала, когда ступит на берег.

«Ещё чуть-чуть, совсем немного осталось», — говорила себе Лорэйн.

Едва её ноги коснулись земли, она осмелилась взглянуть на мужчину. В правой руке он всё так же сжимал кинжал.

Следуя за пленницей, Кират рассматривал её спину. Он в который раз ощутил влечение к этой женщине. Особенно сейчас, наблюдая за столь соблазнительным её видом, когда вода стекала с золотистых волос и плеч, струилась по талии… Но он гнал эти неправильные мысли прочь. Заметила ли она его желание, столь ненавистное, старательно подавляемое им?

Кират возводил чёткие границы между ними. Они — враги. И таковыми останутся, какое бы уважение ни испытывал король от её вклада в ход войны. Всё, что ему на данный момент нужно от Лорэйн — информация. Но никак не присутствие этой женщины в своей постели.

Увидев неподвижно стоящую Алору, король строго приказал:

— Принеси для неё сухую одежду да поторопись!

Как только рыжеволосая развернулась, направившись обратно в лагерь, Лорэйн сделала вид, что зацепилась ногой за камень и споткнулась. Наигранно простонав от боли, согнулась.

Находясь рядом, Кират придержал её, не дав упасть в воду. Но в следующее мгновение воительница резко выпрямилась и нанесла чётко продуманный удар ребром ладони в шею короля, затем двинула локтем ему под рёбра.

Хрипло втянув воздух, демон бросил на Рэйн гневный взгляд.

— Вы пожалеете, — тихо пообещала воительница и, выхватив из его рук оружие, приставила к мужскому горлу лезвие кинжала. — Вы тысячу раз пожалеете, что не убили меня на месте.

В ответ на её слова в тёмно-синих глазах короля вспыхнула насмешка, смешанная с удивлением. Кират притянул её ближе, прижав к своему горячему телу.

— Уверена, что сможешь? — леденящим душу голосом произнёс он. — Лорэйн?

Её рука дрогнула, окрашивая клинок первыми каплями крови. Демон сказал то, чего никак не мог знать. Её имя. Натянутые до предела нервы словно дали сбой, вынуждая Рэйн судорожно перевести дыхание.

— Откуда? — не поднимая на него ненавидящих глаз, спросила она.

— Леди Скай, — растягивая слова, едва слышно проговорил Кират.

Всё внутри Лорэйн отозвалось нарастающей паникой.

Почувствовав в женском теле дрожь, мужчина покрепче прижал воительницу к себе. Он был готов в любой момент применить силу и отключить сознание Лорэйн и лишь ждал от неё дальнейших действий.

— Вы… — она посмотрела на него расширившимися от ужаса глазами. Лезвие ещё сильнее вжалось в плоть. — Ты… Ты посмел убить беззащитную девушку?!

Демон в тот же миг выпустил свою Тьму и, воспользовавшись замешательством Рэйн, выбил из её рук кинжал. Требовательно приподняв её подбородок, впился взглядом в глаза воительницы.

— Жаль, что ты считаешь меня столь ужасным и отвратительным чудовищем, — опровергая её слова и домыслы безрадостным тоном ответил Кират.

И нежно погладил Рэйн по щеке.

В лице командующей появилось нечто незнакомое ему, будто нерушимый мрамор дал трещину.

Наблюдая за движением его пальцев, ласкающих её щеку, в голове Лорэйн отчётливо пульсировала мысль: «Вот он — настоящий враг, которого ты не уничтожила». И в то же время она была удивлена этой неожиданной ласке.

Глаза Кирата заволокло Тьмой, силой затягивая туда сознание воительницы. Казалось, Рэйн медленно падала на самое дно Бездны, из которой невозможно выбраться. Словно гигантские волны накрывали разум, но Лорэйн отчаянно сопротивлялась. Инстинкты воина кричали: «Борись! Борись! Не смей тонуть!» Она понимала, что тонуть должен враг — мужчина, пленивший её, и, возможно, отнявший у неё частичку сердца.

Резкая боль, охватившая всё тело, заставила воительницу закричать. Душераздирающий истошный вопль вырвался из груди Лорэйн. Стремясь выбраться из сковавшей её Тьмы, она представила, что на её месте находится этот мужчина, что король демонов исчезает под толщей воды.

Сквозь агонию жгучей боли, заполнившей каждую клеточку её тела, из самой глубины сознания пробился расплывчатый силуэт незнакомки. И когда командующая поняла, что ощутила вовсе не собственные мысли и эмоции, ошеломлённый король тотчас с силой оттолкнул её от себя.

Отлетев к самому берегу, Лорэйн упала на речную гальку, сильно ударившись головой. Не до конца осознав произошедшее, она боялась лишний раз шевельнуться. Когда же помрачение рассудка рассеялось, воительница поняла, что демон больше не применяет к ней свою страшную Силу. Трясущей рукой Лорэйн коснулась головы и на пальцах обнаружила кровь. В воздухе повис тошнотворный запах железа.

— Будь ты проклят! — с ненавистью выдохнула она.

Кират стоял в нескольких шагах. Прикрыв глаза, пытался совладать с гневом. Едва он прикоснулся к сознанию воительницы, то ощутил сопротивление. Поначалу — незначительное, и потому применил чуть большее давление, но затем услышал ужасающий пронзительный женский крик. И демону стало ясно — на Лорэйн наложена защита. В попытке пробиться сквозь щит король не сразу поверил, что эта женщина проникает в его собственное сознание.

— Что ты увидела? — властно потребовал Кират.

Рэйн смотрела, как к ней, поигрывая клинком, приближается враг, и не сомневалась в том, что произойдёт дальше…. Но мужчина лишь присел рядом, оценивая её рану.

— Знаю, ты что-то видела. Я ощутил твоё присутствие.

— Ничего. Я ничего не видела! — соврала Лорэйн, тяжело сглатывая.

Правда, Рэйн не понимала, как смогла противостоять той Тьме и адской боли, но в одном была точно уверена — она разглядела таинственную незнакомку. Только в этом ни за что не признается.

— Осознаёшь ли ты, что кто-то из демонов защитил твоё сознание?

— Демон… Нет… — задумчиво прошептала она. — Я хочу знать, что ты со мной сделал?

Король раздумывал, могла ли воительница не знать о защите? Если да, то ситуация становится любопытной.

— Посмотри на меня! — холодно приказал Кират. Тронув её подбородок и откинув волосы, осмотрел рану на виске и произнёс: — Ты должна знать, я всё равно пробьюсь сквозь защиту и узнаю ответы. Если потребуется, то буду взламывать твоё сознание каждый день. Сколько бы времени на это не ушло!

Лорэйн прожигала взглядом синие омуты его глаз.

— Ты назвал имя, которое никто из моих воинов не знает, — тихо сказала она и тут же повысила голос. — Отвечай мне! Скай так же кричала, когда ты убивал её?

— Лорэйн, Лорэйн… — глаза мужчины недовольно сузились.

Она вздрогнула, вновь услышав своё имя из столь красивых и заклятых уст врага. Его ответ взорвал внутри неё что-то столь мощное и болезненное, что она прошипела:

— Я убью тебя!

— Женщина, ты не ведаешь, о чём говоришь, и совершенно ничего не знаешь о моей силе. Меня не так просто убить, в отличие от тебя, — он указал на своё горло, где не осталось и следа от пореза. — А девушка, которую ты поклялась беречь, жива.

Кират видел во взгляде воительницы смесь жгучей ненависти вперемешку с отвращением и страхом.

Лорэйн вдруг замерла.

— Что? — схватила его руку и отстранила от себя. — Ты врёшь мне? Скажи, что врёшь!

— Зачем? — искренне удивился Кират.

Постепенно оттенки ярости угасали на лице Рэйн, и воительница приобрела знакомый демону задумчивый и сосредоточенный вид.

Кират повернул голову к лесной тропе, заметив, что к ним приближается Алора вместе с Дааром. Последний, опоясавшись оружием, перетянутым кожаными ремнями, явно был настороже. Мужчины встретились взглядами, и Кират успокаивающе кивнул. Ведьма держала в руках чёрные штаны, рубаху и сапоги, принесённые для пленницы по приказу короля.

Король демонов протянул руку воительнице, помогая той подняться на ноги. Она протяжно застонала и пошатнулась, когда приняла вертикальное положение. Стоя обнажённой перед врагами, она впервые почувствовала, как щеки залила краска стыда, и попыталась прикрыться руками, насколько это было возможно.

Протягивая Рэйн одеяние, Алора одарила воительницу жгучим взглядом за то, что та её подставила.

— Одевайся! — равнодушно приказал Кират, обращаясь к Лорэйн.

Подрагивая от холода, женщина быстро натянула одежду, которая оказалась как раз впору. Ткань рубахи была плотной и тёплой, а штаны явно из хорошей кожи.

— Алора, с тобой побеседуем позже. Сейчас же я хочу, чтобы ты накормила пленницу и занялась её ранами.

— Слушаюсь, мой повелитель! — с готовностью ответила та.

Девушка ловко подхватила под локоть Рэйн, и обе скрылись под сенью могучего леса.

Кират окинул жёстким взглядом своего военачальника.

— Даар, — строго заговорил король, — проследи, чтобы она больше не сбежала. Приставь к ней кого-нибудь из воинов. Она нужна мне живой! Пока что… И ещё, перед тем, как мы отправимся в путь, приведи к ней молодую леди. Пусть воительница удостоверится в том, что та жива.

— Сделаю, — демон покорно склонил голову.

 

Глава 3

 

Ведьма торопливо вернула пленницу в лагерь. Все её движения были резкими и грубыми от злости на Рэйн. Отпуская в адрес воительницы жёлчные слова, Алора осматривала рану на её голове. Но Рэйн была безучастна к язвительности ведьмы.

Мысленно она всё ещё находилась на берегу реки, обнажённая и кричащая от боли, причинённой мужчиной, полным противоречий. Она никак не могла связать слова и действия демона с похотью, промелькнувшей в его синих глазах. Однако значительно сильнее Рэйн озадачило другое… Кират сказал, что её сознание оберегает щит. Но откуда он мог взяться? И почему король столь уверен в том, что барьер наложил кто-то из его народа?

В империи Аргос ходили легенды о том, как век назад владыка ДэТьери уничтожил магический артефакт, являвшийся источником силы для демонов. Но сегодня Лорэйн убедилась в обратном. Король Галларата — могущественный демон и никак не похож на того, кто лишился Силы. Так значит ли это, что легенды — всего лишь вымысел?

Выхватив острый ножичек из сапога, Алора хотела укоротить влажные волосы воительницы, но та перехватила её руку.

— Не тронь мои волосы, ведьма! — угрожающе процедила Рэйн.

Алора остановилась, прожигая недобрым взглядом руку пленницы. И всё-таки разомкнула пальцы, выпустив пряди из ладони.

— Ты глупая, ничтожная женщина! Сначала подставляешь меня, а теперь указываешь, что делать? Как у тебя только наглости хватает? Ты должна быть благодарна за помощь!

Ворчливо поморщившись, Алора склонилась над своими сумками. Выхватив из одной из них склянку с мазью, она принялась быстро накладывать её содержимое на раны воительницы. Закончив с этим, ведьма ещё раз напоила Рэйн своим варевом, после чего поставила перед ней миску с едой.

Лорэйн наскоро жевала кусок мяса с лепёшкой, запивая всё это водой из бурдюка. Уже доедая последние крохи, воительница заметила, как к ним приближается Скай в сопровождении Даара и ещё какого-то незнакомца.

Наконец-то увидев живую и невредимую леди, Лорэйн смогла выдохнуть от облегчения и скрытая надежда на побег вновь расцвела в её сердце. Но пока придётся выжидать и не привлекать к себе внимания, если она хочет выжить. А потом — главное, не упустить своего шанса, когда бегство станет возможным…

Только как же это трудно… Бездна!

Алора резко дёрнула воительницу за рубаху, заставляя подняться на ноги.

— Забирай эту несчастную! — произнесла рыжеволосая ведьма, как только к ним подошли мужчины и Скай.

— Не спеши так, — ответил Даар.

— От неё одни только проблемы!

— Насколько я понял, тебе придётся её лечить от воздействия повелителя. И пока что я не знаю, как долго он будет с ней играться.

На этот раз ведьма ничего не ответила, лишь нахмурила брови и поджала губы.

Даар бросил на воительницу мрачный взгляд, и Лорэйн стало тревожно. Мужчина склонил голову к молодой леди.

— Дорогуша, у тебя пара минут на разговор, — обратился к ней Даар.

Скай до этого нервно переминалась с ноги на ногу, но едва Даар отступил от неё, то резво кинулась в объятия подруги. Сдерживая горькие слёзы, леди заглянула в лицо воительницы.

— Рэйн, как ты? — дрожащим голосом заговорила Скай.

— В порядке. Я думала, ты мертва… — глухо пробормотала Лорэйн. — Они с тобой что-то сделали?

— Нет.

— Скай?

— Меня никто не трогал.

— А как же король, он применял к тебе Силу? — настаивала Лорэйн.

— Нет.

— Ты врёшь мне… 

Девушка отвела покрасневшие глаза, скрывая дрожь и ужас от воспоминаний.

— Я с ним только разговаривала.

— Он назвал меня Лорэйн. Но только ты зовёшь меня так! Бездна! Скай, этот сукин сын причинил тебе боль?!

— Рэйн, я рассказала ему всё, но он не поверил, — не глядя на взволнованную воительницу, тихо ответила Скай. — А потом… Его глаза словно заволокло тьмой и… Он что-то сделал… — По щеке девушки скатилась одинокая слеза. — Даар сказал, что король пощадил меня, так как я не связана с предателями короны.

В глазах Лорэйн отразилась печаль, а сердце взорвалось болью от того, что испытала Скай.

Даар, стоявший неподалёку, внимательно прислушивался к голосам пленниц. Посчитав, что предоставил им уже достаточно времени на общение, он приказал Лорэйн следовать за вторым демоном. Мужчина назвал его Хагарн.

Рэйн обратила внимание на сопровождающего. Присмотревшись, разглядела на лице лиловый синяк и узнала воина. Это был тот самый демон, которому досталось от неё кулаком по морде. Его взгляд был совершенно непроницаемым, но воительница прекрасно понимала, что он жаждет отомстить за унижение.

Болезненно сжав предплечье Рэйн, Хагарн повёл её в сторону, где были твари. Воительница заметила, что на спину одного из д’каров установили клетку. И когда демон принялся заталкивать туда воительницу, она начала сопротивляться, упёршись ногами в прутья. В Лорэйн вспыхнул протест. Быть запертой в клетке — это означало пасть столь низко, что ниже некуда. Она не могла позволить себе такое унижение.

Хагарн схватил пленницу за волосы и, вздёрнув её голову, заставил посмотреть ему в лицо.

— Женщина, я тебя здесь же отымею, если ты живо не полезешь в клетку! — угрожающе прошипел демон.

— Только попробуй! — прорычала в ответ Лорэйн.

Но решив лишний раз не провоцировать и так обозлённого на неё солдата, ноги она всё же убрала, дав возможность демону впихнуть её внутрь клетки, которая оказалась столь узкой и маленькой, что воительнице пришлось сжаться. Вскоре тварь двинулась в дорогу. Животное ступало так мягко и плавно, что, сама того не ожидая, Лорэйн провалилась в дремоту.

Во сне она вновь увидела незнакомку. Только в этот раз её очертания были более чёткие, и командующая смогла получше её рассмотреть. Для себя Рэйн отметила, что та очень красива, с тёмными как ночь волосами.

Там, на берегу, Лорэйн ощутила вовсе не собственное сознание, а демона. И теперь её терзало любопытство. Как такое возможно? Почему, утопая в той адской боли, она смогла хоть что-то увидеть? Неужели нашла в себе силы противостоять королю? Но как? Или всё дело в щите, о котором говорил Кират?

Неожиданно ей в лицо плеснули воды, и воительница вынырнула из краткого забвения. Резко встрепенувшись, она раскрыла глаза и зашлась в кашле.

Рядом с клеткой верхом на лошади ехала Алора.

— Жива, — мрачно протянула рыжеволосая ведьма. — Я уж думала, померла.

Осмотревшись, Рэйн увидела, что отряд демонов добрался до прихваченного изморозью перевала, оставив позади могучий лес. Густые сумерки столь стремительно окутали землю, что Рэйн даже не заметила этого. В темноте до слуха её доносились лишь едва различимые звуки зверья, обитающего в ночи, да приглушённый топот копыт.

— Как видишь, жива! — ответила она.

Алора больше ничего не сказав, молча направила своего коня в начало отряда. Двигаясь по горной дороге, всадники растянулись на приличное расстояние, которое Лорэйн могла определить только благодаря горящим огням факелов.

Между тем стало прохладнее, по перевалу гулял пронизывающий северный ветер. В попытке согреться Рэйн принялась дышать на ладони, жалея, что оставила на берегу реки тёплый плащ. Сейчас бы он был, как никогда, кстати.

 

***

Возглавляя отряд, Кират погрузился в раздумья. Сегодня войско будет идти всю ночь без привалов, пока не доберётся до нужного ущелья. После, если будет сопутствовать хорошая погода, им предстоит ещё неделя пути до границы империи. Кирату не терпелось вновь вернуться в Галларат. Он даже едва не соблазнился воспользоваться ветряным камнем. Но Кират не мог себе этого позволить… Их слишком мало, этих камней, чтобы растрачивать магию на свои прихоти.

У демона имелся чёткий план. Он должен использовать камни только для пользы. Не для себя. Для народа.

Сознание короля обязано быть ясным, а сам он — собранным и сосредоточенным. Но чёртова женщина не давала ему покоя. То и дело в мыслях Кират возвращался к обнажённой Рэйн, отчего влечение к ней только возрастало. Почти нестерпимо хотелось вновь почувствовать под пальцами её кожу. И это демону совсем не нравилось.

Перед ним стояло несколько задач. И Лорэйн с недавнего времени также входила в их число. Но не как объект желания, а как часть головоломки, которую Кират пытался разгадать.

Возможно, Лорэйн от него что-то скрывала. А иначе зачем кому-то из его расы тратить силы на защиту человеческого сознания?.. Кирату хватило первого проникновения, чтобы убедиться — защиту наложил демон. Обычный маг не мог бы установить столь сильный барьер. И на данный момент, исходя из силы щита, Кират подозревал кого-то из пяти глав Домов.

Вся территория королевства Галларат поделена на Дома. На севере расположился богатый рудниками Дом Карден. На юге находятся плодородные земли Дома Шелон. На западе — прославленный в воинском искусстве Дом Мерин. На востоке — Дом Ридан, с открытым выходом в море, где сосредоточена вся торговля. В центре же — богатейший из всех Дом Литан. И каждым из них управляет свой глава. Но всё они безоговорочно подчиняются королевскому Дому Литану.

Действительно ли один из пяти глав связан с Лорэйн, Кират сможет узнать, лишь прорвавшись сквозь её щит, и для этого у него достаточно времени – до момента прибытия в Хейверс, столицу Галларата, король планирует узнать всё о воительнице. Каждое её воспоминание: о детстве, как и где она росла, о первой любви и разбитом сердце, и прочих её печалях.

Повернув голову вбок, Кират посмотрел на своего военачальника. Даар следовал за королём, восседая на лошади, а перед ним, кутаясь в мужской плащ, тихо сидела молодая леди. Кират отчётливо видел, как в его военачальнике просыпаются собственнические желания к пленнице, хотя Даару было абсолютно несвойственно столь открыто показывать свои намерения. Нахмурив лоб, Кират перевёл взгляд на застывшую в холоде даль.

Он вдруг вспомнил, как воительница обращалась к миледи просто по имени. С чего бы командующей позволять себе подобную фамильярность в адрес дворянской особы при титуле? И ведь Лорэйн предпочла своей жизни — жизнь леди, оберегая ту от д’каров. Тут же возникал законный вопрос — в чём же кроется причина столь ярой преданности Лорэйн леди Скай? Весьма любопытно, какие отношения связывают воительницу с аристократкой.

— Даар, — требовательно обратился король к военачальнику, не глядя на него. — Кто приставлен к охране Рэйн?

— Хагарн, — коротко ответил Даар.

— Хорошо. — Кират развернул своего коня, сказав лишь: — Нужно проверить пленницу. 

Прижатая спиной к груди военачальника, Скай почувствовала, как сжались его руки на её талии. Ей было неуютно, и она старалась не думать о жарком дыхании, коим Даар обдавал затылок. За прошедшее время она пыталась запомнить любые сведения, беспокоясь о том, где находится Лорэйн и в каком она состоянии, ведь от леди не скрылся болезненный вид воительницы во время их короткой встречи.

Пришпорив лошадь, король двинулся в конец войска.

— Что вы сделали с Рэйн? — повернув голову к военачальнику, спросила Скай.

— С чего это, дорогуша, ты считаешь, будто мы с ней что-то сделали?

— Я не слепа, демон! И видела её лицо… У неё кровь на волосах…

— Возможно, Рэйн сама в этом виновата, — хмыкнул Даар.

— В чём? — не отступала Скай.

— В том, что непокорна и строптива. Но она воин, и это её оправдывает.

— Я хочу вновь с ней увидеться! — в голосе леди прозвучали нетерпеливые нотки.

— Только если ты, Скай, сама будешь покладистой и сумеешь разговорить свою подругу.

Говоря так, Даар нарочито медленно скользнул одной рукой вверх по талии Скай до самой её груди.

— Может, тогда, — продолжил он, — я отведу тебя к ней.

От столь наглого поведения мужчины Скай терзали противоречия. С одной стороны, необходимо усыпить бдительность врага, чтобы после нанести решительный удар. И в то же время стоит огромных усилий переступить через собственную гордость. Но леди хотела жить. Жить в империи Аргос. Встретить там достойного лорда и полюбить его. Хотя где-то на задворках сознания порой возникала мысль, что ничего хорошего ей в империи ожидать не стоит… Но это куда лучше, чем оказаться пленницей, или того хуже — наложницей какого-то демона из Галларата. Скай видела, какой Даар в действительности. За этим его «дорогуша» скрывается опасная и расчётливая личность.

— А почему я не вместе с Рэйн? — спросила Скай, стараясь не обращать внимания на блуждающую по её телу руку Даара.

— Потому, что ты больше не нужна королю и теперь принадлежишь мне.

Леди хотела запротестовать в ответ на дерзкие слова Даара, как вдруг осеклась. Даже незначительного отсвета факела хватило, чтобы различить перемену в демоническом взгляде, ставшем непроницаемо-чёрным. Скай вздрогнула и потупилась.

Больше Даар ей ничего не сказал. Глядя на девушку, он ожидал от неё новых вопросов, но, к его удивлению, та молчала.

Отвернувшись от демона, Скай, собрав всю выдержку, заставила себя расслабиться и ещё плотнее прильнуть к нему.

Это Даару понравилось. Он сказал правду относительно того, что Скай не нужна Кирату. Леди в действительности больше не составляла для короля никакой ценности. Её мысли были чисты от вторжения других демонов, и в них Кират не увидел ничего, что выдало бы её знания о ветряных камнях. Он мог бы бросить её в любом поселении по пути к столице, оставить служить при дворе или же подарить одному из Домов. Но Даар предложил свой вариант, и Кират согласился.

Однако демон слукавил, сказав Скай, что она принадлежит ему. Пока что нет. Но это ненадолго. Как только появится подходящий момент, Даар поставит ей метку Дома Мерина.

 

***

Рассматривая ночной пейзаж застывшего в холоде перевала, Лорэйн прилагала усилия, чтобы не замёрзнуть. За время путешествия от самого лагеря, температура значительно понизилась, и сколь тёплой ни была рубаха воительницы, с подбитым мехом плащом она не шла ни в какое сравнение. Растирая руками плечи, пленница косо поглядывала на всадника, шедшего впереди твари.

Имя демона Лорэйн запомнила — Хагарн. Но всё же не сомневалась, что просить его о чём-либо бесполезно. Ей не раз доводилось встречать таких вот наглых, жестоких и грубых солдат среди имперских воинов. Всё, на что Лорэйн могла рассчитывать —  это месть со стороны оскорблённого демона. Возможно, сдержись она в тот момент, когда он схватил её за руку, то была бы призрачная надежда на сочувствие. Но это не более чем самообман. Хагарн дважды обещал ей расправу. Поэтому Лорэйн оставалось лишь быть наготове, ожидая соответствующих действий. 

В попытке отгородится от этих мыслей и сковывающего тело холода, воительница вскинула голову. Вглядываясь сквозь прутья клетки в звёздное небо, Лорэйн думала, как так случилось, что на имперский экипаж напал сам король Галларата...

Мужчина, о котором почти ничего не было известно в Империи, лишь то, что Кират Орн — бесстрашный, искусный боец. За два года войны командующей армии провинции Туманных Гор не приходилось сталкиваться с ним на поле боя. Однако сейчас Лорэйн как никогда жаждала сразиться с королём демонов. Отомстить за смерть своих лучших преданных воинов, за боль, причинённую Скай, и за всю ею самой испытанную горечь. Ей хотелось вызвать демона на поединок. Отстоять своё право на свободу.

Как оказалось, галларатский король вовсе не лишён Силы. И Лорэйн уже испытала эту мощь, правда, лишь малую её толику. Могло ли быть так, что история неправдива, и неужели она изначально подвергалась искажению? Зачем было распространять на землях империи заведомо ложную информацию о соседствующем королевстве? И кому было выгодно вводить в заблуждение обычный люд?

А был ли в действительности некий магический артефакт? И если так, то что он собой представлял?..

И глаза демона… Лорэйн передёрнулась, вспомнив, как прекрасный оттенок тёмно-синих глаз демона менялся, становясь непроглядно-чёрным. До встречи с королём Галларата ей не приходилось встречать воинов, у которых бы изменялся цвет глаз. Что это могло значить? Что не все воины — демоны? Или не у всех солдат есть Сила, подобная той, которой обладал король?

В порыве эмоций Лорэйн раздражённо стукнула кулаком по колену.

— Бездна! — сквозь зубы процедила воительница, всё так же глядя на небо. — Я ни чёрта не знаю! И это меня бесит. 

Прикрыв веки, Лорэйн потёрла глаза. Вновь открыв, заметила, как от отряда отделилась чья-то фигура и, развернувшись в обратную сторону, двинулась в конец строя. Различить мужчину воительница смогла только благодаря факелу, который он держал в руке.

Мужчина же довольно быстро направлялся в сторону клетки с пленницей. И как только приблизился достаточно близко, чтобы Лорэйн смогла различить его лицо, то она узнала в нём Кирата.

Воительница тут же напряглась, ожидая от демона чего угодно.

— Хагарн! — жёстким голосом обратился к воину король, едва поравнявшись с ним.

— Повелитель, — с уважением отозвался солдат.

— Как пленница? — властно поинтересовался Кират. — С ней всё в порядке?

— Да, отлично! Дышит, значит жива. Чего с ней станется?

Кират промолчал. Посмотрел на д’кара, оценивая размеры клетки, в которую солдат посадил воительницу. Его воин выбрал самую унизительную клетку, предназначенную для перевозки зверей на убой.

— За что ты с ней так? — недовольно спросил король.

— Пусть знает, девка, чего ждёт её на наших землях. Она за всё поплатится…

— Солдат! — усмиряющим тоном произнёс Кират. — Не тебе решать судьбу этой женщины. Сейчас война. Мы все не безгрешны, и ты в том числе!

Хагарн в ответ лишь покорно склонил голову.

Придержав своего коня, Кират подождал, пока д’кар приблизится, поравнялся с Лорэйн. Король посмотрел в лицо пленницы, но та словно не видела ничего. Её голова была запрокинута вверх, а взор устремлён в ночное небо.

Лорэйн не хотела вновь встречаться взглядом с демоном, помня, что произошло совсем недавно. И все же ей показалось, или он действительно заступился за неё перед жестоким солдатом? Но Лорэйн сразу же послала ко всем чертям эту мысль, едва король заговорил с ней.

— Неужели я настолько отвратителен тебе, что ты избегаешь смотреть на меня? — холодно спросил Кират, и тут же сам себе ответил: — Впрочем, чему я удивляюсь? Единожды ощутив на себе мою Силу, ты будешь бояться.

— Я не боюсь тебя, демон! — возразила Лорэйн, сжав руки в кулаки. — Я просто не желаю видеть твоих глаз. Между страхом и нежеланием большая разница.

— Думаешь, я пришёл сейчас, чтобы вновь мучить тебя? Нет, Лорэйн, на сегодня хватит. Рушить щит, что оберегает твоё сознание, я буду завтра.

— Тогда зачем ты пришёл?! — рявкнула воительница.

По сердцу Лорэйн будто провели раскалённым ножом, когда демон обратился к ней по имени. Понимание, чем именно пришлось заплатить Скай за то, что он проник в её сознание, прожигало душу. Молодая леди была для воительницы как младшая сестра.

— Не знаю, — неожиданно для себя правдиво ответил Кират. — Возможно, чтобы просто поговорить.

— Тогда скажи, что ты сделаешь со мной после того, как разрушишь щит? — спросила Лорэйн, всё так же глядя в небо.

Правя конём, всадник на секунду замолчал.

— Всё зависит от того, что я узнаю. Быть может, я убью тебя…

Отчего-то столь прямой ответ Лорэйн ничуть не удивил.

— Заманчивая перспектива… — пробормотала она, думая, что демон её не расслышит.

Но слух у Кирата был куда острее, чем у человека, и он уловил эти слова. Какое-то время и он, и воительница молчали, лишь припорошённая снегом земля хрустела под копытами лошади короля. Вновь переведя взгляд на Лорэйн, Кират увидел, что упрямица всё также сидит, гордо вздёрнув голову вверх.

— Ты так и будешь смотреть в небо?

— Да... Кто знает, может, я больше не увижу всей красоты ночного неба.

— Как бы всё завтра ни случилось, но полюбоваться на луну и звёзды ты ещё успеешь.

— Отчего ты столь уверен в этом, демон?

От слова «демон» Кирата передёрнуло. Настолько резало слух то, как воительница произнесла его. Словно плевок в лицо.

— Зови меня по имени, — вместо ответа сдержанно произнёс король.

— Зачем?

— Так проще… — тяжело вздохнул Кират.

Женщина печально рассмеялась.

— Для кого? Для тебя? Так знай, мне всё равно, что для тебя проще! Ты не лукавишь и открыто говоришь, что убьёшь меня, а после просишь обращаться по имени? Тебе не кажется это глупым, демон?

Лорэйн будто нарочно вновь назвала его так.

Несколько секунд Кират пытался справиться с собственным гневом оттого, что воительница обвинила его в глупости.

— Кират!.. — зарычал он, словно зверь.

Леденящий душу голос вызвал дрожь по всему телу, и воительница почувствовала, как горло перехватывает от паники.

— Ты нарочно испытываешь моё терпение? Лорэйн, я не прошу — я приказываю тебе обращаться ко мне по имени!

Не стерпев, она поджала ноги и, перенеся вес тела на колени, ухватилась руками за прутья клетки. Когда же взгляды пленницы и короля встретились, Кират увидел неприкрытый вызов в полыхавших яростью глазах Лорэйн.

— Хочу, чтобы ты хорошенько запомнил, демон. Я произнесу твоё имя только перед смертью.

Кират ничего ей не ответил, лишь резко пришпорил коня, оставив воительницу в недоумении. Лорэйн ожидала услышать от него очередную угрозу, приказ, хоть что-то. Но уж никак думала, что он просто молча ускачет прочь. Скорость, с которой всадник гнал скакуна, красноречиво говорила о том, что Лорэйн в очередной раз вывела демона из себя. Внешне хладнокровный Кират оказался вовсе не столь сдержан, каким она его представляла изначально.

Разъярённый всадник мчал впереди колонны солдат, всё дальше и дальше удаляясь от своих, предпочтя не срывать гнев на Лорэйн.

Кират не мог понять, почему, повинуясь необузданному порыву, решил проверить пленницу? Ну и что же он, в конечном итоге, получил? Обещание от женщины, которая странным образом начала его привлекать, произнести его имя лишь перед собственной смертью?! Кират определённо рассчитывал на другой исход.

— И как Лайгорн её терпел?.. — невесело прошептал Кират в темноту, проведя ладонью по лицу.

 

Глава 4

Той ночью Лорэйн не спала. Спустя какое-то время после беседы с королём Галларата Алора вновь проведала Рэйн. В этот раз она привезла для командующей тёплую накидку и немного еды.

— Зря ты будишь в нём зверя, — фыркнув, произнесла Алора. — Ой, зря…

Рыжеволосая ведьма наблюдала за воительницей, пока та натягивала на плечи накидку.

— У тебя забыла спросить, что мне делать! — тотчас негодующе заметила Лорэйн и откусила хороший кусок оленины.

— Я всего лишь предостерегаю! — травница покачала головой. — Веди себя сдержаннее, тогда Кират будет снисходительным к тебе. Король может быть не столь страшным, каким ты его представляешь, — на секунду замолкнув, Алора добавила: — Уж поверь мне, я видала настоящих монстров…

 Лорэйн хотела было ответить, но Алора вскинула руку в останавливающем жесте.

— Подумай хорошенько, стоит ли твоя гордыня смерти? — и ведьма вопрошающе изогнула тонкую бровь. — И о том, что будет со второй пленницей, той молодой девушкой?

Командующая имперской армии с трудом проглотила резкие слова, рвавшиеся наружу. Не дождавшись реакции от Лорэйн, Алора пришпорила коня и умчала обратно.

Когда же воительница осталась одна, её вновь начали одолевать горестные мысли. Но Лорэйн уже приняла для себя окончательное решение…

Чего бы ей это ни стоило, она стерпит всё, что с ней сделает демон. Она пойдёт на договор с врагом. Усыпит бдительность Кирата. Расскажет всё, о чём тот спросит. Пусть видит её покорённой. Её игра будет настоль искусна, что захватчик увидит то, чего ждёт.

— Хорошо… — едва слышно пообещала себе воительница.

Но никогда… Никогда она не оставит мысль о побеге.

За ночь отряд галларатских воинов преодолел достойное расстояние. По предположениям Лорэйн, ночная дорога должна была быть изнуряющей. Но, судя по всему, такие марш-броски для вражеской армии привычное дело — солдаты ничуть не выглядели уставшими.

Неспешно таяли предрассветные сумерки, и перевал, оставшийся позади, озарялся первыми проблесками восходящего солнца. Вдалеке показались пики багряно-жёлтой горы, до подножья которой войско добралось за считанные часы. Рассмотрев вблизи эту гору, Лорэйн смекнула, куда именно направлялись враги. Через этот перевал пролегал тайный ход, коим не раз пользовались имперские военачальники.

Странное предчувствие охватило воительницу. Захватчики не должны были знать о существовании этого хода. Лорэйн догадалась — среди её солдат или военачальников появились предатели. Те, кто посмел бросить вызов имперской власти. Изменники престола.

Теперь вопрос, откуда король Галларата узнал о её миссии — тайном сопровождении леди Скай к владыке Ассажу — отпадал сам собой. Но кто рискнул перейти на сторону врага? И кому воительница обязана своим пленением? Она непременно должна это выяснить. Едва сдерживая гнев на отступников, Лорэйн поклялась, что станет дланью возмездия для перебежчиков, если тех не раскроют раньше времени.

В полдень отряд вошёл в скрытый от посторонних глаз проход. Продвигаясь вглубь горы вместе с врагами, Лорэйн отчётливо ощущала, как затхлый воздух становится всё более сырым, будто сгущаясь и концентрируясь от избыточной влажности. Солдаты вновь зажгли факелы, освещая себе путь в темноте.

Как часто бы Лорэйн не меняла позу в клетке, неподвижные руки и ноги всё равно немели. Она уже не могла дождаться, когда галларатские воины остановятся на привал.

— Эй! Скоро будет остановка? — окликнула Лорэйн шедшего впереди Хагарна.

— Ш-ш-ш! — недовольно обернулся к ней демон. — Молча сиди! Жалкое отродье…

Резкие слова прозвучали словно пощёчина, вызвав в Лорэйн ещё большее чувство презрения к воину.

— Гад… — беззвучно, одними губами произнесла она.

 

***

Было уже далеко за полдень, когда Алора слезла с коня, чтобы расположиться на отдых, как и все прочие из королевского отряда. Внимательно посмотрела в сторону коновязей, где Хагарн покинул не только своего коня, но и д’кара. Командующую имперской армии демон, конечно, оставил в клетке.

Алоре было интересно, к какому выводу пришла воительница?.. Будет ли и дальше Рэйн столь отчаянно сопротивляться, это ведь неизбежно приведёт её к смерти? И подумала ли она о незавидной судьбе молодой леди? Возможно, Даар — лучший вариант для плененной девушки. В противном случае её ждёт участь невольницы, служащей тому Дому, в который её отдадут. А с военачальником у леди будут небольшие поблажки и привилегии. Но всё же она станет рабыней…

Даар чётко указал Алоре, что как только отряд остановится на привал, ей необходимо сразу же подготовиться. Демон намерен поставить на леди Скай метку своего Дома. От Алоры же требовалось обработать кожу пленницы, чтобы унять нестерпимую боль, которая наступит после, сам он с этим не справится. Какими бы сильными ни были демоны, излечивать магией они могли только себя, а скорость исцеления напрямую зависела от демонической крови и её концентрации. В Галларате живёт множество прославленных воинов, но кровь Первородных в их венах почти не течёт. Поэтому им и нужна помощь травниц, ведьм или магов.

Такие, как Алора, всегда помогали демонам. За что и поплатились.

На людей с магическими способностями велась открытая охота. Благодаря приказу давно усопшего императора ДэТьери, наёмные псы жестоко и беспощадно истребляли подобных Алоре. Народ Аргоса, охваченный жаждой захватить земли Галларата, слепо верил словам правителя и помог уничтожить целые семьи в Аргосе. Лишь немногие из магов смогли бежать в соседнее королевство. Только там, под защитой короля Таохира, отца Кирата, они смогли выжить. И Алора была одной из тех, кто спасся.

Выбрав для привала подходящее место, Алора принялась разводить огонь. Пока грелась вода, девушка приготовила несколько мешочков с травами. Несмотря на общую схожесть свойств, они различались определёнными нюансами. Для Рэйн Алора готовила более расслабляющую смесь, чтобы разум воительницы не противился действиям Кирата, а для молодой леди — обычный лечебный сбор.

В ожидании Даара и Скай, Алора быстро отнесла имперской воительнице миску еды вместе с травяным отваром.

Лорэйн ухватила травницу за запястье, забирая принесённую ею еду.

— Выпусти меня… — совсем тихо попросила Лорэйн. — Я не сбегу. Просто выпусти из клетки.

— Нельзя, — сдержано ответила Алора, вырывая руку. — Жди, скоро тебя отведут к Кирату. Тогда и разомнёшься. — Травница перевела взгляд в сторону, где устанавливали королевский шатёр. — А пока что лучше поешь.

Горько усмехнувшись, Лорэйн провела тревожным взглядом рыжеволосую ведьму. Она догадывалась, что именно в скором времени её ожидало, и потому совсем лишилась аппетита. Но всё же воительница заставила себя немного поесть, даже осушила чашу с травяным отваром – нестерпимо мучила жажда.

 

***

Измотанная столь продолжительной дорогой и непривычной верховой ездой, Скай, уже не притворяясь, расслабилась на мужской груди. Сколько бы раз она ни ездила с отцом на охоту, но так долго путешествовать ещё не доводилось. Сквозь затуманенное сном сознание Скай едва уловила, что захватчики приблизились к подножью горы. И только ощутив немного затхлый запах, девушка вынырнула из дремоты.

Отряд двигался по тёмному ходу несколько часов. Когда же демон, остановившись, быстро спешился, Скай возликовала и едва не упала с коня, настолько у неё всё болело. Но её тут же подхватили сильные руки Даара.

— Ненавижу тебя, — тихо и отрешённо сказала Скай. — Даже не представляешь, насколько!

— Занятно… — произнёс демон, обжигая горячим дыханием её щёку. — Совсем скоро мы это проверим…

Не зная, чего ещё ожидать после такого спокойного, но в то же время гневного ответа, Скай сжалась.

Когда, наконец, воины разбили лагерь, Даар отвёл девушку в палатку и приказал ей никуда не выходить. Скай всё же выглянула наружу и сразу наткнулась на охранника, который окинул её жадным взглядом. Испугано попятившись, леди вернулась обратно. Сев на шкуры и обхватив руками колени, она гадала, что будет дальше. И отчего-то дурное предчувствие не покидало её, терзая душу.

Обещание демона… Что мужчина мог сделать такого, за что она ещё больше возненавидит его? Возьмёт силой? Так она не тешила себя ложными надеждами и знала, что рано или поздно, но с пленницей это сделают… Едва Скай впервые увидела в красивых и в то же время ненавистных глазах демона похоть, то чётко поняла, что он надругается над ней, обесчестив. И никто её не спасёт. Даже Лорэйн… Скай лишь оставалось молиться, чтобы её оставили в живых, натешившись.

Девушка не знала, сколько времени провела в одиночестве, но напряглась, едва вошёл Даар, резко откинув полог палатки. В одной руке мужчина держал миску с горячей свежеприготовленной похлебкой, а во второй — бурдюк. Подойдя к Скай, демон уселся рядом с ней на шкуры и протянул девушке ужин. Насторожено глядя на Даара, она взяла миску и с опаской принялась есть.

В обоюдном молчании прошло несколько минут, каждый думал о своём. Скай исподволь рассматривала спокойное и непроницаемое мужское лицо, но почему-то от пристального взгляда демона ей было дурно.

— Что? — спросила она, когда стало совсем невмоготу терпеть его прожигающий насквозь взор.

Мужчина проигнорировал её вопрос.

— Пей! — приказал Даар, указав на бурдюк.

Принюхавшись к горлышку, девушка уловила пьянящий букет разнообразных запахов и тут же отрицательно покачала головой.

— Что это? — поинтересовалась Скай, наблюдая, как демон забирает из её рук мешок.

— Это лайх, — ответил Даар и сделал большой глоток. — У вас это называют вином, — пояснил он, когда заметил на лице девушки непонимание.

После мужчина наклонился к Скай и, подхватив каштановые пряди её волос, стал перебирать их пальцами. Второй рукой он притянул леди к себе и уткнулся носом в ложбинку за её ухом. Когда же Скай предприняла попытку отодвинуться, Даар лишь сильнее прижал её к себе.

Прикосновения демона были нежны и оттого особенно противны. Закрыв глаза от страха, Скай ожидала, что демон начнёт раздевать её, но почему-то тот не спешил делать этого.

— Сделай пару глотков, дорогуша… — прошептал Даар ей на ухо, чувствуя, как девичий запах возбуждает его, а беззащитный вид леди манит и будоражит кровь. — Это расслабит тебя и притупит боль от метки.

— Какой метки?.. — испугано выдохнула Скай, ощутив влажный язык демона на своей коже. — Изнасиловав, ты заклеймишь меня?

Даар сдавленно рассмеялся. Отстранившись от девушки, вновь протянул бурдюк, и на этот раз она всё же сделала несколько глотков.

— Нет, я не буду тебя насиловать, — низким голосом произнёс мужчина. — Ты будешь принадлежать мне, и всё будут знать об этом, так как я поставлю на тебя клеймо.

Скай тут же вскочила на ноги.

— Что? Я не буду твоей собственностью!

Закусив губу, она с трудом сдерживалась, чтобы не ударить Даара по лицу. Глаза демона потемнели. И для Скай этот взгляд был уже знаком. Она поняла, что это признак гнева. Или желания…

Даар грубо схватил её за руку и, притянув к себе, решительно задрал рукав плаща. Оголив девичье запястье, он погладил его большим пальцем.

— С этого момента ты моя! — твёрдо произнёс демон.

От слов Даара паника охватила Скай, а от страха сдавило горло.

Когда мужчина вновь заговорил, то девушка не поняла ни слова. Этот язык был ей неведом. И с первых же слов её руку обжёг огонь. Как раз в том месте, где прикасался к её коже демон.

Пытаясь вырвать горящую руку из стального захвата, Скай, не сдерживаясь, кричала от боли. Только все попытки освободиться были безуспешны. Едва же леди замахнулась свободной рукой, чтобы ударить, как Даар тут же перехватил её в воздухе.

— Больно!.. — с трудом выдавила Скай.

Но демон не слушал её, продолжая чётко выговаривать слова на древнем языке.

Скай взглянула в лицо врага, по её щекам текли слёзы, а из груди сквозь мучительные стоны непрекращающимся потоком вырывались слова мольбы.

— Пожалуйста, отпусти… — шептала Скай. — Пожалуйста…

Как только Даар умолк, то пламя, разъедающее кожу леди, тоже исчезло, а на внутренней стороне её запястья появился замысловатый узор, напоминавший клеймо. Вот теперь Скай поняла, что именно пообещал ей демон. Её заклеймили. Возросшая ненависть к демону, казалось, заслонила собой все иные чувства.

Столь лютой злости в своей прежней жизни леди ещё никогда и ни к кому не испытывала.

Ей лишь немногое было известно об истории Галларата, но и тех знаний оказалось достаточно, чтобы понять, что именно выжег на её запястье демон. Её сделали рабыней. И теперь Скай принадлежала к одному из пяти Домов Галларата. Только к какому, ещё не знала.

— Зачем? — печально простонала Скай, оседая наземь. — За что ты так со мной?

— Так для тебя будет лучше, — заверил Даар девушку.

— Рабыней?!

— Моя метка оградит от посягательств других демонов. Теперь ты под покровительством Дома Мерина, и я всегда буду знать, где ты находишься.

Во взгляде Скай Даар прочёл единственное желание — уничтожить его. Он усмехнулся. Наклонился и стёр солёные дорожки с её щёк.

 В ответ на его прикосновения внутри Скай будто что-то сломалось, и она, собрав все оставшиеся силы, здоровой рукой влепила демону пощёчину.

Противостояние Скай только позабавило Даара, вызвав смех.

— Вставай! Алора поможет унять боль от метки, — выпрямляясь, приказал демон.

Но Скай не подчинилась. Она всё так же продолжала сидеть и ожесточённым взглядом прожигать лицо захватчика.

— Рано или поздно ты поймёшь, почему я так поступил, — возвышаясь над девушкой, произнёс Даар. — А теперь пойдём…

Глядя на протянутую руку демона, Скай не знала, как ей быть. Чувствуя на своей руке пульсирующую нестерпимой болью метку, она понимала, что надежда на побег издевательски медленно ускользает.

В конечном счёте Скай самостоятельно поднялась, проигнорировав помощь, и отправилась следом за демоном. Даар отвёл её к Алоре. Со страхом наблюдая за действиями ведьмы, которая обрабатывала метку чем-то неизвестным, Скай украдкой выискивала взглядом Лорэйн. Но той нигде не было видно. И едва Скай отважилась задать вопрос рыжеволосой ведьме, не видела ли она, где находится вторая пленница, как по гроту разнёсся душераздирающий крик.

Скай тут же в панике подскочила на ноги, оттолкнув от себя ведьму. Она узнала этот голос…

 

***

Ожидание встречи с королём Галларата для Лорэйн было недолгим. Хагарн, не церемонясь, вытащил её из клетки и повёл в самую отдалённую часть грота, где располагался королевский шатёр Кирата. Одеревеневшие от неподвижности ноги настолько плохо слушались Лорэйн, что когда воин грубо втолкнул её внутрь, то, не удержавшись, она упала на колени.

— Сволочь… — прошипела воительница от досады.

Хагарн в ответ на эти слова схватил её за волосы и вздёрнул голову женщины вверх.

— Ты что-то сказала? — тихим, но оттого ещё более угрожающим голосом спросил солдат.

Однако воительница в этот раз промолчала, так как её взгляд наткнулся на тёмную фигуру, сидевшую в углу шатра.

Кират поднялся на ноги и неторопливо направился в их сторону.

— Хагарн, — властным тоном обратился король к демону, — не стоит злить Лорэйн. Как только ей подвернётся случай, она всё тебе припомнит с лихвой. Эта женщина весьма мстительна.

Последние слова Кират произнёс, уже остановившись перед коленопреклонённой воительницей. Король подал знак, и воин, выпустив из сжатого кулака волосы Лорэйн, покинул шатёр. Она же исподлобья смотрела на демона. Накопившаяся за этот долгий день усталость тяжёлым грузом придавила пленницу. Перед холодным взором врага странное чувство слабости и обречённости овладело её душой, что было для Лорэйн совершенно несвойственно…

Кират окинул её пронизывающим насквозь взглядом.

— Своим характером ты очень похожа на сталь, — заговорил демон, протягивая руку, чтобы помочь воительнице подняться с колен. — Скажи мне, Лорэйн, какой ты себя ощущаешь: гибкой и податливой или же закалённой, но хрупкой?

Кират увидел, как дрогнули её губы. Поняла…

Несколько секунд Лорэйн молчала, размышляя, затем, поборов себя, приняла помощь Кирата и, опираясь на его ладонь, поднялась на ноги.

— Я не меньше тебя хочу узнать, откуда появился щит, демон, — ответила она.

В глазах мужчины вспыхнуло неодобрение. Но он никак не отреагировал на намеренную провокацию в словах Лорэйн. Сжав в своей руке её ладонь, повёл к табурету. Но воительница отказалась сидеть. Король не стал настаивать.

— Ты не должна сопротивляться моей Силе, — ровно произнёс Кират. — Если же будешь бороться, то будет больно так же, как и в прошлый раз. И ещё… Не лезь в мою голову! — он встряхнул Лорэйн за плечи. — Ты меня поняла?

Кират не мог разобраться, как Лорэйн в тот раз смогла прикоснуться к его сознанию. Но догадывался, что за образом хрупкой женщины скрывался настоящий борец с железной волей. А с таким упрямым, волевым и непокорным человеком нужно быть всегда начеку.

В основном, когда Кират проникал в чьё-то сознание, то человек или демон от страха прогибались перед ним, но бывало и по-другому — противники боролись до последнего. В таком случае, даже если пленник что-то и видел в сознании короля, то попросту не успевал использовать информацию против Кирата. Узник долго не жил, его убивали.

Лорэйн заторможено слушала Кирата, едва понимая суть.

— Да, — прочистив горло, ответила воительница.

Испытующе глядя на неё, Кират удовлетворённо кивнул.

На этот раз демон принял меры, и он заметил, что на Лорэйн уже начало действовать успокаивающее средство ведьмы. Также для лучшего эффекта Кират зажёг амбрит. На людей он оказывал расслабляющее действие, а на демонов… В общем, Кират старался не думать ни о чём лишнем, кроме, как о поставленной цели — сломать щит.

Когда мужчина приподнял лицо Лорэйн за подбородок, она увидела, как глаза его становятся непроницаемо-чёрными. Где-то в самой глубине их блеснуло нечто необъяснимое, и воительница прерывисто выдохнула.

И это не скрылось от Кирата — уголки его губ приподнялись в улыбке. Едва уловимым касанием он пригладил золотистые волосы Лорэйн.

— Такой ты мне больше нравишься… — бесстрастно произнёс он.

Исполненная спокойствия, воительница ничего не ответила. Приятный горячий запах медленно окутывал тело Лорэйн. Ей странным образом было хорошо, и ничто её не трогало. Будто все страхи исчезли… Даже Тьма, появившаяся в глазах Кирата, в этот раз казалась не столь ужасающей.

Чувствуя, что её сознание неумолимо затягивает в Бездну, Лорэйн не могла понять, почему сейчас она не противилась. Почему на том чёртовом берегу ощущения вторжения были куда сокрушительнее?

Поначалу испытывая лишь ничтожную головную боль, Лорэйн не стала придавать этому особого значения. Но когда та усилилась во множество раз, воительница спросила у себя: «Что со мной не так?!»

Тяжело дыша, Лорэйн вскрикнула. Ноги подогнулись, однако, демон обхватил её поперёк талии, не давая упасть.

— Не сопротивляйся! — шёпотом приказал Кират.

Он лишь частично приоткрыл защиту на сознании имперской воительницы, и теперь читал её воспоминания. Почти всё, что он видел, было подёрнуто серой пеленой печали. Образы из прошлого мелькали перед глазами Кирата, но он хотел знать больше. Ему необходимо было окончательно сломить щит…

Нетерпение взыграло в крови демона, и оттого он удвоил натиск своей магии.

Лорэйн понимала, что что-то не так… Бездна не просто затягивала, воительница без остатка растворялась в ней. И страх прошиб насквозь. Лорэйн приняла решение бороться, во что бы то ни стало бороться, не позволив так легко уничтожить себя. Давая отпор гигантским волнам ужаса, она пыталась выплыть из непроглядной черноты, окутавшей её, как вдруг в памяти всплыл образ очаровательной незнакомки. Он был словно якорь. Ухватившись за него, как за последнюю надежду, Лорэйн начала с отчаянием вырываться из лап тьмы.

— Не смей! — со звериным рыком приказал Кират. — Не лезь в мою голову!

Но Лорэйн больше не слышала демона, ею овладело желание жить. Она следовала за образом, всё больше выведывая о незнакомке. Когда же Лорэйн поняла, насколько нежные и трепетные чувства испытывал король к девушке из видений, то её словно ударили под дых.

Открытое неповиновение приказам окончательно разгневало Кирата, и он сорвался. Отпустив свою силу, демон принялся крушить ментальный щит, который столь надёжно оберегал от него сознание Лорэйн. Воительница тут же оглушительно закричала. Тело её охватила адская боль, а из горла вырвался леденящий душу вопль. Лорэйн каждой клеточкой ощутила предсмертную агонию. Боль, запустившая свои жадные щупальца, была повсюду, и казалось, что демон решил превратить всю сущность Лорэйн в тлен.

Закрыв глаза и тем самым обрывая связь с сознанием Лорэйн, Кират склонился совсем близко к её лицу.

— Я предупреждал, Лорэйн! — со злостью прорычал он. — Говорил не противиться моему вторжению, не бороться с моей Силой, но ты продолжаешь упорствовать! — едва ощутимо он прикоснулся к её губам. — Зачем ты вновь влезла в мою голову?!

Спустя несколько мучительно долгих секунд Лорэйн пришла к осознанию того, что, испытав ту адскую боль, всё ещё жива. Демон наблюдал за тем, как лицо её постепенно разглаживалось от мелких морщинок и расслаблялось, снова становясь спокойным.

— Не знаю… Я не хотела… — сипло выдохнула она в губы мужчины. — Отпусти меня!

Однако Кират оставил её слова без внимания. Он чувствовал, что воительница почти не держится на ногах. Поэтому, подхватив Лорэйн на руки, уложил её на мягкие шкуры.

После Кират сел рядом и откинул с её лица влажную прядь волос.

— Ты играешь с огнём, Лорэйн... И это противостояние лишь распаляет меня, — он нахмурил брови. — Я уже наполовину снял барьер, так что остальное сломать не составит большого труда.

Король Галларата настолько внимательно всматривался в лицо Лорэйн, что ей вновь стало не по себе. Кират сделал глубокий вдох, и женщине показалось, что он принюхивается.

— Ты скажешь мне, что увидела в этот раз?

— Нет, — коротко ответила она.

Взгляд воительницы зацепился за запястье Кирата. Из-под рукава мужского кафтана показался браслет. Всё бы ничего, высшей особе положено носить украшения, но что-то с этим браслетом было не так… Он был излишне прост, состоял из каких-то тёмных камней, ничем не похожих на драгоценные.

Глаза демона полыхнули неодобрением.

Резко встав, Кират направился к пологу, служившим входом в шатёр. На мгновение задержавшись, он обернулся к пленнице. Выражение лица демона было бесстрастно-холодным и непроницаемым.

— Сегодня ты останешься здесь!

Произнеся это, король удалился, оставив Лорэйн в одиночестве. Когда демон покинул шатёр, воительница сразу же, едва держась на ногах и пошатываясь, принялась обыскивать всё в поисках какого-либо оружия. И удача ей на этот раз улыбнулась. Лорэйн нашла небольшой кинжал. Схватив его, она соображала, куда можно спрятать оружие, и, в конце концов, засунула за голенище сапога, придя к самому очевидному решению.

Сев обратно на шкуры, Лорэйн пыталась осознать случившееся. Она вновь увидела ту незнакомку и теперь наверняка знала, что девушка очень дорога для короля.

«Кто же ты такая?..» — мысленно вопрошала воительница.

 

Глава 5

Вернувшись, король Галларата застал воительницу спящей, а её волосы, напоминая золотые языки пламени, разметались на ложе. Кират в который раз поймал себя на мысли, что ему нестерпимо хотелось прикасаться к Лорэйн. И при каждом удобном случае он то гладил воительницу по щеке, то дотрагивался до её волос. Но всё равно был зол на неё.

Кират винил во всём амбрит… Если бы не трава, то он даже не попытался бы прикоснуться к губам Лорэйн. Ведь прекрасно видел, насколько противен и омерзителен ей. И теперь он мог лишь проклинать своё решение зажечь траву. Посмотрев в угол шатра, Кират отметил слабый огонёк дотлевающего амбрита.

Сейчас же, когда Лорэйн спала, демон мог позволить себе вольность. В какой-то мере даже слабость…

Растянувшись на боку рядом с воительницей, Кират внимательно исследовал каждую черточку её лица, чувствуя, как кончики пальцев начало покалывать от желания вновь дотронуться до Лорэйн. Невесомо тронув локон её волос, Кират осторожно накрутил его на свой палец и жадно втянул исходящий от спящей женщины запах.

Король демонов ощутил уже знакомый аромат спелых яблок, пробуждающий в нём тягучую тоску и меланхолию. Запах яблок... столь любимых Лирой…

 

***

Лорэйн прижимали к твёрдому телу, когда она проснулась от невероятного жара, будто находилась возле полыхающего костра. Только огонь обжигал изнутри.

— Что со мной?.. — спросила Лорэйн слегка охрипшим голосом.

Дёрнувшись, она попыталась отползти от мужчины, но тот крепко держал её за талию. Почувствовав, что её кровь вскипает ещё сильнее, воительница резко ткнула локтем демону под рёбра. Мгновенно вынырнув из дремоты, Кират от неожиданности ослабил захват.

Вскочив на колени, Лорэйн оседлала грудь демона, придавливая его своим весом. Не теряя времени даром, она ловко вынула кинжал из-за голенища сапога. И когда приставила острие, целясь прямо в его сердце, мужчина увидел в глазах Лорэйн вожделение, горячее и будоражащее кровь.

— Почему… Почему я будто горю? Что ты сделал со мной? — растерянно, но в то же время требовательно спросила воительница.

Такая внезапная реакция Лорэйн на простое прикосновение была ненормальной. Кират быстро оценил ситуацию, в которой оказался. Разгорячённая женщина сверху — это, конечно, в радость для демона, но что-то здесь не так…

Кират тут же вспомнил о тлеющем амбрите.

— Убери оружие по-хорошему, Лорэйн! — властно приказал король.

Могла ли трава подействовать на неё столь возбуждающе? Она же человек. Конечно, бывали случаи, когда обычные женщины использовали амбрит для обострения ощущений, но они и без того испытывали возбуждение к своему партнёру.

На Кирата дурманящая трава не оказала такого воздействия, вероятно, из-за того, что сам он изначально запретил себе думать об этой женщине. Он отстранился от желания настолько, насколько мог.

— Если ты сейчас же не прекратишь использовать на мне свою магию, — воительница облизнула пересохшие губы, — я проткну твоё сердце!

Для пущего эффекта Лорэйн вогнала лезвие в грудь короля демонов.

— Я не применяю к тебе Силу! — гневно зарычал в ответ Кират, показывая руками, что он не причём.

— Тогда что со мной?!

— Всё дело в амбрите, он накопился в твоей крови и оказал дурманящий эффект, — пояснил Кират. — У тебя есть два варианта. Ты можешь всю ночь изнывать от жгучей похоти либо воспользоваться мной.

С губ воительницы сорвался не то стон, не то горестный смех.

— Ах ты, сволочь…

Договорить Лорэйн не успела.

Демон предугадал момент, который мог стоить ему жизни. Всего лишь секундное колебание, отразившееся на лице Лорэйн, дало возможность уберечь королю свое сердце от острия кинжала. Вопросом, откуда у командующей появилось это оружие, демон озаботится позже.

Кират изначально допустил нелепую оплошность, позволив женщине взять верх над собой и приставить к груди кинжал. Нужно было сразу скинуть Лорэйн со своего тела, но отчего-то демон медлил, наслаждаясь заманчивым видом возбуждённой и одновременно разгневанной женщины…

Оттолкнувшись ногами и сгруппировавшись, демон сделал перекат и повалил воительницу набок, выбивая из её рук кинжал. Кират мог бы воспользоваться магией, но предпочёл доказать Лорэйн, что справится с ней и без этого.

Однако воительница не собиралась сдаваться на волю демона. Она молниеносно нанесла ему отвлекающий удар в нос, а второй рукой впечатала кулак в ещё кровоточащую рану на груди.

— Ты невыносима в своем упрямстве и строптивости, женщина! — процедил Кират сквозь сжатые зубы.

Придавив своим телом Лорэйн, он перехватил руки воительницы и обездвижил их над её головой.

— Я видел всех твоих любовников, — демон хитро и самодовольно усмехнулся. — Неужели ты думаешь, что я буду хуже?

Тело Лорэйн буквально прошила дрожь от столь сладко-тягучего голоса Кирата. Ещё ни разу в жизни она не испытывала настолько безумную похоть, и теперь Лорэйн не знала, что делать. Ей было невероятно тяжело бороться с собственным разумом и насильно навязанными чувствами. Она проклинала тот день, когда на имперский экипаж напали галларатские воины.

Когда же демон провёл носом вдоль её груди и шеи, Лорэйн забилась словно зверь, загнанный в угол. И не осознавая, что говорит, вместе со стоном произнесла то, чего никогда бы не сказала врагу, находясь в здравом уме.

— Поцелуй меня, демон…

На лице Кирата отразилась целая палитра эмоций — от ликования, что воительница сдалась, до неловкости и ненависти к самому себе. Это не был осознанный выбор Лорэйн. Этого требовало её тело, подчиняющееся опьянённому разуму.

— Этого мало Лорэйн, поцелуями делу не поможешь, — произнёс мужчина.

Стащив одежду с воительницы, Кират не спеша, с наслаждением провёл ладонью по внутренней стороне её бедра.

— Как же я тебя ненавижу! Ненавижу… — выдохнула Лорэйн, ощутив тёплый поцелуй демона на животе, а после — на груди.

Однако Кират не торопился выполнять просьбу воительницы. К губам он не прикасался. Демон с интересом исследовал её тело, которое уже успел повидать нагим.

— Ты лучше повтори это утром, — предельно спокойно сообщил Кират. — Сейчас же расслабься и наслаждайся — я поимею тебя от души.

Применив магию, демон оставил руки воительницы зафиксированными неподвижно и снял с себя штаны и рубашку. Усмехнулся удовлетворённо, когда заметил, как взгляд Лорэйн прошёлся по его телу.

Отрицая очевидное, Кират только сейчас понял, насколько хотел познать вкус командующей Рэйн. Лорэйн… В какой-то степени демон даже радовался, что амбрит вызвал у неё такую реакцию.

Теперь Кират не только узнает и попробует эту женщину на вкус, но и возьмёт её.

— Раздвинь ноги! — приказал он.

Лорэйн не послушалась.

— Где же твоя обещанная покорность? — сквозь желание в голосе короля прорезалась сталь. — Ну же, раздвинь ноги!

Чувствуя себя поверженной и униженной врагом, Лорэйн со стоном выполнила приказ.

— Чтоб ты сдох! — прошептала она перед тем, как Кират завладел её губами.

Демон жадно терзал её рот, не в силах оторваться, в то время как его руки с алчностью исследовали каждый сантиметр женского тела. Едва Кират прикоснулся к губам Лорэйн, как уже не мог остановиться. Ему казалось, будто воительница пленила его самого, околдовала своим запахом, нежным бархатом кожи. И страстью… С трудом сдерживая свою Тьму, демон не мог поверить, что настолько вожделеет эту женщину.

Но и для самой Лорэйн перестало существовать всё на свете, когда демон одним движением вошёл в неё. С первым сильным толчком мужчины внутри себя Лорэйн абсолютно потеряла связь с реальностью. Блаженное наслаждение нахлынуло на воительницу, распаляя охвативший её огонь. Потерявшись в жаре сплетения тел, она будто сходила с ума. Движения Лорэйн были греховны, но в то же время прекрасны своим откровением. И она не верила в то, что ощущала к врагу.

Постепенно трезвость ума возвращалась к Лорэйн, вместе с осознанием всей мерзости произошедшего. Снедающий жар похоти исчез, как только Кират покинул её тело и вольготно разлёгся рядом.

Прикрыв глаза, воительница прерывисто вздохнула.

— Я уничтожу тебя, демон… — жёстко произнесла Лорэйн.

Король Галларата пристально смотрел на раскрасневшееся лицо женщины, понимая, что всё изменилось. Рядом была воительница, которая необъяснимым образом запала ему в душу. Она — противник, враг. И Кират сам не единожды повторял Лорэйн, что убьёт её. За что она, конечно, и возненавидела его.

Но вопрос остаётся незакрытым. Ментальный щит всё ещё не снят. И неизвестность странным образом продолжала давить на самого Кирата. Если Лорэйн и правда связана с предателями короны, что же он тогда с ней сделает?..

Лорэйн больше не сомкнула глаз, обдумывая случившееся. Она корила себя за женскую слабость, позволившую поддаться неизвестным чарам демона. Хоть он и говорил, что не применял к ней силу, она не верила и корила себя за то, что посмела насладиться близостью с захватчиком. За всё.

Воительница не верила в судьбу, считая, что человек определяет своё место в жизни только собственными поступками. Так что же она наделала этой ночью?! Она должна была убить этого мужчину, когда был шанс! Когда вражеское сердце билось под остриём её кинжала. Но чёртова жажда, похоть, затмившая разум воительницы, извратила истинное желание и цели.

 

***

По прошествии нескольких часов отряд галларатских воинов стал поспешно сворачивать лагерь. На великодушное предложение короля демонов выбрать — ехать вместе с ним на лошади или же в клетке на спине зверя, Лорэйн предпочла второе. Кират ничего не сказал воительнице, предоставив ей призрачную иллюзию выбора.

За день отряд одолел почти весь подземный ход. Когда же впереди показалось чёрное звёздное небо, один из воинов-разведчиков доложил Кирату, что, судя по приближающемуся звуку копыт, кто-то движется к ним навстречу. Сначала король подумал, что это вражеский лазутчик, столь глупо себя выдавший. Но оказалось, что всё иначе.

К ним направлялся гонец, тайно отправленный главным военачальником империи. Кират узнал его. Это был человек, служащий Лайгорну.

— Вардан! — раскатисто поприветствовал его предводитель демонов.

Если бы был хоть малейший намёк на опасность, то король непременно бы подал знак. И воины в полной боевой готовности, сжимая оружие, лишь напряжённо следили за движением гонца.

Остановив невдалеке своего скакуна, солдат спешился и оставшееся расстояние проделал пешком. Поравнявшись с Киратом, Вардан протянул руку с зашифрованным посланием.

— Повелитель! — произнёс мужчина, склонив голову в знак уважения. — У меня вести для вас.

После этих слов он отошел в сторону.

Насколько хороши или плохи были новости, Кират узнал, только прочитав письмо. В этот момент к нему приблизился спешившийся и оставивший своего коня в отдалении Даар. Лицо друга было хмурым и собранным. Он понимал, что Лайгорн не стал бы присылать гонца без важных на то причин.

— Всё паршиво… — недовольно протянул Кират, встретившись взглядом с Дааром.

— Что там?

— Ассаж разгромил часть нашего войска на северо-западе от Виллерии, — облокотившись на луку седла, Кират устало потёр переносицу. — Но это ещё не всё. Императору уже доложили о том, что на экипаж, сопровождаемый командующей Рэйн, напали. Лайгорн сообщает: Ассаж в бешенстве.

Даар мысленно выругался, после серьёзно заговорил.

— Войско твоего брата несёт потери. А вот ищейки императора… Что же, они действительно быстро работают.

— Вот это мне и не нравится! — резко ответил Кират. — По всей видимости, Кристофу нужно подкрепление, — жестом король подозвал гонца ближе к себе, и, испытывающе посмотрев на Вардана, задал вопрос: — Где сейчас находится армия Ассажа?

— Насколько мне известно, недалеко от Долины Волков, — ответил гонец, обводя взглядом отряд короля Галларата.

— Значит, Ассаж возвращается за стены столицы, — произнёс Кират.

— Да, — согласно кивнул Даар. — Тогда нам нельзя терять времени, нужно ускориться.

Кират ненадолго замолчал, задумчиво прокручивая на запястье браслет из ветряных камней. У короля был план, но отчего-то мрачные сомнения терзали демона. Правильно ли он поступит? Поможет ли его замысел раскрутить тот клубок подлости и лжи, которым окутали его подданные? Ведь он заплатит за своё решение большую цену… Окупит ли себя этот выбор?

— Мы должны добраться до границы, — настойчиво сказал Кират, не глядя на верного друга.

Даар подошёл совсем близко к королю Галларата.

— Почему ты не воспользуешься камнями? — сжав его предплечье, приглушённо спросил Даар.

— Потому что так нужно… — уклончиво ответил Кират, сбрасывая руку Даара и отъезжая в сторону.

Кират понимал, что необходимо окончательно разобраться с воительницей до того, как он проникнет в императорский дворец. Ведь как только Ривер сядет на трон, у Кирата попросту не будет возможности увидеть пленницу.

На короткое время в Аргосе будет весьма сомнительное затишье. И Кират непременно этим воспользуется, занявшись неотложными делами. Конечно, на первом месте будут государственные, а уж после… Свои личные…

Даар с непонятным выражением лица проследил, как король удалялся от него. Военачальнику не нравилось, что Кират не раскрывал свои планы. С того момента, как только они отправились на перехват имперского экипажа, король стал замкнут и довольно-таки сдержан в разговорах. Чтобы хоть что-то узнать у него, Даару приходилось напрямую задавать вопросы. Только в таком случае его друг отвечал, будто с трудом отодвигая стену отчуждённости.

 

***

Скай всё это время сидела на коне Даара, стараясь скрыть своё любопытство, и лишь искоса поглядывала на гонца. Хоть она и находилась недалеко, но расслышать разговор мужчин ей не удалось. Однако в одном девушка была уверена – незнакомец привёз вовсе не радостные новости, о чём свидетельствовала напряжённость в разговоре Кирата с Дааром.

Едва её взгляд сместился на военачальника, леди тут же сжала кулаки от злости.

Когда слёзы боли и обиды высохли, Скай впервые за всю жизнь почувствовала себя слабой. Ничтожно мелкой пешкой в руках сильного демона, которому ничего не стоило заявить на неё свои права. А она даже не смогла противостоять ему… Демон заклеймил её! Сделал галларатской рабыней! Но зачем она ему?

Поступок Даара вызвал в ней желание причинить ему ответную боль. Унизить так же, как он её. Сделать хоть что-то, за что он будет с такой же силой её ненавидеть.

Тихо пошевелившись, Скай незаметно слезла с коня. Обычных солдат она уже не интересовала. Те, едва увидев, как она выходила с Дааром из палатки, перестали обращать на леди внимание, будто её для них больше не существовало. Тщательно пряча клеймёное запястье под плащом, она предположила, что воины либо всё слышали, либо им дали это ясно понять. Потерянная в собственных переживаниях, Скай попросту не стала интересоваться, каким именно образом все её враги прознали о том, что теперь она всего лишь жалкая рабыня.

Но не успела леди сделать и нескольких шагов, как услышала за своей спиной насмешливый голос.

— И куда это ты собираешься? — вкрадчиво произнесла Алора.

Повернув голову назад, Скай увидела рыжеволосую ведьму, вопросительно приподнявшую бровь.

— Я хочу встретиться с Рэйн, — недовольно ответила леди.

Лукавая ухмылка растянулась на губах Алоры, когда она заглянула в глаза Скай.

— Неужели Даар разрешил тебе самостоятельно передвигаться по лагерю?

— Да… — не раздумывая, соврала леди и посмотрела в сторону, где до этого был демон и, не увидев того, неуверенно сглотнула.

— Ну-ну, — язвительно отозвалась ведьма.

Когда же Скай попыталась обойти Алору, та преградила ей путь.

— Я пойду с тобой, — с хитрецой проговорила ведьма.

Молодой леди ничего не оставалось, кроме как согласиться. Даар в любом случае разозлится за то, что, ослушавшись его приказа, Скай пошла к Рэйн. Но отчего-то ей было наплевать на его гнев. Собственно, как и на все его требования.

Едва ведьма подвела Скай к твари, то девушка сразу увидела Рэйн. Для леди было ужасно видеть, в какую маленькую клетку посадили её верную подругу. Это было действительно унизительно. Длиной и шириной клетка была не более метра.

Встретившись взглядом с воительницей, Скай не узнала её. Ещё никогда она не видела Рэйн настолько холодной и печальной.

— Со мной всё в порядке! — чётким голосом выговорила она, не дав Скай и слова сказать. — Во всём произошедшем виновата я и только я.

Бесстрастный её голос вызвал панику у Скай.

— Я слышала, как ты кричала… — приглушённо произнесла девушка, прикоснувшись к прутьям клетки. Лорэйн успокаивающе погладила руку Скай. — Ты должна пойти на уступки или на сделку! Иначе они уничтожат тебя!

Лорэйн, не выдержав, закрыла глаза, ибо смотреть на обеспокоенное лицо леди было выше её сил. Она любила Скай всей своей душой. В нелёгкой жизни воительницы, полной борьбы за выживание и положение в обществе, Скай была единственным лучиком света. И понимание, что они не смогли скрыться от преследователей и стали бесправными пленницами демонов, постепенно разрушало сердце воительницы. Она — воин! Она должна была бороться до последнего! Неважно, какой ценой! Главное — достижение цели! Ведь всё, что важно — это Скай!

Душу Лорэйн охватило невыносимое отчаяние. Казалось, оно с каждой минутой неумолимо сжимало тиски, уничтожая всё светлое в жизни и оставляя лишь горький привкус боли. Лорэйн корила себя, что не ослушалась приказа императора, когда у неё был запасной план (столь тщательно проработанный план отступления!). Они со Скай непременно бы скрылись от ищеек Ассажа, так как Лорэйн продумала почти всё. Но, видимо, в том-то и дело, что «почти всё»…Откуда же она могла знать, что Скай будет везти императору столь ценные камни, за которыми охотится сам король Галларата?..

— Я обязательно что-то придумаю… Мы непременно будем свободны! — прошептала воительница, крепко сжав ладонь девушки.

Алора, всё это время стоявшая позади Скай, пошевелилась и подошла ближе к Лорэйн.

— А то как же! — привлекла к себе внимание ведьма.  Эти женщины проявляли такую заботу по отношению друг к другу, что рыжеволосая с нескрываемым любопытством следила за ними. — Ты — та ещё гордячка! — продолжила Алора. — Так чего ты вчера достигла? Расскажи ей, Рэйн! Настолько ли хорош наш король в постели, как сплетничают всё придворные дамы в Хейверсе?

Вскинув голову, Лорэйн прожгла Алору ненавидящим взглядом. В то же время Скай с недоверием посмотрела на ведьму.

— А что ты на меня так смотришь?! — Алора захлопала глазами, обратившись к Скай. — Пока военачальник был занят твоей защитой, ставя метку, — ведьма кивнула в сторону Лорэйн, — твоя подруга сперва угрожала моему королю, а после спала с ним.

— Что?.. — потрясённо выдохнула Скай.

— Вот и я хочу понять. Ты, Рэйн, ведёшь себя странно, — обратилась рыжеволосая к пленнице. — Кират рассказал мне об амбрите. И у нас появилось одно занятное предположение…

— Это ты во всём виновата! Ты опоила меня! — обвиняюще воскликнула Лорэйн. — Я ни за что в жизни не легла бы под своего врага!

— Здесь ты неправа. Что тебе известно о траве амбрит? — увидев непонимание в глазах Лорэйн, Алора продолжила: — Вариант о том, что ты испытываешь «нежные» чувства к королю сразу отпадает. Если сложить, что Кират взламывает твой ментальный щит и вчерашнюю реакцию, то получается довольно-таки забавное открытие. И знаешь, дорогуша, думаю, тебе это не понравится. В принципе, как и мне.

Скай, слушая, выглядела совсем растерянной.

— Что? — недоумевала она. — О чём вы? Какой ментальный щит?

Воительница и ведьма, сверля друг друга гневными взглядами, даже не обратили внимания на эти расспросы. Алора всё равно не открыла бы Скай ничего, а вот Лорэйн, пребывая в замешательстве, не знала, что ответить. Она ведь и сама ничего не ведала о щите, о котором захватчики постоянно твердили.

Когда Лорэйн уже собиралась спросить у ведьмы о возможной фаворитке короля, которую видела в разуме демона, она заметила, что в сторону клетки быстрым шагом направлялся Даар. Вид его был раздражённый.

— Вот ты где! — грозно произнёс воин, схватив Скай за руку. Повернувшись к ведьме, кинул на неё порицающий взор. — Алора! Что вы тут делаете? Почему я должен искать свою ихшаю?

Лорэйн едва не передёрнуло при последнем слове демона. «Ихшая» — это слово было знакомо, но она никак не могла понять, откуда именно и что оно значит. И почему демон так называет Скай?

— Твоя «ихшая», — с нажимом проговорила Алора, — сообщила мне, что ты позволил ей свободно передвигаться! Так ли это?

Мужчина, поморщившись, недовольно посмотрел на Скай.

— Так ли это? — протянула леди, натянуто улыбнувшись.

— Будешь послушной рабыней, тогда я подумаю о твоей свободе передвижения. Пока же я за тобой хорошего поведения не замечал.

Во взгляде Скай полыхнула злость, но демону было не до выяснения отношений. Он просто воздействовал Силой по своему обыкновению, когда его глаза заволокло Тьмой. Подобная демонстрация всегда действовала на Скай усмиряюще.

С трудом сдержавшись от ответной речи, девушка потупила взор.

— Мы сейчас же выступаем в дорогу! — бросил он через плечо.

Отдав приказ, военачальник галларатской армии удалился вместе с молодой леди.

— А с тобой я ещё не закончила, — предупредила Алора, испытующе глядя на Лорэйн, после чего поспешно двинулась в сторону своей лошади.

Воительница спохватилась, как было уже поздно.

— Кто такая ихшая? — крикнула она в спину удаляющейся ведьмы.

 

***

Перед тем как тронуться в путь, Кират проследил, куда направился его военачальник. Демон поморщился, зацепившись взглядом за д’кара с клеткой — Даар пошёл к Рэйн.

Стараясь выкинуть из головы её образ, Кират, резво пришпорив коня, двинулся в путь. Эта проклятая женщина не только засела в его мыслях, она ещё являлась причиной, из-за которой он не мог отступить от своего плана. Вчерашняя ночь с воительницей лишь укрепила его догадки. Реакция Лорэйн на амбрит была неестественна, и Кирату не составляло труда соединить всю имеющуюся информацию, чтобы прийти к неутешительным выводам…

Тот факт, что амбрит подействовал на женщину так возбуждающе, говорит лишь об одном — в венах воительницы течёт кровь демона.

После первого проникновения в её разум Кират откинул сей вариант, так как Лорэйн вовсе не была похожа на демоницу. У неё светлые волосы, а глаза цвета пожухлой травы, в то время как у демониц во внешности преобладают тёмные оттенки.

Но сейчас королю пришлось признать свою неправоту. И попытаться найти ответы на вопросы — кто в действительности командующая Рэйн и кто защитил её сознание? Кират сможет это сделать, лишь полностью завладев её разумом. Пока же он мог лишь предположить, что Лорэйн попросту ничего не знает о своём родстве с демонами. А ведь славу воительницы можно списать на частицу крови Первородных.

Но отчего-то Кират, пока взламывал щит, так и не уловил в сознании Лорэйн ни единого намека на контакт с представителем его расы. Что было нелогичным… А ведь обрывков воспоминаний должно быть достаточно. Только они не давали ответов ни на один из вопросов.

Единственный шанс раскрыть одного из предателей заключался в том, что королю необходимо проникнуть в детские воспоминания Лорэйн. На данный момент Кират уже видел взлёты и падения Лорэйн на поле боя. То, как она училась владеть мечом. Её первого убитого мужчину, сожаление за отнятую жизнь. Кират наблюдал глазами Лорэйн множество смертей, а также гибель своих солдат. Он чувствовал, насколько воительнице опротивели сражения. И как тяжело было Лорэйн возвращаться с поля боя в поместье Рамида Синха.

Король демонов нахмурился, когда подумал о лорде…

Лорэйн росла в поместье наместника и воспитывалась его экономкой. В том, что та не приходилась матерью воительнице, Кират был точно уверен. Но в таком случае совершенно непонятно, как Рэйн появилась в доме Рамида и почему её взяли на попечение?

— Кто же твои родители?.. — одними губами спросил демон в пустоту. — Могла ли ты быть подослана в дом наместника?

Кират призадумался. Если Лорэйн росла вместе со Скай, тогда что она могла сделать для предателя? Она была ребёнком, неспособным ни на что. А использовать дитя в своих интригах, по мнению Кирата, верх подлости. Неужели Лорэйн должна была украсть у наместника ветряные камни? Но как? Она ничего о них не знает…

— О, Бездна! — горячо воскликнул Кират. — Почему мне посчастливилось встретить женщину, которая не просто тревожит моё сердце, но и снедает мой разум?!

Демон устало провёл рукой по лицу и, посмотрев назад, встретился взглядом с Дааром. Лицо военачальника было непроницаемым. Перед мужчиной сидела Скай — его новая ихшая.

Кират определённо был удивлён такому развитию событий. Кто бы мог подумать, что спустя годы после смерти прошлой рабыни, Даар вновь возьмёт себе фаворитку.

В то же время это угнетало. Кират знал, насколько Лорэйн любит дочь наместника. И столь рьяная забота о ней теперь не удивляла демона. Для сильной и сдержанной воительницы леди Скай — словно средоточие доброты и нежности, которое Лорэйн оберегает.

 

Глава 6

 

Лорэйн не понимала, о чём с ней должна поговорить ведьма. И ещё этот мужчина — Даар. От воительницы не скрылось, насколько грубым и собственническим жестом воин схватил Скай, а также звучащая в голосе власть, с которой он произнёс: «ихшая». Раздумывая над тем, где она могла слышать это слово и почему оно ей знакомо, Лорэйн упустила из виду, что отряд галларатских воинов не остановился на привал. Отрешённо наблюдая за меняющимся пейзажем, она отметила уже знакомый путь. До границы империи с Галларатом осталось не менее трёх дней, если воины будут и дальше продолжать идти в таком темпе.

Лорэйн видела, как к отряду прибыл гонец. И, конечно, питала надежды, что он привёз нерадостные вести королю демонов. Ведь где-то в самой глубине души она верила, что кто-то из её солдат выжил и сообщил о нападении на экипаж леди Скай, ведь рядом с ней в тот день были лучшие воины.

Воительница пыталась заставить себя думать о чём угодно, гоня тем самым воспоминания о ночи с королём Галларата. Но вопреки её желанию они яркими красками возвращались в мысли, будоража чувства, которые никогда не должны были возникнуть в сердце Лорэйн.

Когда Кират смотрел ей в глаза, Лорэйн казалось, будто он каким-то образом чувствовал все её тайные и сокровенные желания. Демон брал её то медленно, то жёстко, брал без остатка, отчего Лорэйн терялась в вихре безумного наслаждения. Несомненно, в тот момент она потеряла здравый смысл, раз позволила себе столь неистово отдаться врагу, который мог в любой момент погубить её.

Судорожно выдохнув, Лорэйн прикрыла глаза, выбрасывая из головы картину их сплетённых тел. Она больше не поддастся настолько позорным желаниям. И если такое хоть раз повторится, то воительница пронзит сердце демона. Не колеблясь. Без сожаления. Убьёт Кирата.

Смотря в застланное свинцовыми тучами небо, Лорэйн печально улыбнулась. Сегодняшняя ночь была столь мрачна и в то же время прекрасна, будто отражала состояние души воительницы. Темнота, окутавшая раскинувшуюся впереди долину, отчего-то напомнила Лорэйн о незнакомке.

Воительница не сомневалась в том, что эта девушка дорога для демона. Он любил её! Этот жестокий, властный, порою грубый демон, как оказалось, способен на нежные чувства. Хватаясь за видения с незнакомкой, помогавшие бороться с магией демона, Лорэйн наблюдала, как Кират с радостью отвечал лаской и заботой на внимание той темноволосой девушки. Её улыбка лучилась теплом и добротой, потому Кират не мог устоять и всегда улыбался в ответ. И такие столь искренние чувства демона были для воительницы необычны. Лорэйн не желала знать врага с другой стороны. Они оказались по разные стороны баррикад, так пусть же всё так и остаётся. Ей не нужны воспоминания о приятных прикосновениях и невинных поцелуях в щёку, которыми Кират постоянно одаривал незнакомку.

Для Лорэйн он — враг. Мужчина, пленивший её вместе с самым дорогим человеком. Демон, истязавший магией Скай, а затем причинявший нестерпимую боль и ей самой. И что самое омерзительное – тот, кто воспользовался её одурманенным телом.

«Бездна тебя раздери!» — подумала Лорэйн, вновь вернувшись к воспоминаниям о ночи с демоном. Однако из пучины раздумий её вырвала Алора. Поравнявшись с Хагарном, всадница о чём-то с ним тихо шепталась. Демон, согласно кивнув, послал в сторону Лорэйн злобную усмешку. Затем оставил воительницу наедине с ведьмой.

— Я накрыла нас пологом тишины, — сказала Алора.

— И что же такого ты хочешь узнать, что тратишь немалые силы?

— То, чего не знает мой король. Кто твои родители? — не ходя вокруг да около, спросила Алора.

Лорэйн тут же устремила острый, как лезвие, взгляд на ведьму.

Этот вопрос был неприятен для воительницы. Она старалась не распространяться о своём низком происхождении. И том факте, что была настолько не нужна кровной матери, что та бросила своего ребёнка умирать в овраге. Лорэйн не желала знать и что-либо говорить о жалкой, бессердечной женщине, которой была совершенно безразлична жизнь младенца. Для воительницы просто не существовало той, кто родила её. Мать Лорэйн была милосердна, раз подарила жизнь плоду, и в то же время — жестокой тварью, решившей погубить дитя, едва то появилось на свет.

Об отце, зачавшем её, Лорэйн тоже ничего не знала.

— У меня нет ответа на твой вопрос, — как можно сдержаннее произнесла она. — Могу лишь сообщить, что воспитывала меня экономка в поместье наместника провинции Туманных гор.

Алора внимательно наблюдала за выражением лица Лорэйн, ища в нём намёки на правду или ложь.

— Не врёшь… — заметила ведьма.

— Мне незачем. Ты и твой король всё равно узнаете правду.

— Верно, — нахмурив брови, произнесла Алора.

— Почему сам демон не узнает ответы на нужные вопросы? Зачем тебя посылать? Или твой король передумал дальше истязать меня?

— Ты задаёшь не те вопросы! — хлёстко бросила ведьма. — Амбрит подействовал на тебя неверно! Глупая ты женщина! Как думаешь, почему?

— Не имею ни малейшего понятия, что собой представляет этот ваш «амбрит»! — немного раздражённо фыркнула Лорэйн, пошевелившись в клетке и лихорадочно пытаясь сообразить, к чему клонит ведьма. Сначала выпытывает о родителях, теперь несёт чушь о каком-то «амбрите»...

«Неужели ведьма считает, что и то, и другое как-то связано?» — недоумевала Лорэйн. 

Неожиданно Алора громко рассмеялась, вводя тем самым воительницу в ещё большее замешательство. Ведьма понимала, что та будет отрицать очевидное, и не сдержалась от смеха, увидев, как изменилось лицо пленницы.

Воительница была озадачена.

Достав из кармана плаща маленький заострённый клинок, Алора протянула руку к Рэйн.

— Мне нужна твоя кровь, — пояснила ведьма в ответ на вопросительный взгляд воительницы. — Я применю заклятье. Моя магия поможет Кирату узнать твои корни. И в следующий раз ему будет легче пробиться сквозь защиту.

Ведьма быстрым движением руки резанула лезвием по коже ладони Лорэйн и подставила миниатюрный флакон под выступившие алые капли. Воительница слегка поморщилась, но не издала ни звука. И чтобы отвлечься, задала вопрос, ответ на который она хотела узнать ранее:

— У короля есть любовница?

Хитро улыбнувшись, Алора продолжила собирать кровь.

— Неужто гордячке Рэйн понравился наш король? Так знай, перед тобой очередь придворных дам, жаждущих оказаться в постели Кирата Орна.

Мрачно нахмурившись, Лорэйн отдёрнула руку. Едва Алора вновь взобралась в седло, как на них нахлынули внешние звуки. Ведьма сняла полог тишины.

Напряжённо ища в памяти хоть что-то, что помогло бы лучше описать ту таинственную незнакомку, Лорэйн вспомнила имя.

— Возможно, её зовут Лайра, Лиран или Лира! — кинула воительница в спину удаляющейся ведьмы. — Как-то так… Не могу точно понять.

Придержав коня, Алора обернулась, и тогда Лорэйн увидела, как на лице ведьмы отразилась целая палитра эмоций: удивление сменилось раздражением, и тут же черты лица её исказились злостью. Но своенравная ведьма быстро взяла себя в руки, надев маску отчуждённости, чего прежде с ней не бывало.

— Я не знаю всех женщин короля, — сдержанно произнесла Алора. — Но одно из названых тобой имён принадлежит покойной принцессе.

Лорэйн в ответ не проронила ни слова, донельзя удивлённая тем фактом, что таинственная незнакомка приходилась сестрой демону. Но отчего-то её собственное сердце сжалось от боли, когда она поняла, что девушки больше нет в живых. Воительница списала это странное чувство на то, что демон столь сильно любил свою сестру, что отголоски его эмоций до сих пор хранятся в его памяти.

— Скажи мне ещё одно! — попросила Лорэйн. — Почему военачальник назвал леди Скай «ихшаей»? Что означает это слово?

— Теперь она не леди, — ответила Алора, продолжая всё так же отчуждённо смотреть словно бы сквозь командующую. — Девушка отныне — рабыня Даара, — и явно раздумывая, стоит ли давать совет Рэйн, ведьма напоследок все же добавила: — Насколько удачно сложится её жизнь, зависит лишь от того, сможет ли рабыня переступить через себя и свою гордыню.

Тронув поводья, Алора двинулась вперёд.

Лорэйн же осталась в ещё худшем состоянии, чем была до появления ведьмы. У неё просто пропал дар речи.

Рабыня…

Из груди рвался крик отчаяния.

Лорэйн закусила костяшки кулака до такой степени, что глаза увлажнились от боли. Сдерживаясь, чтобы не издать ни звука, она начала с силой колотить ногами по прутьям — изливая таким образом свой гнев и переживания. Ей было известно, что в королевстве сохранилось рабство, знала она и обо всех его ужасающих последствиях. Лорэйн ненавидела себя — она не смогла уберечь самое ценное.

Перед глазами проносились ужасные образы будущего для Скай.

 

***

Прошло не меньше часа, прежде чем, успокоившись, Лорэйн перевела дыхание. Она возненавидела всех. За последнее время на плечи столько всего свалилось, что Лорэйн попросту устала. Эта ноша была невыносимо тяжела… Осознание того, что она не сдержала клятву, данную самой себе, разрушало её изнутри. Воительнице требовалась передышка, и она позволила себе выместить гнев, дабы прояснить разум. В сложившейся обстановке она должна быть собрана, сдержана и холодна, как никогда. Эмоции — это всего лишь помеха, их необходимо зажать в стальном кулаке. Она, лишь она сама творит свою судьбу, а не кто-то другой. Если её действия и поступки привели к встрече и знакомству с королем демонов, значит, она вынесет ценный урок и будет двигаться дальше.

 — Я не сдамся!.. — прошептала Лорэйн, глядя в чёрное как смоль небо.

Когда пленница перевела взгляд в начало отряда, то заметила, что в её сторону движется всадник. Вглядываясь в приближающегося седока, отметила смутно знакомый облик мужчины и подумала, что это возвращается Хагарн. Но нет. Это был не он.

Стоило всаднику приблизиться на достаточно близкое расстояние, как Лорэйн разглядела лицо в отблеске света от факела.

— Предатель! — ядовито прошипела Лорэйн, едва Вардан вплотную подъехал к д’кару с клеткой. — Ты предал своего императора и главного военачальника!

Воительница смотрела столь пристально и напряжённо, что гонец подобрался. На какой-то миг взгляды их скрестились. Мужчина первым отвёл свой взгляд.

Лорэйн довольно улыбнулась.

 — Я служу своему господину! — произнёс Вардан, чуть повысив голос.

На секунду замолчав, гонец будто мысленно собирался с силами для чего-то действительно важного. Затем, бросив по сторонам цепкий изучающий взгляд, Вардан нервно взъерошил свои волосы.

Лорэйн уловила некую странность в поведении гонца. Она задавалась вопросом: почему мужчина не отправился обратно, а следует вместе с вражеским отрядом до границы? И зачем врёт, говоря, что служит господину? Он находится здесь! Среди врагов! И чувствует себя определённо на своём месте.

— Как приятно видеть, что тебя, шлюха, — произнёс Вардан с нажимом на последнем слове, — взял в плен достойный и великий воин.

— Что? — возмутилась Лорэйн, но тут же осеклась.

 Она увидела, как мужчина засунул руку в отворот плаща и достал маленький комочек бумаги. «Мог ли его подослать Лайгорн?» — тут же подумала воительница, сопоставив слова воина о том, что он служит господину, с его странным поведением. Это предположение, конечно, было столь абсурдно-глупым и опасным, что Лорэйн не стала развивать его дальше, попросту отринув сей вариант.

— Надеюсь, король Галларата поставит тебя на место. Ты, Рэйн, взобралась слишком высоко!

— Твои слова полны зависти, Вардан! — резко ответила Лорэйн.

Вопросительно изогнув бровь, мужчина ловким движением закинул на колени женщины тайное сообщение. Лорэйн тут же схватила его.

— Ты возомнила из себя великую воительницу! — едко сказал Вардан, хотя лицо его оставалось серьёзным. — Твоё место, женщина, подле мужчины и на его ложе. А не на поле боя!

Оглянувшись в поисках наблюдателей и не увидев таковых, Лорэйн быстро развернула клочок бумаги. Незначительного света от огня хватало, чтобы прочесть послание. Опустив взгляд, воительница, конечно, узнала почерк Лайгорна. И от осознания, что её не бросили на растерзание врагу, перехватило дыхание.

 «Твоё желание исполнит маленькая жемчужина, которую хранит тот, кого твоё сердце больше всех ненавидит. Всего лишь пожелай!..» — гласила короткая надпись на бумаге.

— Думаю, мне лучше знать, где место женщины в этом мире! — подыграла Лорэйн, сообразив, для чего мужчина устроил эту браваду.

Вардан испытывал судьбу, согласившись на свой страх и риск передать тайное послание командующей Рэйн. Но воительница оказалась жива, и он был просто обязан выполнить второе поручение Лайгорна. Мужчина чётко понимал цену, которую придётся заплатить, если демоны сейчас увидят или услышат их.

— За всю историю было лишь три великие воительницы! Но ты к ним не относишься! — продолжал Вардан голосом, сочащимся едкой, отвратительной жёлчью.

— Ты нарываешься! — угрожающе произнесла Лорэйн, запихивая в рот клочок бумаги и проглатывая его, но в памяти её все осталось. Она понимала, что жизнь воина висит на волоске и оборвётся, если она не успеет сделать то, о чём ей сообщил Лайгорн.

— Надеюсь, риск будет оправдан!

Развернувшись, Вардан удалился от пленницы, давая ей возможность досконально продумать план до того, как Кират вновь проникнет в её сознание. Иначе Вардан — не жилец. Гонец не знал содержания письма, но его слова явно должны были помочь воительнице додуматься, что же именно хотел до неё донести главный военачальник империи.

Судорожно разгадывая послание, Лорэйн поняла ещё одну вещь. Лайгорн… Это он предал её! Сообщив Кирату, где будет проезжать экипаж. Иначе откуда он мог знать, где находится демон?! И то, что главный военачальник империи отправил своего человека в качестве гонца, лишь подтвердило подозрения Лорэйн. От этого ей стало безумно больно и обидно за человека, которому она доверяла. А ведь он просил её руки! И это заставило Лорэйн напрячься.

Лайгорн всё знал… Этот подлец знал! Поэтому и хотел задержать её в столице, дабы не она сопровождала лорда-наместника, а после и молодую леди Скай Синх. Лайгорн хотел уберечь Лорэйн от смерти. И когда не получилось через замужество оградить воительницу, он отправил гонца с зашифрованным посланием.

Обхватив руками колени, Лорэйн ещё раз прокрутила в голове всё, что только что узнала.

Тот, кого она больше всех ненавидела — это, однозначно, Кират Орн. Тут и гадать не нужно. А что же насчёт остального?! Жемчужина… Здесь явно должно быть что-то маленькое и, на первый взгляд, незаметное… Камни? Ведь истинная причина, по которой она вместе со Скай попала в плен, была именно в ветряных камнях. Вспомнив тот единственный раз, когда она держала шёлковый пояс, Лорэйн поняла, что камни как раз подходящего размера. Только где же воительнице найти их? Король демонов непременно охраняет камни.

Но ответ всплыл в сознании столь неожиданно, что Лорэйн удивилась. Она видела излишне простой на вид браслет на королевском запястье, а украшение как раз было из камешков.

Воительница хмыкнула…

Демон непрост и умён. Кират оставил столь ценные камни практически у всех на виду, «спрятал» на самом видном месте, на которое никто сразу не обратит внимания.

Лорэйн задумалась. Что же Лайгорн ещё хотел донести до неё? Как камешки могут исполнить желание, если она просто пожелает?! И тут Лорэйн окончательно поняла, в какую историю влезла. Эти тёмные камешки должны обладать магической силой, и чтобы ею воспользоваться, нужно всего лишь представить то, чего больше всего хочешь. А жаждала Лорэйн сбежать, вырваться из плена. И подсказка Вардана о трёх воительницах наверняка означала, что у неё имеется лишь три попытки, чтобы воспользоваться ветряным камнем.

 

***

Когда предрассветные сумерки окрасили горизонт, Лорэйн чётко знала, что необходимо делать. У неё не было ни единого права на ошибку. Промах мог стоить не только собственной жизни, но и Вардана, и Лайгорна.

Наблюдая за тем, как вражеский отряд продвигался через долину к реке, Лорэйн заметила обрыв. Сила и мощь природных стихий всегда вызывала в ней уважение, и от завораживающей красоты и опасности в душе воительницы появился трепет. В былые времена, ещё до начала войны, она часто любила бродить по лесу, наслаждаясь великолепием природы.

Только больше Лорэйн не позволит истязать себя. Она сорвет с Кирата ненавистный браслет раньше, чем тот успеет проникнуть в её сознание. Всё, что ей нужно — это продумать, как успеть схватить Скай за руку, чтобы вдвоём переместиться. Леди должна находиться где-то рядом, на расстоянии вытянутой руки, или же Лорэйн придётся использовать одну попытку для перемещения к девушке.

 И сделать всё нужно чётко и быстро, в противном случае у Лорэйн ничего не выйдет. А этого она больше всего боялась… Если промедлит хоть на секунду, то король демонов тут же применит свою магию. И тогда — всё… Конец… Кират будет в бешенстве. А её дни сочтены.

Едва вражеский отряд остановился на привал в безопасном месте, Лорэйн уже была наготове. Множество вариантов предстоящего побега имели столь разные и порой неутешительные исходы, отчего воительница с трудом хранила ледяную выдержку.

В этот раз к королю демонов пленницу вёл Даар. Мужчина был молчалив, довольно-таки сдержан и хмур. Всего через мгновение будет брошен жребий, на кону которого судьба не только её самой, но и Скай. И ничто не должно отвлечь от задуманного плана. У Лорэйн есть цель! И она достигнет желаемого.

Ступая вместе с захватчиком через отряд галларатских воинов, воительница искала глазами Скай. Не сразу, но всё же Лорэйн заметила девушку возле самой отдалённой палатки. И когда их взгляды на короткий миг встретились, Лорэйн кивнула, постаравшись со всей возможностью отразить в своём взгляде одно единственное слово — «Готовься!» И молилась, как никогда в жизни, чтобы до момента активации портала, Скай находилась на том же месте.

Как только Даар откинул полог в шатёр короля, Лорэйн тут же увидела Кирата, стоящего спиной к ней. Не проронив ни слова, демон подал своему военачальнику знак, и Даар оставил их.

Рассматривая спину мужчины, Лорэйн отметила уже знакомый чёрный плащ, обитый белым мехом, а сам король Галларата пребывал в явном напряжении. Голова Кирата была слегка повёрнута вбок, позволяя тем самым Лорэйн отметить строгий, но красивый профиль. Воительница надеялась, что эта встреча станет последней. И она больше не увидит тёмно-синих глаз демона, не почувствует боль от магии и не испытает то безумное наслаждение, что Кират подарил ей.

— Если ты мог использовать мою кровь для того, чтобы пробиться сквозь ментальный щит, так почему не сделал это раньше? — первой заговорила Лорэйн, делая небольшой шаг вперёд, в то время как взгляд её блуждал по рукам мужчины в поисках браслета с камнями.

Король Галларата от гнева сжал кулаки. Но промолчал.

— Отвечай мне, демон! — потребовала Лорэйн, приблизившись ещё на пару шагов.

— Ты! — холодным голосом произнёс Кират, резко обернувшись. — Ты, Лорэйн, забываешься! Я больше не потерплю от тебя оскорбительное «демон»! Я приказывал тебе звать меня Кират! Почему ты столь несгибаема? — преодолев разделяющее их расстояние, он подошёл совсем близко к Лорэйн и продолжил: — Хотя чему удивляться! Ты пошла вся в отца, такая же — твёрдая, жестокая и холодная!

Воительница выпрямилась, с жуткой ясностью всматриваясь в бездушные глаза врага, полыхающие лютой ненавистью. Она бы ни за что в жизни не поверила в слова демона. Но его лицо… Оно выражало настолько смертельную опасность, что Лорэйн испугалась.

— И знаешь, что? Я думал на тебе просто сильная защита. Но всё оказалось значительно серьёзнее! — Кират сжал руками шею воительницы раньше, чем успел подумать. Заглянул в лицо, искажённое неверием и отрицанием. — В тебе кровь демона! Ты — жалкий бастард Эйнара!

— Это немыслимо! — вскрикнула Лорэйн, чувствуя, как сердце пропустило удар.

— Но это правда! — раздражённо настаивал Кират. — Ты находишься в родстве с главой Дома Ридана! С человеком, которого я всей душой презираю! — едва сдерживаясь, чтобы не навредить ей, Кират прислонился лбом ко лбу Лорэйн и прошептал: — Почему именно ты? За что духи меня прокляли?!  

Хватая ртом воздух, Лорэйн нашла на запястье демона столь необходимый браслет. Она понимала, что более удачного шанса никогда не будет: демон либо сейчас её уничтожит, либо она сорвёт этот проклятый браслет.

И когда Лорэйн уже была готова сдёрнуть ветряные камни, чувствуя, как холод растекается по венам, вынуждая тело напрячься, в Кирате что-то изменилось… Сначала его лицо нахмурилось, затем у него перехватило дыхание. 

Демон настолько неожиданно выпустил её горло из захвата и повалился на колени, что Лорэйн опешила. Ещё секунду назад она считала, что будет растоптана и повержена врагом, как тот резко отпустил её.

— Кристоф… — выдохнул король Галларата, приложив ладонь к груди. — Кристоф! — с отчаянием в голосе взревел Кират, подняв на Лорэйн опустошённый взгляд.

Она же будто со стороны наблюдала, как демон потянулся рукой к браслету, и понимание, что именно сейчас произойдёт, окатило Лорэйн, словно ушат ледяной воды. Враг намерен воспользоваться магией камней, оставив её ни с чем.

— Нет! — закричала Лорэйн, не замечая, как падает перед демоном на колени, срывая в последний момент с его запястья браслет.

Ремешок порвался. Тёмные камешки тотчас рассыпались по земле, но одна жемчужина осталась в сжатой ладони Лорэйн. И в тот же миг воительница, чётко представив в мыслях нужное место, ощутила вспышку активированного портала и резкий порыв ветра.

Лорэйн выбросило как раз туда, где она до этого видела подругу. Возле установленных вдоль обрыва палаток.

— Скай! — крикнула Лорэйн, наблюдая, как магический камень на глазах меняет цвет —  с чёрного на безликий серый.

Не найдя леди взглядом, Лорэйн почувствовала, как вся кровь отхлынула от лица. Стало настолько холодно, что воительница задрожала. Где-то рядом был слышен рёв демона. Кират в ярости. Но Лорэйн было всё равно, отчего король столь безумно кричал.

Рывком откинув полог одной палатки, женщина столкнулась лицом к лицу с неизвестным воином. Он тут же кинулся в атаку, но воительница успела увернуться и врезать ему ногой в бок. Едва он повалился наземь, как Лорэйн стрелой метнулась к другой палатке.

Она слышала топот приближающихся воинов, однако не собиралась сдаваться. Вторая палатка вообще оказалась пустой. И едва Лорэйн выскочила обратно, как увидела Скай, спрятавшуюся за натянутой тканью.

— Лорэйн! — приглушённо позвала девушка, испуганно смотря на воительницу.

Леди заметила, как сзади, словно зверь, к воительнице подкрадывался разъярённый Даар. Скай уже хотела было подбежать к Лорэйн, но встретившись взглядом с военачальником, в страхе сделала несколько шагов назад. Демон отрицательно покачал головой, а буквально через мгновенье появился и сам король демонов.

— Тебе не спрятаться от меня! Где бы ты ни была, Лорэйн, я найду тебя! — грозный крик Кирата пророкотал над долиной.

Ощутив под ногами потрескивание камней и неровную поверхность, Скай оглянулась назад. Под ногами разверзлась бездонная и безбрежная пропасть. Она тут же дёрнулась вперёд, но одна из ног зацепилась за горную породу, соскальзывая. Оступившись и взмахнув руками для удержания равновесия, Скай заторможено наблюдала, как лицо Лорэйн сначала закаменело, а после стало мертвенно-бледным.

Истошный крик огласил округу и резко оборвался, а Лорэйн, уже представившая место для перемещения, не успела дотянуться до Скай.

Вспыхнул активированный портал, утягивая Лорэйн в вихрь.

Воительница повалилась на землю, за тысячу километров от того места, где до этого была. Лорэйн находилась в соседнем торговом королевстве Эгирия, на юге от империи Аргос. Душа её стонала, балансируя на грани безумия. Перед глазами раз за разом повторялась страшная картина — срывающаяся с обрыва Скай.

— Нет… Нет… Нет!.. — сглатывая слёзы, шептала воительница.

Выпавший из её ладони камешек покатился по зелёной траве. Ощущая, будто сердце живьём вырывают из груди, Лорэйн, не сдерживаясь, кричала до хрипоты, пока совсем не сорвала голос.

С момента, как она попала в плен к врагам, Лорэйн впервые заплакала. Горькие слёзы отчаяния, ярости и боли стекали по щекам, а опустошающая досуха ненависть, приправленная болью от утраты, заполонила всё нутро. Всеобъемлющая, не знающая справедливости, не имеющая границ ярость сковала разум Лорэйн. И она понимала, что та не закончится, покуда не изольётся полностью.

Спустя несколько часов, затолкав как можно глубже печаль от потери в своё израненное сердце и обведя потухшим взглядом раскинувшуюся впереди дорогу, Лорэйн вытерла слёзы.

— Ты, Кират, будешь харкать кровью!.. — холодно пообещала воительница, вставая на ноги и подхватывая уже белый камень. Теперь у неё осталась всего одна попытка, после камень утратит магию. — Клянусь, я найду способ отомстить тебе.

Но для начала необходимо как можно быстрее попасть в королевство Эгирия, ведь победа галларатских воинов во главе с законным императором Ривером не за горами. И если всё сказанное Киратом правда — за воительницей непременно придут. А находиться среди предателей и ждать свою смерть на землях империи Лорэйн не собиралась. Отчего-то воительнице казалось, что даже Лайгорн не спасёт её от гнева короля Галларата.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям