0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 4. Песнь златовласой сирены (эл. книга) » Отрывок из книги «Песнь златовласой сирены 4»

Отрывок из книги «Сирена. Песнь златовласой сирены (#4)»

Автор: Вудворт Франциска

Исключительными правами на произведение «Сирена. Песнь златовласой сирены (#4)» обладает автор — Вудворт Франциска Copyright © Вудворт Франциска

Глава 1

 

 

Разбудил меня умопомрачительный запах сдобы. Именно он заставил подняться с постели и распахнуть дверь в гостиную. В спальне было тепло, и я выбежала поприветствовать Гасса и поблагодарить за заботу. При виде незнакомой брейды, которая хлопотала у стола, улыбка сбежала с моего лица.

— Проснулись? — доброжелательно улыбнулась она. — Давайте знакомиться. Я мадам Ришь. Не представляете, как я вчера удивилась, когда услышала, что вы вернулись. Что же вы не позвали меня? Легли спать в холодных комнатах, — укоризненно покачала она головой.

Я растерянно улыбнулась, стараясь понять, кто это такая, и испытывая разочарование от того, что нет Гасса. Смутно припоминалось, как брейд говорил про мадам Ришь, которую заменили по просьбе Тени. Если она была прикреплена к этой комнате, то тогда, конечно, должна была почувствовать мое возвращение.

— Что же вы стоите? Давайте к столу, я вам отвар на травах заварила. Еще не хватало, чтобы вы простудились! — заботливо произнесла брейда, и я села за стол.

Передо мной тут же возникла дымящаяся чашка, и мадам Ришь пододвинула поближе булочки. Я взяла одну, с удовольствием вонзила зубы в свежую сдобу. Вчера было не до еды, и сейчас проснулся зверский аппетит.

— Голодная? — сочувственно спросила брейда, и я утвердительно кивнула. — Я сейчас принесу чего-нибудь более существенного, — пообещала она и исчезла.

Я задумчиво жевала булочку, размышляя, как бы потактичнее у нее узнать, вернутся ли Гасс с Джудасом. Мадам Ришь мне понравилась, но к своим брейдам я привыкла и полюбила их.

При взгляде на поднос, доверху забитый вкусностями, создавалось впечатление, что мадам Ришь основательно ограбила кухню. Там были и сыр с маслом, и краюха еще теплого хлеба, огромные куски буженины и копченой ветчины, омлет, каша.

— Я еще не знаю, что вы любите по утрам, и взяла всего понемногу, — скромно заметила брейда, выставляя эти богатства на стол.

Я благодарно ей улыбнулась и, отложив булочку, сделала большой бутерброд с мясом и сыром, пододвинула поближе омлет. Жизнь налаживалась.

Брейда с умилением наблюдала, как я ем, хлопоча вокруг и радуясь моему хорошему аппетиту. Сообщила, что вещи пришлют сегодня, а на безмолвный вопрос ответила, что Гасс с Джудасом вернутся после каникул. При этом известии я расцвела.

— Привыкли к мальцам? — по-доброму спросила она. Я утвердительно кивнула. — Хорошие они. И отец у них хороший, — с затаенным вздохом добавила брейда. — Жаль, что они переехали.

Я бросила на нее быстрый взгляд. Если мне не показалось, кое-кто неровно дышит к брейду Тени, Руфусу.

Мадам Ришь говорила за нас двоих, восполняя мое молчание. Благодаря болтовне брейды я немного освоилась в ее присутствии. Судя по тонким намекам, она была бы только рада и дальше прислуживать мне и уже давно хотела со мной познакомиться. Я пока только улыбалась, не собираясь принимать скоропалительных решений, оставляя этот вопрос на потом. Первое впечатление было самое приятное, но я же ничего о ней не знаю. Мало ли, вдруг она будет ректору докладывать обо всем, что происходит в комнате. По крайней мере, Гассу с Джудасом я могу доверять.

А еще я впервые задумалась о финансовом вопросе. Харн снял с себя опекунство, и кто теперь будет платить за обучение? Король или Тень? Не хотелось быть обязанной ни первому, ни второму, но и сама я потянуть оплату не могла. Да, у меня скопилась стипендия, тратить ее некуда, вот только это сущие крохи по сравнению с расценками за учебу в Саруне, а у меня еще и комната особая, и брейд личный.

Помимо учебы оставались текущие расходы на одежду и разные мелочи. Харн одевался у самых дорогих портных, а мне теперь нужно искать что-нибудь попроще. Правда, последнее беспокоило намного меньше, чем все остальное. К одежде я была непритязательна. К тому же, Его Величество вчера заявил, что не против, чтобы я и дальше в Академии училась под видом мальчика, что успокаивало. По крайней мере, не нужно менять весь гардероб на женский.

После плотного завтрака я, как была, в халате, устроилась на кушетке с книгой, завернувшись в плед. Мадам Ришь ушла, пообещав проконтролировать, когда доставят мой багаж. При желании я могла бы переодеться, в гардеробе оставались летние вещи, но поленилась. Я никого не ждала, о моем появлении в Академии никто не знал, и первую половину дня я планировала просто бездельничать и поразмыслить о своем будущем. Тем удивительнее был раздавшийся стук в дверь. Я замерла, размышляя о том, кого это принесло, и испытывая тайное желание вообще не двигаться с места, авось нежданный визитер сам уйдет. Вот только гость решительно постучал в дверь еще раз и еще. Вздохнув, я потуже затянула пояс халата и пошла открывать.

Распахнув дверь, обомлела. Если честно, его я совершенно не ожидала увидеть. Нет, знала, что встретимся, но чтобы так скоро...

Кажется, я так и застыла с приоткрытым ртом. Харн тоже молчал, впившись взглядом в мое лицо, как будто увидев впервые. Я же сразу отметила, что он больше не врывается ко мне на правах опекуна, а чинно стучит в дверь.

Заметив, что я в халате, Харн смутился:

— Извини, ты не одета… Я позже зайду.

Испугавшись, что он уйдет, я качнула головой.

— Лоран… — в замешательстве произнес Харн.

Несмотря на натянутость между нами, мне стало смешно. Из-за нервного напряжения, не иначе, я бросила на принца красноречивый взгляд, намекая, что раньше его это не смущало. Да он даже в ванную комнату ко мне как-то ввалился без спроса, а в халате видел сотни раз! Отступив, пригласила войти.

Чуть поколебавшись, Харн все же зашел. Я жестом дала понять, чтобы располагался, и скрылась за дверями спальни, лихорадочно предполагая, с чем он пришел. Выбирая одежду, ужасно разволновалась. Понимала, что нам нужно объясниться, но не знала с чего начать и захочет ли он слушать. А еще, надевая мужскую одежду, испытывала некую неловкость от того, что принц знает, что я женщина. Странно, ведь раньше меня это не смущало. Ну не в бальном же платье к нему выходить!

Еще колебалась, надо ли перетягивать грудь, но потом все же решила сделать это. Лучше, если я буду выглядеть привычно. Затем раздумывала, надевать ли пиджак или ограничиться жилетом? Решила, что в пиджаке все же жарко — мадам Ришь позаботилась, чтобы я не мерзла.

В общем, пока оделась, успела себя порядком накрутить. Перед тем как выйти, запаслась листами бумаги на случай долгого разговора. Блокнот так и остался среди моих вещей в особняке лорда Хэйдеса, и пришлось использовать то, что есть. Сделав глубокий вдох, я вернулась в гостиную.

Харн немедленно встал, что еще раз подтвердило изменение моего положения: пусть я и была в мужской одежде, но встречал он меня как женщину. И буквально ел глазами, чем сильно смутил. Его изучающий взгляд пропутешествовал по всей моей фигуре, вернулся к лицу, потом опять спустился. И весь вид Харна без слов говорил: «Как я мог не замечать?!»

Я подошла к нему, от волнения сжимая листы бумаги и с не меньшим напряжением вглядываясь в лицо принца. Мы как будто заново знакомились.

— Лорианна…

Я тут же внутренне напряглась, и он это заметил.

— Лоран? — уточнил, и я кивнула, мне такое обращение было привычнее.

Харну удалось еще раз меня удивить. Не став требовать объяснений, обвинять или лелеять обиды, он обратился ко мне с явно заранее заготовленной речью.

— Лоран, вчера обстоятельства сложились так, что я был вынужден снять свой браслет, но обдумав произошедшее, осознал, что принял неверное решение. Да, я признаю обоснованность приведенных доводов, но это не повод отказываться от взятых обязательств. Я хочу, чтобы ты сама решила, желаешь ли, чтобы я и далее оставался твоим опекуном? Со своей стороны обещаю, что буду соблюдать и отстаивать твои интересы и прислушиваться к твоему мнению. Пусть на этот раз клятвы на браслете не будет, но я готов и без этого дать слово, что буду всегда защищать тебя.

От его благородства у меня запершило в носу. Без скандала, обвинений в обмане и выяснений отношений, принц предлагал мне свое покровительство.

— Подумай и сообщи о своем решении: готова ли ты довериться мне и принять от меня браслет опекуна, — произнес он, доставая и протягивая его мне.

С волнением я взяла браслет. В этот момент забылись все наши ссоры и недопонимание. Я по достоинству оценила жест Харна, и он искупал все.

— Я не тороплю с ответом, — добавил принц. — Если же ты откажешься, — его голос надломился, выдавая волнение, но он быстро взял себя в руки, — я останусь тебе другом.

В душе у меня творилось невообразимое, хотелось плакать и в то же время в порыве благодарности броситься к нему на шею. К счастью, я не сделала ни того, ни другого.

— Я буду у себя.

Харн не стал на меня давить, порываясь уйти, но я жестом пригласила его сесть за стол и уселась сама. Если честно, от волнения ноги не держали.

— Лоран, не спеши с ответом, — сказал он, но я качнула головой, положив браслет на стол между нами и придвинув к себе бумагу.

«Для меня твое предложение большая честь…»

Начало мне не понравилось, я скомкала и попыталась заново:

«Для меня будет честью принять твою опеку...»

Нет, не так. Я опять скомкала, так как не могла правильно сформулировать мысли.

— Лоран, — начал Харн, но я красноречиво посмотрела на него, показывая, как мне тяжело, и требуя не сбивать с мысли. В глазах принца бушевали эмоции, он тоже нервничал, и это помогло собраться.

«Благодарю от всего сердца! Твое предложение честь для меня! Кто бы что ни говорил, но ты был самым лучшим опекуном, и я всегда чувствовала себя под защитой. Несмотря на наши недопонимания, ссоры или обиды, ты всегда думал о моих интересах, а если и ругал, то за дело. Я рада, что все открылось, лишь жаль, что при таких обстоятельствах и что мне не дали возможности самой тебе все объяснить. Я хочу рассказать тебе правду о себе, и уже ты решай, стоит ли дальше опекать меня. В любом случае, что бы ты ни решил, ты имеешь право знать».

Протянув ему лист, я взялась за следующий.

Быстро пробежав глазами написанное, Харн поднял на меня взгляд:

— Лоран, ты не обязана…

Я лишь отрицательно качнула головой и продолжила писать, рассказывая на бумаге, при каких обстоятельствах я очутилась тогда в лесу, как боялась его реакции на правду, что Темный до сих пор не оставляет попыток добраться до меня и что Тень меня ментально защищал от него. Также написала, что именно Главе Тайной канцелярии удалось обо мне выяснить: «Я — Золотая сирена. Наверное, последняя. Император темных желает меня уничтожить, а у твоего отца, вероятно, свои планы на меня. Мне бы не хотелось, чтобы из-за опеки у тебя появились причины для конфликтов с ним».

Харн внимательно все прочитал, изредка бросая на меня короткие взгляды. Из всего прочитанного больше всего его поразило последнее:

— Сирена?! Ты уверена? — не мог поверить он.

Я с горькой улыбкой протянула ему записку:

«У меня золотистые волосы, я покрасила их, скрываясь от Темного, а еще во время покушения у меня пробудилась стихия воды».

Глядя на Харна, я решилась на последнюю откровенность: «Есть еще кое-что… Об этом никто не знает. Когда я убегала, дядя (если он мой дядя, я уже ни в чем не уверена), отдал мне кольцо моей матери».

Отдав записку, я дождалась, пока Харн ее прочитает, а потом под его взглядом с усилием, так как кольцо не спешило покидать мой палец, сняла его и положила на стол. Глаза принца удивленно расширились.

С осторожностью Харн взял его, рассматривая.

— Это не простое кольцо, — медленно произнес он.

«Надеюсь, теперь вопрос о доверии снимается?» — неловко пошутила я, чувствуя себя крайне уязвимой. Он мог забрать кольцо, рассказать о нем, и все же я верила Харну. Пусть теперь сам оценивает масштаб проблем, ожидающих его, если возьмет надо мной опеку.

— Ты что-нибудь знаешь о нем?

«Мне известно лишь, что если надеть его на другую руку, оно станет видимым. Я пыталась найти информацию в книгах, но безрезультатно».

— Кажется, я знаю, где можно поискать, — медленно произнес Харн, а на мой вопросительный взгляд ответил: — В нашей библиотеке.

Затем он вернул кольцо, еще раз подтверждая правильность моего поступка:

— Возьми. Не стоит его пока никому показывать.

Я вернула кольцо на палец, и мы зачаровано проследили, как оно исчезло.

— Можно? — спросил он и взял меня за руку. — Надо же, — покачал головой, проводя по моему пальцу, — никогда бы не подумал, что оно здесь есть.

«Эх, это он еще о браслете Тени не знает», — спохватилась я, но рассказать не решилась. Просто была уверена, что Харну это не понравится, и было неприятно признавать, что я то ли невеста, то ли жена лорду Хэйдесу. Фиктивная.

«Но ведь Тень снимет браслет, — мысленно оправдывалась я. — К тому же, я дала слово никому о нем не говорить».

Не отпуская моей руки, принц посмотрел мне в глаза:

— Лоран, ты согласна, чтобы я был твоим опекуном? — Это прозвучало торжественно и серьезно. Проникнувшись моментом, я медленно утвердительно кивнула, не сводя с него глаз. — Тогда…

Харн взял свой браслет, но, сделав знак подождать, я потянулась к бумаге. Уж если он решился, то я не могла не спросить.

«Скажи, мы можем оставить все по-прежнему? Я знаю, ты ответственный и беспокоишься обо мне, но не нужно снисхождений на тренировках к моему полу. Оставайся таким же требовательным».

— Лоран! — с облегчением усмехнулся Харн, прочитав. Кажется, он чего-то более серьезного ожидал.

Решив ковать железо, пока горячо, продолжила:

«И не нужно особого отношения ко мне, настаивать на переезде в женское общежитие и заставлять носить платье. Мне проще так. Вспомни сам, что было в театре. Я хочу спокойно учиться, а не привлекать к себе внимание».

Понимаю, что король согласился, чтобы я и дальше была в образе парня, но есть вероятность, что вернув себе опекунство, Харн обретет собственный взгляд на этот вопрос. Где гарантия, что он не озаботится моей репутацией и правилами приличия?

Прочитав последнюю записку, Харн бросил на меня странный взгляд и не спешил отвечать. Вот как чувствовала, что с этим будет не все так просто!

Я буквально видела, как в его голове правила благопристойности борются со здравым смыслом, ведь столпотворение в ложе театра он тоже вспомнил.

— Хорошо, — медленно произнес принц. — Только в наши индивидуальные тренировки мы внесем и танцы.

На мой потрясенный взгляд он ответил:

— Лоран, ты отвратительно танцуешь.

Я задохнулась от возмущения, и тогда Харн снисходительно добавил:

— Или у тебя партнеры бездарные были…

Лишь смешинки в его глазах не позволили мне смертельно обидеться. Я нормально танцую! И к Кайлу с Тенью у меня нареканий не возникло. Последний вел уверенно, а с рыжим мне вообще очень легко было.

«Зачем мне танцы?» — Я не собиралась так просто уступать.

— Я потерплю маскарад на время учебы, но потом ты будешь одеваться согласно своему положению в обществе.

«И какое у меня положение?»

— Ты моя подопечная и теперь обладательница титула… Тебе неприлично щеголять в мужской одежде.

Вот так и знала!!!

«Харн, я говорила, что ты тиран?» — поинтересовалась у него.

— Неоднократно, — рассмеялся принц.

Тогда я не без удовольствия просветила: «А от титула я отказалась в такой форме, что твой отец мне его больше не предложит».

— Что?! — нахмурился он, перестав веселиться.

«И это не обсуждается, как и моя одежда!» — продемонстрировала я свою твердую позицию.

— Мы еще поговорим об этом, — решительно и мрачно пообещал принц и, взяв браслет, защелкнул на моей руке, прекращая спор.

— Подопечная, — торжествующе улыбнулся Харн, пожимая мне руку.

«Опекун», — мысленно произнесла я, улыбаясь и отвечая на рукопожатие.

— Как ты смотришь на то, чтобы отметить это? — неожиданно предложил мой новоиспеченный опекун и с провокационным видом добавил: — В самой дорогой ресторации, где лучшие в городе пирожные.

«Да!!! — Моему ликованию не было предела, но я тут же вопросительно посмотрела: — А можно?»

Понятия не имела, разрешено ли нам появляться в городе.

— Никто не знает, что мы вернулись. Я думаю, что сейчас это безопасно. Собирайся.

Я встала, но тут вспомнила, что мои теплые вещи еще не прислали, и только собиралась сообщить об этом, как вспыхнул портал, из которого появился Тень.

«Бездна!» — выругалась я, понимая, что его браслет отреагировал на опекунство Харна.

И кое-кто был очень зол. Буквально убийственно!

«Опять защиту Академии прожгли», — меланхолично отметила я, борясь с накатывающей истерикой.

Мне было страшно, буквально до ужаса. Я очень пожалела, что между мной и Харном стол, иначе в бездну гордость, я бы за его спиной спряталась. Он же теперь опекун, вот пусть с Главой Тайной канцелярии сам разбирается. Захотелось исчезнуть…

— Лоран, не поможет, — взбешенно процедил лорд Хэйдес, и я поняла, что действительно стала невидимой.

Наплевав на все, терять мне было нечего, я перебежала к Харну, встав за его спиной. Лишь после этого проявилась и попала в плен расплавленного серебра глаз Тени. Меня четвертовали, повесили и испепелили на месте одновременно.

— По какому праву вы врываетесь в комнату моей подопечной? — потребовал объяснений Харн. Вот он был на высоте: сдержан, высокомерен, холоден.

— Поражен вашей непоследовательностью, — с убийственным сарказмом произнес Тень. — Объясните мне одну поразительную вещь: зачем вы вчера сняли свой браслет, чтобы сегодня его надеть?!

— Я не обязан перед вами отчитываться в своих действиях, но в виде исключения отвечу. Вчера я согласился с вашими доводами по поводу чрезмерного риска, связанного с моей клятвой о защите Лоран, и устранил его. Но это никоим образом не слагает с меня обязательств опекуна. На данный момент Лоран, как и прежде, под моей опекой.

— В своих поспешных действиях вы не учли, что на Лоран стоит уже моя защита, и ваш браслет несколько конфликтует с ней.

Харн обернулся на меня, бросив быстрый взгляд, но что я могла ему ответить.

— Тогда снимите ее. Моя подопечная теперь не ваша забота.

Я чуть сознание не потеряла от таких слов, даже не представляя, что теперь будет.

— Это не вам решать.

— Как раз мне, — с нажимом произнес Харн. — Все что касается Лорианны, имеет непосредственное отношение ко мне.

— Вы это Его Величеству скажите. О ваших безрассудных действиях ему будет доложено. Вы двое возвращаетесь в столицу! — приказал Тень и, посмотрев прямо на меня, рыкнул: — Лоран, прекращай мерцать! Бесит.

— Это не вам решать, — холодно вернул его же слова Харн. — Если отец пожелает нас видеть, мы навестим его. Без вашего участия. Если у вас все, соблаговолите покинуть помещение.

Лорд Хэйдес улыбнулся, и от этой улыбки у меня мороз по коже прошел от грядущих неприятностей. Удивительно, но больше не сказав и слова, он исчез.

В изнеможении я прислонилась лбом к спине Харна, чтобы через мгновение чуть не упасть в обморок от изумления.

— Лоран, — напряженно произнес Харн, — что происходит между тобой и Тенью?

Я чувствовала, что весь он как натянутая страна. Отстранившись и ругая себя за минутную слабость, вернулась к столу и села. Харн развернулся и следил за каждым моим движением. Я же, придвинув к себе лист бумаги, задумалась, как объяснить ему наши запутанные отношения.

«Он не единожды спасал меня. Тренировал ставить ментальные блоки, чтобы я могла отгораживаться от Темного, не допуская в свои сны. — Чуть подумав, добавила: — Он очень помог».

Принц подошел и, стоя позади, прочитал через плечо написанное.

— Что за защита на тебе стоит и почему ты об этом не упомянула и словом?

Следовало ожидать, что этот вопрос он обязательно поднимет, но тут я ни за что не могла ему признаться, что Тень надел на меня свой родовой артефакт.

«Он взял с меня слово никому не говорить, но могу сказать, что защита реагирует на магию, направленную на меня, а также Тень всегда может по нему меня отследить и переместиться, как по маяку», — написала я.

— По «нему»? — зацепился за слово Харн и тут же быстро спросил: — Это артефакт? Где он?

«Пожалуйста, не требуй от меня ответов».

— Лоран, ты просто покажи его мне, — ласково произнес принц.

«Не могу, он такого же типа, как кольцо моей матери».

Как еще намекнуть, что браслет невидим, я не знала. К тому же, будь хоть трижды родовым артефактом, он спас мне жизнь, и отказываться от него из-за моральных аспектов я не собиралась.

— Ты можешь его снять?

Я отрицательно покачала головой и, обернувшись, бросила на Харна мученический взгляд, моля прекратить расспросы. Пусть лучше Тень ими допекает! Кстати, с исчезновением лорда мне даже дышать легче стало. Только увидев, как он выходит из портала, я уже знала, что нас ждет буря.

— Лоран, — очень осторожно обратился ко мне принц, — а он ничего не требовал от тебя взамен на свою помощь?

Я нахмурилась, не понимая, что такого могло понадобиться от меня Главе Тайной канцелярии?! Разве только не попадать в неприятности и не покидать Академию! О чем и написала.

— Тебя не удивляло, почему он тебе помогает? — не унимался Харн.

«Нет. При угрозе моей жизни, тебя переносило ко мне. Он заботился о твоей безопасности. Найди меня Темный или похить, ты мог бы пострадать».

— Хорошо, но ведь ночью Тень тебя забрал из комнаты вовсе не для того, чтобы попробовать вернуть голос! — уличил он.

Я склонила голову над бумагой, решив признаться.

«Ты прав. Из-за того, что слишком часто обращалась к внутренним резервам, мои щиты ослабли, и Темный проник в мой сон. Я позвала Тень».

— Позвала? Как?! Ты же была во сне.

Я замялась, не зная как объяснить и испытывая дискомфорт от того, что затронута слишком личная тема. Я ведь сама не понимала, как мне удается взывать к нему.

«Если я мысленно его зову — он слышит».

— Слышит тебя?! — Харн смотрел на меня во все глаза, а я лишь пожала плечами. Я видела, что ему эта новость совсем не понравилась. Принц был напряжен и хмурился. Неожиданно его лицо просветлело, и с облегчением он воскликнул:

— Кажется, я знаю, в чем дело! Его мать была сиреной. Вероятно, проявились твои способности Золотой сирены взывать к тем, в ком кровь твоих подданных.

Что? Сиреной?!! Я обомлела, открыв рот от такой новости, и тут же написала: «Расскажи! Сирена из Золотого Клана?!»

— Я точно не знаю, там темная история. Отец лорда Хэйдеса еще до войны был послом и долгое время прожил среди них. Насколько я помню, когда отношения ухудшились, его отозвали, а жена с ним не поехала. Ребенка он забрал с собой... Она потом погибла во время войны, и у его отца второй брак.

Я переваривала информацию, не понимая, как можно было отдать своего ребенка и не последовать за супругом?! Вообще-то у нас немыслимо, чтобы жена не подчинилась мужу, а у сирен все по-другому. У них ценятся девочки, ведь именно они владеют стихиями.

Впервые прошлое лорда Хэйдеса приоткрылось передо мной. Каково ему было расти, зная, что мать отказалась от него?

— Ладно, пойдем отмечать! — решительно произнес Харн, выводя меня из задумчивости.

Я сделала большие глаза, а опекун лукаво усмехнулся:

— У нас сегодня праздник — ты добровольно согласилась принять мою защиту. Это нужно отметить.

Меня что-то царапнуло в этих словах. «Защита» прозвучало как «покровительство».

«Надеюсь, у нас будут партнерские отношения, основанные на уважении и доверии, а не на тирании и односторонних приказах», — быстро написала я.

— Лора-а-ан! — усмехнулся Харн, с протяжным вздохом произнося мое имя, но мне было не до смеха, и он сдался. — Партнерские… но не забывай, что я тиран.

Я смотрела на принца и ощущала непреодолимое желание огреть его чем-нибудь. Невыносим!!! Как он не понимает, что для меня это все серьезно!

Неожиданно мне пришла в голову идея.

«Докажи!» — написала я.

— Чего ты хочешь? — заинтересовался Харн.

«У вас же с Кайлом настроены маяки на случай опасности? Как тогда, когда он активировал его в лесу с умертвиями. Сделай такой же, настроенный на меня, а лучше, чтобы срабатывал, как твой первый браслет, только уже реагировал на угрозу жизни для тебя».

— Лоран, мне не нравится эта идея. Зачем? Это я тебя опекаю, а не ты меня, — нахмурился Харн.

«На тебя идет охота. Я больше не хочу смотреть, как ты умираешь. У меня есть Гая, кинжал… — Вспомнив о последнем, я призвала его к себе, а то он так и остался во дворце вчера. — Невидимость, в конце концов!»

— Я не буду подвергать риску твою жизнь ни при каких обстоятельствах! — отрезал Харн.

«Тогда какие мы партнеры? — задала логичный вопрос. Я не нуждалась в покровительственном отношении, а хотела быть с ним на равных. — Ты защищаешь меня, но отказываешь в этом мне».

— Лоран, ты хочешь, чтобы я прикрывался девушкой, решая свои проблемы?

«Я не слабая девушка, а будущий боевой маг, и проблемы у нас общие — кто-то решительно настроен нас убить. Только если раньше это планировалось сделать под видом несчастного случая, то сейчас они могут действовать более решительно. Я не хочу, чтобы тебя еще раз при перемещении порталом выбросило совсем в ином месте».

— Мой браслет на играх они не тронули, — неожиданно произнес Харн. — Мои защитные артефакты не позволили бы внести коррективы в перемещение, и меня бы совершенно в другом месте выбросило. Они рассчитывали, что меня перенесет к тебе, когда ты будешь умирать.

«Тогда как ты оказался на мосту?» — не могла понять я. Зато догадалась, что на принце тоже невидимые артефакты.

Харн невесело улыбнулся и признался:

— Я пожелал перенестись к Анни. Думал… впрочем, неважно, каким глупцом я был. А тут городской мост, ты над водой и мертвая Миллисент… Я снял браслет, так как не хотел, чтобы на тебя готовили ловушки, желая заманить меня.

Я поникла, поняв, что Харн не уступит. Радужное настроение испарилось.

— Не расстраивайся. — Его руки легли мне на плечи, ободряя. — Я подумаю насчет маяка, но для этого ты должна научиться открывать порталы.

Утешение было слабым, но хоть что-то.

— Собирайся, я буду у себя, — прекратил Харн разговор, чуть сжав мне плечи, а потом я почувствовала поцелуй в макушку. Это настолько поразило, что я так и сидела, замерев, пока за ним не закрылась дверь.

Что это было? Зачем?! Поцелуй настолько сильно меня смутил, что я даже забыла сказать про отсутствие у меня подходящей одежды. Но идти к принцу в данный момент не хотелось — я еще не пришла в себя от его выходки, ведь раньше так Харн не поступал. Вроде бы ничего предосудительного он не сделал: подумаешь, в макушку поцеловал, как сестренку, но это заставило меня внутренне напрячься.

«Может, хотел утешить, так как видел, что я расстроилась?» — предположила я.

Тяжко вздохнув, решила еще раз перебрать вещи. В крайнем случае, теплый плащ можно будет и у опекуна одолжить.

 

 

Глава 2

 

 

— Еще пирожное? — заботливо предложил мой опекун.

«Куда еще?» — глазами возмутилась я, и так уже третье слопала. Харн не обманул, и пирожные в этой ресторации были выше всяких похвал. Ничего вкуснее я в жизни не ела! Только этим можно было объяснить, как после плотного… хм, уже не обеда, но еще не ужина, в меня влезло столько сладкого.

От выпитого бокала шампанского немного кружилась голова. Я не хотела пить, но Харн настоял, празднуя новый этап наших отношений. И как можно было устоять, когда он сказал красивый тост насчет того, как восхищается мной, гордится и поражен силой духа, позволившей мне выдержать все тренировки, а так же принести победу команде в играх.

Дорогого стоило услышать от него такие слова и увидеть в глазах искреннее восхищение.

— Тогда предлагаю немного прогуляться. Не хочется возвращаться в Академию, — доверительно произнес Харн, чуть наклонившись ко мне. — Как ты смотришь на это?

Я смотрела положительно. Мне тоже не хотелось обратно, и к тому же я впервые за долгое время выбралась в город. В обществе Харна снова стало легко и спокойно.

Вещи мои прислали, и к принцу с этим вопросом идти не пришлось. Когда мы встретились, то вел он себя со мной обычно, а предвкушение поездки заставило забыть возникшую неловкость.

Всю дорогу Харн развлекал меня разговорами и был очень внимательным. Рассмешило, когда он попытался подать руку, помогая выйти из экипажа. Но на мой страшный взгляд рассмеялся, осознав, как это выглядит со стороны.

Было забавно наблюдать, как воспитание борется в принце с обстоятельствами. Он все время порывался ухаживать за мной, как за девушкой, но тут же одергивал себя чуть ли ни в последний момент. Еще ничего, когда просто пропускал вперед, но чего стоил его порыв помочь снять плащ!

Харн расплатился, а я усмехнулась про себя: опять он за меня платит. Все же когда он меня считал мальчиком, я это немного спокойнее воспринимала.

«Это мой опекун!» — напомнила себе, успокаивая совесть. С одной стороны я испытывала облегчение, что он теперь все знает, а с другой… не хотелось, чтобы что-то менялось между нами.

Мы вышли на улицу, и я с наслаждением вдохнула холодный воздух, прогоняющий легкий туман из головы. Шли бесцельно, просто гуляя среди спешащих редких прохожих. День был морозный, но мы еще не успели замерзнуть. Меня переполняло чувство легкости. Не знаю, поспособствовал ли этому бокал шампанского, но в данный момент все проблемы, волнения отошли на второй план, почти забылись.

Когда я поскользнулась и с беззвучным смехом над своей неуклюжестью чуть не растянулась, Харн поймал меня, и его рука так и осталась на моем плече. Я попыталась ее стряхнуть, дернув плечом, но опять чуть не поскользнулась.

— Лоран, успокойся! Я тебя страхую.

«Это он намекает, что я на ногах не держусь?!» — возмутилась я и, призвав воздушную плеть, оплела ноги своего опекуна. Когда он споткнулся, потеряв равновесие, дернула. Не ожидающий от меня такой подлости, Харн полетел на землю.

— Лоран! — рявкнул он, неверящим взглядом смотря на меня, а я наклонилась, типа помочь, но зачерпнула пушистого снега и швырнула принцу в лицо. — Лоран!!!

Не тратя времени даром, я понеслась, улепетывая от него. В спину прилетел снежок, пришлось еще и петлять. Наклонившись, зачерпнула снега и метнула в ответ.

Некоторое время мы дурачились, петляя между прохожими, которые ругались нам вслед. За дело, если честно, так как не всегда наши снежки попадали в цель, пока я не налетела на кого-то.

— Лоран?! — услышала я и, подняв взгляд, узнала Фердинанда, сокурсника Кайла. — Ты вернулся? Даг?! — узнал он спешащего ко мне Харна. — Вы когда вернулись?

— Только сегодня, — ответил принц, не очень довольный встречей.

Фредди был не один, а еще с двумя адептами Академии, и все трое обступили нас, начав поздравлять с победой и радуясь встрече.

— Это надо отметить! — наперебой воскликнули парни. — Мы как раз в «Маску» идем, там наши.

— Я провожу Лорана и подъеду, — пообещал Харн.

— Даг, он уже взрослый парень и доказал это на играх! — воскликнул Фредди.

— Фред, я его опекун, и нечего портить мне парня!

— Даг, имей совесть!

— Да парень носа не отрывал от учебников!

— Обещаем, ничего крепче эля! — наперебой загалдели все.

Лично мне совсем не хотелось назад в Академию, и я состроила просительную мину. Под общим напором Харн сдался, уточнив, что мы ненадолго, и веселой гурьбой мы пошли с парнями.

В таком заведении, как «Маска», я никогда не была. Даже не знала, что такие существуют. Это была не обычная таверна, где можно пусть и вкусно, но просто поесть. Интерьер больше напоминал тот, что был в ресторации, только чуть попроще, не такой помпезный.

Внутри царил приятный полумрак. Столики размещались в два яруса по кругу и были отделены перегородками. В центре находилась на возвышении сцена, где под приятную музыку извивалась танцовщица в маске с перьями. Лиф наряда был из блестящей ткани, а сами юбки разноцветные и состояли из нескольких не сшитых между собой лоскутов, в между которыми мелькали стройные ноги девушки.

Снующие подавальщицы тоже одевались необычно. Верх платьев с глубоким вырезом был отделен от широких юбок, и при каждом движении обнажалась полоска живота. На лицах кокетливые черные маски, в прорезях которых блестели ярко подведенные глаза.

Я открыла рот, рассматривая наряды. Неужели они не носят нижних рубашек?! Кто-то из парней пошутил по поводу того, что я застыла, и обнадежил, что еще и не такое сегодня увижу. Харн недовольно поджал губы, а я взяла себя в руки и постаралась ничем не выделяться из остальных парней, а то точно меня отсюда уведут.

Мы поднялись на второй ярус. Столики здесь размещались так же, как и на первом, только отделялись пологом тишины, и опускался занавес, скрывая присутствующих. Некоторые кабинки были заняты и закрыты шторками. Наших адептов мы увидели сразу, они не прятались, а увидев нас, разразились приветствиями., которых мы не слышали, пока не зашли в саму кабинку с длинным столом и креслами. Вот тогда лично я чуть не оглохла от веселых криков.

Впервые в жизни меня встречали с такой радостью. Даже Харн удостоился чуть меньшего внимания. Так как в игре я первая взяла артефакт, принеся команде победу, каждый считал своим долгом пожать мне руку и заявить, как сильно я всех удивила. Харн тоже удостоился похвалы, но как прекрасный капитан и человек, разглядевший во мне скрытые таланты.

— Лоран полон сюрпризов и вас еще не раз удивит, — сдержанно отвечал он. Парни улыбались, и лишь я слышала в его словах двойной смысл.

Пришедшая спросить, не нужно ли чего, подавальщица ойкнула при взгляде на нас с Харном, и глаза ее чуть не стали шире прорезей в маске.

— Вы?! — ахнула она и заулыбалась, показывая ямочки на щеках. Я судорожно стала вспоминать, где мы могли видеться. Потом дошло, что наши лица половина города во время игры наблюдала.

Парни сделали заказ. Есть я не хотела, так как мы лишь недавно из-за стола, но Харн настоял на очень вкусном десерте, а еще мне заказали эль. Все настаивали на более крепком напитке, но мой опекун был неумолим.

— Лоран, это заведение не для тебя, но оно приличное, — шепнул мне Харн, заметив, что я рассматриваю глубокий вырез лифа, который демонстрировала подавальщица. — Не смотри на одежду, девушек тут нельзя и пальцем трогать, иначе больше не пустят. Завлекают адептов, но следят за моралью.

Пусть все это было немного и странно, но я поверила, заметив, что присутствующие с девушкой вели себя уважительно. Зубоскалили, но ни один не сделал попытки дотронуться до нее, приобнять или ущипнуть, несмотря на несколько фривольный наряд. Да у нас бы в таверне, надень такое Бозания…

Мы сели за стол, и Харна забросали вопросами об игре, а я расслабилась в шумной компании. Приятно было чувствовать себя ее частью. Все были очень доброжелательны, подшучивали надо мной, вспоминая, как мы выбрались из пещеры. Я не обижалась, так как ощущала, что мною гордятся. Наверное, совсем не зря я участвовала в играх, раз доказала, что чего-то стою.

Вернувшаяся вскоре подавальщица пришла не одна. Помимо нашего заказа, от заведения нам презентовали вино и полные подносы еды, которые несли еще две девушки. Явились даже сам повар и хозяин, чтобы лично поздравить нас с победой. Они хотели выпить с нами, и мы не могли отказаться. Все радостно присоединились, поднимая кубки и в едином порыве провозглашая: «За победу!».

Для меня стало откровением, что мы популярны, ведь постепенно к нам потянулись и другие посетители «Маски», выражая свое восхищение нашей игрой. И все хотели с нами выпить.

От шума и количества спиртного у меня кружилась голова. Харн хотел меня увести, но ему не дали, так как многие стремились посмотреть вживую на ловкого мальца, который обошел более сильных парней. Постепенно всеобщее веселье захватило и меня. Я улыбалась незнакомым людям, кивала, не слыша и половины из того, что говорят.

Мое внимание привлекли зажигательные танцы девушек, и я подошла поближе, опершись о перила, чтобы лучше видеть. Один танец они даже посвятили нам с Харном, затащив к себе на сцену. Потом для нас спели песню. У танцовщиц был ребек, и, увидев знакомый инструмент, я испытала ностальгию. Попросив его, я села на край сцены и сыграла для всех. Сначала полилась печальная мелодия, рвущая душу, а потом я заиграла более позитивную, не желая расстраивать всеобщее веселье. Меня просили играть еще и еще. Под знакомые мелодии начала петь не только девушка, но и все посетители «Маски».

Затихающие разговоры не сразу привлекли мое внимание. Столпившийся вокруг сцены народ стал расступаться и, подняв голову, я увидела двоящееся лицо Тени. Ребек в моих руках издал надрывный пронзительный звук. Я даже моргнула пару раз, но Глава Тайной канцелярии и не думал исчезать.

— Сожалею, что прерываю ваше веселье, но вас ждут во дворце, — ледяным тоном произнес он.

Я вскочила, но ноги отказывались держать, и меня повело. Хорошо, что Харн был рядом, и я упала в его распахнутые объятия. Может, он тоже выпил лишнего, а может, просто от силы инерции, но и его повело. К чести принца он устоял, крепко держа меня. Только это взбесило Тень, и мою тушку вырвали из надежных объятий, а потом мир перевернулся — меня забросили на плечо.

Как выходили — не помню. В сознании отложился лишь вспыхнувший портал и переход, а затем мраморный пол и низкий взбешенный голос Тени:

— Вы первый день как опекун и не придумали ничего лучшего, как привести вашу подопечную в не пойми куда и напоить?! Да вам щенка даже доверить нельзя!

— Я не хотел. Все вышло из-под контроля. Отдайте Лоран!

— Вас ждет отец, и он вне себя, так как вы проигнорировали его призывы, предпочтя развлекаться. Ее я забираю!

Вспыхнул портал, и я увидела знакомый ковер, а когда меня сгрузили на кровать, то вдобавок и знакомый потолок. Облегченно выдохнула, радуясь, что весь этот безумный день закончился без нападений и еще каких-либо неприятных сюрпризов. Все, о чем мечтала — мягкая постель и тишина. В наличии имелось первое и второе. Я закрыла глаза и тут же уснула, ощущая себя в полнейшей безопасности.

Наверное, я бы не была в этом так уверена, почувствуй, что меня раздевают.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям