0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Пленница ночи (эл. книга) » Отрывок из книги «Пленница. Пленница ночи (#1)»

Отрывок из книги «Пленница. Пленница ночи (#1)»

Автор: Коин Кэтрин

Исключительными правами на произведение «Пленница. Пленница ночи (#1)» обладает автор — Коин Кэтрин . Copyright © Коин Кэтрин

Пролог

Говорят, что под Новый год исполняются желания. Сейчас больше всего на свете я хотела бы оказаться рядом со своим парнем и отметить этот праздник вместе с ним. Мы встречаемся с Костей чуть больше месяца, но я уже не представляю своей жизни без него. Кто-то может сказать, что это наивно и глупо, ведь мне только восемнадцать лет и ещё вся жизнь впереди. Но я чувствую, будто мы созданы друг для друга. И сейчас, вместо того чтобы быть рядом с ним, я еду в машине с родителями и младшей сестрой к бабушке.

Я не могу сказать, что у нас очень дружная семья, но мы всегда встречали Новый год в семейном кругу. Это наша традиция, которую я с радостью нарушила бы. Моя бабушка очень сложный человек, поэтому вряд ли мы сможем сегодня побить рекорд и остаться у неё больше чем на три часа. Обычно этого времени достаточно. Если задержаться чуть дольше, то бабушка обязательно начнёт выводить всех из себя. В конечном итоге – скандал и никакого праздничного настроения.

Легонько выдыхаю на окно – и оно вмиг запотевает. Я люблю рисовать. Сколько себя помню, всегда и везде рисую. Я не художник, но меня это занятие успокаивает и отвлекает. Вот и сейчас я провожу пальцем по запотевшему стеклу, рисуя простое сердечко. Вытираю рисунок и вглядываюсь во тьму улиц, мимо которых мы проезжаем. На часах начало одиннадцатого. Скоро наступит Новый год, поэтому все спешат домой, к родным или в гости.

Перевожу взгляд на мою маленькую сестричку. Как и все дети, она очень любит этот праздник и искренне верит в Деда Мороза. Она чему-то радостно подпевает и пританцовывает, поэтому я вынимаю один наушник, чтобы послушать играющую в салоне музыку. Не знаю, кто исполняет, но песня действительно веселая. Улыбнувшись Танюше, возвращаю наушник обратно и прибавляю громкости. Наслаждаюсь приятной мелодией «Agnus Store» и снова возвращаюсь мыслями к Косте. Все-таки жаль, что мы увидимся только через несколько дней. Он так же как и я отмечает Новый год с семьёй, и они решили провести несколько дней за городом. Мне бы хотелось проводить с Костей все праздники.

Музыка на секунду становится тише, и я опускаю взгляд на загоревшийся экран телефона. Пришло сообщение от Кости: «Вы доехали? Я уже скучаю». Внутри от радости сразу же запорхали бабочки. Начинаю вводить сообщение для ответа, но сквозь играющую в наушниках музыку слышу пронзительный крик мамы. Когда поднимаю на неё взгляд, вижу впереди машину, вылетевшую нам навстречу. Папа жмёт по тормозам. Слышен оглушающий писк. В следующее мгновение – сильный удар.

Наушники вылетают из ушей. Слышу крик сестры, и мне как-то удается прижать её к себе в желании защитить. Всё тело пронзает жуткая боль. Меня накрывает ужас. В глазах темно. Пульс отдаётся в ушах. Начинаю терять сознание. Прежде чем окончательно отключиться, замечаю разбитое лобовое стекло. Подушки безопасности не сработали… родители без сознания.

 

Глава 1

Спустя два года

Много людей вы знаете, которые не спят ночью? Я одна из тех, кто живет ночной жизнью. Нет, я не посещаю ночные клубы и прочие тусовки. Я занимаюсь любимым делом, гуляю и живу полноценной жизнью. Только ночью. Вы удивитесь, насколько прекрасна жизнь в ночи. Когда восходит луна и город застилает темная пелена. Городской шум и суета утихает, лишние люди прячутся в бетонных коробках и остаются только такие же, как я. Именно тогда наступает чарующая тишина, которая позволяет услышать собственные мысли, своё подсознание, внутренний голос. Ночь – идеальное время, чтобы творить.

Моя жизнь начинается с заходом солнца. Поэтому я честно могу сказать, что практически не вижу солнечного света. Нет, я не вампир и не оборотень. Я обычная девушка, чья жизнь изменилась после злосчастного случая почти два года назад. В той автомобильной катастрофе выжила только я и моя младшая сестрёнка. Она до сих пор спрашивает, где родители, и ждёт, что они вернутся. Но они не вернутся. Больше никогда. Поэтому я должна позаботиться о нас двоих. Обязана воспитать сестру так, чтобы она выросла достойным человеком; чтобы родители, наблюдая за нами, могли гордиться. Я верю, что после смерти есть жизнь. Смерть – это всего лишь переход из одного состояния в другое.

После гибели родителей нам с Танюшей пришлось переехать к бабушке, потому что в восемнадцать лет сложно самой обеспечивать двоих, учиться и ещё находить время на сестру. Да и после аварии врачи поставили мне диагноз «Посттравматическое расстройство психики». Поэтому бабушке пришлось оформить опекунство не только над Таней, но и надо мной.

Спустя полгода после смерти родителей я унаследовала трехкомнатную квартиру. Бабушка решила сдавать её в аренду, чтобы хоть как-то обеспечивать нас с сестрой. Наверное, можно не рассказывать о том, какой огромный интерес появился к моей персоне со стороны… всех. Всех волновало моё наследство, и каждый горел огромным желанием помочь мне с принятием «правильного» решения и распределением средств. Ещё бы, восемнадцатилетней девчонке досталась трехкомнатная квартира в элитном районе города.

Каким-то образом выжила только я и Танюша. Авария, смерть родителей и то, что я оказалась с маленькой сестрой на руках, – всё это оставило свой отпечаток на мне. После той ужасной автокатастрофы я не могу спать ночью. Через месяц будет ровно два года с того происшествия. Раны начали затягиваться, душевное состояние приходит в норму, а спать по ночам я так и не начала. Говорят, что это очень плохо и у меня психологические проблемы и нарушение режима сна. Но кто установил правило, что все люди должны спать ночью, а днём работать? С недавнего времени я считаю, что это неправильно. Каждый сам должен решать, что и когда ему делать. Наверное, это и к лучшему, что я перестала спать ночью. Раньше я бы никогда даже не подумала, что мой мозг может так работать. Моя голова абсолютно не забита всяким бредом и повседневными заботами.

С грохотом поворачивается дверная ручка, и в комнату заходит бабушка.

- Проснулась? – её голос звонкий и строгий.

- Да, - поворачиваюсь к ней лицом, - доброе утро.

- Развесишь белье, - игнорирует приветствие и ставит огромный таз с бельём перед моей кроватью.

- Хорошо, - говорю вслед удаляющейся фигуре.

На часах ровно десять. Я поспала всего лишь три с половиной часа, так как вернулась домой, когда начало светать. Но это не волнует бабушку. Иногда кажется, что она с радостью избавилась бы от меня, чтобы никто не мешал ей жить в своё удовольствие. Я бы и сама с радостью от неё сбежала, но сначала мне нужно собрать достаточную сумму, чтобы забрать с собой и сестру. Здесь нет любви и заботы. Я часто вспоминаю родителей мамы, наших вторых бабушку с дедушкой. Как жаль, что они уже умерли. Я помню, с какой любовью они относились к нам. Каждая встреча с ними приносила радость.

Тяжело вздыхаю и поднимаюсь с постели. Почему нужно развешивать белье именно на этом балконе? В бабушкиной спальне тоже есть где его повесить, но ей обязательно нужно сделать это в моей комнате. Наверное, так хочет показать, что она здесь хозяйка, а я просто гостья. Не знаю, почему у неё такое отношение ко мне. Не может же это быть из-за неприязни к моей маме.

Развесив белье, я на минуту задерживаюсь на балконе. Ни один солнечный луч не пробивается сквозь тучи, плотно затянувшие небо. Асфальт уже покрыт тонким слоем снега. В тот день тоже шёл снег. Возможно, это и стало причиной аварии. Я не люблю снег, не люблю зиму и терпеть не могу Новый год.

Захожу с балкона, пересекаю комнату и выхожу в коридор, где сразу же натыкаюсь на бабушку.

- Ты опоздаешь к доктору, - не поднимая глаз напоминает она.

- Успею, - отвечаю спокойно, но внутри бушует раздражение.

Закрываюсь в ванной на шпингалет, потому что она может и сюда ворваться, даже если я принимаю ванну. Я мечтаю поскорее уехать отсюда: уже надоело находиться под её вечным контролем. Есть ещё одна причина, по которой я люблю ночь: бабушка спит, а я могу спокойно заниматься любимым делом.

Вглядываюсь в своё отражение в зеркале. Под глазами синяки от недосыпа, пустой взгляд голубых глаз, да и вообще хреновый внешний вид. Беру щетку для волос и расчесываю запутавшиеся пряди. Сейчас они не настолько длинные, чтобы доставлять много проблем. Хотя я давно подумываю подстричься, чтобы кончики едва доставали до плеч. Возможно, когда-нибудь решусь на этот шаг, но сейчас мне жалко своих каштановых волос.

Выдавливаю на палец немного тонального крема и размазываю его по лицу, уделяя особое внимание синякам под глазами. Я практически не крашусь. Это редкий случай, когда приходится воспользоваться косметикой. В обычное время она мне просто не нужна. Я и так довольная своей внешностью, поэтому нет нужды портить природную красоту.

- Александра, поторопись, - командным голосом дают мне указание.

- Александра, поторопись, - кривляюсь перед зеркалом, полушёпотом повторяя бабушкины слова.

На кухне меня уже ждет завтрак. Насколько бы высокомерно и строго не относилась к нам бабушка, но кормит она всегда хорошо. Наверное, с возрастом это появляется в ДНК у всех бабушек.

- Ешь быстрее и собирайся. Некогда рассиживаться.

Оставляю ее указание без комментария и откусываю кусочек блинчика. Пожалуй, это единственное, чего мне будет не хватать, когда мы с сестрой наконец-то отсюда съедем. Я хочу получить над ней опекунство; но пока доктор не подтвердит, что у меня нормальное психологическое состояние, это невозможно. Каждую неделю я посещаю психолога и раз в месяц хожу на приём к своему врачу. Сегодня как раз тот день.

Доедаю свой завтрак и поднимаюсь из-за стола.

- Спасибо, - благодарю бабушку и иду с тарелкой к раковине.

Помыв посуду, я ухожу к себе в комнату. Времени и правда мало. За мной скоро приедет Костя – нужно поторопиться. Натянув тёплые лосины и свитер, хватаю рюкзак и спешу к двери.

- Не задерживайся. После приема – сразу домой, - отдаёт очередную команду бабушка.

- У меня свои планы, - отвечаю, завязывая шнурки на высоких ботинках.

- Приедет Жанна, поэтому вернись домой к ужину.

Жанна – моя тётя, родная сестра отца и любимая дочь бабушки. Для последней она идеальная дочь. Наверное, потому что точная копия своей матери. Когда дома бабушка и Жанна – это настоящий серпентарий.

- Постараюсь, - надеваю тёплую кожаную куртку и поднимаю с пола рюкзак, - пока, - на автомате целую бабушку в щёку и выбегаю из квартиры.

Уже на лестничной площадке я набираю номер Кости. Пока слушаю гудки, спускаюсь вниз по ступенькам. Несмотря на то, что мы живём на двенадцатом этаже, я никогда не пользуюсь лифтом.

- Привет, малыш, - отвечает после второго гудка, - я уже подъехал.

- Привет. Я спускаюсь.

Завершаю разговор и прибавляю скорости. Мне повезло с парнем. У нас полное взаимопонимание, прекрасные отношения. Он всё это время поддерживал меня и заботился. Не знаю, как я справилась бы с гибелью родителей, если бы не он.

Как только выхожу из подъезда, Костя встречает меня обворожительной улыбкой и протягивает шлем. Впиваюсь в его губы поцелуем и слышу за своей спиной перешептывание консьержек. Конечно, они не устанут обсуждать меня, мою жизнь и мои отношения. Благодаря длинному языку бабушки, я здесь местная звезда. Наверное, нет ни одного человека в нашем доме, который не знает мою историю.

Закручиваю волосы в пучок, надеваю шлем и устраиваюсь на мотоцикле позади Кости. После аварии я не могу перебороть страх и сесть в машину, поэтому Костя решил купить мотоцикл. Это ещё раз доказывает, что мне с ним очень повезло. Сама я, наверное, не решилась бы сесть за руль. Я не неженка, но после того, как я чуть не погибла вместе со своей семьёй, мне трудно избавиться от этого страха. Я надеюсь, что со временем это пройдет.

Обнимаю своего парня за талию и сильнее прижимаюсь. Зимой, конечно, холодно ездить на мотоцикле, но зато быстро и не приходится стоять в пробках.

Через десять минут мы уже останавливаемся возле больницы. Слезаю с мотоцикла и снимаю шлем. Волосы вмиг раскручиваются и рассыпаются по моей спине. Костя отдает мне свой шлем и приседает, чтобы закрепить замком цепь между мотоциклом и столбом. В наше время предосторожность никогда не помешает.

- Опять не удалось нормально поспать?

- Как обычно, - пожимаю плечами, хотя он и не видит это действие.

Забирает шлем и берёт меня за руку.

- Можешь у меня поспать, - предлагает Костя.

Поднимаемся по ступенькам и заходим в здание.

- Я бы с радостью, но мне приказано, - делаю особый акцент на последнем слове, - не задерживаться после приема.

Заходим внутрь здания и направляемся по уже привычному пути на третий этаж.

- Какие-то планы?

- Жанна приедет. Не понимаю, для чего им моё присутствие.

- У вас же такая дружная, - повторяет мою интонацию и делает ударение на последнем слове, - семья.

Смеюсь над этой нелепой шуткой. Когда-то у меня была дружная семья. Мне её очень не хватает. Отгоняю печальные мысли и останавливаюсь возле двери в кабинет своего врача. Костя по привычке сразу садится в кресло для ожидания, отдаю ему шлем и стучу в дверь. После приглашения – захожу.

- Здравствуйте, Тамара Степановна, - улыбаюсь женщине средних лет.

- Здравствуй, Сашенька. Как себя чувствуешь?

- Хорошо, спасибо.

- Пойдём, - берёт со стола ключи, и выходим из кабинета.

Обмениваются с Костей приветствиями, и мы направляемся дальше по коридору в кабинет, где делают электроэнцефалографию.

***

Время тянется мучительно долго. Наконец, с моей головы снимают датчики. Тамара Степановна вместе со вторым доктором сосредоточенно рассматривают результат, о чём-то переговариваются, а затем губы моего врача растягиваются в улыбке.

- Хорошая работа мозга, нет никаких отклонений, - сообщает она мне.

- Это значит, что мне больше не нужен опекун? – не могу скрыть радости.

- В этом нет нужды. У тебя все показатели в норме, а то, что нарушен сон, так у нас больше половины населения плохо спит. Со временем ты сможешь и с этим справиться.

Это лучшая новость за сегодняшний день. У меня внутри всё ликует от одной мысли, что я наконец-то смогу сбежать от бабушки и начать жить самостоятельно. Но перед глазами тут же всплывает образ моей младшей сестренки.

- А что насчет сестры? Я смогу взять над ней опекунство?

- Это уже через опекунский совет нужно выяснять, - Тамара Степановна подходит ко мне и кладёт руку на плечо, - твоя бабушка, конечно, трудный человек, но я бы не спешила сейчас что-то предпринимать. Ты сможешь обеспечивать и себя, и сестру?

Моя бабушка бывший медицинский работник, поэтому в этой больнице её хорошо знают.

- Я буду стараться, но оставаться с бабушкой я больше не хочу.

- Понимаю, - улыбается сочувствующей улыбкой, - тогда обратись в опекунский совет и узнай, что нужно делать. Но сначала тебе самой нужно доказать, что не нуждаешься в опекуне. Ты говорила с бабушкой? Она готова отказаться от опекунства над тобой?

Я не задумывалась над этим, но что-то мне подсказывает, что она не откажется так просто.

- Не говорила, - тяжело вздыхаю.

- В суд должна обратиться она, но зная твою бабушку, - Тамара Степановна делает паузу, - я сама могу подать заявление, как твой лечащий врач.

- Наверное, это лучший вариант, - не могу сдержать улыбку, и женщина улыбается мне в ответ.

- Пойдём в мой кабинет, сделаю записи в твоей карте.

Когда подходим к её кабинету, не могу сдержать улыбку при виде обеспокоенного выражения лица Кости.

- Всё хорошо, - говорю ему, - показатели в норме.

Не скрывая своей радости, он обнимает меня за талию и прижимает к себе. Всё-таки приятно, когда есть человек, который тебя всегда поддержит и искренне порадуется.

- Мне больше не нужен опекун, - шепчу ему на ухо, пока он держит меня в своих объятиях.

Я уже предчувствую свободу, но в то же время приходит осознание, что появятся новые трудности. Мне придётся как-то заботиться о сестре.

Через минут двадцать мы выходим из больницы и садимся на мотоцикл. После того, как я услышала долгожданную новость, у меня в голове целый круговорот мыслей: где нам с Таней жить и где мне работать? Как всё совместить, ведь я не могу спать по ночам, поэтому и веду ночной образ жизни. Мне есть о чём подумать этой ночью.

- О чём задумалась? – врывается в мои мысли Костя.

Я даже не заметила, как мы подъехали к моему дому. Снимаю шлем и слезаю с мотоцикла.

- Да так… обо всём.

- Ты знаешь, что можешь на меня рассчитывать, - берёт меня за руку.

- Знаю, - натягиваю улыбку и обнимаю его за шею.

Отстраняется, снимает шлем и притягивает меня для поцелуя. Его губы обжигают мою кожу и пробуждают желание. Углубляю поцелуй и касаюсь ладонью его щеки. Как бы мне не хотелось сейчас уехать с Костей и провести весь день у него в комнате, но мне нужно идти домой, чтобы избежать очередного скандала. Нехотя отстраняюсь и провожу кончиком носа по его подбородку.

- Напиши мне, как доедешь домой, - встречаемся взглядами.

- Обязательно. Если что, звони. Я мигом приеду и заберу тебя.

- Хорошо, - дарю короткий поцелуй и отхожу на несколько шагов.

Костя надевает шлем и заводит мотоцикл. Махнув на прощание, уезжает. Наблюдаю за отдаляющейся фигурой своего парня и нехотя захожу в подъезд.

Открываю дверь своим ключом, и в нос сразу же ударяет смесь ароматов: дешёвые духи, жареная курица, ваниль и что-то ещё. Видимо, Жанна уже приехала, и бабушка готовит «праздничный» обед.

Снимаю ботинки и вешаю куртку на вешалку. Из комнаты показывается Танюша и тут же спешит в мои объятия.

- Саша, - радостно кричит она.

- Привет, - целую сестричку в щёку, - как дела в школе?

- Получила две пятёрки, и учительница при всех сказала, что я одна из лучших учениц в классе, - гордо заявляет она.

Таня учится во втором классе, и я иногда завидую тому, что авария на ней никак не отразилась: ни в физическом, ни в психологическом плане. Она не поняла, что произошло, и даже не успела испугаться. Мне досталось больше: многочисленные ушибы и переломы, сотрясение мозга и, вдобавок ко всему прочему, фобии. Я долгое время провела в больнице, и на учёбе в университете пришлось поставить крест. Возможно, теперь я смогу вернуться и продолжить обучение.

- Умница, - тереблю её за волосы и перевожу взгляд на вышедшую в коридор Жанну.

- Привет, - улыбается мне.

- Привет. Давно приехала?

- Только что.

На этом наш диалог заканчивается. Больше не о чем с ней разговаривать. В детстве нас связывали хорошие отношения, и она была моей любимой тётей, но позже Жанна стала настоящей стервой. Не знаю, с чем это связанно: несчастная любовь или бабушкины гены.

На кухне застаю бабушку за приготовлением обеда. Она порхает возле плиты, словно бабочка, – так бывает всегда, когда приезжает Жанна. Бабушка будто переключается и пытается показать, что мы одна большая, счастливая и дружная семья. Правда надолго её выдержки не хватает.

- Помочь с чем-то? – решаю предложить помощь.

- Сашенька, почисти картошку, - отвечает бабушка тоненьким голоском.

Её как будто подменили. На кухню возвращается Жанна с бутылкой вина и соком. Сегодня какой-то праздник? Не могу понять, к чему всё это.

Звонок в дверь заставляет всех вздрогнуть от неожиданности.

- Это, наверное, Серёжа, - с улыбкой произносит Жанна, - я открою.

- Что за Серёжа? – спрашиваю у бабушки, когда Жанна уходит в прихожую.

- Жених Жанны.

Я даже не удивлена. За последние несколько лет у неё таких «Серёж» было несколько. Ни с одним из них до свадьбы дело не дошло.

Через несколько минут на кухне появляется низкорослый мужчина с короткой стрижкой и скромным букетом цветов. Ему лет сорок, не меньше. Рядом с высокой и… объёмной Жанной он смотрится просто смешно. Но, как говорится, «любовь зла…». Интересно, что их привлекло друг в друге.

После знакомства все устраиваются за большим кухонным столом, и бабушка заботливо раскладывает по тарелкам еду. Из разговоров стало известно, что очередная «любовь всей жизни» Жанны работает в каком-то крупном магазине приёмщиком товара.

- …Позвонила и сказала, что в квартире будут жить её родственники, поэтому надо выехать до десятого числа, - улавливаю только конец рассказа тёти.

- Вот же зараза! – возмущается бабушка. – Ну, ничего, поживёте у нас. Что мы, не подвинемся, что ли?

Стоп. Стоп. Стоп. Кто куда переезжает? Если я правильно расслышала, но Жанна со своим новым хахалем будет жить с нами. Нет, этого я точно не переживу.

- Вот и хорошо, - парочка переглядывается и улыбается друг другу.

- Саша с Таней в одной комнате поместятся, а вы с Серёжей – в другой. Места хватит всем.

Нет уж, не дождётесь. Я с каким-то непонятным мужиком не буду жить под одной крышей. Да откуда он вообще взялся? А вдруг он бандит какой-то или маньяк. Мне хочется высказать всё, что я думаю, но моё мнение в этом доме ничего не значит.

Сергей разливает по бокалам вино и встречается со мной взглядом. Мне он уже противен.

В кармане вибрирует телефон, оповещая о входящем сообщении.

«Я дома. Ты как? Стервятники в сборе?»

Сразу же пишу ответ:

«Более того, у нас пополнение»

- Александра, имей уважение! Отложи телефон! – отчитывает меня бабушка.

Игнорирую её замечание и пишу вдогонку ещё одно сообщение:

«Не знаю, насколько ещё меня хватит, но я скоро взорвусь»

Откладываю телефон и встречаюсь с недовольным взглядом бабушки.

- Элеонора Семёновна, всё так вкусно, давно я не ел домашней пищи, - лебезит этот непонятный мужик.

Бабушка явно довольна такой похвалой.

- Накладывай ещё, - отвечает она.

- Саша, бабушка сказала, что ты в больницу ездила, - обращается ко мне Жанна, - есть какие-то новости?

Наверное, более подходящего времени и не подобрать, чтобы рассказать о результатах.

- Есть, - делаю паузу, пока пережёвываю пищу, - показатели в норме, и я совершенно адекватный человек, если вас это волновало, - смотрю сначала на бабушку, затем на Жанну.

- Это прекрасно, - неуверенно отвечает тётя, глядя на бабушку.

- Да, - подтверждаю я, - что может быть прекрасней, когда тебе больше не нужен опекун.

За столом повисает тишина. Бабушка кладет вилку возле тарелки и внимательно смотрит на меня. Делаю вид, что не замечаю этого, и продолжаю кушать.

- Разве был суд? – серьёзным тоном спрашивает бабушка.

- Нет, но скоро будет. И там признают, что я дееспособная и больше не нуждаюсь в опекуне.

- Ты так в этом уверена?

- Я же сказала: показатели в норме. Тамара Степановна подтвердит.

За столом повисает тишина.

- И что ты решила? – спрашивает бабушка, глядя на меня высокомерным взглядом.

Пожимаю плечами.

- Заберу Таню и перееду, - непринуждённо отвечаю ей.

- Я Таню не отдам! – внезапно кричит бабушка, от чего я вздрагиваю. – Даже не думай об этом!

- Я оформлю опекунство над ней и заберу, - пытаюсь говорить спокойно, - а вы живите здесь втроем, дружной и счастливой семьёй.

- Тебе никто не даст опекунство над Таней! Ты сама ещё ребенок! У тебя ни кола, ни двора!

Её слова раздражают меня. Я держусь из последних сил, чтобы не устроить ещё больший скандал при Тане.

- Это не тебе решать, - спокойно отвечаю я, - это касается только меня, Тани и опекунского совета.

- Таня не захочет, - уверенно заявляет бабушка.

- Танюш, ты хочешь жить со мной или с бабушкой?

Сестра теряется от такого вопроса и задумывается над ответом.

- Я не знаю… хочу с вами двумя, - тихонько отвечает сестра.

- С нами двумя не получится, милая, - объясняю ей, - подумай.

Она снова задумывается и так же тихо отвечает.

- Наверное, с бабушкой.

Её слова эхом раздаются у меня в ушах. Мне показалось? Но судя по выражению лиц бабушки, тёти и сестры, я услышала всё правильно. Поверить не могу, что сестра не хочет уходить вместе со мной. Нужно переварить всё это.  Поднимаюсь из-за стола и выхожу с кухни, игнорируя бабушку. Я хочу уйти отсюда как можно скорее. Обуваюсь как можно быстрее, хватаю куртку, рюкзак и выбегаю из квартиры, хлопнув дверью.

Уже на лестничной площадке достаю телефон и, не читая сообщение от Кости, набираю его номер.

- Да, малыш, - отвечает практически сразу.

- Можно я приеду к тебе? – не могу сдержать слёз.

- Конечно. Что случилось? Тебя забрать?

- Нет, я сама доберусь. Приеду – расскажу.

- Хорошо, я жду.

Завершаю звонок и кладу телефон в карман. Мигом сбегаю по ступенькам вниз. Слёзы сами наворачиваются на глаза, и я не могу их остановить. Я чувствую себя так, будто меня предали. Несмотря на то, что сестре всего восемь лет, я не ожидала от неё такого решения.

Выбегаю из подъезда и пулей мчусь по направлению к остановке. Я не хочу больше сюда возвращаться. Я больше не хочу никого видеть из этой семьи.

Успеваю запрыгнуть в автобус, прежде чем тот закрывает двери. Сажусь на последнее сиденье и надеваю наушники. Песня «Somber» идеально передаёт всё то, что творится сейчас у меня внутри. После приема у врача было такое прекрасное настроение, а сейчас мне хочется всё крушить.

Выхожу на нужной остановке и иду к дому Кости. Когда подхожу к подъезду, вижу, что он ждёт возле двери. Замечает меня, выбрасывает окурок и спешит навстречу. Сразу же с силой прижимаюсь к нему. Его объятия всегда меня успокаивали.

- Что случилось? – он заметно обеспокоен.

- Пойдём на крышу, там расскажу.

Кивает и, взяв меня за руку, ведёт к входной двери. Поднимаемся на лифте до последнего этажа, выходим на лестничную площадку, а затем на крышу. Мы часто здесь бываем по ночам. Я люблю звёздное небо. Оно меня успокаивает – кажется, что я нахожусь ближе к родителям.

- Я рассказала, что сказала Тамара Степановна. Таня не хочет уходить от бабушки, - поворачиваюсь к Косте лицом и встречаюсь с ним взглядом.

- Ты из-за этого так расстроилась? Она же ребенок, - берёт меня за руки.

- Я знаю, что она ребенок, но она выбрала, с кем ей лучше. Я думала, Таня захочет уйти со мной.

- Не расстраивайся, - прижимает меня к себе и гладит по голове, - тебе же лучше. Сможешь нормально устроиться, найти работу, вернуться в универ, а потом заберешь Таню. К тому времени она передумает.

Возможно, он прав. Сейчас мне было бы трудно всё это совместить. Надеюсь, в будущем сестра изменит своё решение.

- Ты прав, - тяжело вздыхаю.

Некоторое время мы ещё стоим на крыше, наблюдая, как на город опускается тёмная пелена ночи. Начинает идти снег. Совсем скоро Новый год. Для меня это совсем не радостный праздник. Он несёт с собой плохие воспоминания. И похоже, что в этом году я проведу его вдвоём с Костей.

- Ты не замерзла? – спрашивает мой парень, уткнувшись мне в щёку своим холодным носом.

- Немного.

- Идём домой, - обнимает меня за талию и ведет к двери.

Когда заходим в квартиру, сразу ощущается уют и тепло. Родители Кости ещё не вернулись с работы, поэтому дома только мы вдвоём. Сегодняшний день меня порядком вымотал, поэтому устраиваюсь на кровати своего парня, включаю телевизор и вспоминаю, что не рассказала о новом сожителе своей тёти.

- Жанна замуж выход, - смеюсь, вспомнив эту парочку.

- Опять?!

- Ага. И будут жить у бабушки.

- Весело. А что, жених без квартиры?

- Ну да, зато невеста с жильём попалась.

- Повезло мужику, - смеётся.

Всю ночь мы проводим за разговорами и просмотром фильмов. Я так благодарна Косте за его поддержку. Мне с ним повезло. Кроме него у меня больше никого нет.

Глава 2

Наконец-то удалось выспаться, и никто не попытался меня разбудить. Со стоном потягиваюсь и открываю глаза. Через плотно зашторенные окна ещё виден солнечный свет. Интересно, который час? Ищу свой телефон. Должно быть, он выпал из кармана, пока я спала. Нащупываю его у себя под боком. 14:50. Скоро уже начнёт темнеть. В животе бурчит от голода.

Кости нет в комнате, да и судя по тишине в квартире, дома я одна. Я столько раз оставалась здесь, чтобы просто спокойно поспать. Родители Кости прекрасные люди. Мне повезло, что они хорошо ко мне относятся и доверяют настолько, что оставляют одну в своей квартире. После аварии они меня поддерживают и помогают чем могут, за что я им очень признательна.

Привожу себя в порядок и иду на кухню. На холодильнике замечаю розовый стикер с надписью «Сашенька, твой завтрак на столе. Обязательно поешь». В этой семье принято оставлять друг другу записки на стикерах и крепить их к холодильнику. Так как я часто здесь бываю, для меня даже выделили определённый цвет.

На столе меня ждёт тарелка с салатом, отбивной и кусочком хлеба. Анастасия Владимировна, мама Кости, при любом удобном случае пытается меня накормить. Она очень напоминает мою маму: такая же добрая, искренняя и жизнерадостная. Настоящая хранительница домашнего очага.

Опустошив тарелку, мою её после себя и ставлю на место. Скорее всего, меня здесь уже не будет, когда хозяева вернутся с работы, поэтому беру стикер и пишу на нём ответное сообщение: «Спасибо большое, было очень вкусно». Прикрепив листок к холодильнику, возвращаюсь в комнату Кости.

Мне всегда нравилось, в каком стиле она оформлена. Абсолютно мужской интерьер: белые стены, чёрная мебель и синие элементы декора. На стене над кроватью весит большая картина с видом на ночной город. Глядя на неё, на душе становится тепло, потому что этот снимок сделала я. Каждый раз, приходя сюда, я любуюсь этой картиной. Мне хотелось сделать фотообои с видом на город и поклеить их в своей комнате, но бабушка не позволила. Совсем скоро я смогу делать то, что посчитаю нужным, и никто не будет указывать мне, как поступать. Мысль об этом приободряет, но тут же перед глазами появляется образ младшей сестры. Я не стану убеждать её или заставлять жить со мной. Как и любому ребенку, ей хочется жить с бабушкой. Пока она ещё не понимает, насколько близкие люди могут быть жестоки по отношению к нам. Остаётся только надеяться, что со временем Таня передумает.

Сажусь за стол и включаю компьютер Кости. Нахожу папку с музыкой и воспроизвожу альбом Джозефа Сэлвата. Песня «Night Swim» одна из самых любимых, поэтому сразу же переключаю на неё. По комнате мгновенно расходятся звуки приятной мелодии.

Достаю из рюкзака расческу и привожу в порядок волосы. Они сильно запутались, пока я спала. Приходится приложить немало усилий, чтобы расчесать их.

- Проснулась? - внезапно за моей спиной звучит голос Кости, от чего я пугаюсь и роняю расчёску.

- Ты меня напугал! – поднимаю и кидаю в него расчёску, после чего он начинает смеяться.

- Извини, - подходит ко мне и нежно целует в щёку, - выспалась?

- Да, спасибо, - обнимаю его за талию, - как дела в универе?

- Всё хорошо.

Костя улыбается, но его глаза кажутся мне печальными.

- Точно?

- Конечно, детка, - целует меня в лоб и отстраняется.

Я вижу, что он что-то скрывает, но не хочу его пытать. Если что-то случилось, то рано или поздно он сам мне об этом расскажет.

- Мне утром звонила твоя бабушка, - говорит Костя, стягивая с себя свитер, - кажется, она переживала.

- Да ладно? – кручусь на кресле и не отвожу взгляда от мускулистого тела своего парня.

Замечает, что я с интересом наблюдаю за ним, и с коварной ухмылкой кидает в меня свой свитер. Поймав его, улавливаю аромат шоколадного дезодоранта AXE, которым обычно пользуется Костя. Обожаю этот запах и просто схожу с ума от него.

- Сказала, чтобы я привёз тебя домой, как только ты проснешься.

Мне нечего на это ответить, поэтому я только тяжело вздыхаю и вытягиваю перед собой руки.

- Я имею право на адвоката? – спрашиваю приторно-сладким голосом и хлопаю ресницами.

В два шага Костя оказывается рядом со мной, хватает за руки и тянет на себя.

- Ты имеешь право хранить молчание, - отвечает он, прежде чем повалить меня на кровать.

Из меня вырывается визг, когда парень запускает мне под кофту холодные руки и касается тела. Впиваюсь в его губы жадным поцелуем и хватаюсь за край футболки. Быстро стянув её с Кости, провожу ладонями по его плечам и груди. При виде его голого торса внутри разгорается ещё большее желание. Мы вместе уже два года и за это время друг другу совершенно не надоели. По крайней мере, меня всё устраивает.

Помогаем друг другу избавиться от одежды и белья. Костя нежно целует мою шею, плечо, ключицу и спускается ниже, прокладывая дорожку из обжигающих поцелуев. Закрываю глаза и отдаюсь приятным ощущениям. Слышу звук рвущейся фольги, и через мгновение Костя проникает в меня. У нас одновременно вырывается стон. Сначала наши движения плавные, но постепенно темп ускоряется. Дыхание сбивается. Впиваюсь ногтями в спину Кости и запрокидываю голову назад, открывая ему доступ к шее.

Не знаю, сколько это длится, но мы оба достигаем желаемого. Костя опускается на кровать сбоку от меня. Поворачиваюсь на бок и кладу голову на грудь своему парню. Обняв за талию, он притягивает меня к себе. Мы оба стараемся успокоиться и выровнять дыхание.

- Надо собираться, - говорит Костя, перебирая пряди моих волос.

- Так не хочется… - вывожу пальцем невидимые узоры на его груди.

- Понимаю. Тебя никто не заставляет там оставаться. Хочешь, я подожду тебя, а потом куда-нибудь съездим?

- Было бы здорово, - поднимаю голову, чтобы встретиться с ним взглядом.

Трусь кончиком своего носа об его, затем дарю лёгкий поцелуй. Одновременно поднимаемся с кровати и собираем с пола разбросанное нижнее бельё. Пока одеваемся, не упускаем возможности понаблюдать друг за другом.

Мне нравится, что между нами нет скованности и смущения. Не могу сказать, что я самоуверенная или что-то в этом роде, но могу позволить себе похвастаться стройной фигурой. Так же как и Костя. Долгое время он занимался плаваньем, а когда перестал – начал посещать спортзал, поэтому у него отличное телосложение.

Когда мы выходим из дома, на улице уже темно. Настало моё время суток. В меня словно влили поток энергии. Если после аварии мне снились кошмары – я просто не могла спать по ночам, то со времени свыклась с таким режимом. Теперь даже не пытаюсь что-то изменить. Меня всё устраивает.

Доходим до гаражей, которые расположены с торца дома, и Костя выгоняет оттуда мотоцикл. Отец Кости арендует один гараж для своей машины. Туда же ставят и мотоцикл. Это очень удобно: не приходится оставлять транспорт на стоянке перед подъездом и потом переживать за то, чтобы ничего не случилось.

Надев шлем, перебрасываю ногу через мотоцикл и устраиваюсь за спиной Кости. Крепко сцепив руки в кольцо вокруг его талии, прижимаюсь к нему всем телом. Выезжаем на трассу и на скорости мчимся в направлении дома моей бабушки. Рёв двигателя и свист ветра разжигает в крови адреналин, когда мы обгоняем одну машину за другой. В один момент мне становится страшно, что мы можем слететь с дороги или в кого-то врезаться. Хлопаю Костю по груди, давая понять, что нужно сбросить скорость. Я знаю, что он любит погонять на мотоцикле, но зима – не лучшее время года для этого занятия.

Костя постепенно сбрасывает скорость, и до дома мы добираемся в спокойном темпе. Только когда останавливаемся возле дома, осознаю, что всё это время я с силой вжималась в сиденье. Ноги и руки свело от напряжения. Спрыгиваю с мотоцикла и стягиваю шлем. Втягиваю воздух.

- Прости, я задумался, - виновато произносит Костя.

- Ещё раз так задумаешься – я тебя задушу.

- Ты и так это чуть не сделала, - у него вырывается нервный смешок.

- Тебе ещё и смешно? – делаю грозное выражение лица и кидаю ему свой шлем.

- Детка, прости, - поймав шлем, хватает меня за руку и притягивает к себе.

Соприкоснувшись со мной лбом, он смотрит виноватым взглядом. Мне всегда нравился карий цвет его глаз. В сочетании с черными волосами Кости он кажется особенно чарующим.

- Я быстро, - поспешно целую его в губы и делаю несколько шагов назад.

Перескакивая через одну ступеньку, быстро поднимаюсь на двенадцатый этаж. Снимаю с плеч рюкзак и начинаю искать ключи. Проверив все отделения, вспоминаю, что забыла их на тумбочке, когда поспешно выбегала из квартиры. Приходится воспользоваться звонком и ждать, пока бабушка откроет дверь.

Через минуту дверь открывается. Обмениваемся с бабушкой приветствиями, и меня в один момент накрывает стыд за вчерашнее поведение. Прохожу в квартиру и застываю в прихожей. Все мои вещи вынесли из комнаты и сложили под дверью в спальню Тани. Стыда как не бывало, зато возвращается злость.

- Жанне с Сергеем будет тесно в комнате Танюши, а вам – в самый раз. Тем более ты почти не появляешься дома.

- Я скоро совсем съеду, - еле сдерживаю свои эмоции, чтобы снова не нагрубить.

- И куда ты пойдешь? Тебя никто не выгоняет.

«Только делают всё для того, чтобы сама ушла», - произношу мысленно.

- Мне нужно самой устраивать свою жизнь.

- И что ты собираешься делать? – с вызовом спрашивает она.

- Сниму квартиру, вернусь в университет…

- На какие деньги ты собираешься жить?

- На те, которые платят арендаторы моей квартиры, - теперь моя очередь отвечать с вызовом.

Бабушка меняется в лице.

- На эти деньги я одеваю и кормлю Таню, - строгим тоном произносит она.

- Я знаю, сколько стоит аренда МОЕЙ трёхкомнатной квартиры с хорошим ремонтом. Мне нужна только половина суммы.

Бабушка смотрит на меня, прищурив глаза. Выжидающе смотрю на неё. Видимо, обдумав мои слова, она открывает верхний ящик комода и достает оттуда деньги. Отсчитав определённую сумму, передает ее мне. Теперь больше нет смысла находиться в этой квартире.

- Мне не жалко для тебя денег, - словно пытается оправдаться бабушка.

Ничего не отвечаю. Я знаю, как ей тяжело расставаться с деньгами. Пересчитываю купюры – здесь половина только за один месяц. Что ж… и то хорошо. На однокомнатную квартиру и первое время, пока я не найду работу, конечно этих денег не хватит, но комнату снять я смогу. Сегодня же займусь поиском.

Спрятав деньги во внутренний карман рюкзака, подхожу к «складу» своих вещей. Беру ноутбук и кое-что из одежды. Мне повезло, что это всё помешается в рюкзак.

- Пускай это, - указываю на гору вещей, - полежит пока здесь. Заберу, когда найду куда перевезти.

Бабушка ничего не отвечает. Когда я направляюсь к выходу из квартиры, из комнаты выбегает Таня и с силой обнимает меня за талию.

- Ты на меня обиделась? – виноватым голоском спрашивает сестра.

- Нет, не обиделась, - провожу ладонью по её голове и приседаю на корточки, - всё хорошо. Тебе и правда будет лучше остаться с бабушкой.

- А ты?

- А я буду жить одна, - беру её за ручки, - но я буду приходить к вам.

- Обещаешь?

- Я тебя когда-нибудь обманывала? – смотрю на неё прищурившись.

- Нет, - улыбается.

- Ну вот, - улыбаюсь ей в ответ и обнимаю, - я буду скучать, - шепчу ей на ушко.

- Я тоже, - грустно произносит сестра.

Выпускаю Таню из объятий и выпрямляюсь.

- Мне пора. На днях заеду за вещами, - говорю бабушке и, поцеловав на прощание сестру, выхожу из квартиры.

Застаю Костю за разговором по телефону. Он в основном слушает, потом с чём-то соглашается и завершает звонок.

- Кто звонил? – спрашиваю, забирая шлем.

- Отец. Попросил, чтобы я домой приехал.

- Что-то случилось?

- Нет, просто помощь нужна с чем-то. Как всё прошло?

- Нормально, - отмахиваюсь, - надо искать комнату и перевозить вещи.

- Запрыгивай, - кивает на сиденье за своей спиной, - посмотришь объявления, пока я буду отцу помогать.

Через двадцать минут я уже сижу в комнате Кости с ноутбуком на коленях. Объявлений просто огромное количество. Так что мне есть чем заняться сегодня ночью. Жду не дождусь, когда перееду на новое место. 

Глава 3

Под утро мой мозг начал плавиться от переизбытка информации. Не сосчитать, сколько объявлений о сдаче жилья я пересмотрела. Начиная с маленьких комнатушек в старых хрущёвках и заканчивая шикарными апартаментами в центре города. Конечно же, всё упиралось в деньги. Того, что дала мне бабушка, чертовски мало. После того как я найду жилье, следующим шагом будет найти работу. С моим режимом сна это не так-то просто.

Выписав примерно десять адресов и телефонов из объявлений, которые меня заинтересовали, я дожидаюсь, когда стрелка часов передвинется на 9:00. Меня ужасно клонит в сон, но необходимо решить вопрос с жильём. Чтобы не заснуть, встаю с кресла, в котором провела всю ночь за чтением объявлений. Мамочки, как же болит спина! Вытягиваю руки над головой и потягиваюсь, затем делаю наклоны в стороны. Косточки слегка хрустят, и ощущение усталости в спине довольно быстро проходит.

Тихонько выхожу из комнаты и иду на кухню. Анастасия Владимировна как всегда оставила для меня завтрак и уже привычный розовый стикер на холодильнике. Решаю сейчас не завтракать, а дождаться, пока проснётся Костя. Он, в отличие от меня, спал всю ночь и обещал провести весь сегодняшний день со мной. Осталось только составить окончательный список мест, в которые мы поедем.

Выпив стакан воды, возвращаюсь в комнату. Костя всё так же спит, укрывшись с головой одеялом. Кажется, он и не думает просыпаться. Опускаюсь на кровать рядом с ним и запускаю руку под одеяло. Едва касаясь его тела, легонько провожу пальцем линию от груди к животу и медленно опускаюсь ниже. Не успеваю понять, как в один момент оказываюсь под Костей. Он накрывает нас одеялом, погружая в темноту.

- Доброе утро, - шепчет он возле моих губ.

Целует меня в шею и поднимается выше. От его дыхания возле моего уха учащается сердцебиение и пробуждается желание.

- Доброе, - шепчу в ответ, - у кого-то с утра игривое настроение?

- Хотел спросить то же самое. Ты меня раздразнила, - чувствую его готовность.

- Я бы с удовольствием тебя ещё подразнила, но нужно собираться. Сегодня много дел.

С недовольным стоном Костя опускается на кровать и стягивает с нас одеяло.

- Ты жестокая и бездушная, - бурчит он.

- Что? Я?!

Недолго думая, забираюсь сверху на Костю и начинаю в шутку его душить. В ответ он принимается меня щекотать, зная, насколько я чувствительна к щекотке. Изворачиваюсь, как могу, и под совместный громкий смех сваливаемся с кровати.

- Дурак, - не переставая смеяться, говорю Косте.

- Это я от любви к тебе потерял голову.

- Хм… будем считать, что ты оправдался, - встречаюсь с ним взглядом и улыбаюсь, - я тоже тебя люблю.

С нежностью соприкасаемся губами и дарим друг другу легкий поцелуй. Как бы не хотелось понежиться с ним в постели, но сейчас для меня важнее найти жильё.

- Надо собираться, - говорю я и поднимаюсь с пола.

Пока Костя застилает постель и идёт в ванную, я, наконец, дождавшись подходящего времени для звонков, по очереди обзваниваю все выписанные номера телефонов. В итоге из десяти отвечают восемь. Из всех ответивших подходящие условия только у четверых. Количество адресов значительно уменьшилось, так что, думаю, просмотр имеющихся вариантов не займёт много времени.

Привожу в порядок волосы: расчёсываю и заплетаю их в косу. Нужно позавтракать – и можно ехать. На кухне застаю Костю за приготовлением кофе. Он всё ещё без футболки, поэтому, подойдя сзади, обнимаю его за талию и утыкаюсь носом между лопаток.

- Позвонила? – спрашивает он.

- Да, по четырём адресам договорилась насчёт просмотра.

- Отлично.

Быстро позавтракав, Костя идёт одеваться, а я убираю со стола и мою посуду. Спустя примерно минут десять мы уже выходим из подъезда и направляемся в сторону гаражей. Первый адрес – совсем недалеко отсюда, поэтому решаем сначала посмотреть, что предлагают там.

***

Прошло два часа, а жильё я так и не нашла. Все четыре варианта просто ужасные. В первой квартире жила старушка. Я сразу же вспомнила свою бабушку, поэтому логично, что я не захотела там жить. Во второй квартире жил парень, и ясное дело, это не понравилось Косте. По третьему адресу мы познакомились с молодой семейной парой, у которой вот-вот должен был родиться ребенок. Не знаю, о чём они думали, когда давали объявление о сдаче жилья, но жить с вечно плачущим маленьким ребёнком у меня не было желания. Надежда на четвёртый адрес умерла, когда дверь открыла женщина средних лет, от которой разило сигаретным дымом и спиртным. Я даже не стала заходить в квартиру, потому что ещё с порога стало понятно, что здесь я жить не смогу.

- Не расстраивайся, - успокаивает меня Костя, - если хочешь, можем посидеть в кафе и ещё посмотреть объявления.

- Сегодня явно не мой день.

- Всё будет хорошо. Найдём мы тебе комнату, - обнимает меня за талию и ведёт к мотоциклу.

Подъехав к какому-то кафе-бару, оставляем мотоцикл на небольшой стоянке у входа и заходим внутрь. Внутри приятный полумрак и энергичная музыка. Многие столики заняты посетителями, но мы находим свободный почти в конце зала. Как только садимся друг напротив друга, к нам сразу же подходит симпатичная девушка с приветливой улыбкой.

- Привет, - она обращается к Косте, затем переводит на меня взгляд, всё так же улыбаясь, - что будете заказывать?

- Привет, - отвечает ей мой парень, - капучино? – спрашивает у меня.

Согласно киваю. Девушка записывает в блокнот наш скромный заказ и сообщает, что принесёт его через минуту.

- Сокурсница, - объясняет Костя, видя мою вопросительно выгнутую бровь.

Когда девушка возвращается к нашему столику, узнаю у неё пароль от Wi-Fi и вбиваю его в телефон. Мы с Костей оба погружаемся в свои телефоны, и только время от времени показываем друг другу варианты жилья. Появилось много новых объявлений, поэтому я набираю мобильные номера один за другим. В итоге у меня снова собирается список из пяти адресов. Допив капучино, расплачиваемся за него и выходим из кафе.

- Ну что, куда сначала? – спрашивает Костя, садясь за руль мотоцикла.

- Давай на улицу Мира, 55, - надеваю шлем и устраиваюсь позади своего парня.

Пока мы едем по очередному адресу, я мысленно молюсь, чтобы была нормальная сожительница и мне подошла комната. Бессонные… дни дают о себе знать. Сильнее обнимаю Костю за талию, стараясь не заснуть по дороге. Нужно скорее определиться с новым местом жительства, перевезти от бабушки свои вещи и нормально отоспаться.

Наконец-то моим мучениям приходит конец, и мы останавливаемся возле шестнадцатиэтажного дома. Поднимаюсь по ступенькам к двери парадного входа и звоню по домофону в 63-ю квартиру. Не сказав ни слова, нам сразу же открывают. Переглядываемся с Костей и заходим внутрь. Поднявшись на шестнадцатый этаж, возле нужной квартиры сталкиваемся с симпатичной блондинкой примерно моего возраста.

- Привет, - говорит она, - вы по объявлению?

- Привет. Да, я звонила.

- Саша, правильно? – киваю в знак согласия. – А я Ангелина.

Пожимаю протянутую руку.

- Приятно познакомиться, - улыбаюсь ей.

Не знаю почему, но Ангелина мне уже нравится. Она кажется дружелюбной, милой и внушает доверие. Наверное, это из-за больших голубых глаз. Мы даже с ней чем-то похожи.

- Взаимно. Ну что, пойдём, покажу комнату?

Квартира оказалась трёхкомнатной, и планировка в точности такая же, как у моей бабушки. Здесь светлая прихожая, белые обои и несколько вазонов с декоративными кустами, которые придают пространству ещё больше уюта. Из мебели – только встроенный шкаф во всю стену и небольшой диванчик.

- Вот эта комната, - указывает на одну из дверей и открывает её передо мной.

Только заглянув в комнату, я уже в восторге. Комната выполнена в бежевых и серых тонах. Двуспальная кровать, шкаф, письменный стол, несколько тумбочек и книжных полок. Создается впечатление, что в комнате чего-то не хватает, но в целом мне всё  очень нравится.

- Вижу, что тебе понравилась комната, - довольно отвечает Ангелина и улыбается, - а вы вдвоём планируете жить?

- Нет, - отвечает за меня Костя, - пока нет.

- Ясно, - протяжно произносит девушка и обращается ко мне, - пойдём, покажу ванную и кухню.

Ангелина проводит экскурсию по всей квартире, кроме своей спальни. Все помещения производят такое же впечатление, как и комната, которую сдаёт хозяйка. Везде шикарный ремонт, и даже не верится, что плата за комнату гораздо ниже, чем могла быть.

- Может чаю? – предлагает девушка. – Заодно и договоримся обо всём, если тебя устраивают условия.

- Я в восторге, - честно отвечаю ей, - за сегодняшний день это самое шикарное предложение.

Она улыбается и ставит на стол три чашки. За разговорами выясняется, что ей двадцать пять лет, то есть она на пять лет старше меня. Работает в какой-то строительной компании менеджером по персоналу, неплохо зарабатывает, поэтому не особо нуждается в деньгах. Не знаю, что подтолкнуло её  на то, чтобы разделять жильё  с посторонним человеком, но спрашивать об этом я не стала: не хочу показаться любопытной. Думаю, со временем мы узнаем друг друга получше. Главное, что мы обо всём договорились и теперь мне есть где жить.

- Когда можно заселяться? – спрашиваю у неё.

- Да хоть сейчас, - отвечает с улыбкой.

- Мне ещё нужно перевезти свои вещи… - начинаю я, но Костя перебивает.

- Я этим займусь, а ты оставайся, - поднимается со стула и целует меня в лоб.

- Спасибо, - дарю ему улыбку и встречаюсь взглядом с Ангелиной, которая наблюдает за нами.

- Заботливый, - единственное, что она произносит.

Провожаем Костю, и мне сразу же становится как-то неловко. Не знаю, как себя вести в обществе Ангелины.

- Расслабься, - замечает моё напряжение блондинка, - я не старая бабулька и не собираюсь тебя контролировать или поучать, так что можешь быть спокойна. Лучше расскажи, чем ты увлекаешься?

И я рассказываю: о своей страсти к фотографиям, постепенно перехожу к рассказу о своём страхе спать по ночам, и, естественно, приходится рассказать о причине этого. В глазах Ангелины читается скорее интерес, чем жалость, и мне почему-то становится от этого легче. За эти два года я уже устала, что меня вечно все жалеют. Это только напоминает о той страшной аварии и боли потери, а я больше не хочу это переживать. Мне нужно идти дальше и продолжать жить. Так хотели бы мои родители.

- Получается, ты спишь только днём? – уточняет Ангелина.

- Да. Честно говоря, я даже не пытаюсь ложиться спать ночью.

- Тогда иди спать, пока ещё есть время, а потом мы с тобой ещё поболтаем, - подмигивает, - ты интересный собеседник, и у меня осталось много вопросов.

Я рада, что она отнеслась ко мне с пониманием, и кажется, что мы сможем даже стать подругами.

- Спасибо за понимание, - улыбаюсь ей в ответ.

Мы обе поднимаемся со своих мест и выходим из кухни.

- Сейчас дам плед, - заходит в свою комнату и прикрывает дверь.

Ещё раз осматриваю прихожую. Не верится, что я буду здесь жить. Конечно, в моей квартире тоже хороший ремонт, но после всех сегодняшних вариантов, этот действительно самый лучший.

Взяв у Ангелины плед, захожу уже в свою комнату. Пишу Косте смс, что собираюсь поспать до его приезда, и ложусь на кровать. Смотрю на голую стену напротив кровати, и ко мне приходит понимание, чего здесь не хватает. Интересно, разрешит ли Ангелина повесить здесь картину…

Глава 4

Приглушённые звуки, доносящиеся из прихожей, медленно пробуждают меня ото сна. Я не сразу понимаю, где нахожусь. С трудом открыв глаза, рассматриваю комнату, в которой проснулась. Через большое окно уже едва проникает солнечный свет – значит, совсем скоро на улице стемнеет.

Тихий поворот дверной ручки привлекает моё внимание и заставляет повернуться на другой бок.

- Проснулась? – шёпотом спрашивает Костя.

Приподнимаюсь на локтях и замечаю в руках своего парня две сумки с моими вещами.

- Да. Как всё прошло? Бабушка не устроила истерику?

Костя ставит сумки на пол перед шкафом и трёт затылок.

- Возмущалась, что ты сама не приехала за вещами, потом стала плакать и одновременно кричать на кошку.

Закатываю глаза.

- Всё как обычно, - вздыхаю, - спасибо тебе.

Я рада, что мне не пришлось ехать к бабушке; но с другой стороны, жаль, что не увиделась с сестрой. Несмотря на то, что мы вчера поговорили и попрощались, я уже сильно по ней скучаю.

- Будешь должна, - хитро улыбается и опускается на кровать.

Целую его в холодные от мороза губы.

- Неплохо здесь у тебя, - рассматривает комнату, лёжа рядом со мной, - довольна?

- Очень, - улыбаюсь и тут же становлюсь серьёзной, - но всё так хорошо… боюсь, чтобы не случилось ничего плохого.

- Не думай об этом, - касается пальцем кончика моего носа, - всё и дальше будет хорошо. Пойду принесу оставшиеся вещи.

Поднимается с кровати и идёт к выходу из комнаты.

- Спасибо, - говорю ему вслед.

Повернувшись, подмигивает мне и выходит за дверь.

Провожу пальцами по волосам, приглаживаю, затем разделяю локоны и заплетаю их в косу. Аккуратно складываю плед, который дала Ангелина, и кладу его на край кровати. Встав с постели, потягиваюсь и ленивой походкой подхожу к окну.

Передо мной открывается прекрасный вид на розово-красный закат. Не могу упустить такой снимок, поэтому сканирую взглядом комнату в поисках своего рюкзака. Нахожу его у подножья кровати. Достаю фотоаппарат и делаю нужную настройку перед тем, как сфотографировать закат. Открываю окно, чтобы через стекло не исказилось изображение, и выбираю лучший ракурс.

Сделав несколько снимков, чувствую, что начинаю замерзать от сильного морозного ветра, поэтому закрываю окно и кладу фотоаппарат на стол. Только я собираюсь выйти из комнаты, как приходит Костя с остальными вещами.

- Это всё, - говорит он и ставит сумки к тем двум, что принёс до этого.

- Спасибо, - подхожу ближе, - ещё раз, - улыбаюсь и целую его в губы.

На этот раз поцелуй длится чуть дольше. Я так благодарна Косте за его помощь и поддержку: кроме него, мне больше некому помочь.

- Какие планы на завтра? – спрашиваю, прервав поцелуй.

- Сначала – в универ, потом надо с отцом съездить в автосервис  – что-то с машиной, - пожимает плечами, - вечером заеду к тебе, - шепчет и целует меня в лоб.

- Хорошо.

- Я пойду. Отец ждёт в машине, - отстраняется.

- Передай ему от меня «спасибо».

Провожаю Костю до лифта и возвращаюсь в квартиру. С кухни, помимо приятных ароматов, доносится музыка играющего радио. Улыбаюсь, услышав, как Ангелина подпевает песне Светланы Лободы. Стараюсь скрыть улыбку, но у меня это плохо получается. Увидев меня, Ангелина не смущается, а только с наигранным артистизмом продолжает петь:

- Твои глаза такие чистые, как небо. Назад нельзя, такая сила притяженья. Твои глаза, останови это движенье. Я для тебя остановлю эту планету.

Должна признать: у неё красивый голос. Со своими вокальными и внешними данными она могла бы выступать на сцене – у неё определённо было бы огромное количество поклонников.

- Как спалось? – спрашивает Ангелина.

- Хорошо, спасибо.

- Садись, - кивает мне на стул возле обеденного стола, - я надеюсь, ты всеядная?

Задумавшись на несколько секунд, отвечаю:

- Ненавижу только морскую капусту. Со всем остальным, кажется, нет проблем.

- Отлично, - кивает и поворачивается лицом к плите.

Она собирается меня ещё и кормить? Или за это будет браться дополнительная плата?

- Может помочь с чем-то?

- Уже всё готово, - берёт с полки две тарелки и ставит на стол.

Раскладывает еду и достаёт из шкафчика над раковиной бутылку вина. Находит штопор и два бокала, садится напротив меня.

- Выпьем за знакомство и твоё новоселье? – спрашивает она улыбаясь.

- Почему бы и нет, - пожимаю плечами.

Примерно через полчаса Ангелина разливает по бокалам остатки вина. Я нечасто позволяю себе выпивать, только по праздникам, поэтому лёгкое головокружение появилось уже после первого выпитого бокала. Наверное, это странно, но мне захотелось напиться. Пускай я ещё не полностью обрела свободу и впереди меня ждут суд и экспертиза, но я могу позволить себе, наконец, вдохнуть полной грудью. Я так ждала этого!

- Так значит, у тебя есть ещё младшая сестра? – спрашивает Ангелина.

Она тоже заметно захмелела. Не знаю почему, но у меня появилось чувство, будто Ангелина очень одинока.

- Да, ей восемь, - беру бокал в руку.

Стараюсь не задавать вопросов, потому что мы ещё не достаточно хорошо знакомы, и я не знаю, как она отреагирует на расспросы. Да и не хочу показаться любопытной, поэтому лучше дождаться, когда она сама захочет что-то мне рассказать.

- У вас большая разница в возрасте.

- Меня мама родила в 19, а сестру – в 31, - пожимаю плечами.

- У меня с сестрой разница в два года, - смотрит на свой бокал.

- Вы общаетесь?

Ангелина некоторое время молчит и продолжает рассматривать бокал, затем коротко отвечает «нет» и залпом выпивает всё содержимое.

- Расскажи, чем собираешься заниматься. Ты учишься? – меняет тему.

- Я училась до аварии, но пришлось бросить учёбу. Думаю вернуться со следующего учебного года, а пока буду искать работу.

- Как ты собираешься совмещать работу и сон? – внимательно смотрит на меня.

- Я буду работать в ночную смену, - пожимаю плечами.

- Не боишься? Ну, знаешь, по ночам опасно даже на лестничную площадку выходить.

- У меня есть газовый баллончик и электрошокер, - смеюсь.

- А, ну это, конечно, в корне меняет дело, - улыбается и откидывается на спинку стула, - значит, я могу быть спокойна.

Киваю. За эти два года я научилась не бояться темноты и того, что в ней скрыто. Да и посреди белого дня ужасные вещи происходят гораздо чаще.

Большими глотками выпиваю вино, полностью опустошая бокал. Моё внимание привлекает телефон, вибрирующий на краю стола. Перевожу на него взгляд и вижу фотографию Кости.

- Я на минутку, - говорю Ангелине и встаю из-за стола.

По пути к своей комнате отвечаю на звонок:

- Уже соскучился? – не могу сдержать улыбку.

- Очень. Чем занимаешься?

- Ужинаю с Ангелиной. А ты?

Подхожу к окну и смотрю на звёздное небо. Сегодня оно совершенно чистое.

- Готовлюсь к сессии, решил сделать перерыв и тебе позвонить.

Перевожу взгляд на шестнадцатиэтажный дом, стоящий по левую сторону от нашего, и замечаю тёмную фигуру.

- Не засиживайся допоздна, - отвечаю Косте, вглядываясь в силуэт.

Кажется, это похоже на парня. Что он делает там? Конечно, молодежь любит лазить по крышам, и я одна из таких любителей, но он там совершенно один. Мне хотя бы Костя составляет компанию, поэтому я редко бываю одна. А вдруг тот парень собирается спрыгнуть?

- Аллёёё, - вырывает меня из мыслей Костя, - ты ещё на проводе?

- А? Да. Прости, задумалась.

- О чём?

- Да тут напротив кто-то стоит на крыше.

- Наверное, такой же сумасшедший, как и ты, - смеётся.

- Очень смешно. О Боже! – пугаюсь, когда парень запрыгивает на бортик.

- Что такое? – настораживается Костя.

Замираю в испуге и наблюдаю за парнем. Появляется ощущение, что и он смотрит на меня, но это невозможно, потому что я стою в полной темноте. Разве что лунный свет освещает комнату, но с такого расстояния он точно не может меня увидеть.

- Саш, - снова возвращает меня в реальность.

- Кажется, он собирается прыгать.

Чувствую, как сердцебиение учащается. Он точно сумасшедший.

В голову приходит идея рассмотреть незнакомца поближе.

- Я перезвоню! – быстро говорю Косте и отключаюсь.

Хватаю со стола фотоаппарат, включаю его и настраиваю увеличение. Только я навожу объектив на этого камикадзе, как он разворачивается, спрыгивает обратно на крышу и растворяется в темноте. Я не успела сфотографировать его и даже не рассмотрела лицо. Может, он действительно видел меня?

Кладу фотоаппарат обратно на стол и ещё раз смотрю на ту крышу, на которой только полминуты назад стоял человек. Нужно много смелости или отсутствие мозга, чтобы не побояться встать на самый край.

Только сейчас замечаю, как трясутся мои руки. Я не знаю этого человека, но сильно испугалась за него. Глубоко вдыхаю и медленно выдыхаю. Беру телефон и набираю номер Кости. После первого же гудка он сбрасывает вызов и присылает сообщение: «Перезвоню позже». Последний раз бросаю взгляд на соседний дом и выхожу из комнаты.

Ангелина уже убрала со стола и загрузила грязную посуду в посудомоечную машину.

- Всё нормально? Ты какая-то другая, - с беспокойством спрашивает она.

Пересказываю ей увиденное несколько минут назад.

- Идиот какой-то, - выносит вердикт Ангелина.

Не знаю почему, но это вызывает у меня смех.

- Что? – не понимает она. – Кто ещё полезет ночью на крышу? Да ещё и зимой. Да ещё и на край становиться будет.

- Я тоже люблю крыши, - с улыбкой отвечаю ей, - правда, на край не становлюсь. Для этого действительно нужно быть безбашенным.

Ангелина качает головой и улыбается.

- Главное, в подземку и туннели метро не лезь.

- Не буду, - смеюсь.

Ближе к десяти Ангелина идёт в ванную, а я в свою комнату. Достаю из сумки ноутбук и ставлю на письменный стол. Включив, сразу же вставляю в него карту памяти из фотоаппарата. Переношу снимки заката, которые сделала сегодня, и открываю фотошоп. Делаю настройку цвета, добавляю чуть больше контраста и играю с уровнями. Тихий стук и поворот ручки отвлекают меня от работы.

- Можно? Ух ты, - первые слова Ангелины, когда она заглядывает в комнату и видит картинку, с которой я работаю.

- Нравится? – увеличиваю фотографию на весь экран.

- Очень красиво. Ты сделала?

- Да, сегодня. На этом самом месте, - указываю на окно.

- Хочу себе такую картину в комнату, - заявляет Ангелина.

Тихонько смеюсь и отвечаю:

- Без проблем. У Кости есть знакомый в фотоателье. Могу попросить, чтобы сделал.

- Супер! Спасибо, - обнимает меня за плечи.

Так странно. Мы познакомились с ней только сегодня, а уже сильно сблизились.

- Раз уж мы заговорили насчёт картин, - неуверенно начинаю я, - можно мне тоже повесить вон там? – указываю на пустую стену.

- Что хочешь повесить? – спрашивает с заинтересованностью и садится на край кровати.

Сворачиваю фотографию с закатом и нахожу на компьютере фотографию с видом на ночной город.

- Мне кажется, что она хорошо впишется в общий вид комнаты.

- Очень красиво. У тебя талант, - улыбается, - можешь повесить, я не против.

- Спасибо, - внутри меня всё ликует.

Я давно хотела оформить комнату так, чтобы нравилось МНЕ. Пускай это на самом деле и не моя комната, но сейчас появилась возможность создать для себя уютный уголок.

- Главное, не рисуй фломастерами на стенах. А так можешь делать то, что хочешь.

- Жаль. Я хорошо рисую.

Смеёмся вместе, и Ангелина встаёт  с кровати.

- Мне на работу рано вставать, - говорит она. - Доброй ночи.

- Доброй.

Возвращаюсь к редактированию фотографии с закатом, решаю также немного поработать над ночным видом города. Даже не верится, что теперь мои работы будут висеть не только у Кости в комнате, но и здесь. В будущем я мечтаю открыть своё собственное фотоателье.

Когда работа с фотографиями закончена, оправляю их Косте на почту и набираю на телефоне его номер.

- Ты не перезвонил, - говорю я, как только он отвечает на звонок.

- Только собирался звонить.

- Да конечно, - делаю вид, что не верю.

- Правда. Ты мне не веришь?! – с ужасом в голосе спрашивает Костя.

- Верю, - смеюсь.

Встаю из-за стола и ложусь на кровать.

- Проверь почту. Я скинула тебе фотографии. Сможешь заказать две картины у Артура?

- Без проблем. Ты написала, какого размера они должны быть?

- Да, всё в сообщении.

Слышу, как он щёлкает мышкой и что-то печатает на клавиатуре.

- Уже закончил заниматься?

- Да, собираюсь спать. Что, кстати, с тем парнем? Не прыгнул?

- Всё нормально, он просто какой-то камикадзе.

Через пять минут заканчиваю разговор с Костей и кидаю телефон на кровать рядом с собой. Мыслями снова и снова возвращаюсь к незнакомцу на крыше. Всего лишь один дурацкий поступок – и теперь парень не выходит у меня из головы. Интересно, часто ли он так делает? Сколько ему лет? Есть ли у него семья? Если да, то зачем тогда рисковать своей жизнью? Перевожу взгляд туда, где он стоял. Вернётся  ли он снова?

Глава 5

Всю ночь напролет я просматривала объявления о работе. Вариантов очень много, да и зарплату везде обещают высокую, но реальность всегда оказывается не столь радужной, как об этом пишут в объявлениях. Мне нужна работа в ночную смену и желательно поближе к дому. Не горю особым желанием ездить через весь город и тратить всю зарплату на проезд. Поэтому не буду торопиться и регулярно проверять новые объявления на сайте. Тем более что у меня еще есть деньги на мелкие расходы.

Спать я легла, когда Ангелина уже проснулась и стала собираться на работу. Уже сквозь сон я услышала, как она закрыла за собой входную дверь.

Когда я просыпаюсь и открываю глаза, за окном уже стемнело. Голова кажется такой тяжелой, что я с трудом поднимаюсь с постели. После ночных прогулок по городу мне спится намного лучше. Тогда мне даже снятся яркие сны. Зря я всю ночь провела перед компьютером: теперь не чувствую себя отдохнувшей.

Поднимаюсь с кровати и иду на кухню. Надеюсь, у Ангелины есть кофе, потому что в данный момент я отчаянно в нем нуждаюсь. В одном из шкафчиков нахожу два пакета: один – с кофейными зернами, а во втором – растворимый кофе. Беру второй пакет. Это то, что нужно. Всегда предпочитала растворимый кофе. С ним намного проще: залила кипятком – и готово.

Выпив кофе, ловлю себя на мысли, что было бы неплохо сходить в магазин и купить продукты. Не могу же я питаться тем, что Ангелина покупает и готовит для себя. Мою после себя чашку и возвращаюсь в комнату. Беру телефон и набираю номер Кости. Он не отвечает. Странно. Отправляю ему смс, чтобы перезвонил, когда увидит сообщение. Решаю не терять время и сходить в магазин.

Переодеваюсь в привычную одежду: джинсы, свитер, высокие берцы и кожаную куртку. Хватаю телефон и рюкзак, с которым я никогда не расстаюсь: появляется ощущение, будто я что-то забыла, если его нет за спиной. Только подойдя к двери, вспоминаю, что Ангелина не дала мне ключи. Осматриваюсь, стоя посередине прихожей. Замечаю на стене возле входа небольшую картинку в объемной рамке. Подхожу ближе и открываю ее как шкатулку – внутри оказываются две связки ключей. Хватаю одну из них, выключаю свет и выхожу из квартиры.

Хорошо, что продуктовый магазин расположен прямо возле дома и мне не приходится далеко идти. На входе висит реклама с новогодними акциями и скидками. Совсем скоро начнется предпраздничный психоз. Народ начнет сметать с полок все продукты и выбирать своим родным и близким подарки. Я уже давно не чувствую того детского восторга и предвкушения, которое когда-то испытывала. Теперь для меня это годовщина смерти родителей.  

Захожу внутрь, беру корзинку для продуктов, так как не люблю ходить с тележкой, и первым делом направляюсь в молочный отдел.

После того как обхожу весь магазин, уже с трудом удерживаю полную корзину продуктов. Этого должно хватить на неделю. Я не так много ем, но лучше, чтобы был запас в холодильнике, чем каждый день бегать за покупками.

Расплатившись на кассе, раскладываю продукты по двум пакетам и выхожу из магазина. На полпути к дому в кармане начинает вибрировать телефон. Ставлю на землю пакеты и достаю телефон. Это Костя.

- Алло, - отвечаю на звонок.

- Привет. Извини, был занят, не слышал звонка.

- Ничего. Уже освободился?

- Да. Ты на улице? Ветер шумит.

- Да, из магазина иду.

- Я скоро подъеду. Выезжаю уже. Надо поговорить, - его голос серьезен.

- Что-то случилось?

- Нет, не переживай. Скоро буду, - отключается.

Меня настораживает тон, которым он сказал последние две фразы. О чем он хочет со мной поговорить? Теперь я буду мучить себя догадками, что же такого могло произойти. Надеюсь, он не хочет со мной расстаться, тем более для этого, кажется, не было причин. Еще вчера всё было хорошо. Может, проблемы в университете? Прокручиваю в голове события последних нескольких дней. Костя старался уделять мне как можно больше внимания, но в то же время часто был задумчив и почти не говорил про учебу. Возможно, дело в этом, но не стоит накручивать себя раньше времени.

Заношу домой пакеты с продуктами и оставляю их на кухне возле холодильника. Ангелина скоро должна прийти с работы. Тогда узнаю, могу ли я пользоваться холодильником.

Снова покидаю квартиру и спускаюсь по ступенькам на первый этаж. Костя подъезжает на машине отца как раз в тот момент, когда я выхожу на улицу. Паркуется перед подъездом, глушит двигатель и выходит из машины.

- Привет, - подхожу к нему и, как обычно при встрече, целую в губы.

- Привет, - отводит взгляд и закрывает машину.

- Что случилось? – решаю не тянуть с вопросом.

- Пойдем прогуляемся, - прячет руки в карманах куртки.

Чувствую создавшееся между нами напряжение, и меня это пугает. За два года наших отношений ничего подобного не происходило.

Пересекаем парковку перед домом и направляемся к детской площадке. Всё кругом замело снегом. Сметаю его ладонью со спинки лавочки и устраиваюсь сверху на нее. Костя следует моему примеру. Несколько минут мы сидим в тишине.

- Долго будешь томить? – не выдерживаю.

- Прости, - переводит на меня взгляд и через секунду снова отводит.

Я вижу, что он боится мне что-то сказать и в данный момент собирается с мыслями, поэтому набираюсь терпения и молча жду.

- В начале учебного года я решил поучаствовать в одной программе… - делает паузу.

Внимательно слушаю его. Он ничего не говорил мне об этом. Тяжело вздыхает и продолжает:

- В программе обмена студентами.

Он это серьезно?

- Только не говори, что собираешься уехать, - у меня вырывается нервный смешок.

Он даже не пытается посмотреть на меня.

- Костя, - привлекаю его внимание.

- Недавно пришел ответ о том, что я прошел конкурс. Я не думал, что у меня получится, - оправдывается, - сдал тест просто ради интереса.

Молча слушаю и пытаюсь переварить полученную информацию.

- Скажешь что-нибудь? – боковым зрением вижу, что он смотрит на меня.

- Что ты хочешь услышать? – мой голос не выражает никаких эмоций.

Единственный человек, который поддерживал всё это время и давал силы жить, собирается бросить меня и уехать в другую страну.

- Ты мог хотя бы рассказать мне об этом, когда решил поучаствовать, - продолжаю, - я думала, что у нас нет секретов друг от друга.

Чувствую, как к горлу подкатывает ком. Нет, я не расплачусь. Костя тянет ко мне руку, но я спрыгиваю с лавочки и отхожу в сторону на несколько шагов. Сейчас я ощущаю давящую обиду и хочу остаться одна.

- Хочешь уехать? – смотрю на него сквозь застилающую мои глаза пелену слёз. - Уезжай. Я не держу тебя!

Разворачиваюсь и как можно быстрее иду в сторону подъезда. Знаю, что моя реакция выглядит по-идиотски. Он не обязан всю жизнь провести рядом со мной, но мне обидно и больно. У меня нет никого, кроме Кости, и теперь он собирается уехать чёрт знает куда и на сколько. Обидно даже не это, а то, что он скрыл от меня участие в программе. Значит, он хочет этого. Он хочет уехать.

Слышу, как он зовет меня и бежит следом, но не обращаю на это внимания. Хочу скорее оказаться в своей комнате и никого не видеть. Хватает меня за руку и притягивает к себе, но я, не глядя ему в глаза, отдергиваю руку и отталкиваю Костю от себя. Мне надо успокоиться. Понимаю, что это ненормальная реакция с моей стороны, но ничего не могу с собой поделать.

Забегаю в подъезд, переступаю через одну ступеньку, чтобы как можно быстрее подняться на шестнадцатый этаж. Добравшись только до девятого, опускаюсь на холодный бетон и прижимаюсь головой к железным перилам. По щекам стекают слёзы. Неужели он не может доучиться здесь? Зачем уезжать? Да, это престижно, но как же родители, друзья… я?

Мой телефон не перестает вибрировать, но я игнорирую звонки. Не хочу его слышать. Не сейчас.

Успокоившись, встаю со ступенек и продолжаю подниматься наверх. Дохожу до своего этажа и вижу решетку, преграждающую путь на крышу. Замок на ней не закрыт, поэтому можно спокойно пройти. Что я и делаю.

Отодвинув небольшой засов на следующей двери, выхожу на крышу дома. В лицо дует морозный ветер и развевает мои волосы. Выхожу на середину крыши, прикрываю глаза и на мгновение отдаюсь ощущениям. Каждый раз, поднимаясь на крышу какого-нибудь дома, я чувствую легкость, как будто становлюсь невесомой. Все посторонние мысли куда-то исчезают, словно я покидаю одну реальность и попадаю в другую, где нет забот и переживаний. Я успокаиваюсь.

Открываю глаза, и моему взору открывается прекрасный вид на ночной город. Тысячи ярких огней освещают улицы и квартиры людей, не давая ночи полностью накрыть всех своей темной пеленой.

Достаю из рюкзака фотоаппарат и делаю несколько снимков. У меня и так большая коллекция фотографий с видом на ночной город, но каждый снимок по-особенному красив и отличается от других.

Закончив, убираю фотоаппарат обратно в рюкзак и перевожу взгляд на соседний дом. Сердце пропускает удар, когда я снова замечаю этого загадочного и сумасшедшего парня. На этот раз он точно меня заметил и, кажется, что сейчас он смотрит прямо на меня. Почему он снова пришел на эту крышу? Возможно, он так же одинок, как и я. Меня охватывает желание познакомиться с ним, узнать его; спросить, почему он так рискует своей жизнью; помочь ему справиться с переживаниями, если его что-то тревожит. Кажется, Тамара Степановна ошиблась, и у меня всё-таки есть какое-то отклонение.

Не знаю, сколько длится наш зрительный контакт, но меня отвлекает очередной звонок телефона. Достаю его из кармана и смотрю на экран. Это Ангелина. Отвечаю на ее звонок и перевожу взгляд обратно на парня, но не нахожу его. Сканирую всю крышу соседнего дома. Не знаю почему, но мне становится грустно от того, что этот парень ушел. Говорю Ангелине, что сейчас приду и отключаюсь. Прежде чем уйти, еще раз смотрю на то место, где еще минуту назад стоял незнакомец. Это странно, но я как будто нашла родственную душу. И в один миг потеряла. 

Глава 6

Этой ночью у меня было предостаточно времени, чтобы обдумать сложившуюся ситуацию с Костей. Да, меня разозлило, что он не рассказал о своём решении и участии в программе обмена студентами; но я не могу указывать, как ему поступать. Это его жизнь, и он вправе делать так, как хочет. Тем более учёба заграницей – это отличная возможность.

Когда я вчера пришла домой, мы с Ангелиной долго сидели на кухне и разговаривали. Я рассказала ей новость от Кости. Она также была удивлена, что он скрыл от меня это. Только сейчас я начала понимать, что именно такой моей реакции он и боялся. А может, просто начинаю искать ему оправдание, ведь я люблю его. За два года отношений мы ни разу серьёзно не ссорились. Это первый раз, когда я психанула, убежала и закрылась от него. Мой телефон выключен со вчерашнего вечера. Боюсь даже представить, как Костя переживает. Хотя… переживает ли? Как бы эгоистично это не выглядело, в глубине души мне хочется, чтобы он переживал.

Тянусь к письменному столу, на котором оставила телефон. Едва не падаю с кровати, пытаясь его достать, но успеваю упереться рукой в пол. Взяв телефон, возвращаюсь обратно в постель. Зажимаю кнопку питания и жду, когда загорится экран мобильного. После загрузки всех процессов начинают приходить сообщения о пропущенных звонках. Десяток сообщений и сорок два звонка от Кости, а также пять – от бабушки. Интересно, что она хочет? Будет теперь звонить и контролировать каждое моё движение на расстоянии?

Не успеваю открыть хотя бы одно сообщение от Кости, как телефон начинает вибрировать от его звонка.

- Алло, - мой голос не выражает никаких эмоций.

- Наконец-то, - вздыхает с облегчением, - привет.

- Привет.

- Как ты? – кажется, он беспокоится.

- Только проснулась.

Повисает неловкая тишина. Раньше с нами такого не случалось. Тяжело вздыхаю и решаю заговорить первая, но Костя опережает:

- Злишься?

- Да. Ты дома?

- Да, - неуверенно отвечает, будто не ожидал такого вопроса.

- Скоро приеду, - завершаю звонок.

Отбрасываю телефон на вторую половину кровати, несколько минут просто лежу и смотрю в потолок. Нам предстоит серьёзный разговор, поэтому мне потребуется всё моё самообладание.

Не знаю, стоит ли сейчас перезванивать бабушке. Не хочу выслушивать её нравоучения, поэтому позвоню ей завтра, а лучше – поеду в гости. Я скучаю по сестре.

Поднимаюсь с кровати и застилаю постель. Ленивой походкой направляюсь в ванную и привожу себя в порядок: умываюсь, наношу легкий макияж, расчёсываю волосы и брызгаю на обе стороны шеи духи. Возвращаюсь в комнату, достаю из шкафа чёрное вязаное платье с широким воротником и надеваю его. Беру телефон, ключи, рюкзак с фотоаппаратом и выхожу из своей комнаты. Пока я завязываю шнурки на ботинках, слышу щелчок в замочной скважине, и в квартиру заходит Ангелина.

- Привет, - улыбается мне.

- Привет. Ты сегодня пораньше.

- Да, отпустили. А ты куда? – вешает сумку на дверную ручку и развязывает шарф.

- К Косте.

- Правильно, вам надо спокойно поговорить и всё решить. Главное, не психуй.

- Постараюсь, - тихонько смеюсь и улыбаюсь ей.

Подхожу к шкафу, чтобы взять свою куртку. Ангелина начинает ко мне принюхиваться, когда я останавливаюсь рядом с ней.

- Тебя не ждать? – хитро улыбается.

- Посмотрим, как пойдёт, - смеюсь, - я пришлю смс.

Хватаю рюкзак и иду на выход из квартиры.

- Удачи, - подмигивает Ангелина и закрывает за мной дверь.

Выхожу на лестничную площадку. Прежде чем спуститься вниз по ступенькам, бросаю взгляд на соседний дом. Точнее, на крышу. Никого нет. Сбегаю на первый этаж и выхожу из подъезда.

На улице ощутимо похолодало, и я уже успела пожалеть о том, что надела платье. Быстрым шагом добираюсь до остановки и дожидаюсь нужный мне автобус. Помимо меня, здесь собралось ещё несколько человек: женщина с ребенком и два парня. Один из них в куртке, а второй – в плаще и берцах. Не знаю, почему я обратила внимание больше на второго.

Наконец подъезжает мой транспорт и останавливается на несколько метров дальше остановки. Мне приходится пройти мимо этих двух парней. Ловлю на себе оценивающий взгляд одного из них, прежде чем сажусь в автобус. Парни остаются ждать другой.

Свободных мест нет, поэтому решаю встать в самом конце, у окна. Когда автобус отъезжает от остановки, встречаюсь взглядом с парнем в черном плаще. Сейчас это похоже на глухонемой разговор без использования жестов. Он как будто взглядом говорит мне, что я знаю какую-то его тайну и должна сохранить её. Так. Я давно не была у своего психотерапевта. Надо бы наведаться, потому что в голову начинают лезть странные мысли.

Надеваю оба наушника и ставлю на повтор песню «One For the Road» группы Arctic Monkeys. Мне всегда нравилось слушать музыку в транспорте или просто идя по улице. Это помогает не только скоротать время, но и полностью погрузиться в свои мысли. Что я и делаю, пока не подъезжаю к нужной остановке. С трудом проталкиваюсь между толпой народа и выхожу из автобуса. В лицо дует морозный ветер. Натягиваю повыше воротник платья и прячу руки в карманы.

К дому Кости идти совсем недалеко, поэтому спустя минут пять я уже подхожу к подъезду. Поднимаюсь на нужный этаж и звоню в дверь – открывает мама Кости.

- Здравствуй, Сашенька, - она рада меня видеть.

- Здравствуйте, Анастасия Владимировна, - улыбаюсь ей.

- Проходи, Костик в комнате.

- Спасибо.

Разуваюсь, снимаю куртку и без стука захожу в комнату своего парня. Он разговаривает по телефону, но как только видит меня, тут же подскакивает с кресла. Заканчивает разговор и, сделав несколько шагов, оказывается рядом со мной. Притягивает меня за талию и прижимает к себе.

- Прости, - шепчет мне в макушку.

- Если я пришла, значит, уже простила, - обнимаю его в ответ.

- Надо было сначала с тобой поговорить об этом, а не участвовать в программе.

Отпускаю его и сажусь на край кровати.

- Тебе надо было просто сразу мне рассказать, а не скрывать, - спокойно отвечаю, - родителям хоть рассказал?

- Рассказал, - возвращается в кресло, - но я всё равно не поеду.

- Почему? Ты же хочешь.

- Я не могу оставить тебя одну, - смотрит мне в глаза.

Наклоняюсь к нему и беру его за руки.

- Я не хочу, чтобы ты отказывался от такой возможности только из-за меня. Ты должен поехать.

- Но ты же…

Не даю ему договорить и повторяю:

- Ты. Должен. Поехать.

Встаю с кровати и пересаживаюсь к Косте на колени.

- Не переживай за меня. Я – с Ангелиной, скоро найду работу… а с тобой будем созваниваться, - стараюсь улыбаться, - возможно, расстояние пойдет нам на пользу.

- Ты серьёзно так думаешь? – смеется.

Выдерживаю паузу.

- Нет. Я думаю, что уже через неделю ты найдешь себе новую девушку, и она запретит тебе со мной общаться.

Костя заливается смехом, а у меня щемит в груди от одной мысли, что мы можем с ним расстаться.

- Лучше тебя не найду, - целует меня в губы.

- Вот только не надо подлизываться, - в шутку отталкиваю его и хочу встать, но он удерживает меня за талию.

- Это правда, - произносит рядом с моими губами и впивается в них поцелуем.

Поднимается с кресла и легко удерживает меня на весу. Не разрывая поцелуй, вместе опускаемся на кровать.

- Твои родители дома, - шёпотом напоминаю ему.

Не обращает внимания на мои слова и начинает оставлять жаркие поцелуи на шее. Закрываю глаза и отдаюсь ощущениям. Это похоже на прощание. Не знаю, когда он уезжает, но это точно последняя ночь вместе.

- Кость, - привлекаю его внимание.

Смотрит мне в глаза.

- Когда ты уезжаешь?

Тяжело вздыхает и опускается рядом со мной на другую половину кровати.

- Через четыре дня.

- Так скоро? Я думала, что хотя бы после Нового года.

- Нужно раньше, - берет меня за руку и переплетает пальцы, - пока устроюсь в общежитии, пока привыкну к новому месту, всё узнаю…

- Понимаю, - произношу с грустью в голосе, - куда поедешь?

- В Германию. В Дюссельдорф.

- Вау. И на сколько?

- На полгода.

Полгода – не такой уж и большой срок. Сейчас я действительно задумалась над тем, что расстояние пойдёт на пользу. Нам нужно сделать перерыв и понять, что мы на самом деле значим друг для друга. Это просто привязанность или же действительно любовь.

- Я думаю, мы переживём эти полгода, - перевожу взгляд на Костю и улыбаюсь.

 

Глава 7

Просыпаюсь и подскакиваю с кровати от звонкого сигнала будильника прямо рядом с моим ухом. Я специально положила телефон под подушку, чтобы не проспать весь день, потому что запланировала встретиться с сестрой.

Почти всю ночь я провела с Костей за разговорами – до тех пор, пока он не заснул у меня на груди. Примерно час лежала, полностью погрузившись в свои мысли. Уже под утро тихонько встала, стараясь не разбудить Костю, и ушла. Сегодня ему нужно съездить в университет и забрать какие-то бумаги. До сих пор не верится, что он уезжает на полгода. Время будет мучительно долго тянуться без него.

Умываюсь холодной водой и выпиваю большую чашку крепкого кофе, прежде чем прихожу в более-менее нормальное состояние. Одеваюсь потеплее: не хочу выслушивать лекцию от бабушки о том, что я девушка и должна беречь своё здоровье. Тем более я хочу прогуляться с сестрой после того, как заберу её из школы.

Прежде чем выйти из квартиры, набираю номер бабушки. Я так и не перезвонила ей вчера. Она долго не поднимает трубку. Решаю уже отключиться, но на звонок, наконец, отвечают.

- Алло? - строгим голосом отвечает бабушка.

- Привет.

- Сашенька, - голос бабушки моментально меняется, - как ты?

- Нормально. Как вы? Ты вчера звонила. Я была занята.

- Ой, не спрашивай, - тяжело вздыхает.

- Что случилось?

Надеюсь, с Таней всё в порядке.

- Да этот хахаль Жанкин… не хочу даже говорить о нём.

Мне едва удаётся сдержать смех. Я знала, что бабушкиного терпения надолго не хватит. Совсем скоро она всей душой возненавидит этого Сергея и будет жалеть о переезде Жанны.

- Ладно. Я заберу Таню сегодня из школы.

- Хорошо, только сразу домой приходите.

Закатываю глаза.

- Хорошо. Пока.

Завершаю звонок и, схватив рюкзак, выхожу из квартиры.

На улице сегодня прекрасная погода. Давно я не гуляла днём (не считая дня, когда искала жильё и посещала врача). Кстати, нужно будет позвонить Тамаре Степановне и узнать, как обстоят дела с судом по отмене опекунства. Жду не дождусь, когда, наконец, стану полностью свободным человеком.

Школа, в которой учится Таня, находится недалеко от дома. Конечно, сестрёнка уже может и сама ходить на занятия и обратно домой, но бабушка всё равно водит её за ручку. Со стороны это кажется заботой и беспокойством, но я-то знаю, что бабушке просто хочется поработать на публику и показать, какая она примерная.

Подойдя к школе, смотрю на часы: 13:00. Скоро должен прозвенеть звонок. У Тани обычно четыре урока, но один раз в неделю – пять. Сегодня как раз такой день.

У входа уже собираются родители, которые пришли за своими детьми. В памяти всплывает воспоминание о том времени, когда я училась в школе. Как, наверное, любой школьник, я мечтала поскорее окончить школу, поступить в университет, начать работать, строить карьеру, завести семью. Стать успешной и богатой, а потом приходить на встречу выпускников и хвастаться тем, как прекрасно сложилась моя жизнь. Но всё пошло не так. Я отучилась одиннадцать классов, поступила в университет, как и мечтала, на факультет фотоискусства. Успешно проучилась один семестр и внезапно потеряла родителей. После аварии моя жизнь перевернулась с ног на голову и совершенно потеряла смысл. Я не могла даже думать об учёбе, поэтому мне пришлось всё бросить. Но теперь я смогла справиться с этой утратой и готова вернуться к тому, о чём всегда мечтала.

Решаю не ждать Таню на улице, а зайти внутрь и встретить её возле класса. Мне приходилось бывать здесь – без труда нахожу нужный кабинет. Вместе со звонком из класса с криком буквально вылетает детвора. Одни спешат на выход, а другие – к своим родителям. Таня выходит одна из последних. Увлечённая  разговором с одноклассницей, она даже не замечает, что я стою прямо перед ней. Её подружка Лиза обращает на меня внимание первая.

- Привет, - улыбается она и машет мне ручкой.

Отвечаю ей тем же. Лиза самая болтливая и дружелюбная девочка в классе, по совместительству – лучшая подруга моей сестры.

Таня обращает внимание на то, с кем поздоровалась Лиза, и наконец-то замечает меня. Взглядом даю ей понять, что «удивлена», насколько быстро она увидела свою сестру.

- Мы не виделись всего лишь несколько дней, а ты уже забыла, как я выгляжу? – успеваю спросить, прежде чем она врезается в меня и обнимает за талию.

- Я так соскучилась!

- Я тоже по тебе очень скучала, - наклоняюсь и целую сестру в щёку.

На душе становится тепло, когда я смотрю в её глаза. Танюша – маленькая копия меня в детстве. Это удивительно, насколько мы с ней похожи.

- Давай рюкзак, - говорю сестре.

Снимает его с плеч и отдаёт мне. Помню, как мама всегда так же забирала у меня, когда встречала из школы. Обычно рюкзаки почему-то очень тяжёлые. Лично я носила с собой учебники по тем предметам, которые были в тот день; кучу тетрадок, полный пенал фломастеров и цветных ручек, а так же дополнительно пенал с карандашами. Таня не особо от меня отличилась. В её рюкзаке можно найти что угодно.

Выходим из школы, держась за руки: я держу Таню, а Таня – Лизу. Всё время, что мы идём через школьный стадион по направлению к дому, подруга моей сестры не умолкает. Она, наверное, даже сама не замечает, как переключается с одной темы на другую. Но её болтовня меня совершенно не напрягает, а наоборот, веселит. Когда-то у меня была такая же подруга, но потом она уехала в другой город. Теперь мы очень редко созваниваемся или списываемся в соцсети.

Наконец, мы прощаемся с Лизой, и наши пути расходятся.

- А чего ты меня забрала, а не бабушка? – спрашивает Таня, когда мы почти подходим к дому.

- Я думала, ты будешь мне рада, - делаю вид, будто меня обидел её вопрос.

- Я рада, - смеётся и хватает меня за руку, - а ты вернёшься домой?

Смотрит на меня с надеждой в глазах. Не хочется расстраивать это милое создание. От одного только её взгляда я готова провалиться сквозь землю.

- Нет, - вздыхаю, - я нашла себе комнату. Мне там нравится.

- А покажешь мне?

- Обязательно, - улыбаемся друг другу.

Поднимаемся по ступенькам и заходим в подъезд. По привычке мне хочется подняться на нужный этаж по ступенькам, но я вовремя вспоминаю про Таню. Вызываю лифт.

Пока едем на двенадцатый этаж, смотрю на себя в зеркало на стенке лифта. Вид не самый лучший – бабушка наверняка не оставит это без внимания.

Приходится несколько раз позвонить в звонок, прежде чем нам открывают дверь.

- На кухне телевизор работает, не сразу услышала звонок, - оправдывается бабушка и принимается целовать меня в обе щёки.

- Ты такая бледная! – начинается. – Тебе нужно чаще бывать на солнце.

Еле сдерживаюсь, чтобы не съязвить или закатить глаза, потому что ей прекрасно известно про мой режим. Не хочу с ней ругаться, поэтому коротко отвечаю:

- Обязательно.

На кухне нас с Таней уже дожидается обед. Наверное, я солгу, если скажу, что не скучала по бабушкиному борщу.

- Хорошую комнату нашла? – начинает допрос бабушка, пока я ем.

- Да.

- С хозяевами?

- Да, с девушкой.

- Чем занимается? Бедная, наверное? Не хочет работать, поэтому решила комнату сдавать?

Если не прекратить это сейчас, то она не отстанет со своими вопросами.

- Какая разница: кто, чем занимается, на что живёт? Почему ты сразу плохо думаешь о людях?

Ей явно не нравится моя реакция, но она подавляет в себе желание выплеснуть на меня ответную агрессию и отвечает:

- Я просто переживаю за тебя. Я же должна знать, с кем ты живёшь.

- Можешь не переживать. Ангелина хорошая, добрая, заботливая и трудолюбивая, - делаю ударение на каждом прилагательном.

Таня молча ест суп и наблюдает за нами. Она уже давно привыкла к нашим с бабушкой перепалкам. Доедаю и мою после себя тарелку.

- Спасибо за обед. Мы пойдём погуляем с Таней.

- Только недолго. На улице холодно, а она совсем недавно переболела.

- Хорошо.

Проверяю сообщения на телефоне, пока сестра доедает суп. От Кости только одно сообщение:

«Проснулся, а тебя нет. Я в печали»

Улыбаюсь и пишу ему в ответ:

«Я ушла, чтобы ты смог спокойно собраться в универ. Я у бабушки. Скучаю»

Убираю телефон в карман, когда Таня сообщает, что готова идти. Даю сестре указание одеться потеплее и жду её у входной двери. В глаза бросаются несколько пар мужской обуви. Так называемый «жених Жанны» уже прочно здесь обосновался. Надеюсь, он не какой-нибудь мошенник и не лишит бабушку жилья.

Через десять минут мы наконец-то выходим из квартиры.

- Саша, следи за временем! Танечке ещё уроки делать, - говорит нам вслед бабушка.

- Хорошо, - успеваю ответить, прежде чем закроются двери лифта.

Взявшись с сестрой за руки, выходим из подъезда и направляемся по улице в сторону парка. Там есть всё: сцена, на которой летом часто проводят концерты; кинотеатр; детская площадка и аттракционы. А сейчас установили большую ёлку, вокруг которой поставили декорации в сказочном стиле. Детям нравится, поэтому в такое время в парке всегда много народа.

- Давай покатаемся? – Таня дёргает меня за руку и указывает в сторону нескольких лошадей.

- Мне не хочется. Покатаешься без меня?

- Ладно, - отвечает с грустью в голосе.

- Не дуйся, - легонько щипаю за щёку сестру, и она сразу же растягивает губы в улыбке.

Оплачиваю для сестры пять минут езды верхом на лошади, и она вместе с наездницей отправляется в поездку через весь парк. Остаюсь ждать Таню на том же месте.

Солнце почти зашло за горизонт, и с каждой минутой становится всё темнее. Небо украшает розово-жёлтый закат, и кое-где уже можно увидеть одинокие звёзды. Мне всегда нравилась эта волшебная красота, которая наступает с закатом солнца.

Зимние ночи особенно красивые, когда выпадает много снега, а кругом горят огни и мелкие лампочки новогодних гирлянд. С минуты на минуту должны зажечь гирлянду на ёлке, поэтому все собравшиеся вокруг неё ждут этого, словно чуда.

На глаза то и дело попадаются влюблённые парочки, счастливые и беззаботные. Внезапно ко мне подкрадывается грусть от того, что я ещё не скоро смогу так же гулять с Костей. Сейчас кажется, что полгода – это чуть ли не вечность. Не знаю, как мы переживём столько времени в разлуке.

- Саш! – меня возвращает в реальность голос сестры.

Я так засмотрелась на влюблённую пару, что даже не заметила, как вернулась Таня.

- Зря ты не захотела покататься. Так классно! – восторженно заявляет она. – Мы объехали весь парк! Сначала так страшно было, а потом я привыкла.

- Я рада, что тебе понравилось, - улыбаюсь ей, - в следующий раз обязательно покатаемся вместе.

- Ура! – не прекращает радоваться сестрёнка.

Через несколько минут загораются голубые огоньки на ёлке – все как заворожённые смотрят на эту красоту. Делаю несколько фотографий сестры на фоне ёлки, в декорациях и рядом с лошадьми.

Следующей нашей остановкой в парке стала детская площадка. Тане захотелось покататься на качелях, и я просто не могла ей отказать в этом. Сегодня всё для неё.

- Как дела в школе? – спрашиваю у сестры, раскачивая качели.

- Нормально, - избегает моего взгляда.

- Точно? – смотрю на неё с подозрением.

- А ты не будешь ругать?

- А я когда-нибудь тебя ругала? – удивлённо приподнимаю бровь.

Тяжело вздыхает.

- Меня сегодня поставили в угол за плохое поведение и написали об этом в дневнике, - рассказывает виноватым голосочком.

- Опять с Лизой смеялись на уроке? – пытаюсь сделать строгий вид, но с трудом сдерживаю улыбку.

- Да, - кажется, что сестра вот-вот расплачется.

- Не расстраивайся. Мы с подружкой тоже смеялись на уроках. Главное, чтобы это не повлияло на твою учёбу. Но от бабушки влетит.

- Я вырвала страницу с замечанием, - виновато опускает взгляд вниз.

- А это плохо, - отчитываю её, - больше никогда так не делай.

- Не буду, - хлюпает носом.

- Ты что, плакать надумала? – заглядываю ей в глаза.

Поднимает на меня взгляд и широко улыбается.

- Поверила? – смеётся.

- Ах ты ж актриса!

Дружно смеёмся, и Таня спрыгивает с качелей. Взявшись за руки, мы не спеша направляемся в сторону дома.

- К нам сегодня приходила тренер по танцам, - рассказывает сестра, - почти все девочки из класса захотели записаться.

- Здорово. Тоже хочешь?

- Ага.

- Тогда записывайся, - улыбаюсь ей и получаю улыбку в ответ.

Привожу Таню домой, когда на улице стало уже совсем темно. Приходится выслушать нотацию от бабушки.

- Останешься еще ненадолго? – с надеждой смотрит на меня сестра, в то время как я собираюсь уже попрощаться.

- Хорошо, - сдаюсь. Перед ней невозможно устоять.

- Поможешь мне с рисунком на завтра? У меня плохо получается.

- Конечно, - снимаю куртку и разуваюсь, - что нужно нарисовать?

- Вазу с цветами.

Смотрю на неё с улыбкой и еле сдерживаю смех.

- Ты серьёзно не можешь это нарисовать?

- Могу, но у тебя же лучше получается, - смущается.

С кухни выходит Сергей, держа в руках бутерброд. Замечает меня и, жуя, говорит:

- О! Привет, Шура. Как жизнь?

Ненавижу. Когда. Меня. Называют. Шурой.

- Саша, - смотрю на него с равнодушным выражением лица.

- Шура, Саша – это же одно и то же.

Это вызов.

- Окей. А как мне к тебе лучше обращаться: Рожа или Гей?

Минутная тишина. Зрительный контакт.

- Ладно-ладно, я понял, - смеётся, - Саша так Саша. Танюха, - обращается к моей сестре, - как дела в школе?

- Нормально, - тихонько отвечает и, взяв меня за руку, тянет в свою комнату.

Нетрудно заметить, что Таня тоже не в восторге от нового сожителя.

Пока я помогаю сестре с уроками, с кухни доносятся разговоры на повышенных тонах. Понятно, что скандалят бабушка и Жанна. Это даже не удивительно, учитывая их характеры. Обе любят посплетничать, поскандалить и выплеснуть свою ненависть к людям, отыгрываясь чаще всего на близких.

Отвлекаюсь от рисования, когда к крикам добавляется ещё один голос. Это заставляет меня прислушаться, но ничего важного я не слышу. Только спор и переход на личности. Но мне не нравится, что этот Сергей ведёт себя здесь как хозяин и чувствует полную свободу. Теперь понятно, почему бабушка была расстроена. Остаётся только надеяться, что надолго он здесь не задержится.

Какие бы у нас ни были отношения с бабушкой, но я понимаю, что она всё-таки пожилой человек и заслуживает спокойную старость. Да и какой порядочный мужчина, вместо того чтобы обрести собственное жильё, решит жить у своей женщины? Точнее, у её мамы.

На часах было уже почти десять, когда я собралась домой. Мы с Таней хорошо провели сегодняшний день, и мне с трудом удалось с ней распрощаться. Стоит почаще встречаться с сестрой, ведь ближе и роднее у меня больше никого нет.

Глава 8

- Расскажи, как у тебя дела? Что-нибудь произошло со времени последней нашей встречи?

Напротив меня сидит молодая мулатка с длинными тёмными волосами, завязанными в конский хвост. На коленях у неё лежит большой блокнот, в который она собирается что-то записывать. Мне всегда было интересно, что именно она записывает. Но за всё время, пока она является моим психотерапевтом, девушка ни разу не показывала свои записи. Как ни странно, но мне нравится посещать её. Каждый раз, выходя из кабинета Луизы, я чувствую небывалую уверенность в себе, лёгкость и желание жить.

- Произошло много всего. На самом деле, я даже не знаю, с чего начать.

- Попробуй мысленно выстроить цепочку всех событий, - улыбается и поправляет свои элегантные очки.

Прокручиваю в голове каждый день последней недели и начинаю свой длинный рассказ: о результатах электроэнцефалографии; желании Тамары Степановны помочь мне с отменной опекунства; о ссоре с бабушкой и поисках нового жилья; о Жанне и Сергее; о Косте и его участии в программе обмена студентами.

- Правильно ли я поняла: тебя расстроило, что Костя собирается уехать?

- Да. Я знаю, что это глупо и эгоистично, но он единственный, кто помогал мне справиться с потерей родителей. Не считая тебя, конечно, - решаю уточнить, чтобы не обидеть Луизу.

- Мне понятны твои чувства. Все нуждаются в человеке, который будет для них опорой, на которого можно положиться и не бояться, что он оставит тебя наедине с собой. Конечно, когда есть такой человек, его очень трудно отпустить. Поэтому твои эмоции логичны и совершенно понятны.

Её голос настолько нежный и приятный на слух, что всегда успокаивает меня. Она без особого труда может ввести кого угодно в транс.

- Что ты почувствовала в тот момент, когда Костя сообщил тебе эту новость?

Задумываюсь над её вопросом.

- Сначала я удивилась, потом почувствовала обиду за то, что он не рассказал мне сразу, а потом…страх и одиночество.

- Тебя испугало то, что ты можешь его потерять?

- Да.

- И что же было дальше?

- Я пошла на крышу, любовалась видом, а потом увидела человека на крыше соседнего дома. Тогда у меня появилось ощущение, что я не одинока.

- Что было дальше?

- Некоторое время мы просто смотрели друг на друга, а потом он ушел.

- Ты видела его раньше?

- Да, до этого я видела его из окна. Он кое-что совершил, и теперь у меня это не выходит из головы.

- Что же он сделал?

Вспоминаю события того вечера и пересказываю всё Луизе. Она внимательно слушает и делает пометки в своём блокноте.

- После того случая ты почувствовала какие-либо изменения? Может, ухудшился сон или появилась рассеянность?

- Я не могу перестать думать о том человеке. Мне всё время кажется, что вижу его в каждом прохожем. И я действительно стала меньше спать.

- Тебе снятся кошмары или ты подолгу не можешь заснуть?

- Долго не могу заснуть.

- Ты перестала принимать таблетки? – внимательно смотрит на меня.

Тяжело вздыхаю и виновато смотрю на своего психотерапевта. Я ненавижу таблетки, и даже то, что они помогают мне заснуть, не меняют этого факта.

- Они закончились, и я не купила новые, - оправдываюсь.

- Тебе нужно снова начать их принимать, иначе могут возникнуть проблемы, и вряд ли это поможет выиграть суд.

Одно упоминание о суде заставляет меня подальше засунуть свою нелюбовь к таблеткам. Ради того чтобы избавиться от бабушкиной опеки, я готова проглотить любую гадость, которую мне подсунут.

Спустя полчаса я покидаю кабинет психотерапевта. Спускаюсь на первый этаж и выхожу из здания. Чувствую вибрацию телефона и достаю его из кармана. Это Костя.

- Привет, - отвечаю на его звонок.

- Привет. Ты дома?

- Пока нет, но скоро буду. А что?

- Подъеду где-то минут через двадцать, привезу картины.

- Артур уже сделал? Так быстро?

- Да, было немного заказов, так что…

- Здорово. Тогда жду тебя.

- Ок, - коротко отвечает и отключается.

Смотрю на экран телефона – на часах шесть вечера. Мне не терпится увидеть картины.  Думаю, они будут прекрасны. Надеюсь, Ангелине они тоже очень понравятся.

Прокручивая в голове разговор с Луизой, задумываюсь о суде. А если комиссия не согласится с тем, что у меня нет никаких отклонений? Вдруг они решат в пользу бабушки, и она всё равно останется моим опекуном? Нужно позвонить Тамаре Степановне и узнать, есть ли какие-нибудь новости.

Достаю телефон и ищу номер своего врача в списке контактов. Найдя, нажимаю кнопку вызова и жду, когда мне ответят. После третьего гудка собираюсь завершить звонок, но не успеваю отключиться.

- Здравствуй, Сашенька, - отвечает мой врач.

- Здравствуйте, Тамара Степановна. Вы заняты? Я только хотела спросить, как обстоят дела с судом.

- Я подала заявление. Теперь остается только ждать.

- Спасибо большое. Надеюсь, всё получится.

Заканчиваю разговор с Тамарой Степановной, только когда подхожу к остановке. Мне всегда нравилась эта милая и добрая женщина: очень напоминает мою вторую бабушку (по маминой линии). Она была такой же добродушной, отзывчивой и искренней со всеми.

Всё время, пока я еду домой, на повторе играет песня «WhenI'mSmall» группы Phantogram. Я услышала её этой ночью, и она мне сразу понравилась. Я люблю спокойную музыку, которая помогает отвлечься от бытовых проблем и отпустить свои мысли в полёт.

Когда подхожу к подъезду, замечаю, как во двор заезжает Костя на машине отца. Останавливаюсь перед входом и дожидаюсь, пока он припаркуется. Странно, но после беседы с психотерапевтом я совершенно спокойна по отношению к Косте. Даже слишком спокойна. Я не чувствую того, что чувствовала раньше при встрече с ним. Наверное, я смирилась с его отъездом, и это повлияло на мои чувства.

- Привет, - выходит из машины и улыбается мне.

Делаю несколько шагов навстречу Косте и целую его в щёку.

- Артур сделал картины немного больше, чем ты заказывала, - предупреждает меня.

Обходит машину и открывает багажник. Вижу, что задние сидения сложены, и всё свободное пространство занимают картины.

- Немного? Да они огромные, - смеюсь.

- Еще скажи, что ты не рада, - смотрит на меня с ухмылкой.

- Ты же знаешь, - дарю ему улыбку, - тебе помочь?

- Не надо, они нетяжелые.

Костя аккуратно берет одну картину и достает её из багажника. Спешу к подъезду, чтобы открыть и придержать дверь. Сегодня приходится изменить своим правилам и воспользоваться лифтом, чтобы подняться на нужный этаж.

Достаю из рюкзака ключи от квартиры и, открыв дверь, пропускаю Костю вперёд. В прихожей нас встречает Ангелина и обменивается с Костей приветствиями.

- Картины сделали немного больше, чем я просила, - делаю вид, что мне неловко, хотя внутри всё ликует.

- Мне не терпится их увидеть, - потирает руки Ангелина.

- Вы будете в восторге, - подмигивает Костя и аккуратно ставит картину под стеной.

Возвращаемся к машине за вторым полотном и через несколько минут мы уже снова в квартире. За всё это время мы с Костей не проронили ни слова.

Одна картина значительно отличается размерами от другой. Я подозреваю, что та, которая больше, – для моей комнаты. Оба полотна завёрнуты в бумагу, поэтому мы не можем увидеть их.

- Снимайте скорее бумагу, - не скрывает своего нетерпения Ангелина.

Становлюсь рядом с ней и наблюдаю, как Костя разворачивает картины. Плавные и аккуратные движения – и вот нашему взору открывается снимок розового заката. Перевожу взгляд на Ангелину и по её глазам вижу, что ей очень нравится.

- Какая красота, - полушёпотом произносит девушка и подходит к картине, чтобы рассмотреть её поближе.

- Помочь повесить? – спрашивает у неё Костя.

- Я самостоятельная девушка, - гордо поднимает голову, - просто занеси её в мою комнату.

Открывает перед ним дверь в свою спальню и указывает, где поставить. Подхожу ко второй картине и начинаю освобождать её от бумаги. Внутри теплится чувство, как будто мне подарили то, о чём я очень давно мечтала. Разрываю пергамент и смотрю на полотно. Передо мной яркое и насыщенное фото ночного города. Я даже не могла представить, что это будет насколько красиво. Одно дело видеть это наяву или на экране монитора, но совсем другое – когда это напечатано в таком большом размере.

- Я передумала, - говорит Ангелина у меня за спиной, - меняемся.

Костя начинает смеяться.

- Сколько я должна за картины? – спрашивает Ангелина у него.

- Нисколько, - улыбается он, - уже всё оплачено.

Ангелина переводит на меня взгляд и смотрит с подозрением.

- Это не я, - отвечаю на её немой вопрос и смотрю на Костю.

Он подмигивает и, сделав шаг ко мне, притягивает меня к себе, нежно целует в лоб и шепчет мне на ухо:

- Это мой подарок на прощание.

Обхватываю его за талию и утыкаюсь носом в шею.

- Спасибо, - оставляю поцелуй на щеке и отстраняюсь.

- Ну, раз со всем разобрались, то я пойду готовить ужин, - говорит Ангелина и направляется в сторону кухни, - не хочешь с нами поужинать? – спрашивает у Кости, прежде чем завернуть за угол.

- Нет, спасибо. У меня ещё есть кое-какие дела.

Остаёмся с ним наедине.

- Тебе помочь повесить? – спрашивает, указывая рукой на картину.

- Да.

Через пять минут прямо напротив моей кровати красуется огромный снимок ночного города.

- Хорошо вписалось, - замечает Костя.

- Согласна, - не могу перестать любоваться картиной.

Повисает неловкая тишина. Вижу, что Костя хочет что-то сказать или же ждёт чего-то от меня, поэтому решаю заговорить первая.

- Уже купил билет на самолет?

- Да, - поднимает на меня взгляд.

- Послезавтра?

Кивает.

- В 14:30.

- Я поеду с тобой в аэропорт, - выдавливаю улыбку.

Делает шаг ко мне и обнимает.

Не знаю, сколько времени мы так стоим, но отстраниться нас заставляет звонок Костиного телефона.

- Это мама. Мне надо ехать.

- Хорошо.

Провожаю его до двери и целую на прощание в губы. Как только закрываю за ним дверь, на меня сразу же накатывает тоска.

После ужина с Ангелиной она просит меня помочь ей повесить картину в её спальне. До сегодняшнего дня я еще ни разу не была в её комнате.

Вся комната выполнена в белых и персиковых тонах, поэтому нежно-розовый закат на полотне отлично вписывается в общую цветовую гамму. Большая кровать, трюмо, шкаф и комод – всё белого цвета. Комната очень красивая, уютная и поистине женская.

Замечаю на комоде фотографии в рамке. На некоторых снимках Ангелина с какой-то девушкой. Подозреваю, что с сестрой. Судя по фото, они были очень дружны, но их что-то заставило прекратить общение.

- Где лучше повесить? – спрашивает у меня Ангелина, отвлекая от фотографий. – Над кроватью или над комодом?

- Мне кажется, что над кроватью будет хорошо смотреться.

- Тогда иди сюда с молотком.

Один гвоздь в стене – фотоснимок повешен, и мы обе любуемся новым элементом интерьера.

- У нас осталась ещё одна комната без картины, - говорит Ангелина.

- Намёк понят, - смеюсь.

Подхожу к двери и решаю спросить:

- Это ты Косте сказала другие размеры?

Загадочно улыбается и кивает в знак согласия. Дарю ей в ответ улыбку.

- Спокойной ночи, - говорю, прежде чем выйти из комнаты.

Захожу в свою спальню и падаю на кровать. Когда смотрю на стену перед собой, не могу сдержать улыбку. Мне действительно подарили то, о чём я давно мечтала. 

Глава 9

Эту ночь я провела с пользой и потратила время на поиски работы. Появилось несколько идеальных для меня вариантов, поэтому делаю закладки и решаю дождаться девяти часов, чтобы позвонить по объявлениям.

Стоило найти работу ещё раньше; но после моей последней подработки я всерьёз стала задумываться о том, чтобы работать на себя или хотя бы с теми, кому могу доверять. У меня есть мечта – открыть фотостудию, но она неосуществима, пока я не окончу университет и не заработаю достаточно денег на её раскрутку. Исходя из того, в каком положении я сейчас нахожусь, начать этим заниматься – просто нереально. У меня нет денег, как и людей, на которых я смогла бы положиться. Поэтому я для себя решила: не стоит оглядываться на прошлый опыт работы и бояться, что неприятности могут повториться снова. Нужно всего лишь найти подходящий для себя вариант, чтобы постепенно продвигаться к осуществлению мечты.

Это было летом. Я просто не могла сидеть дома и быть всё время на побегушках у бабушки. При этом приходилось выслушивать от неё вечно недовольные речи и терпеть все унижения и издевательства с её стороны. Поэтому я устроилась на работу в гипермаркет неподалёку от дома.

Мои смены всегда были ночью. Первые несколько недель всё шло замечательно. Я выполняла все поручения и отлично справлялась с обязанностями. И вот в один «прекрасный» день, когда я пришла на работу, меня сразу же вызвало начальство. Я не понимала, что происходит, до тех пор, пока мне не показали видеозапись с камеры наблюдения, где видно, как я складываю в сумку не самые дешёвые продукты и, не расплатившись, ухожу из магазина.

Меня подставили. Как бы не доказывала, что это была не я, – мне не верили. А ведь на той записи даже не было видно лица. Да, девушка такого же телосложения. Да, тёмные волосы. Да, похожая сумка. Но это была не я. Начальник выставил мне огромный счёт, который пришлось оплатить, чтобы на меня не заявили. Я очень испугалась. Хоть и не была виновна, побоялась сопротивляться, потому что знала: мне не помогут. Помимо того, что меня лишили зарплаты, пришлось отдать ещё и все свои сбережения, чтобы оплатить выставленный счёт.

Когда с этой историей было покончено, я узнала, кто меня подставил. Это оказалась девушка, которая до меня встречалась с Костей. Мы учились с ней в одной школе, но никогда не общались. Наше внешнее сходство было заметным: один типаж, рост, цвет волос. О том, что она бывшая Кости, стало известно уже после той неприятной ситуации. Ещё позже выяснилось, что начальник в магазине – это её отец.

Костя ещё долго испытывал вину передо мной из-за случившегося. Хотя он не виноват, что та сумасшедшая решила мне отомстить.

После того случая я зареклась устраиваться на работу в гипермаркеты.

Смотрю на часы: без десяти минут девять. В квартире стоит тишина. Ангелина ушла на работу ещё час назад.

Поднимаюсь из-за стола и делаю наклоны в стороны, чтобы хоть как-то размять спину после долгого сидения за компьютером.

Ровно в девять беру телефон и набираю номер, указанный в объявлении. На звонок отвечает женщина. Наш разговор длится не дольше пяти минут. После вопросов касательно моего возраста, опыта и смогу ли я работать ночью, женщина говорит прийти послезавтра. Если всё хорошо сложится, то это будет мой первый рабочий день в цветочном магазине. По остальным объявлениям решаю не звонить: этот вариант работы самый лучший.

Глаза устали после двенадцати часов, проведённых за компьютером, но мне кажется, что будет тяжело уснуть. Внутри всё ликует оттого, что я наконец-то нашла подходящую работу. Открываю верхний ящик стола и беру коробочку с таблетками, которые мне прописала Луиза. Одна таблетка – и я засну спокойным сном.

Иду на кухню и наливаю себе стакан воды из-под крана. Глотаю таблетку и запиваю. Возвращаюсь в свою комнату, задёргиваю поплотнее шторы и ложусь в постель. Усталость берёт верх, и через несколько минут я засыпаю.

***

- Сашунь, оплати в кассе полный бак 95-го, - папа протягивает мне банковскую карту, - только посмотри, какая у нас колонка.

- Хорошо, - улыбаюсь ему, беру карточку и выхожу из машины.

Мягко захлопываю дверь и смотрю на номер колонки, возле которой мы остановились: третья. На заправке совсем никого нет, хотя это и не удивительно: сейчас ночь. Но почему нет работников? Подхожу к кассе, но через стекло никого не вижу. Решаю зайти в небольшой магазинчик здесь же, на заправке. Свет горит, играет музыка, но и тут нет людей. Куда все подевались? Выхожу из магазина и оглядываюсь по сторонам. Нашей машины нигде не видно. Мне становится холодно и страшно. Кто-то легонько касается моей руки, и я вздрагиваю.

- Саш, а где родители? – тоненьким голоском спрашивает Таня.

- Я не знаю. Ты же была в машине. Почему ты вышла?

- Я пошла за тобой.

Отвожу взгляд от сестры и ещё раз оглядываюсь по сторонам. Куда они могли уехать? Почему не дождались нас? Достаю из кармана мобильный телефон и набираю номер папы.

- Алло, - вместо папы отвечает мама.

- Мам, вы где? Почему вы уехали?

- Позаботься о Танюше, береги её, - отвечает с нежностью в голосе.

- О чём ты? – смеюсь от её слов. – Вы вернётесь?

В ответ слышатся гудки. Она отключилась. На меня накатывает паника, и я не знаю, что делать. Сердце отбивает быстрый ритм, а руки начинают дрожать.

В следующий момент я вижу, как заправку освещают фары. Облегчённо вздыхаю, когда узнаю нашу машину.

- Они вернулись! – радостно кричит сестра.

Не успеваю понять, что происходит, когда Таня со всех ног бежит навстречу машине. С ужасом кричу ей вслед и прошу остановиться. Я не могу пошевелиться. Всё моё тело оцепенело. Слышится оглушающий визг тормозов, и через мгновение сестру сбивают. Кажется, что от моего крика разбиваются все стёкла на заправке. Глаза застилают горькие слёзы. Падаю на асфальт и сразу же оказываюсь в чьих-то объятиях. Поворачиваю голову и сквозь пелену слёз вглядываюсь в лицо держащего меня человека. Ангелина?

- Тише, - качает меня из стороны в сторону и гладит по голове, - всё хорошо.

Что она здесь делает? Перевожу взгляд обратно на сестру и машину, но вместо этого вижу только свою кровать. Постепенно ко мне приходит осознание того, что это был сон. Мне приснился кошмар. Такого давно не случалось.

- Всё хорошо, - продолжает шептать Ангелина.

Моё дыхание сбилось, но уже начинает приходить в норму. Я всё ещё нахожусь в шоковом состоянии: руки трясутся, ноги онемели – и не могу ничего сказать. Оглядываюсь. Как мы оказались на полу? Наверное, я кричала не только во сне, но и наяву.

Ангелина встаёт с пола и тянется к ночной лампе на моём столе. В комнате становится светло, и меня ослепляет от яркого света. Пока привыкаю к нему, Ангелина выходит из комнаты и возвращается через полминуты со стаканом воды.

- Держи, - протягивает мне.

Несколькими большими глотками опустошаю стакан.

- Успокоилась? – с беспокойством спрашивает Ангелина.

- Да, спасибо. Я кричала?

- Ещё как. Я думала, тебя нет дома. Ты обычно гуляешь в такое время.

Смотрю в окно – уже ночь. Сколько я проспала?

- Который час?

- Девять.

Я спала двенадцать часов! Неудивительно, что мне приснился кошмар. Так случается всегда, когда я долго сплю; а в особенности, когда сплю ночью. Днём у меня очень редко бывают кошмары. Но они не так меня пугают, потому что я могу сразу проснуться. Ночью так не получается.

- Извини, что напугала, - говорю Ангелине.

- Пустяки. Ты испугалась больше, - обеспокоенно смотрит на меня, - будешь ужинать?

- Нет, спасибо. Мне нужно выйти на улицу прогуляться.

- Хорошо. Я оставлю тебе еду. Поешь, когда вернешься.

- Спасибо, - улыбаюсь ей, - за всё.

За последние несколько дней мы с ней сильно сдружились. Она мне очень нравится как человек, и её дружба многое значит.

Успокаивающе проводит ладонью по моей спине и выходит из комнаты. Поднимаюсь с пола и поправляю постель. Одеяло и подушка свалились на пол, а простыня скомкалась на середине кровати.

Футболка, в которой я спала, промокла до нитки. Снимаю её и достаю из шкафа новую. Натягиваю свитер, тёплые лосины и выхожу из комнаты.

Мне хочется побыть одной и в то же время отвлечься от мыслей о кошмарном сне. Поэтому выйдя из квартиры и завернув на лестничную площадку, решаю не спускаться вниз, а подняться на крышу.

Сегодня не так холодно и на удивление спокойно. Легкий ветер – это так нетипично для декабрьской ночи. Небо усыпано ярками звёздочками, которые напоминают маленькие бриллианты, рассыпанные на чёрном бархате.

Закрываю глаза и, полностью расслабившись, отпускаю ненужные мысли.

- Не страшно одной гулять по ночам? – внезапно позади меня раздаётся мужской голос, который заставляет вздрогнуть и резко развернуться.

Передо мной стоит парень примерно моего возраста. Я узнаю его. Это он был на крыше соседнего дома, а затем на остановке. Я его совершенно не знаю, но он не внушает страх. Как будто чувствую, что мне не навредят и не сделают ничего плохого. От этого становится спокойнее.

- Немая, что ли? – хмурится.

Вырывает меня из задумчивости, и я понимаю, что до сих пор ничего не ответила.

- Кто сказал, что я одна?

Оглядывается по сторонам и снова встречается со мной взглядом.

- Лично я никого не вижу, - хмурит брови и улыбается одновременно.

Завожу руку за спину и быстро достаю из кармана рюкзака газовый баллончик.

- Хороший у тебя друг, - смеётся.

Меня начинает забавлять такое знакомство, поэтому второй рукой ныряю в карман с другой стороны.

- А это мой лучший друг, - демонстрирую электрошокер.

- Я понял, - поднимает руки вверх в знак поражения, - ты опасная девчонка.

- Ещё какая, - ухмыляюсь.

Несколько секунд мы смотрим друг другу в глаза, а затем разражаемся смехом.

- Андрей, - представляется парень.

- Саша.

- Приятно, - не успеваю ответить, что это взаимно, как он задает вопрос, - так почему ты здесь одна?

Прижимается спиной к стене и скрещивает руки на груди. Он одет так же, как я его видела на остановке: чёрный плащ, джинсы и берцы, а на шее висят большие наушники.

- Не знала, что обязательно нужна компания.

Улыбается в ответ. У него красивая улыбка.

- Что ты здесь делаешь? – настала моя очередь задавать вопросы.

На секунду задумывается над моим вопросом.

- Наверное, то же самое, что и ты, - отвечает неуверенно.

Достаёт из кармана пачку сигарет и предлагает мне.

- Я не курю.

Зажимает между зубами сигарету и подкуривает. Выпускает кольцо дыма и смотрит на меня с улыбкой.

- Что? – решаю узнать о причине его веселья.

- Ненавижу, когда девушки курят.

Почему-то это признание заставляет меня засмущаться и улыбнуться в ответ. Никогда не курила, и нет желания даже пробовать.

- Живёшь в этом доме? – спрашивает Андрей.

- Да. А ты – в том? – указываю в сторону соседнего дома.

- Неа, - выбрасывает окурок, - там просто вход на крышу открыт.

Наш разговор прерывает звонок его телефона. Смотрит на экран и нехотя отвечает. Говорит кому-то, что скоро придёт, и отключается.

- Мне надо идти, - кладёт телефон в карман и поднимает на меня взгляд.

- Ладно, - не нахожу, что ещё можно ответить.

- Ты остаёшься?

- Да, ещё немного побуду здесь.

- Ладно, тогда до завтра, - подмигивает мне и открывает дверь, ведущую на лестничную площадку.

- Пока, - смотрю вслед его удаляющейся фигуре.

С уходом Андрея стало как-то пусто и одиноко. Не знаю почему, но это знакомство доставило мне положительные эмоции. Я даже забыла про свой сон, а все переживания и страхи испарились. Он сказал «до завтра» – значит, мы ещё увидимся. Теперь мне хочется, чтобы завтрашний день поскорее наступил.

Глава 10

Опускаю стрелку мыши вниз экрана и смотрю на время. Уже почти десять, значит, мне пора собираться, если я не хочу опоздать к Косте. Не знаю, что в данный момент волнует меня сильнее: то, что мой парень уезжает за границу и я не скоро его увижу; или то, что мне придется сесть в машину и преодолеть путь до аэропорта и обратно. С той злосчастной аварии я ездила на машине всего один раз, и этого было достаточно, чтобы понять: машины – моя новая фобия. Стыдно признавать, но я боюсь многих вещей, которые не представляют особой опасности.

Страхи делают нас слабыми, заставляют жалеть себя и делать поблажки. Понимаю, что этого нельзя допускать, – сегодня я постараюсь преодолеть один из своих страхов ради наших с Костей отношений и… себя. Как бы я не боялась, но нужно взять себя в руки и перестать думать о плохом. Ведь до аварии я спокойно относилась к любому виду транспорта и не ощущала опасности.

Закрываю браузер и смотрю на только что сменившуюся фотографию на рабочем столе ноутбука. На меня одновременно накатывает тоска и приятные воспоминания о том дне, когда было сделано это фото. В июне, перед тем как я устроилась на работу в гипермаркет, мы с Костей поехали в деревню к его бабушке с дедушкой. Автобус, на котором ехали, сломался и остановился примерно в десяти километрах от деревни. Вместо того чтобы больше часа ждать следующий, решили пройти оставшееся расстояние пешком. В тот день была прекрасная погода: легкий ветерок и не слишком высокая температура. Мы подумали, что можно сократить путь, и пошли по протоптанной тропинке через поле.

Так как фотоаппарат всегда со мной, я просто не могла упустить возможность сделать несколько снимков. В итоге получилась целая фотосессия. Я счастлива, что природа наделила меня фотогеничностью и практически все снимки получаются удачными. Но я не люблю позировать, поэтому почти всегда нахожусь в одной и той же позе: либо сижу, либо стою в полуобороте.

Снова перевожу взгляд на экран ноутбука. На заставке мы вдвоем: лежим на сочно-зеленной траве и улыбаемся друг другу. Снимок сделал Костя, вытянув руки вверх и удачно поймав нас в кадр. После недолгой обработки в фотошопе краски стали еще насыщеннее и ярче, и я просто влюбилась в эту фотографию. Тяжело вздыхаю и выключаю компьютер. Мне будет не хватать Кости.

Встаю из-за стола и подхожу к окну. Потягиваюсь, резким движением раздвигаю шторы и встречаюсь с теплыми лучами солнца. В последнее время я всё чаще стала бодрствовать днём. Возможно, постепенно я вернусь к режиму, который вела раньше. Хотя и ночная жизнь меня вполне устраивает.

Отвлекаюсь на вибрацию мобильного телефона, лежащего на столе. Подхожу ближе и смотрю на экран. Сразу нажимаю на кнопку принятия вызова, потому что это звонит Костя.

- Проснулась? – первый его вопрос после приветствия.

- Я боялась проспать, поэтому не спала.

Знаю, что он сейчас улыбается и доволен моим ответом.

- Не передумала ехать?

- Нет, сейчас уже буду выходить. Так что жди.

- Хорошо.

Нажимаю на красную кнопку и кладу телефон в карман. Быстро собравшись, выхожу из квартиры. Через пять минут я на остановке, еще через три – сажусь в автобус. Как обычно, надеваю наушники и включаю свою любимую музыку. Наблюдаю за пешеходами и проезжающими мимо машинами. Слышу слова песни группы Lumen:

И если хочешь, то иди со мной рядом.

Но только до конца, что бы не случилось.

И обещай мне не жалеть

О том, что не сложилось.

Снова возвращаюсь мыслями к Косте. Последние несколько дней мы практически не общались: он готовился к отъезду, а я старалась смириться с тем, что он уезжает. И вот через несколько часов это произойдет. Думаю, я приняла этот факт, но внутри всё равно снежным комом нарастают волнение и грусть. Луиза была права:  мне сложно отпустить Костю, потому что всё это время он был для меня надёжной опорой и защитой. Остается только надеяться, что эти полгода пролетят как можно быстрее.

Через минут пятнадцать выхожу из автобуса и иду к дому своего парня. Возле подъезда встречаю его отца, который загружает чемодан в багажник автомобиля. Поздоровавшись с Петром Валентиновичем, захожу в подъезд. Поднимаюсь на нужный этаж и звоню в дверь. Слышу голоса, затем два щелчка дверного замка.

- Ты быстро, - Костя улыбается и, поцеловав меня, пропускает в квартиру.

Здороваюсь с его мамой и прохожу сразу в комнату Кости. Здесь заметно опустело. На полках стало меньше книг и фотографий, а на письменном столе нет привычного для Кости бардака; всё аккуратно сложено; кровать застелена; на полу стоит ещё одна сумка, которую пока не успели загрузить в машину.

Поворачиваюсь к своему парню и вижу печальное выражение лица. Ему, так же как и мне, тяжело прощаться. Делаю шаг и оказываюсь в его объятиях. С нежностью проводит ладонью по моим волосам и целует в макушку. Несколько минут мы стоим в полной тишине, и никто не решается её нарушить.

- Тебе не нужно ехать в аэропорт, - наконец произносит Костя.

Отстраняюсь и смотрю ему в глаза.

- Почему?

- Не хочу заставлять тебя садиться в машину.

Мне приятна его забота, но я уже настроилась ехать.

- Я рассчитывала, что у нас будет больше времени до твоего отлёта.

- Будет проще, если мы попрощаемся сейчас, - касается ладонями моего лица и проводит большим пальцем по нижней губе.

Не могу сдержать тяжелого и грустного вздоха. Пока я ехала в автобусе, несколько раз проигрывала в голове сцену прощания со своим парнем. А сейчас не могу решить, что сказать или сделать. Мне хочется просто обнять его и не отпускать до тех пор, пока не наступит время уходить.

Костя отпускает меня и делает шаг к своей кровати. Внимательно слежу за всеми его действиями. Он подходит к прикроватной тумбочке, открывает дверцу и достает что-то маленькое. Я не вижу, что это, пока парень не возвращается ко мне. Берёт за руку и вкладывает мне в ладонь маленький кулон в виде совы.

- Я подумал, что тебе должно понравиться, - прячет руки в карманы джинсов и смотрит на меня исподлобья.

- Мне очень нравится, - не могу сдержать улыбку, - спасибо.

Обнимаю его за шею и целую в губы. Мне становится неловко, потому что я забыла о подарке. Обычно мы нечасто делаем друг другу презенты, поэтому я даже не подумала о прощальном подарке. Костя замечает моё замешательство, заставляет посмотреть ему в глаза и легко касается подбородка.

- Что такое? – спрашивает он, внимательно глядя мне в глаза.

- У меня нет для тебя подарка.

- Ничего, - улыбается, - подаришь, когда я вернусь.

- Договорились.

Улыбаюсь в ответ и снова обнимаю его за шею. На этот раз сильнее прижимаюсь всем телом и жалею о том, что у нас больше не осталось времени. Стук в дверь заставляет меня отступить на шаг от Кости.

- Костик, пора выезжать, - говорить Анастасия Владимировна с сожалением в голосе и прикрывает за собой дверь.

Кому сейчас действительно тяжело, так это маме Кости. Каким бы взрослым и самостоятельным ни был её сын, она всё равно будет переживать за него, как за маленького мальчика. Думаю, каждая хорошая мать волнуется за судьбу своего ребенка. Но Анастасия Владимировна может гордиться тем, что у неё такой прекрасный, умный и целеустремленный сын.

- Обещай, что позвонишь или хотя бы напишешь, как только приземлишься, - говорю Косте.

- Обязательно, - наклоняется и касается моих губ своими.

Не знаю, сколько длится наш поцелуй, но он, пожалуй, самый чувственный из всех, что когда-либо были до этого дня. Стараемся показать, как сильно мы любим и нуждаемся друг в друге, как будем скучать и ждать воссоединения. Чувствую солоноватый вкус и только сейчас понимаю, что плачу. Как бы я не настраивала себя, но очень трудно взять и так просто отпустить любимого человека.

- Не плачь, - шепчет мне в губы, прекратив поцелуй.

- Я буду скучать, - отвечаю так же шепотом и провожу ладонью по его щеке.

- Я люблю тебя, - прислоняется лбом к моему.

- И я тебя люблю.

Одновременный тяжелый вздох – и мы отстраняемся друг от друга. Костя берет сумку, а я сжимаю в руке подаренный им кулон. Последний раз обвожу взглядом комнату и мысленно прощаюсь с ней на полгода. Видимо, Костя делает то же самое, потому что не сразу выходит из комнаты.

- Сашенька, ты всё равно можешь приходить к нам в любое время, - говорит мама Кости, пока мы спускаемся в лифте.

- Спасибо большое, Анастасия Владимировна, - улыбаюсь ей.

Возле машины еще раз целую своего парня и беру с него слово, что он сообщит об успешном приземлении по прибытию в Германию.

Провожаю взглядом медленно отдаляющийся автомобиль и крепче сжимаю в руке кулон. Не могу передать то, что творится у меня внутри, но меня словно разъедает тоска по человеку, с которым я только что попрощалась. Когда машина заворачивает за угол и исчезает из поля зрения, я разворачиваюсь и медленно иду в сторону автобусной остановки. Мне хочется скорее добраться до своей комнаты и побыть одной.

***

Хоть мне и не хотелось спать по возвращению домой, но я не заметила, как задремала за чтением книги. Открываю глаза, когда слышу щелчок замка на входной двери. Должно быть, Ангелина уже вернусь с работы. Поднимаюсь с кровати и ленивой походкой выхожу в прихожую.

- Привет, - говорю Ангелине и замечаю в её руках букет нежно-оранжевых роз. - Ух ты! Кто подарил? - играю бровями.

- Привет, - смеется, - на работе подарили.

- Какой-то повод?

Как обычно вешает сумочку на дверную ручку и садится на пуфик.

- Нет, просто я понравилась одному коллеге, - закатывает глаза, делая вид, что её это раздражает.

- Симпатичный? – выгибаю бровь.

Стреляет в меня взглядом.

- Для тебя староват будет.

- Мне и не нужен, - смеюсь.

- Жаль, я надеялась найти, на кого можно переключить его внимание.

Разувается и идёт на кухню. Следую за ней.

- Всё так плохо? – морщусь.

- Нет, просто не хочу заводить отношения.

Немного подумав, отвечаю:

- Ну и хорошо, а то мне пришлось бы съехать.

- Нет уж, я не готова променять тебя на какого-то мужика, - улыбается мне.

Сходив в гостиную, Ангелина приносит оттуда вазу, наполняет её водой и ставит цветы.

- Есть какие-то планы? На работе посоветовали фильм, хотела посмотреть.

- Я «за».

Не знаю, какой фильм ей посоветовали, но это однозначно лучший вариант, чтобы отвлечься от мыслей о Косте.

Проходит почти два часа с момента, как мы включили «В активном поиске». История одиноких девушек в сочетании с пошлым юмором и веселыми комментариями Ангелины – именно то, что мне было нужно. Я давно не смеялась так, как сейчас. Поэтому мы договорились, что с этого дня будем каждую неделю устраивать общий просмотр фильмов.

Захожу в свою комнату и смотрю на часы, стоящие у меня на прикроватной тумбе. Уже половина десятого. Ангелина скоро ляжет спать, а у меня впереди ещё вся ночь. Устраиваюсь удобнее на кровати, подкладываю под спину подушку и беру книгу. Это лучший способ скоротать время.

После прочтения около двадцати страниц даю глазам отдохнуть. Перевожу взгляд на окно и вижу крышу соседнего дома. Только сейчас вспоминаю вчерашнее знакомство с Андреем и договоренность встретиться сегодня. Он уже наверняка ушел, так и не дождавшись меня. Как я могла забыть? Хотя это и не удивительно: сегодня я могла думать только об отъезде Кости.

Кладу в книгу закладку и поднимаюсь с кровати. Возможно, ещё не совсем поздно, и я успею застать Андрея на крыше. Надеваю теплые вещи и выхожу из комнаты.

- Решила прогуляться? – спрашивает Ангелина, выходя из ванной.

- Да, скоро вернусь, - завязываю шнурки на ботинках и надеваю куртку.

Хватаю рюкзак и, прежде чем покинуть квартиру, желаю Ангелине спокойной ночи.

Я буквально врезаюсь в Андрея, когда выхожу на лестничную площадку. Он уже собирался уходить.

- Привет, - говорим одновременно.

- Я думал, что ты уже не придешь, - улыбается, глядя на меня.

- Были кое-какие дела, - решаю не вдаваться в подробности.

- Уже поздно, родители не будут переживать, где ты пропадаешь ночью?

Этот вопрос застает меня врасплох.

- Э… нет. Я не живу с родителями.

Ума не приложу, почему я ответила именно так. Возможно, из-за того, что я совершенно не знаю этого парня и не хочу сразу рассказывать ему свою историю.

- Ясно, - кивает, будто доволен ответом, - тогда предлагаю прогуляться, потому что на крыше я уже отморозил себе всё, что можно было.

Не сдерживаю смешок и соглашаюсь на предложение. Спускаемся вниз по ступенькам и выходим из подъезда.

Сегодня на Андрее кожаная куртка вместо плаща, в котором я видела его все предыдущие разы. Неизменными остаются только берцы. Мы с ним похожи: оба в кожаных куртках и берцах. Обычно так одеваются панки, но я не отношу себя к этой субкультуре. Мне просто нравится такой стиль.

- Расскажи что-нибудь о себе, - прошу его, когда мы выходим из подъезда.

- Я бедный студент. Утром учусь, в обед работаю, вечером гуляю.

- На кого учишься?

- Вроде как на экономиста.

Достает из кармана пачку сигарет и прикуривает одну.

- Так неуверенно ответил, - смеюсь.

- Да там просто свои заморочки. Неважно, короче.

- Ладно. А кем работаешь?

Не знаю, откуда у меня взялась такая черта, как любопытство. Обычно я задаю мало вопросов.

- Курьером, - делает затяжку и выдыхает облако дыма, - ну а ты чем занимаешься?

- Я пока не учусь, но завтра надеюсь получить работу.

- Удачи, - подмигивает мне, и я не могу сдержать улыбку.

- Спасибо.

- Почему, кстати, не учишься? Ещё школу не закончила?

Смеюсь.

- Школу давно закончила. Я училась, но потом пришлось бросить учёбу. Со следующего года планирую снова поступить.

- Понял. Не буду расспрашивать, почему бросила. Семейное?

- Да, - отвечаю тихо.

Я благодарна Андрею, что он не задает лишних вопросов и не расспрашивает о моей семье.

- Так где ты живёшь? – спрашиваю, когда мы неспешно проходим по улице между моим и соседним домами.

- Вон в той девятиэтажке, - указывает на дом, стоящий немного дальше по улице.

- Совсем близко.

Кивает.

- Давно ты здесь живёшь? Я раньше тебя не видел.

- Я недавно переехала. Раньше жила в нескольких кварталах отсюда.

- Ясно, - прикуривает новую сигарету, - а я здесь с рождения.

- Мне нравится этот район, здесь спокойно.

Замечаю косой взгляд Андрея и лёгкую усмешку.

- Не хочу тебя пугать, но не очень-то здесь спокойно, - смеется.

- Мне стоит бояться?

- Не-е-ет, что ты… - слышу сарказм в его голосе, - у тебя же есть два отличных друга.

Смеемся, вспоминая наше вчерашнее знакомство.

Не замечаю, как мы обходим дом и оказываемся перед моим подъездом. Останавливаемся, и я жду, когда Андрей что-нибудь скажет.

- Спасибо за компанию, - прячет руки в карманах куртки.

- И тебе спасибо, - улыбаюсь ему, - рада была познакомиться поближе.

- До завтра? – на его лице появляется уже знакомая ухмылка.

- Завтра не смогу. До послезавтра.

- Хорошо. Тогда доброй ночи, - делает шаг назад, но всё еще смотрит мне в глаза.

- Доброй ночи, - дарю легкую улыбку и поднимаюсь по ступенькам к двери подъезда.

Прежде чем зайти внутрь, еще раз бросаю взгляд в сторону отдаляющейся фигуры парня. Не знаю почему, но я ощущаю лёгкость после общения с Андреем. Кажется, он отличный парень, веселый и дружелюбный. Пускай мне предстоит многое о нём узнать, но почему-то думаю, что ему можно довериться.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям