0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Родить от дракона (эл. книга) » Отрывок из книги «Пленница: родить от дракона»

Отрывок из книги «Пленница дракона. Родить от дракона (#1)»

Автор: Сладкая Любовь

Исключительными правами на произведение «Пленница дракона. Родить от дракона (#1)» обладает автор — Сладкая Любовь Copyright © Сладкая Любовь

ГЛАВА 1. Вместо принцессы

 В ту зиму я вошла, словно в бурную реку – совершенно одна, сбитая с толку настолько, что, хоть и окончила парикмахерские курсы … пошла работать в  школьную столовую посудомойкой.

А иначе как? Да и за то спасибо, что взяли. Потому что устроиться по специальности я не могла – слишком много конкуренток, а учиться на кого-то еще… Нет, учеба – не мой конек. Поэтому, собрав вещи, я покинула общежитие, в котором жила последние полгода, пока училась, и, не придумав ничего лучше, нырнула в шумный поток школьников. К моему удивлению, меня сразу же взяли.

- Хоть зарплата у нас и небольшая, - учтиво объяснил мне лысый директор, вытирая пот со лба платочком, - но зато в тепле и сытости.

- А какая зарплата?.. – осмелилась спросить я, хоть и знала, что вот так, в первый же день, да еще и на собеседовании, спрашивать не стоит. Но это была школа, то место, где не удивляются ничему. Директор назвал мне цифру, от которой я брезгливо поморщилась. Но потом, поставив себе установку, что это временно, просто чтобы хоть за что-то зацепиться, ответила согласием.

- Так что, можете приступать хоть сейчас, - провожая меня по коридору, к месту, откуда валило вкусным паром, сказал мужчина, осторожно беря под руку.

- А мне… мне еще жить негде, - скороговоркой выпалила я, ощущая, как дрожащие пальцы старикашки проникают под задравшийся низ кофточки.

- Ну, это не ко мне. Соберете нужные справки, устроитесь, а затем спрашивайте у завхоза, - проползая по коже, директор нагнулся очень близко, опалив запахом дешевых сигарет.

- Тогда я пойду…

- Куда?

- Собирать справки.

Но на самом деле я еще до сумерек шастала по городу в поисках чего-нибудь получше вот этого-вот. Но не нашла. И пришлось мне ночевать в общаге, немного заплатив начальнице. С утра же я побежала в поликлинику, прошла что там нужно и, довольная, что есть хоть какая-никакая работенка, оформилась.

И ничего. Я думала, будет что-то ужасное, но на самом же деле я была и вправду – сыта, в тепле, да еще и при деньгах.

Жилье я теперь снимала у бабушки Нюры, что жила в пяти минутах ходьбы от школы. Вставала в положенное время, натягивала на себя джинсы, гольф, обувала кроссовки, и медленно брела в сторону школы, по пути собирая волосы в тугую гульку. Там меня ждала куча грязной посуды, с которой я еле-еле управлялась.

Так я проработала до весны. И когда солнышко показалось из-за туч, а по дороге потекли ручьи, решила что-то в жизни менять. Я уже даже застолбила для себя неплохое местечко. Парикмахерская «Мальвина», в которой я время от времени состригала отросшие волосы, была бы неплохим местом работы. Мне уже даже удалось поговорить с владельцем «Мальвины», который, по всей видимости, положил на меня глаз, как тут…

В тот день, перемыв вагон посуды, я пошла на квартиру, переобулась в туфли на каблуке – купила как-то в секонд-хенде, почти что новые, только краска немного слезла изнутри, а так еще ничего, вместо гольфа напялила на себя белую гипюровую блузку, впрыгнула в короткую юбочку с рваными краями и пошла на собеседование. А по дороге так углубилась во внутренний монолог, думая о том, что скажу владельцу, как нужно стать и вообще, что не заметила, как поковыляла на красный свет. И вдруг…

Да, когда видишь это по телевизору, то оно тоже страшно, а вот наяву, и если во всем этом участвовать. Черный кубик, что мчался с ужасной скоростью, не заметил мою щупленькую фигурку и проехался по ней всеми четырьмя колесами, прежде ударив в бок, что я подлетела и распласталась по асфальту. В течении каких-то секунд мое тело превратилось в отбивную, что даже приехавшая скорая помощь этой-то помощи оказать толком не смогла: мои останки нужно было буквально соскребать, чтобы положить на носилки. И во всем этом загадка: а почему же я все это вижу, как бы со стороны, но все-таки! Мне совершенно не было ни больно, ни страшно. Я только присела на краешек носилок, рядом с телом, чтобы хоть как-то собраться в кучу, но меня никто не замечал, и я только зря толкала в грудь то санитара, то медсестру, которую все-таки вырвало.

- Эй, слышите?! – кричала я. – Я не там, а вот здесь! Так что поторопитесь, может быть, еще успеете что-то подшить и… Да что ж такое!

Я уже даже бодалась ногами – прямо-таки острием каблука по колену санитара, вцепилась медсестре в волосы и постаралась рвануть изо всех сил, но…

- Ах, вот бедняжке не повезло, - сочувственно выдохнула она, накрывая тело простыней, которая прошла сквозь меня, совершенно не задев.

И тут я поняла: мое тело там, а я пока что отдельно от него, и скоро начнется такое… Я очень боялась попасть после смерти в ад, хоть и грехов моих - разве щепотка. Двадцать три года, девственница, непьющая и некурящая, вцепившаяся в первую попавшуюся работу, чтобы хоть за что-то зацепиться и не возвращаться в деревню.

- А…а вы знаете?» – истошно вопила я. – Что могла бы стать парикмахершей! Сегодня могла бы! А что теперь?

Но меня, как и прежде, никто не слышал. Это я поняла по выражению лиц сопровождавших меня медсестры и санитара. Мне вдруг стало так горько, так жалко себя саму, что, сев прямо на тело, я горько расплакалась.

- Ну почему так?..  – стонала я, с отвращением разглядывая свои останки.

И вдруг увидела впереди яркий сине-зеленый свет, который пульсировал, то расширяясь, то собираясь в небольшой круг.

- Что это? – спросила я саму себя и почувствовала непреодолимое желание добраться до света, что и сделала в следующий момент. Протянув вперед руки, я на удивление легко взмыла в воздух и, не меняя положения, устремилась к свету. Он манил меня, словно бабочку.

Подлетев совсем близко, я поняла, что свет – это какой-то волшебный коридор, и что я тоже могу туда попасть, если захочу.

- Слушай, это рай, да? – спросила я пролетающую мимо меня девушку в белом платье и с цветами на распущенных волосах, но та резко отпрянула, не ответив.

Вот только я не любила, когда меня игнорировали. Ну правда, что она о себе возомнила, эта хрупкая принцесса! И мне до одури захотелось ее догнать.

Колышущийся вход в тоннель был от нас на расстоянии вытянутой руки, яркие лучи уже осветили фарфоровое личико незнакомки, как тут я ее догнала.

- Постой! – ухватив за край юбки, я потянула куклу на себя.- Можно тебя спросить.

В ответ раздался визг, красавица забарахталась, затем последовала яркая вспышка, от которой я полностью ослепла.

Очнулась в каком-то странном месте. Теперь я лежала в огромной кровати, утонув в море подушек и одеял, над головой и по сторонам вниз свешивался балдахин, немного приоткрывающийся спереди.

- Альбина проснулась! – услышала я сбоку обрадованный визг. – Пошлите кого-нибудь за королем!

Немного приподнявшись на локтях, я обвела мутным взглядом комнату. Это были сказочные апартаменты, и никак не меньше. Пепельные обои на стенах красиво сочетались с лиловой парчой балдахина, широкое окно напротив было занавешено золоченым тюлем, а прямо напротив, на небольшом столике, стояла огромная фарфоровая ваза с цветами. Оглянувшись по сторонам, я хотела понять, где же здесь Альбина, и почему это, вместо больничной койки, я оказалась среди всей этой роскоши. К моему огромному удивлению (память-то я не потеряла), у меня ничего не болело, руки-ноги были целыми, да и все остальное. И главное, проведя руками по волосам, я сначала подумала, что это какой-то парик. Ведь никогда раньше не имела такой длины. Шелковистые, хорошо расчёсанные, неимоверно красивого белого цвета волосы рассыпались вокруг меня, укрыв плечи и спину.

- Госпожа, как же вы всех нас напугали! – меж тем сбоку полог открылся, и я нос-в-нос столкнулась с очкастой женщиной, ее лицо напоминало морду хорька.

- Это вы мне? – спросила я, еще раз с удивлением оглянувшись по сторонам.

- Дорогая Альбина, наша драгоценная принцесса, вы проспали целые сутки! Ну разве так можно?

- Я?

- Ах, придется звать лекаря, - хорек засуетился, покрывало задернулось, а я сразу же упала на кровать, закрыв глаза руками. «Это галлюцинации, - думала я. - Сейчас отойду от наркоза, и тогда будет болеть. Ой, как же не хочется, чтобы болело!»

Но прошло несколько минут, и ничего не изменилось. Я все так же лежала в невесомой перине, спереди алели розы и лилии, над головой взымался купол полога, а сквозь идеально вымытые стекла лился свет.

Вот открылась дверь и ко мне кто-то громко зашагал.

- Альбина, доченька, - толстое красное мужское лицо закрыло от меня свет и розы, я же повыше подтянула покрывало.

«Это хирург, или реаниматолог, - подумала я, мысленно ощупывая тело. – Сейчас он скажет, что я уже больше никогда не буду ходить, или… О нет, мне удалили какой-то орган, и теперь...»

- Я не Альбина, - тихонечко сказала я, не узнавая собственный голос, - я Маша.

- Вот до чего доводят беспечные прогулки! – неудовлетворенно покачал головой мужчина. – Больше без бонны из замка ни ногой!

- Ах, простите меня, ваше величество, - узнала я голос «хорька», как мысленно окрестила тетку с неприятным голосом.

-  Ну что, выспалась?

- Да… - промямлила я, содрогаясь от звука собственного голоса. – А можно зеркало?

- Тогда я жду тебя в гостиной. Оденься и приведи в порядок волосы.

- Хорошо… как скажете…

 Как только за странным мужчиной закрылась дверь, я попыталась встать, все время ожидая какого-то подвоха: а вдруг у меня и вправду видения, и как только поднимусь с кровати, то тут же упаду. Но вот мои босые ноги коснулись мягкой поверхности пушистого ковра, вот я сделала по нему несколько несмелых шагов к окну – и ничего не изменилось! Я ощущала себя здоровой и полной сил.

- Госпожа Альбина, пойдёмте за мной, - писк «женщины-хорька» привел меня в чувство, и я вновь испугалась того, что сейчас все измениться. Повернув голову, я увидела свое изображение в высоком напольном зеркале. И… это была не я, а та девушка, которую я встретила у входа в тоннель.

- Что со мной? – испуганно пробормотала я, проведя рукой по волосам, затем коснулась губ, слишком пухлых и алых, словно сок граната.

- Вы проспали сутки! – пискнула, как я поняла, моя служанка. – Поспешите, госпожа Альбина, а то ваш отец разгневается на меня.

- А как тебя зовут? То есть, вас? – оборачиваясь, я испуганно повела глазами, стараясь запечатлеть каждый сантиметр этой волшебной комнаты, чтобы потом, когда совершенно очнусь, можно было бы вспоминать всю эту красоту.

- Как? Вы что, не помните?

- Нет… то есть, я вас не знаю.

- Хорошо, меня зовут Белдонна, но пожалуйста, пойдёмте в ванную, - взмолилась «хорек». – И хватит уже играть со мной, словно я игрушка. Да, я понимаю, что вам позволено все, но…

- А ванная, это что? – перебила я поток вопросов, потому что голос этой женщины меня раздражал.

- Сюда, госпожа, - приоткрыв неприметную дверь в конце комнаты, Белдонна немного отошла в сторону, как бы приглашая меня войти. Что я и сделала. Как тут же попала в целое облако из ароматного пара, которое, поднимаясь снизу, от огромной фарфоровой чаши в виде цветка, устремлялось вверх, к потолку.

- Вот как меня накрыло, - прошептала я, затем, приподняв длинный подол белой рубахи, отороченной по подолу кружевом, устремилась к купели.

«А что? – думала я. – Это ведь всего лишь сон. Так почему бы мне не попробовать всю эту роскошь?»

Когда я подошла к ванной, заметила прямо напротив еще одно зеркало. Оно было мокрым, но все-таки можно было рассмотреть свое изображение. И – о боже! – это опять была не я.

- Давайте помогу, - Белдонна подошла сзади и, расстегнув ворот, помогла мне снять из себя единственную одежду. – А теперь садитесь в воду.

Поднимаясь по небольшому пьедесталу, затем, держась рукой за бортик, я окунулась в приятную теплынь, замечая на поверхности плавающие лепестки орхидеи и лаванды.

- Как же хорошо, - простонала я, погрузившись в душистую воду полностью, только голова и грудь остались на поверхности. – Вот бы и потом…

Как только я расслабилась и закрыла глаза, как тут же внизу подо мной начал бурлить сильный поток воздуха, взбивающий вокруг воду, что даже появилась пена.

- Ну все, выходите, госпожа Альбина, - пропищала Белдонна, не успела я еще насладиться купанием.

- Можно еще?

- Нет, служанки уже принесли вашу одежду, парикмахер ждет, а внизу за столом сидит ваш отец.

- Ладно, как скажешь, - «а это ведь наркотический сон», подумала я.

Выйдя из вспененной воды, как Афродита, я стыдливо прикрылась рукой и взглянула в зеркало. То, что я там увидела, меня несказанно обрадовало, Ведь я никогда не была такой красивой. А тут бац – и преобразилась в принцессу.

Возле стены, выстроившись в ряд, меня ждали служанки. Они держали в руках одежду, о которой я не могла и помыслить.

- Это что, какой-то театр? – спросила я, когда, вытерев меня полотенцем, Белдонна взяла из рук служанки шелковые панталоны и предложила мне одеть их на себя.

- Нет, сегодня театра не будет, - пропищала служанка.- Только завтрак с вашим отцом. Какое платье оденете?

- Вон то, коричневое, - указала я пальцем на струящуюся ткань, отделанную блестящими камушками.

Одев на меня корсет, такой же белоснежный, как и панталоны, Белдонна подала платье, легкое, как пушинка, но, тем не менее, выглядящее просто великолепно.

- А теперь присядьте на стульчик, вам сделают прическу.

Через пять минут мои шикарные белые волосы были убраны вокруг головы и утыканы цветами, словно у той девушки… На мгновение мне показалось, что я – это она, или она это я?

- Вот туфли, - подав сверкающие разноцветными бликами лодочки, Белдонна помогла мне их обуть.

ГЛАВА 2. Выбрать жениха

 Эта гостиная произвела  на меня неизгладимое впечатление – огромная комната, с хрустальной люстрой, свешивающейся с высокого потолка почти что к полу, меж тем светилась от множества свечей, стол темного дерева, сервированный изысканно, не так, как в школе или общежитии, и уж тем более, в деревне. На белоснежных вышитых салфеточках на нем стояли три прибора, а посреди – еще одна ваза с цветами. Трое слуг стояли у стены, перекинув полотенца на руки.

- Ну вот, - повернулась ко мне лицом довольно таки миловидная дама в оранжевой парче, ее платье казалось, трещало по всем швам, такой внушительной фигурой она обладала, - наша соня проснулась.

- Садись, Альбина, - обратился ко мне уже знакомый мужчина, отец какой-то Альбины, как я поняла, что отчего-то поменялась со мной местами, - и расскажи о своих похождениях.

- Я?.. – я все-таки оглянулась по сторонам, но, кроме Белдонны и трех слуг в комнате никого не было, поэтому обращение было направлено ко мне.

- Да-да, - кивнула головой дама, - расскажи, как это тебе удалось улизнуть в самый ответственный момент.

- Я просто попала под машину, - промямлила я. – А дальше… Нет, честно, я не Альбина, я – Маша, и вообще не понимаю, как оказалась здесь, вместо нее.

- Что за бред! – лицо мужчины вдруг побагровело от гнева. – Это была твоя последняя выходка, клянусь памятью предков! Больше ты не посмеешь ослушаться, и если будет нужно, то тебя поведут к венчанию под руки.

- К венчанию?

- Ну не притворяйся, глупышка, - улыбнулась дама, - мы все твои выходки знаем назубок, и чтобы все прошло гладко, вот, одень этот амулет. Подойди ко мне поближе, Альбина.

Сделав несколько несмелых шагов к женщине (кто она мне – мать, любовница отца?) я протянула руку, и тут же на безымянный палец было одето кольцо со сверкающим турмалином.

- Сомилла, это ты правильно придумала, - удовлетворительно кивнул головой король, мой предполагаемый отец. – Этот перстень не позволит моей дочери скрыться. А потом он обратился ко мне: - Садись на свое место.

Я быстро окинула взглядом стол и, заметив третий стул, прямо напротив Сомиллы, взгромоздилась на нем. И тут же слуги начали носить и подавать всякие кушанья, от которых мои глаза разбегались во все стороны, а слюна вот-вот могла пролиться изо рта. Живот мне свело судорогой, кишки заурчали, но я не спешила набрасываться на дымящийся окорок, украшенный синим виноградом и дольками ананаса, на аккуратную горку рисовой каши, желтой от сливочного масла, а только и смогла что опрокинуть кубок, отпив немного вина. Да, я боялась, что сейчас же опьянею, но как должна была поступить?

Меж тем король и толстая дама кивнули слугам, и те, подойдя к краю стола, отрезали и положили им на тарелки мясо.

- А ты, Альбина? – спросила Сомилла. – Не проголодалась? Или хочешь чего-нибудь другого?

- Нет, я бы тоже отведала мяса, но…

Стараясь подражать отцу и Сомилле, я тоже повернулась лицом к слуге, замершем со своим полотенцем возле стены, и тот тут же бросился ко мне.

- И положи ананас, - сказала я парню, когда он был от меня совсем близко. – Кстати, где хлеб?

- Да ты что, Альбина! – сделала круглые глаза дама. – Ты пока что не замужем, тебе нельзя толстеть. Кушай мясо и, если хочешь, ананас.

Не дослушав Сомиллу до конца, с нетерпением я вгрызлась в свой кусок, щедро смачивая его слюнями, и чуть было не подавилась.

- Еще вон то, - показав рукой на рис, я снова подозвала к себе слугу, и он отсыпал мне крошечную порцию каши.

Когда блюдца опустели, слуги быстро их убрали, вместо них же поставили тарелки и огромную супницу. Теперь я уже знала, как поступать, и скоро передо мной оказалась миска невероятно аппетитно пахнущего рыбьего бульона с петрушечкой.

На закуску подали десерт – колыхающееся желе из сока красных ягод и сливок, посыпанное шоколадной крошкой. Забросив внутрь свой сладенький кусок, я блаженно откинулась на высокую спинку стула, поглаживая живот.

- Так вот, - когда еду убрали, поставив вместо тарелок и мисок по стакану сока с трубочкой, начал король, - тебе, Альбина, все-таки придется избрать супруга.

- Супруга?.. – удивилась я.

- Но только из числа тех кандидатов, которые мы тебе предложим.

- Хорошо, предлагайте, - отхлебнув сока, я совершенно поплыла, так что захотелось спать.

- Вот, - взмахнув в воздухе рукой, король материализовал что-то наподобие ряда экранов, полупрозрачных, но, тем не менее, на них четко прослеживались картинки – портреты мужчин. Экраны медленно заколыхались и поползли по кругу, так что я могла хорошенько разглядеть изображение.

- Как тебе лорд Даурей? – спросила Сомилла.

- Этот старикашка? – ужаснулась я, узрев пред собой лысую личину с всклокоченной бородой и страшно вытаращенными глазами, словно у лорда Даурея случился запор, или он чего-то испугался.

- Ну да, этого ты дважды отвергала, - вздохнул король. – А барон Ушрокс?

На следующем портрете был моложавый блондин с таким тонким и длинным носом, что, казалось, он мог бы запросто проткнуть им чье-либо лицо.

- Этот буратино? – возмутилась я, в глубине поражаясь тому, что я здесь вообще-то делаю.

- Моель, принц государства Ху-чу, - сладко пропела дама в парче (кстати, я до сих пор не понимала, какую роль она играла во всем этом спектакле), - он очень обходительный и красивый парень, вот только придется рисковать: если его отец, король Ха-зу, не упокоится ближайшие пять лет, не видать ему короны.

- А этот? – показала я на угрюмого брюнета, с поднятым воротником и тонкими губами, со взглядом, пронизывающим насквозь.

«А что? – думала я. – Я – это как бы и не я, мне все равно предстоит сделать выбор, так почему бы не воспользоваться случаем и не повеселиться».

- Лорд Тетомн, - выдохнул король. – Я так и знал, что ты не преминешь возможностью пошалить. Но, Альбина, - поднимаясь, мужчина сделал шумный вдох, - теперь твои шалости повернулись против тебя же. Заметь, ты сделала выбор, а значит, дала согласие на брак. Так что – готовься к свадьбе, и леди Сомилла тебе в этом поможет.

- А когда свадьба? – пискнула я, вжимаясь в стул, потому что немного недооценила, как оказалось, внушительные размеры дамы – к полноте нужно было добавить росту в два метра.

- Через три дня! – резко развернувшись, король вышел вон, оставив меня на попечительство леди Сомиллы.

- Так хочется спать, - сказала я, как только закрылась дверь, а за ней исчезла широкая спина моего папы. – Можно мне вздремнуть?

- Сначала поговорим о предстоящей свадьбе.

- Знаете, я, конечно, понимаю… А как иначе? Но, поверьте мне, что я не принцесса Альбина, это какая-то загадка, я – Маша, а не она, ваша…

- Альбина, я, конечно же, давно привыкла к твоим выходкам, - огромная дама обладала также и недюжинным напором, - но в этот раз тебе не отвертеться: ты обязательно выйдешь замуж, к тому же за самого угрюмого жениха в мире. Потому что лорд Тетомн таким и есть. А как дальше сложиться твоя жизнь будет зависеть от тебя самой. И если не понравиться, так что ж, у тебя был выбор.

- Ладно, - вздохнула я. – Так что там от меня требуется?

- Пойдем в галерею, обсудим всякие мелочи.

- Пойдем.

Мои блестящие туфельки были очень удобными, и когда мы с леди Сомиллой последовали в утопающую от зелени галерею, я просто наслаждалась чудесным интерьером, все-таки озадаченная огромными изменениями, что произошли со мной.

- Садись вот здесь, - указала мне на неприметную лавочку моя провожатая, водружая на нее свое необъятных размеров тело. Я покорно пристроилась сбоку. – Так как насчет платья?

- Мне все равно, - сказала я.

- Хорошо, тогда остановим выбор на прежнем.

- А каким было прежнее? – уточнила я.

- То, что понравилось мне – белое, расшитое стразами, с переливающейся голубой фатой и венком из синих васильков.

- Чудненько, - хмыкнула я. – Что, и я ведь даже успела его примерить?

- Конечно же.

- И что случилось потом?

- Потом ты совершила очередную свою выходку, исчезнув внезапно, так что пришлось извиняться перед женихом.

- А что, у меня уже даже был жених?

- Герцог Ров Стотч, с которым договорился твой отец.

- Не понимаю, а почему такая спешка с моим замужеством?

- Альбина, прекрати дурачиться, ты знаешь!

- Нет, не знаю, правда, - протянула я.

- Ты – единственная дочь нашего короля Степана Контейна, над землями которого нависла страшная опасность, и повлиять на ход событий можешь лишь ты, выйдя замуж и родив ребенка. А иначе…

- Иначе что? – я прям-таки выпучила глаза от удивления.

- Иначе твой отец вынужден будет отдать тебя дракону, а тогда род его прервется. На все про все осталось меньше года, так что, Альбина, выручай.

- Ого, даже так?!

Мне все казалось сказкой, каким-то невероятным видением, кошмаром, который должен исчезнуть, как только я открою глаза. Но, к сожалению, все происходило в реале, и я должна была сделать выбор.

- Хорошо, я выйду замуж. Только… а что если я не успею забеременеть и родить в срок?

- Тогда ты будешь принадлежать дракону, несмотря ни на что.

- А хоть свидеться с будущим женихом можно, до свадьбы?

- Нет. Каждый из претендентов дал согласие на брак с тобой, тебе же осталось выбрать одного из них, и ты выбрала.

- Того мрачного типчика, что похож на вампира?

- О вкусах не спорят. Ладно, о платье мы поговорили. Теперь нужно определиться с букетом и прочими украшениями. Какими цветами ты хотела бы украсить зал и столы?

- Мне нравятся ромашки, - сказала я, наблюдая за птичками, порхающими с ветки на ветку. – И вот еще что… Можно спросить?

- Спрашивай.

- А вы, собственно, кто? Кем приходитесь мне и моему отцу.

- Альбина! Ну, это уже предел, брось дразниться! Я – главная фрейлина двора, любовница твоего папы!

- Ах, даже так?.. Ну-ну… А можно мне возвратиться в свою комнату?

- Пойдем.

Грозная фигура леди Сомиллы плыла передо мной, словно необъятное облако. А мне вдруг стало страшно, что со мной будет, потому как речь зашла о каком-то драконе. Я понимала, что немыслимым образом попала в иной мир, мало того, в чужое тело, и теперь должна была как-то выживать.

Возле кровати стояла уже знакомая мне Белдонна, в ее руках был кувшин с чем-то желтоватым, вокруг витал аромат мяты и мелиссы.

- Вот, примите свой чай, - как только я вошла, обратилась ко мне служанка.

Я покорно и не без удовольствия осушила стакан. Затем, кое-как сбросив с себя платье, оставшись в одном белье, рухнула в кровать.

«А вдруг я сейчас усну, а проснусь уже в своем теле? – подумала я. – Хотя… Нет, не надо. Ведь если я попала в ужасную аварию, то, наверное, будет сильно больно, или вообще ничего не будет. Так уж лучше здесь – замужней принцессой, которой поставлено в обязанность родить ребенка».

- Госпожа Альбина, так нельзя! – как только я зарылась с головой в подушки, завизжала надо мной Белдонна. – Вы же принцесса! Сейчас же встаньте и переоденьтесь в рубашку.

- В рубашку, - недовольно промычала я. – А если мне удобно так?

- По этикету не положено.

- Да кто меня увидит, в этой кровати.

- Я должна буду доложить вашему папе.

- Ну, хорошо…

В следующую минуту я раздосадовано сбросила лиф и панталоны и позволила напялить на себя байковую рубашку – белую, в темно-синий цветочек. Зато сразу стало так уютно, что, только коснувшись головой подушек, я уснула.

Проснувшись, не сразу вспомнила, где я и кто, но потом постепенно пришла в сознание.

- Эй, есть здесь кто-нибудь? – спросила я, немного приподнявшись на локтях.

- К вашим услугам, принцесса, - между занавесками возникла фигура Белдонны.

- Который час?

- Уже поздний вечер.

- Я что, сутками сплю?

- Раньше – нет, но в последнее время…

- Помоги-ка мне одеться к ужину, - вспомнив об этикете, я решила играть свою роль до конца, узнать как можно больше о том месте, в которое попала, чтобы постараться выжить. А затем… «А что если у меня получиться возвратиться назад, в мой мир. Ведь это же интересно, вспоминать об этом опыте».

- Эй! – позвала Белдонна, и в комнату сразу же вошли девушки, неся в охапке несколько красивых платьев.

- Мне нравится вон то, лиловое, - сказала я, указав пальцем на ворох кружев и шелка.

- Все, уходите, - взяв из рук девушки платье, Белдонна двинулась ко мне: - Ванну будете принимать?

- А можно?

- Пошли со мной.

Вымывшись и надушившись, я одела тонкое белье из хлопка, красиво вышитое и удобное, а затем нырнула в лиловый шелк. Наконец, взяв небольшую диадему, служанка заколола ею мои волосы.

И снова я встретилась с отцом Альбины и его любовницей Сомиллой. Сидя на отоманке, друг напротив друга, они мило разговаривали о чем-то личном, и когда я вошла, быстро отстранились.

- Ну как, дочь, ты пришла в себя?

- Да, конечно же, папа, - я попыталась изобразить саму невинность, представив себя принцессой – белокурой и взбалмошной, но в то же время идущую на уступки.

- А мы уже послали гонца к лорду Тетомну. Венчание назначено в храме Серебряной Луны, после обряда мы возвратимся в замок, чтобы отпраздновать заключение брака, ну и убедиться в том, что первая брачная ночь состоялась. Затем ты поедешь к мужу.

- Храм Серебряной Луны? – я сделала удивленную гримасу.

После сытного ужина, взяв под руку, леди Сомилла повела меня в театр, устроенный прямо в замке, король Степан Котейн последовал за нами.

Я впервые видела такое чудо: зал на десять человек, слишком роскошный, но, тем не менее уютный, и сцена, освещенная множеством огней. Как только мы уселись, занавес раздвинулся, и пред нашими глазами забегали туда-сюда балерины в пачках, заиграла нежная мелодия, поплыли декорации, намекающие на то, что это лес. В глубине сцены я увидела подобие остроконечного здания, верхушку которого украшал серебряный круг, красиво переливающийся. Затем балерин сменили люди в черных трико и в масках, закрывающих пол-лица, над головами их вздымались высокие воротники.

- Что-то мне все это напоминает, - сказала я, с интересом наблюдая за игрой актеров.

- Намек на твою свадьбу, - хмыкнула леди Сомилла. – Пока ты спала, я придумала эту постановку, и она называется «Альбина выходит замуж».

Да, это было уже слишком необычно: лично для меня, мало того – обо мне! – был написан спектакль!

В самом конце на сцену вышла девушка, неся на руках младенца, возле ее ног упало чудовище, из пасти которого вырвался предсмертный рык.

- Ух ты! – я даже захлопала в ладоши, так все это мне понравилось.

- Альбина, на завтра назначен бал в честь твоей девственности, - когда мы покидали театр, сказал король. – Сейчас ты возвратишься в свою спальню и подберешь наряд, затем служанки тебя подготовят.

- В честь моей девственности? – мое лицо залила краска стыда.

- А послезавтра приедет жених. К тому времени все церемонии должны будут соблюдены, так что – доброй ночи. Мы же с леди Сомиллой удаляемся в свои покои.

ГЛАВА 3. Проверка девственности

 Только попав в свою комнату, я осознала масштаб проблемы: да, я, то есть, моя сущность, теперь обитала в теле некой принцессы Альбины, очень красивой, но взбалмошной девицы, которая к тому же должна оказаться девственницей, что и настораживало. Сама-то я могла пройти любой медосмотр, чтобы представить непреложные доказательства своей невинности. Но тело-то не мое!

- Госпожа Альбина, пройдемте в ванную, - позвала меня Белдонна, тем самым оторвав от важного занятия – я скрупулёзно изучала новую внешность.

- Иду, - настроение у меня было никакое. Хотя, должна бы радоваться такому успеху, но…

В ванной меня ждала приготовленная купель, отчего-то желтовато-болотного цвета, три служанки и какой-то парень.

- Что, прямо при нем? – удивленно спросила я у Белдонны, когда она предложила мне раздеться донага.

- Это же ваш лекарь, - хмыкнула служанка. – Чего-то я не припоминаю, чтобы вы раньше его стыдились, к тому же Сосо - евнух.

- А-а-а… - поняла я причину расплывчатости фигуры и мягких черт лица, а еще, парень был одет в яркий балахон лазурного цвета, расшитый блестками. Голову Сосо украшали взбитые в высокую прическу кудри и шапочка, держащаяся неизвестно как.

Когда одежда упала на пол, я переступила через нее и при помощи одной из девушек погрузилась в ванную. Вода была теплой и ароматной.

- Это что, мед? – спросила я у Белдонны, предусмотрительно завязав волосы в тугой узел, чтобы не намочить.

- Мед, молоко, отвар липы и соль, - ответила служанка.

- Расслабьтесь, госпожа, - попросила меня одна из девушек, - я помассирую вам плечи.

Несколько минут я ощущала полное блаженство. Ловкие руки нежно порхали, то сдавливая, то поглаживая кожу, аромат липы и молока пьянил, к тому же послышались нежные звуки свирели. Открыв глаза, я с удивлением увидела, что это играет Сосо. Вода начала постепенно бурлить, Белдонна подала мне чай, я медленно прихлебывала, успокаиваясь все больше.

- Теперь прошу выйти из ванной и лечь вот на этот диван, - когда я допила остатки, служанка забрала из моих рук кружку, указав на белоснежное ложе.

- Так я его испачкаю, - сказала я, демонстративно набрав пригоршню воды и вылив ее обратно.

- Не вам об этом беспокоиться, госпожа, - убрав от пухлых губ свирель, Сосо засунул ее за пояс, так что казалось, это какой-то меч.

- Ну, как знаете, - хмыкнула я, проворно выбравшись из ванной. Мутная вода стекала по моему телу на розовый коврик, оставляя на нем бурые пятна. Проследовав к дивану, я удобно расположилась на его мягкой поверхности, отчего-то не чувствуя ни капли стыда. А вообще-то, почему я должна была стыдиться? Я ведь принцесса, госпожа, все остальные – мои слуги.

- Раздвиньте ноги, госпожа Альбина, - попросил Сосо, устроившись на кончике дивана.

- Зачем?

- Я должен проверить сохранность вашей девственности.

- Как?! – возмутилась я. – Я невинна, и точка! И нечего туда лезть.

- Таковой является обязательная процедура перед балом, - объяснила Белдонна.

- А что, на слово вы мне не поверите?

- Да как же так, - служанка села рядом, ее руки легли на мои колени, медленно, но осторожно раздвинув их в стороны. – Если три главных мага не удостоверятся в том, то девственная плева на месте, наше королевство погибнет.

- Как… три мага… - пробормотала я, содрогаясь от нехороших предчувствий.

- Ах, Альбина, ну хватит притворяться, - Сосо меж тем, ловко приспособившись, положил свою мягкую ладонь на мою киску.

- А что, могут быть сомнения? Я ведь принцесса, живу во дворце… - попыталась сопротивляться я, но тщетно, палец юноши уже проник меж нежных лепестков и двигался дальше, так что я содрогнулась от неизвестных ощущений, и даже закусила губу, чтобы не застонать.

- Таков протокол. И потом… Два дня назад вы убежали в лес, - Белдонна крепко держала мои колени, пока Сосо возился между бедер, заставляя мое тело трепетать, - и пробыли там больше суток. Так что неизвестно, что да как.

- Что да как?.. – машинально повторила я с придыханием, в то же время опасаясь: а что если Альбина таки успела кому-нибудь отдаться, или ее изнасиловали там, в лесу. Ведь не даром же она покинула тело, в которое попала я.

Эти мысли, мои широко расставленные бедра, мужская рука в интимном месте, отсутствие одежды, упоминание о какой-то обязательной проверке тремя магами сразу заставили меня вспотеть от стыда.

- Ну хватит! – вскрикнула я, когда ощутила, как некая влага орошает пальцы Сосо, упрямо стремящиеся насадить меня.

- Целая! – услышала я слащавый голос евнуха.

- Ну, вот и все, теперь глубокий массаж, - весело проворковала Белдонна.

После массажа, когда я буквально утонула в ароматических маслах, меня снова окунули в ванную. Затем я сидела в бочке с кристально чистой водой, а девушки колдовали над моими волосами.

Наконец, чистая и свежая, одетая в белый махровый халат, я проследовала в спальню.

- Вот румянящий успокоительный чай, - подала мне новую чашку пойла служанка. – Выпейте и погружайтесь в целебный сон, потому что завтра вам предстоит пройти тщательную проверку.

- Проверку? Мне не послышалось? - осушив посуду, я вдруг ощутила ужасное расслабление и погружение в невесомость. – А я думала, что будет бал…

- Конечно же будет, - донеслось до меня, словно издалека. – Но перед ним – проверка тремя магами.

Я не понимала уже, ночь это, или день, а может, утро. Потому что когда проснулась, было такое ощущение, что последнее время я только сплю. Тем не менее, я хорошенько отдохнула. Отбросив в сторону полог, я стала босыми ступнями на мягкий ворс ковра и медленно подошла к огромному зеркалу. Личико, которое на меня оттуда посмотрело, мне очень понравилось, как и все остальное – длинные белые волосы, извивающиеся ровными завитками, стройные ножки, тонкая талия, небольшая грудь. Что-то сверкнуло в лучах, и я впервые вспомнила о кольце, которое все это время было на моем пальце. Поднеся его к свету, я залюбовалась игрой бликов. На мне был все тот же банный халат, в котором я вышла из ванной, но даже такая одежда не могла спрятать красоту тела, которым я теперь владела целиком и полностью.

- Доброе утро, госпожа, - дверь тихонько отворилась, и в комнату вошла Белдонна.

- А сейчас утро?

- Да. Как вы отдохнули?

- Просто чудесно! Думаю, так хорошо спала разве что в младенчестве.

- Да что вы, госпожа Альбина, сон – это ваше любимо занятие, обычное, я бы даже сказала. Никто в королевстве не спит так долго, как вы.

- Понимаю… - пробормотала я, прикусив язык: нечего себя выдавать. – А что у нас на завтрак?

- Как вы помните, сегодня бал.

- Конечно же, помню – и бал, и моя девственность, которую будут нащупывать три мага.

- Вы должны выглядеть великолепно, поэтому до вечера только какао и сок.

- Как? Но я же подохну от голода!

- Иначе нельзя. Но есть хорошая новость: после осмотра вы сможете отведать свои любимые пирожные.

- Я хочу мяса! – взвизгнула я. – Или бутерброда с колбасой, на крайний случай жареной картошки с маслом.

- Фи, госпожа Альбина, что с вами? – сморщила нос служанка. – Никогда прежде вы не требовали такой пищи. Неужто… Кстати, где вы были все то время?

- Не помню, у меня потеря памяти.

- Где бы вы ни пропадали те сутки, они повлияли на вас пагубно, - вздохнула Белдонна, - очень прискорбно.

- Но я ведь цела и здорова.

- Вот, выпейте томатного сока, - взяв из подноса стакан, служанка подала его мне. – Затем к вам придет учитель танцев, и вы повторите самые сложные фигуры.

- Что, буду танцевать в этом халате? – отхлебывая соленую жижу, спросила я.

- Нет, допьете сок и оденете удобное трико.

Через полчаса я уже потела и пыхтела, стараясь запомнить те движения, которые показывал тощий блондин. Но мои ноги и руки отказывались запоминать неизвестные па.

- Что с вами, Альбина? – удивлялся учитель.

- Я все забыла.

- Вы не могли забыть буквально все! – его голос сорвался на писк, а один глаз нервно задергался.

- Не волнуйтесь, на балу я все вспомню.

- Только на это и надеюсь, но все равно, еще полчаса нужно поупражняться.

- Ладно… - простонала я.

Через час занятий, вспотевшую и растрепанную, меня повели под руки в ванную, бросив в воду почти безжизненную от усталости.

«Может, Альбина и танцевала по два или по три часа кряду, но я – не она. Хотя бы меня не подвело это холеное тело», - думала я, ощущая каждый мускул, что расслаблялся в купели.

Выпив чашку какао, все оставшееся время я была подвергнута пытке – одеванием, раскрашиванием лица и созданием прически, над которой колдовали умелые руки дворцового стилиста. Наконец, когда, разряженная в бежевое платье из тафты, отороченное белыми кружевами, со взбитыми, словно торт, кудрями, в бриллиантовом гарнитуре я посмотрела на себя в зеркало – то не узнала Альбины. Это было подобие фарфоровой куклы, но только живой.

- Красота! – меж тем восторгалась Белдонна. – Через полчаса начнут собираться гости, они будут поражены вашей красотой.

- И как же, скажите, пожалуйста, доберутся до моей девственности три мага, - немного приподняв пышные юбки, спросила я, - сквозь эти километры ткани?

На мне были панталоны, сверху – корсет, потом несколько юбок, одетых одна на другую, и, наконец, длинное платье, что влачилось сзади.

- Об этом не беспокойтесь, - улыбнулась служанка. – Да вы и сами все знаете. Не понимаю, зачем вы играете в эту игру с потерей памяти.

Внезапно заиграла музыка. Выглянув в окно, я не узнала сада, который видела только мельком. Теперь же картинка и вовсе поменялась – повсюду висели фонарики, стояли столы, туда-сюда расхаживали слуги, разодетые в черно-белые одежды.

- Пойдёмте, принцесса, - в комнату вошел мужчина, которого я видела впервые. Я даже хотела спросить, кто он такой, но вовремя прикусила язык.

Подав незнакомцу руку, я была сопровождена им в коридор, затем мы спустились вниз по украшенной лентами и цветами лестнице. Внизу нас ожидали король и его любовница.

- Ах, какая же ты красивая! – заохала толстая Сомилла. – Я прямо тебя не узнаю!

- Я тоже себя не узнаю, - очень тихо пробормотала я, себе под нос.

- Альбина, не горбись, - подал мне руку отец. – Гости вот-вот подъедут, наблюдатели передали, что кортеж из карет уже близко.

Затем я вытаращенными глазами наблюдала, как в зал проходят пары – мужчина и женщина, и каждый, кивнув головой, проходили к небольшому диванчику возле зеленых пальм, что стояли у стены.

Наконец заиграла особенно торжественная музыка, и я с замиранием сердца увидела трех мужчин. Я отчего-то думала, что маги – это старенькие, сгорбленные дедульки. Но оказалось, что ошиблась. Это были очень привлекательные мужчины в возрасте от тридцати и до сорока лет, одетые в черные плащи. Войдя, каждый из низ снял с головы капюшон, расшнуровал завязки и, сбросив плащ на руки подбежавших слуг, оказывался одет в изысканный костюм. На шеях магов я увидела внушительного размера украшения, наверное, какие-то загадочные знаки.

- Ну вот, Альбина, приготовься к одной из главнейших церемоний в твоей жизни, - слащаво улыбнулась любовница короля. – Настал час твоего торжества!

- То есть?

- Ты на глазах у всех взойдешь на пьедестал, сядешь на смотровое кресло и позволишь магам засвидетельствовать твою невинность!

- А без этого никак? – кровь так и хлынула мне в голову, затем отхлынула обратно, что я чуть не упала от того, что закружилась голова.

- Нет, никак.

- Но ведь вчера меня уже как бы проверяли, и все оказалось чисто.

В этот момент я посмотрела вперед, и увидела прямо напротив странное сооружение, сначала сокрытое от глаз тюлем. Это было что-то похожее на трон, красиво задрапированный алой парчой. Но спереди торчали рога с какими-то крюками, как я поняла потом – это были подставки, куда я должна была положить ноги.

- Принцесса Альбина, - вдруг обратился ко мне один из магов, - прошу вашего позволения сопроводить вас на пьедестал невинности.

- Меня? – пугливо оглянувшись по сторонам, я заметила волну возбуждения, пронесшуюся по лицам гостей,  по ходу, всем было любопытно, что там у меня под юбками.

Не дождавшись моего согласия, маги выстроились треугольником, один из них пошел вперед, двое других осторожно, но настойчиво взяли меня под руки и почти что силой поволокли к пьедесталу. Водрузив на стул, с необыкновенной прытью растянули ноги в стороны. Вот у одного из них в руках блеснуло лезвие, оно пронеслось в миллиметре от моего тела, разрезая панталоны. Не успела я пикнуть, как увидела в руках мужчины светящуюся палку.

В этот момент стихла музыка, и в зале воцарилась пугающая тишина.

- Ужассс… - прошептала я, думая, как сейчас выгляжу и боясь того, что будет дальше: а вдруг этот маг вот прямо сейчас и лишит меня невинности? И что тогда? Где мне взять впечатления о первой брачной ночи, и вообще?

Но произошло другое. Как только палка прикоснулась к моему телу, из ее конца вдруг начала расти алая лента, что я аж ахнула, заметив на ней бутон. Одной рукой я протерла глаза, думая: а что если это галлюцинация? Но ничего подобного! Торжественно выставив палку вперед, маг воскликнул:

- Принцесса Альбина – девственница!

Я же чуть не лишилась чувств.

С багровым лицом два мага сняли меня с кресла, поставив на ноги. Тот, что держал жезл, протянул его мне.

- Срывай свой цветок, - сказал он. Моя рука машинально потянулась вперед и я с легкостью отсоединила от палки прекрасный бутон, постепенно раскрывающийся у меня в руках.

- Бал объявляю открытым! – громоподобно провозгласил король.

Снова зазвучала музыка, а в зал начали входить слуги, неся на руках подносы с угощениями.

- А что делать мне? – пискнула я, заметил возле себя Белдонну.

- Избавьтесь от остатков панталон и можете веселиться.

- Как избавиться? – все еще одергивая юбки, спросила я.

- Давайте помогу.

Спустя несколько минут, избавившись от ненужных тряпок, я перво-наперво схватила из подноса пирожное и проглотила в один присест. Затем еле отбилась от десятка кавалеров, выстроившихся в очереди на танец со мной. Выбрав самого красивого, я все-таки покружилась с ним в обнимку.

- Завтра у вас свадьба, принцесса, - поймав мою руку во время короткой передышки, прямо на ухо мне прошептала любовница короля. – Так что не истратьте всех сил.

- Уже завтра?.. – шаря глазами по залу, я только вошла во вкус, и тут на тебе.

- Так что идите отдыхать.

- Пойдемте, госпожа Альбина, - Белдонна подошла ко мне незаметно, обняв за талию.

- Но я хочу танцевать!

- Я вас прошу, - служанка указала на кольцо. – Вы же сделали выбор, и теперь не получиться сбежать.

- Да я и не хотела никуда бежать.

- Вот и хорошо.

Через час я уже лежала в кровати, выпив перед сном чашку сладкого какао. Прекрасный цветок стоял в хрустальной вазе прямо напротив, благоухая изумительным запахом и источая чуть голубоватый свет.

ГЛАВА 4. Неудачное венчание

Это было несправедливо – почти насильно выдворить меня из балла, да еще к тому же в честь моей девственности. Но что поделать, если такие порядки, да и Альбина, видно, и вправду была соней.

Проснулась я от мысли о том, что именно сегодня состоится моя свадьба, а я не видела ни жениха, ни платья.

- Белдонна! – закричала я, едва открыв глаза, затем быстро встала с постели и подошла к цветку. Он был похож на пион, только между лепестков торчали тычинки изумительного бирюзового цвета. Наклонившись, я понюхала эту прелесть, аромат был похож на спелый банан плюс персик.

- Доброе утро, - в комнату вошла служанка. – Вы так рано встали, ведь еще нет и шести.

- Отчего-то мне не спалось, - пробормотала я. – К тому же, какая невеста будет дрыхнуть накануне свадьбы? Где мое платье?

- Об этом не волнуйтесь, - улыбнулась Белдонна. – Сейчас пойдем в ванную…

- Да надоела мне ваша ванная! – перебила ее я. – Уже сил никаких нет мыться по три раза за день!

- А что такого? – брови служанки удивленно взлетели вверх. – Раньше вы не жаловались и даже могли уснуть, лежа в теплой воде.

- Ну ладно.

Спустя несколько минут я уже лежала во вспененной воде, позволяя двум девушкам тереть мое тело мочалками. Затем мне вымыли волосы в отваре из трав и завернули полотенцем голову.

- Теперь ложитесь на диван, - сказала Белдонна, - стилист займется вашей прической, а массажисты умаслят и разомнут тело.

Я боялась только одного, что после всех этих процедур мне снова захочется спать, и тогда я вынуждена буду встречать своего жениха с помятым лицом и вспухшими веками.

- Выпейте бодрящего чаю, - подала мне кружку служанка.

- Бодрящего?

- Да, я специально покупала у ведьмы отвар, чтобы вы могли продежаться без сна сутки.

- А зачем так много?

- Ну как? – удивленно подняла брови Белдонна. – Это же ваша свадьба. Сначала будет венчание, затем пир, после него – брачная ночь, в которую вам не захочется спать.

- Почему?

- Не стоит недооценивать лорда Тетомна, - лукаво повела глазами служанка. – Он хоть и выглядит мрачным, но с темпераментом у парня все в порядке.

- А ты откуда знаешь?

- Можно подумать, что вы не слышали всех этих рассказов о его многочисленных любовницах и о том, что лорд Тетомн настолько безудержный и неутомимый в постели, что может не слезать из женщины до утра.

- Не может такого быть! – ахнула я, представив себя лежащей под незнакомым мужчиной несколько часом кряду.

- А еще поговаривают, что одних любовниц лорду Тетомну не хватает, и он частенько использует для любовных утех свою прислугу, что все девушки в его дворце красивые, как на подбор, и что он сам занимается отбором служанок, разъезжая по своим владениям.

- Да ну? И что, за эдакого ловеласа мой отец согласился выдать меня замуж?

- Но вы ведь сами его выбрали.

- Не знаю, что на меня тогда нашло. Слушай, Белдонна, а нельзя передумать. Может, я посмотрю других кандидатов.

- Нет, жених уже в пути, и ваш батюшка больше не пойдет на вашем поводу. Так что давайте готовиться к торжеству.

Я была поражена тем, что услышала, но потом постепенно успокоилась. «А вдруг мой будущий муж настолько хороший любовник, что мне понравиться? – думала я. – Может быть, он добрый человек и я даже смогу его полюбить, и он полюбит меня. Как хозяйка, после свадьбы я поменяю в замке прислугу, буду постоянно рядом, и у лорда Тетомна не получится мне изменять».

Такие мысли вертелись у меня в голове, пока служанки помогали мне одеть белье – красивый ажурные панталончики и корсет на шнуровке, что сделал мою тонкую талию еще тоньше. Затем пришел черед платья. Оно было изумительным. Нижние небесно-голубые юбки легли на белоснежный подол из шелка, так что немного выглядывали снизу, верх был тоже белый, но расшитый голубыми и бирюзовыми камушками. Наконец на шею легло колье из алмазов и сапфиров. Осторожно подняв волосы, Белдонна одела мне в уши серьги-висюльки, затем стилист поколдовал над прической. Когда служанка положила на голову веночек и расправила фату, я выглядела изумительно.

- А, может быть, все-таки можно выбрать другого жениха? – промямлила я, как в ту же минуту услышала громоподобный туш, возвещавший о том, что в ворота замка въезжает мой будущий муж.

- Лорд Тетомн! – воскликнул одна из девушек, что стояла у окна. – Какой же он красивый!

- Красивый?.. – я вдруг ощутила укол ревности. И, не обращая внимания на приличия, подбежала и сама к окну. Моему взору предстала умопомрачительная картина – тройка лошадей везла золотую карету с открытым верхом. В ней, на парчовых покрывалах сидения восседал чуть бледноватый мужчина лет тридцати, стройный и серьёзный. Одет он был в сюртук серого цвета, черные, словно вороново крыло волосы обрамляли его лицо, на котором неестественно краснели губы, словно были подкрашены. Наверное, лорд Тетомн владел каким-то волшебным даром, потому как внезапно поднял лицо и наши глаза встретились, его – темные, словно ночь, и мои – небесно-голубые.

- Ах, - пискнула я, отшатнувшись в глубину комнаты.

- Да, и все-таки вы сделали хороший выбор, - проурчала Белдонна. – Ведь, несмотря на все недостатки, ваш будущий муж чертовски красив, правда ведь?

- Ага, - пролепетала я, поворачиваясь к зеркалу, чтобы удостовериться, что все еще являюсь принцессой Альбиной, потому что на прежнюю Машу, будь она хоть во что одета, такой мужчина и не посмотрел бы. Теперь же я была само воплощение изысканности, нежности и шарма.

В эту минуту дверь отворилась, и вошел король.

- Ну что, дочь моя, - важно сказал он, - ты готова к венчанию?

- Наверное… да.

- Вот, возьми букет, - вслед за Степаном Котейном вошла леди Сомилла, она держала в руках букет из белых лилий, источающих немыслимый аромат.

Взяв меня под руки, король и его любовница устремились вниз, где уже поджидал свадебный кортеж. Наше появление восприняли радостно, все захлопали в ладоши, выкрикивая поздравления. У меня же вся кровь отхлынула с лица, едва я увидела жениха. Лорд Тетомн стоял возле своей кареты, его окружало несколько мужчин. Теперь я смогла хорошенько разглядеть высокий рост мужчины, его ровную осанку, широкие плечи, чистое лицо. Не смея поднять голову, я пошла в направлении своего кортежа, к белой лошади, что стояла, запряженная в белую карету с синими и розовыми лентами, развевающимися на ветру, а также всю в цветах. Помогая мне взобраться на ступеньку, король подмигнул.

- Ты молодец, Альбина, на сей раз сдержала свое обещание.

Как только мой папа отошел, в карету рядом со мной сели две девушки, красиво наряженные в розовые платья.

И вот мы выехали за ворота замка. Я все время вертела головой туда-сюда, чтобы рассмотреть пейзаж, что открывался перед взором. По сути, там не было чего-то необычного, такое же поле, как я видела не раз, вдалеке темнела полоска деревьев. Но когда мы въехали в лес, я с восхищением выдохнула:

- Как красиво!

Теперь мы ехали по белому песку, которым была усыпана дорога, слева и справа стояли сосны, их стволы были такими толстыми, что потребовалось бы человек пять или шесть, чтобы обнять. Пахло хвоей и ароматом расцветшей сирени, которая росла здесь в изобилии. Дальше над нашими головами сомкнулся шатер из дубовых веток, полностью заслоняющих солнце. Было что-то зловещее в их поскрипывании. Я мысленно содрогнулась, подумав о том, что, может быть, мне всю жизнь придется провести в такой чащобе, или вообще, среди чужих людей.

Вот впереди дорога запетляла, стало светлей, и мы выехали на поляну, окруженную со всех сторон стеной леса. С удивлением я увидела озёрную гладь, в которой отражались деревья. А еще от берега и до середины водоема, к маленькому островку, на котором стояла церквушка, был проложен мост.

- Вот мы и приехали! – услышала я зычный возглас короля. Затем все начали сходить из своих повозок. Девушки быстро поспрыгивали и помогли мне стать на землю.

В эту минуту на церквушке гулко ударил колокол. Лорд Тетомн со своей свитой первыми ступили на мост, мы пошли за ними. Теперь меня под руку вел отец, как и полагалось.

- А почему венчание происходит здесь? – спросила я, удивляясь, что если мой отец король, то разве нет какого-то величественного храма, чтобы мне повенчаться там, потому что то помещение, куда мы шли, выглядело странно, словно давным-давно пребывало в запустении.

- Потому что здесь безопасно, - сказал Степан Котейн.

Когда мы подошли совсем близко, я увидела, что церковь построена из дерева, в окнах не было стекол, стены почернели и замшели, а дверь и вовсе покосилась. Но как только я ступила на порог, тут же поменяла свое мнение.

Внутри церковь была просто огромной и вся сияла множеством огней. Пол был выложен разноцветными камнями, стены сверкали от изумрудов, а купол был настолько высок, что мне пришлось задрать голову, чтобы рассмотреть, что да как. Испод купола вниз свисало золотое паникадило, горящее сотней трепещущих огоньков.

 Когда мы все вошли, будто из ниоткуда загремела музыка, и мужской хор начал распевать псалмы. А затем из-за алтаря вышел священник в желто-зеленой рясе и с высоченным колпаком на голове, его шею украшало ожерелье из ракушек и каких-то костей. Я несмело посмотрела на жениха, было странно, что до сих пор мы не перемолвились с ним ни словом. Лорд Тетомн тоже смотрел в мою сторону, и я ему улыбнулась. Но улыбка эта выглядела неловкой.

Вот священник, подняв вверх две медные чаши, начал что-то напевать себе под нос, переливая жидкость из одной в другую, все это выглядело странно, и мне уже даже стало любопытно, каким будет обряд.

Поставив чаши на стол, священник взял в руки одну свечу и возвратился откуда пришел, затем он вынес две короны, сделанные из перьев.

- Венчающиеся, подойдите! – воскликнул он, сотрясая коронами.

- Иди, дочь, - сказал король и подтолкнул меня к алтарю.

 Я покорно пошла, опустив голову, на мое лицо теперь была наброшена вуаль. Цветы в моих руках дрожали, ноги подкашивались. Я все время смотрела в пол и не сразу поняла, что же произошло в те несколько мгновений, пока я дрожала от страха. Вдруг хор прекратил петь, по церкви пронесся холодный ветер, задув все свечи разом, затем раздались крики и вопли гостей.

- Альбина!!! Беги-и-и-и! – громче всех кричал отец. Я вздрогнула и подняла голову, леденящий ужас пронзил все мои внутренности, потому что, вместо освещенного пространства и знакомых лиц теперь я видела только кромешную тьму, в которой алым пламенем полыхали огромные глаза.

- Спасите!!! – завизжала я, инстинктивно стараясь умчаться прочь от этого зловещего света. Но мне это не удалось. В следующую минуту я была схвачена в крепкие объятия неведомой мне сущностью, а затем и вовсе взлетела в воздух, поддерживаемая за талию и плечи. А дальше – мрак и забытье. Наверное, в какой-то момент я потеряла сознание, и это спасло меня от сумасшествия.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям