0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Портниха » Отрывок из книги «Портниха»

Отрывок из книги «Портниха»

Автор: Богатикова Ольга

Исключительными правами на произведение «Портниха» обладает автор — Богатикова Ольга . Copyright © Богатикова Ольга

ГЛАВА 1 

Когда я увидела его впервые, почему-то сразу решила, что он принесет нам неприятности. Выглядел он, правда, сущим очаровашкой, однако моя интуиция сразу же возопила: с появлением этого человека в нашей жизни обязательно произойдут серьезные перемены.

Когда раздался звонок в дверь, я как раз собиралась сварить себе кофе. Пришлось отложить в сторону турку и идти проверять, кто же это решил посетить мое жилище, ибо гостей я сегодня не ждала и с родными общаться не планировала.

На пороге обнаружился молодой человек лет двадцати пяти – высокий, темноволосый, очень даже симпатичный. В руках у него был небольшой букетик золотых орхидей.

Увидев меня, визитер радостно заулыбался и не менее радостно провозгласил:

- Привет! Вот, шел мимо и решил явиться в гости – неожиданно и без приглашения. Пустишь?

- Может, и пущу, - задумчиво ответила я, с любопытством его разглядывая. – Если вы, юноша, скажете, кто вы такой.

Внешне парень напоминал мальчика-отличника из хорошей, образцово-показательной семьи: густые волосы аккуратно подстрижены, вокруг тонкой худой шеи обмотан клетчатый шарф (к слову, совсем недешевый, если судить по шерсти, из которой он изготовлен. Как и полурастегнутое темно-серое пальто, и виднеющийся из-под него свитер – все классического кроя, качественное и дорогое), большой лоб, тонкие черты лица, большущие небесно-голубые глаза с пушистыми ресницами.

После моих слов в этих глазах мелькнуло недоумение, а потом смущение – очевидно от осознания, что я не та, за кого он меня принял.

- Ой, - щеки парня порозовели. – Извините. Я – Дэн. Я пришел к Элане.

- Эланы сейчас дома нет, - наблюдать за его смущением было забавно.

- А вы?..

- А я – Алира. Ее мать.

- Ну ничего себе! – восхитился парень. – Вот это генофонд! А я-то подумал, что вы это она. Приятно познакомиться, госпожа Ланифи.

- Взаимно, Дэн. Элана ушла в магазин, с минуты на минуту должна вернуться обратно. Если хочешь, можешь подождать ее в доме.

- Очень хочу, - снова улыбнулся он.

Я посторонилась, пропуская его в прихожую.

- Угостить тебя кофе? Я как раз собиралась его варить.

- Не откажусь, - кивнул гость, вешая на крючок свое красивое пальто. – Лана говорила, что кофе у вас божественный.

Молодец парень. Именно так и нужно начинать знакомство с потенциальной тещей.

Я привела его в кухню, усадила за стол и загремела посудой.

- И в каких же отношениях вы состоите с Эланой? – поинтересовалась, наливая в турку воду.

- В достаточно близких. Мы встречаемся.

- И давно?

- Почти месяц.

О!

- Так ты - Дэн Крег?

- Он самый.

- Лана о тебе рассказывала.

- Правда? – в его глазах зажглись радостные огоньки. – Надеюсь, только хорошее?

Я улыбнулась и кивнула.

Уже то, что моя егоза бегает к тебе на свидания больше двух недель подряд говорит о том, что парень ты достойный. Позера или зануду она терпеть рядом с собой не станет, у нее с мужчинами разговор короткий.

Эх! Мне бы в ее годы такие хорошие мозги!..

- К кофе могу предложить тебе только сахар, Дэн. По крайней мере, пока дочь не вернулась из магазина. У нас не осталось ни печенья, ни конфет, ни булочек.

- А мука у вас есть? – поинтересовался парень, рассматривая полочку с моей коллекцией специй.

- Да.

- А соль, куриные яйца, растительное масло?

- Имеются. А что?

- Если вы не против, я мог бы испечь блинчиков. Давно обещал угостить Лану блинами, но все никак не получалось.

- Ты умеешь готовить? – удивилась я.

С ума сойти. Это первый дочкин кавалер, который буквально с порога предлагает помощь по хозяйству. Да еще так просто и наивно.

- Умею. И люблю. Но я здесь чужой человек, а кухня – ваша, поэтому если вы не хотите…

- Да пеки пожалуйста, - усмехнулась я, доставая из шкафчика пакет с мукой. – Раз дал обещание, значит, нужно его выполнять.

Дэн тут же засучил рукава свитера и поскакал к раковине. Тщательно вымыл с мылом руки, а потом приступил к делу.

Быстро оценил качество предоставленных продуктов, ловко просеял через сито муку, за считанные минуты замесил тесто. Действовал при этом так твердо и уверенно, что я невольно им залюбовалась. Мальчик-то на кухне явно не новичок. Что ж, ценное качество для мужчины.

- А чем ты занимаешься, Дэн? Еще учишься или уже работаешь?

- Работаю, - ответил он, ловко переворачивая на сковороде первый блинчик. – Уже второй год.

- И кем?

- Инженером-проектировщиком. Проектирую телепортационные установки. Вернее, их некоторые отдельные элементы.

- Ого! – восхитилась я. – Здорово! Это, наверное, очень интересно.

- Ничего интересного, - фыркнул он. – Чертежи, магические проекции, отчеты… Одна муть и зеленая тоска. Мне не нравится.

- Если не нравится, почему тогда ты этим занимаешься?  

- Потому что это престижно. И прибыльно. А еще потому что магов-промышленников и магов-инженеров все уважают. И вообще, это занятие гораздо достойнее какой-то там кулинарии или другой подобной ерунды.

Он говорил, явно повторяя чьи-то слова, а его голос, тон, выражение лица буквально сочились ядовитым сарказмом.

Мне сразу стало интересно. Видимо, семья у парня не такая уж благополучная.

Перешла на магическое зрение и посмотрела на гостя с другой, нематериальной стороны.

Передо мной сразу же засверкали разноцветные нити его талантов (причем, все, как один оказались творческими), вокруг них яркими вспышками заискрились моральные качества – отзывчивость, доброта, трудолюбие, ответственность… Что интересно, в этом карагоде отчетливо выделялись пурпурно-красные огоньки магии. О, так он еще и волшебник. Правда, слабенький, едва ли сумеет сотворить хоть маломальское чудо.

Затем поверх этой картины легла сеть здоровья – толстая, надежная. Хоть парень и смотрится задохликом, а физически явно крепок.

В целом, полотно получилось бы неплохое, если б не тугой комок скрытых комплексов и неуверенности в себе. Что ж, зато теперь понятно почему Ланка заинтересовалась этим Крегом. У нее-то уверенности с избытком, на двоих хватит.

- По-моему, кулинария – совсем не ерунда, - сказала я. – Ты сам-то кем бы хотел работать, Дэн?

 - Кем-нибудь другим, - снова усмехнулся он. – Поваром, например. Или школьным учителем. Знаете, я неплохо лажу с детьми.

- Тогда почему бы тебе не сменить деятельность? Может, стоит заняться тем, к чему лежит душа?

- К сожалению, это невозможно, - грустно улыбнулся парень и поставил передо мной блюдо с результатом своего творчества. – Угощайтесь, госпожа Ланифи.

Блинчики выглядели потрясающе: тонкие, ароматные, в меру зажаристые. А на вкус вообще оказались выше всяких похвал.

- Ну как?

- Да ты волшебник, Дэн, - ответила я. – Такой вкуснятины я еще никогда не ела.

Он зарделся, как маков цвет. Уселся за стол и тоже принялся за блины, попутно запивая их остывшим кофе.

- А чем занимаетесь вы, госпожа Ланифи?

- Ты можешь называть меня просто Алирой, - сказала ему. – А занимаюсь я пошивом одежды. Я – портниха.

- О!

- Как видишь, профессия моя не особенно престижная. Однако мне она очень нравится.

- Здорово. Вам повезло. И что же вы шьете?

- Все, что будет угодно клиенту – от носовых платков до зимних курток.

- И много у вас клиентов?

- Хватает. Я ведь портняжу давно, больше двадцати лет.

- У вас свое ателье?

- Да, оно расположено на соседней улице.

- Как интересно, - задумчиво произнес Дэн. – А ведь Элана выбрала совсем другую профессию. Она же учится на ландшафтного дизайнера.

- Да, - кивнула я. – На последнем курсе.

- Но ведь если она будет оформлять сады и парки, то не сможет продолжить ваше семейное дело!

- Не сможет, - кивнула я, принимаясь за следующий блинчик. – Что поделать – Лана категорически не любит шить.

- И вы не против?..

- Нет. Зачем я буду заставлять ее делать то, что ей не нравится?

Парень покачал головой.

В этот самый момент хлопнула входная дверь и звонкий мелодичный голосок громко возвестил:

- Мармулёк! Я дома!

Дэн от неожиданности едва не выронил надкушенный блин.

- Иди в кухню! – со смехом крикнула я в ответ. – У нас гость.

- Ты не представляешь какой там снегопад, - гремя вешалками, продолжила кричать Лана, - меня едва не завалило снегом! Но я преодолела все сугробы и принесла нам много разной еды. Ну, разве я не молодец?

Она ввалилась в кухню, румяная от мороза и растрепанная из-за своей широкой мохнатой шапки. Невысокая, светловолосая, с большими карими глазами. Как я.

В руках у нее был пакет с продуктами.

- Вот, значит, как, - строго протянула дочь, окинув внимательным взглядом меня, Дэна и блюдо с блинчиками. – Я там по бездорожью прыгаю, а они тут блины лопают!

- Именно так, - усмехнулась я, забирая у нее покупки. – А если бы ты еще немного задержалась, мы бы и вовсе съели все вкусняшки. Правда, Дэн?

Парень не ответил. Обернувшись, я увидела выражение необыкновенного восторга на его лице и совершенно счастливые глаза, которыми он смотрел на мою дочь.

Оо… Да тут, похоже, все серьезнее, чем я думала.

- Бессовестные, - шутливо покачала головой Лана, цапая с тарелки угощение. – Едва не оставили меня голодной. А ты, Дэннер, надо полагать, шел мимо и решил заскочить в гости?

- Точно, - улыбнулся парень. – Привет, Лана.

- Привет, привет.

Она чмокнула его в щеку, подхватила тарелку с оставшимися блинами и объявив, что теперь ее очередь лакомиться выпечкой, уволокла и блюдо, и гостя в свою комнату.

…Они просидели вдвоем до самого вечера. Занимаясь домашними делами, я то и дело прислушивалась к звукам, доносившимся из дочкиной спальни, однако ничего особенного или подозрительного не услышала - оттуда раздавались только громкий смех и звонкий Ланкин голос.

Пару раз Элана прибегала на кухню за свежекупленным печеньем, а ближе к шести часам вечера я уже сама постучала в ее дверь, дабы напомнить, что пришла пора ужинать.

Дэн ушел в начале восьмого. Долго и мило прощался с нами в прихожей, словно изо всех сил оттягивая момент возвращения домой.

- Где ты откопала это чудо? – поинтересовалась я у дочери, когда за ее приятелем все-таки закрылась дверь.

- В парке, - ответила Элана. – Помнишь, в прошлом месяце была оттепель, и я поехала кататься на велосипеде? Вот. Он шел по аллее, а я ехала мимо и случайно окатила его водой из лужи. Так и познакомились.

- Да уж, - хмыкнула я. – Романтика.

- Он классный, - уверенно сказала дочь. – Забавный, веселый, добрый, как котенок. Умный очень. Ты, кстати, ему понравилась.

- В самом деле?

- Ага. Дэн сказал, что ты – замечательная. И что он тоже хотел бы иметь такую маму.

- У него нет мамы?

- Нет. Она умерла, когда ему было два года. Он ее даже не помнит.

Печально.

- А отец имеется?

- Имеется, - фыркнула Лана. – Но только номинально. У них очень своеобразная семья.

- Ты с ним знакома?

- Нет. Такой чести меня пока не удостоили.

Я внимательно посмотрела на дочь.

- Что у вас за отношения, Лана?

Она пожала плечами.

- Общаемся. Обсуждаем музыку и книги. Вместе гуляем. Он подвозит меня из универа домой. Только и всего.

- Дэн в тебя влюблен.

- Думаешь? – усмехнулась она.

- Уверена.  

Лана немного помолчала.

- Мне с ним очень хорошо, мам. Он лучше всех моих знакомых парней. Но дальше дружбы заходить не хочется. Страшно.

Еще бы. Когда перед глазами такой яркий пример неудачных отношений, как у ее матери, сто раз подумаешь – а оно вообще надо?

- Пусть идет как идет, - кивнула я. – А там будет видно.

 

***

Ланка оказалась права – снегом действительно завалило весь город. Из окна белые улицы смотрелись, конечно же, красиво, однако стоило утром выйти за порог и сделать попытку добраться до работы, как сразу стал понятен весь масштаб этого стихийного бедствия.

Хоть мое ателье расположено совсем рядом с домом, прихожу я туда за несколько часов до открытия. Делаю влажную уборку, дошиваю незаконченные изделия, обдумываю и рисую эскизы новых моделей одежды, которые можно будет предложить потенциальным клиентам. Сегодня большую часть времени пришлось потратить на то, чтобы очистить от снега крыльцо и прилегающую к нему дорожку, дабы эти самые клиенты могли свободно до меня добраться.

Пока убирала, несколько раз поднимала глаза, чтобы полюбоваться на новенькую вывеску, которую недавно повесили над входом в мою мастерскую. Теперь вместо старой полустёршейся таблички над крыльцом красовалось коралловое магически скрепленное полотно с надписью «Милагро». Видно его издалека, поэтому есть надежда, что ко мне на огонек будут заходить не только постоянные посетители, но и новые, незнакомые люди.

На самом деле, индивидуальный пошив одежды пользуется в нашей стране не меньшей популярностью, чем магазины готового платья. А в чем-то даже большей. Благодаря магически усиленным швейным машинам современным портнихам нужно совсем немного времени, чтобы выполнить заказ на любую, даже самую сложную деталь гардероба. Поэтому многие горожане предпочитают шить себе одежду у частного мастера, ведь это гораздо быстрее и дешевле, чем влетающие в копеечку походы по бутикам. Так что ателье у нас полно, и между ними идет неслабая конкуренция. Каждый заманивает клиентов, чем может: кто-то скидками, кто-то широким ассортиментом тканей, кто-то дополнительными услугами вроде эксклюзивных подвесок и аксессуаров.

«Милагро» с одной стороны, мало отличается от прочих мастерских: такая же техника, примерочная, ткани, фурнитура – словом, рядовая мастерская, в которой шьют и ремонтируют одежду люди среднего достатка. С другой, есть в сшитых мною платьях, брюках и кофточках помимо качества и хорошего кроя один секрет, которого нет ни у кого. Мои вещи приносят людям счастье. Причем, в самом прямом смысле.

…Дверной колокольчик возвестил о том, что порог «Милагро» переступил первый клиент, буквально через десять минут после того, как я повесила на дверь табличку «Открыто». Очень, к слову, вовремя – я как раз прострочила последний шов на новых брюках господина Лиззе – одного из моих постоянных клиентов.

Выглянула из-за ширмы, отделявшей рабочую зону от маленького холла со стойкой и креслами для посетителей, и увидела худенькую незнакомую девушку в стареньком пальто и тонком берете, нерешительно остановившуюся на пороге.

- Доброе утро, - улыбнулась я, выходя ей навстречу. – Прошу, проходите. Чем могу вам помочь?

- Здравствуйте, - скромно улыбнулась она в ответ. – Мне нужна юбка. Классического кроя. Срочно нужна. Очень-очень.

- Минимальное время пошива одежды вместе с примеркой – три часа, - заметила я. – Если, разумеется, нет другой срочной работы. Но вам повезло – сейчас горящих заказов у меня не имеется.

Девушка просияла и шустро последовала за мной на рабочую половину – снимать мерки.

- Юбка должна быть самая простая, - говорила она, пока я измеряла ее тоненькую талию. – Прямая, длиной чуть ниже колена. И обязательно черная. У вас ведь есть черная ткань?

- Конечно. Декоративные элементы использовать будем? Вышивку, отделку…

- Нет-нет! Сшейте мне самую обычную черную юбку. И, пожалуйста, побыстрее.

- Но ведь обычная – это скучно, - удивилась я. – Я уже поняла, что вам нужен офисный вариант одежды, но ведь даже самый строгий дресс код не запрещает иметь на юбочке интересную вытачку или красивый поясок. Если вопрос в цене, можете не волноваться, дополнительные красивости у меня стоят совсем не дорого.

Девушка вздохнула.

- Да не в цене тут дело. Хотя, и в ней, конечно, тоже. Денег у меня не так уж много. Просто после обеда я иду на собеседование в одну серьезную организации.

- Вы хотите устроиться на работу?

- Да, очень хочу. Даже не так – мне просто необходима эта работа. И ведь я подхожу по всем параметрам: у меня и образование соответствующее есть, и некоторый опыт имеется, и возраст оптимальный, и желание трудиться тоже.

- Но нет черной классической юбки.

- Да! Мне сказали, что тамошняя начальница – очень строгая придирчивая дама. Она обращает внимание на все, а особенно на внешний вид сотрудников. И на собеседование к ней нужно идти обязательно в деловом костюме. Блузка у меня есть, жакет одолжила соседка, а вот юбка – увы…

- Ее можно было купить в магазине.

- Может быть, и можно. Но я такая невезучая! С самого утра обежала половину города, но не нашла ничего подходящего. Только представьте: то цвет не тот, то нет нужного размера, то стоимость такая, что становится нехорошо. Единственный выход – шить.

- Вы так уверены, что благодаря черной юбке вас возьмут на работу?

- Я ни в чем не уверена, - снова вздохнула клиентка. – Когда я войду в кабинет к этой строгой начальнице, у меня наверняка отнимется язык, подвернется нога или случится еще что-нибудь такое, из-за чего надо мной сначала посмеются, а потом прогонят прочь. И никакая юбка не поможет.

Это точно.

Слушая ее взволнованный рассказ, я внимательно рассматривала посетительницу своим особым зрением. При этом меня не покидало чувство дежавю. Примерно такое же полотно я наблюдала вчера у Дэна Крега, только в менее запущенном варианте. Здесь же нет ни одной искры магических сил, клубок комплексов больше, способностей чуть меньше, зато моральные качества на высоте. Словом, девочка - умничка и разумничка, но жутко неуверенная в себе.

Впрочем, это не беда.

- Знаете… Как вас зовут?

- Анита.

- Анита, мне кажется, это неправильно – идти на собеседование, заранее настроившись на провал. Поэтому, чтобы поддержать ваш боевой дух, я сошью вам особенную юбочку. Она будет приносить удачу.

- Удачу? – удивленно переспросила девушка. – Вы, что же, магичка?

- Ну… В некотором роде, - улыбнулась я. – По крайней мере, мои клиенты считают именно так. Говорят, вещи, которые я шью, просто волшебные – им буквально нет сноса.

Анита хихикнула.

- И сколько я буду вам должна за колдовство?

- Нисколько. Удача идет в подарок.

Ткань для будущей детали делового костюма мы выбрали быстро, и пока я кроила юбку, клиентка скромно сидела в кресле для посетителей, ожидая первой примерки.

Спустя час, подгоняя миди по ее фигуре, я одновременно копировала поврежденные энерголинии девушки, те самые, из-за которых она вечно чувствует себя неудачницей и которые совершенно определенно портят ей жизни.

Честно говоря, в чем-то Анита права – я действительно волшебница, но волшебство мое особенное, отличное от того, к которому мы все привыкли. Я не могу передвигать взглядом предметы, вызывать ветер или создавать порталы. Зато отчетливо вижу энергетические нити, которыми оплетен каждый человек, те, что отражают черты его характера, моральные качества, стремления и предрасположенности.

Для меня все они складываются в единое полотно, на котором, как на картине можно увидеть практически всю подноготную человека, кроме разве что его отдельных чувств и эмоций.

Зачастую это самое полотно бывает испорчено узелками, комочками, а то и целыми дырами комплексов, предрассудков и прочей внутренней гадости, мешающей людям радоваться жизни.

Суть моего необычного дара состоит в том, что я могу убрать эти узелки и заменить прогнившие нити новыми. Правда, процесс этот достаточно медленный и весьма энергозатратный. А еще, что греха таить, лично для меня совсем нежелательный, ибо может привлечь внимание тех, кого я не хочу ни видеть, ни знать. Однако, желание латать испорченные полотна, по всей видимости, течет по моему организму вместе с кровью и вытравить его оттуда никак нельзя. Поэтому я шью волшебную одежду – вплетаю в ее ткань, швы или декоративные элементы правильные, здоровые нити, которые способны если не излечить, то хотя бы улучшить состояние поврежденной энергетической ткани.

Правда, эту эксклюзивную услугу «Милагро» я не афиширую, да и доступна она только для тех, кому действительно нужна.

Взять хотя бы Аниту. Прекрасная девушка – умная, старательная, добросовестная. Но слишком скромная, склонная к рефлексии и, как следствие, создающая сама себе проблемы. Возможно, ее очень строго воспитывали родители, обижали сверстники, или было в ее жизни что-то еще, из-за чего на энергополотне образовались узелки комплексов. В принципе, ничего особенного в этом нет, куча людей страдает точно таким же «недугом». Но если я могу помочь человеку, почему бы это ни сделать?

Собирая воедино строгую офисную юбку, я добавила в ткань несколько свежих нитей моральной устойчивости. Теперь каждый раз, когда Анита будет в нее наряжаться, мысли ее будут ясными, речь - внятной и стройной, а душа - спокойной. Все остальное девушка сделает сама.

…Юбка была готова ровно через два с половиной часа.

- Пожалуйста, принимайте заказ, - радостно сообщила я, передавая клиентке сверток.

- Спасибо, - улыбнулась Анита. – Как бы мне хотелось, чтобы эта вещь действительно принесла удачу!

- Так в чем же дело? Просто поверьте в это и все.

- Да-да, - засмеялась Анита. – Я тоже знаю про чудеса самовнушения. Когда училась в школе, у меня были жуткие проблемы с чистописанием. Тогда мама подарила мне красивую ручку с ярким колпачком и тоже сказала, что она волшебная. Мол, кто ею пишет, у того будет красивый почерк и не окажется ни одной ошибки. И я поверила.

- И что же, ручка писала правильно?

- Представьте себе, да. После этого по чистописанию у меня были одни пятерки.

Какая мама молодец!

- Что ж, раз однажды получилось, значит, получится снова, - подмигнула я. – Надевайте счастливую юбку, Анита. И бегите устраиваться на работу.

 

***

В целом, день сегодня прошел ровно, без особенных происшествий.

После того, как первая клиентка забрала срочный заказ, за своими брюками явился Карл Лиззе – сухонький пожилой мужчина, заказывающий у меня одежду для себя и своей жены на протяжении уже многих лет. Получив сверток с обновкой, он передал письмо от директрисы расположенного неподалеку частного детского сада, в котором работал завхозом. В конверте оказался подписанный договор на пошив очередной партии постельного белья.

Собственно, этим самым бельем я занималась до самого вечера.

С детским садом, к слову, тоже сотрудничаю давно – его хозяйка давно заметила, что на сшитых мною наволочках и простынях ребятишки спят особенно крепко и спокойно.

…Домой я пришла чуть позже обычного – в начале восьмого. Едва переступила порог, как меня буквально окутало чудесным ароматом запеченного мяса.

На звук хлопнувшей двери в прихожую выглянула Лана.

- Что-то ты поздно сегодня, мармулек.

- Заработалась, - ответила, снимая пальто. – Я так понимаю, у нас снова в гостях Дэн?

- Да, - удивилась дочь. – А как ты догадалась?

- По запаху. Ни ты, ни я никогда не приготовим мясо так, чтобы оно пахло настолько восхитительно.

- Ну да, - хмыкнула дочь. – Мы с тобой в этом отношении криворукие. Пошли, мармулек, нас сейчас будут кормить.

Дэн, похоже, в моей кухне вполне освоился и чувствовал себя совсем как дома. Остановившись в дверях, я снова залюбовалась тем, как ловко он хлопочет у плиты. Судя по количеству посуды, еды дочкин приятель наготовил на неделю вперед: помимо мяса я разглядела глубокую миску с салатом, тарелку с котлетами, кастрюлю с супом и блюдо с новой порцией блинов.

- Я сказала Дэну, что у тебя много работы в ателье, и он предложил мне помочь приготовить ужин, - тихо сказала подошедшая сзади Элана.

- Ты только посмотри, как здорово он управляется с продуктами, - с восхищением произнесла я. – Бесконечно бы на это смотрела.

- Правда? – хмыкнула Лана. – Дэн, ты слышал? Мама предлагает тебе переселиться к нам!

Я толкнула ее локтем в бок.

- Спасибо, Алира, - улыбнулся парень, повернувшись в нашу сторону. – Но лучше я буду просто приходить к вам в гости.

- Здесь так много вкусного, - сказала я, усевшись за стол. – Мы что-то празднуем?

- Не совсем, - ответил Дэн. – Хотя… Я сегодня снял себе отдельную квартиру и завтра-послезавтра туда перееду.

- Мы вместе ее выбрали, - гордо заявила Ланка.

Я улыбнулась и кивнула.

Что ж, отдельное жилье – это неизбежный этап, через который проходят и родители, и дети. В самостоятельной жизни без личной норки никак. Хотя я с некоторым страхом жду момента, когда мой ребенок скажет, что решил переселиться из родительского дома в свой собственный.

- И что это за квартира? – поинтересовалась, принимая из рук дочери тарелку с супом.

- Очень уютная, - живо откликнулся Дэн. – Небольшая, но мне много места и не надо. Район тоже ничего. Офис, в котором я работаю, - рядом. В общем, то, что надо. Поживу немного, а потом уже попытаюсь купить себе свое жилье.

- Может, стоило сразу озаботиться покупкой? – осторожно спросила я. – Все-таки съемная квартира тоже требует денег. Зачем отдавать их чужому человеку, если можно еще какое-то время пожить с родными? Или тебя выгоняют из дома?

- Нет, не выгоняют, - скривился парень. – Но оставаться там я больше не могу. Лучше уж заплачу этим самым чужим людям, зато жить и собирать деньги буду спокойно.

Ну-ну.

- Ты живешь с отцом?

- Да, - кивнул он.

- Вдвоем?

- Вдвоем.

- И как он отнесся к твоему желанию переехать?

- Никак, - хмыкнул Дэн. – Хотя скорее был рад, чем огорчен.

Что ж, теперь понятно откуда у этого молодого кулинара столько скрытых комплексов. Похоже, отношения с папой у него действительно не очень.

Элана, видя, что разговор гостю удовольствия не доставляет, быстро перевела беседу на другую тему – начала живо и со смехом рассказывать, как весело они сегодня вечером ездили по городу и выбирали какую именно квартиру снимут. Дэн ее инициативу сразу же поддержал, поэтому ужин у нас прошел в теплой непринужденной обстановке.

Продолжить за чаем повествование о сегодняшних приключениях детям помешал запиликавший мобильный телефон Эланы. Посмотрев на его дисплей, дочь сделала большие глаза и пробормотав: «Дипломный руководитель!», - убежала разговаривать в гостиную. Наш гость проводил ее нежным взглядом.

- Спасибо за угощение, Дэн, - сказала я. – У тебя настоящий кулинарный талант.

Парень довольно улыбнулся.

- А вам спасибо за Лану, госпожа Ланифи.

Я засмеялась.

- Не рано ли благодаришь?

- Что вы, в самый раз. Знаете, это ведь она убедила меня отселиться от отца. Элана такая активная, зажигательная! Я бы к этому решению еще год шел. Или два. Истрепал бы себе за это время все нервы. Может, даже стал неврастеником.

- Ого, - удивилась я. – Вам с отцом так тесно вместе?

- Не то чтобы тесно, - ответил Дэн. – У нас большой просторный дом. Бывает так, что мы целыми днями не видимся и не общаемся. Особенно, если я задерживаюсь на работе, а он на службе.

- И при этом вы умудряетесь трепать друг другу нервы?

- Да.

- У вас, наверное, очень разные характеры.

- Не то слово, - усмехнулся парень.

- Знаешь, иногда, чтобы заключить перемирие, нужно просто поговорить по душам.

- Это не наш случай, - отмахнулся Дэн. – Я пытался вывести отца на разговор, но ни к чему хорошему это ни разу не приводило. Наорем друг на друга, наговорим гадостей и расходимся по своим комнатам. Лучше уж просто разъехаться и жить спокойно.

- Чем же папа в тебе не доволен?

Дэн закатил глаза.

- Долго перечислять. У него целый список моих недостатков. Но если коротко, я – главное разочарование в его жизни.

- Прямо-таки разочарование?

- Ага. У нас в роду все мужчины рождаются сильными – и физически, и магически, и духовно. Один я – паршивая овца. Тридцать раз не подтянусь, магии – кот наплакал, да сам по себе – слабак и рохля.

Оо… Как мне это знакомо!

Лана правильно сделала, что уговорила этого ягненка переехать.

Мы немного помолчали.

- Ты единственный ребенок в семье? – спросила я у Дэна.

- Нет, - ответил он. – У меня есть старший брат Кир. Он-то как раз настоящий Крег – сильный и очень способный.

- А какие у тебя отношения с ним?

Дэн улыбнулся.

- Прекрасные. Брат у меня замечательный. Правда, мы редко видимся. Кир, как и отец, окончил военную академию и стал боевым магом. Сейчас служит на границе с соседним государством.

Ясно. Старший сын – любимый, младший - нет. Хорошо хоть у братьев между собой мир и согласие.

У меня в семье такой отдушины не было.

- Знаешь, Дэн, - задумчиво сказала ему. – Я тебя хорошо понимаю. Мои отношения с родителями тоже были так себе. Вернее, с одним родителем – с мамой.

- Да? – удивился парень. – У вас с кем-то могут быть плохие отношения?

- Тебя это удивляет?

- Ну.., - он немного смутился. – Вы такая… хорошая. Слушаете, разговариваете. Вам хочется рассказать все-все.

Ох…

Рассказывать тебе хочется не потому что я хорошая, а потому что дома разговаривать не с кем.

- Спасибо, - улыбнулась я. – Только моя мама считает иначе. Давным-давно она возлагала на меня большие надежды, а я их не оправдала. С тех пор прошло много лет, а она все не может мне простить, что я такая, какая есть.

- Вы общаетесь?

- Да, но редко. И в основном по телефону. Представь себе, она до сих пор ко мне придирается, ищет недостатки и убеждает, что мы с Ланой неправильно живем. Раньше я в ответ сердилась, спорила, что-то доказывала, кричала.

- А теперь?

- Теперь мне хватает мудрости просто молчать. Или отвечать спокойным голосом. Нас обеих не переделать, так есть ли смысл сотрясать воздух?

Несколько секунд Дэн молчал.

- А ваш отец, Алира?

- А отца у меня нет.

- Он умер?

- Они с мамой развелись. Очень давно, мне тогда было девять лет. С тех пор я о нем ничего не слышала. Может быть, он действительно уже мертв. Сейчас-то мне сорок два.

Я поставила на стол пустую чашку.

- Я к чему тебе об этом рассказываю, Дэн. Твой папа, как и моя мать, останется таким, какой есть. И ты ничего с этим не сделаешь. Это нужно принять и просто поберечь нервы – и свои, и его.

- Я его уже давно принял, - грустно улыбнулся парень. – А вот он меня принять не хочет. Как я только не пытался это изменить! И спортом занимался, чтобы стать крепче, и образование получил техническое, как он хотел. И даже эти дурацкие телепортационные стяжки конструирую, чтобы ему доказать: я не бездарь и не дурак! И все без толку.

- А вот это ты, голубчик, зря, - покачала я головой. – Одно дело прислушиваться к советам родителей, и совсем другое – строить свою жизнь по их указке. Да еще пытаясь им что-то доказать. У твоего отца жизнь своя, а у тебя – своя. Как же ты хочешь, чтобы он тебя полюбил, если ты сам себя не любишь?

Дэн поднял на меня задумчивый взгляд и хотел что-то ответить, но не успел - в кухню вихрем влетела счастливая Ланка.

- Ты чай выпил? – спросила она у своего кавалера. – Да? Вот и ладненько. Идем со мной, пусть мармулек после трудового дня отдыхает.

Я проводила их взглядом, потом немного подумала и налила себе вторую чашку чая.

На самом деле, это очень больно и обидно – быть чьим-то разочарованием. Уж я это знаю.

Когда-то, когда деревья были большими, моя мать надеялась, что сумеет с моей помощью удержать возле себя отца. Любила его очень. Гораздо больше, чем меня. Однако, папа все равно ушел. Вернее, мы ушли.

Я до сих пор помню, как мама, бледная и молчаливая, собрала свои и мои вещи в большой чемодан, а потом отец отвез нас с этим чемоданом на вокзал. Вручил матери билеты и какие-то деньги и сразу же уехал обратно. А мы сели в поезд и прибыли в этот город.

В минуты плохого настроения, которые в течение следующих лет наступали у мамы достаточно часто, она любила кричать, что это я виновата в том, что наша семья распалась. Что если бы во мне была хоть капля родовой магии отца, все могло бы быть по-другому. Я слушала, молча глотала слезы и чувствовала себя самым мерзким и гадким существом во вселенной.

Да, я прекрасно понимаю Дэна.

Тоже, будучи ребенком, изо всех сил старалась угодить своей родительнице. Задобрить, чтобы не кричала и не била. Доказать ей (или все-таки себе?..), что я не ничтожество.

Помню, как не хотелось мне возвращаться после школы домой – там меня ждали равнодушные глаза и презрительные усмешки. Еще помню, как ненавидела занятия по экономике, которую стала изучать под давлением матери. И с какой радостью выскочила в девятнадцать лет замуж, когда в моей жизни вдруг появился веселый и богемный Грег Ланифи – будущий отец Эланы…

Что ж, что было, то уже быльем поросло. Шишек я за свою жизнь набила немало. Надеюсь, дочь учтет мои ошибки. И ее приятель тоже.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям