0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Повелитель драконов » Отрывок из книги «Повелитель драконов»

Отрывок из книги «Повелитель драконов»

Автор: Каблукова Екатерина

Исключительными правами на произведение «Повелитель драконов» обладает автор — Каблукова Екатерина Copyright © Каблукова Екатерина

Глава 1

Это конец. 

Анна стояла у узкого окна башни-донжона и смотрела на небо. Еще с утра оно было безоблачно-синим, с белыми барашками облаков. Теперь лазурную гладь заволокло дымом, по которому то и дело пробегали неровные ярко-оранжевые сполохи – отблески пламени драконов. Самих монстров Анна не видела, бой шел далеко за стенами замка, но она знала, что чудища скоро появятся.

Он привел их с собой. Повелитель драконов. Сын короля и прачки. Бастард, слепо преданный монарху, готовый уничтожить любого, кто пойдет против его величества Георга Справедливого.

Сейчас, когда огромные монстры кружили в воздухе, поливая огнем остатки армии лорда Ская, прозвище монарха казалось насмешкой. Грозный рык перекрыл шум сражения, заставляя вздрогнуть. Анна закрыла глаза, понимая, что они все обречены.

Обречены с того самого момента, когда ее муж, лорд Джонатан Скай, решил поднять мятеж против короля. Безумец. 

Анна не понимала, на что он рассчитывал. Джонатан никогда не посвящал жену в свои замыслы, а она давно прекратила спрашивать. Как оказалось, зря.

Две недели назад Джонатан вернулся из столицы.

Бледный, с лихорадочно горящими глазами он появился в спальне жены, провел с ней ночь, а утром снова уехал, на этот раз во главе войска.

Это был мятеж. Старинное право вассала поднять восстание против своего господина, которым воспользовался лорд Скай. Анна не стала выяснять причины, сподвигнувшие мужа на это, она понимала, что ей остается только молиться. Правда, не знала, о чем.

Череда легких побед первых дней очень быстро сменилась неудачами, войска мятежников были отброшены назад, и вот теперь – последняя битва. То, что она последняя, понимали все. Ворота замка вот-вот распахнутся и тогда…

Анна отошла от окна и посмотрела на своих гарьярд, в страхе жмущихся друг к другу. Согласно традиции, дочери вассалов были отправлены отцами в замок Скай, чтобы составить компанию жене хозяина. Теперь они умрут вместе с ней. Умрут, потому что смерть будет лучше, чем участь пленниц, которых в качестве награды швырнут солдатам. 

Словно прочитав мысли хозяйки, девушки вздрогнули и еще плотнее прижались друг к другу, вопросительно посматривая на свою госпожу.

– Миледи, что с нами будет? – спросила одна из девушек, Вайолет. 

Своими огромными янтарными глазами она вглядывалась в лицо той, кому привыкла доверять, все еще надеясь на чудо. Анна опустила голову. Вайолет всхлипнула. За ней зашмыгали носами и остальные. 

– Тише! – одернула их Анна. – Не хватало, чтобы враги увидели ваши слезы!

– Все равно мы умрем, – возразила ей Фелисити. Темноволосая кареглазая красавица, избалованная отцом, была самой дерзкой. – Вы убьете нас, как до этого ваш муж убил наших отцов и братьев!

– Ваши отцы сами сделали свой выбор! – не сдержавшись, возразила Анна.

Это была ложь. От лорда Блеквуда, сенешаля замка, получавшего короткие письма от хозяина, леди Скай знала: вместо того, чтобы устремиться к столице, Джонатан предпочел наказать своих вассалов, которые отказались приносить оммаж – магическую клятву верности своему господину. Их замки были разграблены, а головы тех, кто не успел сбежать, лорд Скай приказал нанизать на пики и выставить над воротами.

Судя по взглядам, гарьярды это тоже знали. Наверняка, Уна, дочь сенешаля, рассказала подругам то, что услышала от отца.

– Они дали вассальную клятву и не могли ее нарушить! – Фелисити вскочила. – Все из-за вашего мужа! Это он потребовал скрепить клятву древней магией! Если бы они знали…

Ее подруги испуганно зашептали что-то, пытаясь ухватить девушку за руки, но она вырвалась, готовая вцепиться в волосы своей госпожи. 

Анна остановила гарьярд взмахом руки и подошла к бунтарке вплотную. Всмотрелась в темные глаза. В их глубине плескался животный страх. Анна до крови прикусила губу.

– Что ты хочешь, Фелисити? – тихо спросила она. – Остаться в живых? Служить постельной игрушкой этим воинам? Ублажать их, пока их жены мирно спят в своих постелях?

– Бой еще не закончен! 

Словно в ответ раздался оглушительный грохот, который мгновенно сменился радостным ревом.

Замок пал.

 Анна прикрыла глаза. Она знала, что должна сделать, но ей все еще не хватало смелости… 

 Понимая, что их судьбы решены, девушки вновь прижались друг к другу, повторяя слова молитвы. Каждая секунда была на счету. Прислушиваясь к шуму, доносившемуся со двора, Анна начала торопливо плести заклинание.

Руки дрожали и арканы получались кривыми, но это не останавливало хозяйку замка. Пусть они умрут мучительной смертью, но при этом прихватят с собой как можно больше захватчиков. Лязг доспехов и топот ног по каменным ступеням возвестили, что они идут. Солдаты короля. Убийцы ее мужа.

Побледнев, Анна встала напротив двери. Заклинание было готово, но она все еще медлила, словно надеясь на чудо. 

Дверь сорвалась с петель и с грохотом упала.

– Э, да здесь женщины!

– Вот нам свезло!

– Сейчас повеселимся!

 Все еще охваченные азартом боя, воины герцога ворвались в комнату.

– Стойте! – выкрикнула Анна, поднимая над головой руку с заклинанием.

Они замерли, с испугом смотря на огненный шар, подрагивающий на изящной женской ладони. На покрытых копотью и кровью лицах появилось выражение страха.

– Назад! – приказала леди Скай.

– Вот ведь… – пробормотал один из солдат.

Он скинул капюшон кольчуги и рукой в кожаной перчатке вытер пот со лба. Коротко стриженные темные волосы торчали во все стороны. – Миледи, вы это…

Позади на вошедших напирали те, кто не успел попасть в комнату, один из воинов пошатнулся и шагнул вперед.

– Не подходите! – Анна и сама не знала, что заставляет ее медлить. – Иначе я…

Солдаты послушно попятились. За спиной у госпожи всхлипнула Уна.

Магический шар, заклинание смерти, переливался в руках, становясь все ярче. 

– Что здесь происходит? – властный голос перекрыл все.

– Милорд, здесь женщины… Это опасно! – предупредил темноволосый.

– Неужели? – в голосе послышалась ирония. – Тогда мне следует взглянуть на эту опасность!

Солдаты почтительно расступились, и тот, кого назвали милордом, шагнул в комнату.

Анна перевела взгляд на вошедшего. Он был настолько высоким, что ему пришлось склонить голову, чтобы переступить порог. Шлема на мужчине не было.

Светлые волосы потемнели от пота и прилипли ко лбу, измазанное копотью лицо пересекал шрам, начинавшийся около волос, рассекавший бровь надвое и по левой щеке спускавшийся к уху.

По тому, как почтительно смотрели на мужчину остальные, Анна сразу поняла, что это – герцог Раймон Амьенский. 

Бастард и любимый сын короля. Главнокомандующий армией. Повелитель драконов собственной персоной.

Про него ходили ужасные слухи. Говорили, что он подчиняется Темной богине, что отдал свое сердце в обмен на право первородства, дабы властвовать над чешуйчатыми тварями.

Особо смелые заявляли, что герцог совокупляется со своими драконами, и потому непобедим.

Анна и не думала, что он явится в башню лично. Если сейчас бросить заклинание…

Но леди Скай все медлила, перекатывая в ладонях смертельное заклятье.

– Что здесь происходит?! – при виде огненного шара в дрожащих женских руках он осекся, серые глаза тревожно сверкнули, но герцог сразу принял невозмутимый вид.

– Миледи! – он поклонился так, будто бы был на балу в королевском дворце, а не в замке мятежного лорда. – Прошу прощения, что мои люди потревожили вас!

Леди Скай растерянно моргнула. Согласно традициям, ей следовало склониться в ответном реверансе, приветствуя герцога, но ведь он был врагом, захватчиком. Судя по едва дернувшимся уголкам губ, Повелитель драконов заметил ее нерешительность. Он оглянулся, бросил быстрый взгляд на притихших от страха девушек, все еще жавшихся друг к дружке, и продолжил:

 – Миледи, бой закончен. Не думаю, что использовать заклинание в ваших интересах!

– Вот как? – растерянно произнесла Анна, окончательно сбитая с толку.

Она знала, что не должна говорить с захватчиками, но ей хотелось прожить еще хоть мгновение, прежде чем…

– Именно. Погубив всех нас, вы ничего не добьетесь, лишь навлечете гнев короля на эти земли.

Уна вновь всхлипнула. 

– Король и так разгневан, – отозвалась Анна. 

– Сейчас кара настигнет лишь тех, кто участвовал в восстании. Убьете моих людей, и вокруг замка не останется ничего живого! – герцог протянул руку, предлагая передать ему огненный шар. 

Леди Скай попятилась:

– Не подходите!

От напряжения и страха голос срывался. Она понимала, что должна бросить свое заклинание, но оно будто прилипло к ладоням. Заметив это, Раймон неуловимым движением кинулся к ней, одной рукой перехватил за запястья, а второй аккуратно подхватил шар, выпавший из рук женщины.

– Отпустите! – осознавая, что проиграла, Анна все-таки попыталась вырваться. 

Герцог лишь усилил хватку. Шар на его ладони вспыхнул и растворился в воздухе.

– Все – вон! – бросил Повелитель драконов через плечо своим людям. 

Анна всхлипнула, уже не сомневаясь, что сейчас произойдет. От страха ноги подкашивались, но она заставила себя стоять ровно, хотя все ее тело сотрясала дрожь. Женщина попыталась освободиться при помощи магии, безуспешно. Заклинания не срабатывали, разбиваясь о защиту заговоренных доспехов.

– Не стоит и пытаться, – усмехнулся Раймон. – Драконы невосприимчивы к магии.

– Драконы? – в ужасе выдохнула Анна.

– Именно. Но не думайте, я не превращаюсь в зверя!

Он силой подвел пленницу к окну и заставил присесть на подоконник. Сам наклонился, загораживая спиной от гарьярд, все еще находившихся в комнате.

Герцог был так близко, что Анна чувствовала его дыхание на своих волосах.

От страха и пережитых волнений голова шла кругом, и она уже не понимала, что происходит. Лицо мужчины расплывалось, а голоса доносились будто из тумана. Леди Скай устало прикрыла глаза, ожидая, что сейчас герцог Амьенский, Повелитель драконов, по праву воспользуется своей добычей... На глазах у всех порвет на ней платье, и шершавые ладони коснутся ее тела...

В этот момент ей хотелось лишь одного: чтобы все закончилось как можно быстрее. Но ничего не происходило. Герцог так и стоял, нависнув над своей пленницей.

Анна не знала, почему он медлит. Джонатан давно бы… 

Она вспомнила мужа. Грубые руки, часто оставлявшие синяки на ее коже, боль, всегда сопровождавшую их соитие. Лорд Скай брал то, что принадлежало ему.

Но он был ее мужем. Мужчиной, которому Анна дала обеты служить и подчиняться. И свято соблюдала их, несмотря ни на что. 

Теперь она будет принадлежать другому. Без клятв, без обетов в храме, просто потому, что этот другой оказался сильнее. 

Анна всхлипнула и вдруг почувствовала что ее никто не держит. Она открыла глаза и обнаружила, что так и сидит у окна, а стена донжона холодит спину.

Герцог все еще стоял рядом, задумчиво смотря в окно, на потемневшее от дыма и магии небо. Сейчас, когда левая половина лица была скрыта, он казался красавцем. 

– Почему вы медлите? – слова сами сорвались с языка.

Раймон Амьенский понимающе усмехнулся.

– Не знаю, что вы там напридумывали, – тихо, но очень веско произнес он, поворачиваясь к пленнице. – Но у меня в армии достаточно много женщин, готовых отдаться мне по первому слову, потому брать вас силой абсолютно не входит в мои планы!

– О! – только и выдавила из себя Анна. Ошеломленная, она смотрела на испачканное кровью и копотью лицо мужчины, все еще не понимая, что он от нее хочет. – Тогда зачем… что вам надо?

– Дайте мне слово не применять магию ни против себя, ни против кого-то из моих людей! – достаточно резко потребовал герцог.

– Ваших людей? – переспросила Анна, пытаясь решить, что же ей делать.

Ее муж, лорд Скай, наверняка, отказался бы, да что там, он плюнул бы в лицо этому бастарду. Но лорд Скай погиб, а Анна… в свои двадцать лет она безумно хотела жить.

– Да, моих людей: воинов, слуг, маркитанток, благодаря заботе которых моим людям не нужно насиловать ваших девушек… – он снова усмехнулся.

– А если я откажусь?

Мужчина пожал плечами. Его кольчуга угрожающе звякнула:

– Мне придется заковать вас в кандалы и отвести в подземелье. Не думаю, что это доставит вам удовольствие! 

Упоминание об удовольствии заставило Анну рассмеяться. Она хохотала и хохотала, осознавая что вот-вот сорвется в истерику. Понял это и мужчина.

– Прекратите! – потребовал он. 

В ответ Анна лишь помотала головой:

– Я не могу...

 Хлесткая пощечина обожгла. Смех оборвался. Анна схватилась за щеку, ошеломленно смотря на герцога Амьенского. 

– Простите, – в его голосе не было ни капли раскаяния, – в замке сейчас мои люди, разгоряченные недавним боем, поэтому у меня нет времени на женские истерики. Все, что мне от вас нужно – ваше слово, что вы признаете поражение лорда Ская и не будете делать глупостей. 

– Почему бы вам просто не заковать меня в цепи и не отправить в подземелье? 

– Я не воюю с женщинами. Дайте мне слово, и я прикажу проводить вас в ваши покои.

– Мои покои? – Анна окончательно растерялась.

– Вы же не хотите остаться здесь? – герцог обвел выразительным взглядом пыльные сундуки и сломанную мебель, свидетельствующую о том, что обычно донжон использовался как склад для рухляди. – Здесь нет даже кровати… 

 – Да… – слишком уставшая, чтобы сопротивляться, Анна кивнула. 

– Да – что?.. – он прищурил глаза. 

Анна вздохнула. Напряжение последних дней, беспокойство о собственной судьбе и судьбе мужа, все это вымотало ее до предела. Голова раскалывалась, единственное, что ей хотелось – лечь в кровать и хотя бы на несколько часов забыться.

– Я даю вам свое слово. Я не причиню вреда вашим людям, пока они находятся в этом замке и на этой земле, если они не станут причинять вред мне и моим слугам. Хотите, чтобы я скрепила клятву кровью? – собравшись с силами, царственным жестом она протянула руку, ожидая, что в ладонь вложат клинок, но мужчина покачал головой:

– Я же сказал, что мне достаточно вашего слова.

Широким шагом он подошел к распахнутой двери:

– Гарет!

Знакомый темноволосый воин появился в комнате. Судя по мрачному взгляду, он слышал весь разговор и не одобрял благородства своего командира.

– Проводи леди Скай в её покои! – распорядился герцог.

– Рай, ты уверен? – Гарет мрачно покосился на пленницу. – Что, если там есть тайный ход, и она сбежит?

Повелитель пожал плечами:

– Это будет глупым поступком. Сейчас вокруг замка полно разбойников и мародеров.

– Которых вы привели с собой? – спросила с вызовом Вайолет.

Анна бросила на девушек беспомощный взгляд, а Фелисити зашипела, одергивая подругу.

Герцог криво усмехнулся:

– Мне нет нужды обременять армию теми, кого и так полно в ваших землях, милая дева! Но, боюсь, мне придется повесить несколько мародеров в назидание остальным. Так что советую не покидать замок! Миледи, – он коротко поклонился пленнице и вышел.

Анна выдохнула и обернулась к гарьярдам:

– Идемте!

– Эй, приказ касался только вас! – попробовал вмешаться Гарет.

Его грубость придала сил.

– Они идут со мной, – непререкаемым тоном произнесла леди Скай. – Если вам нужно позволение вашего господина, ступайте, мы подождем!

– Раймон мне друг, а не господин! – горячо возразил Гарет.

– В таком случае, мне странно, что вы своим поведением пытаетесь опорочить честь друга и командира! – Анна выжидающе взглянула на воина.

Он скривился:

– Ладно, что с вами время терять! Идемте!

– И мои гарьярды?

– Делайте что хотите, – сквозь зубы процедил Гарет. – Поверьте, у меня полно дел и без ваших девиц!

Глава 2

Сражение не затронуло верхних этажей замка. Здесь все было по-прежнему. Даже шум, доносившийся со двора: смех солдат, окрики командиров, звон оружия – можно было принять за учения войск лорда Ская. При мысли о том, что люди мужа наверняка мертвы, сердце болезненно сжалось, а горло сдавило от рыданий. Пытаясь собраться с силами, Анна остановилась и оперлась рукой на стену.

– Вам плохо, миледи? – встревожилась Уна.

Леди Скай покачала головой.

– Все в порядке, – тихо сказала она. – Пойдем

Стараясь не обращать внимание на сопровождавших их по приказу Гарета воинов герцога, она зашагала по коридору.

Уже у самых дверей, друг герцога приказал остановиться. Он первым вошел в покои, внимательно осмотрел комнаты и посторонился, позволяя пленницам шагнуть внутрь.

Анна нерешительно переступила порог и замерла, не веря своим глазам. Удивительно, но ее покои не подвергались обыску. Гобелены так и висели на стенах, тяжелые портьеры прикрывали окна, создавая полумрак, громоздкая массивная мебель стояла ровно так, как и утром.

Все еще сомневаясь, Анна подошла к столу, достала связку ключей. Символ власти хозяйки замка, они так и остались висеть на ее поясе.

Уже предполагая, что увидит, леди Скай проверила содержимое ящиков. Украшения, деньги, немногочисленные письма матери, когда та была еще жива, – все лежало на своих местах.

Анна задумчиво постучала пальцами по столешнице

Признаться, было бы гораздо проще, если бы в комнатах царил разор. Тогда она смогла бы смириться с тем, что все кончено, и она – пленница ужасного герцога. Сейчас, когда двери были закрыты, а сама леди Скай находилась в привычном окружении гарьярд, все казалось дурным сном. 

Все еще избегая взглядов девушек, Анна подошла к окну, отдернула портьеру. 

Снаружи шел снег. Лишь потом женщина сообразила, что огромные хлопья, падающие с неба – пепел. Медленно кружась, он все падал и падал с неба, серым ковром укрывая мощеный камнями двор.

– Что с нами будет, миледи? – дрожащий голос Уны вывел Анну из задумчивости, напомнив об обязанностях по отношению к гарьярдам.

Она медленно обернулась и подчеркнуто спокойно посмотрела на подопечных. 

– Думаю, нам какое-то время придется жить здесь.

– И как долго? – тихо спросила Вайолет.

Анна вздохнула:

– Я не знаю.

– А потом? – зло поинтересовалась Фелисити. – Что будет с нами потом?

Три пары глаз с тревогой смотрели на госпожу. 

– Не знаю, – леди Скай отвернулась, избегая этих взглядов, полных страха. – Вы же слышали, герцог не сказал ничего о нашей судьбе. 

– Потому что вы не спросили! – голос Фелисити был полон укора. 

Самая дерзкая, любимая дочь своего отца, в этой войне она действительно потеряла больше всех. 

– Лисси, – одернула ее Вайолет. – Тебе не следует вести себя так дерзко!

Губы девушки дрожали, а глаза покраснели от невыплаканных слез. Её отец и жених были в числе тех, кто примкнул к армии лорда Ская в первые дни войны, и Вайолет до сих пор ничего не знала о их судьбе. 

– Будет тебе, Вай, – раздраженно отозвалась та. – Неужели ты не понимаешь, что отныне нас ждет нищета и монастырская келья! Или ты считаешь, что король будет столь милостив, что оставит тебе отцовские земли в приданое? 

– Я не знаю, – девушка отошла к окну, нервно теребя кончик густой косы. – В любом случае, думаю, что отец и Гастон погибли и…

Она замолчала, старательно борясь со слезами. 

Анна знала, что в отличие от многих, Вайолет действительно любила своего жениха Гастона де Фуалеборга, и тот отвечал ей взаимностью. Иногда Анна завидовала этим двоим – у нее самой брак был политическим решением по объединению земель двух соседей. Богатое приданое в обмен на положение жены маркграфа, родственника короля.

Теперь владения лорда Ская отойдут казне. Как и ее приданое: плодородные земли у подножия гор. Жена мятежника не заслуживает иного. Анна устало прикрыла глаза. Если бы она знала, возможно она смогла остановить Джонатана!

Не зная, что сказать, леди Скай просто смотрела на гарьярд.

Они молчали, но это было красноречивее любых слов. Юные девушки ничего не знали об амбициозных планах лорда Ская. Не знала об этом и сама Анна.

Странно, но именно это молчание и беспомощный взгляд Уны придали сил.

Анна выдохнула и выпрямилась, вновь становясь той леди Скай, которую все знали.

– Думаю, мне стоит переговорить с герцогом Амьенским и выяснить его планы, – сообщила она девушкам.

– Хотела бы я посмотреть на то, как вам это удастся, – фыркнула Фелисити. – Если вы забыли, у дверей стоит охрана. Вряд ли вас выпустят из этих комнат!

Анна вздрогнула. Фелисити озвучила то, что давно вертелось в ее голове. Слишком растерянная и испуганная случившимся, леди Скай даже не пыталась выторговать себе хоть какие-то преференции, полностью отдав себя и свою свиту на милость победителя. Заметив это, гарьярда торжествующе хмыкнула:

– Вы ведь даже не подумали об этом, верно?

Анна раздраженно повела плечом, давая понять, что не желает больше отвечать на вопросы. Это распалило девушку еще больше:

– Так что, миледи, можете даже и не спрашивать! Всем нам одна дорога – либо в монастырь, либо в шлюхи! А все благодаря вашему мужу! Будь он проклят!

– Лисси! Попридержи свой злой язык! – вскинулась Вайолет, желая хоть на ком-то сорвать злобу и пережитое волнение. 

– А то что? – Фелисити с вызовом посмотрела на подругу. – Здесь нет ни твоего жениха, ни твоего отца, Вай!

– Да, их нет, но это не помешает мне оттаскать тебя за косы! 

– Попробуй только!

Уна окончательно поникла, вжав голову в худые плечи. Пятнадцатилетняя девочка, она была слишком напугана, чтобы мыслить здраво. Ее затравленный взгляд метнулся к хозяйке замка, в которой она до сих пор видела госпожу и защитницу. 

– Перестаньте! – Анна оборвала девушек, вот-вот готовых вцепиться друг другу в волосы. – Неужели вы не понимаете, что сейчас не время ссориться?

Давняя привычка подчиняться сработала, и они замолчали, настороженно поглядывая на свою госпожу. Она устало потерла виски:

– Фелисити права, мы – лишь пленницы в этом замке, но рано или поздно герцогу Амьенскому придется встретиться со мной, хотя бы за тем, чтобы забрать ключи! 

Упоминание о ключах придало девушкам сил. Магическая связка, символ власти хозяйки дома. По традиции в день свадьбы лорд вручал ее своей жене.

Без этих ключей замок никогда не признает нового хозяина, не откроет сокровищницы и тайные переходы. Конечно, существовали магические ритуалы для изготовления новой связки, но это требовало много времени. К тому же, пропусти маг хоть один ключ, замок остался бы заперт навечно.

– Интересно, почему герцог не отобрал ключи сразу? – протянула Фелисити.

Анна раздраженно отмахнулась:

– Откуда я знаю? Может быть, просто забыл.

– Вряд ли… Герцог не кажется тем, кто забывает о подобных вещах, – тихо заметила Вайолет. – Может, решил разобраться со всем позже. Все равно вы связаны словом и никуда не денетесь. 

– Наверное, ты права! – Анна провела рукой по лбу. Голова раскалывалась от боли. Больше всего на свете хотелось броситься на кровать и забыться. – Скорее всего, мы узнаем обо всем завтра. 

Шаги за дверью заставили ее замолчать, девушки испуганно переглянулись. Дверь со скрипом открылась, и на пороге показался незнакомый слуга. Совсем мальчишка, рыжеволосый, с веснушками на носу. Слишком худой, он был облачен в тунику с гербом: черный дракон на алом фоне. Даже если бы Анна не помнила геральдические книги, сомневаться не приходилось: это был герб Повелителя драконов.

 В руках у вошедшего был поднос, заставленный тарелками и кубками. 

– Милорд приказал подать вам ужин, – юноша поставил поднос на стол и, не дожидаясь ответа, поклонился и вышел. Девушки переглянулись. 

– Вряд ли нас захотят отравить, – задумчиво протянула Вайолет.

– Да, – поддержала ее Фелисити, подходя к столу и открывая крышку, которой было накрыто огромное блюдо. Аромат запеченного гуся поплыл по комнате. – По крайней мере, нас не собираются морить голодом!

– Желаешь принимать милости из рук победителя, Лисси? – язвительно поинтересовалась Вайолет, заставляя Уну, потянувшуюся к блюду, одернуть руку.

– Почему нет? Что толку, если мы не станем есть и ослабнем от голода?

– Зато мы продемонстрируем врагам свое отношение к ним!

– Не думаю, что оно их волнует! – Фелисити протянула один кусок Уне, во второй вгрызлась сама и проговорила с набитым ртом. – Впрошем. Ты шможешь отказаться, нам больше доштанется!

Вайолет поджала губы и демонстративно отошла в угол. Фелисити пожала плечами и повернулась к столу. Уна, все еще держа мясо в руке, выжидающе взглянула на Анну.

В отличие от остальных, у леди Скай вид еды вызвал лишь тошноту. Поэтому предпочла удалиться к себе в спальню, предоставив девушкам самим решать, стоит ли принимать подношения врагов. 

Наверное, она все-таки задремала, потому что, когда открыла глаза, вокруг царила темнота. Тело затекло, швы и золотая тесьма, которой было украшено платье, впились в кожу, оставляя некрасивые следы. Анне пришлось подняться, чтобы снять одежду. С трудом стянув платье, она вновь легла в кровать, но сон не шел. 

Из полузабытья женщину вывел звук громко хлопнувшей двери. Раздались 

звуки шагов и мужские голоса. Слов разобрать не удалось, но казалось, что они были совсем рядом. Анна вскочила и заметалась по комнате, не понимая, откуда доносятся эти звуки.

Потом, чуть успокоившись, взглянула на гобелен, за которым скрывалась дверь, ведущая в спальню мужа. Но Джонатан Скай был мертв, тогда кто сейчас ходит за стеной в его спальне?

Анну охватила паника. С ее стороны ни засовов, ни замков не было. Лорд Скай мог войти к жене, когда ему заблагорассудится. Возражать не имело смысла: он был ее законным мужем, и она должна была подчиняться ему.

Но лорд Скай был мертв… Хотя никто не сказал ей о смерти мужа. Сердце тревожно забилось: что если… с герцога вполне смогло статься взять слово и с Джонатана…

Анна осторожно подкралась к двери. Дубовые доски рассохлись от времени, и теперь между ними зияли щели. Она приникла к одной из них, и замерла. 

Прямо посередине комнаты, в огромной купели, откинув голову на бортик, сидел мужчина. Его коротко остриженные волосы прилипли ко лбу, золотистая кожа в неярком пламени свечей отливала перламутром, а шрамы на теле казались причудливым узором. Пар, поднимавшийся от воды, делал эту картину еще более нереальной.

Опасаясь, что ее заметят, женщина затаила дыхание. Мужчина вздохнул и вдруг резко поднялся. Он был абсолютно голым. 

Смутившись, Анна попятилась. Наступила на край гобелена, почувствовала, что падает, и вытянула руки, чтобы упереться в дверь. 

Дубовые доски скользнули из-под ладоней, дверь предательски скрипнула, отворяясь, и Анна буквально рухнула под ноги Повелителю драконов, который выскочил из купели, сжимая в руках меч. Снизу он казался огромным. Весь. 

– П-простите, – пробормотала леди Скай, старательно отводя взгляд.

– Миледи? – герцог нахмурился, затем понимающе ухмыльнулся, понимая, чем вызвано смущение незваной гостьи. – Не ожидал…

– Я… я… – она попыталась встать и поморщилась от боли в колене. 

Мужчина отбросил меч и протянул ей руку. Его жест можно было бы счесть галантным, будь на нем хоть что-то из одежды.

– Вы не могли бы… – Анна все еще смотрела в пол.

Она никогда не видела мужчину таким. Джонатан предпочитал приходить в темноте. В те минуты Анна прикрывала глаза, стараясь думать о чем угодно, лишь бы не выдать себя перед мужем.

– Конечно, – герцог Амьенский вновь усмехнулся. 

Совершенно не стыдясь своей наготы, он подошел к стулу, где лежала чистая одежда, подхватил короткие штаны, натянул их и вновь подошел к своей пленнице, протягивая ей короткий плащ. 

Анна вдруг поняла, что стоит перед незнакомым мужчиной в тонкой рубашке, сквозь которую просвечивает тело, и покраснела. Она торопливо закуталась в теплую плотную ткань, пряча лицо в густом длинном мехе, которым был оторочен воротник. В нос ударил горький запах полыни и еще чего-то... Пепла?

– Как я понимаю, за стеной – ваша спальня? – герцог с интересом взглянул через плечо женщины, потом перевел взгляд на распахнутую дверь и нахмурился, заметив, что засов находится только с его стороны. 

Анна поджала губы. Каким бы мужем ни был Джонатан, она не собиралась обсуждать его ни с кем, особенно с захватчиком.

– Простите, я не хотела тревожить вас, – спокойно произнесла она. 

– Конечно, вы просто подсматривали, верно?

– Нет! – она возмущенно вскинула голову, но снова сникла под пристальным взглядом. – Хорошо: да. Я услышала шум, испугалась и решила посмотреть…

– Поскольку с вашей стороны на двери нет замка… – продолжил за нее герцог. – Понимаю…

Его насмешливый тон задел ее больше. Анна сверкнула глазами.

– Возможно, милорд, вы действительно не понимаете, что значит для женщины оказаться во власти незнакомого мужчины! Что значит сидеть и не знать, что с тобой будет! А ведь еще есть мои гарьярды! 

– Насколько я знаю, именно они и должны оберегать вашу честь. Именно поэтому их так зовут… Стражницы…

– Что с ними будет? – Анна проигнорировала иронический тон. 

Сейчас судьба девушек казалась ей важнее своей собственной. 

Она ожидала, что Повелитель драконов в лучшем случае скажет, что ему нет до нее никакого дела, в худшем – воспользуется тем, что так щедро свалилось ему прямо под ноги, но он так и остался стоять на месте. Лишь с шумом втянул воздух и устало потер шрам на лбу.

– Как я понимаю, все они – дочери изменников? – тяжелый взгляд буравил насквозь. 

Где-то в глубине этой серой мглы бушевало пламя. Анне стоило большого труда не отвести взгляд.

– Да.

Раймон кивнул.

– Отцы погибли, и у них не осталось ни земли, ни денег… Значит, замужество им не грозит… – он тяжело вздохнул и указал на два стула, находившихся у едва тлеющего камина. – Присядьте.

– Я не… – Анна еще больше закуталась в плащ. 

– Я же не в постель вас зову! – вдруг разозлился мужчина. – Впрочем, если вам угодно вести разговор стоя – пожалуйста, я же слишком устал за сегодня!

Широким размашистым шагом он подошел к одному из стульев, сел, вопросительно взглянул на женщину и закинул ноги на второй стул:

– Дайте знать, когда вам надоест стоять!

От такого оскорбления Анна побледнела.

– Что вы себе позволяете! – процедила она сквозь зубы.

– Ну я же солдафон, бастард и сын прачки, способный лишь насиловать несчастных невинных дев! Впрочем, вас это не касается, не думаю, что Джонатан Скай оставил вас невинной.

– Это не ваше дело! – зло отчеканила Анна. 

Её аквамариновые глаза горели от ярости, она выпрямилась и выпустила край плаща. 

Герцог несколько мгновений смотрел на нее, а потом весело рассмеялся, вновь вскакивая на ноги.

– Ну вот теперь мы можем поговорить!

– Теперь?

– Когда вы пришли в себя и не трясетесь от страха при малейшем дуновении ветра.

– Хотите сказать, что…

– Намеренно провоцировал вас? Да! – мужчина улыбнулся и развел руками, будто признавая свою вину. Глядя на его обнаженный торс, на то, как перекатываются под кожей мышцы, Анна слегка смутилась. 

– Не могли бы вы все-таки одеться, – сухо произнесла она, присаживаясь на стул.

– Как вам будет угодно, – герцог прошелся по комнате, натянул рубашку, после чего разлил вино в кубки, стоявшие на столе, и вернулся к своей гостье.

– Вот, выпейте!

Анна покачала головой. Она так и не поела, и на голодный желудок могла быстро опьянеть, а ей необходимо было сохранить трезвость ума.

– Выпейте! – настаивал герцог. 

Понимая, что возражать бесполезно, Анна послушно взяла кубок и пригубила. Хмель ударил в голову, заставил мир вокруг покачнуться. Леди Скай ухватилась за спинку стула, заслужив еще один пронзительный взгляд.

– Вы ели что-нибудь сегодня? – голос герцога звучал как в тумане. 

– Я… я не помню, – ей не хватило сил солгать. 

Мужчина пробормотал под нос витиеватое ругательство.

– Сядьте! – приказал он, кивая на один из стульев. 

– Но я не… 

– Сядьте! – в голосе послышались стальные нотки.

Анна повиновалась. Машинально заметила, что огонь в камине почти погас, но не стала обращать на это внимание собеседника.

Повелитель драконов тем временем стремительно прошелся по комнате, распахнул дверь и небрежно отдал приказ. Тишина сменилась топотом. Мужчина не стал возвращаться, небрежно прислонился плечом к стене и скрестил руки на груди, ожидая, пока оруженосец вернется. 

– Милорд…– голос вывел Анну из дремоты. 

Она бросила взгляд на дверь, моментально узнав рыжие кудри слуги, который приносил им ужин.

Оказывается, герцог отправил своего оруженосца прислуживать за ужином, словно леди Скай и ее гарьярды были не пленницами, а гостьями.

Парень хотел зайти, но герцог выхватил поднос из его рук и захлопнул дверь. Анна выдохнула: высокая спинка стула скрывала ее от любопытных глаз, но, если бы слуга вошел, слухи неминуемо поползли бы по замку. Впрочем, какое ей дело теперь до слухов?

– Держите! – тяжелый поднос опустился на колени.

От неожиданности Анна вздрогнула, тарелки тревожно зазвенели.

– Ешьте! 

Тон, которым был отдан приказ, задел. Показалось, что герцог разговаривает с одной из своих маркитанток, присутствием которых так кичился днем. 

– Я не голодна, милорд! – спокойно произнесла Анна, еще больше выпрямляя спину. – Но благодарю за заботу!

Она попыталась отставить поднос и встать. Руки дрогнули, крышка с блюда съехала, и в нос пахнули ароматы жареного мяса. От этих запахов желудок предательски заурчал. Анна вспыхнула и взглянула на герцога. Он скривил губы в усмешке.

– Предложение все еще в силе… Готов спорить на что угодно, что вы с утра ничего не ели. 

– Вы проиграете, – сухо проинформировала его Анна. 

– Разве?

– Да. Я не ела со вчерашнего вечера, – она горько улыбнулась, вспомнив последний прием пищи, язык не поворачивался назвать это ужином.

– Тогда тем более поешьте!

Показалось, или в синих глазах мелькнуло сочувствие. Это задело больше всего.

Понимая, что проще подчиниться, чем спорить, женщина взяла небольшой кусочек с тарелки. Положила в рот, проглотила, совершенно не чувствуя вкуса. Вновь пригубила вино. 

Раймон тем временем подкинул дров в жерло камина, дождался, пока пламя разгорится, и вновь занял свое место. 

Анна настороженно следила за ним, отмечая скупые, обманчиво-расслабленные движения. Так двигаются матерые хищники.

Джонатан глупец, что решил сражаться с этим человеком.

– Итак, девушки… – герцог поднес кубок к губам и сделал глоток. – Гарьярды… хранительницы чести своей госпожи… мне кажется, или они не слишком усердно исполняют свои обязанности?

– Они – юные девушки, – леди Скай пожала плечами. – Да и к тому же, не все ли вам равно?

Герцог не стал отвечать, перекатил кубок между ладонями и задал вопрос сам:

– Почему ваш муж не отправил в монастырь вас и всю вашу свиту?

Анне хотелось ответить, что это точно не его дело, и полюбоваться лицом противника. Но злить человека, во власти которого она оказалась, было неразумно. К тому же, в вопросе не было ничего такого, если не считать пренебрежительного тона, которым он был задан.

– Я не знаю… – Анна, невольно повторяя движение собеседника, тоже повертела в руках кубок, словно на его боках она могла найти ответы на вопросы.

Она и сама просила мужа отправить ее и девушек в монастырь, но получила достаточно резкий отказ. Лорд Скай потребовал, чтобы жена осталась в замке. А потом приказал в случае его поражения разрушить донжон магией, захватив с собой как можно больше вражеских жизней. Вероятно, рассчитывал победить даже после поражения, но Анна не смогла…

Она вынырнула из воспоминаний. Герцог молчал, все еще ожидая ответа. Анна вздохнула:

– Джонатан считал… поначалу он был уверен в победе… а потом… было уже слишком поздно… ваши войска подошли к замку.

– Думаете, я не пропустил бы женщин?

– Возможно, Джонатан не хотел рисковать… или просить…

Повелитель драконов усмехнулся. И Анна поняла, что он знал о последнем приказе лорда Ская. Именно потому и оказался в донжоне. Не мог допустить, чтобы победа обернулась поражением.

Под пристальным взглядом Анна опустила голову, разгладила складки тяжелого плаща.

– И все-таки, что вы сделаете с ними?

– Вы не спрашиваете о себе, – мягко заметил герцог. 

Анна пожала плечами.

– Я – жена изменника, которая пыталась уничтожить ваших людей. Я полностью в вашей власти. Но мне не хотелось, чтобы невинные девушки расплачивались за мои поступки своими судьбами.

Она смотрела прямо в серые глаза мужчины. Он криво улыбнулся.

– Думаю, для всех будет лучше, если пока что они останутся здесь, с вами.

– Но… – Анна растерялась. – Остаться здесь? В замке?

– Мне кажется, я достаточно ясно выразился! Если еще яснее – в ваших комнатах, рядом с вами! – герцог зевнул. – Простите, я чертовски устал. Не лучше ли поговорить обо всем завтра?

– Да, конечно! – понимая, что ей необходимо уйти, Анна торопливо встала, серебряная тарелка, лежавшая на коленях, соскользнула на пол и с грохотом покатилась по каменным плитам. 

– Милорд?! – оруженосец мгновенно возник на пороге и замер, недоверчиво разглядывая Анну. – А…

Она вдруг вспомнила, что одета лишь в рубашку и мужской плащ, и покраснела.

– Джереми, не помню, чтобы я тебя звал! – холодно отозвался герцог. 

Оруженосец судорожно сглотнул:

– Простите, милорд, но я услышал шум и решил…

– Свои мысли можешь оставить при себе, – оборвал его хозяин. – Выйди, и после того, как я провожу миледи, уберешь здесь!

– Да, милорд! – парень выскочил из комнаты и закрыл дверь. 

Анна приложила ладони к пылающим щекам.

– Какой стыд! – прошептала она, ни к кому не обращаясь, но ее собеседник явно принял высказывание на свой счет. 

Его взгляд стал ледяным. 

– Думаю, миледи, вам пора вернуться в свою спальню! – широким шагом герцог пересек комнату и распахнул злополучную дверь. – По всему замку расставлены караулы, потому можете спать совершенно спокойно.

– У этой двери вы тоже поставите солдат? – не сдержалась Анна.

– У этой? Нет! – расхохотался Раймон Амьенский. – Я верю вам, миледи, и надеюсь, что вы не станете покушаться на мою честь!

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям