0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3. Повраги, или Повторение пройденного (эл. книга) » Отрывок из книги «Повраги, или Повторение пройденного»

Отрывок из книги «Повраги, или Повторение пройденного (#3)»

Автор: Троицкая Елена

Исключительными правами на произведение «Повраги, или Повторение пройденного (#3)» обладает автор — Троицкая Елена Copyright © Троицкая Елена

Знакомый пейзаж. Бескрайние равнины, перемежающиеся редколесьями, скалами и реками. Высокие холмы, переходящие в разнотравные поля. Гуляющие ветра, с легкостью качающие тонкие деревья. 

Они узнали родину. Они дома.

Первоначальный шок перешел в режим паники, когда хочется задрать вверх руки и побегать, оглушая окружающих криком: «Мы все умрем!» Первой в себя пришла Нинель, обежала друзей и убедилась в их целостности. Удержалась от желания вкатить всем успокоительного и захлопнула медицинский чемодан.

Вид родины удручал. За время жизни в Москве, бывшие враги привыкли видеть вместо деревьев фонарные столбы, а вместо поросших травой равнин — высотки из камня и стекла. Отсутствие вечно спешащих людей резало глаза и дарило чувство пустоты. Адонис проверил трупы, которые выбросило вместе с их компанией и как раз задумался: похоронить или так оставить, когда Кай встал спиной к его спине.

— Нас окружили.

Со всех сторон открылись порталы, и из них вышли рыцари королевства Эмманалия. Они взяли в кольцо возвращенцев, наставив на них пики.

Демон добыл из-под подкладки самодельную гранату, зажал покрепче кинжал и приготовился к битве.

Рыцарь трезво оценил ситуацию и прошептал:

— Спрячь все. Если скопом нападут, нам их не победить.

— Предлагаешь сдаться? — рыкнул бес.

— Предлагаю не нарываться. Целыми остаться и действовать по ситуации.

— Стихами заговорил – плохой знак.

Нинель забилась между парнями и покрепче ухватила металлический ящик с медицинскими инструментами – тяжёлое ударное оружие, не хуже кирпича с ручкой.

Адонис удивился своей неприязни к бывшим соратникам, ведь, по сути, он продолжал относиться к рыцарской касте и должен был носить точно такой же, но светлый доспех. Должен был стоять среди них и убивать демонов. Но предпочел предать.

— Хороший был год, да? — шепотом спросил Кай, чуть прижимаясь к Нинель. В ответ девушка потерлась носом о его плечо и судорожно вздохнула.  

Ни один не знал о своей дальнейшей судьбе, но не видел в ней радужных перспектив. Словно уже палач опустил топор, рыцари расступились, и к ним вышел сам правитель Эмманалии. Отец Нинель — его величество король Данрас Эмманалия. Люди звали его Король Данрас, его величество Данрас — кто сколько уважения и страха имел. Даже родная дочь не могла назвать этого человека отцом, лишь королем. Зато он мог назвать ее дочерью, видя при этом будущего наследника, которого эта дочь должна будет родить.

— Дочь моя! Я рад зреть тебя в целости и сохранности!

Нинель не спешила в объятия родителя. На самом деле, не будь на этом поседевшем мужчине короны, она бы его и не признала: так сильно тот состарился всего за год. Неожиданно ее подтолкнули вперед, и она неуверенно сделала первый шаг, позволяя холодным рукам короля обнять ее. Слова, сказанные этим человеком, не имели ничего общего со словами любящего отца:

— Слава демиургам. Наш род спасен.

Как же ей хотелось оттолкнуть его, но Данрас сделал это первым, передавая ее лекарям и нянькам. Те тут же начали охать: вначале — над неподобающим видом, затем — над дерзким взглядом. Сделали попытки отнять чемодан, но принцесса не отдала его, заявляя, будто там ее драгоценности, которые нельзя доверить простой челяди.

Следующим принялись за Адониса. Ему король обрадовался сильнее вернувшейся дочери.

— Мой верный рыцарь! Победитель тьмы! Мой зять! Вернулся в лоно семьи и возвратил невесту в целости и сохранности. Свадьбой событие это отметим!

Верный рыцарь не тронулся с места, продолжая загораживать от королевского взора худого юношу, чья судьба шаталась на волоске случая: успели шпионы рассказать о нем или нет? Оказалось, успели.

— Наславшего на вас морок демона мы огню предадим! Дабы очистить имя ваше перед народом вашим!

Перспектива радужная, если дугу в алый перекрасить. Демонов возможно сжечь, вопреки расхожему мнению. Просто занятие это неэкономное, так как горят черти плохо и выдерживают высокую температуру. 

— Иди, — тихо подтолкнул в спину рыцаря Кай. — Все в порядке. Я буду в порядке.

— Никуда я не пойду, — на грани слышимости огрызнулся Адонис. — Знаю я твое «в порядке»!

— Иди, дурень! Защити Нинель! Иначе мы оставим ее совсем одну!

Нехотя рыцарь ушел с обзора, и перед королем предстал во всем своем худом-непосредственном великолепии повелитель демонов.

«И это повелитель демонов?» — читалось во взгляде короля. С тем же успехом можно было указать на любого юношу их королевства.

Солдаты начали переглядываться, маги прищурились. В надежде на ошибку Данрас спросил Адониса:

— Где же демон?

Вместо набравшего в грудь воздуха рыцаря, собиравшегося наврать, ответил правителю Кай:

— Я демон.

Адонис резко обернулся, думая, будто бес просто язык за зубами не удержал, но нет. Кай уже стоял однажды с таким пустым взглядом, пялясь в никуда, бледный и будто бы больной. Это произошло в день, когда пекли торт, а Адонис совершал визит на бойню. Когда он вернулся, демон смотрел на него точно так же: ждал решения брата. Нет, ждал предательства. Поэтому предавал себя сам, не давая этого шанса другим.

Понадобилось время понять — им достался странный зверь, который думает не: «Уж лучше вы, чем я, — а: — Уж лучше я предам себя сам, чем это сделаете вы.».

В его взгляде появились знакомые колючие искры: помирать так с музыкой!

— Я демон! — уже более твердо произнес Кай и криво улыбнулся.

— Ваше величество! Это шутка такая, — вмешался Адонис. — Он лишь на треть демон. Знаете, повелитель демонов умер. А этого парнишку с нами в тот мир отправило. Он наш друг. Ваше величество, уверяю, он не опасен.

Король кинул взором юношу в поисках хвоста, рогов, когтей. Укололся винным взглядом, задумался. Определенно перед ним стоял не совсем человек. Однако, при всей своей нелюбви к нелюдям, он не мог поверить, будто прибывший вместе с его дочерью и зятем парень был повелителем демонов.

Уже казалось, что удалось убедить Данраса в ошибочности предположений, как появился веский довод в лице выжившего храмовника-инквизитора. Вот в такие моменты поминаешь истину: убивай врагов своих многократно и жестоко, а пепел развеивай, чтоб уж наверняка.  

— Он демон! — закричал выживший храмовник, указывая на Кая. Если б не магия, кишки бы ему обратно не запихнули. Впрочем, Адонису их вновь хотелось выпустить и на них же этого типа повесить.

Рыцари пики покрепче ухватили и шаг вперед сделали. Непроизвольно Адонис вновь загородил собой брата, который шептал:

— Что ты делаешь, олух! Иди уже к Нинель, пока тебя волоком не потащили, но в соседнюю со мной камеру!

 На одном опознании храмовник не остановился и начал нести отборнейшую чушь, которая любого малограмотного должна была бы убедить в невменяемости говорящего. Но так как в Эмманалии грамотность в почете состояла лишь у знатных сословий, солдаты внимали словам как истине, не пытаясь подключить к обработке информации мозг.

— Демон он! Глаза демиурга Дейуреса видят тьму! Я сам видел! Огнем дышала эта мразь!..

Пока инквизитор кричал, Кай тихонько комментировал:

— Я вам кто, дракон?..

— Крыльями махал!         

— …Перышки терял…

— Людей на куски рвал!

— …гранату кинул…

— Из глаз молнии…

— Протестую! — все так же тихо возмутился демон. — Я демон, но все вышеперечисленное — наглая клевета и богатое воображение! Демоны не летают и огнем не дышат. Но, Доня, ты не сможешь в этом убедить людей. Прошу — нет — умоляю: иди к Нинель. Я очень за нее боюсь.

— А за себя?

Кай не ответил, а храмовник перешел к приближенным к истине обвинениям:

— Морок на святого рыцаря навел, рабом его своим сделал, честь продать заставил! В мире чужом удерживал! Посмотрите, наш святой рыцарь не ведает кого защищает! Он под заклятием, я вам говорю!

Обстановка накалилась. Выбор короля был очевиден, и бес это понимал. Он толкнул в спину брата, заставляя его сделать шаг вперед. Посмотрел на свою девушку. Нинель чуть дрожала в руках удерживающих ее лекарей в ожидании оглашения решения отца. Кай столкнулся с ней взглядом и опустил глаза. Ему хотелось убежать, но ноги приросли к земле, да и толку в побеге — одна стрела или заклятие и до пребывания в заключении можно не дожить. Другой вопрос: а стоит ли до этого момента доживать? Но даже если не стоит, то умирать на глазах у любимой вовсе не хотелось. Ей уже хватило подобных ужасов.

Король Данрас принял поклон рыцаря света, пропустил его к невесте и определил участь хрупкого на вид парня:

— В оковы его.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям