0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Предавая любовь » Отрывок из книги «Предавая любовь»

Отрывок из книги «Предавая любовь»

Автор: Самсонова Наталья

Исключительными правами на произведение «Предавая любовь» обладает автор — Самсонова Наталья . Copyright © Самсонова Наталья

— Госпожа Ферран, возможно, вы не понимаете, но мы пытаемся установить психологический портрет господин Штерна. Отношения в семье могут рассказать о нем куда больше, чем все тесты.

— Я не помню, как мы познакомились, — честно сказала я. — Там каким-то боком замешан фотограф Гвориан. Но как именно — не помню. Я была счастлива, у меня появился сильный, любящий мужчина. Целых три дня он носил меня на руках, мы планировали свадьбу и совместную жизнь. А на четвертый день он узнал, что я модель. Такому видному бизнесмену позорно связываться с той, чьи разнообразные фото давно разлетелись по сети. С тех мы встречались по воскресеньям на тайной квартире. Занимались сексом, иногда очень грубым и расходились.

Я стиснула пальцы. Поверить не могу, что всего лишь неделю назад собиралась воспитать Штерна. Найти в нем что-то хорошее и надавить на светлые струны его души. Или как там выразился Вик?

Нас тиранили еще несколько часов. Затем отпустили. Вик попросил Ламертана подержать меня у себя, что-то было не в порядке с моим домом. А я вдруг поняла, что не хочу туда возвращаться. Что не смогу доверять собственной крепости. Я ведь выбирала охранную систему именно с учетом нападения оборотня. И даже была уверена в своей безопасности.

— Останови у гостиницы «Серый Дол», — глухо попросила я Брока.

— Вик сказал…

— Я совершеннолетняя девочка, Брок. А ты слишком выразительно молчишь.

Ламертан остановил машину и, не глядя на меня, спросил:

— Почему не сказала?

— А что ты мог сделать? Или не так, а почему я должна была думать, что ты что-то будешь делать? — я провела пальцем по стеклу. — Я верила, что он изменится. Что пройдет немного времени, чуть-чуть, и все будет хорошо. На женщин притяжение истинной пары почти не влияет, все же мы продолжательницы рода. И если волчица не сможет принять другого самца, такая раса быстро вымрет. Ведь с истинным может произойти все что угодно. А вот самец, напротив, зависим от самки. Ученые предполагают, что это нужно для пущей заботы и защиты как волчицы, так и общего потомства.

Замолчав, я смотрела, как мимо нас идут люди. Как начинает накрапывать мелкий дождик.

— Хреновая система, — бросил Ламертан и завел машину. — Ты останешься у меня.

Меня так и подмывало сказать какую-нибудь гадость, но я мужественно сдержалась. Все равно сейчас во мне говорит страх и боль. А это не лучшие советчики.

Очень давно, когда небо было синее, трава зеленее, а папа меня еще любил (кошмар, как давно это было), я изучала дыхательную гимнастику. У нас считалось, что оборотни по природе более вспыльчивые существа, чем люди. И тогда, о, тогда меня это очень обижало. Сейчас-то я понимаю, что поселковые доброжелатели были правы. Но не об этом речь. А о том, что нас учили дыхательной гимнастике. Которая начала действовать лишь спустя годы.

Так что через десять минут сосредоточенного пыхтения я попросила Брока остановиться у торгового центра.

— Зачем? — спросил он, съезжая с платной полосы на парковку.

— Мои повседневные вещи отличаются от тех, в которых я снимаюсь. У тебя дома только сценическая одежда и мне в ней некомфортно. Да и нижнее белье, — я вдруг подмигнула ему, — нет, если ты поделишься со мной трусами, то…

Честно говоря, я надеялась его смутить. Но не вышло.

— Я поделюсь с тобой не только трусами, но еще и веревкой — будешь подпоясывать, чтобы не свалились, — отозвался Ламертан, и я вспыхнула.

— Не рой другому яму, — повинилась я. — А потом за печеньем!

У Ламертана уже был опыт походов по магазинам. Поэтому, едва мы зашли в бутик Черри Тотарро, он устроился на диванчике и вытащил свой смартфон последней модели. И я, откровенно говоря, была удивлена. Брок не был похож на того, кто следит за гаджет-новинками. Однако же против фактов не попрешь.

— Чем я могу вам помочь? — ко мне подошла молоденькая девушка. На ее бейджике было старательно выведено «Тарин». Старательно, потому что у Черри Тотарро все было эксклюзивным. В том числе и бейджи продавцов-консультантов.

Я не гонюсь за «чтобы не как у всех». Но Черри единственная, кто использует стопроцентно натуральные материалы. Поэтому и процветает, ведь оборотни закупаются именно в ее бутиках.

— Ох, мне нужно все. От носочков до нижнего белья. Плюс пара платьев, две пары джинс и три футболки. Очки и сумочку, — чем дальше я перечисляла, тем в больший ужас приходила. Ведь если Штерн уничтожил все мои вещи, то я потрачу половину состояния чтобы все это восстановить.

С нижним бельем определились быстро. Стреляя глазками в сторону невозмутимого Брока, Тарин упаковала мне исключительно эротические комплекты. Еще один восхитительный момент в творениях Черри: она умеет совмещать эротику с удобством.

Хотя, конечно, те трусики — две полоски, крохотный лоскуток ткани и кружевной бантик над попой — я не надену. Буду трепетно хранить и краснеть, вспоминая, что у меня есть такое белье.

Два строгих темно-серых платья. У меня все же траур. Алеззи был моим другом, не самым близким, но все же я уважала его и, по своему, любила. Любила как изумительного фотографа, как творческую личность. Как непревзойденного гения. Стоп. Плакать на людях — фу-фу и моветон.

Настроение упало и разбилось. Джинсы и футболки я взяла без примерки.

— Вы уверены?

— Я работаю моделью, — криво улыбнулась я, — знаю свои параметры.

Тарин только в этот момент поняла, кого обслуживает. И бросилась на меня поцелуями.

— Спасибо, — проникновенно произнесла она. — У моей сестры появился шанс.

— Шанс?

— Истинная пара и любовь до гроба, — консультант хмыкнула, — вопрос в том, до чьего. Нет, я и сама полукровка и нашла своего истинного. У нас стабильные, ровные отношения. Мы уже год живем вместе и пришли к выводу, что пора регистрировать брак. А вот Малинке не повезло. Дело-то ведь не в том, что у оборотней есть власть, а в том, что среди оборотней есть те, кто этой властью злоупотребляют. Мой Мариус про две недели притирки и не заикнулся даже. Скулил, выл, ночевал в волчьем облике под дверью, но с момента знакомства до секса прошло больше полугода. Я просто хотела знать, что меня ждет.

Я кивнула, действительно, вся беда лишь в том, что оборотни, как и люди — разные. Есть Мариус, а есть Штерн. И этот таинственный владелец Малинки. И какой-нибудь другой хороший парень. Да тот же Вик, он ведь ушел от своей истинной. Не приняла его нищебродом, и он не стал ее неволить. А мог. Жаль только…мА ничего не жаль. Поправку примут, а Штерн сгниет за убийство Алеззи. Будь я родственницей маэстро, настаивала бы на смертной казни.

Все мои покупки уместились в два пакета. Ламертан встал, убрал смартфон и забрал их у меня. После чего мы зашли в «Мир Печенья». Частная пекаренка, чей владелец решительно отказался от расширения бизнеса. Как он говорил: «Пока я на кухне хозяин — в рецепте свежие натуральные сливки. Когда я поставлю управляющего, хорошо, если это будут разбавленные сливки. А то и вовсе порошковые. Нет. И мне, и детям денег хватает».

Ламертан вырулил на платную полосу и вскоре парковался у своего дома.

— Чтоб меня, — буркнула я, — подушку забыла купить.

— А что не так с моей запасной подушкой? — удивился Брок.

— Пахнет.

— Она стираная, — возмутился он.

— Так порошком и пахнет. Я бы даже сказала ужасающе смердит «горными вершинами», — вздохнула я. — Нюх у меня волчий, а резкие химические запахи — мешают. По счастью, ты спал рядом, я бы даже сказала, на мне, так что меня отвлекал твой запах. Природный.

Он придержал для подъездную дверь и, когда я прошла мимо, спросил:

— И как я пахну?

— Хорошо пахнешь, — я рассеянно пожала плечами. — Молодым здоровым мужчиной без отклонений и заболеваний. Все внутренние органы работают как часы.

Ламертан как-то странно закашлялся и поблагодарил меня за такую оценку.

— В смысле? Это тебе самому себе надо сказать «спасибо», — удивилась я. — Ты же себя блюдешь, в спортзал ходишь. Питаешься неправильно, но метаболизм хороший. Ты прекрасный самец, если выражаться как оборотень.

— Я сейчас начну краснеть, — хмыкнул Брок. — Надо тебе ключи сделать.

— Я без тебя никуда не пойду.

Серьезно посмотрев на меня, Ламертан кивнул, мол, принято. И открыл дверь. Я сразу же скинула обувь и пошла ставить чайник. Есть не особо хотелось, а вот печенья — очень. Рассыпчатое, жирненькое, оно привлекало меня своим неповторимым ароматом. И искушало в машине, так и хотелось запустить в кулек руку. Поэтому я положила его в пакет от Черри. Кулек непроницаемый, ничего не испачкается. А тянуться далеко и неудобно.

Дальнейшее я могу охарактеризовать только одной фразой: закон всемирного свинства. Потому что Ламертан внес в кухню пакеты, я попросила его достать печенье, а к чертовому кульку прицепились те самые трусики с бантиком на попе. Так этот поганец их не просто отцепил, а еще и растянул на пальцах, рассмотрел и спросил:

— Не натирают?

— Убью, — нежно произнесла я и соврала, — это подарок от фирмы. Я постоянно там покупаю.

— Потому что ткань натуральная?

— Да. Брок, может ты положишь трусы в пакет?

— Слишком большое слово для этого количества ткани, — хохотнул Ламертан, но убрал.

Единственное, что меня немного примирило с ситуацией — у него чуть-чуть покраснела шея. Я бы не заметила, если бы его запах не изменился. Ага, не только я смутилась. Ну и славно.

Впрочем, краска с шеи Ламертана сошла быстро. И вот он уже выставляет на стол две кружки, банку с чайными пакетиками. И щелкает кнопкой чайника.

— Что ты на самом деле думаешь о произошедшем? — скупо спросил он.

Да, с трусами оно как-то проще было. Брок тем временем ложка за ложкой насыпал сахар в чашку.

— Ты так нервничаешь или это твоя обычная доза? — спросила я. И не знаю, чего больше было в вопросе: желания узнать ответ или оттянуть разговор.

— Обычная.

— Но ведь печенье тоже сладкое.

— Ты боишься, что тебе не хватит? — по-доброму поддел меня Брок. — Так у меня запас есть.

А мне стало понятно, что отвечать на поставленный вопрос придется.

— Это не похоже на Штерна. Он так боялся за свою репутацию, что не рискнул предъявить меня общественности. А тут убийство, — я говорила быстро и не смела поднять глаза на Ламертана. — Это окончательно похоронит его как бизнесмена.

— Я рад, что ты нашла в себе силы это признать, — серьезно сказал Брок и отставил чашку в сторону. — Я посмотрел его прошлые психо-тесты, он зациклен на контроле.

— Психо-тесты? — я не понимала, о чем он говорит.

— Они не афишируют это. Все чистокровные оборотни и все полукровки способные к обороту сдают психо-тесты. Никому не нужен обезумевший оборотень посреди города.

— Значит, последняя война окончилась не так, как нам сейчас рассказывают? Оно и логично, по одиночке люди слабее. Без оружия человек оборотню не противник.

— Да и с оружием — не каждый успеет выстрелить. И не каждый сможет спустить курок, — кивнул Ламертан. — Стычки с дикими оборотнями происходят до сих. До сих пор особые отряды зачищают целые стаи. И чем дальше, тем виднее разницу между теми, кто стремительно очеловечивается и теми, кто стремится к природе. И я не знаю, кто лучше.

Я шумно отхлебнула чай. Хотела сделать это изящно и небрежно, но, увы, кипяток немного подпортил мне эту идею.

— Алеззи мог погибнуть от руки дикого оборотня?

— Когда дикий выходит на охоту, он не возвращается в человеческий облик, — задумчиво произнес Ламертан. — А камеры не зафиксировали никого крупнее кошки. И сбоев в работе камер тоже не было. А когда оборотень выходит на тайные тропы — сбоит вся техника.

— В любом случае, скоро будет готов генетический анализ. Там ведь нашли шерсть? Иначе не смогли бы задержать Штерна. Он не новичок в бизнесе и у него репутация. Таких не просто посадить.

Допив чай, Ламертан заварил еще. Уже без сахара. И только после этого взял печенье.

— Вкусно.

— Да, мне тоже очень нравится.

Тишина ужасно давила на меня. А вот Ламертан чувствовал себя прекрасно: достал смартфон и что-то высматривал. Набирал сообщения, хмыкал, удивленно вскидывал брови. Хм, ну да, будь я у себя дома, мне бы тоже было комфортно. Но приходится страдать на чужой территории.

— Так, валите-ка вы, Брок Ламертан, в комнату. А я займусь обедом.

Брок несколько секунд смотрел на меня расфокусированным взглядом, а затем порывисто поднялся и вышел.

То-то же. Так, что у нас есть?

Быстрая, но тщательная инспекция показала то, чего у нас не было. А не было у нас нормальной еды. Что ж, с покупками мы разберемся как-нибудь в следующий раз. Пока что я могу обжарить пельмени в сметане и сварить эрзац-суп. А если еще приложить к этому всему толику воображения, то обед получится почти королевским.

Готовка заняла меня почти на час. И стоит себя похвалить, потому что из невеликого набора продуктов мне удалось сотворить суп, второе, салат и даже компот. Два сморщенных яблока, горсть залежавшегося изюма, половинка лимона и корица на кончике ножа.

— Можно куша…

Меня прервал звонок в дверь.

— Оставайся на кухне.

На смартфон упала смс-ка:

«Штерн отпущен. Тайно. Направляется к вам вместе с одним из особых. Вик. Сотри смс».

Стереть сообщение удалось не с первого раза. Бледная, с трясущимися губами, я была готова выбраться через окно на улицу. И что, что высоко. Небось не разбилась бы.

— Тиль, у нас гости… Ты уже в курсе?

— Чутье на опасность, — нервно улыбнулась я. Сдавать Вика и его информатора я не собиралась.

— Здравствуй, Тиль, — следом за Ламертаном в кухню вошел Эверард. — Готовишь?

— Здравствуйте, господин Штерн, — максимально прохладно произнесла я. — Да, мы собирались обедать.

— Меня не было у твоего дома. Веришь?

Верю или не верю — какая разница? Я испугалась оборотня. Я, оборотень, испугалась оборотня. Даже если он говорит правду (а я все же не верю), то я все равно не хочу находиться с ним рядом. Готова поспорить, его зверь ненамного меньше, если не больше того.

— Очень вкусно пахнет, угощаете? — это произнес уже знакомый мне офицер. Как же его? Ордвич? Да, точно, Ордвич.

— Брок, поможешь?

Я села так, что между мной и стенкой оставалось место. И когда Ламертан закончит, я сдвинусь и попрошу его сесть рядом.

— Подвинешься? — белозубо улыбнулся Штерн.

— Уступлю, — широко оскалилась я и встала.

— Сядь рядом.

— Нет.

— Поправка еще не отменена, — процедил он.

— А ты прилюдно не объявлял меня парой, — ехидно отозвалась я. — А прилюдно — это более пятидесяти человек или более шестнадцати оборотней. Тебя официально выпустили или так, деньги помогли?

— Не то чтобы выпустили, — уклончиво произнес он.

— Но в любом случае, к публичности ты не готов. Печально.

Он усмехнулся:

— Где прятался твой характер?

— А не было его, — я проскользнула между Броком и кухонным столом. — Потом появился. Так, раз, два, три, ага, три.

— А ты? — удивился Брок, принимая у меня тарелки.

— Потом. Что-то мне аппетит перебило. То ли запах неприятный, то ли компания. Надеюсь, офицер Ордвич, вы ненадолго?

— Мы надеялись, что вы все вместе уедете в безопасное место, — усмехнулся Ордвич. Его явно забавляла наша перепалка.

— Там, где есть Штерн — нет моей безопасности. По меньшей мере до тех пор, пока не отменят поправку. Я хочу быть уверенной в том, что кто-то встанет между мной и ним. Что, офицер Ордвич, если он пожелает оприходовать самку, вы будете возражать?

Ордвич отвел взгляд и уверенно произнес:

— Я в чужую семью не лезу. Милые бранятся — тешутся, а чужаки потом страдают.

— Значит, разговор окончен. Если попытаетесь утащить меня силой, клянусь, найду способ сдать Штерна. И будьте уверены, обставят это так, будто он сам сбежал. В жизни не отмоетесь!

На кухне повисла тишина. Такая нехорошая тишина. Кажется, я всем испортила аппетит. А с другой стороны, явились, ни конфетки не принесли, а к столу сели. Пф-ф, мало того незваные-нежеланные, так еще и… Ай, да что с них взять.

— Я никогда не хотел причинить тебе вред, — серьезно произнес Штерн.

Передернув плечами, я предпочла его игнорировать.

— Так что нас ждет? Вы решили поиграть в детективов? — я перевела взгляд на Ордвича.

— Ну почему же играть? Я детектив, Ламертан силовик. А вы с господином Штерном — балласт.

— Готова отстегнуться, — широко улыбнулась я. — И забрать с собой Брока. Он явно покинул вашу контору.

— Неужели вы не хотите узнать, кто убил Алеззи? Мне казалось, что вы были дружны, — усмехнулся Ордвич.

— Давайте сразу к угрозам, — спокойно ответила я. — Мы были дружны с Алеззи, и будь он жив, но похищен, то я бы перевернула этот город вверх дном. Но он мертв, а я к нему не тороплюсь. Все там будем.

— А убийцу, значит, жизнь накажет? — поддел меня Ордвич.

— Нет, его накажет фотомодель с вот такими, наращенными, ногтями, — огрызнулась я. — Есть люди и оборотни, обязанные раскрывать преступления и находить убийц. Как исполнителей, так и заказчиков. Я к этим профессионалам не отношусь никаким боком.

— Значит, все же через угрозы, — вздохнул Ордвич. — Вас ищут. Возможно, чтобы убить. Если общественности станет известна ваша настоящая фамилия, то ваша мать и младшая сестра окажутся в фокусе объективов. И тогда, вероятно, злоумышленник будет воздействовать на вас через них.

Я коротко кивнула:

— Понятно. Мне только интересно, вы убийцу будете ловить и отдавать под суд или себе в отдел возьмете? А то, как я гляжу, нормальные люди от вас бегут.

— А вы считаете Ламертан не разделяет наших взглядов?

— А я считаю, что не ваше дело, как я считаю, — я мило улыбнулась. Так, как меня учили делать перед камерой, по команде «сахар».

— Что ж, значит, собираемся и едем в безопасное место. Там всего две спальни, так что вам придется…

— Так что мне придется разделить спальню с Броком. Либо вам придется разделить спальню на троих, — жестко произнесла я. — И цените, я все же согласна переехать.

— Тиль, послушай, сейчас не время выставлять наши семейные неурядицы на всеобщее обозрение, — устало произнес Штерн.

— У нас с тобой нет семьи, — поправила я его. — И не было. Был бизнесмен-альфа и его пара. Закон вот-вот будет принят, и бизнесмен-альфа сможет женится. Или не сможет? Ведь любая другая волчица может оказаться чьей-то чужой парой? Ай-яй, кажется, Штерн, тебе будет сложно найти самку для продления рода.

— Прекрати, — рыкнул он.

— Да ни за что, у меня, знаешь ли, накипело.

Во мне бурлила ярость, но Брок положил ладонь мне на плечо, и я тут же сдулась. Смысл? Штерн не изменится. Это в его стиле — оскорбить и позднее прислать дорогущую безвкусную ерунду. У меня уже есть чайный сервиз из золота. Из золота. Что может быть глупей? Только столовые приборы из серебра. Для оборотня от оборотня. Почему бы и нет? Непрозрачный намек: «мне все равно, что тебе дарить. Я открыл сайт и выбрал самый дорогой товар».

Собраться мы не успели. Я только-только успела трагично вздохнуть (три раза) и открыть сумку, как в комнату зашел Брок:

— Судьба услышала твои молитвы — Ордвич получил отбой. А Штерн временно возвращается в тюрьму.

— А что так?

— Кто-то продавил интервью со Штерном. А Штерна нет, — Ламертан усмехнулся. — Тебе, может, к психологу сходить?

Я осела на кровать и, безмолвно хватая ртом воздух, жестами потребовала объяснений.

— Ты очень ярко на него реагируешь, — Брок прислонился плечом к косяку. — Если чувства живы, то вам нужно…

— Нет чувств. Есть привычка и страх, — я забралась на постель с ногами. — Я ведь не зря сказала про его секретаршу. Она глупа, как пробка и на своей странице постит все подряд. Там есть фото с дружеских встреч Штерна и Лайнена. А о том, что Лайнен похитил свою истинную пару, не знает только глухой. Значит, Штерн это одобряет. Значит, между мной и комфортабельной тюрьмой только моя известность. Потому что Тильсу будут искать. Но когда я уйду в тень… никто не вспомнит. Абсолютно. Красивых тел много. Красивых лиц — еще больше.

Ламертан поднял с кресла плед и набросил мне на плечи:

— Прости. Я неверно оценил твое поведение.

— Понимаешь, даже если он действительно изменится, я не смогу с ним жить, каждую секунду буду ждать подвоха. Ждать шороха закрывающегося замка. Он ведь уже закрывал меня, чтобы я не попала на съемки. По счастью, это была квартира, и я выбралась через окно. По водосточной трубе. Содрала ноготь и перепугалась до заикания. А он потом сказал, что это вышло случайно. Может конечно и случайно, но…

— Пойдем поедим. Они уже ушли.

— Я что-то потеряла аппетит.

— Ничего, сейчас посидишь, посмотришь, понюхаешь, и организм возьмет свое.

Он оказался прав. Я с большим удовольствием поела, а потом потребовала мультики. Брок закатил глаза, но честно нашел мне мой любимый мультсериал. Что ж, порой и в самую глубокую яму заглядывает солнце.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям