0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Принц на черном джипе » Отрывок из книги «Принц на черном джипе»

Отрывок из книги «Принц на черном джипе»

Автор: Яблочкова Наталья

Исключительными правами на произведение «Принц на черном джипе» обладает автор — Яблочкова Наталья Copyright © Яблочкова Наталья

Глава 1

   

   Это лето должно было пройти для Татьяны как всегда. Поездка в деревню к бабушке. Море книг, закачанных на планшет. Купание в речке, деревенская дискотека. Подружка Манька. Бескрайние луга, много солнца и хорошего настроения. Танечка, Танюша - так звала ее бабушка - всегда любила эти поездки. Ей, заучке, был чужд мир ночных клубов - любимая тема разговоров одноклассниц - оставлял равнодушным и мир гламура. Ее сердце никогда учащенно не билось при взгляде на прекрасных принцев, глядящих с многообещающим прищуром на тинейджеров с глянцевых постеров. А вот березовая роща недалеко от дома бабушки, спокойная речка, протекавшая рядом с деревней, тихие зори и красочные закаты, были много ближе и милей шума и гама большого города. Будучи мелкой, давным-давно Таня просила родителей переехать к бабушке. Вот только, занятые родители не стали прислушиваться к просьбам единственной дочери. Разве в деревне есть заработок и занятие для двух дипломированных специалистов?

   Отец работал на жутко секретном заводе и особо не распространялся о том, чем занимается в течение дня. Подписка о неразглашении. Хороший, талантливый, способный химик. Но не гениальный. Это было постоянным поводом для нытья второй половины талантливого ученого. Будучи востребованным гинекологом и получая зарплату поболе той, что приносил в дом глава семьи, Танина мама с завидной регулярностью проедала плешь супругу, толкая на подвиги во имя золотого тельца. Отец с не менее завидным упрямством пропускал все намеки на собственную несостоятельность, как добытчика, мимо ушей. Не удивительно, что из подобной "спокойной" атмосферы Татьяна была рада сбежать в тишь и глушь деревни.

   Ехать приходилось долго. Сначала сутки поездом до городка, в котором состав стоял ровно минуту. Не успел выйти, твои проблемы. Далее, с чемоданом наперевес до маршрутки и далее до пыльного поселка по ухабистым дорогам. А там на отшибе родной домик с резными ставнями. И морщинистая бабушка, которая встретит с распростертыми объятиями, расцелует в обе щеки и прослезится на радостях. Белый платок в зеленый, мелкий цветочек, повязанный на седую голову. Помутневшие с возрастом голубые глаза, старое, цветастое платье да обязательный, белоснежный передник. Как и все бабушки, баба Даша обязательно разохается, будет спрашивать о делах, да рассказывать о всех последних деревенских событиях. Татьяна, пока тряслась в маршрутке - в этом году родители позволили совершить ей путешествие самостоятельно, без присмотра - представляла это так ясно, что чувство де жавю, стоило только переступить порог бабушкиного дома, преследовало ее неустанно.

   Девушка расцеловала любимую родственницу в обе морщинистые щеки, радуясь тому покою, что охватил душу, стоило только вдохнуть такой знакомый запах свежеиспеченного хлеба. В комнате, предназначавшейся для внучки, ничего не поменялось с прошлого года. Все так же стояли любимые, читанные, перечитанные, книжки на полке. Икона в углу, да потухшая лампадка возле нее. Чистые, ажурные занавески. Окно, выходящее на заросший сад - бабуле тяжело одной поддерживать порядок в нем. Узкий, скрипучий диван, застеленный связанным бабушкой пледом, по левую руку от входа. Лакированный, темный одежный шкаф напротив дивана, да кресло у окошка. На спинке кресла покоится вязанная, белая салфетка. Бабуля большая мастерица вязать крючком. Подушки и прочая постельная "снедь" - одеяло, простыни, наволочки, пододеяльники - нашлись в шкафу.

   Татьяна быстро распаковала чемодан, разложила немудреное приданое по полкам и отправилась к бабушке на кухню. Есть блинчики с медом, пить молоко со свежеиспеченным караваем, да слушать все последние деревенские новости. А их был целый ворох. И про соседа Толю, чья коза не так давно поразбойничала в бабулином саду. И про петуха тети Клавы, которого точно нужно на суп, потому как сама хозяйка петуха передвигалась по двору тихой тенью и вдоль стеночки. Даром, что не на карачках. Петух был красавец, всем петухам петух. Черный, с прозеленью хвост. Сама птица вся рыжая, яркая и с характером адского Цербера. Швабра, наперевес с которой тетя Клава выходила до нужника и обратно, не спасала, если в это время куриный король нес вахту во дворе. Он с остервенение бросался на всех, кого считал угрозой для своего гарема. Клевал и драл шпорами так, что теть Клаве пришлось разок полуголой, с разодранным сверху до низу платьем прятаться от разъяренного петушищи за калиткой. С таким петухом никакая собака для охраны дома не нужна была. Он был способен заменить собой роту спецназа, так выходило по словам бабушки Дарьи. Только не долго бедняге осталось жить. После истории с разодранным платьем тетя Клава дозрела до того, чтобы пригласить соседского внука поохотиться. Петуху не просто собирались свернуть шею, а почетно расстрелять, по статье, за нанесение тяжких телесных повреждений и моральный ущерб. Хорошо, хоть не электрический стул. Хотя, кто знает, может и живьем на сковороде придется бедняге поплясать, если уж совсем теть Клава дойдет до ручки.

   А от петуха и теть Клавы разговор плавно перетек к наиглавнейшей деревенской новости. Тому самому соседскому внуку бабы Ани.

   - Бандюк, как есть говорю, бандюк, - шепотом поведала Татьяне бабушка. - Приехал на машине такой, черной. Как ента, называется... Не помню... Приехал, окна черные. Сам весь в черном. Голова бритая, часы золотые. И охрана при ём. И пистолет есть. Говорят, он в тюрьме сидел. Теть Клава говорит, человека убил. Страсти-то какие, Танюша. Ты осторожней к Нюте ходи, а лучше совсем не ходи. И вечером одна не уходи. А то еще пристрелют. Они же нелюди. Страшные такие. Клавка-то хочет, чтобы ейного петуха пристрелили. Да боится идтить, просить.

   - Бабуля, - укоризненно покачала головой Татьяна. - Дался тебе этот баб Анин внук. Приехал человек родственницу навестить. Что в этом плохого? Сразу из-за этого бандюк? Навыдумываете тоже. Бабуль, я на речку. Попробую водичку. Купаться хочется, страсть как.

   - Ты Маньку с собой позови, - посоветовала девушке баба Даша. - И мимо Нюткиного дома не ходи одна.

   - Хорошо, ба! - внучка крикнула уже с порога. - Не буду ходить одна.

   По хорошо утоптанной тропинке девушка направилась к реке. Идти было недалеко, но Татьяна и не спешила. Щурясь сквозь стекла очков на солнце, она шла и улыбалась ясному дню, порхающим бабочкам и шумным птахам. Любимая березовая роща была как раз по пути, не мудрено, что Таня свернула в нее, поздороваться березками. Таким удовольствием было провести ладонью по шершавому стволу, расслабиться и замереть рядом с деревом. За что-то мелкое, красненькое зацепился взгляд возле соседней березки.

   - Земляника, - радостно прошептала Татьяна, сделала пару шагов и опустилась на колени, не боясь запачкать джинсы. - Рано-то как.

   Сорвала ягодку, потом еще одну, а там и еще одну... И речка была забыта. Какая речка, когда вокруг полно земляники. Удивительно, что никто из деревенских так близко от домов не обобрал ее еще. Радуясь нерасторопности земляков, Таня совсем забыла о времени, полностью увлекшись сбором и поеданием сладкой ягодки. Где-то через час она очнулась, глянула на часы на мобильнике, довольно улыбнулась, разогнулась и потянулась. За последней земляничкой садится на корточки не стала, просто нагнулась. Теперь можно было и до речки прогуляться.

   Вода в реке - гладкой, спокойной, не шумливой - вполне подходила для купания и девушка решила вернуться попозже, после того, как переоденется и сходит к Маньке. Подружку стоило навестить. Обидится, что приехала и сразу не зашла в гости. Дом Манькиных родителей тоже стоял на отшибе, правда на другой стороне поселка. Вот и пришлось топать через всю деревню и попутно миновать дом баб Ани. Возле деревянного дома стояли два черных джипа. Но никого из тех, кто на них приехал, не было видно.

   Девушка шла по деревне и думала о том, что взрослые все-таки странные люди. Зачем было бабуле давать распоряжение проходить мимо дома баб Ани только в сопровождении Маньки? Для того чтобы дойти до подружки, все равно пришлось бы мимо заезжих бандюков дефилировать. Или же идти околицей, огородами, раза в три увеличив время в пути. Единственный выход, для того, чтобы выполнить на сто процентов пожелание бабушки, попросить Манюню переехать, на время пребывания Татьяны в деревне, к бабе Даше. Татьяна решила, что ее устраивает другой выход из положения - ходить одной, как и раньше и не рассказывать об этом бабушке.

   Таня нашла Манюню во дворе ее дома. Девушка-ровесница Танюши развешивала свежевыстиранное белье и не заметила подкравшуюся со спины подругу.

   - Бу! - Татьяна схватила подружку за бока, напугав ту до смерти.

   - Танька! - завопила девушка, отдышавшись. - Имей совесть! Не успела приехать и сразу же чуть меня не угробила. Ты когда приехала?

   - Да около часа-двух назад, - ответила Татьяна и, выхватив из рук подружки прищепку, закрепила провисающую простыню на веревке.

   - Пойдем в дом, - пригласила Маня Танюшку. - Вот только белье доразвешиваю.

   - Я тебе помогу, - проявила энтузиазм гостья.

   Девушки в четыре руки довольно быстро расправились с работой и скоро уже шли пить чай с пирогами и вареньем.

  

  

  

   Сергей лениво потянулся и перевернулся с живота на спину. Здесь, в отличие от города, небо было бескрайним и бесконечно голубым. Легкие, белоснежные облачка принимали причудливые формы и смотреть на них можно было всю оставшуюся жизнь, и ничуть не заскучать. Сорвал травинку из тех, что не успел примять, когда устраивался прямо на траве. Покрутил в пальцах и скупо улыбнулся муравью, споро перебиравшему лапками и пытавшемуся найти дорогу обратно - с травинки в муравейник. Сергей тряхнул травинкой, насекомое упало на землю, и мужчина прикусил зеленый стебелек. Прищурившись, баб Анин внук вернулся к прерванному занятию - наблюдению за облаками, бегущими по небу. Он прекрасно знал, что следовало бы подняться и продолжить поиски, но так не хотелось никуда спешить, рваться в бой. Хотелось просто отдохнуть от напряжения последних дней. Клад никуда не денется, времени вагон. Никто Серегу не ждет в городе еще, по-крайней мере, месяц. Да и не знает никто об истинной причине его спешного отъезда.

   Звонкий смех отвлек его от ленивого, неспешного размышления о жизни своей нелегкой. Сергей снова перевернулся на живот, приподнял голову и ему открылась любопытная картинка. "Интересно, мужики тоже это видят?" - подумал он и усмехнулся. Бесплатный стриптиз, который устроили две девчонки у реки - та часть мозаики, которой как раз не хватало, чтобы настроение и так бывшее неплохим, стало заоблачно прекрасным. Усмехаясь, он смотрел на то, как девушки поскидывали одежку, оставшись в купальниках. Потом, одна за другой, зашли в речку.

   - Ну, ну, пловчихи, - шальная мысль заставила мужчину беззвучно рассмеяться.

   Серега, пользуясь тем, что за кустарником его сложно разглядеть, приподнялся на коленях и быстро стащил с себя футболку и шорты. Обошел кустарник, в котором скрывался до этого, так, чтобы до последнего быть не в поле зрения двух дурех. За их счет он собирался не хило поразвлечься.

  

  

   Вместе с Манюней Таня забежала к себе домой - возможность успокоить бабулю и показать, что ее распоряжения выполняются, да переодеться. Джинсы сами по себе удобная и функциональная одежда, но ближе к полудню явно в них было бы жарко. Купальник, шорты, полотенце и легкие, летние шлепки. Топик поверх, волосы стянуть в привычный пучок. Девушка собралась очень быстро и скоро подружки бодро двигались к реке. По дороге Манька успела все уши прожужжать Танюше про мужиков, приехавших на джипах. Что, мол, они целыми днями где-то мотаются, их толком никто в деревне и не видит. Только время от времени Сергей Иваныч, баб Анин внук, что-то по хозяйству делает. Забор там чинит, крышу ремонтирует. И все его охранники ему в этом помогают. А так, на охоту, вроде как ходят.

   - Дался вам этот мужик, - недоуменно покачала головой Татьяна. - Ну, приехал, ну охотится... И что из того?

   - А то, что они с охоты очень редко с добычей приходят, - возразила упрямая Манюня, упорно не желая понимать намеков и продолжая мусолить поднадоевшую подруге тему. - А места у нас богатые. Как же они охотятся тогда?

   - Думаю, если бы он приехал как все, на маршрутке, без охраны и золотых часов, столько внимания ему не уделялось бы, - насмешливо заметила Татьяна и, прищурившись, окинула раскинувшуюся у ног речку мечтательным взглядом.

   - Все равно бы говорили, - ответила Манюня, спускаясь по обрыву вслед за подругой к реке.

   Таня набрала в ладошки воды и плеснула в сторону подружки. Та взвизгнула и рассмеялась.

   - Танька! - воскликнула она возмущенно. - Вот возьму и утоплю в отместку!

   - А ты попробуй догони! - Татьяна тоже рассмеялась.

   Потом стянула топик и скинула шорты, очки полетели в кучку одежды, к полотенцу. Подруга последовала ее примеру. Вода, на диво теплая - в этом месте река была неглубока и хорошо прогревалась летним солнцем - приятно скользила по телу, расслабляя и заставляя чуть ли не мурлыкать от удовольствия.

   Один гребок, второй, третий. Татьяна и сама не заметила, как заплыла почти на середину неширокой речки. Вода была мутновата, не хватало ей прозрачности горных рек. Но девушку вполне устраивала и такая купель. По ногам Тани скользнуло что-то холодное и мерзкое. Девушка взвизгнула и замолотила руками по поверхности воды. Испуг сделал свое дело, Татьяна успела пару раз хлебнуть воды. Еле удержалась на плаву и очень быстро поплыла к берегу, мысленно проклиная подругу. Девушка была уверена, что, наверняка, это проделки Маньки и собиралась той отомстить. Правда, прежде следовало отдышаться на берегу. Девушка успела сильно испугаться, поэтому как-то даже не подумала о том, что Манюня сейчас от нее далековато, чтобы такие штуки откалывать. И мести не суждено было сбыться.

   Уже у самого берега из воды выскочило что-то зеленое, все в камыше и водорослях и бросилось на Татьяну.

   - Водяной! - успела пискнуть она и рванула обратно, на глубину, не совсем соображая с перепуга, что следовало бы обогнуть препятствие и бежать все-таки к берегу.

   - Поймаюуууу! - выло низким голосом это нечто, и душа Татьяны ушла в пятки окончательно.

   - Таня! - крикнула Манюня, бросаясь на спасение подруги. - Читай Отче Наш! И эта нечисть сгинет.

   Татьяна принялась судорожно вспоминать слова молитвы, хоть и не могла понять, для чего и зачем они сейчас могли пригодиться, потом плюнула на это дело, так как нужные слова куда-то запропастились, и рванула вплавь к противоположному берегу. Пока девушки барахтались в воде, зеленое нечто выбралось на берег, подхватило вещички пловчих и потопало в кусты.

   Гомерический мужской хохот, раздавшийся оттуда, несколько отрезвил девчонок, и они повернули обратно. Водяного, так напугавшего их, нигде видно не было. А вот один из охранников Сергея Ивановича просматривался очень хорошо. Он держал в руках одежку девушек и насмешливо ухмылялся.

   - Отдай одежду, - мрачно буркнула Татьяна, выбравшись на берег.

   - А что мне за это будет? - спросил мужчина, окидывая девчонок похотливым взглядом.

   Татьяна, близоруко прищурившись, оглядела берег, в поисках подходящего оружия, увидела-таки подходящую палку, сделала несколько шагов в сторону, схватила ее и заявила воинственно:

   - За это? Дрыном по голове и по яйцам!

   - Испугала, - заржал козел и, отсмеявшись, спросил. - А поцеловать?

   - Да пошел ты! - рявкнула выведенная из себя девушка и, взяв палку поудобней, отправилась, как есть, в одном купальнике и босиком к тропинке, которая вела наверх, к деревне.

   - Я поцелую, - вызвалась Манюня.

   - Ты с ума сошла?! - с ужасом воскликнула Татьяна и, развернувшись, остановилась. - А если ему поцелуя покажется мало, тоже согласишься?

   - А ему не покажется, - мило улыбнулась блондинка, с волосами, выгоревшими на солнце до белизны. - Правда?

   Подошла близко-близко к мужику, кокетливо склонила голову на плечо и принялась активно стрелять глазами.

   - Ну, целуй, - усмехнулся охранник такому поведению.

   - Пообещай сначала одежду отдать, - попросила Маня.

   - Обещаю, - хмыкнул мужчина и еще раз велел. - Целуй, жду.

   - Как скажешь, - девушка сделала еще пару шагов к мужчине, быстро чмокнула в щеку, попутно заехав со всей силы коленом по причинному месту, выхватила одежку из рук мужика, не способного сейчас к движению, и рванула к подруге.

   - Бежим! - завопила она Татьяне, которой многого и не нужно было, чтобы подорваться с места.

   Отдышаться девушки решились только уже недалеко от деревни. Заодно и оделись. А потом, быстренько, резвенько ввалились в дом к бабе Даше.

   - Танька, - чуть не рыдала Манюня. - Я боюсь теперь одна домой идти. Мне же мимо их дома проходить.

   - Ситуация, - зло поджала губы ее подруга. - Если я пойду тебя провожать, тогда обратно мимо их дома придется возвращаться мне. Остается только огородами. Или, может, переедешь на время ко мне? Вдвоем сходим за вещами, тоже огородами. А потом вернемся опять вдвоем. Скажем твоей матери, что ты соскучилась по мне и поживешь у меня. Как идея? Будем везде вдвоем ходить, так будет проще и не так страшно.

   - И зачем я его ударила? - спросила со слезами на глазах Манька.

   - И поделом ему, - мстительно ответила Татьяна. - Что решаем?

   - Я одна домой не пойду, - ответила трясущимися губами Манюня.

   - Все ясно с тобой, - вздохнула ее подруга и решительно поднялась со своей кровати. - Идем, я тебя провожу, а там решим с твоими родителями.

  

  

  

   - Бл.., я же только пошутить хотел, - хрипел Колян, держась за самое свое дорогое достояние.

   - А ничего так, девочки, - хмыкнул его сотоварищ по работе, охранник Василий. - Только мелкота они еще. Свяжешься, статью припаяют, за педофилию.

   - Сегодня дискотека вечером будет? - буднично, даже несколько холодно поинтересовалось их непосредственное начальство.

   - Зачем тебе, Серег? - удивился Вася. - Ты чего, всерьез хочешь в этот сельский клубняк сходить?

   - Я не совета спрашивал, а будет или нет, - недобро прищурившись оборвал его Сергей.

   - Узнаю, - буркнул в ответ недовольный Василий.

   - Узнай, - руководство натянуло на себя футболку и довольно осклабилось. - Но ты прав, девочки очень даже ничего. Не будь они малолетками, можно было бы и развлечься.

   - Ты серьезно? - вытаращился на начальство Василий.

   - Чё, я похож на педофила? - Сергей скривился как от зубной боли. - Совсем уже шуток не понимаешь. Чего встали?! - рявкнул он на расслабившихся подчиненных. - У нас еще работы край. Металлоискатели в зубы и вперед! Поля ждут! Как и трудовой подвиг во имя меня и зелененьких бумажек.

   - Злой ты, Серег, - пробурчал несколько оклемавшийся Колян, хоть и ныло еще между ног, но уже не так интенсивно, как несколькими минутами ранее.

   - Таким меня мама родила, - Сергей повел широкими плечами и сказал. - Все, перерыв окончен. Поржали и хватит.

   - Кто ржал, а кто нет, - недовольно произнес Колян.

   - А нечего было над девчонками глумиться! - обрезал Серега и первым подал пример, вытаскивая из кустов запрятанный там металлоискатель.

   - А сам-то? - задал риторический вопрос Колян и с недовольным выражением лица нырнул в кустарник.

 

   Глава 2

   Манькина мать была не против временного переезда дочери к подруге. Но на проживание в доме бабы Даши дала только пару дней. Мол хватит этого за глаза, чтобы наболтаться на все лето вперед. Дела по дому тоже кому-то работать нужно. Да и братик и сестричка Манюни, маленькие еще, присмотра требуют, пока мать и отец в поле.

   Девушек вполне устроило такое решение. Первое время можно переждать гнев заезжих бандюков, а там, кто знает, и забудут про выходку Манюни. Только Манька не хотела все время отсиживаться дома и собиралась воспользоваться свободой на полную катушку. Отошла от страха и тянуло ее во все тяжкие. Они долго спорили с Танюшей о необходимости сходить на сельскую дискотеку, которая должна была состояться как раз завтра. Таня была против, а Манька доказывала, что заезжих бандюков никогда на дискотеке не видели и не увидят. Приходят они с охоты поздно и почти сразу же заваливаются спать. Так что, можно было не бояться. Если идти до клуба околицей, вполне можно было сходить и потанцевать. Устав спорить, Татьяна все-таки сдалась.

   - И смотри, что я еще придумала! - воскликнула торжествующая Манюня. - Нам же надо, чтобы они на нас не злились, так? Я тут недавно книжку по гаданиям купила. Учусь карты раскидывать.

   - Погадай мне, милая девушка, - затянула противным голосом Танька в ответ. - Нагадай мне золотого короля, мешок денег, возврат моих очков и максимальный балл по ЕГЭ.

   - Ты и так его получишь, - отмахнулась от нее, загоревшаяся идеей, Манька.

   - Что получу? Мешок денег? - дурачась, Таня несильно стукнула подружку подушкой.

   - Таня! - рявкнула, выведенная из себя Маня. - Прекращай строить из себя идиотку, а то придушу и не посмотрю на то, что мы дружим с детства. Лучше послушай, что я придумала.

   - Глупость ты придумала, - фыркнула Татьяна, устроила подушку у спинки дивана и оперлась о нее спиной. - По глазам вижу, что глупость.

   - И ничего не глупость, - надулась Манька и отвернулась к окну, кресло, в котором она сидела, располагалось как раз рядом с ним. - Вот возьму и не скажу, раз ты такая вредная.

   - Мань, ты чего? - Таня приподнялась на кровати и уставилась во все глаза на подругу. - Обиделась, что ли?

   - А вот и обиделась. Ты меня все время перебиваешь, - девушка надула губки и сложила руки на груди.

   - Да ладно, Мань! - воскликнула Татьяна и вскочила с кровати. - Я же шучу. Ну убей меня. Только дуться не нужно. Прости меня, ладно?

   - И перебивать меня не будешь? - хитро поинтересовалась Манька. - И сделаешь то, что я попрошу?

   - Хорошо, договорились, - с облегчением произнесла Танюша и протянула руку подруге, для рукопожатия. - Мир?

   - Мир! - повеселела Манька и затараторила, пользуясь благоприятным моментом. - У меня в книжке не только гадания есть. Еще и привороты.

   - Что? - глаза Татьяны полезли на лоб от этого заявления. - Ты что? Предлагаешь этих бандюков приворотом к нам привязать? Вот скажи? Откуда у тебя столько мусора в голове? Приворот - это глупость несусветная, и ты в это веришь?!

   - Если ты не веришь, то, что мешает тебе попробовать? - хитрый прищур Маньки выдавал ее коварные замыслы с головой, но Танька все-таки повелась. - А если получится, то очки он тебе вернет как миленький. В зубах принесет и будет при этом помахивать хвостиком.

   - Хорошо, я обещала тебе выполнить то, что ты попросишь. И сделаю я это только для того, чтобы доказать тебе, что твои привороты и гадания сплошная чушь, - завелась девушка и принялась расхаживать по небольшой комнатке. - Нет! Надо же придумать такую глупость! - шептала она возмущенно.

   - А вот и проверим, глупость или нет, - хихикнула Манька и споро вытащила книжку из пакета, который стоял рядом с креслом.

   В пакете находилось все немудреное имущество, которое прихватила Манька из дома, чтобы пожить у подруги пару дней спокойно, не шатаясь каждый раз к родителям за нужной вещью.

   Татьяна смирилась со свей участью и с размаху плюхнулась на узкий диван, злая, но в то же время снедаемая любопытством.

   - Вот, держи! - вручила ей книжку Манюня. - Читай и говори, что думаешь.

   - Я тебе и сейчас могу сказать, что это глупость, - буркнула Татьяна, но книжку взяла и принялась вчитываться в строчки. - Ой, не могу! - рассмеялась она, дочитав до половины и принялась с самого начала читать вслух:

   "Приворот на расстоянии - особое, сложное, но интересное искусство. Он применяется тогда, когда вы не можете находиться рядом со своим избранником и угощать его заговоренной пищей и питьем или дарить и подбрасывать заговоренные предметы. Физический контакт "жертвы" с исполнителем приворота или заговоренными предметами существенно увеличивает силу приворота, поэтому, приворот на расстоянии, использующий лишь духовную энергию, требует больших энергетических усилий и определенных магических способностей.

   Один из самых эффективных способов совершить приворот любимого на расстоянии - использовать магические узелки. Этот приворот требует полной сосредоточенности ваших духовных сил, поэтому, прежде, чем приступить к его совершению, вы должны в течение целого дня не есть ничего, кроме хлеба и не пить ничего, кроме простой воды. Также вы должны постоянно думать о своем избраннике и как можно меньше отвлекаться на обычные суетные мысли. Для обряда подготовьте три свечи и прочную нить длиной в локоть, то есть от кончиков пальцев до локтевого сустава. Ночью зашторьте окна, чтобы свет уличных фонарей не проникал в комнату. Зажгите свечи и расставьте их на полу в форме большого равностороннего треугольника. Сядьте на пол внутри этого треугольника, лицом к одной из свечей. Завяжите на нити узел, но не затягивайте его, оставив расслабленным. Глядя на свечу, произнесите такие слова:

"Туго узел завяжу, (имя любимого) к себе привяжу.
Будет он ко мне привязан, лишь со мною быть обязан!
Пока узел не развяжется, страсть его не уляжется!".

   Проговорив эти слова, быстро затяните узел. Поворачиваясь к каждой из оставшихся двух свечей, в точности повторите свои слова и действия. После этого задуйте свечи и ложитесь спать, положив нить с тремя узелками себе под подушку. Вскоре вы почувствуете, как изменилось его отношение к вам. Никогда не выбрасывайте нить и следите, чтобы узелки были крепко затянуты."

   - Ты издеваешься, да? - спросила она с подозрением у подруги. - Если баб Даша застанет нас за этим занятием, она мне всю плешь за оставшиеся месяцы каникул проест. Да и без очков я могу обойтись. Запасные есть и ладно.

   - А кто тебя заставляет проделывать это средь бела дня? - изумилась Манюня. - Этой ночью все и организуем. Ты прочитаешь это для Сергей Иваныча, а я для его охранника. Сегодня поспрашиваю, узнаю точнее кого из них зовут Коляном, а кого Васей. Еще есть шофер, который Сергей Иваныча привез. А очков у тебя что, очень много? Если и эти потеряешь, то совсем же ничего не увидишь.

   - Ты собралась выйти из дома одна? - Татьяна сокрушенно покачала головой. - И кто-то еще говорил, что боится в одиночестве бродить по поселку.

   - Ты пойдешь со мной! - безапелляционно заявила Манюня.

   - Сумасшедшая, - вынесла вердикт Таня и пожала плечами. - Что с тобой такой делать?

   - Любить и баловать, - рассмеялась Манька. - Так, обедать мы с тобой сегодня не будем. И ужинать тоже.

   - Хлеб и вода, - схватилась за голову Таня. - Манька, тебя убить мало с твоими затеями!

   - Да не ссы! - хлопнула по плечу подружку Манюня. - Так же интересней!

   - Я собиралась провести спокойное лето, книжки почитать, отдохнуть, - жалобно произнесла Татьяна.

   - Никуда оно от тебя не денется - спокойное лето! - оптимистично заявила Манька. - Еще целых три месяца впереди.

   - Ну не три, для начала, а два с половиной с хвостиком, - вздохнула Таня. - И с тобой, чувствую, лето точно спокойным не будет.

   - Будет, - убежденно ответила Манька и направилась к двери. - Идем, нытик.

   - Я не нытик, - неохотно поднялась с дивана Татьяна. - Мне не нравится эта идея.

   - Да ладно тебе, не ссы, - энергично сказала подружка и понеслась навстречу приключениям.

  

  

  

   Сергей оставил наймитов в полях, пусть работают, не зря же он им такие бабки платит, а сам решил прогуляться до поселка. Возникла у него мыслишка, которую стоило бы проверить. А делать это на глазах у посторонних лиц, пусть даже он им платил не хило, совсем не хотелось. Можно было бы углубиться в лес, подальше ото всех и там проверить свою догадку, но Серега выбрал более простой вариант - вернуться в деревню. Он задумчиво крутил в пальцах травинку, новое свое луговое приобретение - старую он потерял, когда девчонок собирался пугать - и думал, думал, думал. Поиски с самого начала шли не по тому пути. Он это понимал сейчас как никогда ясно. Почему-то метод, никогда не дававший сбоев, в этот раз не работал. Причины мужчина понять не мог и от хорошего настроения к обеду почти ничего не осталось. Ведь получалось, что если предчувствия не врут, то потеряно две недели зря. И Сереге совсем не хотелось, чтобы и оставшийся месяц тоже прошел так же. Следовало проверить выводы еще раз.

   Громкий визг впереди по курсу, выбил его из состояния сосредоточенной задумчивости, и мужчина рефлекторно ускорил шаг. За поворотом ему предстала чудная картинка. Разглядывая всех участников действа, развернувшегося на улице, Серега не знал, то ли смеяться ему, то ли вмешаться. Рыцарские побуждения, которые обычно были ему чужды, все-таки взяли верх и мужчина, предварительно прихватив с собой тяжелую доску, выдранную из соседского забора, ринулся в бой.

 

 

   День для девушек явно сегодня был неудачным. Пробираясь тихими в этот час из-за жары улочками, они даже не задумывались о том, что в спокойном поселке может быть еще какая-либо опасность кроме заезжих бандюков. Шум от хлопающих крыльев тоже не послужил для них сигналом к бегству. Мало ли кто там летает?

   А вот Тане стоило бы вспомнить все то, что рассказывала о петухе теть Клавы баба Даша. Местный маньяк пернатого разливу, завидев двух девушек на улице, по которой он соизволил совершать послеобеденный моцион, воспринял их как угрозу собственной царственной персоне и вознамерился разобраться с наглыми обидчицами. Всего-то делов, взлететь и хорошенько шпорами поработать. Этот трюк петух проделывал с завидной регулярностью и поднаторел в нем до уровня профессионала.

   Первой заподозрила что-то неладное Манюна, расслышав за спиной воинственный клекот. Медленно обернулась и завизжала.

   - Танька! - завопила она. - Бежим!

   И тут же последовала своему собственному совету. Подруга ее тоже обернулась и застыла на месте, парализованная неожиданностью ситуации и не пониманием того, что нужно делать, когда на тебя летит здоровенный петух, притом с недобрыми намерениями. Только и хватило соображалки на то, чтобы скрестить руки перед лицом, не давая воинственному пернатому добраться до глаз. Из такого положения девушка попыталась пнуть наглого обидчика, вот только гимнастической растяжкой она не обладала, чтобы удалось попасть по подпрыгивающему маньяку.

   - Ах, ты ж зараза! Убёг! - завопил кто-то за её спиной.

   Хлопнула калитка, но никто так и не появился на улице.

   - Сейчас, сейчас, - причитала женщина за забором. - Сейчас соседа позову.

   Вот только толку от её обещаний было ноль, потому как разок задеть, уворачивающуюся и отступающую девушку, шпорами петух успел. А теть Клава, наверное, ещё и с той стороны калитку подперла, чтобы петух более никогда не вернулся в родной курятник.

   - Танька! Держись! - крик Манюни долетал каким-то посторонним фоном, а само время замедлилось и стало тягучим, липким как патока.

   Снова захлопали крылья, пыль так и летела во все стороны, а Татьяна поняла, что уперлась спиной в забор, и места для маневра из-за этого осталось катастрофически мало. Девушка косила глазом по сторонам, в поисках выхода из положения. Таковой не находился. Полет пернатого она наблюдала будто в замедленном варианте, вскидывая для защиты в очередной раз руки к лицу. Глухой звук удара и отборный мат стали для нее полной неожиданностью. Таня выглянула из-за скрещенных рук и с облегчением вздохнула, чувствуя, что ноги ее не держат. Сползла по забору вниз, уселась прямо на колкой, сухой траве, глядя на валяющегося в пыли зловредного пернатого, который лежал на спине и только подрыгивал одной лапой, неплохо изображая из себя умершего.

   - Убили? - с надеждой осведомилась женщина из-за забора.

   В очередной раз хлопнула калитка, и тетя Клава неуверенно выбралась на улицу.

   - Голову бы ему открутить, - с намеком посмотрела она на спасителя Татьяны.

   Здоровенный мужик, на голову выше девушки ростом, стоял и безразлично рассматривал валяющегося петуха. Наголо обритый, руки и ноги покрыты золотистой порослью. Голубые глаза смотрели сквозь ледяной прищур. Он показался Тане просто огромным и страшным до жути. Сплюнув, мужчина вынес свой вердикт.

   - Сколько за него хочешь?

   - Заберешь, Сергей Иваныч? - с надеждой спросила теть Клава. - Задаром отдам.

   - Такой боец дорогого стоит, - заметил мужчина и склонился к валяющемуся петуху.

   Почувствовав, что дело совсем швах, пернатое чудовище подскочило и проворно навострило лыжи куда подальше отсюда. Вот только убежать ему не дали, мужчина среагировал молниеносно. Даже не по-человечески быстро и петух затрепыхался в сильных руках, пытаясь вырваться на волю и чувствуя, что сегодня кастрюля с кипятком может оказаться как никогда близкой. После того, как устроил петуха под мышкой, Сергей Иваныч повернулся и удостоил своим вниманием девушку, все так же сидящую у забора, на колкой траве.

   - Крапива зад не обожжет? - спросил он задумчиво, окидывая оценивающим взглядом стройные ножки девчонки.

   - Какая крапива? - спросила все еще не соображающая после пережитого испуга Танька. - Крапива? - и более внимательно оглядела место своей дислокации.

   Тут же взвизгнула и подскочила, наконец, почуяв, как ноги пониже шорт жжёт.

   - Жить будет, - философски заметил мужчина, развернулся и направился к дому баб Ани.

   - Спасибо, - попыталась пискнуть ему вслед Таня, но услышана не была, и ответа на это не получила.

   Теть Клава, окинув девчонок осуждающим взглядом и ничего не сказав, скрылась во дворе. Теперь о том, что на улице недавно произошло побоище, не напоминало ничего, кроме нескольких рыжих перьев, валявшихся в пыли. Девушка поправила очки, сидевшие криво после борьбы с петухом, оглядела кровоточащие, глубокие царапины на руках и скривила губы, с трудом удерживаясь от того, чтобы не заплакать от обиды. И это, то спокойное лето, о котором она мечтала?

   - Танька! - подлетела к ней Манюня. - Цела?

   - Вроде, - с трудом ответила девушка и направилась обратно, к дому бабули. - Но больше я в твоих затеях не участвую.

   - Да ладно тебе, - буркнула отошедшая от испуга Манька. - Сейчас твои царапины обработаем, и все будет снова хорошо.

   - А если петух бешеный? - взвилась Татьяна, привычная выдержка начала ей изменять, проклятая, предательская дрожь сотрясала её тело, показывая, как сильно на самом деле она испугалась.

   - Бешеный? - Манюня даже споткнулась на ровном месте от такого неожиданного предположения. - Не смеши мои тапочки! Петухи бешеными не бывают!

   - А этот бывает! - зло рявкнула Татьяна и ускорила шаг. - Да чтобы я еще куда-нибудь, когда-нибудь с тобой пошла!

   - Не ссы! Прорвемся! - оптимистично заметила подруга.

   - Прорываться будешь ты, а боевые ранения получать я? Тебе не кажется, что в этой схеме что-то в корне не верно? - окончательно разозлилась Таня.

   - Ну, хорошо, - обреченно вздохнула подруга и остановилась. - Петуха к нападению подговорила я. Целиком и полностью моя вина. Довольна?

   - Да, - буркнула Татьяна и хлопнула калиткой перед самым носом Манюни.

   - Ну и как хочешь, - Манька тоже обиделась и решила в дом не заходить, развернулась и направилась туда, куда они до нападения петуха шли с Танькой. - Сама все узнаю, без твоей помощи.

  

  

  

  

   Сергей проторчал в доме где-то час. Пока петуха обустраивал на новом месте... Боевитое приобретение своим новым гаремом осталось довольно, как и сам гарем, уже пару месяцев обретающийся без предводителя. Пока поел... Пока разбирался с ворохом идей. Самое простое из проделанного, заставило его с досадой сплюнуть. Маятник, который должен был на карте показать точное месторасположение тайника, упорно показывал на совсем другое место, не на то, которое указывал ранее.

   - Чертовщина какая-то, - в сердцах бросил мужчина, когда результат, с упорством достойным лучшего применения, повторился пятый раз к ряду. - А если и там ничего нет? Кругами все лето проходим. И почему я раньше не перепроверил?

   Вопрос остался без ответа, как и брошенное в сердцах: "Хоть на картах Таро гадай" без воплощения в жизнь. Серега достал из кармана шорт мобильник, скривился от того, что связь в очередной раз была на нуле, неохотно поднялся с кровати в своей комнате и направился из дома на солнцепек. Сегодняшние поиски можно было сворачивать. Толку не дадут. А завтра с утреца необходимо будет передислоцироваться на десяток километров в сторону - придется ехать на тачках - и начать все с начала уже там, согласно указаниям маятника и прочим приметам.

   На улице парило и дышалось тяжело. "Быть грозе" - лениво подумал Сергей, потянулся и сбежал по ступеням крыльца во двор. Снял белую бейсболку с вишневого дерева - как вешалку деревце использовала вся поселившаяся у баб Ани братия - и решительно вышел за забор.

   - Дяденька, - пропищал кто-то тонким голосом из кустов. - Дяденька, а дяденька. Я застрял.

   Серега сменил курс и заглянул в заросли малинника, который без пригляду и регулярной подрезки, разросся очень буйно. В колючем кустарнике копошился мальчуган лет семи. Он пыхтел, сопел и глядел на мужчину несчастными, голубыми глазами. Покрасневшие от натуги уши воинственно топорщились в стороны, а весь усыпанный веснушками нос был наморщен.

   - Ты чего здесь делаешь? - спросил мужчина у мальца.

   - Тебя жду, - невежливо буркнул мальчишка. - Только застрял малек. Колючее, царапается.

   - И как выбираться будешь? - полюбопытствовал Серега.

   - Ты поможешь, - в наглости пацану было не отказать.

   - Да ну! - недоверчиво протянул Сергей. - Делать мне нечего тебя оттуда вытаскивать. То девчонок-дурех спасай, то тебя вот из кустов выковыривай.

   - Дяденька, - состроил просительную, умильную рожицу проказник. - Ну пожалуйста.

   - Черт с тобой! - бросил в сердцах мужчина. - Осталось только ведро на голову натянуть и хоть сейчас в рыцари на белом коне. Тьфу на вас все!.

   Серега вернулся в дом, отыскал ключи от сарая. В хлипком строении пришлось прилично порыться, прежде чем обнаружился секатор. Как и следовало ожидать - ржавый. Масленка нашлась в сарае же, на полочке. Смазка заржавевшего инвентаря тоже заняла много времени. Но и с этим, наконец, Сергей справился. Чертыхаясь и матерясь про себя, мужчина направился к малиннику, с намерением хорошенько его проредить. Через минут десять, после того, как баб Анин внук прорезал фигурную дыру в колючих ветках, мальчишка смог выбраться. Просияв, пацаненок обратился к спасителю:

   - Спасибо! А как вас зовут?

   - Зачем тебе? - с подозрением осведомился Сергей Иваныч.

   - Хочу знать, кому спасибо говорить, - важно просветил его малец.

   - Сергеем кличут, - усмехнулся мужчина, покачал головой и пошел относить секатор на место, попутно подумав о том, что надо будет дать парням поручение - обрезать малинник.

   - Спасибо, дяденька Сергей, - донеслось до него из-за забора.

   - Пожалуйста, - буркнул себе под нос дяденька, задумавшись на миг, что неужели в тридцать лет он выглядит для детей так старо?

   И выглядит ли он так же в глазах молодой девчонки, которую сегодня спас от петуха? "Старость не радость" - завершил он размышления банальностью и забыл об этом.

  

  

  

  

   В то время, когда Сергей Иванович шел на поиски своих сотрудников в поля, Манька шипела за домом теть Клавы на мальчишку-проказника.

   - Я тебя чье имя просила узнать? Охранника. Зачем мне Сергей Иваныч? Я и так знаю его в лицо, да по имени по отчеству. Ты зачем в кусты залез? Тебе все что нужно было, это заговорить с охранниками и узнать их имена. Все! Нельзя было до вечера обождать? Вот как я теперь узнаю, как кого зовут?! - всплеснула она в отчаянии руками.

   - Спроси у бабы Нюты или у дяденьки Сергея, - мальчуган совсем не чувствовал себя виноватым. - Где мое мороженое? Ты имя просила? Просила. Мороженое обещала? Обещала. Я тебе имя сказал? Сказал. Мороженое гони.

   - Я тебе сейчас погоню, так погоню, - Манюня схватила мальца за ухо, собираясь проучить наглеца.

   - А если мороженного не будет, я дяденьке Сергею скажу, что это ты хотела его имя узнать, - пригрозил пацан сквозь слезы, уж очень крепко прихватила его девушка за ухо.

   - Ах ты, паршивец! - опешила Манька и выпустила проказника из захвата от неожиданности.

   - А я расскажу, все расскажу, - мальчишка порскнул прочь, остановился на безопасном расстоянии и принялся дразнить девушку. - И мамке твоей расскажу и батьке. И охранникам расскажу.

   - Ну и рассказывай! - крикнула Маня в бессильной злобе стиснув кулаки. - А я скажу, что ты врушка и я этого тебе не говорила. Посмотрим, кому поверят. Мне или тебе. Я еще и подружек попрошу сказать, что ты врушка. Вот!

   - Манька дура! - выкрикнул пацан и убежал.

  

   Глава 3

    

   Сергей шел лениво, не торопясь. Не ему пахать в поле в поисках клада лишние пару часов. Так часом больше, часом меньше. Какая разница? Но сама ситуация Серегу удручала, сильно удручала. Уверенности в методе, ранее никогда не обманывавшем его, больше не было. И грыз, сильно так грыз червячок сомнения душу. Неуверенность в собственной силе и способностях... Не самое лучше душевное состояние на пороге большого открытия.

   Блеск у воды, на берегу речки привлек внимание мужчины и отвлек от самокопания. Сергей подошел ближе, внимательно осмотрел песок и обнаружил очки. Поднял, повертел в руках, похмыкал тому, что в дневных перипетиях, в пылу проказы хрупкая вещь уцелела. Положил в карман шорт, мимолетно подумав о том, что необходимо вернуть вещь девчонке. Придумывание способа возврата отложил на потом.

   Ощущение опасности, холодком скользнувшее по спине между лопаток, заставило его, не раздумывая, мгновенно среагировать - упасть на песок. Перекат поближе к камышу и твердое понимание, еще чуть-чуть и быть Сергею Ивановичу трупом. Следовало прямо сейчас, до того, как прозвучит еще один приглушенный хлопок, нырнуть в заросли. Раздумывать и над этим своим решением Сергей не стал. Привычка доверять своей интуиции и не в таких ситуациях вытаскивала его из лап смерти. Вот и сейчас, резкий бросок на полусогнутых в камыши и очередной хлопок за спиной.

   - С глушителем стреляют, козлы, - процедил сквозь зубы мужчина и медленно, так, чтобы не потревожить камыши и не выдать траектории своего передвижения просочился между шершавыми стеблями и острыми как бритва листьями.

   Сейчас, спасая свою шкуру, Сергей был совсем не похож на того холодного, временами медлительного и чуть подторможенного бандита, которым его привыкли видеть в деревне. Он скользил бесшумно, разом растеряв свою неповоротливость. Гибкий, непривычно гибкий для своего роста и телосложения он превратился в опасную, неслышную, бесплотную - так показалось бы постороннему - тень.

   Пока пробирался между густого, но увы, не бесконечного камыша, залез в карман, нащупал там мобилу, достал, глянул мельком на экран, шустро выбрал Васю в качестве адресата и поставил на дозвон. Очередной хлопок, вхолостую, наугад по камышам и мужчина решил прекратить движение. Медленно переместился поглубже в воду, стараясь стать ниже ростом за счет того, что ноги полностью вытянул под водой. Мобильник старался держать так, чтобы не замочить. Хорошо не ночь, тогда мобилу нельзя было бы использовать. А днем света экрана никто и не заметит. Если только особыми способностями не обладает.

   Шуршание осыпающихся сверху камней и шелест легких шагов. Женских, так подсказал обострившийся в момент опасности слух Сергею.

   - Здесь, где-то здесь должно быть, - бормотала девчонка хрипло. - Блин, куда они подевались?

   "Дура!" - зло ругнулся про себя Серега. Следовало девочку выводить из-под удара. Она могла попасть под шальную пулю, если стрелок не убрался. У нее есть все шансы стать свидетелем, так и не дожившим до суда и даже не успевшим понять, о чем свидетельствовать придется и вообще, что происходит.

   - Серега! - рявкнул кто-то поблизости. - Ты где? Что случилось?

   "Вот идиоты!" - мужчина застонал от бессильной злости и решил все-таки рискнуть.

   Ощущение опасности сгладилось, стало не таким острым, не угрожающим жизни. Не таким, чтобы рефлексы не дали возможности вернуться в вертикальное положение.

   Испуганной явлением охранника Сергея Ивановича девчонке и самому Васе предстала чудная картинка. Уважаемый всеми, солидный человек, выполз из зарослей камышей на четвереньках, встряхнулся как собака и поднялся. Окинул присутствующих недовольным взглядом и пробурчал:

   - Что уставились?

   Особенно сильно раздражала присутствующая здесь девчонка. При ней откровенно поговорить с охранником не получилось бы. Следовало срочно спровадить досадную помеху, глядящую на него огромными, изумленными голубыми глазами. Сергей достал из кармана очки, протянул дурехе и сказал:

   - Это искала?

   - Спа-си-бо, - сказала она заикаясь, но очки так и не взяла.

   - У меня что? Рога выросли? - спросил мужчина раздраженно.

   - Н-н-нет, - ответила девушка и, наконец, протянула руку за очками.

   - Вот и прекрасно, - мужчина зыркнул на девчонку недобрым взглядом и добавил. - А теперь вали отсюда и побыстрее. Одна нога тут, другая там. Все ясно?

   - Д-д-да, - выдавила из себя девушка и рванула к деревне, только пятки сверкали.

   - Что случилось, Серег? - спросил шепотом напряженный Василий.

   - По мне стреляли, - так же тихо ответил мужчина и сверкнул глазами. - Я очень хочу найти эту гниду и раздавать собственноручно. Срочно собираемся и валим домой. Нам есть что обсудить и о чем подумать.

   - Как скажешь, - враз закостенел охранник.

   - Мы слишком расслабились, - подытожил Сергей. - На этот каравай что-то получается уже слишком много желающих.

   Больше они отсвечивать на берегу не стали, Вася, по дороге к деревне, обзвонил всех пацанов и велел собирать манатки. Решено было пробираться в деревню околицами, по одному. Просачиваться незаметно, так, чтобы никого из братии никто не смог отловить. Сергей Иванович посчитал нужным перейти на военное положение.

  

  

  

  

   Татьяна никак не могла отойти от того состояния тихого ужаса, в который ее поверг вид Сергея Ивановича, выбравшегося из камыша. Сейчас она готова была поверить всем тем рассказам и слухам, что бродили по поселку. Уж очень страшными были глаза мужчины в тот момент. И по ним было видно, что раздавит он путающуюся под ногами девчонку и не заметит. Так и казалось, стоит Сергею Ивановичу оскалиться, как у него обнаружатся клыки похлеще, чем у любого дикого волчары.

   Девушка сидела у себя на диванчике и тряслась после всего пережитого сегодня. И с тоской вспоминала свои мечты о спокойном лете. Что-то это лето в деревне ей уже стойко не нравилось.

   - Тань, Таня, - позвала ее от дверей Манюня. - Отошла?

   - Да, - бледно улыбнулась ей Татьяна и подняла на подругу полные слез глаза.

   - Эй, Танька, - тут же метнулась к подружке Манюня. - Что случилось?

   - Я его боюсь, - прошептала Таня, сняла очки, швырнула их на диван и разрыдалась, уткнувшись носом в грудь подруги.

   - Так, - опешила Манька и опустилась на диван рядом с подругой. - Колись, что произошло. Хотя нет, сначала ты выплачешься и успокоишься. Потом расскажешь.

   Минут пять подруги сидели обнявшись, пока Татьяна не выплакалась. Потом, успокоившись, высморкавшись и умывшись, пока бабуля хлопотала и не видела зареванную внучку, Татьяна устроилась на диване и вывалила все произошедшее на речке на подружку.

   - Вот чего ты испугалась? - вздохнула Манька. - Ну посмотрел на тебя страшно. И что. Не убил же. Нет, говорю тебе, надо приворотом воспользоваться.

   - А чего ты тогда днем ревела, а? - вернула вопрос подруге Таня.

   - Нет, ты меня послушай, - отмахнулась от инсинуаций Манюня. - Если мы провернем приворот, тебе не надо будет его бояться. Он с рук есть будет.

   - Он старый! Ты совсем с ума сошла! - воскликнула Татьяна и недовольно сморщилась, после плача разболелась голова.

   - Ты после нашего разговора что-нибудь ела? - Манька продолжила продвигать в жизнь свой план. - Нет? Молодчина. Свечи я раздобыла. Нитку мы найдем. Твоя задача остаток дня думать только о Сергее Ивановиче. А ты и так о нем думаешь сейчас, я вижу.

   - Угу, - содрогнулась Татьяна и зябко повела плечами. - Ты сумасшедшая, Манька, - грустно произнесла она.

   - Ничего. Не получится, так не получится. А если получится, то одна выгода из этого, - серьезно произнесла Манюня. - Я первая попробую, а там уже ты повторишь за мной. Да не ссы ты! Прорвемся!

   - Угу, - мрачно угукнула Татьяна и обреченно возвела очи горе.

   Время до вечера прошло спокойно. Больше никаких приключений, никаких происшествий, так как девушки мирно сидели дома и не высовывали на улицу носа. Обсудили всех старых знакомых, то, в чем пойдут завтра на дискотеку. С трудом увернулись от расспросов бабы Даши, почему две молодые, здоровые девицы ничего весь день не едят. Легенда про то, что объелись у Маньки дома, когда вещи забирали и есть больше не хочется, прокатила и более баба Даша к девушкам не приставала.

   Вечер длился и длился, небо темнеть не спешило. Июнь месяц, как-никак. Солнце зашло за горизонт где-то ближе к десяти вечера, когда девушки уже изнывали от ожидания. Татьяна незаметно для себя заразилась Манюниным энтузиазмом и тоже с нетерпением ждала того, что выйдет из сумасшедшей затеи. Вот только выбранный Манькой объект девушку пугал, несмотря на все заверения подруги, что все будет пучком.

   Часов в одиннадцать Манька достала из своего замечательного и вместительного пакета три свечи и принялась располагать их на полу так, чтобы получился треугольник. Удавалось плохо, так как комнатенка была маловата для подобных экспериментов. Пришлось помучиться, прежде чем удалось установить свечи так, как надо.

   - Думаю, начнем в полночь, - авторитетно заявила Манюня. - Самое подходящее время для колдовства.

   - Ох, Манька, - махнула рукой на сумасбродство подруги уставшая Татьяна.

   - Пока же я тебе погадаю, - выдала очередную гениальную идею неугомонная Манька.

   - Маня! - со слезами в голосе воскликнула Танюша.

   - Что Маня? Ну, вот что, Маня? Я уже шестнадцать лет как Маня и ничего, живу, - вредно ответила подружка и достала-таки из пакета гадальные карты. - Сейчас, гляну как там в книжке и погадаю.

   Татьяна, смирившись с упрямством и настроенностью подруги на глупые поступки, позволила той и карты раскинуть и в двенадцать ночи зажечь свечи. И послушно заговор прочитала, да нитку под подушку спрятала. И гроза, погремевшая за окном и посверкавшая молниями, но так и не разразившаяся, послужила отличным фоном для затеянного девушками колдовства. Правда потом Татьяне одной в комнате было страшно, но места для двоих на старом скрипучем диване было мало и Манюня ушла со своей ниткой спать в гостевую комнату. Утро для девчонок наступило аж в одиннадцать часов. Всего лишь часочек до полудня не дотянули.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям