0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная »  Принцесса Арменеи (#4). Серия: Идеальный треугольник. » Отрывок из книги « Принцесса Арменеи (#4). Серия: Идеальный треугольник. »

Отрывок из книги « Принцесса Арменеи (#4). Серия: Идеальный треугольник. »

Автор: Езерская Валентина

Исключительными правами на произведение « Принцесса Арменеи (#4). Серия: Идеальный треугольник. » обладает автор — Езерская Валентина . Copyright © Езерская Валентина

ГЛАВА 31

Я стояла на берегу озера Лох-Несс, раскачиваясь на ветру, не чувствуя пронзительного холода, заползавшего под пальто и забирающего остатки тепла. В этот миг вся моя жизнь проносилась перед глазами. Мне хотелось умереть. Выросшее меж скалистых холмов гибкое дерево, сбросившее всю свою листву, как ненужный груз, так напоминало меня. Такое же непримиримое, гордое и … одинокое. Мне пришлось оставить все позади, отказаться от прошлого, но у меня всегда был выбор вернуться. Теперь и его не осталось.

Молодому дубку удалось выстоять непогоду, пустить корни вглубь и удержаться среди лютых ветров и открытого пространства. Каким ветром его занесло сюда? Только одному ему было это известно, но он печально и молчаливо приветствовал меня на своей суровой земле. Накрапывал дождь, а я  не в силах устоять на ногах, рухнула на колени, вглядываясь с тоской в неспокойную поверхность озера, словно это могло изменить произошедшее. Я не отрывала взгляда от темной воды, хотелось выть от бессилия и невозможности что-либо исправить.

Ровно два года назад я покинула это место, спрятав корабль в глубины таинственного озера, а теперь все мои попытки соединиться с командующим центром звездолета были напрасны. Это означало лишь одно - корабль пропал. Это была единственная возможность покинуть Землю и спастись от страшного чудовища, преследовавшего меня по пятам. Как он находил меня среди миллиардного сообщества людей, оставалось догадкой. Он словно чувствовал мой страх и мою ненависть к нему на расстоянии и невероятно быстро преодолевал его.

Впервые мы встретились на испанском курорте, но мне удалось улизнуть из-под его носа, второй раз мы столкнулись в корейском музее в Сеуле и тогда, как и в первый раз, мой мозг затуманился, я не смогла контролировать  свои действия, я легко поддалась влиянию странного и малознакомого испанца. Равнодушная к земным мужчинам, должна была признать, что в присутствии того человека теряла всю свою способность думать. Мысли лениво передвигались в голове, как неповоротливые рыбы в аквариуме. Я верила каждому произнесенному слову господина Карраско, хотелось ему угодить, следовать за ним, выполнять все, что он прикажет - и это пугало больше всего.

 Если первая встреча была случайной, то вторую никак нельзя было назвать таковой, но все мои догадки были смыты волной внушения. Я почувствовала легкий укол и потом словно со стороны наблюдала за собой, как, улыбаясь, фотографировалась с мужчиной, как принимала его руку и садилась в подъехавшую черную машину. Я находилась в состоянии эйфории, так легко чувствовала себя рядом с практически незнакомым человеком. Бокал шампанского кружил голову, веселил, а слова удивительно красивого мужчины, сидящего со мной на заднем сидении автомобиля, казались необыкновенно умными и проницательными.

Как сейчас помню: его комплименты заставляли быстрее биться пульс, а в его невероятно голубых глазах хотелось утонуть и остаться навечно. Моя аура колыхалась от волнения, а сердце застучало сильнее, когда его ладонь легла на мой затылок, а его губы сблизились с моими. Вдруг я услышала стон мужчины, неожиданно отстранившегося от меня, словно его нестерпимо обожгло желание, и мне стало приятно, что смогла доставить ему удовольствие,  но тяжесть в голове заставила потерять контакт взглядов. Веки опустились. На краткий миг пришло понимание и ужас от всего происходящего, но новое прикосновение и поцелуй, больше похожий на укус,  заставил забыть обо всем.

Он целовал так, словно пил из меня, и я действительно почувствовала слабость. Голова кружилась от шампанского, а может, я теряла слишком быстро много энергии. В том момент я четко не видела картину, чувствовала только, как мужчина стонет от удовольствия, будто вкушает десерт от непревзойденного мирового кулинара. Сжимая все крепче в объятиях, он властно протиснулся в мой рот и захватил в плен язык. Задыхаясь, я не могла разорвать наш контакт, а он не сводил с меня немигающего взгляда. Странно было смотреть в зрачки, расширенные настолько, что превратили глаза в черные дыры, охваченные мрачным огнем желания. Это были нечеловеческие глаза. Они заставляли смотреть в них, повиноваться, забыть обо всем.

Все прекратилось, когда машина подъехала к роскошному отелю, в нем я узнала тот, в котором остановилась, но уже ничему не удивлялась. Я шла к подвижным дверям нетвердой походкой рядом со своим мучителем, не понимая, почему так поступаю. Обнимая за талию, он практически тянул меня на себе, нашептывая на ухо, как долго терпел голод. Что все, кто попадался ему, не могли больше удовлетворить его вкус. И что это я виновата во всем. Не стоило мне убегать, оставляя его и разжигая в нем еще больший аппетит. Теперь он не оставит меня, пока вдоволь не насытится.

По пути к лифту нам встречались люди, но я и звука не могла вымолвить, а они смотрели и видели в нас парочку, стремящуюся уединиться в номере отеля. Пока поднимались на последний этаж, он не преминул воспользоваться этим, и, не спеша, зная, что жертва никуда не денется, стал снимать с меня плащ. Скинув его на пол, он даже не глянул на него. Потом совершив два шага, прижал меня к стене и провел ладонью по щеке и шее, спустился к груди. Его рука продолжила изучать мое тело через ткань платья, коснулась бедра и, приподняв мою ногу, согнутую в колене, он прижался еще сильнее. Я физически почувствовала желание испанца. В глазах поплыло, от слабости ли? Или от приятных ощущений внизу живота? Прикосновения испанца возбуждали, вызывали  во мне прилив желания, он же не сводил с меня напряженных изучающих глаз. Ему было интересно забавляться со мной, растягивать удовольствие после того, как голод был притуплен. Даже сейчас я понимала, что меня одурманили каким-то веществом и выпили столько энергии, что я еле стояла на ногах.

Еще в музее я почувствовала легкий дискомфорт, но не придала этому значение. Думала, поранилась о золотые часы на руке мужчины, а мне, оказывается, вкололи что-то наркотическое под кожу. Мне понадобится время, чтобы избавиться от воздействия, которого у меня как раз и не было.

Выйдя на шестнадцатом этаже, он приказал идти за ним, и потащил за собой, а я вынуждена была подчиниться. Все кружилось перед глазами, при соприкосновении с рукой мужчины я чувствовала, как часть меня уходит. Энергия покидала мое тело слишком быстро, чтобы я могла ее восстановить, похоже, он не переставал высасывать из меня силы.

Как мы вошли в номер, я уже не видела, в глазах стояла темнота, чувствовала только, как меня втянули внутрь, а потом толкнули - и я упала на что-то мягкое. Нащупала руками - кровать. Я открыла глаза и попыталась приподняться, а картинка передо мной продолжала расплываться. Сначала я видела все неясно. Обнаженный уже наполовину мужчина, стал приближаться к кровати. Пытаясь сфокусироваться, прищурилась, и готова была поклясться: мужчина прямо на моих глазах стал меняться, превращаясь в ужасного монстра. Из его спины стали вырастать отростки. Извиваясь, словно живые, они тянулись вверх. Двигая головой, он разминал шею и плечи, словно долго терпел неудобную стягивающую  одежду и, наконец, смог освободиться от нее.

«Вампир» - мысль забилась раненной птахой, но мою волю сковали невидимые силки. Я понимала, что в большой опасности, но не могла даже двинуться, не могла даже испугаться. Взгляд чудовища приказывал подчиниться, он обладал пронизывающей силой. Только одна раса обладала такой способностью - слейтеры. Это они способны жить за счет чужой энергии и подчинять одним взглядом.

Стоило вампиру коснуться меня - как все мысли упорхнули. Он навис надо мной, а его щупальца потянулись к моей голове. Я чувствовала чужое вмешательство, ощущала давление на мозг, на миг мне показалось, что щупальца проделают дыры в моей голове.

- Кто ты такая? - задал вопрос  мужчина, все так же, не отпуская мой взгляд. - Даже прикасаясь сенсорами, я не могу прочитать твои мысли.

Я боролась с сильным желанием рассказать о себе всю правду. Стиснув зубы, едва слышно  произнесла:

- Меня зовут Милена…

- Это мне известно. Я не встречал ни одного  человека, способного устоять моему взгляду, ты единственная, кто может бороться. Так отвечай: кто ты?

Если он узнает, что я наполовину арменейка - мне уже больше никогда не вырваться из щупалец этого чудовища. Я же вечная батарейка, постоянный генератор пищи, такое же энергетическое создание, как и он, только разница между нами в целую пропасть - я не питаюсь энергией разумного существа. Поэтому я должна, во что бы то ни стало, молчать.

 Усилием воли заставила себя произнести:

- Я - человек.

- Это даже интересно.

Он прошелся отростком по моему телу, и мне показалось, что он испытывает при касании удовольствие. Вдруг я услышала треск ткани. Другие отростки заползли под платье и без всяких усилий вспороли его. На ощущение они отдавали прохладой. Гладкие, они ползли по ногам, точно смертоносные змеи, способные напасть и ужалить в любой момент. Одно щупальце коснулось промежности, и я от неожиданности и остроты ощущения вскрикнула. Яд достиг своей цели и теперь стремительно распространялся пожаром по моим артериям. Вампир гладил меня между ног, оттянув полоску нижнего белья в сторону, прикасался к чувствительной точке, а я с ужасом понимала, что не могу оставаться равнодушной. Он же словно упивался моими ощущениями, слегка прикрыв глаза и наблюдая за моей реакцией.

- Такая вкусная, что еле сдерживаю себя, чтобы не попробовать всю…

Я застонала, откинув назад голову, когда щупальце слегка проникло внутрь, неожиданно встретив препятствие. Вампир замер от удивления.

- А ты полна сюрпризов. Мне все же стоит поберечь тебя для следующего раза.

Он коснулся пальцами чувствительного центра, вызвав новую волну дрожи в моем теле. Ослабевшая, я лежала на спине, не в силах сопротивляться. Его пальцы умело нащупали маленький холмик и стали массировать его, разжигая в нем искру пламени. Его щупальца скользили  по моему обнаженному телу, обвивали груди, потом коснулись сжавшихся сосков и начали их ласкать. Я закричала, не помня себя от удовольствия, и почувствовала, как сотрясаюсь от нахлынувшего оргазма.

- Вот так, милая, а теперь посмотри на меня.

Он заставил поднять на него взгляд и потом вобрал мои ощущения, втянул их в себя, опустошая тело и душу. А дальше помню только черные глаза, настолько огромные, что они поглотили меня целиком. Моей последней мыслью перед тем, как погрузится в темноту, было то, что, наконец, смогу избавиться от тоски по Шервату. Больше мне не придется холодными ночами вспоминать его печальный образ. Больше я не буду страдать и мучиться от непреодолимого чувства одиночества.

Вспоминая о тех днях, что провела в заточении, я не могла без содроганий думать о них. Я была истощена душевно и физически, измотана чувствами, сменяющими друг друга. От эйфории до прострации, от любовного томления и мук до полной ненависти. Чудовище каждый раз заставляло меня испытывать разные эмоции, разжигая их во мне и затем поглощая их с неизменным аппетитом. Я понимала, что и сейчас чувствую отголоски тех ощущений, слишком разбита морально, чтобы спокойно реагировать на исчезновение корабля, но мне больше некуда идти, негде спрятаться на этой планете. Я смотрела на темную воду. Все может закончиться, стоит только войти в озеро. Черная вода, такая же темная, как и глаза чудовища, она манила к себе, обещала успокоение. Я так устала бороться, прятаться, хотелось уснуть и больше не просыпаться.

Я почувствовала холод в ногах. Вода доходила до щиколоток. Это привело меня в чувство. Я растерянно смотрела вниз, на набегающие волны. Они словно пытались меня остановить, тревожно бились о ноги. Неужели это мое истинное желание? Неужели я дошла до точки не возврата? И это та, которая никогда не сдается?

Я обернулась на берег и устремила свой взгляд вдаль. Сквозь голые ветви деревьев виднелся свет. Нет. Я не стану этого делать. Где-то там, в маленьком доме горит огонь, что сможет обогреть меня и находится тот, кто не причинит мне вреда. То, что я ощущаю, не является моими настоящими чувствами, мне нужно время, чтобы прийти в себя, восстановить свои силы.

 Ноги окоченели и почти не слушались. Не дойдя до берега, я упала на колени и стала ползти по грязи, цепляться оледеневшими пальцами за пожелтевшую высохшую траву, чтобы выбраться полностью из воды. Поднявшись на ноги и покачиваясь, я пошла на свет. Все мои мысли были сконцентрированы только на том, чтобы дойти.

                                                        ***

- Где она?

Он был в бешенстве. Его лучшие псы упустили девчонку.

- Она не покидала номер, Властелин.

- И, тем не менее, ее здесь нет!

Рулф и Зонэм, полукровки с выстриженными затылками, склонили головы, страшась заглянуть в его глаза. Он одним взглядом заставил бы их выпрыгнуть из окна шестнадцатого этажа, но пока повременил, сдерживая свой гнев. Ему нужна девчонка, а эти единственные, кто могли взять ее след.

- Зонэм?

- Да, мой Господин, - ответил тот с готовностью.

- Проверь ее номер. Она могла вернуться за своими вещами.

Тому не надо было повторять дважды.

- А ты, - он обратился к Рулфу, следуй за ним, как почувствуешь ее запах - тут же сообщи.

Те с облегчением покинули номер. Он вдохнул воздух, в котором еще находился нежный аромат Милены. Гнев опять забурлил в его жилах, заставляя сжимать кулаки и искать выхода. Его тело начало меняться, принимая истинный облик при одном только воспоминании о сладости землянки. Упиваясь ее энергией, он не слишком обеспокоился тем фактом, что он не смог читать ее мысли, поэтому и упустил ее. За два дня он должен был понять, что ее сущность не так проста, земные гены переплетались в ее теле с чем-то более совершенным, только он не мог определить, с чем именно. Девчонка уже дважды сбегала от него, и это приводило его в состояние неконтролируемой ярости.

Каким образом ей это удавалось, ему еще предстояло узнать, но он обязательно ее найдет. Пища никогда не уходила от него далеко. Она слишком слаба, чтобы исчезнуть незаметно. Но почему-то ему кажется, что придется постараться, чтобы снова отыскать ее. В первый раз она не пряталась, но теперь-то будет осторожна. К ее поискам придется подключить и земные источники, и тогда ей будет тяжело спрятаться. А когда он ее найдет, не будет уже таким милостивым.

                                                            ***

Меня остановил лай собаки. Крупных размеров, лохматая псина подавала голос своему хозяину. Я не стала ее останавливать, слишком слаба была, вряд ли бы сама поднялась по ступенькам, чтобы постучаться в дом.

Дверь щелкнула и неслышно открылась - и на крыльце показалась мужская фигура. Петли заботливо смазаны, сразу видно, что у дома есть хозяин.

- Несси, что опять увидела? Оставь котов в покое.

Собака замолчала, повиливая хвостом.

Он назвал ее как чудовище озера? Хотя он прав, собака была огромна.

Мужчина с небольшой бородой всматривался в темноту и уже хотел было войти в дом, как вдруг заметил меня, прислонившуюся к стволу дерева.

- Кто там? - насторожился он.

- Это я, Гавин, - тихо произнесла я.

Мужчина замер, а потом стал быстро спускаться с крыльца.

- Мила? Это, правда, ты? - все не верил он, приблизившись настолько, что можно было коснуться меня.

- Не ожидал? - я смогла даже улыбнуться.

Как же я рада была увидеть знакомое лицо!

 А он вдруг притянул меня к себе и крепко прижал. Я была не готова к этому, поэтому неловко замолчала, боясь обнять в ответ, чтобы не испачкать его одежду.

- Это, правда, ты. Я знал… и я рад видеть, что ты в порядке.

- Не совсем.

Он отстранился, с беспокойством оглядывая меня, хотя в темноте было тяжело разглядеть.

- Я тут немного грязная… - я словно оправдывалась.

- И промокла насквозь. Давай в дом, - по-хозяйски позвал он.

И потянул меня за собой, но, заметив мою слабость, недолго думая, подхватил на руки и понес к крыльцу, поднялся по ступенькам и опустил на ноги, чтобы открыть дверь.

- Потерпи, я сейчас.

Я устало прислонилась к стене, наблюдая за Гавином. Он изменился, повзрослел, хотя возможно небольшая борода делала его старше. Гавин помог войти в дом, раздеться и сесть на диван в гостиной. Склонился, накинув на плечи клетчатый плед, и заботливо укутал меня им. Заметив мой заинтересованный взгляд, усмехнулся и потер заросший подбородок, а в зеленых глазах зажегся веселый огонек.

- Извини, сегодня не ждал гостей.

Распрямившись, он подошел к камину и, присев на корточки, подбросил несколько поленьев. Я же оглянулась вокруг. Ничего не изменилось, словно только вчера покинула этот дом. На полке книги стояли в том же порядке, даже книга, что я не дочитала, осталась лежать развернутой на тумбочке возле дивана. Повернув голову в сторону Гавина, натолкнулась на его внимательный взгляд.

- Я знал, что ты когда-нибудь вернешься, поэтому оставил все, как есть.

После наступившей паузы, он добавил:

- Ты надолго в этот раз?

Он задал всего один вопрос, надеясь, что расскажу все сама, если захочу. А я почувствовала, что он единственный, кто примет всю правду, только сейчас я слишком устала для откровенных разговоров.

- Думаю, что мне придется уйти, как только отдохну.

Задержанное дыхание - выдох и согласный кивок.

- Подготовлю ванну, чтобы ты согрелась.

Когда он вернулся, я уже лежала и постепенно засыпала, что совсем не хотелось это делать в мокрой одежде. Уже в полудреме почувствовала, как с меня снимают промокший свитер, с трудом стягивают грязные джинсы. Глаза не хотелось открывать. Приятно было принимать заботу и ни о чем не думать. Снова почувствовала, как меня укрывают, а мужская рука прошлась по волосам, словно успокаивая, убрала волосы с лица.

                                                             ***

А потом пришел он, чтобы продолжить кошмар.

- Мне пришлось отлучиться ненадолго, надеюсь, ты соскучилась? - он говорил на английском.

Вампир был одет в красное кашемировое пальто, отлично сидевшее на нем и подходившее ему по цвету. То, что надо для упыря. Темные волосы гладко прилизаны и собраны в хвост. Я же медленно приходила в себя. Последнее из воспоминаний - это момент, когда потеряла сознание. Сколько же прошло времени? Судя по восполнению энергии, прошло не меньше часа, что вполне достаточно, чтобы набраться сил. В просторную комнату через окно на всю стену проникал солнечный свет, который сейчас заслоняла высокая фигура моего мучителя. В голове немного прояснилось, я уже не чувствовала давления и желания угодить похитителю. Я смотрела на вампира, не видя четко его лица из-за яркого солнечного потока, и думала, как лучше поступить: показать ему, что не подчиняюсь его силе или все же схитрить? Пожалуй, последнее будет правильным.

- Что вы хотите услышать от меня?

Он опустился на постель рядом. Сощурившись, он не отрывал от меня взгляда. У меня было дикое желание опустить веки и никогда больше не видеть его глаз, не знаю, как сдержалась. Он гипнотизировал меня, но я все же могла сопротивляться. В какой раз убедилась, что мне недавно что-то вводили в кровь, я была сама на себя не похожа.

- Я был бы не против узнать тебя получше, - он вдруг медленно потянул воздух. - Сейчас ты пахнешь как-то по-особенному, такой свежий аромат, но я пока не голоден.

Как же, едва не облизывается. В данный момент я чувствовала себя Красной Шапочкой, такой же глупой и беспомощной и которую хотят съесть, а вот поддержку в виде охотников ждать не приходится.

Взгляд невольно переместился на браслет. У меня все еще оставался один шанс выбраться из ловушки. Мой  взгляд не укрылся от кристально-чистых, голубых глаз.

- Что это за любопытная вещица? - спросил вампир.

- Это память об… одном человеке…

Чуть было не проговорилась, чей он, но вовремя спохватилась. Ну же, Мила, соберись, ты не должна выдать себя.

Браслет выглядел обычным, панель появлялась по голосовому приказу или если приложить палец и подержать несколько бридов. Это позволяло мне носить его, не привлекая внимание, не считая, конечно, того, что выполнен он был специально для императора из платины и даже по земным меркам стоил недешево.

- Надеешься на помощь того, кто дал тебе этот браслет?

Меньше всего я думала сейчас про Аримана, но вот подтвердив слова вампира, смогу усыпить его бдительность.

Я кивнула. Тут в дверь постучали. Мужчина в черном костюме вкатил столик на колесах, на котором разместилось несколько крытых блюд. Здесь же находилось ведерко со льдом и бутылкой шампанского. Я хотела закричать и попросить помощи, но интуитивно поняла, что вошедший тоже не человек.

- Не растрачивай понапрасну силы, они тебе еще пригодятся. Глупо надеяться, что я упущу свою добычу во второй раз. Я заказал тебе ужин и хочу, чтобы ты подкрепилась. Я выпил за раз слишком много энергии, поэтому наслаждайся временным отдыхом. Кричать бесполезно, тебя никто не услышит, в этом отеле отличная шумоизоляция, к тому же с тебя не спустят глаз.

Я в ужасе уставилась на поднявшегося вампира.

- Да, и небольшой подарок от меня.

Он подошел и защелкнул на моем запястье наручник, другую его часть прикрепил к кровати. Я, как могла, сохраняла спокойствие. Полагалось, что я должна подчиниться. Сейчас не время для необдуманных действий.

- Простая вещица, но довольно надежная, - проверил он наручник на крепость и остался им довольным.

Потом придвинул столик к кровати.

- И лучше тебе все съесть, иначе самой же хуже будет.

Он вышел, дав приказ не отходить от меня двум охранникам, а у меня было время, чтобы обдумать свое положение, но ничего путного в голову не приходило. К еде я так и не притронулась, да к тому же, судя по  запаху, на тарелках лежало мясо.

Время тянулось медленно. Я старалась не смотреть на двух нелюдей, которые словно замерли на своих местах. Один в кресле, другой возле окна. Рука затекла, но я не стала жаловаться, тихонько разминая ее. Наручник действительно оказался надежнее всех электронных устройств, на него не подействует даже кольцо Сихваршата.

Карраско вернулся через несколько часов, раздраженный и злой, но стоило ему увидеть меня, как его настроение резко поменялось. Он расслабился и отпустил охрану, потом  с наслаждением втянул воздух и начал приближаться ко мне. Я решила действовать по обстоятельствам. Шанс для побега у меня будет только один, иначе мне грозит постоянное одурманивание наркотическими веществами.

Его взгляд коснулся столика, он заметил, что к еде не прикасались.

- А вот это ты зря, сказал же, что пожалеешь, сегодня ночью я не собираюсь сдерживаться.

- Что ж, быстрее избавлюсь от тебя, - не смогла удержаться от ответа.

Его взгляд стал колючим и внимательным.

- Как я и думал, ты не похожа на других. Подними глаза!

Мне пришлось подчиниться. Сама не могла понять, почему так тяжело сопротивляться его приказу.

Он открыл шампанское и налил в бокал и протянул мне его со словами:

- Выпей! - приказал вампир.

А дальше я ела то, что он мне протягивал или клал в рот. Передо мной стояли его глаза, которые не принимали отказа.

Увидев жареный бекон, в протесте слабо закачала из стороны в сторону головой. Он уже принялся нарезать на маленькие кусочки, как отложил вилку с ножом, а вот фрукты и салат пришлось съесть.

- Хорошая девочка, не стоит мне перечить, все равно придется выполнить то, о чем говорю.

Мои глаза наполнились слезами, в страхе я ждала от него действий.

Он неожиданно ласково прошелся ладонью по моей щеке, отчего у меня мороз пробежал по коже.

- Ш-ш-ш… не плачь, если будешь послушной, я сохраню тебе жизнь.

Он закрыл глаза от восторга, охватившего его, когда моя энергия полилась в его тело. Его губы прошлись поцелуями по моей шее, опускаясь вниз. Он снова пил из меня живительную ши, на этот раз не трансформируясь полностью. Если бы неестественно черные глаза, можно было бы принять его за человека. Не было даже той грубости и напора, что в первый раз. Он не спешил насладиться вкусной пищей, растягивая момент насыщения. Его руки прикасались к моему телу, оставляя легкое онемение, голова закружилась, и я вынуждена была лечь - и в этот момент я почувствовала, что моя рука, на которую был надет наручник, свободна.

- Все это время я думал о тебе, мне нестерпимо хотелось вновь почувствовать твой аромат. И стоило тебя увидеть, как отпустило. Впервые я хочу, чтобы пища насладилась тем моментом, когда ее пробуют на вкус. Я не стану причинять тебе боль, хочу, чтобы ты испытала удовольствие.

Большего страха я не испытывала в своей жизни. Вместо ожидаемых физических мучений я испытала настоящее любовное томление и даже застонала от удовольствия.

- Я стану заботиться о тебе, ведь ты самое сладкое и восхитительное, что я пробовал за всю свою жизнь.

- Прошу, не надо… - стала умолять я.

Он замер надо мной - и тут же я почувствовала, как новая невидимая волна с шумом обрушилась на меня, оглушая все мои пять чувств восприятия. Он мужчины исходил такой приятный дурманящий запах, что я невольно потянулась к нему сама, чтобы лучше прочувствовать и насладиться им. Кожа горела от недостатка ласк, я не могла отвести глаз от необыкновенно красивого лица, а губы сами потянулись к полыхающему алому источнику, сливаясь с ним в поцелуе. Вслушиваясь в прерывистое дыхание мужчины, который словно ждал пробуждения моего желания, я сама стала задыхаться от нехватки воздуха или от переполняющих меня чувств. Меня захватили ощущения, в сто раз усиленные вампиром. Я понимала, что не способна испытывать к своему мучителю никаких чувств, кроме отвращения, но в данный момент таяла от его ласк и томилась в ожидании новых.

- Пожалуйста… - с силой зажмурилась я, и слезы отчаяния медленно потекли по вискам - и тут же почувствовала, как слабею.

- Не сопротивляйся своему желанию, тебе понравится, что я приготовил для тебя. Моя сладкая девочка, это оказалось намного приятнее, чем чувствовать твою боль.

Он разорвал на мне платье и с наслаждением втянул с воздухом часть моей ши, упиваясь яркостью и остротой энергии  - а в моих глазах спасительно померк свет.

Как же хорошо, что я больше ничего не почувствую…

И тут же проснулась. Сначала от ужаса, что это все-таки не сон, чувствуя прикосновение чьих-то рук, но, открыв глаза, увидела Гавина и перевела дыхание. Он сидел на кресле возле дивана. Приглушив свет ночника, стоявшего на тумбочке, он снова провел ладонью по моим волосам и от его простого движения я сразу успокоилась.

- Тебе приснился страшный сон. Спи, я буду рядом.

После этих слов я провалилась в глубину забвения и проспала до рассвета без всяких кошмаров. Запах кофе все же обладает отличным пробуждающим свойством. Из небольшой кухни раздавался легкий шум, и через несколько секунд появился Гавин с подносом тостов и двумя чашками. Заметив мой взгляд, он улыбнулся.

- Доброе утро! Выспалась?

А я вспомнила ночной кошмар и присутствие Гавина рядом. Спал ли он?

Сев на диване, я обмоталась одеялом.

- Ты бороду сбрил! - заметила я, с удивлением разглядывая его лицо.

Выглядел он посвежевшим, даже если и не ложился спать.

- Хотел тебе понравиться, - заулыбался парень. - Я не знал, что ты любишь, поэтому сделал тосты с медом и с ореховым маслом.

-  Спасибо, я попробую все.

Он поставил поднос на столик и подвинул его ко мне, а потом подал чистую и просушенную одежду. Он позволил мне одеться, терпеливо ожидая, отвернувшись от окна. Я быстро натянула свитер и джинсы, радуясь, что они так приятно пахнут чистотой. Взяв круглую чашку, я глотнула горячего напитка, зажмурившись от удовольствия. Кофе я полюбила здесь, на Земле. Чтобы не обидеть Гавина, откусила кусок от жареного хлеба со сладкой начинкой и одобрительно закивала головой, выражая благодарность на его вопрос: «Ну как?»

За окном уже совсем рассвело, дождь закончился, но по-прежнему погода стояла пасмурная. Я задумчиво пила кофе, наслаждаясь покоем, но внутреннее чувство торопило покинуть дом. Ведь это то место, за которым могут наблюдать стражи императора и мне небезопасно находится тут.

- Ты спал? - участливо спросила я Гавина.

- Не мог сомкнуть глаз.

- Из-за меня?

Похоже, мой тревожный сон побеспокоил его ночью.

- Да, - ответил он. - Но я боялся, что ты уйдешь, не попрощавшись. Хотел на прощание наглядеться на тебя.

Я смутилась, потирая ободок чашки в некотором замешательстве. Неужели он всю ночь просидел рядом?

- Гавин… Я не могу дать тебе то, чего ты хочешь.

- Почему? - просто спросил он. - Из-за своей жизни? Я не испугаюсь правды и приму ее, какая бы она ни была.

На какое-то мгновение мне захотелось ему все рассказать, но это была секунда слабости. Я не должна забывать, что он в живых только потому, что ему ничего неизвестно. Я могла сообщить ему о себе лишь одно, зная, что ему будет больно.

- Я… замужем, Гавин.

Он молча и серьезно взирал на меня, вглядываясь в мое лицо.

- Не похоже, что ты счастлива. Ты бежишь, от кого? От него?

Он все понял и теперь мои слова не оттолкнут, а подарят ему надежду.

- Я никогда не смогу развестись с ним, и он никогда не перестанет искать меня.

Гавин сел напротив меня на корточки и взял мои ладони в свои. Чуть сжав их, он с твердостью в голосе произнес:

- Я смогу защитить тебя!

 Я слабо улыбнулась ему в ответ. Мой герой, мой защитник, я знала, что могу положиться на него.

- Я благодарна тебе за эти слова, но ты не знаешь, какой силе будешь противостоять. Ты уже помог мне своей поддержкой, приютил и отогрел меня, а большего я не попрошу.

- Мила, я очень хочу, чтобы ты осталась со мной, - со всей горячностью произнес он, - если для этого потребуется моя жизнь, я, не раздумывая, отдам ее!

- Вот этого я и боюсь, как ты не понимаешь! Ты ничем не сможешь помочь мне и погибнешь из-за меня, а я не хочу этого. Ты единственный мой друг, кому я могу довериться, но я не хочу, чтобы ты пострадал!

У меня создалось ощущение, что я наотмашь хлестнула по его лицу, настолько мои слова задели его.

- Ты называешь меня другом, и в то же время я ничего не знаю о тебе. Знаю только, что ты бежишь от чего-то или кого-то. Если бы ты доверяла мне полностью - то доверила бы мне и свою жизнь. Расскажи мне все, чтобы я смог защитить тебя. За эти два года я сильно изменился. Бросил работу с той мыслью, что если вдруг ты вернешься, я не смогу увидеть тебя. Я усиленно тренировался и освоил таэквондо, навсегда запомнив то ощущение бессилия и никчемности на пристани, когда на нас напали малолетние подонки.

Видя мои колебания, он крепко сжал мои руки.

- Если ты действительно считаешь меня своим другом, то расскажи мне все.

Я смотрела в зеленые глаза Гавина, которые умоляли открыться ему. И только собралась с духом, как тревожный лай собаки остановил меня. Вскочив, я схватила свои вещи, бросилась в коридор, обулась, накинула пальто. Гавин схватил ружье, и тут лай неожиданно прекратился. Жалобно взвизгнув, Несси зашумела цепью и спряталась в будку. Гавин молча кивнул, останавливая меня рукой. Он вышел первым, спустился по ступенькам, поглядывая по сторонам.

- Несси! - позвал он собаку.

Та заскулила, но из будки не вышла. Вокруг стояла тишина, нарушаемая хлопающим звуком калитки. Гавин отцепил цепь собаки и потянул за нее, но собака наотрез отказывалась выходить. Что же ее так напугало?

- Ну же, выходи, глупая, - ласково и с улыбкой уговаривал друг псину немалых размеров, почти вытягивая ее из собачьего домика, а та сопротивлялась, упираясь лапами.

Я стояла у порога, закрыв глаза, и попыталась уловить чужую субстанцию и тут же почувствовала присутствие нескольких живых существ. Несси внезапно зарычала, приподнимая верхнюю губу и обнажая клыки.

- Гавин! - взволнованно закричала я, но было уже слишком поздно. Они появились внезапно, словно из воздуха. Три фигуры в кожаных длинных пальто, словно по воле матрицы, написанной безумным создателем.

Гавин развернулся и тут же наставил ружье. Я смотрела в глаза убийцы и видела в них смерть для всех, кто решится помешать ему. Он подал знак одному из вампиров, и тот только выставил ладонь, как ружье дернулось и отлетело в сторону. Пособник слейтера сделал несколько шагов в мою сторону, но ему преградил дорогу шотландец.

- Тебе придется сдвинуть меня с места, чтобы сделать еще один шаг, - сказал Гавин, на что получил косую усмешку в ответ.

Слейтер хотел схватить парня за горло, но тот ловко ушел от его выпада. Склонив голову, тот казалось, был слегка удивлен увертливости человека. От следующего выпада Гавин не только ушел, но и смог отразить, чем немало разозлил вампира. Теперь от всей холодности и самоуверенности наемника не осталось и следа. Лицо-маску перекосило от проступившей на ней злобы.

- Прикончи его, - услышала я равнодушные слова своего мучителя, и наемник послушно исполнил приказ, выхватив оружие в виде пульта из-за пояса.

Последующая сцена была, как из немого кино. Я хотела закричать, но не смогла. Не раздалось никакого звука, только Гавин дернулся, как от удара, и темное пятно растеклось по клетчатой рубашке на уровне груди. Его словно подкосила невидимая сила. Он неловко упал на колени, приложив ладонь к сердцу, а потом отвел руку, с застывшим удивлением разглядывая кровь на пальцах. Он смотрел на меня, пытаясь что-то произнести, но стал захлебываться своей же кровью. И тогда я закричала. В каком-то безумстве, оглушенная горем, выставила ладони вперед, сметая все на своем пути. Вампиры в окружении поднявшихся вверх пожухлых листьев отлетели назад, остановленные на мгновение забором, но и он, подчиненный моей воле, опрокинулся и полетел вместе с телами убийц.

Как я оказалась возле друга - не помнила. Видела только, как он задыхается, пытаясь судорожно набрать воздуха в легкие.

- Гавин! Ты слышишь меня?!

Он посмотрел. В его брошенном взгляде я видела прощание. Я стала гладить его щеки, которые он так старательно выбрил для меня сегодня утром, трогая небольшой порез на подбородке, а слезы накатывали на глаза, заслоняя передо мной его лицо.

- Ты не умрешь, я не позволю этому случиться! - как я собиралась это сделать, еще не знала, но не в силах была смотреть, как на моих руках и по моей вине умирает единственный друг.

- Императрица, - вдруг услышала я рядом с собой и вздрогнула всем телом. Подняв голову, я увидела Алара и несколько эронийцев, - вы должны следовать за нами.

Нашли. Но, кроме боли потери, я сейчас ничего не чувствовала.

- Я не оставлю человека в таком состоянии.

- Вы ничем уже не сможете ему помочь, - Алар говорил спокойно, но в его голосе проскользнул оттенок сожаления.

 Нет! Должен быть выход… корабль. Точно! Эронийцы прибыли на оснащенном звездолете, на котором должно находиться нужное оборудование. И теперь я более, чем уверена, что и мой корабль находится в их руках.

Тут эронийцы расступились, пропуская высокую фигуру в военной форме. Моего мужа. Как я не готова была его увидеть, все же его внезапное появление потрясло меня. Казалось, он ничуть не изменился, только вот глаза стали более холодными. Он не сводил с меня и умирающего человека глаз и, несмотря на то, что лицо императора представляло безразличную маску, мне показалось, что он был в ярости. Но ему пришлось переключиться на слейтеров, которые к этому моменту уже пришли в себя. Главарь, приблизившись, не сводил с эронийцев потемневших глаз, и по мере того, как их реакция оставалась неизменной, лицо его все больше вытягивалось.

- Уж не думал, что когда-нибудь еще раз встречу подобную тварь, - произнес Ариман де Валаруад, - ты присмотрел себе не ту жертву, слейтер. Мне абсолютно все равно, что ты станешь делать на Земле и на кого охотиться, но эта - женщина моя!

Их взгляды сцепились не хуже боевых собак. Они словно мысленно вгрызались друг другу в глотки, стараясь отхватить кусок мяса, и никто не желал уступать. В их молчаливом поединке каждый хотел выйти победителем.

Тишину нарушило жалобное подвывание лохматой псины, облизывающей лицо своего умирающего хозяина.

 - Прости, что не смогу защитить тебя, как обещал…- едва шевеля губами, произнес Гавин.

Ощущение дежавю не покидало меня. Словно что-то подобное я уже слышала и не раз.

- Не говори так, ты сделал даже больше, чем обещал…

Голос мой дрогнул, и я замолчала, гладя лицо друга и беззвучно глотая слезы.

- Не плачь… Я ни о чем не жалею, я счастлив от того, что ты больше не покинешь меня…

Ему все труднее давалась речь. Я понимала, что уговорить мужа спасти человека будет делом почти невозможным. Он не простил меня, это было видно по его взглядам, он даже слушать меня не станет, а на уговоры может уйти драгоценное время. Неожиданно я вспомнила историю, которую мама часто рассказывала в детстве перед сном. Точно также когда-то на ее руках умирал Шерват и она, приложив руки, смогла вернуть его к жизни. Мне уже однажды удалось вылечить ногу маленького мальчика, помочь разродиться рабыне при тяжелых обстоятельствах, срастить ткани на лодыжке эрлеванца Зихаба, так почему не попробовать снова?

Гавин уже делал последние судорожные вдохи и вдруг затих. Грудь медленно опустилась и больше не поднималась. Глаза парня начали тускнеть и закрываться. Вокруг меня завязался бой, но я словно выпала из временного континуума. Моей целью было вернуть друга, уже переступившего смертельную черту. Положив руки на грудь шотландца, я закрыла глаза. Кровь пошла в разорванные легкие и заполнила их, у меня есть немного времени, чтобы очистить их, и запустить заново сердце. Слава Великой Матери, что оно не задето лазерным лучом. Я пустила энергию по рукам, направляя в грудь Гавина, постепенно сращивая ткань, соединяя сосуды и избавляя легкие от сгустков крови. Я спешила, поэтому не смогла контролировать энергию и чуть не совершила роковую ошибку. Я не подключилась к центру земли и едва не упала, опустошенная без сил, не закончив лечение. В глазах все поплыло, дурнота подступила комом к горлу, я вынуждена была остановиться, но соединившись с энергией планеты, почувствовала себя намного лучше и смогла продолжить восстановление друга.

Ладони ярко засветились, и энергия вошла в грудь прямым  потоком. Мысленным взором я видела свои действия, и по результату понимала, что они верны. Подняв глаза, я заметила, как Алар и остальные стражники не подпускали ко мне двоих слейтеров, сдерживая их натиск, в то время, как их главарь сражался с императором. У меня еще есть время. Пустив резко в ладони энергию, я постаралась запустить сердце, делая при этом физический массаж груди. Совершив несколько нажатий, я нагнулась к окровавленным губам Гавина и вдохнула в его легкие воздух. Еще раз, и еще раз - пока сердце не запустилось вновь. Тогда его легкие вновь раскрылись, принимая необходимый кислород. Кровь побежала по сосудам, толкаемая запущенным механизмом. Я едва ощущала свое тело, но оно вдруг стало таким невыносимо тяжелым, невидимая сила сгибала меня к земле так, что, прикусив губу, я убрала с тела руки и оперлась на них, держась из последних сил. Наградой за все мои усилия стало то, что Гавин, наконец, смог дышать, не приходя в себя. Я смогла вернуть его оттуда, откуда уже не возвращаются, но ему еще понадобится время, чтобы полностью восстановиться.

В это время Ариману удалось ранить вампира, и те решили отступить. Они так же внезапно исчезли, как и появились. Я чувствовала их некоторое время, похоже, одежда позволяла им становиться невидимыми, и это позволило им выиграть несколько бридов, чтобы незаметно исчезнуть. Эронийцы не смогли определить их местонахождение. Не чувствовала их и я, медленно опускаясь на влажную траву. Ариман склонился надо мной.

- Прошу, - шептала я мужу. - Ему еще нужна помощь.

Мне не удалось очистить до конца легкие Гавина и он все равно оставался еще в тяжелом состоянии.

- Просишь меня после всего того, что сделала? После того, как сбежала?

- Прости.

- Прости? Это все, что ты можешь сказать после пребывания двух чертовых земных лет на этой планете?! - император был взбешен. - Почему я должен слушать тебя? И кто для тебя этот мальчишка, из-за которого ты сама чуть жива?

- Он мой друг… Прошу… - я чувствовала, что сейчас потеряю сознание. - Взамен я выполню любое условие.

Губы императора скривились в саркастической усмешке.

- Тебе придется пожалеть о своем обещании.

Я закрыла глаза. Сил даже на это не осталось. Я чувствовала, как меня поднимают и, несмотря на сдерживаемый гнев, бережно несут. Да, я, возможно, буду жалеть о своих словах, но не о том, что смогла помочь другу.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям