0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Принцесса для Узурпатора » Отрывок из книги «Принцесса для Узурпатора»

Отрывок из книги «Принцесса для Узурпатора»

Автор: Грасс Кристина

Исключительными правами на произведение «Принцесса для Узурпатора» обладает автор — Грасс Кристина . Copyright © Грасс Кристина

 

♕ 1. Откуда все началось

 

Итак, с чего же начать…

Хотя бы с того, что я теперь симпатичный парень с именем Виктор, и вынуждена торчать в замке темного эльфа Тео, как гарантия того, что он не тронет моих близких и жителей королевства.

Нет, все-таки не с этого. А вот с чего.

 

В один из летних дней в наше королевство пришел самодовольный и больной на всю голову темный эльф, который отчего-то решил, что наша крепость перед ним должна пасть. Вот еще! Папашу так напугали… Кстати говоря, я должна сообщить, что мой папа — король. Ну а я, само собой, принцесса. М-м, на чем я остановилась? А, да. Оборону держали почти две недели. И вот, когда почти всех наших поубивали его остроухие демоны, этот хитрец выдал:

«Отдайте мне принцессу, и я больше никого не трону».

Хорошенькое предложение! Папка долго ходил вокруг да около, прежде чем сказал мне. Было вечернее время, я уже сидела у туалетного столика и расчесывала свою каштаново-рыжую гриву, пялясь на себя в зеркало. И вот когда он сообщил мне с совершенно несчастным видом о моей доле, я вскочила и сказала:

— Пусть он катится ко всем чертям со своим предложением!

Да, именно так и сказала. А потом взглянула на папку, и мне стало его жаль. Стала нервно грызть ногти и ходить по комнате. Думать, что же делать. И мне пришла в голову идея. Я сказала:

— А Линдо же еще живой?

Линдо — это наш собственный придворный колдун. Нет, вы не подумайте, он не шарлатан. Немного рассеянный, только и всего. Дорого же мне далась его рассеянность!

— Да, — робко ответил папа, — Что ты задумала, лисонька?

Папка меня так с детства звал, еще когда я была рыжей. А сейчас волосы потемнели, но прозвище уже прижилось.

— Я иду к нему!

— Что, прямо сейчас? — удивился папа.

— А что, у нас есть время? — в свою очередь спросила я, глядя на своего обескураженного родителя.

— Вообще-то…

— Вот и славно! — я кое-как завязала волосы резинкой, и, как и была в нижнем платье, в котором спала, босой, вышла из комнаты, бодро шагая по плохоосвещенным коридорам. Папа едва поспевал за мной.

Линдо жил в подземелье, сыром и мрачном. И летучим мышам так нравилось его подземелье, а еще крысам, тараканам и дождевым червям. Бе. Я наступила на парочку. Вот и деревянная дверь, прогнившая от сырости. Я подошла к ней и стала бесцеремонно тарабанить:

— Линдо, Линдо, Линдо! Открой, принцесса пришла! Линдо! Это я, Виктория!

Папка недовольно цокал и морщился от моих манер. А зато я своего добилась. Через минуту на пороге появился заспанный чародей с растрепанными русыми волосами и трехдневной щетиной.

— Ваш Величеств… — он сделал неуклюжий поклон, заметив короля.

— А мне? — я уперлась руками в бока. Линдо со словами «Ваш Высочеств», поклонился и мне, но взглядом застрял на моих сосках, проглядывающих через тонкую ткань ночной рубашки. Я дала ему подзатыльник и зашла в его каморку, а следом отец, который, в отличие от меня, ничего не заметил. Линдо, потирая голову, прикрыл дверь и уставился на папку, потом перевел взгляд на меня, потом опять на отца, и спросил:

— Что угодно?

— Вот, мою дочь хочет забрать себе захватчик…

Линдо промычал и нелепо закивал, глядя на меня.

— Она что-то придумала, и даже я не знаю, что.

— Понятно… — сонно протянул Линдо, — Я вас слушаю, принцесса Виктория…

— Преврати меня в мужика! — выпалила я.

— Что?! — и папка, и Линдо вытаращились на меня.

— О чем ты говоришь, лисонька? — с ужасом, близким к инфаркту, поинтересовался мой горячо любимый отец. — Я запрещаю! Нет, ни в коем случае.

 

В общем, он запретил бы, если бы я пошла с папкой. Но я ему сказала, что подумаю. И вот я тихо прошла в подземелье, и тарабанила Линдо в дверь, и он пялился на мою грудь. А потом я дала ему подзатыльник и зашла в каморку. И тогда я, объяснив ситуацию с темным эльфом, сказала:

— Преврати меня в мужика!

— Что? — округлил глаза Линдо, глядя на меня.

— Ну, скорей всего, когда я предстану перед ним, он захочет меня изнасиловать, так?

Бедный папка побледнел бы как полотно. Линдо таращился же на меня с видом осла.

— Потому, что я молодая и красивая. Или захочет жениться на мне. Или возьмет в гарем, если у него есть еще жены… В общем, ничего приятного. И я с ним спать не буду. НИ ЗА ЧТО.

Линдо, плохо соображая, закивал.

— Так вот, если я стану парнем, он меня и пальцем не тронет! Я спасу наш город, а потом сбегу, и ты меня назад расколдуешь. Отлично я придумала, да? — я была очень довольна собой, но Линдо моего воодушевления не разделял. Он таращился на меня взглядом, с которым смотрят на сумасшедших.

— Ну? — спросила я. — Он ведь сказал решить к рассвету! Линдо, давай превращай меня! Или ты не можешь? Всего лишь фокусник? — я по-лисьи сощурила глаза, глядя на него. Знала, что на него подействует.

Линдо как будто окончательно проснулся и с возмущением воскликнул:

— Ваше Высочество! Да за кого вы меня принимаете? Я столько лет служу вашему отцу! Фокусником меня в жизни не называли.

Я приблизилась к нему и сказала:

— Так докажи. Сделай.

Он уставился на меня как баран на новые ворота.

— Но что скажет ваш отец? — промямлил Линдо.

— Он скажет мне спасибо за храбрость и сообразительность! — я врала. Мне дорого это обойдется. — К тому же, он всегда хотел сына, а родилась я.

Линдо беспомощно вздохнул, вороша свои вихры.

— Ладно, — буркнул он, хотя в его глазах мелькал страх быть обезглавленным за это.

— Я возьму всю вину на себя, — обнадежила я мага. Но только он не особо-то обнадежился.

Подошел к своему столу, стал рыться в своих банках-склянках, потом переворошил кипу листов на краю. Распахнул огроменную книгу, от которой пыль поднялась серым туманным облаком. Я закашлялась и чихнула три раза подряд. И три раза мне Линдо сказал: «Будь здорова». И я ответила: «Спасибо». Затем он налил мне в стакан какой-то гадости, по запаху напоминающую гнилые яблоки с помесью затхлого запаха и средства по выведению тараканов. Надо ли говорить, что у меня начались рвотные позывы, и я начала сомневаться в своей затее.

— Как долго это действует? — спросила я.

— Три дня.

— Хм!

— Как раз хватит, чтобы сбежать.

Я рассеянно закивала.

— Мне просто нужно выпить эту гадость?

— Еще произнести слова заклинания.

— Ну, давай, — я хотела уже побыстрее разделаться с этим.

— Повторяйте за мной, принцесса, — произнес Линдо и начал. — По своей воле, по своему желанию…

— По своей воле, по своему желанию… — повторила я.

— Свою сущность…

И это я повторила.

— …данную родителями мне при зачатии… я возвращаю обратно.

И это.

— Теперь пей.

— Все? — удивилась я.

— Угу.

— Надо все выпить? — состроила я несчастную мордочку.

— Угу.

Зажав нос, я собрала волю в кулак и опрокинула в себя эту жижеобразную массу. Но выпила лишь глоток, а потом наклонилась, и меня едва не вырвало. Линдо схватил меня и, выпрямив, наклонил голову назад. Все происходило как в тумане. По телу пошла судорога, я чувствовала, как руки становятся крепче, исчезает моя талия, и…

— Ой! Черт! — услышала я голос Линдо. — Я забыл сказать! Нужно было добавить «на три дня»! — в ужасе воскликнул он, и я с не меньшим ужасом осознала, что вместо моей маленькой мандиоки вырос фаллос с прилагающимися к нему яйцами. Меня мутило, я брякнулась в обморок.

 Осознание того, что я навсегда останусь парнем, меня поразило до глубины души.

 

♕ 2. А мой-то ничего…

 

Следует добавить, что мне девятнадцать. Через четыре месяца двадцать… В общем, вот. Что было дальше-то…

 

Все тело ныло так, будто меня хорошенько отдубасили на кулачных боях.

А вонь, словно дохлых крыс варят. Фу!

Открыла глаза и увидела над головой грязный, весь в трещинах потолок. Похоже на каморку Линдо. Я проморгалась и взглянула в сторону: ну да, этот горе-чародей сидит ко мне спиной и что-то толчет в миске. Ну, я ему сейчас устрою!

— Линдо!

Ой! Мужской голос. Я замолчала. Тот обернулся и взглянул на меня таким несчастным взглядом, что мне стало его жаль.

— Ах, принцесса… — трагично протянул он. — Что же вы наделали…

— Что я наделала? — мужской голос, запомни! (это я самой себе говорю) — делал. Наделал. Это ты что наделал! Сказал, что три дня, а вышло что?

— Я не могу на вас смотреть…

— Значит, выколи себе глаза и спрячь подальше, а я тебе даже в этом помогу. — как странно женские фразы звучат мужским баритоном…

— Что на мне? — я оглядела себя с головы до ног.

— Ваше ночное…

— Я уже поняла. Понял. Это был… Мм.. Риторический вопрос.

На мне было надето то же нижнее платье, что и вчера. Господи, как же выглядели нелепо мужские ноги под платьем. М-да. И поэтому я сказала:

— Линдо.

Тот уже боялся на меня смотреть, а я по-девчачьи уперлась руками в бока и продолжила:

— Раздевайся.

— Ч-что? — вылупил на меня свои ослиные шары.

— Мне нужна мужская одежда, я же не пойду в этом?!

— Но принцесса…

— Это что, измена государству? — я опять по-лисьи сощурила глаза, глядя на мага.

— Нет, но…

— Приказываю тебе раздеться! Сейчас же!

Он несчастно на меня взглянул и начал расстегивать хэбэ-шную рубашку.

— Надеюсь, ты мылся, а иначе с помощью колдовства будешь вымывать мне всю грязь. — сказала я.

Он кашлянул. Рубашка снята. Стоит.

— Ну? Чего встал? Давай теперь спускай штаны. — чтоб его! Знать бы, как разговаривать этим голосом, чтобы не выглядело так, будто я гей.

Линдо расстегнул пуговицы на штанах, и вылез из штанов.

— Ты что, не носишь белье? — поинтересовалась я, глядя на то, как он закрывает руками причинное место.

— Не привык…

— Ну и штаны же мне достанутся! Ладно, это не надолго, приду к папке… Отцу (мне показалось, моим теперешним голосом лучше не говорить «папка») и переоденусь. Вот я сама должна поднимать твои вещи с пола, да? — недовольно спросила я, — Ты что, меня стесняешься? Я же теперь тоже мужик!

— Да я не стесняюсь. Неловко перед вами, как перед принцессой как-то…

Я фыркнула.

— Немедленно собери и подай мне. — сказала я.

Линдо нехотя убрал руки с мальчика (нормальный такой), и наклонившись, собрал вещи, потом подал мне.

— А знаешь, — сказала я, — стану опять принцессой, можешь зайти ко мне вечерком. Только не будь ослом, ладно? — взяла из его рук вещи и сложила на кровать.

Он стоял, глядя на меня с разинутым ртом. Я хихикнула. Словно потерял дар речи.

— Сядь пока. — сказала я. — И отвернись!

— Но вы же сказали, раз вы…

— А ты хочешь смотреть на мужика? Ты что, гей?

— Нет! Я люблю только женщин. — ответил Линдо и присел голым на стул. На ногах у него остались одни коричневые сапоги.

— Вот и славно. — я повернулась к нему спиной, и стащила с себя ночное белье. — Ты отвернулся?

— Да!

Я кинула взгляд за плечо и поняла, что маг не врет. Он разглядывал какую-то засушенную смесь в банке. А теперь мне стало досадно, что он не смотрит, ведь я такая стройная и красивая… Была. Нет, я теперь тоже, но стройный и красивый мальчик. Меня, конечно, пугало, что у меня теперь пенис, но он был ничего, симпатичным.

— Линдо, а ну скажи, будь ты девушкой, соблазнил бы меня? — и я повернулась к чародею во всей своей новой красе. Волосы рыжеватыми локонами спадали мне до пояса, а глазами я вперилась в лицо Линдо.

— Помилуйте, принцесса… — взмолился тот.

— Я тебе сказала, смотреть! И объективно оценить.

Линдо с вымученным видом взглянул в мою сторону, но его глаза остановились у меня на лице.

— Вы такая же красивая, как и раньше.

— Ага, только ты оценивай меня всю! Будь ты девчонкой, хотел бы переспать со мной?

— Ваш Высочество, я же не был девчонкой…

— А может тебя тоже превратить? И забыть сказать, что на три дня. Чтоб ты понял, каково сейчас мне?

Линдо чуть не плакал. Я решила, что с него хватит, и стала одеваться.

М-да, грязновато, конечно. И дохлыми вареными крысами несет. Он что, питается ими, или что? Ладно, сморщив нос, натянула на себя рубаху, потом штаны, закатала их до колен.

— Так, вот возьми покрывало с кровати и укутайся в него. — протянула я Линдо его же покрывало, видя как он дрожит от холода. Он взял, и вскоре сидел, завернувшись в него, как пельмень. Сел назад к столу.

— Теперь бери кинжал и обрежь мне волосы.

— Что?! — Линдо аж вскочил, — Принцесса, но ваши волосы…

— Сколько можно мне перечить? — теряла я терпение, — Вот скажу отцу, он твою глупую голову сразу с плеч!

— Нет!

— Тогда делай, что говорю!

Линдо повернулся к столу, ко мне спиной, и придерживая одной рукой покрывало, стал рыться на нем, в поисках ножа или кинжала. Вскоре он уже стоял с ним передо мной.

— Так, я сяду, а ты мне отрежь. Коротко.

— Может, так походите?

— Да ты меня к следующему году расколдуешь, когда у нас с остроухим уже дети будут! Ты где мужиков с такими патлами видел? У самого-то короткие. Режь, давай.

Линдо вздохнул, и стал вяло пилить мои локоны.

— Ты что, решил до утра этим заниматься? — недовольно задергала босой ногой я.

Почувствовала, как мои волосики падают вниз, как голова становится легче. Ах, мои каштановые волны. Стало так жаль, что чуть не расплакалась. Но сдержалась. Я же теперь мужик. А мужики не плачут.

— Все. — спустя какое-то время услышала я голос мага. Он отошел от меня, с горечью глядя на то, что со мной случилось.

— Ага. Спасибо. Хватит горевать, дай мне зеркало. — опять потребовала я.

— У меня здесь нет… — протянул Линдо.

— А как ты смотришь на себя по утрам, причесываешься?

— А я не смотрю, и не причесываюсь.

— Ладно, забудь что я сказала, когда предложила тебе зайти ко мне, после того как я вновь стану девчонкой. Начнешь причесываться, тогда подумаю. Все, — я поднялась. — Я пошла к пап… Отцу. Пошел.

— Может, вы не будете говорить о себе в мужском роде? — предложил тихо Линдо.

— Ты хочешь, чтобы подумали, что я сошла… Сошел с ума?

— Но вы ведь по-настоящему…

— Тш! — я капризно топнула ногой. — Через три дня проберешься в стан врага и принесешь мне зелье, которое сделает меня опять принцессой.

— Но это очень сложное зелье! Я готовил его два месяца.

— Два ЧЕГО? — вытаращила на Линдо глаза я. — Как же ты меня сразу им напоил?!

— Оно просто у меня было приготовлено на всякий случай, так что вам повезло просто.

— Ах, мне повезло! — я подошла к нему. Если раньше я была Линдо верхушкой головы по нос, то теперь мы были одного роста. Наши лица почти на одном уровне. Я ткнула пальцем ему в грудь. — Если ты не сваришь зелье через две недели, я тебя превращу в девчонку! — я сделала шаг назад.

— Но, принцесса…

— Хватит меня звать принцессой! Теперь я принц. Виктор. Ясно? И никакой принцессы у короля никогда не было.

Я повернулась, и толкнув деревянную дверь, выскользнула из каморки, направляясь к папке.

 

 ♕ 3. Здравствуй, папка, у тебя сын

 

Я шла по темному коридору, двигаясь к лестнице. А вот и она. Я прям взбежала по ней в лукавом предвкушении того, что будет, когда я предстану перед папкой. А было вот что.

Я, перестав покачивать бедрами при походке (я же парень теперь, какие тут покачивания), прошлась по коридору, двигаясь к папкиной спальне. Подошла, заглянула в щелку — бедняга, склонился над книгой какой-то за столом. Уснул, что ли? Если честно, я не глянула, сколько там было времени, может уже утро уже. Ну кто его знает! Тихонько приоткрыла дверь и зашла внутрь. А потом с сильно колотящимся в груди сердцем подошла и тронула его за плечо.

— Лисонька, это… — он обернулся и, нахмурившись, спросил. — Я думал, что это моя дочь. По какому ты праву, басяк, входишь в царские покои?! — папка поднялся, грозно сдвинув брови. Я оробела и на несколько секунд потеряла дар речи. А потом выпалила:

— Папка, это я, лиса. Только я теперь лис. Радуйся, у тебя теперь сын!

Он таращился на меня, потом сдвинул брови еще сильнее, и громко сказал:

— Вздумал шутить? Голову с плеч!

Я обалдела. Родной папка, да так с дочерью!

— Я говорю, что это Я! Спроси меня, о чем хочешь! — вещала я мужским голосом.

— Стража! — мой отец не желал меня слушать.

— СПРОСИ! — я, поджав губы и упершись руками в бока, топнула ногой.

И тогда его взгляд прояснился.

— Доча? — он спросил так неуверенно, словно решил, что сошел с ума.

— Пап, я пошла к Линдо и он превратил меня в юношу, чтобы тиран меня не насиловал.

— Не может быть! Стража!

— Зачем-то ты вновь стражу зовешь? — удивилась я.

— Казнить этого предателя Линдо!

Я схватила его за руку и сказала:

— Не надо! Я обещала, что он будет в безопасности. Это моя идея. Я дочь короля, и я иду спасать свое королевство.

Ух ты, как пафосно. Даже для меня.

— Но как… Я не могу тебя отдать. Ты ведь… Моя лисонька, — я вдруг увидела, как за секунду мой папка словно постарел. Я положила руки ему на плечи и заглянула в глаза с нитями глубоких морщин по краям. Я хотела бы его обнять, но я учусь быть мужиком. А мужики не обнимаются как девчонки. Они хлопают по спине. Но хлопать папку по спине… Не-е. Ему уже пятьдесят пять, куда тут хлопать.

— Пап, не волнуйся. Линдо сварит новое зелье, которое превратит меня обратно в девчонку. Он проберется к остроухому и даст мне зелье. Я вернусь домой. А пока постараюсь отвести его подальше отсюда. Если тебя спросят, есть ли у тебя дочь, скажи — «нет». Только сын Виктор. Зови меня Виктором.

— Будь осторожна… Осторожен, — поправился тут же он. Я увидела, как слезы блестят на его глазах, и он сам не удержался, чтобы обнять меня. Я не сопротивлялась, в конце концов, это, возможно, последний раз, когда я обнимала отца. Мне самой стало грустно так, что кольнуло в сердце. Но я не дала себе заплакать. Я мягко отстранилась от папки и еще раз взглянула на него.

— Ты такая же храбрая, как твоя мать, — печально заметил он.

Я почти не помнила маму. Говорят, она исчезла во время боя, далеко отсюда. Мама не желала расставаться с папкой ни на миг и отправилась с ним на войну. А меня оставили дома под присмотром няньки. Мне было тогда пять.

— Почти рассвет, — глухо проговорил он.

— Неужели? — я не думала, что расставание произойдет так быстро. Не может этого быть!

Он молча кивнул.

— Тогда мне нужно искупаться и переодеться, а то одежда Линдо ужасна, — попыталась я улыбнуться, но вышло плохо.

— Тебе принесут одежду, — ответил папа, — Иди и не торопись.

— Хорошо, — я направилась назад к двери, но потом обернулась и добавила, — Там Линдо остался без ничего из-за меня, — я жестом указала на одежду, в которую была одета сейчас. — Скажешь, чтобы и ему тоже принесли?

— Конечно.

Я кивнула.

— Лисонька.

Толкнув дверь, я вышла, опустив голову, чтобы папка не видел, как я не сдержала слез.

 

Вскоре я уже сидела в ванной, и продолжала думать о том, что и как будет. Вот предстану я перед этим идиотом в черном плаще. «Ну а то в каком же еще?» — и что я скажу? «Извините, принцессы на складе не было, возьмите меня, принца», — А если не согласится? А если откажется и уничтожит наше королевство с папкой? Что тогда? Тогда я себе никогда этого не прощу. Мои мысли прервались, потому что в дверь ванной постучали, и вошла Нита. Это моя служанка, она постоянно со мной. Но увидев вместо принцессы меня, она смутилась.

— Не бойся меня, — сказала я, и поняла, что после таких слов голого парня в ванной, любая зальется как рак. А что, мне это понравилось. Это давало мне какую-то власть над женщинами. Надо же… Мне хотелось узнать, работает ли у меня пенис. Будет ли эрекция? И поэтому я сказала:

— Нита, закрой дверь, — такой сонный мужской голос. Потому, что я устала и уже хотела спать.

Та зашуганно прикрыла дверь и уставилась на меня своими голубыми глазами.

— Что вам угодно, милорд?

— Раздевайся, — сказала я.

— Что?

Господи, ну почему они все спрашивают «что?», я непонятно говорю, что ли?

— Разденься, я должн… — кашлянула, — должен кое-что проверить.

Та стояла, ошарашено глядя на меня.

— Милорд, у меня есть жених…

— Господи, что мне до твоего жениха? Я не буду с тобой заниматься любовью, просто посмотрю.

И почему после этих слов она стала еще бледнее? Я же ведь ее предупредила, нет?

И Нита стала раздеваться. Сняла шапочку с головы, затем развязала корсет. Осталась в одном нижнем платье. Я заметила ее соски, темнеющие сквозь тонкую ткань платья. Итак, что я почувствовала? Возбуждение? Нет. Но мне захотелось стащить с нее всю одежду. М-да. Что ж ты не встаешь? Я с досадой уставилась на своего малыша, но тот даже не шелохнулся.

«Ну и фиг с тобой.»

— Снимай платье, — сказала я моей бедной служанке.

Та стыдливо залилась краской.

— Мил-лорд… — прошептала умоляюще она, и вот тут меня обдало жаром. Странно!

Он шевельнулся. И тут я вспомнила, что у меня нет времени, поэтому дружелюбно улыбнулась Ните и сказала:

— Ладно, проверим в другой раз. Оставь одежду, оденься и иди.

— Да-да, милорд, — испуганно ответила моя служанка, и через некоторое время выскользнула из ванной.

Мне, конечно, было любопытно, но женщины… Нет, спасибо. Я сама еще, слава Богу, внутри не до конца уснувшая женщина. Девушка. Неважно. Потом я оделась в то, что мне принесли. Тонкая хлопковая темно-синяя рубашка, черный удлиненный пиджак, черные ботфорты, темно-бежевые штаны. Ну, остроухий, берегись, придет к тебе Виктор модник!

Я оделась, старательно застегивая все пуговицы на пиджаке. А вот на рубашке я их оставила не застегнутыми: мне нравилась моя молодая и немного астеническая грудь. Потом я, наконец, вышла и направилась к себе в спальню, чтобы причесаться. Служанки и горничные оглядывались на меня и, идя по коридору, шептались. Я невольно улыбнулась и, распахнув двери в свою комнату, подошла к зеркалу.

 

На меня смотрел симпатичный парень с моим маленьким и немного курносым носом и серовато-зелеными глазами с лисьим прищуром. Губы тоже были моими, четко очерченными. Я улыбнулась, и эта была очаровательная улыбка моего брата, которого у меня никогда не было. Я взяла гребень и стала на бок причесывать свои мокрые волосы, которые, кстати, после принятия зелья стали более рыжими. Я хмыкнула и уложила челку. Отличненько. Только пожалела, что у меня не оказалось в шкатулке ни одного мужского перстня. Мне нравились мои новые длинные пальцы с сильно выделяющимися голубоватыми венами на руках. Теперь можно идти.

Я направилась к двери, а затем по коридору назад к комнате папки.

 

И через некоторое время мы уже шагали с ним на фоне светлеющего неба в сторону стен крепости, которые были все в дырах и обломках, обстрелянные эльфом. Бр-р. Холодно. Я поежилась. Стража открыла перед нами ворота крепости и мы, переглянувшись с ним, вышли вперед.

Нас уже ждало войско, а впереди всех, восседая на черном вороном сам узурпатор. Я нервно облизнула губы.

 

♕ 4. Узурпатор 

Как я и сказала, тиран восседал на черном жеребце. Господи, если б я только знала, и при других условиях…

Я таких красавцев в жизни еще не встречала. Черные длинные волосы, а все-таки носят мужики патлы, спускались блестящими змеями к груди, бледная аристократичная кожа, кошачьи зеленые глаза и тонкие, бледные губы «линией». Одет во все черное, на стройных ногах — черные ботфорты, пальцы рук, держащие поводья, украшены перстнями. И уши! О да, заостренные кверху уши с черными, едва заметными кольцами-серьгами. Сам он держался так, будто уже завоевал наше королевство. Ну я ему покажу «завоевал»! Но папка не дал мне сделать больше одного шага и, загородив мне дальнейший путь рукой, сказал:

— Итак, вот я здесь, король Лофрэт. Не знаю, кто распространил слухи, что у меня дочь. У меня сын, Виктор.

При этих словах эльф взглянул на меня, проникающим в душу взглядом, и я почувствовала, как меня слегка обдало жаром. Черт! Вот как не палиться, а?

— Ты обещал оставить наше королевство в покое, если я отдам тебе принцессу… — у папки задрожал голос. Не хотелось бы, чтобы остроухие заметили проявленную нами слабость. Я сама готова была расплакаться из-за расставания с папкой, но, не мешкая ни секунды, я вышла вперед и продолжила:

— Если тебе нужно королевское дитя, то вот он я! Забирай и уходи. Оставь в покое мою семью и подданных, — я решительно смотрела на эльфа.

Тот не хмыкнул, и самодовольно не улыбнулся, как я ожидала. Он молча, и с серьезным видом, подъехал ко мне на коне, глядя на меня сверху вниз. Я же таращилась на него самым наглым образом. Армия остроухих, стоящая позади него, походила на статуи, которые не издавали ни звука, только иногда был слышен лязг металла. И вот я услышала его властный, низкий, мне думалось, он должен быть выше, голос, которым он обращался к папке:

— Я забираю принца с собой.

Невольно у меня из груди вырвался облегченный вздох. Эльф это заметил, и покосившись на меня, обернулся назад, к своим воинам. Потом громко сказал:

— Взять крепость.

Что?! Я не могла поверить своим ушам!

— Ты обманщик! — воскликнула я, задыхаясь от несправедливости, — Ты обещал не трогать наших жителей!

— А вы обещали принцессу, — наклонился он ко мне, сидя на коне, — Но я же промолчал.

Я была вне себя от злости.

— Если ты захватил наше королевство, я никуда с тобой не пойду! — заартачилась я.

— Неужели? Схватить БЫВШЕГО короля крепости! — крикнул он своим воинам, и двое из них кинулись к отцу. Я с волнением наблюдала за тем, как он выхватил из ножен меч и стал биться сразу с двумя эльфами. Мой отец был отличным фехтовальщиком, но вряд ли он смог бы справиться сразу с тремя… четырьмя… пятью…

— Папа! — я кинулась было на помощь, но диктатор преградил мне путь на коне и негромко сказал. — Если хочешь, чтобы твой отец остался в живых, поедешь со мной.

А я хотела, чтобы папка был жив! Мой мятежный дух сопротивлялся его шантажу, но как было еще спасти отца? Я запрыгнула на лошадь, и животное заржав, тут же бросилось в противоположную сторону от замка. Я чуть было не упала с коня, и мне, черт возьми, пришлось обхватить за талию этого лживого недокороля. Я сжала зубы и мрачно смотрела под ноги лошади, на уходящую назад дорогу. Не могла поверить, что такое случилось! Ах, какие же мы с папкой наивные… Особенно я, дурочка… Никогда не стоит верить эльфам. НИКАКИМ.

Я обернулась и увидела, как многочисленное войско остроухих беспрепятственно ринулось в крепость через открытые ворота. Наши бойцы храбро махали мечами, но куда им, оставшимся, справиться с такой сворой остроухих дьяволов… Конь уносил меня все дальше, и я даже не знала, куда мы скачем. Я отвернулась, глядя вперед, на горизонт, где землю озаряли первые лучи восходящего солнца. Отца я больше так не видела.

 

Ветер обдувал мое лицо, а я источала волны злости по отношению к остроухому заразе. Он молчал, а вот я не собиралась. И потому спросила:

— Где мой отец?

Тот ответил не сразу, продолжая молчать и испытывать мое терпение. Когда я уже хотела сказать «ну?», эльф проговорил:

— Его отвезут в мой замок, после захвата крепости.

— И где он будет жить?

Я прижалась к нему сильнее, потому что конь перешел на рысь.

— Конечно же, в Подземелье.

— А меня ты тоже будешь там держать? — язвительно спросила я.

— Посмотрю на то, как ты будешь себя вести.

Ах, он посмотрит! Господи, как же он меня раздражает!

— Я смогу видеться со своим отцом?

— Одного раза в месяц достаточно? — глянул он на меня через плечо.

— ВСЕГО ОДИН РАЗ?

— Ты предпочитаешь не видеться с ним вовсе?

Я закусила губу. Внезапно конь остановился, и я ткнулась лбом в его спину.

— Какого черта?

— Такого, что мы приехали, — ответил остроухий и изящно спрыгнул с лошади.

Потом подал руку мне — хотел помочь мне слезть с лошади. Вот еще! Я, сделав вид, что не заметила, спрыгнула рядом с ним, кинув на эльфа наглый взгляд. Он ничем не выказал своего неудовольствия, и мое злорадство от этого было не таким сильным. Меня взяла досада — почему он не среагировал?

Над нами возвышался огромный замок из черного камня. Стоял за воротами и высокомерно пялился на меня своими прямоугольными окнами. Высокие башни горделиво терялись высоко в небе. Этот замок был под стать узурпатору — темный и самодовольный. Я бы показала замку язык, будь я все еще девчонкой и помладше. Что-то я вообще не припомню, чтобы недалеко за пределами нашего королевства был такой черный каменный бугай. Мы с папкой выезжали кататься на лошадях, и даже пару раз на охоту, но я не помню его! Не было тут замка!

А, может попытаться сбежать? Вон он, зашагал вперед. А я раз — и улизну, а?

«Нет, там же папка в Подземелье… Интересно, что эти гады сделали с Линдо?»

Меня окатило холодной волной. А если его тоже засунут в подземелье? Тогда он не сможет сварить зелье, и я не стану вновь девчонкой! Ужас какой-то… Я заставлю его сказать мне, где Линдо.

Сжав кулаки и губы, пошла следом за ним. Пришлось ускорить шаг, потому что, пока я стояла и раздумывала о Линдо и побеге, он ушел несколько вперед. И знает же, что я не могу никуда деться, пойду за ним! Противный!

Я догнала его, продолжая думать о Линдо.

«Нужно его как-нибудь приставить к себе. Чтобы с ним ничего не сделали.»

Кстати, я не могла понять, зачем это мы слезли с лошади и вошли в ворота на своих двоих. Нельзя было, что ли, на коне заехать? И я спросила об этом:

— Почему мы оставили коня и пошли пешком?

— Пускай попасется там. Тебя что-то не устраивает? — кинул он на меня взгляд свысока.

Ну да, он был выше меня ростом, даже несмотря на то, что я немного подросла, став парнем.

— Меня много чего не устраивает, но я молчу, — огрызнулась я.

— Зачем же? — пожал он плечами. — Можешь мне сказать, мы попытаемся это исправить.

Через несколько шагов мы стояли у дверей замка, после того, как пересекли цветущий двор. Остроухие стражники открыли их, и двери с рычанием поползли в стороны. Мы прошли через них, оказавшись в полумраке первой залы, освещенной лишь свечами.

— Где я буду жить? — не унималась я.

— В комнате на втором этаже, недалеко от меня, — эльф взял меня за руку и, крепко сжав ее, взглянул на меня. Сердце у меня скатилось куда-то к лодыжкам, но он отпустил меня и хлопнул в ладоши.

Через секунду мы с ним стояли на черном мосту, под которым зияла пропасть. Где-то внизу я видела многочисленные лестницы и плиточный пол.

— Следуй за мной, — сказал он мне.

— Куда мы идем?

— Я отведу тебя в твою комнату. — Черный плащ колыхался за его спиной при ходьбе. Я зашагала за эльфом по мосту. Вскоре мы оказались в коридоре, который был ничуть не светлее самой первой залы.

— Твоя комната в конце коридора — он остановился внезапно и взглянул на меня. — Я должен идти, у меня есть дела.

— Ну и иди, чего встал? — буркнула я. Кто знал, что он услышит? Все мой проклятый язык!

— Хочешь, чтобы я ушел?

Я промычала что-то несвязное. Эльф вытянулся в струнку и шагнул ко мне. Его лицо было совсем близко от моего, и он проговорил своим мягким, низким голосом:

— Ты теперь никуда от меня не денешься. Ты должен уяснить. Это твой дом, и ты будешь здесь столько, сколько я захочу, и будешь делать то, что я скажу, тебе это понятно?

Я и не думала опускать глаза и слушаться эльфа. Уставилась на него.

— Будешь меня снова шантажировать тем, что убьешь моего отца, если я скажу «нет»? — язвительно спросила я.

Он улыбнулся.

— Через полчаса подадут завтрак. Ты должен прийти.

— А если не приду? — я сощурила по-лисьи глаза.

— Ты придешь в любом случае. Просто, если не выйдешь в девять, придешь нагим.

Я ошарашено открыла рот, а эльф легкой походкой удалился по коридору в противоположную сторону.

Ненавижу его! НЕНАВИЖУ ЭЛЬФОВ!

Нагим! Вот еще!

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям