0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Призрак Джулии » Отрывок из книги «Призрак Джулии»

Отрывок из книги «Призрак Джулии»

Автор: Вайс Лора

Исключительными правами на произведение «Призрак Джулии» обладает автор — Вайс Лора . Copyright © Вайс Лора

 

Англия 1885 год.

Графство Саффолк, пригород Ипсвича

 

Глава 1

 

Старик выглянул в окно:

- С самого утра этот проклятый дождь размывает дорогу. Если так продолжится, то завтра сюда не проедет ни одна карета и почтальон не пройдет.

- Не переживайте, мистер Кол, - ответил молодой человек, сидевший в кресле у камина. – С дорогой все будет в порядке. Может быть, вернемся к нашему разговору?

- Да – да, мистер Даглаш, сейчас продолжим. Видите ли, на эту непогоду у меня всегда ломит кости, а это, знаете, неприятно.

- Вам налить еще чаю?

- Будьте так добры.

Кол задернул бархатные  шторы и вернулся на диван, где его дожидался такой же престарелый фоксхаунд Барри. Пес поднял голову в ожидании теплого колена хозяина и как только старик уселся, Барри улегся на законное место.

Дом Кола Нэша отличался особой скромностью. Камин, простая мебель, несколько шерстяных ковров и заветная кресло-качалка с пледом - это все, что было нужно человеку, чья жизнь медленно приближалась к закату. Для счастья мало надо. Тепло, мягкая кровать и собака, по крайней мере, так считал мистер Кол. Родственников у него не было, последняя тетушка умерла полгода назад в Лондоне, оставив все свое состояние одному благотворительному обществу при дворе королевы Виктории. Посему старик Нэш давно перестал ждать гостей, лишь почтальонов принимал с особым гостеприимством, так как они приносили ему свежие газеты и порцию марок для его коллекции.

Но сегодня к нему пожаловал необычный молодой человек, который представился Джоном Даглашом - журналистом одной из столичных газет, название редакции которой Нэш, конечно же, не запомнил.  Старик настолько был рад собеседнику, что тут же усадил его в кресло у камина и угостил ромом, что не первый год хранился в кладовой и предназначался для особых случаев.

И вот, дождь стучит по стеклам, с улицы доносится лошадиное ржание и лязг упряжи, а в камине потрескивают поленья, обстановка самая что ни на есть располагающая к беседе. Кол наконец-то устроился на диване, взял в руки чашку горячего крепкого чая и уставился на гостя в ожидании вопросов.

- Вы говорили, что на местном кладбище творятся странные вещи. Расскажите, пожалуйста.

- Ох, да это все сказки, которые пересказывает друг другу ребятня. Лучше поговорим о политике…, - но журналист нахраписто стоял на своем.

- Прошу вас, мистер Кол. Я проехал не один десяток миль, чтобы встретиться лично с вами и услышать эту историю своими ушами. 

- Ну, раз вы настаиваете.

И тогда старик откинулся на спинку дивана, он усердно что-то вспоминал, а пока в гостиной зависло неловкое молчание, нарушаемое тиканьем старинных часов. Через минут десять Нэш взмахнул рукой и радостно заявил:

- Вспомнил! Когда я был еще ребенком, мы в компании таких же сорванцов бегали на старинное кладбище, ну то, что в двадцати милях отсюда. Мы любили полазать по деревьям и понаблюдать за похоронами, а после рассказывали друг другу страшилки о восставших мертвецах. Так вот, была одна история или легенда, это как уж вам угодно, о юной девушке убитой накануне собственной свадьбы. Ее растерзанное тело нашли в овраге у церкви. Похоронили как раз на том кладбище, после чего поползли слухи, мол, по ночам из могилы восстает призрак покойной невесты и бродит по окрестностям, якобы она что-то ищет, но не может найти вот уже пятьдесят с лишним лет.

- А вы еще что-нибудь знаете об этой истории? Кем была та девушка? Кто ее убил?

- Она приходилась приемной дочерью графу Бенингу Оулдману, тот женился на ее матери, когда девочке было шесть лет, у самого графа имелось два сына, Генри и Эрик. Бенинг слыл превосходным охотником, держал псарню из самых лучших гончих. Каждую субботу отправлялся в леса вместе с семьей. Когда падчерице Джулии исполнилось шестнадцать, он решил отдать ее в жены одному весьма обеспеченному дворянину, прибывшему из Лондона. Но бедняжка не дожила до венчания. Убийцу так и не нашли. Несчастный граф долго оплакивал ее кончину, - затем Нэш с прищуром посмотрел на гостя. – Право я не пойму, Джон, почему вы столь озабочены этой историей. Случается всякое, девушка умерла, ее похоронили, а все, что после – это лишь слухи, небылицы коими пугают детей, чтобы те не бродили по кладбищу.

- Это по долгу службы, так сказать. Мой наниматель велел собрать материал по таким вот необычным случаям. И чтобы не быть голословным, приходится путешествовать по Англии в поисках наиболее интересных историй. Еще в Содбори мне поведали об этой «Мертвой невесте», поэтому я прибыл сюда и сумел найти вас – фактически очевидца.

- Что ж, боюсь я мало чем смогу помочь вам.

- Но скажите, мистер Кол, вы сами видели призрак убитой? – подался вперед журналист, отложив в сторону трость.

- Это было слишком давно, - улыбнулся старик и почесал седой затылок. – Мы были детьми, мало ли что нам могло привидеться после всех этих страшилок. Порою, мы сами придумывали то, чего никогда не существовало.

- И все же? Пусть так, но вы видели?

- Возможно, мои детские глаза и видели что-то.

- Расскажите, как это было?

- Очередной ночью я и еще несколько ребятишек отправились на кладбище. Мы дурачились, как вдруг послышалась песня, то был холодный, томный голос. Все убежали кроме нас с Шоном, мы спрятались за дерево, а когда выглянули, увидели полупрозрачную девушку в рваном подвенечном платье, разгуливающую средь могил. Она подходила к каждому надгробию и внимательно вчитывалась, а потом начинала размахивать руками и все громче и громче пела свою загробную песнь, напоминающую скорее стон.

- Вот. То, что мне нужно! – радостно воскликнул Джон и залпом выпил ром. – Как только закончится дождь, я пойду на то кладбище и все разведаю.

На эти слова старик лишь рассмеялся:

- Я завидую вам, Джонни. Вы как большой ребенок, не утративший веры в чудеса. Это замечательно. Знаете, когда-то я был таким же. Но жизнь сделала свое дело, вера иссякла, чудеса растаяли в воздухе как дым от сигары.

- Отнюдь. На самом деле, мистер Нэш, я самый настоящий скептик. Каждый раз, когда попадаю в места, где когда-то, что-то произошло, убеждаюсь в своей правоте. Я много где побывал, все рассказанные мне истории оказались мыльными пузырями.

- Так, вы хотите опровергнуть все рассказанное мною?

- Именно.

Остаток вечера двое просидели, молча, старик поглаживал пса и попивал чай, а Джон смотрел на огонь, выставив вперед ноги.

Джон Даглаш – обаятельный денди из Рочестера, всегда уверенный в себе даже чуточку самоуверенный, совсем немного. Он специально напускал на себя таинственности и скрытности, чтобы те, с кем ему приходилось вести дела, относились к нему с особой серьезностью, ну а дамы краснели и жеманничали, ловя его пытливые взгляды. Обладая приятной внешностью и статью, Даглаш имел большой успех у женщин, однажды ему посчастливилось оказаться при дворе, где на него покусилась одна престарелая леди, но Джон был честолюбив, поэтому поступил по совести – сбежал, пока все не зашло слишком далеко. Да и не по вкусу оказалась жизнь в четырех стенах, пусть и в дорогих, куда милее сердцу путешествия, тайны, азарт.

Журналист в свои двадцать восемь лет успел объехать всю Англию, Шотландию и большую часть Ирландии, он собрал небывалое количество информации о всевозможных паранормальных явлениях, выслушал сотни баек о призраках и вампирах. Поначалу ему хотелось подтвердить эти легенды фактами, самому увидеть тех призраков, бродящих в ночи, но раз за разом не происходило ровным счетом ничего, постепенно Джон терял веру, а потом и вовсе разуверился в потусторонних силах, превратившись в разрушителя легенд. Отныне его целью было найти историю и опровергнуть ее. Редакция, где работал журналист, за несколько лет успела выпустить не один сборник, в которых все легенды и мифы подвергались жесткой критике с его стороны. К слову сказать, эти сборники пользовались большим успехом в лондонском обществе. Горожане, придерживающиеся идей умеренного скептицизма, с большим нетерпением ждали очередного выпуска.

 

Глава 2

 

Джон заночевал в доме мистера Нэша, старик с большой радостью выделил ему одну из трех спален. Как только журналист вошел в комнату, в нос ударило затхлостью. На белых простынях, укрывающих кровать и комод, скопилось немало пыли, да и подоконники заросли паутиной. Но Джон привык к подобным условиям, главное есть крыша над головой и матрац, остальное не столь важно.

Освободив скрипучее ложе, Даглаш улегся поверх покрывала, накрылся пиджаком и тут же уснул. Сегодня ему не снилось ничего, тогда как обычно он разглядывал сны, в которых снова и снова отправлялся в путешествия, а после выступал перед именитыми журналистами Лондона, опровергая все факты существования потусторонних сил.

Сам не замечая того, он зачерствел. Отныне чуть ли не каждое событие в своей жизни подвергал сомнению. По его мнению, все происходило по воле случая, но никак не по воле Господа Бога или хотя бы фортуны. Джона всецело поглотило дело. В нем будто прибавлялось сил, когда журналист убеждался в своей правоте, разрушив очередную легенду. И вот, Даглаш прибыл сюда, в Саффолк, чтобы в оный раз удостовериться в людской непросветленности и набожности.

О наступлении утра знаменовал соседский петух, прокукарекавший несколько раз, после чего резко замолчал.  Дождь закончился,  тусклое солнце пробилось-таки сквозь туман и несколькими блеклыми лучами осветило комнату.

 Поскольку дом Кола Нэша был в два раза старше самого хозяина, то отовсюду раздавались скрипы, словно кто-то очень маленький беспрестанно бегал по чердаку, лазал по стенам и прыгал по лестнице. Ветки старого вяза неприятно царапали по оконному стеклу, ветер подвывал в небольших зазорах потрескавшихся рам, наполняя помещение свежестью. Но при всем при этом, Джон проснулся с ощущением полнейшего спокойствия и уюта.

Нахохлившись, столичный журналист встал,  встряхнул, затем надел пиджак, потом взглянул в окно и с довольным видом принялся собираться. К этому времени заботливый мистер Кол поджарил яичницу, заварил наикрепчайшего чая, а когда вниз спустился гость, старик поспешил прогнать со стула назойливого Барри, который каким-то чудом сумел взобраться столь высоко. Пес сверлил хозяина печальным взглядом в надежде получить парочку ломтиков ветчины.

- Как вам спалось, мистер Даглаш? – проскрипел Кол, усаживаясь за стол.

- Благодарю вас за гостеприимство. Воистину, давно так хорошо не высыпался, видимо в Саффолке особенный воздух.

- Чем намереваетесь заняться сегодня?

- Конечно же, отправиться на кладбище Вестерсон. Необходимо все исследовать.

- Ах, ну да, ну да, - Нэш заправил белую салфетку за воротник и принялся за яичницу. – Что дальше? – произнес, закладывая в рот хлеб. – Напишете, что недалеко от Ипсвича обитает выживший из ума старик и рассказывает байки?

- Ну что вы, мистер Кол. Как можно? Я лишь внесу сведения в свою записную книжку, никаких имен.

- Да мне не жалко, дорогой Джон. Можете писать все, о чем пожелаете. Я уже и сам не знаю, где заканчивается правда и начинается вымысел. Одно могу сказать, если хотите проникнуться этой историей, отправляйтесь в поместье Оулдманов, там есть те, кто еще помнят.

- Обязательно наведаюсь, - после этих слов Джон небрежно бросил такую же салфетку себе на колени, подмигнул облизнувшемуся  Барри и приступил к трапезе.

Двое погрузились в тишину, нарушаемую скрежетом приборов по тарелкам.

После завтрака Джон уложил все необходимое в черный  саквояж: чернила, перо, книгу в кожаном переплете, куда журналист вносил основные записи и кое-какие обереги, но их он носил скорее как сувениры, подаренные всевозможными магами-шарлатанами. Была еще соль от злых духов, но сегодня Даглаш решил оставить ее в доме Нэша. Зачем носить с собой лишнее? Все же путь до кладбища неблизкий.

Он намотал на шею теплый шарф и вышел на улицу, его сразу же обдало сырым, холодным воздухом. На дворе октябрь, солнце уже не греет, да и ливни зарядили не на шутку, поэтому о тепле можно было и не мечтать, однако настроения это все же не испортило. Даглаш любил осень, ему нравилось смотреть, как природа меняет краски, как питает землю проливными дождями, в это время года на него снисходило спокойствие и умиротворение. Так и сейчас, глубоко вдохнув и медленно выпустив пар изо рта, Джон отправился к местному конюху, чтобы взять лошадь. На карете по размытой дороге не проедешь, остается только сытый мерин.

Дорогу и вправду размыло, всюду поблескивала жидкая глина вперемешку с землей. Журналист старался обходить особо крупные лужи, но ноги то и дело вязли в грязи, а иногда и скользили. Пока он добрался до дома Гарри Марлоу, его сапоги успели покрыться несколькими слоями глины, успела испачкаться и трость, с которой Джон никогда не расставался.  Подойдя к забору, Даглаш увидел мелькающую фигуру за кустами дикой розы:

- Мистер Марлоу?! – крикнул он.

- Да! Кто вы? Чего хотите? – послышалось в ответ.

- Меня зовут Джон Даглаш, я журналист, остановился у вашего соседа, мистера Нэша. Мне нужна лошадь.

- Что можете оставить в залог? – голос прозвучал ближе, а вскоре из-за кустов вышел полный мужчина в летах, на нем был плащ и небывалой длины сапоги с конским навозом на подошвах.

- Тридцать шиллингов.

- Сорок и лошадь ваша.

- Согласен.

- Ждите, мистер Даглаш. Сейчас все будет.

Гарри ковыляющей походкой отправился в конюшню, а Джон тем временем осматривал здешние красоты. Листва на дубах и березах еще держалась, где-то вдалеке виднелись холмы, небо окончательно заволокло, очевидно, скоро опять пойдет дождь. От созерцания вечного отвлекло ржание, Марлоу вел гнедого мерина под уздцы, а тот мотал гривой и испускал клубы пара из ноздрей.

- Вот, прошу, - конюх отворил ворота. – Кличка Сомер, характер вполне спокойный.

- Благодарю, мистер Марлоу.

Сейчас же Даглаш оседлал Сомера, закрепил саквояж, и они неспешно двинулись в сторону дороги.

 За все время в пути дождь принимался раз шесть, благо не проливной, правда ветер усилился к полудню, но и это не помешало, Джон добрался до кладбища Вестерсон к пяти часам вечера. Погост встретил гостя  тяжелыми железными воротами, поросшими диким плющом. Журналист спрыгнул с коня, привязал его к дереву, после подошел к воротам. Отворить их удалось только с третьей попытки, металл издал дикий скрежет, видимо кладбище совсем заброшенное, петли успели приржаветь.

Джон ступил на святую землю, отовсюду на него мрачно смотрели покосившиеся надгробные камни, покрывшиеся мхом, где-то лежали половины крестов, но опытного разрушителя легенд это не пугало, лишь наводило некую тоску. Куда приятнее было искать привидений в замках и старинных поместьях, чем бродить по кладбищам. Но во всем есть свои плюсы и главный из них - мертвые не говорят.

Через час он все-таки нашел могилу почившей пятьдесят пять лет тому назад Джулии Оулдман. Могильная земля заросла диким просом и прочим сорняком, теперь же сухие стебли торчали подобно иглам дикобраза, преградив путь к надгробию.

- Здравствуйте, мисс Джулия, - тихо произнес Джон. – Говорят, вы ходите по погосту. Нехорошо как-то. Вы давно отдали Богу душу, а эти суеверы плетут небылицы. Что ж, я пришел удостовериться в том, что вы по-прежнему спите вечным сном, - произнес он и поправил свой цилиндр.

И поскольку основным временем гуляний призраков являлась ночь, то Даглаш решил дождаться луны, дабы вписать в свою книгу очередное разоблачение. Он уселся на большое поваленное дерево, что лежало в нескольких метрах от могилы девушки, поднял воротник и, спрятав нос в шарф, прикрыл глаза. Даглаш и не заметил, как уснул. Сейчас ему снова снились путешествия и дебаты, дебаты и путешествия, но вдруг в сон ворвался странный звук, который заставил пробудиться. Журналист широко раскрыл глаза, сердце почему-то билось как сумасшедшее. К этому времени над ним уже сияла полная луна.

- Все-таки этот воздух усыпляет, - пробормотал себе под нос, после чего поднялся. – А теперь посмотрим на могилу Джулии и домой. Погода не жалует, так и лихорадку схватить можно.

Джон неспешно подошел к захоронению, осмотрел со всех сторон, обернулся вокруг, и не увидев ничего интересного, впрочем, как и всегда, хотел было идти обратно, но взгляд остановился на сухой траве, коей поросла могила, правая половина была полностью смята, словно кто-то хорошо потоптался на ней.

- Так, а это что еще за шутки? Хотя, может зверь какой? Заяц, лиса, да хоть заблудившаяся собака.

В этот момент до ушей снова донесся тот звук, который разбудил его. То было чье-то пение, но далекое. Даглаш еще несколько раз обернулся вокруг своей оси, однако кроме сизых валунов ничего не увидел, да и ветер уже завывал, скорее всего, именно он породил эти звуки.

- Ладно, пора возвращаться, что-то неуютно здесь.

Устремившись к воротам, он тихо шел мимо памятников и надгробий, посматривая то вправо, то влево. Вдруг нечто мелькнуло за одной из статуй.

- Кто здесь? – как-то само вырвалось у журналиста. – Выходите, глупо прятаться. Я вас не боюсь! – еще громче крикнул он, но его голос эхом прокатился по кладбищу, а после наступила поистине гробовая тишина.

Сейчас Даглаш прибавил шагу, его уже начало слегка потрясывать изнутри, но стоило ему дойти до большого креста, лежащего на пути к выходу, как снова мелькнула тень, а следом раздалось пение. Джон начал оборачиваться, искать глазами подлеца, вознамерившегося так зло подшутить над ним. И он нашел. Кто-то действительно стоял за высокой статуей архангела, лишь клочок одежды выглядывал из-за постамента.

- Я вас вижу! – заулыбался журналист. – Ну же, выходите. Шутка удалась, вы до чертиков напугали меня!

В ту же секунду подул сильный ветер, заставил зажмуриться на мгновение, а когда Джон открыл глаза, то за постаментом уже никого не было.

- Ну все, хватит с меня, - заключил храбрец и поспешил к воротам.

Только не успел пройти и пары шагов, как вновь раздался голос, на этот раз то была не песня,  а зов:

- Джон, Джонни, - певуче пронеслось в воздухе.

Даглаш более не хотел играть в эти игры, посему не стал останавливаться. И вот, впереди показались заветные ворота, еще немного и он на свободе. Неожиданно спину обдало холодом, тогда Джон набрал побольше воздуха в грудь и медленно обернулся. В момент глаза округлились, в нескольких метрах от него стояла девушка в рваном платье. Ее кожа имела голубой оттенок, темные волосы развевались на ветру, руки были расслаблены и опущены вдоль тела, правда ему не удалось рассмотреть лица, оно находилось в тени.

- Кто вы? – сглотнув ком, выдавил из себя журналист.

Но девушка не ответила, она просто стояла и смотрела на него.

- Вам нужна помощь? – продолжил Джон.

И тогда ее тело дрогнуло, она вышла на свет, луна озарила лицо незнакомки: такая же синюшная кожа, глубокие черные глаза и фиолетовые губы.

 Джон уже начал сомневаться:

- Джулия? – чуть ли не шепотом произнес он. – Джулия Оулдман?

Как только прозвучало это имя, девушка выставила вперед руки, открыла рот и закричала, чуть ли не зверем, после чего метнулась в сторону Даглаша, ее тело будто летело по воздуху. Джон резко развернулся и побежал к воротам, призрак практически нагнала его, даже схватила за рукав, но к счастью журналист успел выскочить. Он буквально выкатился, отчего споткнулся и упал в грязь. Вскочив на ноги, посмотрел в сторону кладбища и замер. Призрак бродила вдоль ворот, ее зрачки закатились под лоб, она разжала губы, обнажив зубы, ее руки бились о железные прутья. Но через минуту Джон восстановил контроль над своими эмоциями, посему встрепенулся и сделал пару шагов в ее сторону:

- Вы Джулия Оулдман, – более спокойным голосом сказал он. – Я знаю, это вы. Послушайте, я не хотел нарушать вашего спокойствия, это просто моя работа, - тогда он поймал себя на мысли, проговорив ее вслух, - которая очевидно, уже не имеет смысла. Вы призрак! Дьявол, да вы самый настоящий призрак!

Девушка так и продолжала ходить туда-сюда, только ее облик принял прежние очертания, зрачки вернулись на место, пропал оскал.

- Джулия? Вы что-то ищете, уже очень давно. Я могу помочь вам. Могу успокоить вашу душу.

На эти слова она остановилась и закричала с такой силой, что у Джона заложило уши, а когда крик стих, то и призрака не стало.

Даглаш лишь перекрестился и побежал к лошади. Он мчался во весь опор. В дом Нэша вернулся только к утру, старик даже растерялся, когда увидел растрепанного журналиста с безумным взглядом. Джон сам подобно привидению проплыл в свою комнату и рухнул на кровать.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям