0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Пробуждение цикады (эл. книга) » Отрывок из книги «Пробуждение цикады»

Отрывок из книги «Инкуб королевского Дома. Пробуждение цикады (#2)»

Автор: Кутузова Елена

Исключительными правами на произведение «Инкуб королевского Дома. Пробуждение цикады (#2)» обладает автор — Кутузова Елена Copyright © Кутузова Елена

 Как только секретарь сменился, как работать стало куда веселее! Юноша с горящими от усердия глазами внес нотку свежести в болото ритуальной жизни. Очень скоро Анна поняла — ей нравится, когда Хон рядом. Живой собеседник, хороший партнер по играм — а их он знал великое множество, великолепный рассказчик... Он ни в чем не уступал Пату, а тот изо всех сил старался не ударить в грязь лицом. Анна наслаждалась их обществом, и не сразу заметила, что Эйр все чаще оказывается рядом.

Капитан входил в кабинет с докладом, в потом возвращался, чтобы уточнить детали. На прогулках он держался чуть в стороне, но не пропустил ни одну! А за обедом ревностно следил, чтобы Анна не начала есть прежде, чем пищу попробует специально приставленная для этого суккуб.

Тайкан мрачнел, наблюдая все это, но мнения больше не высказывал. Но до Анны, наконец, дошло, что она видит капитана своих телохранителей гораздо больше, чем раньше.

— Что-то случилось? Даже в охотничьем домике ты появлялся куда реже.

— Я ваш телохранитель, госпожа. Где мне еще быть?

— А разве у командира моих рорагов других дел нет? Помню, ты постоянно на них ссылался... и исчезал.

— Простите, но тогда я служил королю.

— Я теперь?

— Я ваш... — слова прозвучали едва слышно, и Анна не выдержала.

— Не слышу!

— Я ваш! — чуть громче.

Но Анна не успокоилась. Вдруг вспомнились все бессонные ночи, мокрые от слез подушки, отчаяние, ужас, боль...

— Не слышу!

Эйр четко, как предписано уставом, опустился на колено:

— Я принадлежу Наири!

Показалось, что зазвенели стекла. Но Анне и этого оказалось мало:

— Но это не мешает тебе бегать с докладами к королю!

Пат и Хон застыли. Тайкан лихорадочно думал, как спасти товарища. А Эйр даже взгляда не опустил:

— Его Величество желал знать, как продвигается расследование. Безопасность Наири — дело государственной важности.

— Вот как? Тогда почему я об этом ничего не знаю?

— Госпоже не стоит тревожиться из-за таких пустяков, — попытался перевести гнев Анны на себя Тайкан.

— Я не с тобой разговариваю! — отрезала Анна и снова повернулась к капитану, — Я слушаю!

— Эйр Аккон, капитан рорагов Наири, признает свою вину и готов понести наказание!

Анна застыла с раскрытым ртом. Тайкан поймал беспомощный взгляд, но остался в стороне. Заговорил Эйр:

— Наказание рорагу назначает Наири. Его степень зависит от тяжести проступка. За предательство — смерть.

— Да еще какая, — протянул Тайкан.

Анна резко развернулась:

— Какая?

— Есть несколько видов. Хон, принеси Положение о Наказаниях...

— Не надо!

Анна как-то взяла этот фолиант, чтобы отвлечься от эротических картинок, которые преследовали её повсюду. И очень пожалела. Порка там и за наказание не считалась. А вот обматывание сеткой и отрезание кусочков кожи, которые проступили в ячейках... и так, пока один скелет не останется, впечатлило.

— О предательстве и речи нет. Это просто недоразумение.

— Увы, Наири, — вмешался Пат, — рораг признал вину. Вы обязаны назначить наказание!

В этот раз Тайкан не остался в стороне:

— Можно обойтись розгами или плетью.

— Да-да, — вцепилась Анна в предложение, — розог будет достаточно. Десятка хватит?

— Инкубу? — удивился Тайкан, — Хотя бы двадцать.

— Хватит издеваться! — взвился Эйр, — Хотите наказывать, так не скупитесь!

— Ого! — опешила Анна, — Сотни хватит?

— Двести, — тихо попросил Эйр.

Тайкан заставил себя промолчать — его мнения не спрашивали. Только кинул взгляд на Хона. Адъютант Наири выскользнул за дверь.

Он доложил о готовности меньше, чем через четверть часа. Сопровождавший Анну Тайкан шепнул:

— Вам не обязательно смотреть. Поблажек ему не будет.

Но Анна все же вышла на высокое крыльцо. Он должна, она просто обязана увидеть это наказание. Возможно, это поможет отпустить обиды. Хотя бы некоторые.

Подушки помогли удобно устроиться в высоком кресле. Прямо перед Анной из белых плит двора вырастал каменный столб. С его вершины свисали веревки.

Рораги, свободные от службы, расположились в отдалении. Малый круг молча застыл рядом. Но шепотки прорывались сквозь их ограждение.

За все годы службы королю Эйр ни разу не подвергался наказанию. Максимум — получал пощечину. А тут, не прослужив и двух недель...

Анна радовалась: решение скрыть знание языка оказалось правильным. При ней особо не таились. Так, она узнала очень много интересного о планах короля, отношениях к ней рорагов в частности и инкубов-суккубов в общем. А еще — то, что Эйр бегал к королю с докладами.

Но больше всего её заинтересовала книга. Она неожиданно появилась в гаремной спальне, и Анна могла дать руку на отсечение, что произошло это совсем недавно. Медальона для чтения не понадобилось — закорючки сами собой складывались в слова, количественный фактор перешел в качественный. Но то, что она узнала из этой книги, требовало осмысления.

Громкие перешептывания вернули в реальность. На площадку перед крыльцом вышел Эйр.

Он приветствовал Анну церемонным поклоном и повернулся к столбу.

Мундир, потом рубашка полетели на землю, но тут же исчезли, подхваченные кем-то из младших рорагов. Капитан прижался животом к столбу и вытянул руки, позволяя веревке обвить их плотными кольцами.

Смуглое, загорелое тело выделялось на фоне белых камней. Анна невольно залюбовалась. Она знала каждый шрам на этой широкой спине, и словно почувствовала гладкость кожи под пальцами.

Свист розги заставил её вздрогнуть. Белые черточки старых ран пересек багровый рубец. И еще один, и еще...

Анна сосчитала до десяти, когда брызнула кровь. Вскоре она текла после каждого удара, и это казалось странным и неправильным. Где-то глубоко-глубоко в душе зародилась боль. Она росла, ширилась, крепла с каждым взмахом, и свист гибкой ветки, вымоченной в соляном растворе, словно придавали ей сил. Но отнимал их у Анны.

Тайкан понял. И когда Наири уже собралась вскочить, останавливая экзекуцию, удержал за плечо:

— Не смейте. Вы можете наказывать его, сколько пожелаете. Даже накинуть количество ударов. Но не смейте унижать Эйра жалостью! Этого он не простит.

— Не простит Наири?

— Себе. За то, что показался слабаком в глазах той, кого любит.

Откровение подействовало, как ушат ледяной воды. Анна глотала воздух, не в силах сделать ни вдоха. И только, когда крыльцо и столб с Эйром остались где-то позади, очнулась.

Она стояла в своей любимой спальне. Наложники осторожно заглядывали в дверь, не смея полюбопытствовать прямо. Анна почувствовала себя обезьяной в зоопарке.

— Все вон!

Они исчезли мгновенно, но вместо них проснулась совесть. Бедолаги ни в чем не виноваты! Возможно, кто-то оказался в гареме Наири против воли...

Потрясение требовало действий. Любых. Иначе совесть сожрет с потрохами. И Анна выбежала из комнаты.

Залы сменяли друг друга. Анна заглядывала в маленькие комнатки, даже в коридоры для слуг, пока не нашла, где собрались её мужчины. Они попытались скрыться, помня приказ, но тут же последовал другой:

— Нам надо поговорить. Все здесь? Да не столбейте, присаживайтесь поудобнее!

Они робко устроились вокруг на разбросанных подушках. Анне стало не по себе — столько обреченности проступило на лицах.

— Не буду тянуть. Есть среди вас те, кого привели в гарем против воли? Может, за его пределами остался кто-то очень дорогой?

Они молчали, искоса переглядываясь, и Анна повторила:

— Я не буду ругаться. Если кто-то хочет вернуться в обычный мир, вырваться из этих стен...

Вот теперь Анна поняла, как выглядит настоящий ужас. Мужчины взвыли в голос, распластавшись на полу. Из бессвязных воплей с трудом стало понятно, что изгнание из гарема для них хуже самой лютой смерти.

Тассан рыдал, не стесняясь. Размазывал сопли и слезы по щекам и просил просто убить, если стал не нужен.

Анна поежилась, вспомнив, откуда он родом.

— Да успокойтесь вы! Никого я выгонять не собираюсь. Но неужели вам самим не скучно?

— Вся наша жизнь — ожидание улыбки Наири. Разве это может наскучить?

— А если я скажу, что не собираюсь делить ложе ни с одним из вас?

В тишине стало слышно, как позванивают хрустальные подвески люстр.

— Если мы не угодны Наири как мужчины, мы можем служить ей и её избранникам в другом качестве. Сюда нет входа другим женщинам, а прислуживать...

— Я поняла, — Анна легко поднялась с подушек, — живите спокойно. Никто вас не гонит.

В комнату она вернулась оглушенная. До неё наконец дошла разница мировоззрений людей её мира, и тех, кто живет в Эстрайе. Эти мужчины готовы были на что угодно, в том числе, отойти, уступая место сопернику, и прислуживать ему в качестве слуг... только потому, что госпоже так угодно. Здесь это было нормально. Настолько, что Эйр... Она вспомнила слова Тайкана. Любит?

Додумать не получилось. В дверь поскреблись и, получив разрешение, в комнату вошел Тайкан:

— Наири, наказание закончилось. Капитан Эйр Аккон ушел на своих ногах. Через несколько часов он вернется к своим обязанностям.

— Пусть отдохнет до утра. — не приказала — попросила, — Тайкан, а что ты там говорил про любовь?

— Простите мой глупый язык, госпожа! Я никогда не умел держать его за зубами.

Анна горько усмехнулась. Если в этом мире были тайны, которые следовало сохранить, то единственный, кто мог это сделать — рораг со шрамом на лице.

Он вернулся от двери. Наклонился, так что Анна оказалась в кольце его рук, поставленных на подлокотники кресла. Дыхание Тайкана в этот раз почему-то пахло ладаном. Странный аромат для демона...

— Не вините себя, Наири. Вы не сделали ничего дурного. Двести ударов розгой — это всего лишь двести ударов розгой. Несущественно для рорага.

Анна молча смотрела в его глаза, и Тайкан продолжал:

— Это право Наири — наказать провинившегося. И безвинного — тоже, если есть желание. У телохранителей прежних Наири на спинах места живого не оставалось...

— И у тебя тоже?

Он помолчал, потом ответил на пристальный взгляд:

— Не все мои шрамы от ран, полученных на столбе!

— Но... говорят, твоя госпожа любила тебя?

— Любила. Но она была в своем праве... — взгляд Тайкана заволокла мечтательная пелена. Всего на миг, на вздох... и тут же растаяла в темной проруби зрачка.

— Вот как? Я... подумаю.

Тайкан наконец-то распрямился, и Анна вздохнула — почему-то именно сейчас она почувствовала неловкость от его близости.

А еще следовало обдумать его слова... Представить, что Тайкан — мазохист, Анна не могла и в кошмарном сне. И он очень сильно любил свою прежнюю госпожу. Было что-то нелогичное в этом мире, а что именно, Анна так и не могла понять. Мысль ускользала, мелькнув змеиным хвостом в завале речных камней, требовалось время, чтобы поймать и обдумать.

Но в одном Тайкан ошибся — Анна не чувствовала себя виноватой перед Эйром. Он столько раз обманывал её, предавал... И вот — снова. Поклялся в верности и бегает с доносами к королю! Появилось желание отправить его куда-нибудь на задворки Храма, чтобы не видеть, не слышать, забыть... Но мысль о том, что его не будет рядом, почему-то оказалась болезненной. И Анна в который раз решила плыть по течению.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям