0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Прогибаясь под тебя » Отрывок из книги «Прогибаясь под тебя»

Отрывок из книги «Прогибаясь под тебя»

Автор: Невеличка Ася

Исключительными правами на произведение «Прогибаясь под тебя» обладает автор — Невеличка Ася Copyright © Невеличка Ася

Уж если прогибаться под мужчину,

То лишь тогда,

Когда он страстно дышит в спину (с)тырино

 

ПРОЛОГ

Могла ли я подумать, что сама добровольно приду к нему? Приползу? Буду просить о помощи?

Нет. Никогда. Ни за что.

И вот я иду к его кабинету, по длинному темному коридору, который раньше казался бесконечным, а сегодня словно сжался до размеров тамбура. Поднимаю опухшие глаза на Катю, его секретаршу, и она, не дожидаясь вопроса, молча показывает один палец и кивает на дверь.

Хорошо. Он один. Я бы просто не смогла дождаться, когда закончится очередной прием, и все равно вошла бы. Но в том, что он сейчас один мне тоже видится знак.

Я попыталась прочистить горло, но из него привычно вырвалось короткое рыдание, которое безжалостно подавила. Олег сидел на широком кожаном диване и привычно щурился в телевизор. В уголке рта зажата сигарета, одна рука сжимает наполовину пустой бокал с коньяком, второй он гладит голые плечи Жанны.

- Мне нужны деньги…

Голос неприятно каркает, нарушая эту неидеальную обстановку.

- Бухгалтерия этажом ниже, - отрезает он.

Как же мне неприятно воспроизводить до боли заученную фразу. Именно до боли. Два дня добираясь в столицу поездом, я истерзала все руки, мысленно и шепотом повторяя одно и тоже:

- Помогите мне, Олег Константинович. Нужна очень большая сумма денег. Я отработаю, - тут голос предательски сорвался, но я вонзила ногти в ладони, чтобы закончить предложение: - вместо неё. Я хочу стать вашим питомцем.

Видела, как плечи Жанны дрогнули, и она зло бросила на меня взгляд исподлобья. Но чему ей злиться? Я же освобождаю её из рабства, предлагая себя в жертву.

- Вот это поворот, - шепчет Олег, и мое внимание целиком сосредотачивается на нем. – Признаться, я ждал чего-то подобного… Но чуть раньше или никогда. Детка, метнись-ка в приемную и посиди там с Катей.

Олег небрежно подтолкнул Жанну, и та послушно исполнила приказ, толкнув меня в плечо на выходе. Но я как кролик смотрела в глаза своему удаву и только успела подумать, что нужно будет перед ней извиниться, когда шеф приступил ко мне.

- Подойди и разденься.

Уже началось? Он принял мое предложение? Вот так сразу?

Меня хватило только на один шаг, после чего я поспешно начала скидывать с себя сапоги, пальто, кофту, юбку… Немного затормозила с трусами, но его потемневший взгляд и однозначный жест приказали избавиться и от них.

Наверное, пауза висела не дольше минуты, но мне казалось, что я стою перед ним голая уже пару часов.

- В нижнем ящике стола лежит договор. Возьми, ознакомься и подпиши, - прохрипел он, допивая коньяк из бокала и отставляя его на широкий подлокотник дивана.

Я быстро нашла документы в двух экземплярах, села за стол спиной к Олегу. Мне хватило десяти секунд, чтобы понять, что договор составлен на меня и в нем не хватает только суммы содержания.

- Олег Константинович, это… брачный договор.

- Совершенно верно, - я вздрогнула от его протяжного шепота у себя над головой. – Дело в том, что интимные обязательства в трудовой договор не вставишь, у нас, знаешь ли, государство заботится о правах работников. А вот в рамках Семейного Кодекса в договоре прописать можно абсолютно всё. Ты подписываешь и становишься моей сексуальной рабыней на законных основаниях.

Я не знала, что у него настолько всё продуманно.

- А Жанна…

- Все.

Больше вопросов не осталось. Я только вставила сумму в графу содержания, а Олег присвистнул.

- И куда тебе потребовалось такое состояние, Ксения? Девственность восстанавливать?

Его грязный и грубый юмор давно перестал меня шокировать, так что я просто уточнила смогу ли получить половину авансом.

- Все выплаты только по окончании договора.

По его ноткам в голосе поняла, что это условие не обсуждается.

- Мне нужна половина суммы до конца этой недели. Если мы не договоримся, я пойду просить деньги к другим.

Повисшая между нами тишина потрескивала от его раздражения. Я затылком это чувствовала, продолжая сидеть за столом спиной к нему, слепо всматриваясь в расплывающиеся строчки договора.

- Хорошо, тогда я внесу еще пару условий в договор перед выплатой аванса.

Я кивнула, не смея поверить, что всё получилось. Быстро расписалась в обоих экземплярах и передала ручку ему.

Олег перегнулся через меня, захватив в плен своих рук и надавив грудью, прижал меня к столу. Два широких взмаха, полёт ручки в глубину кабинета, утопающего в сумраке и хриплый приказ.

- Я долго ждал, Кс-с-сения. Встань на колени.

Почему я дрожу от страха и отвращения? Знала же на что подписываюсь и все равно меня начинает колотить нервная дрожь, когда я опускаюсь перед ним и сразу натыкаюсь взглядом на натянутую ширинку его брюк.

- Расстегни. Осторожно.

Олег продолжает говорить рубленными фразами и для моего перегруженного мозга, наверное, так даже лучше.

Дрожащими пальцами я тянусь к его ширинке и медленно опускаю собачку молнии вниз. Он не носит трусы, из ширинки моментально выбивается край заправленной рубашки, и меня бы это рассмешило в другой раз, но в ушах уже стучит следующий приказ:

- Достань и возьми его в рот.

Я знала, на что шла. Я знала, что мне придется вытворять с ним все те вещи, что он проделывал с Жанной… Но сейчас, нащупав ладонью огромный подрагивающий член, и вытаскивая его через ширинку, я еле сдерживала подступающую тошноту.

- Соси. И смотри на меня.

То, что Олег едва сдерживается, чтобы не сделать всё самому, я понимаю по тяжелому дыханию и словам, произнесенным сквозь сжатые зубы. Неужели ему действительно нравится заставлять, пугать?

Потом я обдумаю, как вести себя с ним, но сейчас нужно просто закрепить сделку. Просто взять его в рот и не стошнить. Не думать, что он делает этим членом, а просто взять в рот.

Я продолжаю держать его в руке, машинально отмечая, какой он толстый, с мягкой кожицей, с пухлыми венами, обвивающими ствол, и с гладкой, блестящей головкой. Чуть сжала пальцы и услышала сверху сдавленный стон.

Черт, не хватало еще сломать Олегу член! На этом мой договор быстро закончится. Я закрыла глаза и, стараясь не думать, что делаю, обхватила головку губами, немного ослабив хватку рукой.

- О, да-а-а… Твою мать… Такой нежный девственный ротик. Соси. Возьми в себя глубже. Давай же…

Давясь от вкуса члена, я продвинулась дальше, также как делала это Жанна, и тут же отпрянула назад.

- Еще! И смотри на меня.

Мне пришлось открыть глаза и повторно обхватить головку губами. Я стараюсь не касаться её языком, чтобы он не заметил, как меня перекашивает от его вкуса. Но напрасно. Олег запускает мне в волосы пальцы и, поглаживая, тихо шепчет:

- Ты привыкнешь и полюбишь глотать, девочка. Будешь просить меня еще и еще.

Я продолжаю насаживающиеся движения под его шепот и тяжелое дыхание. Он не помогает, только гладит виски, затылок, убирает волосы с лица и приятно гладит шею… Я зачаровано смотрю на его опьяненные похотью глаза. Никогда не видела его таким… Уязвимым? Слабым? Нежным?

- Теперь оближи мне яички.

Олег все еще перебирает мои волосы на затылке, а другой рукой водит пальцами по поблескивающему члену, натягивает кожицу на увеличившуюся головку и щурится от ощущений.

Я сглатываю, не зная как приступить к новому приказу.

- Ну же, смелее. Как кошечка, проведи языком снизу.

Не помню когда брюки оказались расстегнуты и спущены до бедер, но сейчас смотрю на яички под курчавой растительностью и внутренне давлю в себе все принципы. Всего лишь лизнуть, ведь противно будет только первый раз. Я смогу потерпеть и не такое.

Облизнулась и почувствовала, как Олег прихватил волосы у корней. Еле заметное мимолетное движение, но это снова не прямое давление, а видимость выбора. Мелочь, но она так помогает ломать барьеры.

Сейчас он не просит смотреть на него, и я опять зажмуриваюсь и тянусь языком к волосатой мошонке. Провожу, чувствуя, как под кожей перемещаются шарики, поджимаясь, убегая от моей ласки.

- Еще. Вылижи от паха, - хрипит надо мной Олег, яростнее дёргая себя за член.

Я с ужасом смотрю на багровеющую головку и, придерживая яички рукой, чтобы выполнить приказ, вожу языком от паха к мошонке, снова и снова. Сейчас я не думаю о себе, потому что мучительные стоны, которые издает Олег, пугают. Неужели ему нравится боль, которую он причиняет себе? Где граница нормальности происходящего? В договоре прописан предел истязания?

- Открой рот, - отрывисто бросает Олег, и не успеваю я исполнить, как из огромной сливового цвета головки вырывается струя и бьет мне в рот, расплываясь по губам и стекая по подбородку.

Сдерживая подступающую тошноту, я подтащила что-то из своей брошенной одежды и выплюнула сперму, остервенело оттирая её с лица.

- Совсем еще девчонка. Тебя учить и учить, - Олег насмехается, поправляя брюки, но по тону я понимаю, что ему будет в удовольствие «учить» меня.

И где-то глубоко в душе я благодарна ему и его извращенному вкусу, потому что при текущих обстоятельствах, если бы не было Олега, мне не у кого просить помощь. Никто не даст такую сумму простой девчонке, будь она даже девственницей. А я привыкну к нему и его развлечениям. Как-нибудь переживу и буду надеяться, что мной он наиграется быстрее, чем всеми своими предыдущими куклами.

- Олег Константинович, к вам пришли.

Мы одновременно обернулись на голос Кати.

И в этот момент моё сердце перестало биться. В дверях кабинета стоял Павел…

Я поспешно отвернулась. Губы щипала подсыхающая сперма, глаза – выступающие слёзы, грудь – предчувствие еще одной беды. Что сейчас успел увидеть Павел? Свою девушку, стоящую голой на коленях перед расстегнутой ширинкой мужчины? Нетрудно сделать выводы. И они окажутся верны.

- Кажется, я не вовремя, - процедил он.

Узнал?

- Нет-нет, мы уже закончили, проходи.

Олег неуловимым движением застегнул ширинку и рукой пригласил Павла присесть.

- Отлично лижешь, киса, - вдруг нагнулся ко мне Олег, пальцем стирая предательскую слезу со щеки. – Договор в силе. Ты получишь деньги.

 

Глава 1. Мечтать о принце

Впервые я увидела его в клубе. Мы с девчонками как раз в тот вечер отмечали начало последней сессии, судачили про дипломы, темы и кураторов. Среди представительных профессоров и педагогов был только один молодой и красивый, и все девочки, понятное дело, хотели к нему. Я тоже хотела. Ну, кто не мечтает о романтической сказке о любви с преподавателем? И я мечтала о такой.

Вдруг сокурсницы, как по мановению волшебной палочки, заткнулись, дружно повернув голову в одну сторону, где-то за моей спиной. Я тоже обернулась.

Там, на лестничной площадке в ВИП-зону, небрежно прислонившись к перилам, стоял он, владелец этого клуба, как я потом узнала. Но тогда мы просто видели красивого, холеного мужчину в дорогом небрежном прикиде. Он прищуренным взглядом обводил танцевальный зал, словно искал себе спутницу… Или лучше сразу сказать «жертву»? И нашел.

Ни одна из нас даже не притянула его взгляд, но от той, которую он выбрал, за километр разило сексуальностью, раскрепощенностью и, как ни странно, изяществом и утонченностью.

О, как я ей тогда завидовала! В тот вечер у меня появилось два неубиваемых стереотипа, которые основательно подкорректировали мне жизнь. Первое, я хотела, чтобы меня выбрал такой как он, сильный, уверенный, самодостаточный мужчина. Второе, я хотела быть достойной его, чтобы после сделанного выбора он влюбился, не желая отпускать от себя ни на минуту.

Так что ко второй встрече с владельцем клуба я уже основательно подготовилась и даже поступила на стажировку в тот самый клуб. К тому же и специальность я получила соответствующую: event-менеджер.

Лариса, директор клуба, скептически отнеслась к моей кандидатуре. Молодость, отсутствие опыта и даже фонтанирующая инициативность ее напугали. Зато очень привлекла идея получить бесплатного помощника администратора. Так что моя стажировка оказалась безвременной, пока не освободится должность администратора или не расширят штат клуба.

Вопрос с деньгами неожиданно встал ребром. Из студенческой общаги нас выселили сразу после диплома, но мы скооперировались с девчонками и сняли на семерых двухкомнатную квартиру. Тесно, зато дешево. К тому же большинство сразу окунулись в столичную жизнь в поисках места под солнцем и практически не появлялись в квартире.

Но помимо дешевого жилья нужно было найти доход на питание и одежду. Лариса особенно обратила внимание на внешний вид и дресс-код.

- Строго, чтобы не привлекать внимание завсегдатаев, но стильно, чтобы от тебя не шарахались ВИПы.

Так что я просто скопировала стиль Ларисы, потратив все оставшиеся деньги.

За месяц работы в клубе я ни разу не встретила того мужчину. Зато нашла дневную подработку. В клуб успевала к четырем, а вот в пирожковой я отрабатывала с семи утра до трех дня, бегая от разделочного стола к плитам, потом к прилавкам и обратно.

График у меня сложился улётный: в семь в пекарне, в четыре уже в клубе и там до полуночи, потом забег до метро и мёртвый сон до шести утра. Выходные плавающие и часто не совпадающие. Зато насыщенная жизнь, двойной опыт и всё личное время на сон.

Пережив первую неделю, я еще надеялась, что привыкну к такому графику и смогу бросить работу в пирожковой, как только получу постоянную должность в клубе. Но за месяц порядком вымоталась, а должность так и не светила.

Сейчас, снимая с лица освежающую маску и натягивая клубное платье с подолом-колокольчиком, я в очередной раз задумалась, насколько правильные цели поставила в своей жизни. Уж точно не хочу всю жизнь печь пирожки и пахнуть ванильными плюшками. Тут я опрыскалась парфюмом, чтобы перебить запах выпечки. И не готова возвращаться в станицу к тётушке. Там скучно и бесперспективно. Где и кем там работать с моей специальностью? Только методистом в детском саду, проводить утренники и масштабную новогоднюю ёлку на три представления.

Как бы тяжело мне не пришлось в первый месяц, но от идеи получить работу в клубе я отказываться не собиралась. К тому же подсознательно понимала, что могу там найти любовь всей своей жизни, и он будет не ударником по вспашке полей, а классный брутальный мужчина, как тот, которого я подсознательно рассчитывала встретить в клубе снова.

Хотела ли именного его сразить наповал? Что скрывать, не отказалась бы. Для меня это стало бы экзаменом на степень достижения идеала. У мужчины явно наметан глаз на самых-самых сексапильных леди. Да, именно так я окрестила образ, к которому стремилась. Сексапильная леди. Он как нельзя лучше подходил и к моей внешности и выбранной профессии. Осталось найти тестировщика, чтобы откалибровать оттачиваемые навыки в собственном имидже.

- Сегодня ты будешь в общем зале, подстрахуешь администратора, - распорядилась моя начальница. – Приедет Олег Константинович с проверкой.

- А кто это?

- Алё, Ксюша! Это наш владелец. Очень жёсткий мужик. Ты работай в зале, к ВИПу даже близко не подходи. И не попадись ему на глаза, дорогуша.

Что-то в этих предостережениях мне показалось странным. А уже через пять минут я нашла в интернете информацию про владельца клуба. Олег был тем самым мужчиной. И тут уравнение решилось. До последнего я думала, что буду соблазнять постояльца клуба, а не владельца. Его статус же менял всё, но не отменял главного. Я все еще хотела ему запомниться.

 

***

- Ксения, поторопи мойщиков, у бармена чистые стаканы закончились.

- Хорошо, - прокричала я в лицо администратору Саше, стараясь перекричать клубные динамики. Бесполезно, но мы все в клубе орём, а не разговариваем.

Время десять, клуб постепенно наполняется, а «злого босса» все нет и нет. Лариса уже час пасёт вход, практически подменяя собой секьюрити и «фэйс-контроль». В ВИПе Виктория, второй администратор, вся на измене и трясется, что не сможет подтвердить свой уровень приёма. А я зловредно жду, что Вика налажает, место освободится и меня наконец-то официально примут на работу.

-  Ты пропустила феерический приезд шефа! – проорал бармен, передавая мне стакан воды.

А я очень хотела снова, хотя бы украдкой, разглядеть этого мужчину, который случайно стал символом моей цели в жизни. Пусть я пропустила приезд, значит, не буду зевать, когда наступит время прощаться. Лариса заранее обговорила, что сегодня придется задержаться, а в пекарне как раз выходной по графику. В общем, я расстроилась, но настроилась увидеть «злого босса», когда он закончит свою инспекцию.

- Вика в слезах, я в ВИП. Держи общий зал! – снова проорал мне в ухо Саша и ругнувшись, шустро взбежал по лестнице ко входу в ВИП.

Вот и мой звездный час! Я уточнила, все ли в порядке в баре, потом прошла по периметру зала, отмечая охранников, заглянула в санузлы и помахала ди-джею. Закончила обход в раздевалке персонала.

Вика, кстати, совершенно не рыдала, а копалась в шкафу с хозяйственными запасами.

- Ой, привет. А ты чего из зала ушла? – растерялась я.

- Прикинь, лампа в комнате привата перегорела, сука, и я не могу найти запасную…

- А Саша сказал, ты убежала в слезах, я думала…

- Чё Сашка сказал? – Вика вынырнула из недр заваленного шкафа и сурово сдвинула брови. – Где он?

- В ВИПе…

- Вот сучонок! Решил меня подсидеть? Найди гребаную лампу и замени ее.

Виктория пулей вылетела из раздевалки, а я, перевернув содержимое шкафа, вспомнила, что лампы Лариса держит в подсобке.

В комнаты привата можно было зайти с дальнего выхода в клуб, чем я и воспользовалась. Пока администраторы выясняли друг с другом отношения, Лариса с владельцем просиживала диванчики обтянутые дорогим флоком в ВИП-зоне, я отнесла лампу в крайнюю комнату привата и попыталась найти дядь-Ваню, но тот, кажется, надежно спрятался от инспекции свыше и находиться не собирался. Второй раз, уже со стремянкой на три ступеньки, я зашла в приват и, прикрыв дверь, осталась в полной темноте комнаты с удобными диванами и подиумом-столом посередине.

Черт, можно, конечно, спуститься в третий раз за фонарем, а можно подсветить телефоном. Мне всего-то надо подняться на пару ступенек и вкрутить лампу под потолком.

И все же я не дядь-Ваня, потому что, уже находясь наверху с перегоревшей лампой в одной руке и телефоном с подсветкой в другой, попросту застряла, не решаясь спуститься с лестницы без рук.

Приоткрылась дверь, впустив неровный свет из коридора в темную комнату, и я даже задохнулась от облегчения, совершенно не подумав, что возможно кто-то из клиентов ищет свободную комнату. Я же не включила маячок «занято», когда заходила сюда.

- Пожалуйста! Не могли бы вы помочь мне?

- Что, блядь, тут происходит? – в тихом мужском голосе звучала приятная прокуренная хрипотца, так что к мурашкам от страха навернуться со стремянки, добавились будоражащие мурашки, способные погнать цунами дрожи по телу.

- Я вам посвечу, а вы заберите у меня перегоревшую лампу и подайте новую со стола.

Наверное, рано расслабилась и совершенно оказалась не готова к ситуации, что мою просьбу проигнорируют, что у мудака могут созреть другие планы. Взвизгнула, только когда почувствовала его руку у себя на бедре.

Покачнулась, телефон с перегоревшей лампой полетели вниз, а я вцепилась двумя руками в стремянку, оглушенная своим испугом и стуком сердца в ушах. Не сразу сообразила, что мужчина вплотную стоит к лестнице, прижав меня телом, почти обездвижив, и нагло водит руками под подолом, оглаживая и защипывая внутреннюю сторону бёдер.

- Руки убрал! – процедила я, пытаясь лягнуть наглеца ногой или сбросить настойчивые руки.

Но из всех попыток получилось только зажать его ладонь между ног и сильнее вцепиться руками в стремянку, когда она закачалась от моих активных взбрыкиваний.

- Рот заткни, если не хочешь остаться без работы, - тут же прохрипел самоуверенный голос, и я вскрикнула, когда ребро его ладони резко врезалось мне в промежность.

 

***

Не знаю, почему я его послушалась. В голове метались бессвязные мысли, что это какая-то ошибка, что такое со мной здесь произойти просто не может! С другой стороны, он зашел в комнату привата и застал тут меня. Запросто мог решить, что я совсем не против его приставаний.

Но я против!

- Подождите. Тут произошло недоразумение, - пропыхтела я, пытаясь выровнять дыхание от испуга.

- Неужели? – его смешок и наглые пальцы, наглаживающие меня через ткань трусиков, снова сбили с решительного настроя.

- Я здесь работаю!

- Об этом нетрудно догадаться, - дыхание мужчины участилось, и я почувствовала, как он одной рукой надавливает мне на поясницу, а другой стягивает трусы к коленям.

- Прекрати, я закричу. Вызову охрану!

- Ну попробуй докричись, - спокойно с характерной хрипотцой усмехнулся он и сунул свои пальцы в меня.

Я дернулась и закричала, уже не боясь навернуться со стремянки, отцепила руку и извернувшись, саданула рукой в сторону насильника. В темноте трудно понять, где он стоит, но я точно задела ногтями по лицу, потому что в ответ мудак выругался и двумя руками дёрнул меня с лестницы.

Теперь я уже закричала от страха упасть и снова вцепилась в чертову стремянку. Самое главное, он убрал руки с моей интимной зоны.

- Отпусти ты эту долбанную лестницу, - рыкнул он и снова попытался оттащить меня от стремянки.

Я повисла на руках, когда урод приподнял меня за бедра, ноги со ступенек сползли, и я болтала ими в поисках опоры.

- Отпусти меня, - наверно эта поза не самая удобная, чтобы объяснить разъяренному мужчине произошедшую ошибку, но я еще рассчитывала достучаться до него и сказать, что он перепутал стажера с клубными тусовщицами. Я бы даже простила ему поползновение в мое святое-святых, потому что отчасти виновата сама, надо было шустрее менять лампу, или настойчивее искать дядь-Ваню.

Вот на этом моменте у меня случился нервный смешок, потому что как представила, что это мудак наткнулся бы здесь не на меня в легкодоступном платье, а на дядь-Ваню, тогда еще неизвестно кто кому и куда пальцы всунул.

- Ладно, раз хочешь на лестнице, будет на лестнице, - вдруг поменял тактику мужчина и опустил меня на ноги, так что я буквально растянулась на двухметровой стремянке.

И не успела я отцепить руки, чтобы перехватиться ниже и уже спуститься с последней ступеньки, как мудак просунул между моих ног колено и снова накрыл рукой складки, проводя и углубляя пальцы от самого лобка до попы.

Я зашипела от злости, но тут же дёрнулась, как от электрического тока, когда он повторил движение рукой, надавив пальцем на клитор.

Не то, что бы я не изучала биологию, или не знала, как реагирует тело на такое прикосновение, но меня убила собственная реакция на чужое вторжение, на прикосновение насильника. Я его даже не знаю! Он может оказаться противным, безобразным, или даже больным. Но вот он против моего желания снова скользит пальцами между ног, нарочно задевает клитор и у меня подкашиваются ноги, я опускаюсь на его колено, буквально сажусь на шевелящиеся пальцы и не могу сдержать дрожь от разбегающихся по телу мурашек.

Если я сейчас еще и стонать начну – перегорю от стыда!

- Ты готова, приподнимись, - хрипит мне на ухо мужчина, и не дожидаясь моего ответа, приподнимает за бедра с колена, надавливает на поясницу, наклоняя снова к стремянке и, чтобы не упасть, я цепляюсь за ступеньку.

Готова к чему, не поняла?

И в этот момент мудак что-то приставил мне ко входу во влагалище и одновременно толкнулся и дёрнул меня за бёдра на себя.

Я вскрикнула от понимания, что только что лишилась девственности, вот так запросто, на работе, между делом, с неизвестным мудаком, с которым даже не встречалась, да что там – не целовалась! А ведь для меня секс всегда был табу, потому что это же в первую очередь доверие к мужчине, чистота, подарок…

Ну и еще кричала от боли. Этот скот, коротко рыкнув, вбивался в меня короткими сильными толчками, каждый раз только усугубляя агонию резкими ударами. От криков горло перехватил спазм, я чувствовала внутри резь от натирания, мышцы непроизвольно сжимались вокруг его члена, пытаясь вытолкнуть или остановить, но он прорывался все дальше, снова и снова выдалбливая в моих внутренностях новую дырку.

Я стонала, без сил уронив голову на руки. Содрогаясь от ударов его тела о моё, сотрясаясь от беззвучного рыдания, и моля, чтобы все поскорее закончилось и мудак выпустил меня живой.

- Ты скоро? – тяжело дыша, урод прохрипел мне в ухо, а я только и смогла сделать пару коротких сиплых вздохов, пытаясь ослабить спазм и вернуть голос, чтобы послать его к дьяволу.

Мудак вдруг с силой сжал мне бедра, еще глубже воткнулся в меня и застонал. А я, наконец, перевела дыхание от внезапно обездвиженного поршня внутри. Но вот мужчина снова зашевелился, похлопал меня по заднице и стал выходить. Там все горело адским пламенем, мышцы сжались и в ответ на хриплый стон урода, из моего горла прорезалось рваное рыдание. Голос вернулся, чтобы громко зарыдать над испачканным телом.

- Что, не получилось кончить? – я вздрогнула, когда мудак снова провел рукой между ног и зажала рот руками, испугавшись, что спровоцирую насильника к дальнейшим действиям. Молча развернулась и сползла вниз.

- Расслабься, мне понравилось. Ты по ощущениям как целка.

По звукам поняла, что он отходит от меня, открывает дверь и, когда она почти захлопнулась, я услышала его отборный мат.

- Какого хуя?..

Дверь, открытая с ноги, впечаталась в стену и я, все же завывая от страха, разглядывала силуэт насильника в освещенном проеме.

- У тебя менструация? Почему не предупредила?

Я замотала головой, все еще боясь открыть рот, чтобы снова не завыть сиреной.

- Лара! Блядь, живо ко мне!

Лариса показалась за плечом урода и в этот момент мне так хотелось броситься к ней, рассказать, как этот мудак поступил со мной, вызвать полицию, чтобы засадили его подальше и подольше.

- Это кто?

- Стажерка. Она помогает вечером администраторам по клубу. Мелкие поручения выполняет…

Мне показалось странным, что Лариса оправдывается перед каким-то посетителем, пусть даже ВИПом.

- Олег Константинович, это совершенно бесплатно. Я сразу ей сказала, что пока не пройдет стажировку, я не приму ее на работу.

И тут меня окончательно оглушило. Я все же встретилась с ним, мужчиной моей мечты. Даже привлекла его внимание, еще как привлекла, он, наверное, целый час от меня отлипнуть не мог. Сквозь собственные пальцы изо рта раздался истерический полусмех-полурыдание.

Ну что, Ксения, миссия выполнена, самец тебя отметил и отымел! Выдыхай и меняй жизненные приоритеты.

- Лара, на кой ляд брать в клуб девственниц?

- А она девственница? – Лариса сузила глаза, впервые рассматривая в темноте меня, сложенную на полу у стремянки.

- Уже нет, - устало гаркнул на нее Олег-мудак, вытягивая ей под нос окровавленную кисть руки. Даже мне было видно, насколько сильно он измазался в крови.

- Но, Олег Константинович, мне теперь лично проверять принимаемых на работу на предмет девственности? Это какой-то абсурд, чтобы в двадцать три и сохранить? Абсурд… К тому же стажерка.

- Уже нет, - снова повторил Олег и повернулся ко мне. – Считай, что ты успешно прошла стажировку. Лара, оформляй её.

 

***

- Что значит «передумала»?

Неужели Лариса всерьез не понимает, что после того, как меня изнасиловал владелец клуба, я меньше всего хочу здесь оставаться?

- Я не смогу работать в клубе. Лариса, отпустите меня, я хочу привести себя в порядок…

- Да, Олег Константинович велел вызвать тебе такси. Возьми вон там за дверью рабочий халат. Завтра вернешь и заодно еще раз подумаешь, потому что предложение о работе в силе. Я троих администраторов хоть на нормальный график смогу перевести, а то дурдом какой-то творится.

Я точно не хотела слушать о бедах и несчастьях Ларисы, мне своих хватало.

На меня навалилась какая-то апатия. Живот болел, внизу саднило, горло першило, нормально говорить не получалось. И очень, очень-очень хотелось отмыться, отскрести от себя его грязные прикосновения, смыть все отпечатки пальцев.

Это же надо, на протяжении нескольких месяцев он был моим идеалом! Я вызывала эротические грёзы и сама трогала себя там, скрещивая ноги и зажимая клитор, представляя, что занимаюсь с ним любовью!

И конечно, реальность порвала все мои шаблоны, спустила к чертям всю розовую дымку в унитаз, опошлила саму мечту.

Из общего санузла меня вытаскивали всем коллективом. Есть минусы в женской коммуналке – когда хочется побыть одной, ни за что не получится. Но в этом и плюсы. Вытянув все подробности ночи, девчонки впихнули в меня какие-то таблетки от залёта, заставили запить стаканом водки, продезинфицировать. Потом развели фурацилин, чтоб обработать всё внизу, и до утра строили планы, как наказать насильника.

Уже на следующий день, с утра, я стояла в дежурной части полиции и пыталась объяснить не очень молодому дежурному, что мне нужно написать заявление об изнасиловании.

- Медицинское освидетельствование проходили?

- Н-нет…

- Тогда сейчас вызовем специалиста. Присаживайтесь пока… Или не можете? Побои были?

Я задумалась. Мудак-Олег хлопал меня несколько раз по заднице, но не сильно. Вряд ли это можно отнести к побоям.

- Н-нет.

- Увечья?

- Нет.

- Повезло. Обычно нас в больницу вызывают по факту изнасилования. Описать насильника сможешь для фоторобота?

Я кивнула.

- Даже имя его скажу, и фотографии могу показать из инстаграма.

Вот тут дежурный удивился и перестал сочувственно кивать.

- Так тебя знакомый оприходовал? Или ты просто дело на него повесить хочешь?

- Что?

Пока я пыталась понять в чем дело, дежурный переглядывался с напарником, который даже разговаривать по телефону перестал, подключившись к допросу.

- Как зовут насильника? И кем он вам приходится?

- Мезуров Олег Константинович, владелец клуба, в котором я работала…

Снова эти непонятные переглядки.

- Тот самый Мезуров? Какой клуб?

Я сказала название, а второй дежурный понимающе кивнул и сказал первому.

- Очередная. Пойду позвоню его ребятам.

- Каким ребятам? – растерялась я.

- Ты звони, а я пойду допрос девчонке учиню с пристрастием, - вдруг нехорошо усмехнулся дежурный. – Мы будем в седьмой, минут пятнадцать подежурь один.

- Давай. Я следующий.

Мне очень не понравился взгляд полицейского, и я отступила от окошка, понимая, что он собирается обойти стойку и выйти в тамбур, в котором стою я.

- Вы не примете у меня заявление? – помимо воли в голосе прорезались испуг.

- Примем-примем. И орально и анально, как любишь, так и примем. Идем со мной.

Он протянул руку, намереваясь перехватить мое запястье, а я взвизгнула и выскочила наружу, сбивая с пути идущих навстречу людей.

Бежала, не останавливаясь, до самого светофора и очень боялась, что за мной организуют погоню. И только перейдя дорогу, задумалась, что же делать дальше. Заявление я на него подать не могу, от работы в клубе отказалась. Что же мне теперь всю жизнь пирожки печь?

А вот фиг ему!

 Я решительно пошагала в метро, высчитывая по времени, сколько мне потребуется чтобы уволиться из пекарни и принести трудовую Ларисе в клуб. Олег хочет откупиться от меня должностью администратора? Не получится. Я тоже сорву его цветок невинности…

…Если найду у него такой.

Глава 2. Очередь питомцев

Ларисе не понравилось, что я настояла на должности администратора ВИПа. Оно и понятно, Виктория давно высасывала эту должность,  так старательно, что у Сашки не было никаких шансов проскользнуть туда. А директора Ларису очень устраивало, что на амбициях одной администраторши, она офигенно наваривает. Уже потом я узнала, что Вика отстегивала Ларисе пятьдесят процентов. Пятьдесят! В то время, как с приезжающих девочек клуб не имел ничего. Девочки тоже принадлежали владельцу клуба, так что всё и всех имел он самолично.

И тут заявилась я, сунув Ларисе под нос трудовую и сразу определив, что буду обслуживать только ВИП-зону.

- Ты совсем выводы не делаешь из добрых советов? – усмехнулась тогда Лариса.

- Все вышло против моего желания…

- Ты должна была сразу понять, что тут ничего от твоих желаний не зависит. Только от его. И тебе понравилось?

Я презрительно сморщилась. Что за вопрос такой? Как насилие может нравиться?

- Тогда что же упорно лезешь в ВИП? Или думаешь, ему не захочется повторить при следующей проверке клуба?

- Пусть попробует!

- Попробует, не сомневайся. И еще с десяток постоянных клиентов попробуют… Но раз уж ты настаиваешь…

Лариса специально сделала эту паузу, чтобы я испугалась и передумала. Но мне уже терять нечего. Я как-то быстро поняла правила игры во взрослую жизнь в столице. Можно было не держаться за свою девственность и непорочность, а становиться хищницей и охотницей, специализирующейся на таких мудаках, как Олег. Я еще не решила, что лучше, пирожки с ударником полей или клуб с развратом в привате. Но к первому я всегда успею вернуться, если сильно обломаюсь на втором.

- Настаиваю.

- Хо-ро-шо. Сама решила.

Тогда я не поняла ее саркастическую ухмылочку, но уже через вечер, когда какой-то пьяный урод ткнул меня лицом в расстегнутую ширинку и двинул по лицу на мой посыл идти куда подальше, я поумнела.

Удерживая компресс со льдом у щеки, я выслушивала злорадство Вики, понимая их нехитрую схему с Ларисой, которую по незнанию поломала.

- Вика, знаешь, я не против, если мы будем чередовать с тобой смены в ВИПе. К тому же, в моих интересах, не мешать вам с Ларисой.

Виктория ожидаемо заткнулась и почти сразу же свинтила, поделиться таким вариантом с директором.

Вот после того вечера все стало проще. Я поняла, что вместо свой морды и пизды, можно подставлять чужие, которые совершенно не против, чтоб их имели. Так что статус «сексапильной леди» наконец-то стал прирастать к моей коже как вторая, правда, радости теперь это не приносило. Местами терло, где-то висело, и я все также оставалась недовольна собой и тем, что из себя лепила.

По мере изучения извращений, творящихся под носом, с меня слетала невинность. Я не верила в справедливость, видя, как все проблемы и перекосы решаются деньгами и связями. Надежда на чудо растаяла, когда душу до краев заполнил цинизм и сарказм.

Лучшей иллюстрацией моей жизни за полгода стала поговорка: «С волками жить – по-волчьи выть». Зато теперь никакой форс-мажор в клубе не ранил моё бронированное сердце, а зарвавшихся клиентов, будь они ВИП или недоВИП, отбривала одной фразой, научившись без промаха бить в больное место.

За это время Олег соизволил навестить нас только один раз. Через месяц, как я официально устроилась в ВИП, он приехал без предупреждения, а Вика успела меня предупредить о госте. Тогда же она меня и прикрыла, так что в тот вечер мы с ним даже не пересеклись.

Но для меня эта встреча снова стала знаковой. Роковой, можно сказать.

Я сидела за мониторами, которые установили в оборудованную комнату для администраторов сразу же после моего изнасилования, наблюдала за общим залом, иногда поглядывая в ВИП-зону. Олег расслаблено сидел за столиком с партнерами, курил, пил крепкие напитки и что-то обсуждал. В общем, скучно проводил время, хотя клубные девочки крутили перед компанией задницами куда старательнее, чем обычно. Виктория ни на секунду не отходила от столика и именно по ней я и поняла, что под столом творится отдельное представление.

И я не могла оторваться от монитора, со смешенным чувством омерзения и шока, наблюдая, как Олег приподнимает бёдра, застегивает ширинку и берет в руку собачий поводок.

Боже мой, ему там собака вылизывала?

Но когда Олег потянул кожаный поводок, из-под стола показалась женская головка. Девушка так и стояла на коленях у его ног, покорно опустив голову, пока он не похлопал рукой по дивану рядом с собой. Только тогда она перетекла с пола на диван, поджала под себя ноги и прислонилась к спинке, чтобы не мешать, и как мне показалось, не отсвечивать при мужском разговоре.

- Что это? Кто она такая? – вопросы сыпались из меня, не давая Виктории вставить даже слово.

- Это его рабыня. Неужели ничего про них не слышала?

- Про «них»? Так у него она не одна?

- Нет, она одна, но они меняются каждые три-четыре месяца, пока ему не надоедят. За два года работы на Ларису, я наверное штук восемь видела… Если уж у хозяина такие причуды, то можно подыграть и сорвать джек-пот.

Мечтательный тон Виктории меня смутил, но та, заметив реакцию, быстро ввела в курс дела.

- Ой, не строй из себя ханжу! Место его питомца – самое престижное. На эту вакансию знаешь какой конкурс?

- Нет.

- Не пробиться.

- Ты пыталась? – я не смогла скрыть удивления и брезгливости к интересу в такой вакансии.

- Семь раз. Как только въехала в тему – не пропускала ни одного корпоративного объявления на место. К нему берут только работающих в корпорации. И все равно на пробах не протолкнуться.

- Пробах?

Но, кажется, Виктория не собиралась вдаваться в подробности, зато отметила, что поползав пару месяцев у Олега в ногах, можно было до пенсии обеспечить себе будущее.

- Я точно знаю, что одна открыла кафе в Париже, я на ее инстаграм подписана. Еще одна переехала в Нью-Йорк и работает на подиуме. Про остальных информации не так много, но никто не остался в столице! Там такие бабки отстёгивают, что ты просто переворачиваешь страницу альбома и начинаешь жить по-новому. Круто начинаешь жить, вот.

Я только поджала губы, потому что с ценностями Виктории новая жизнь от теперешней, наверное, мало бы отличалась. Хотя «причуды» владельца меня действительно поразили.

За полгода я случайно узнала и о нелегальном бизнесе Олега. Он не стеснялся грести деньги изо всех углов, как-то выворачиваясь между законниками и группировками. Об этом не говорили на каждом углу, но часто наблюдая сходки «особых» гостей в подконтрольную мне зону и наводя потом справки в интернете и соцсетях, кое-что сопоставить было можно.

Я не планировала резких жизненных перемен, заранее задав себе целью проработать в клубе год, а потом попробовать поискать место в агентстве или в серьезной большой корпорации. Все же пусть небольшой, но опыт администратором в ночном клубе дал бы мне надежду на хорошо оплачиваемое место.

Квартиру я все также делила с девчонками, вот только коммуналка на то и коммуналка, что каждые два месяца у нас происходила частичная ротация сожительниц. И все бы ничего, но пару раз за полгода мы всей компанией налетали на непорядочных девиц. Одна оказалась наркоманкой и прилично всех нас общипала, пока мы ее не поймали. Вторая просто брала, что плохо лежало, оправдывая, что раз никому не надо, она найдет применение.

А мне как-то не хотелось тратить деньги на съем отдельного жилья, я отлично наладила хранить костюмы в раздевалке, периодически сдавая их в химчистку, косметику и парфюм носила в сумочке, а зарплату складывала на карточку. И за полгода там накопилась приличная сумма в три мои зарплаты. С таким кэш-бэком мне не страшно было потерять работу в одночасье, хотя я к этому и не стремилась, но всякое же может случится: очередная облава на клуб, или, не приведи черт, пожар, или Олега убьют в очередной разборке, или посадят. Почему нет? С его бизнесом такое могло произойти в любой момент.

Но пока я борзела, набиралась опыта и копила деньги.

- Капец, там такой мэ-эн! – Виктория ворвалась в раздевалку и торопливо стала поправлять макияж и освежать помаду.

- Где?

- В ВИПе. Я тебе скажу, дородный. Родословная за версту чувствуется. Он мой!

- Да, пожалуйста.

Я помогла переодеться ей в латексный корсет и со смехом выпроводила на подвиги, сама привычно отправляясь в обход. Сашка после последних перестановок порывался уйти, но мы с Ларисой уговорили его остаться, поставив старшим над приватами. Иногда там случались непотребства, в которые вмешательство девушек-администраторов только разжигало огонь, требуемый погасить. А вот Сашка справлялся с ситуациями виртуозно.

Сегодня я точно могла начало вечера пропустить, но зная, что Вика, как только подцепит дородно-родословного мэна, сразу с ним свалит, выжидала, чтобы заступить на дежурство в ВИП. Только вмешаться пришлось раньше.

- Я не заказывал интим-услуги.

Тон возмущения от клиентов для меня как сигнал к действию. Я поспешила на голос и застыла в проходе увидев… Даже не знаю, от кого меня так парализовало. То ли от того, что пытались отшить нашу Викторию в ее «стопроцентном» корсете, который осечек не дает. То ли от того, кто пытался отказаться от нее. Парень действительно был... вау! Таких, наверное, делают исключительно в условиях искусственного отбора. Выбирая идеальные яйцеклетки с безупречными ДНК, внедряя в совершенную суррогатную матку, и все девять месяцев контролируют развитие плода.

В общем, парень был действительно сногсшибательный и отмахивался от Виктории и ее услуг.

- Ты гей?

А вот это уже красный свет! Я подорвалась, отпихивая Вику, разворачивая её к выходу из зала и пытаясь через плечо загладить грубость, извиниться перед клиентом.

- Мы всё компенсируем! Одну минуту. Никаких проблем. Все за счет заведения!

Сдав обиженную и упирающуюся Викторию секьюрити, я вернулась в зал и жалко, подобострастно, как только могла, потому что долго училась перед зеркалом, заулыбалась, рассыпаясь в извинениях.

Интересно, кем он может быть? Костюм дорогой, заказал хороший виски, часы брендовые. Может быть кем угодно. Даже чиновником, чему я не удивлюсь.

- Даже попробуем удовлетворить любое ваше желание.  В разумных пределах, естественно.

- Мальчиков подгоните, если я действительно гей?

- Что, простите?

Вот к такому повороту я никогда не готова. Ну не может идеальный вау-парень быть гомосексуалистом! Или может? Но это же такая утрата!

- Ну-у… если вы действительно…

- Нет, я пошутил. А какие обычно вам озвучивают желания?

Я растерялась, развела руки и вспомнила из последних:

- Девочек…

- Это отпадает, у меня как раз на этой почве испортилось настроение. Что еще?

- Виски?..

- Снова мимо, уже заказал и оно меня устраивает.

- Черную икру?

Господи, наш диалог походил на какой-то бред. В конце концов, я все равно презентую ему такую же бутылку виски из бара, запакованную на вынос, и дело замнется. Но вот вау-парень засмеялся, и мои мозги снова съехали набекрень.

- А кофе у вас попросить можно? Молотое, черное и крепкое?

- Т-та, - блаженно улыбаясь промямлила я, понимая, что самолично сейчас помчусь варить ему кофе.

- Тогда несите.

- Сейчас будет исполнено.

- И возвращайтесь, - он смотрел на меня и улыбался.

Я как по облакам долетела до стойки, отодвинула бармена и, бросая на гостя взгляды, приготовила свежий кофе из пачки «для злого босса». Там отличные зерна, я сама пробовала. Парень не сводил с меня глаз и мне это так нравилось. В ногах появилась предательская слабость, а внизу живота вдруг стало сладко постанывать, хотя за все время с потери девственности, я как-то забила на свои сексуальные потребности. Не то чтобы их не было, но ни в коммуналке, ни на работе я никогда не оставалась одна, чтобы что-то с собой сделать. А тех коротких минут в ванной мне перестало хватать для разрядки. После изнасилования что-то безвозвратно изменилось. Внутри появилась сосущая пустота, которая требовала заполнения, и моих пальцев прожорливой вагине было явно недостаточно.

И вдруг сейчас от взгляда идеального мэна что-то проснулось, очнулось и расправило крылья, наполняя эту пустоту какими-то сказочными трепыханиями. Тепло изнутри выпирало наружу распрямляя мне плечи, делая походку изящной, манящей, сексуальной…

- Это мне? Очень предусмотрительно.

Кто-то нагло перехватил меня за талию, выхватывая из рук блюдце с чашкой кофе моему прекрасному незнакомцу. Я с раздражением оттолкнулась от охреневшего посетителя, сдвинула брови, чтобы поставить наглеца на место и… осеклась.

Все еще прижимая меня за талию к себе, Олег Константинович спокойно пил кофе, прищуривая глаза и разглядывая меня сквозь ресницы.

Я поперхнулась и закашлялась, непроизвольно уткнувшись в его пиджак.

- Вкусно, - выдохнул Олег мне в волосы, и я снова попыталась отодвинуться.

Теперь он позволил, сунув мне в руки пустую чашку, развернул к бару и поддал ладонью по заднице для ускорения.

Я как во сне добрела на деревянных ногах до стойки и только там решилась обернуться. Но владелец и вау-парень бесследно пропали.

 

***

Но, на моё счастье, вечер еще не кончился.

Пережив лёгкий стресс от разборок с Викторией и отговорившись от наезда Ларисы, я вернулась в зал, взобралась на высокий барный стул и вздрогнула от глубокого голоса за спиной.

- Очень хотел бы продолжить знакомство, но боюсь, что моё внимание не понравится вашему руководству.

Я поспешно обернулась, чтобы сразу же узнать вернувшегося вау-парня. Непроизвольно улыбка растянула моё лицо, хотя эта искрящаяся радость была крайне непрофессиональна, но я не могла сдержаться. Изящно соскользнув со стула и с благодарностью приняв поддержку клиента, я эффектно щелкнула пальцами в сторону бармена и он немедленно передал мне упакованную бутылку виски. Да, тот самый обещанный мною презент. На всякий случай я его все же приготовила. И интуиция меня не подвела.

- Вот это неожиданно, - искренне улыбнулся парень, - и приятно. Я сомневался, но теперь рискну…

Не совсем поняла его пассаж рукой во внутренний карман пиджака и попытку сунуть мне в ладонь карточку.

- Это подарок, за счет заведения. Платить не надо.

- И не собирался. Заберу бутылку в компенсацию невыпитого кофе. Здесь моё имя и номер. Личный.

Ух. Моё сердце пропустило удар и вдруг с усилием стало нагонять ритм.

- Я не думаю… Постойте, - мне кажется неуверенность отразилась на моем лице, - мы с вами снова увидимся здесь. Я почти каждую ночь в клубе.

Вау-парень смотрел куда-то поверх моего плеча, едва касаясь пальцами талии и чуть-чуть поглаживая.

- Боюсь, я не постоянный клиент в этом клубе, к тому же не думаю, что твой хозяин позволит нам познакомиться поближе.

Теперь он смотрел на меня сверху вниз все благодаря своему внушительному росту.

- А в отличие от предложения твоей напарницы, твое мне хочется принять.

По-моему он слишком торопится! Не помню, чтобы я что-то обещала вау-парню.

- Я еще ничего не предлагала, - насмешливо осадила его, вздернув бровь и сложив на груди руки. А это я научилась делать виртуозно. У меня и так примечательная грудь, но если ее снизу вот так ненавязчиво приподнять, то я моментально переключаю все внимание зрительного зала на свое декольте.

Вот и теперь парень просто утонул взглядом на моей груди, с трудом сглотнув, чтобы ответить.

- А кофе? Ты все еще должна мне.

Тут не поспоришь. Я опустила руки и захохотала. Только хотела предложить повторно сварить кофе, как вау-парень, скривившись кому-то за моей спиной, поспешно попрощался, выразив надежду, что дождется звонка.

Я облокотилась на барную стойку, продолжая смотреть вслед убегающей мечте и вертя между пальцами визитку. Как только парень вышел из зала, я с улыбкой «познакомилась» с Павлом Прохоровым, шепотом попробовав его имя на языке.

И тут же вздрогнула и застыла, почувствовав чьи-то руки у себя на талии.

- Вряд ли попытка раскрутить клиента на интим поможет тебе успешно пройти испытательный срок.

Олег.

- Какой еще испытательный срок? – не удержала я вопроса, выворачивая шею, чтобы заглянуть в глаза владельцу.

Олег прижал меня к себе одной рукой и выхватил визитку другой. Я пискнула и попыталась отобрать, но куда там.

- Это моя, отдайте!

- Не твоя. Или тебя зовут Павел? Нет? Значит, не твоя. За мной. В приват.

- З-за что?

- Заканчивать твой испытательный срок, - усмехнулся Олег Константинович, комкая визитку Павла и щурясь от дыма сигареты, зажатой в уголке рта.

Наша вторая встреча снова походила на абсурд. Какой еще испытательный срок, если мой трудовой договор подписан уже полгода назад?!

- У меня больше нет пропускного для продвижения по карьерной лестнице в вашем клубе. Тот был одноразовым, Олег Константинович, - попыталась съязвить я, вот только голос выдавал мой испуг и напряжение. Я до тошноты боялась оказаться с ним в привате.

За полгода как-то пережила и смирилась с тем, что меня поимели и даже попытались компенсировать такой секс предложенной работой. Но я ничего не могла сейчас сделать с охватившей меня паникой, возрастающей по мере приближения к свободной комнате.

- Мы просто поговорим, да? – наверное, Олег каким-то чувством, если они у него есть, уловил мое состояние. Вот только легче мне не стало. И ему пришлось силой вталкивать меня в приват, надавив на спину между лопаток.

- Присядь.

- Что, теперь как люди, на диване будем «говорить»? А то можно послать за стремянкой…

Тут из меня вылетел истерический хохот и я заткнулась, понимая, что на очереди рыдания. Что же я как расклеилась? Ну не отсосать же он меня попросит? Хотя зачем ему просить – заставит.

Снова оборвала вырвавшийся смешок и сцепила руки, чтобы не так дрожали.

Что за ерунда со мной происходит? Я уже не девственница, у меня был секс, причем с ним же был, мне нечего бояться. Но как бы я не пыталась быть логичной и рассудительной, вздрогнула, когда он подошел ко мне и поднял лицо за подбородок.

- Ты меня боишься? – он удивлен, реально всматривался в мое лицо, удивляясь реакции.

- Вот еще!

- Ты боишься! Огрызаешься, истеришь… Что-то не стыкуется. Зачем было бежать в участок, угрожать мне статьей, если ты меня боишься?

- Может потому, что насильникам именно в участке самое место?

- То есть, ты туда побежала не для того, чтобы прижать меня? Заставить жениться или откупиться?

Я вытаращила глаза. Кто в здравом уме будет писать на него заявление в изнасиловании, а потом требовать взять в жены?

Олег хмыкнул и отпустил меня, обойдя низкий столик-подиум и устраиваясь на диванчике напротив.

 - Знаешь, что самое странное?

Он не ждал ответа, вальяжно развалившись на диване и закинув ноги на столик, он закурил и сквозь дым разглядывал меня.

- Я все еще хочу тебя…

Не смогла сдержать испуганный стон и отодвинулась от него подальше, вжавшись в спинку дивана.

- Я бы сейчас выпила, - просипела внезапно севшим голосом. Мне для аутотренинга точно необходимо было расслабиться. И если это его признание означает, что мы сейчас повторим, то мне надо не просто расслабиться, а надраться как следует!

- Ты на работе. Пить можно не в рабочее время.

Да что он говорит? Владелец клуба вообще знает, по каким правилам его сотрудники в клубе работают? И насчет выпивки и насчет интима с клиентами? Он как с другой планеты свалился.

- А трахаться значит в рабочее время можно? Или главное, чтобы не с клиентом?

- Снова язвишь? Странная манера защищаться. Не пойму, нравится мне или раздражает?

И мы на некоторое время замолчали. Он не делал попыток развести мне ноги и вклиниться между ними, а я немного приходила в себя, чтобы дать отпор, если придется.

- Ты… странная.

Фыркнула. Это я-то странная? И это говорит парень надевающий ошейник на шею подруги!

- Тонкая, изящная, сексуальная, когда рядом с тобой ничем не примечательный парень.

Я снова не сдержалась, потому что поспорила бы по поводу характеристики Павла. Даже Вика, отсосавшая не один член в этом клубе, сразу тавро на него поставила. Хотя на вкус напарницы не стояло равняться, она и к этому мудаку ни одной пробы не пропустила.

- Но стоит мне подойти ближе и дотронуться до тебя – становишься деревянной, неуклюжей. Лишаешься всякой грации.

Опять фыркнула, теперь возмущенно. Я точно так не дела. Я не такая.

- Прекрати плеваться. Я не договорил.

Олег погасил сигарету и поддался вперед, упираясь локтями в колени и нависая над столиком.

- Меня это заводит.

Ух. Ты. Блин. И что мне делать с полученной информацией?

- Я думал, мне понравилась твоя девственность, но три испорченные мной девчонки не вставили так, как ты. Я пробовал брать грубо…

- Ты мне сейчас признаешься в массовых изнасилованиях, что ли? – обалдела я.

Олег скривился, но кивнул, что окончательно лишило вечер реальности происходящего.

- Это быстро приедается. Дело не в девственности и не способе ее лишения. Дело в тебе. В том, как ты вздрагиваешь, как превращаешься в сосульку, даже как огрызаешься – от этого мне сносит крышу. Потому что я знаю, какой ты умеешь быть. Я наблюдал за тобой.

Пока этот змей шептал свои гадости, он перебрался ко мне и теперь стоял на коленях надо мной, перехватывая волосы и натягивая хост, пока я не запрокинула голову и не уставилась на него снизу вверх.

И снова как дежа-вю. Мужчина смотрел на меня сверху, только теперь я не восхищалась его ростом и статью, а тряслась от страха и собственной беспомощности.

- Вот как сейчас. Ты молчишь, ничего не делаешь, а у меня торчит колом.

Олег просто прижал меня к спинке дивана бедрами, так что я грудью почувствовала через штаны его каменный член.

- Пожалуйста, не надо, - жалко всхлипнула я, а он выругался, снова вжав в меня бедра, словно собираясь пришпилить членом к дивану.

- Как ты это делаешь, блядь? Ты не представляешь, как я хочу тебя сейчас выебать …

Все это он шипел сквозь зубы, продолжая тянуть за волосы, так, что мне пришлось выгнуться, чтобы не остаться без них.

- Мы же только поговорить хотели? Только… Ой! Поговорить.

Глаза заслезились от боли, и я зажмурилась, понимая, что сейчас вцеплюсь ему в яйца, и будь что будет. Но, кажется, Олег тоже это понял, потому что резко отпустил и слез с меня, нервно прикуривая очередную сигарету.

- Да-а, - протянул он, выпуская дым через нос, - у меня для тебя есть предложение. Ты точно зарекомендовала себя на испытательном сроке, и я перевожу тебя в офис.

Что-о?!

- Я откажусь.

Он хмыкнул.

- Что? Я не хочу работать в офисе с вами. Мне нравится работать администратором. К тому же это по специальности.

И он просто захохотал. Я подождала, пока закончится его смех, но Олег вдруг заговорил совершенно серьезно, не дав мне вставить даже слово.

- Ты, правда, думаешь, что твои «хочу» будут учитываться? Давай я по доброте душевной дам тебе два варианта развития событий, и ты выберешь. Будем считать это моим подарком к началу отношений.

- Итак. Я могу заставить тебя физически. Но проблема в том, что ты лишишься своей уникальности и станешь очередным запуганным до смерти зверенышем. Поэтому у тебя будет выбор. Ты можешь сейчас согласиться и стать моей… гхм… нижней.

- Рабыней?

- Не совсем, хотя в чем-то да…

- Благодарю за столь щедрый выбор, но нет.

- Я не договорил, - мне не понравилась его хищная улыбка. – Или ты сама согласишься, или я помогу тебе захотеть, и ты все равно ей станешь. Моей. Нижней.

Господи, неужели он верит в то, что говорит? Чтобы я захотела сама стать его питомцем? Да никогда!

Глава 3. Приручение

Я отказалась, он ушел и все закончилось. По крайней мере, в тот вечер. А потом, не успела я расслабиться и списать все на пьяную невменяемость хозяина, раздался звонок со скрытого номера.

- Да?

- Не думал, что так сложно будет заставить принять тебя предложение.

- Олег Константинович?

Я еще раз отняла телефон от уха и лишний раз убедилась, что входящий номер не определен.

- Что-то случилось?

- В том-то и проблема, что многое могло случиться, но негде и не с чем. Как так получилось, что в двадцать три года ты образованная девственница не заимела никаких точек стимулирования, а?

- В смысле?

- В прямом. У тебя нет кредитов – и срочным возвратом не прижать. Нет машины, которую можно подставить в ДТП с серьезным ущербом. Ты живешь в муравейнике, что вас даже выселить на ночь будет геморроем. Что еще?

- Не знаю… Налоги проверьте, приставов?

- Ты меня учишь? Серьезно? Первым делом. Но там несерьезный штраф в полторы тысячи и он никак не разбухнет до полутора миллионов…

Я в этот момент как раз снимала с плиты чайник, чтобы заварить себе кофе, так и застыла между плитой и столом.

- Какой еще штраф? За что?

- За несвоевременно сданную отчетность.

- Какую… Подождите, я ничего не сдавала!

- Вот за это тебе и выписали штраф, заочно осудили и приговорили к выплате. Года полтора назад, когда ты продала участок земли в Краснодарском крае.

Наверное, Олег принимает препараты, потому что нельзя быть таким хаотичным и нелогичным.

- Знаете, я, наверное, положу трубку и в следующий раз не буду ее брать.

- Не торопись, я не договорил.

- Вы не мне говорите, а Ларисе. Это она в вашем прямом подчинении, а не я.

Пауза в разговоре меня порадовала. Недолго, но все же.

- Ты не передумала перейти в мое прямое подчинение?

Зачем он выделил последние слова интонацией?

- Нет.

- Тогда, я увольняю тебя из клуба и блокирую все карты, дебетовые и кредитки.

- Что?

- Заодно вам повышают аренду на вашу коммуналку, хозяйка через десять минут узнает, во что вы превратили респектабельную квартиру и очень расстроится…

- Вы не имеете…

- Еще все твои личные вещи… В клубе… Не знаю, что там случится, но ты остаешься без гардероба.

- Мудак.

- Что?

Я молча скрипела зубами в трубку, понимая, что вряд ли смогу повторить.

- Есть определенные правила, которые нельзя переступать со своим хозяином. Но в первый раз я готов сделать вид, что не заметил.

- Вы мне не хозяин.

- Ты хорошо подумала? Потому что если я сейчас не получу твоего согласия, то переключусь на тётку в Краснодаре. В отличие от тебя, у нее много ниточек, за которые можно дёрнуть, чтобы скрутить в узел.

Сердце сжалось. Я, как последняя бесчувственная тварь, совершенно забыла о единственном близком человеке, который у меня еще остался на этом свете. За полгода я позвонила ей только пару раз, причем быстро ответила на дежурные вопросы и даже не поинтересовалась как у нее дела.

- Что с ней?

Это мой голос? Я его совершенно не узнаю.

- Пока всё хорошо, но если я не получу от тебя нужного мне ответа, то уже завтра её положение резко ухудшится.

- Я готова поговорить.

В телефоне раздался неискренний смех.

- Мы уже разговариваем. Ты, кажется, не поняла, что мне от тебя нужно.

- Почему же, поняла. Не считайте меня тупой. Но хочу вам напомнить, что у меня есть выбор…

- Был.

- Нет, Олег Константинович, есть. У меня есть условия.

Я кожей чувствовала его молчаливое удивление на том конце трубки. Вряд ли он предусмотрел, что я поинтересуюсь правилами после нашего разговора. А я погуглила. Не скажу, что все поняла, но кое-что о нижних и девушках в ошейниках накопала. Еще соотнесла Олега с ролью доминанта и попробовала классифицировать его нездоровую тягу к извращениям. А главное, я усвоила, что в Теме есть правила! И они касаются не только нижних, но и доминантов.

Как хороший хозяин, желающий заполучить себе игрушку, Олег обязан согласиться на мои условия… Ну или по крайней мере оговорить их.

- Хорошо.

Я ждала этого слова. Не скажу, что была уверена, но ждала.

- Приезжай.

- В клуб?

- В офис. Я не шутил. В клубе ты больше не работаешь.

 

***

Мы сидели напротив друг друга в просторном кабинете, поделенным условно на зону для неформальных встреч, с двумя диванами, столиком, минибаром, и рабочую зону, где стоял массивный стол с длинной широкой приставкой.

Никакого минимализма в интерьере, все «дорого-богато». Минибар – это не маленький столик с выбором напитков, а стойка на одного бармена со всей приблудой для создания коктейлей и свежесваренного кофе в сто-пятьсот вариантах. Мини – потому что на одного бармена. В клубе у нас, например, по двое-трое работают. А тут всё «по-простому» для создания уютной атмосферы для своих.

Никаких ворсистых ковров, никакой зелени в кадках, хотя вместо одной стены установлены огромные панорамные окна и света хватало.

- Ты же понимаешь, что я все равно получу твое согласие?

Я кивнула, пытаясь сосредоточиться на его лице, а не на клетке, стоящей в углу кабинета.

- Тогда ты просто оттягиваешь неизбежное. Согласись?

- Раз ты сам сказал…

- Вы.

- Что?

- «Раз вы сами сказали». Не переходи на «ты», я все еще твой начальник.

Я хмыкнула. Очень спорно, кто-то же час назад уволил меня из клуба, но еще не принял в… как это обозначить? Секс-рабство?

- В общем, раз наше с вами тесное сотрудничество неизбежно, то мне необходима недолгая пауза.

Он скептически приподнял бровь и вид стал до невозможности лукавым.

- Зачем?

- Чтобы познакомиться поближе.

- Согласись, и мы моментально начнем знакомиться ближе.

 - Олег Константинович, вы просто наденете на меня ошейник и будете трахать?

Молчаливое подтверждение небрежным кивком.

- Сколько раз в день? Где? Как долго?

Он пожал плечами.

- А клетка для кого? Мне придется прилюдно делать вам минет? А если я не захочу? И что будет потом, когда натрахаетесь? Где все те девушки, которые были до меня?

- Слишком много вопросов и меньше их не станет, даже если я дам тебе время свыкнуться с мыслью…

- А я считаю по-другому. Вам же нужно мое добровольное согласие?

- Не совсем, - он закурил и спокойно разглядывал меня сквозь дымку. – Если тебя принудить согласиться, я все равно получу то, что хочу.

Вот тут я подобралась и даже поддалась к нему:

- А что вы хотите?

Вопрос его явно подвесил, или он не хотел раскрывать мне все секреты, но Олег просто съехал с темы.

- Ты говорила про условие. Что за условие?

- Я соглашусь, если вы, Олег Константинович, дадите мне возможность познакомиться с вами, лучше узнать, - и возможно, потеряете интерес к моей персоне, вдоволь насмотревшись.

Но последнее я не озвучила, достаточно того, что проявила интерес к «хозяину» и его зрачки засверкали в прорезях прищуренных век.

- Я не рассматривал такой вариант. Как ты себе это представляешь?

- Поработаю в офисе, присмотрюсь к вам, узнаю, что вы любите, от чего раздражаетесь. Мне же важно знать, как сделать хозяину приятное…

- Оу-уу…

Олег сполз с дивана, шире расставив ноги и явив мне своё «оу», бесстыдно выпирающее через брюки.

- Но пока я привыкаю, - продолжила я, стараясь не выдать голосом накатывающуюся панику, - мы не занимаемся сексом.

- Черт, а звучало так заманчиво…

Господи, неужели не согласится?

- Пожалуйста? Мне нужно время, чтобы настроиться на постоянные потрахушки… Я просто не смогу сразу…

- Вот тут притормози. Когда у тебя в последний раз был секс?

- Э-ээ…

- Ты покраснела… Ксения, ты трахалась после меня?

Черт. Я опустила голову, чтобы не смотреть в его испытывающий взгляд.

- Твою мать!..

По интонации я поняла, что он ошарашен.

- Я… согласен дать тебе время, но не дольше недели…

- Двух!

Он скривился.

- У меня все равно цикл начинается со следующей.

- Блядь. Ну, ладно. Две недели. Но со встречным условием.

- Каким? – еще, к черту, дополнительным условием? Он и так меня растянул на барабане.

- Эти две недели секса у тебя не будет ни с кем!

Пфф! Тоже мне условие!

- Согласна, - я заулыбалась, потому что получила фору в две недели. А уж за это время я что-нибудь придумаю. Или Олег передумает.

А может его грохнут за две недели. Ведь это целых полмесяца!

 

***

Бариста.

Шикарный карьерный рост. Но теперь я всерьез переживаю, какая запись появится в трудовой через две недели. Проститутка-любительница? Нижняя гангстера? Личный помощник в поднятии общего эмоционального тонуса?

В общем, на утро у меня было три проблемы. Куда распихать гардероб из клуба, как избавится от Олега за четырнадцать дней и как уговорить отдел кадров не портить мне карьеру последующими двумя записями в трудовую?

Мой рабочий день начинался в девять, а вот Олег Константинович, «шеф», а не хозяин, по словам Кати, его секретаря, начинал день по разному. Мог вообще не покидать офис, мог явиться к обеду. Хотя чаще приезжал между десятью и одиннадцатью часами утра.

Катя оказалась очень позитивным и правильным что ли человеком. А ведь меня посещали мысли, что вокруг чудовища в принципе не могут держаться хорошие люди. Я в каждом искала червоточину. И в себе.

Раз Олег воткнулся в меня, значит, во мне тоже что-то гнилое есть. В его интерпретации – развратное, порочное, извращенное. Но до столкновения с ним, ничего подобного я за собой не замечала.

- Все что тебе надо - находится за левой дверью. Там два помещения: хранилище и санблок. Пополнять запасы будешь раз в месяц, заранее составляя мне список и названиями товара, количеством и указанием остатков на момент составления заявки.

Я кивала и ходила следом за Катей, внимательно разглядывая все, что она мне показывала.

- А за правой дверью что?

- Уборная шефа.

- Уборная?

- Тебе туда нельзя.

Катя оставила меня в кабинете Олега и ушла в приемную готовиться к началу рабочего дня. Я залезла носом в каждый пакетик с кофейными зернами и решила побаловать себя утренним капучино.

И только сделала первый глоток, как дверь распахнулась и, цокая высокими каблуками, вошла тонкая абсолютно голая девушка. Вот так. Голая девушка в высоких ботфортах на шпильках.

- А ты кто такая?

И это выдала не я. Отставила чашку с кофе и еще раз осмотрела девицу. Это не та, которую я видела в клубе. Но голая и в кабинете Олега – значит, новая рабыня, питомец. И что это она развыступалась? Разве мы не должны быть с ней в одной лодке против мудака Олега?

- Я новый бариста.

- Н-да? Похер. Налей мне побыстрее вискаря, сразу двойную дозу.

Как по-разному начинаем мы утро! Может, через две недели я тоже предпочту виски, а не капучино?

- Замёрзла?

- Чего? А, это… Нет, только что стянула шмотки. Лишь бы следы от резинки трусов исчезли до его прихода.

- Так вы не вместе? – удивилась я, протягивая ей бокал.

- С чего бы? У меня такая же работа. Иногда со сверхурочными и дополнительно оплачиваемыми часами.

Она разом опрокинула в рот виски, выдохнула и замахала ладошкой.

- Лимон! Живее!

Ну, обалдеть! Достала, отрезала, понаблюдала, как девица забавно передернулась, от чего множество стилистических каштановых кудряшек синхронно подпрыгнули.

- Теперь мяту. Если он учует запах – убьет!

- Зачем же ты выпивала, если боишься, что убьет?

- Не меня убьет – тебя. Это ты мне налила и напоила, с тебя и спрос. А я что? Безвольная рабыня, удовлетворяющая все прихоти хозяина.

Вот теперь она изящно присела за стойку, отклячив приличный зад, и в голосе появились мурлычущие нотки.

Ну ничего себе заявочки.

- А имя у тебя есть? Или рабыням имена не положены?

Она поморщилась:

- Жанна. Но в его присутствии не советую об этом вспоминать. И вообще обращаться ко мне не советую. А тебя как?

- Ксения.

- Прими добрый совет, Ксюха. Не старайся привлекать его внимание, этого кобеля нереально удовлетворить. Засветишься – тоже разденет и будет иметь каждый час. Мне тогда халява, будем сосать по графику. Но выдержишь ли ты?

Кажется, я побледнела. По крайней мере, голова закружилась и подкатила тошнота.

- Каждый час? Такое возможно?

- А он не кончает. У него какая-то проблема. Член часто встает колом, а кончить не может. Помню семичасовой марафон…

Тут она резко заткнулась, соскочила со стула и встала на четвереньки, низко опустив голову, касаясь лбом мраморной плитки пола.

- Отлично пахнет кофе.

Я вздрогнула, резко обернувшись на дверь. В проеме стоял Олег. К счастью одетый!

- Д-доброе утро, - пролепетала я.

- Неуверен. Сделай кофе, - коротко бросил мне, поедая глазами, потом перевел взгляд на Жанну. - Детка?

Та, не поднимая головы, каким-то образом посмотрела на хозяина. Черт, вот это выучка.

- За мной.

Олег прошел в уборную, а Жанна на четвереньках поползла за ним.

Так. Значит, туда мне все таки можно будет, но раздетой и на четвереньках?

И вот тут первоначальное любопытство насчет уборной окончательно развеялось. Я обойдусь и без этого удовлетворения!

 

***

День на удивление прошел… скучно. Обыденно как-то. Я больше шокировалась от поведения Жанны, чем Олега.

Она сидела у ног хозяина, томно переползая на коленях от диванной зоны к рабочей. После обеда вообще уснула, сидя попой на полу и положив руки на диван под голову.

Олег трудился, практически не прекращая вести переговоры, то с посетителями, то по телефону, то вызывая сотрудников… За день у меня создалось впечатление, что он управляет как минимум целой империей.

Кнопка «выкл» сработала у Олега после пяти вечера. Вдруг перестал вибрировать телефон, перестала вбегать и выбегать Катя, закончились потоки просителей, а Олег дёрнул рубашку за воротник, одним движением ослабляя галстук и срывая первые несколько пуговиц, и развалился на диване напротив моей барной стойки.

- Кофе? – поинтересовалась я.

- Выпить, - просипел он. – Сделай что-нибудь для горла.

Я усмехнулась. Можно, конечно, сейчас высказать, что бариста не бармен и коктейли делать не обязан. Но мне стало его жалко. Кто бы мог подумать, что Олег так напрягается, что он действительно не только девчонок трахает, но еще и работает!

Поэтому нагрела чайник, приготовила марроканский чай и поставила на столик перед ним. Олег все это время лежал с закрытыми глазами и не реагировал на звуки и передвижения, даже когда Жанна в очередной раз переползла от кресла к его ногам. Но как только я наклонилась над столиком и беззвучно опустила на салфетку чашку горячего чая, его глаза открылись, моментально погрузились в вырез моей блузки, и заблестели.

Наверное, шарить глазами по телу – это заразно. Потому что я тут же перевела свой взгляд на шкалу измерения либидо хозяина. Да, на ширинку. Теперь определенно сверкание глаз Олега будет у меня ассоциироваться с явно обозначенным через штанину членом, толстеющим, распрямляющимся и натягивающим ткань брюк…

- Что это?

Я покраснела…

- Эрекция.

Олег откинул голову и засмеялся.

- Я про чай. Что в нем?

Вот теперь я действительно покраснела.

- Мёд, лимон, корица, гвоздика, мята и черный чай.

- Звучит вкусно.

Он не сводил с меня прищуренного взгляда, пока мелкими глотками пил из чашки. Я стояла перед диваном, нервно сцепляла пальцы и старалась унять дыхание.

- Спасибо.

И вот тут можно было бы расслабиться, но Олег, поставив пустую чашку на столик, взялся за ремень, расстегнул его и потянул за собачку молнии.

Черт, он же не собирается?..

Сердце предательски заколотилось в районе горла, в глазах потемнело и я покачнулась, остро чувствуя необходимость сесть.

- Думаю, на сегодня твой рабочий день закончен, - вдруг обратился ко мне шеф. – Можешь уйти.

И я не медлила ни секунды, выбегая из кабинета в приемную, где Катя любезно выделила мне место в шкафу, для раздевания, когда услышала короткую команду Олега:

- Молчи и глотай глубже. Давай, детка… Так… Да…

У меня не было сомнений, чем сейчас занимался Олег с «деткой». Как можно так быстро перейти из состояний «я устал» в состояние секс-машины? Но счастье, что он догадался меня отпустить, прежде чем вбиваться в рот Жанны.

 

***

Зря я примеряла над головой Олега нимб. Уже со следующего дня все резко изменилось.

Жанна пришла не в настроении. От нее я узнала, хоть мне вообще знать не положено, но так сложилось, что хозяин так и не кончил. Теперь Жанна всерьез опасалась, что Олег будет злым и жестоким. А я сочувствовала, потому что, если он заболел, то будет еще и раздражительным.

Олег Константинович полностью оправдал наши ожидания, и даже Катино, что шеф выглядит очень «напряженным и неудовлетворенным». При этом Катя осуждающе поглядывала на Жанну. А что, раз она отвечает за удовлетворение шефа, то должна лучше стараться, а не выуживать у меня запрещенную порцию виски.

А вот к тому, что происходило дальше, я оказалась не готова.

Кабинет наполнялся мужчинами, как я потом узнала, руководителями разных отделов, все чинно рассаживались за длинным столом. Я разносила напитки, кому кофе, кому газировку, кто-то просил чай. Олег дал распоряжение приготовить «вчерашнее» и жестом загнал голую Жанну в уборную.

Когда все места за столом оказались заняты, я перед каждым расставила заказанный напиток, Катя разложила рабочие материалы, дверь уборной распахнулась и Олег на руках вынес связанную Жанну с кляпом во рту.

Веревка перетягивала ее запястья за спиной, связывала руки с щиколотками ног, обхватывала колени, прижимая их к груди. Собственно, все бы ничего, пока Олег не опустил Жанну по центру стола на общее обозрение всех собравшихся сотрудников, а сам сел на свое место, удовлетворенно рассматривая вздернутую задницу девушки с раскрытыми половыми губами из-за специфической позы.

И я все это видела практически с ракурса Олега, потому что стояла рядом, оцепенев и вцепившись в чашку чая для него.

- Нравится?

- Что? – переспросила я.

- Сегодня останешься дольше, пока не отпущу.

Я поспешно поставила перед ним чашку с чаем и вернулась за барную стойку, не прекращая наблюдать за спектаклем абсурда. Олег и его подчиненные как ни в чем не бывало обсуждали рабочие моменты, периодически подпуская шуточки в части женской анатомии. Жанна пучила глаза и тяжело дышала через нос, а меня бросало то в жар, то в холод, стоило только примерить ее положение на себя. К такому я точно не готова.

- Мы обязаны удовлетворить клиента! Если кто-то из вас не знает, как это сделать – ищите другую работу, - вдруг на тон громче высказался Олег.

- Мы и так создали все условия. Не понятно, что еще нужно этому клиенту, - попробовал оправдаться один из сотрудников.

- Да-а? – вальяжно протянул Олег и я на месте того сотрудника напряглась бы. – Тогда перейдем к практике. Перед вами клиент со всеми созданными условиями. Задача – удовлетворить ее. Вопрос – что для этого нужно сделать?

Волна смешков прокатилась по кабинету. Я заметила, как дёрнулась Катя, и Олег незаметным кивком отпустил ее из кабинета. Она остановилась напротив меня, но тут шеф однозначно мотнул головой и Катя с извиняющим видом вышла.

За что она пыталась извиниться?

Жанна тихо мычала, испуганно озираясь по сторонам, когда со стороны мужчин посыпались предложения от прямого проникновения в девушку, до стимулирования клитора языком.

- Методом голосования выбираем самый популярный вариант. Итак… Кунилингус? Кто первый предложил? Ты? – Олег ткнул в того, кто сидел ближе к нему по правую руку и я заметила, как тот плотоядно облизнулся, поглядывая на открытую промежность Жанны. – Давай. Проверим, приведет ли популярный вариант к решению задачи.

Я в шоке наблюдала, как этот лизун под подбадривание коллег, развернул зад Жанны к себе и впился губами в ее промежность. Жанна вздрогнула и замычала громче. Мне хотелось отгородиться от всей абсурдности происходящего, но я могла не смотреть, усиленно протирая поверхность стойки и безостановочно промывая ёмкости кофемашины, а от звуков отгородиться не было никакой возможности.

Вот Катя знала от чего сбегает, но почему Олег не разрешил уйти мне?

Я подняла на него глаза и вздрогнула от черного бездонного взгляда, которым он меня сверлил. И снова, покраснев, опустила лицо. Но было поздно. Олег подошел ко мне, встал сзади, оперевшись руками на стойку с двух сторон от меня.

Я мелко дрожала, чувствуя его тяжелое дыхание мне на ухо, прислонившееся к спине жилистое тело, упирающееся между ягодиц мужское достоинство.

- Смотри, - прошептал он своей фирменной хрипотцой. – Ты хотела познакомиться поближе. Тогда смотри… Если я не кончаю три дня подряд – кончает нижняя, пока я не скажу стоп. Это наказание. Её наказание. Но у тебя может быть другое.

Пока он хрипел мне свои угрозы, я, пытаясь перебороть себя, смотрела на вакханалию на столе. Лизун уже уступил место другому, сам, не стесняясь, сунул руку в ширинку и двигал рукой, жадно разглядывая подергивающиеся бёдра Жанны.

Я вздрогнула, когда шепот Олега перетек с уха на шею, опалив её горячим тяжелым дыханием. Он провел губами от уха до плеча, ощутимо прикусив кожу у основания шеи.

- В партнере важна только реакция, а не слова. Сказать можно что угодно, но реакцию подделать трудно.

И я почувствовала его язык, скользящий по моей шее. Губы, прихватывающие кожу в невесомом поцелуе. Легкие впивающиеся засосы.

Глаза сами собой закатились, чувства сосредоточились в районе шеи и плеча, где ласки Олега становились все настойчивее, в районе груди, которую он сжимал в руках, в районе ягодиц, между которых требовательно терся его упакованный в брюки член, и в районе собственного лобка, который упирался в ребро нижней столешницы бара под давлением бедер мужчины.

Вот только звуковое сопровождение никуда не делось, и наваждение развеялось с первым криком Жанны. Я отпрянула от Олега под его смачный мат и опьяневшим взглядом окинула развернувшуюся групповушку.

Кто-то стащил с Жанны кляп и пихал свое достоинство ей в рот, сзади уже пристроился другой, а еще двое нахлопывали ей по заду, в ожидании очереди, и все сопровождалось сальными словечкам и тяжелым дыханием похотливых самцов на взводе.

- Твою мать, - сквозь зубы прошипел Олег, схватил меня за локоть и затолкал в подсобное помещение. – Посиди тут и не высовывайся.

Я и не собиралась. Поняла, что сдерживала рыдания, когда дверь за Олегом захлопнулась, и у меня вырвался первый скулёж.

- Какого хуя? Вы, суки, клиента насилуете, а не удовлетворяете! И к работе относитесь так же, в поисках собственной выгоды. Слезь с нее, блядь! Как ты? Нормально? Тогда начнем сначала. Задача остается прежней – доставить удовольствие. Ей.

Не знаю, сколько я просидела в хранилище. Успела поплакать, повздыхать. Проанализировать свою реакцию на приставания Олега. Поудивляться, что если бы не прыть работничков, то мы за баром устроили не менее горячее представление на публику. Покраснеть от стыда и опять поплакать, с ужасом представляя через что мне предстоит пройти, если я не найду способа избавиться от Олега.

- Подай нож, - я вздрогнула от звука его голоса, все еще властного, но расслабленного.

- Зачем?

- Просто дай!

Выбрав средний нож, я протянула ему и, выждав пять секунд, двинулась следом.

В кабинете уже никого не осталось, только Жанна без движения лежала на столе, пока Олег разрезал на ней веревки.

- Вы ее… убили?

- Да, теперь расчленим, разложим по мешкам и вывезем на кладбище, - саркастически фыркнул шеф, продолжая кромсать неудобным ножом узлы, не задевая кожу девушки. Вот к чему такая осторожность с трупом?

Я смелее подошла к столу и прощупала пульс на запястье. Жанна спала глубоким сном.

- С ней все хорошо?

- Ну-у… - задумчиво потянул Олег, - после нескольких десятков оргазмов, наверное, на некоторое время дам ей отгулы. Пусть восстановится.

- А-ааа, - протянула я, боясь задать вопрос, который как назло вертелся на языке. – А как же вы?

- До этого я как-то три дня обходился? Так и дальше обойдусь.

- Мммм…

Интересно, это можно считать ответом на мой незаданный вопрос? Он-то расслабился или теперь дни неудовлетворенности сплюсуются?

- Она останется здесь, а ты собирайся, я подвезу тебя до дома. Поздно уже.

Я с удивлением обнаружила, что время действительно позднее, приемная пуста, свет выключен, и только мы двое склонились над обнаженным телом Жанны. Как маньяки.

Нервно хихикнула и сбежала за подносом, чтобы собрать уцелевшие чашки и намыть перед уходом. Олег подхватил на руки Жанну и унес в уборную.

Все же мне кажется, у него там не уборная, а полноценная квартира. Просто я немного прикинула размеры того помещения и они впечатляющие, вполне могут вмещать в себя однокомнатную квартиру со всеми удобствами.

- Поехали?

Олег стоял в кабинете и протягивал мне руку. А глаза снова блестели тем самым светом. Может, если я его заболтаю по дороге, непрекращающаяся эрекция спадет?

Глава 4. Нечаянные исповеди

Мы не разговаривали по дороге. И дверь он мне не вышел открыть. И не попрощался, когда я что-то проблеяла, прежде чем захлопнуть дверцу.

Мудак. Ну а что я хотела? Он и есть мудак. Ладно хоть подвез… Кстати, не спросив адреса. Откуда он знает, где я снимаю квартиру?

В коммуналке, между тем, за два дня мой гардероб «разбежался» по шкафам и чемоданам подруг. А у меня даже сил не было, чтобы скандалить из-за шмоток.

- Значит так. Я ни у кого ворошить сумки не буду, но взяли поносить, потом постирайте и верните в нормальном виде. Если испортили или решили оставить себе – вот коробка, деньги за шмотку в нее. Стоимость посмотрите в интернете. Всем понятно?

- Ксюх, что ты мелочишься? Подумаешь, тряпки!

- Во-первых, не «ксюха»  и не «ксюша», а Ксения. Во-вторых, будешь зарабатывать себе на такие шмотки – вот тогда и называй их тряпками. А мне они в копеечку обошлись. Поняла? Посмотрим, сколько лично ты «тряпок» у меня спиздила?

Больше никто не выступал. Одна, из сокурсниц, сразу отдала семь тысяч за брючный костюм и кожаную юбку. Я вздохнула, вымученно улыбаясь, и подумала, что как только решу проблему по имени «Олег», так сразу поищу себе приемлемое отдельное жильё. Последнюю пару дней вокруг меня стало слишком много людей. До такой степени, что начала развиваться фобия.

Утром, войдя в приемную, я сразу наткнулась на сочувствующий взгляд Кати.

- Ну? Ты как?

- Привет. Как-то неопределенно… Катя, ты могла хотя бы предупредить?

Та пожала плечами и проводила к широкому подоконнику, на котором устроила себе место релакса. Вот где фантазия работает! За плотной шторой на мягком ватнике, прислонившись к горке подушек, можно было укрыться от дурдома, творящегося вокруг Олега. Погрустить за чашкой какао, поглядывая в окно на оживленную столичную улицу, полистать последний модный журнал, просмотреть инстаграм… Или вот так – затащить ничего не подозревающую жертву на допрос, усыпив ее подозрительность мимимишной обстановкой.

- Не могла. В смысле, могла скинуть смс, но Олег Константинович предупредил, что через две недели ты заступаешь вместо Жанны… По-моему тебе стоит знать к чему готовиться.

Вот как с ней не согласиться? По-моему, я именно за тем и выпросила это место и это время.

- Что еще мне ждать?

Катя как-то жалобно на меня посмотрела, пожала плечами:

- Никто никогда не может предугадать Олега. А он редко повторяется.

- Так просто не может быть!

- Почему же? Каждая девушка уникальна, вот он и подбирает для каждой свой способ унижения…

- Способ чего? – мне показалось, я ослышалась.

- М-м, унижения. Только не говори, что ты не в курсе маленькой особенности нашего шефа.

- Нет. Я видела, что он му… э-ээ, извращенец, таскающий девушку на поводке, но мне даже в голову не пришло, что это не дань моде, не позерство, или что-то такое.

Катя горько хмыкнула.

- Какая, блин, мода. У него проблема с потенцией и давно уже. Просто раньше это не выпячивалось, а теперь, когда он может себе позволить оплатить любые извращения, уже не скрывает. Но самое удивительное для меня, что находятся дуры, которые добровольно идут на это! Ой…

Катя прикрыла ладонью рот, и до меня дошло, что собственно я же тоже из числа этих «дур», она вряд ли знает, что у меня это по принуждению.

- Не стесняйся. Со мной другой случай. Но раз уж мы затронули эту тему… Не могла бы ты… Подробней рассказать о проблеме Олега?

- Нет, извини.

Тут она наклонилась ближе ко мне, заглянула за штору и, оставив ее не до конца задернутой, снизила тон и заговорила.

- Тебе никто не расскажет про Олега, потому что ничего не знают. Всё что о нем говорят – сочиняют или откровенно врут. Я знаю только то, что пока девушка боится его, он держит ее рядом. Но через месяц, самое большое, через четыре, они все поголовно влюбляются в него и как следствие перестают бояться. На том идиллия заканчивается. Я со дня на день ждала, что снова набор на вакансию объявлять придется, Жанна уже второй раз сбой дает… Но тут вдруг появляешься ты и Олег снова скачет пружинистым шагом, глаза горят, шутит, значит, настроение хорошее. И поверь мне, это не из-за Жанны!

Вот оно! Всего-то перестать боятся Олега, и он сдуется. Я чуть не расцеловала Катю от переполняющих меня восторженных эмоций, но вовремя сдержалась.

- Хочешь кофе? – заговорщицким тоном предложила ей вместо неуместных поцелуев.

- Я не особый ценитель.

- О! Ты просто не пробовала то, что я умею готовить, - подмигнула я, и сорвалась с места, полная решимости влюбить Катю в свой кофе.

И совершенно забыла, зачем так спешила в кабинет Олега, когда наткнулась на развалившуюся на диване голую Жанну.

- Как себя чувствуешь?

- Налей, - небрежно махнула она рукой, переворачиваясь набок, выставляя оголенное бедро.

Я в очередной раз поразилась, насколько свободно она себя чувствует, находясь голой. Наверное, ее время действительно подошло к концу. Жанна свыклась с ролью и перестала боятся. Её не смущала нагота, толпа мужчин настроенных отыметь ее на столе под наблюдением хозяина. Что еще? Через какие извращения она пройдет со спокойной совестью? Как вообще к такому можно привыкнуть?

- Тебе нельзя, Олег Константинович будет ругаться.

- Сегодня можно, он не заставит меня работать. Налей! Полный стакан.

Я растерялась, после вчерашнего как-то не хотелось напороться на наказание от Олега. Вряд ли он поставит меня на колени на столе, но никаких гарантий же!

- Хочешь, налей сама, пока я мою руки.

- Издеваешься? Я чуть доползла до дивана!..

- Хорошо, я вот здесь, рядом с тобой на столике случайно забуду бутылку с бокалом. Но все равно наливай себе сама.

- Надо же какая ты осторожная стала, - презрительно фыркнула Жанна и махнула рукой, - давай. Виски. Ненавижу его коньяк. Ненавижу, когда его рот пахнет коньяком!

Кажется, Жанна не влюблена в Олега. То есть не так уж и поголовно в него влюбляются. Но почему же Жанна уже подошла к черте пресыщения?

- Ты не боишься, что он опять тебя накажет? – спросила, оставляя на столе бутылку и бокал.

Она засмеялась, ловко перегнулась к столу, откупорила бутылку и налила бокал до краев.

- А лимон пожалела? Нарежь тонкими дольками, а я тебе открою та-а-айну!

- Какую?

- Про Олега. И очень советую поторопиться, могу передумать, или он приедет и уже не выпьем - не поговорим.

Я наблюдала, как Жанна выпивает половину виски, закусывает лимоном и со вздохом откидывается на спинку дивана, томно поджимая ноги в коленях.

- Он тебя хочет.

- Пфффф… Тоже мне тайна, - скривилась я.

А что хотела услышать от нее? Всю подноготную отношений?

- Не-е-ет, ты не понимаешь… У него торчит на тебя. Постоянно. Но как только он остается со мной, хер падает и хозяин злится.

Я пожала плечами и вернулась за барную стойку, решив поразить Катю свежим кофе, но Жанна опустошив бокал, продолжала бубнить про «тайну».

- И я получаю наказание вместо тебя.

В ее голосе четко сквозила злость, но в моем понимании, злиться ей надо было на себя, а не искать виноватых вокруг. Жанна снова наполнила бокал и без паузы выпила.

- Если ты пришла на моё место, просто попроси его. Хер поймешь, чего ты до сих пор без ошейника, чего он с тобой церемонится… Может ищет твои слабости? Но еще одной такой сессии я тупо не выдержу.

- Может лучше тебе сказать об этом ему?

- Я не могу. У меня оговорено в договоре, что я принимающая сторона… Будешь подписывать читай внимательнее.

Снова бряцанье бутылки о край бокала и характерное бульканье. Да она сейчас накачается!

Я поспешно вышла из-за стойки и забрала бутылку со столика.

- Слушай, а давай договоримся? С ним не могу, так может с тобой…

- О чем?

Видимо, Жанна со вчерашнего дня ничего не ела, с трех бокалов ее сильно развезло.

- Я слышала Катьку, когда она разговаривала с тобой. И сама чувствую… Короче, не знаю, почему ты неприкосновенность и без конкурса метишь в рабыни, твое дело, но раз уж мы пока в одной сцепке, давай выручать друг друга. А я дам тебе очень ценный совет на будущее.

Меня разобрал смех, я покачала перед носом Жанны бутылкой с остатками виски и отрезала:

- Ты мне уже задолжала одну тайну. Если бы я не повелась, ты бы трезвая дожидалась своего хозяина.

Жанна сосредоточила на мне взгляд:

- Не отказывайся. Могу сдать сейчас, мне тоже секрет достался по наследству, так что… Он всё равно прогнет тебя, добровольно или принудительно, не важно. Но он циклится на наказании. Вот его подбирает индивидуально, под каждую. Выберет твой самый жуткий страх и сделает твоим наказанием. Если сможешь – запудри ему мозги, сделай вид, что боишься чего-то другого. А лучше вообще ничего не бойся… Я вот не смогла… Прокололась. Не помню когда. Наверное, при перелете, когда заколебалась отсосать ему прилюдно. Не надо было раздумывать, выбора все равно нет. Он приказывает – ты подчиняешься…

- Чем я могу помочь в этой ситуации?

Жанна привстала на локте и по тону я поняла, что она, в самом деле, на грани:

- Ты его возбуждаешь, я дрочу, он кончает. И все счастливы. Ты целочка, я получаю свои бабки, а хозяин удовлетворен. Ну как тебе? Поможешь?

- Не думаю, что если буду присутствовать, то он кончит…

За спиной хлопнула дверь, и донесся голос Олега:

- А ты не думай, просто присутствуй.

 

***

Жанна с грохотом свалилась с дивана, я обернулась через плечо, когда она уже раболепно подтянула под себя колени, выпятила зад и вытянула руки вперед, опустив лицо вниз. Вот идеальная поза, чтобы не заморачиваться оправданиями и сомнениями, что из разговора услышал Олег.

Но он даже не взглянул в ее сторону, сканируя глазами меня.

- Я и так в офисе с девяти до шести, - выдавила из себя, чувствуя, как неприятная слабость сползает по позвоночнику вниз к ногам.

- Но вы говорили не об этом, - вкрадчивый голос только ускорил реакцию тела, руки затряслись, а ноги подкашивались. Но это же идеальный шанс узнать, что он слышал.

- О чем?

- О том, чтобы ты находилась ближе ко мне во время акта.

- У меня еще две недели!

- Неполных двенадцать дней…

- Все равно. Я вам не доверяю, вы не умеете  держать руки при себе.

- Зато ты познакомишься с моей лучшей стороной. Но как хочешь, я не настаиваю…

И не успела я перевести дыхание, как он закончил фразу:

- …пока.

Пока он не настаивает, но через двенадцать дней будет приказывать. И фраза Кати тут же эхом пронеслась в голове:

«Пока девушка боится его, он держит ее рядом…»

А следом предостережение Жанны:

«Он выберет самый жуткий страх и сделает твоим наказанием».

И моя реакция была ничем иным как страхом. Банальным, липким, противным страхом, что именно сейчас он найдет причину, чтобы совершить экзекуцию. Чего я боялась? Секса с ним. Да, я только что поняла, что до обморока боюсь, что он снова трахнет меня, а я ничего не смогу сделать, как в прошлый раз, окажусь беспомощной и не буду сопротивляться.

Если уж без оглядок признаваться себе, то секс на совещании меня тоже пугал, но меньше. Я не верила в реальность такого секса со мной. С участием Жанны верила, потому что видела, а вот чтобы Олег отдал на круг меня – нет.

Так что отказаться от сближения сейчас – это практически расписаться в собственном страхе перед ним. И передо мной встает интереснейший выбор. Столкнуться с испытание лоб в лоб через двенадцать дней или медленно избавляться от страха, пока у него есть ограничительные условия.

Олег обошел меня и сейчас стоял над Жанной, сунув руки в карманы брюк.

- Ты пила? Отвечай.

- Простите, хозяин, - невнятно пролепетала Жанна, не поднимая головы.

Олег оглянулся на меня, перекатывая язык за щекой. Решает, что со мной делать? Так, главное не бояться! Не показывать вида, что пиздец как страшно!

Я скрестила руки на груди и вызывающе уставилась на него.

- Я пересчитывала остатки алкоголя, часть бутылок стояла на столике.

Он покивал головой:

- Ну конечно.

Потом тронул носком туфли Жанну, она замычала, как разбуженная.

- Иди в постель. Выспишься, приведешь себя в порядок и выйдешь ко мне.

- Да, хозяин.

На удивление, Жанна тут же собралась и довольно быстро исчезла за дверью уборной, где есть постель. Неужели притворялась, чтобы откосить от обязанностей?

И пока я удивлялась на Жанну, Олег снова сосредоточился на мне:

- А может в этом есть смысл?

- В чем? – не поняла я.

- В том, чтобы показать тебе обе мои стороны характера.

Промолчала, а он и не ждал ответа, продолжая размышлять вслух.

- Она рабыня, у нее есть правила поведения. Но она не нижняя… А ты могла бы ею стать.

- Я не понимаю разницы.

Олег сел на освободившийся диван лицом ко мне и только тогда вынул руки из карманов.

- Рабыня не может обсуждать свои отношения с хозяином  ни с кем, иначе ее ждет наказание. Как думаешь, еще одно она переживет?

- Тогда не наказывайте.

- Не могу, она ослушалась. Трижды.

И пояснил, заметив мое удивление:

- Нарушила запрет на принятие алкоголя, раз. Общалась с тобой без моего разрешения, два. Обсуждала меня с тобой, три. Я могу её выкинуть за это, но тогда твои оставшиеся дни будут испорчены моим плохим настроением. Могу наказать, потом простить, но тогда ты принимаешь на себя положение условной рабыни. Скажем, на испытательном сроке, - он поднял ладонь, останавливая готовое сорваться у меня возражение. – Без секса. Пока не примешь ошейник, никакого секса и принуждения.

- Мне надо подумать, - у меня вообще от него голова кружилась.

- Подумай, - легко согласился он, чем насторожил. – К моменту, как детка выйдет, у тебя должно быть принято решения. Или вы вдвоем делаете меня счастливым. Или ты одна страдаешь от моего раздражения из-за воздержания.

 

***

День выдался показательным, Олег постарался. Я совершенно забыла про кофе для Кати, пока она не вошла с распечаткой в руках, а Олег перенаправил её ко мне.

- Держи, Олег Константинович просил передать на изучение.

Я с сомнением приняла пачку распечатанных листов и прочитала заглавие «Свод правил и ограничений. Приложение к договору №__ от ___».

- Что это?

Катя бросила быстрый взгляд в сторону шефа, скорчила рожицу и вышла.

- Олег Константинович, могу я сделать небольшой перерыв?

Его тяжелый взгляд мазнул по мне:

- Нет.

- Я еще с утра обещала угостить Екатерину кофе. Пожалуйста?

Вот только что все было нормально, но как только он сосредоточил на мне свое внимание, как сразу подогнулись коленки и неприятный холодок пополз по спине. Да ладно! Сама себе не верю, что расклеиваюсь от одного его взгляда. В клубе после полуночи я с такими отморозками имела дело, что даже Вика не всегда решалась с ними связываться. А тут, красивый, еще молодой мужчина, тот, о ком я грезила со студенческой поры. Мой первый партнер…

Я не удержалась и усмехнулась, видимо, слишком громко.

- Хорошо, иди, но я запрещаю обсуждать с Катей правила. Все вопросы задашь мне.

Я удовлетворенно улыбнулась и занялась приготовлением особого мягкого кофе с пенкой. Но выйти Олег мне не дал.

- Дай мне попробовать.

- Это Кате…

- У тебя в руке две чашки.

- Вторая мне.

- Дай мне свою чашку.

Я не знаю, что произошло. Интонация? Взгляд? Его осанка?

Но меня подхватила его воля, я безропотно подошла к Олегу и протянула ему кофе. Он ни разу не разорвал со мной зрительный контакт. Взял чашку с блюдца, сделал небольшой глоток и поставил обратно.

- Вкусно. Ты хорошо готовишь кофе, киса. Иди.

Вот в этот момент мне будто вернули разум. Я даже вздрогнула, когда легкая заторможенность отпустила и навалилась знакомая слабость от близости Олега. Черт, я даже думать не хочу, что это было.

Вылетела из кабинета, словно у меня на хвосте сидели саблезубые волки.

- Кать, а Олег Константинович не практикует какие-нибудь фишки, вроде НЛП?

Прежде чем ответить, она проверила, плотно ли прикрыта дверь, забрала свой кофе у меня из рук и кивнула на подоконник.

- Нет. Но он чего-то такое проделывает.

Я словно очнулась из прострации, только что заметив, что пью из чашки, из которой до меня пил Олег. Странное чувство. С одной стороны, на меня накатывает страх, что я переступаю личную границу Олега, с другой, непонятное будоражащее чувство прикосновения к запретному, как посвящение…

- Можешь рассказать, как проходят кастинги?

- Что? – не поняла Катя.

- Ну как их – пробы? Слушанья? Как он выбирает рабынь?

- А! Да ты сама скоро увидишь. Он только что дал отмашку на размещение конкурсной вакансии.

Я удивилась. Ведь судя по его словам, я что-то там должна выбрать, решить, а он уже во всем распорядился и решение принял. Обидно? Нет, наплевать! Нужно более трезво подходить к его выпадам. В конце концов, он хочет меня оттрахать и сделать это унизительно. Я была бы идеальной спутницей, если у меня бесконечно регенерировалась девственная плева. Но увы.

- В отборе участвуют только девственницы?

- Что? А… Нет. Этот этап он прошел. Такие истерички попадались, ты бы знала! Вот им договор даешь, где черным по белому написано, что интимные отношения обязательны. Сумма компенсации крышесносная, а им мало. Продали невинность и все им мало и мало. Тьфу. И ладно бы невинные!

- Разве нет? Девственницы же?

- Ну да, - сморщилась Катя. – Это столица, Ксюш! Здесь восстановить свою невинность, - тут она сделала «кавычки» пальцами, - плёвое дело. А еще есть технические девственницы, которые ждут именно такого случая – продать дефлорацию подороже.

 - А, - понимающе кивнула я, делая себе пометку разговорить девчонок по коммуналке на предмет технической девственности.

- Потом они борзеют, а шефу нужны послушные и скромные.

- Запуганные, ты хотела сказать?

Катя отставила пустую чашку, облизнулась:

- Я сказала то, что хотела. А ты внимательно почитай приложение и поймешь, какие требования он предъявляет к кандидаткам. Хотя мне кажется странным, что договор на тебя готовлю через десять дней и при этом открываю вакансию. Мог бы потерпеть детку. Или потерпеть, пока ты деткой не станешь. Для меня вообще странно, что он не готов терпеть. Обычно шеф сдержаннее.

- Я не стану «деткой»…

- Не сомневайся, тебе даже в пробах участвовать не придется.

- Нет, Кать, я буду не «деткой», а «кисой». Бр-р-р… И если не сложно, зови меня Ксенией? Не «ксюшей», пожалуйста.

- А что с Ксюшей не так?

Я скривилась:

- Просто моё имя Ксения, а все сокращают до Ксюши, или Ксюхи, или вообще Ксю. Мне и так долю кисы принять нелегко, так хоть отзываться на своё имя, а не на сокращенное.

- Поняла, без проблем.

Кофе Кате понравилось, но он слишком быстро закончился, и я вернулась под тяжелый темнеющий взгляд Олега. Пока изучала свод правил и офигевала, он изучал мою реакцию, периодически вмешиваясь:

- Вопросов не возникло?

- Ничего спросить не хочешь?

- Тебе пока все из перечня понятно?

Отвлекал и сбивал с мысли, а спустя полчаса, вообще бросил изучаемые документы, усадил меня на диван и сел напротив.

Сначала я вникала в права и обязанности хозяина.

Мне показалось правильным, что он обязан заботиться о благополучии своей рабыни. Даже пункт, где хозяин  решает  моральные, физические, сексуальные и социальные проблемы подопечной не вызвал отторжения.  С учетом полного пользования другим человеком логично требовать с него такие гарантии. Но поперек горла стал пункт девятый, где вид и степень наказания избирается хозяином на его усмотрение и в соответствии с тяжестью совершенного подопечной проступка. Это то, о чем предупреждала Жанна. Вот бы заранее его оговорить, чтобы потом не дергаться из-за каждого неверного шага.

Перешла к правам и обязанностям подопечной. Ну как «правам», все же к обязанностям. Прочитала первые два пункта и усмехнулась:

«Просьба хозяина равносильна приказу». 

«Приказ не обсуждается, а выполняется немедленно».

Ха. Ха. Ха.  Чувствую себя призывником, знакомящимся с уставом. Интересно, после присяги  вместо знамени мне член хозяина целовать придется?

«Подопечная не может заговаривать с хозяином первой». 

Вообще молчать буду. Если, конечно, он не прикажет говорить. Надо заготовить нейтральные темы.

Никакой лжи, предательства и унижения хозяина.  Прям постриг в монахини. Чего он сам боится, что так обкладывается правилами?

«Круг общения подопечной определяет ее хозяин». Что? Это как? «Олег Константинович позвольте мне поздороваться с Катей?» Так что ли?

- Давай обсудим пункты?

- Я еще не дочитала… И что тут обсуждать: вам можно всё, мне ничего. Подчиняй и властвуй. Фу.

Он склонил голову набок, потом закурил и затянулся, не прерывая моего погружения в свод.

- Это правила для рабыни.

- Да, это очевидно, - кажется я начала злиться. И самое замечательное, когда я злилась, я переставала его бояться. Наверное, могла даже шлепнуть по руке, но испытывать не стала. Меня настолько удивило это замещение чувств, что я позволила себе немного понаглеть.

- Я думала, что мы договорились оставить Жанну…

- Кто такая Жанна? – нахмурился Олег.

Да ладно! Он каждый день пихает в нее член и не знает, как ее зовут?!

-Жанна – это ваша рабыня.

- Детка? Не знал, - судя по интонации, ему было фиолетово, узнал и тут же забыл. – Не помню, что мы договаривались. Я сделал тебе предложение и жду решения.

- А если я соглашусь?

Он стряхнул пепел, выпустил дым и посмотрел на меня из-под прищуренных век.

- Тогда тебе будет все равно, кто берет в рот мой член, пока я трахаю тебя языком.

Глава 5. Секс – это не мило

Жанна не вышла к обеду, не появилась к трем, и к шести я ёрзала на месте, мысленно умоляя ее потерпеть еще пятнадцать минут, до конца моего рабочего дня, чтобы я успела смыться и не принимать никаких решений.

Эти же пятнадцать минут и у Олега сорвали всю видимость терпения.

- Тебе лучше сегодня задержаться.

- Нет, не лучше. В шесть закончится мой рабочий день.

И как назло, без двух минут шесть, Жанна приоткрыла дверь и заглянула в кабинет.

- Тебе придется остаться, - заметно повеселев, выдохнул Олег, стаскивая галстук, отпуская по интеркому Катю, закрывая на замок двери кабинета.

- Я еще не дала согласие, - прошептала, когда он проходил мимо.

- Еще нет.

Олег, закончив баррикадироваться, подхватил Жанну под локоть и они вместе скрылись в уборной, оставив меня одну. А я все же попыталась уйти, но дверь открыть не смогла. То есть, Олег расчетливо запер двери, чтобы я не сбежала? Что за ерунда?

- Налей нам выпить. Мне коньяк, себе… Что ты предпочитаешь?

- Я не буду пить.

- Будешь.

Они в привычной связке появились за моей спиной, и мне пришлось повернуться и уступить, прислонившись спиной к запертой двери. Олег стоял между диванов, у его ног на коленях сидела немного помятая, но выспавшаяся и отдохнувшая Жанна.

- Если  откажусь, могу уйти?

- Да. Тогда мы все решим через одиннадцать дней.

Олег склонил голову и прищурил глаза, хотя сейчас не курил. Я со смешанным чувством рассматривала его, без пиджака, с расстегнутым воротом белой рубашки, с закатанными по локти рукавами. За несколько дней я привыкла постоянно видеть его и теперь не вздрагивала, когда натыкалась глазами. Привыкла к его аромату и меня не прошибал пот, когда более насыщенная волна окутывала, выдавая близость Олега. Черт, я действительно привыкала к нему и переставала бояться.

А сейчас испытывала удовольствие от его вида. Он мне нравился, я снова видела его красивым, притягательным, как в тот первый раз в клубе. И сегодня Олег хотел, чтобы я осталась, согласилась.

Но пока я не пойму на что соглашаюсь, мой страх не пройдет.

В горле пересохло и, пару раз пытаясь выдавить из себя хоть слово, я бросила попытки, отлепилась от двери и вернулась к барной стойке.

Поставила на стойку для Олега бутылку коньяка и чистый бокал. Себе открыла коллекционное белое вино и с жадностью выпила из фужера до дна.

Шеф наблюдал за мной, не проронив ни слова и таинственно улыбаясь. Или предвкушая? Ну так у меня будет ряд условий, даже если я соглашусь!

- Выйди, давай присядем.

Я перехватила бутылку с вином за горлышко и села на ближний к бару диван. Уже забив на все, в конце концов, мой рабочий день кончился, снова наполнила фужер, поставила бутылку на стол и теперь не торопясь попробовала вино.

Не знаю, почему выбрала белое. Хотелось пить, потому и схватила то, что светлее и похоже на воду. Однако коллекционное и старое вино оказалось очень терпким и насыщенным. Я даже успела подумать, что мне нравится белое.

- А мне не нальешь? – напомнил о себе Олег, все еще возвышаясь над столиком и надо мной.

- Нет, я пять минут назад закончила работать. И я еще не ваша рабыня.

- Пока нет. Ничего, я сам возьму.

Он сделал шаг ко мне, и я слишком поздно сообразила, что чертова бутылка коньяка стоит на стойке бара надо мной. Олег встал по обе стороны моих коленей и наклонился всем корпусом, вжав меня в спинку дивана своими бедрами.

Страх? Нет. Злость и возмущение.

Моя голова максимально отклонена назад, его ширинка с явственной эрекцией почти упирается мне в лицо, и я краснею, чувствую, как жар приливает к щекам. А шеф словно специально медлит. Хотя почему словно – он медлит! Ждет, что я открою рот, чтобы тут же прижаться пахом к лицу?

Я перестала косить глаза на ширинку и посмотрела наверх.

Олег держал бутылку коньяка за горлышко, смотрел вниз на меня и улыбался. Он выдержал еще секунды три, прежде чем оттолкнуться и обойти столик, сесть напротив меня.

- А Жанна не пьет? – пробила я голосом комок, стоящий в горле от непредусмотренной близости.

- Кто такая Жанна? – Олег сразу спрятал игривость и легкость настроения под холодной непроницаемой маской.

- Ваша рабыня.

- Кстати, детка, пойди помой и нарежь фрукты, пока я разговариваю.

Жанна поклонилась, отползла на небольшое расстояние от хозяина, и только после этого поднялась на ноги и пошла в моё хранилище.

- Она сообразит сначала помыть руки?

- Это единственное, что тебя беспокоит?

Олег прав, я хочу из всей этой ситуации выжать по максимуму.

- У меня есть вопросы, - неуверенно начала я.

- Ну наконец-то! – снова заулыбался Олег и плеснул коньяк в бокал на палец, для вида. Я же знала, сколько он пьет, но сейчас налил, чтобы только сделать вид и поддержать компанию. – Задавай. Пока ты не подписала договор, у тебя более мягкие условия.

Я кивнула, мучительно думая, с чего начать.

- Вы помните моё имя?

- Конечно. Ксения.

- А когда я стану рабыней, вы его забудете?

- Зачем рабыне имя? Оно слишком личное, а рабыня не имеет собственности. Все принадлежит хозяину.

Я пыталась сопоставить все, что успела узнать о нем и Жанне с тем, что он говорил сейчас.

- А у нижней имя остается?

Бокал громко стукнулся об стол, хотя Олег ставил его аккуратно. Что я спросила не так?

- Давай не будем отвлекаться от темы. По правилам тебе все понятно?

- Да, вроде…

- Тогда хочу услышать твое решение. Ты можешь ждать часа икс и только тогда приступить к своим обязанностям, или можешь подготовиться, узнать меня поближе, задавать вопросы, когда что-то непонятно, и я помогу тебе, отвечу.

- А напомните, почему я должна принять ваше предложение? – третий фужер вина приятно расслабил и сделал атмосферу непринужденной.

Олег, однако, не торопился с ответом, сосредоточившись на Жанне. Та как раз принесла из хранилища фрукты и раскладывала на блюдо.

- Ты принимаешь мое предложение, потому что я так захотел. Вспомни, почему не отказала мне.

- Я помню, - и угрозы, и шантаж, всё помню. Но ведь я еще не начала сопротивляться по-настоящему, я всерьез рассчитывала, что за две недели найду способ улизнуть, слезть с крючка без последствий для себя и тётки. А сейчас каким-то невероятным способом он принуждает меня сократить этот период.

За эти два дня я снова посмотрела на него глазами восторженной студентки. И впервые не испытывала страха, дважды заместив чувства злостью.  И оба раза все случилось в моменты близости Олега со мной.

Есть ли у меня шансы за одиннадцать дней отвертеться от договора с ним, если весь этот срок я буду дразнить его и не даваться?

А если я уже сейчас начну привыкать к нему – избавлюсь ли за это время от страха?

Или предположим, за одиннадцать дней он сам наиграется мной и отпустит на все четыре стороны?

От мыслей я очнулась одновременно с визгом Жанны и матом Олега. Когда она водрузила блюдо на столик случайно задела бутылку с моим вином и фужер. Вино разлилось, хотя Олег успел быстро перехватить и поставить бутылку обратно на стол. А вот осколки фужера осыпались на стол и частично на пол, о них можно было пораниться.

- Я уберу.

Но за стойкой меня ждал сюрприз – поспешно нацарапанная записка.

Я удивленно посмотрела на покорную Жанну, которая нервно косилась на меня.

«Согласись! Прошу! От твоего согласия зависит моя жизнь!»

Вот теперь страх снова затопил меня по самую макушку. Неужели Олег способен на расправу?

Я с беспокойством посмотрела в его темные глаза, следящие за каждым моим движением, и с тревогой перевела взгляд на Жанну.

Она потеряла всю свою браваду и заносчивость, и теперь еле шевелила губами. Я моргнула и еще раз посмотрела на ее губы, беззвучно повторяющие одно и то же слово:

«Помоги».

 

***

Страх. Во всем виноват страх. Мне так проще оправдать свою слабость.

Олег сразу изменился. Нет, не повеселел, не выпил со мной на брудершафт, не врубил музыку и не танцевал стрип на барной стойке. Наоборот, лицо стало непроницаемым, движения сдержанными, ответы скупыми. А вот настроение Жанны заметно улучшилось. Тайком от Олега она мне улыбалась и подмигивала.

- Так что за условия? – вмешался Олег в мое накачивание шикарным белым вином.

- Ах, точно… Я же что-то хотела запретить. Значит, смотрите. Никакого секса – у нас условие, помните?

Олег кивнул, даже не улыбнувшись.

- И я не хочу, чтобы во время… э-эээ, как назвать то, чем мы будем заниматься?

- Сексом. Даже если по условию его не будет.

Я поплыла от его голоса с хрипотцой и от тяжелого обволакивающего взгляда. Сердце гулко забилось в груди и, чтобы скрыть волнение, я снова уткнулась в фужер.

- Еще условие. Вы должны держать свои руки при себе…

- Невозможно. Если мы исключаем секс, то хочу трогать тебя без всяких условий.

Я немного задохнулась на вздохе и уже не смогла выдохнуть, попавшись на его тёмный влекущий взгляд.

- Подойди ко мне.

Тело не слушается. Я чувствую, как кто-то забирает из рук пустой фужер, поднимает меня с дивана за локоть, заставляет сделать несколько шагов к Олегу и опускает перед ним на колени.

И с этого момента я полностью тону в темноте его бездонных зрачков.

- Открой глаза, посмотри на меня, киса…

- Ксения… Последнее условие.

И все же я открываю глаза, успевая уловить его усмешку.

- Ксения, хм…

Сзади на меня навалилась тяжесть и я, стоя на коленях перед диваном, оказалась лежащей на Олеге между его бедер.

- Никакого секса, Ксения? – он перехватил моё запястье и поцеловал ладонь, не спуская с меня взгляда. – Ты боишься моего члена? А он тебя хочет…

Кладет ладонь на ширинку, приподнятую твердым членом, дернувшимся под моей рукой. Олег не дал убрать руку, наклоняясь ко мне и притягивая ближе за затылок. Даже поцелуй был наглый, собственнический.

Он закусил нижнюю губу и втянул в себя, обводя языком и отпуская. Я непроизвольно потянулась за ним и Олег без промедления запечатал мне рот и я почувствовала его язык, поспешно обводящий передние зубы, проникающий между ними и сплетающийся с моим языком.

Я взвизгнула ему в рот от ногтей, впивающихся в мои бёдра.

Олег отстранился, переместил руку с затылка на щеку и погладил уголок губ подушечкой большого пальца. Я прерывисто вздохнула, снова утопая в его пьянящем взгляде, и потянулась к губам. Не думала, что мне так понравится целоваться с ним.

Расслоилась под впечатлением от его наглого языка и дернувшегося под рукой члена. Машинально сжала его пальцами и поймала ответный стон Олега.

И в этот момент еще две руки обхватили мои груди и сжали, заставив отпрянуть от мужчины. Я совершенно забыла про Жанну, которая стояла за моей спиной, прижимала к дивану, и пользуясь моей беспомощностью, стаскивала блузку с груди, с плеч, выставляя полуобнаженный бюст перед Олегом.

Тот, продолжая прижимать мою ладонь к члену, другой рукой в короткой ласке провел по шее и опустил на грудь. Черт, я ладонью чувствовала отклик его тела, при всем том, что выражение лица оставалось непроницаемым.

Пальцы Жанны расстегнули застежку бюстика и я дернулась.

- Ой, еще условие! Никакого обнажения! Пожалуйста?

- Поздно, - прохрипел Олег, теперь безвозвратно потеряв свою безразличную маску.

Он подхватил меня и потянул на себя, уложил на грудь,  руками задирая юбку и подтягивая колени к своим бедрам, снова обхватил мои губы. Теперь язык сразу прорывался глубоко, проводил по нёбу,  оплетал мой, втягивал в себя и посасывал.

Я расслабилась, совершенно теряя контроль над дальнейшими поползновениями Олега, только бы он не прекращал меня целовать. Свободной рукой я вцепилась ему в ворот рубашки и мяла, тянула, постоянно задевая пальцами горячую кожу.

Аромат от него сводил с ума, вместе с выдохами, чмоканьями и тихими стонами, которые, кажется, слышала только я. Олег гладил меня руками, проводя по талии к груди, и аккуратно сжимал, пропуская соски между пальцев. Я непроизвольно выгибалась и ёрзала на нем, чувствуя ладонью, все еще прижатой к члену, растущее напряжение, каждый отклик его тела. Он весь был под моей рукой, я могла сжатием пальцев на члене, выдавить из него мучительный голодный стон, после которого Олег снова глубоко поцелует меня и теснее прижмет к груди.

И мне это нравилось. Меня плющило, что неожиданно он оказался в моей власти, и сейчас вместо страха я чувствовала жгучее любопытство.

На очередном чувственном витке, Олег подтянул меня за бедра еще выше на себя. Ладонь соскользнула с ширинки и я потеряла пульт управления его реакциями, но не успела пожалеть, как его рот жадно накрыл грудь и я почувствовала зубы, прикусывающие сосок.

Все ощущения сосредоточились в районе груди и его губ. Он ласкал одну, потом жадно переключался на другую, а я судорожно цеплялась за волосы, то притягивая его голову, то отталкивая.

Вдруг Олег откинулся назад, сцепил зубы и зашипел. И я привычно испугалась, отпрянула и задела задницей голову Жанны. Та замычала, отстраняя меня и продолжая планомерные движения. Я оглянулась через плечо, уже догадываясь, что там увижу.

Но Олег согнул меня, дотягиваясь до губ, снова погружая в хаотичные движения языка, только теперь это стало по-другому, более томно, неторопливо. Он не рвал, не жадничал, а наслаждался каждым проникновением, посасывал с оттяжкой. Дыхание стало глубоким и тяжелым. Ласки неторопливыми и более плотными что ли.

Если так выглядит секс, то я хочу… Хочу еще раз. Хочу больше… Хочу его.

Олег, не отрываясь смотрел мне в глаза, теперь не целовал, часто и прерывисто дыша, но крепко держал в руках и мял, то бёдра, вжимая их в свой пресс, то скользил руками к груди и стискивал так, что глаза жмурились от боли. Но от всей этой неправильной вакханалии я задыхалась от дикого возбуждения. Его руки, нагло гуляющие по моему телу, взгляд, проникающий в подсознание, смешивались с сосущей потребностью получить больше.

Я потянулась к его губам, проигнорировав попытку уклониться, прижалась и тихо застонала, почувствовав, как он гладит языком мои губы, тут же высушивая их учащенным дыханием. Боже, он задохнется, если я его поцелую.

С разочарованным стоном, я сползла ниже, теснее прижимаясь к кубикам пресса и подыхая от желания и дискомфорта мокрых трусиков, но Олег словно очнулся, резко дернул за резинку и они затрещали, ужалив бок.

Я немного опешила, но он без паузы, снова прижал меня к себе, прикусывая губами соски и облизывая грудь, а руки легли на ягодицы, чуть сжали, вызвав во мне длинный всхлип. Не успела я перестроиться, как почувствовала там его пальцы, дернулась и он тут же перехватил за талию, оставляя мою грудь в покое и жадно всматриваясь в реакцию.

Меня немного коробило сопение Жанны в предельной близости от моей задницы, пальцы Олега, кружащие у входа и размазывающие влагу выше, моя реакция на его движения и взгляд.

Такого острого желания и возбуждения я не испытывала никогда, даже доводя себя до оргазма в ванной. И вдруг от его пальца внизу, по телу стрельнул разряд и меня выгнуло от охренительных ощущений. Все сжалось до одной крохотной точки на теле, от которой разбегались импульсы в ноги, по спине в затылок, натягивая каждый нерв по пути. Я вздрогнула, наконец, разогнувшись обратно и наткнулась на восторженный взгляд Олега:

- Охуенно. Ещё…

И все повторилось с той же интенсивностью под мои подвывания, когда он смелее надавил пальцами между складок, провел и зажал клитор. Я дёрнулась и зашипела слепнув от пляшущих точек перед глазами. В голове взрывался бешенными вспышками туман, а по коже разбегались пьяные мурашки: врассыпную, группами, хаотично сталкивались и бежали в новом направлении.

Я не отдавая себе отчет тянула Олега за волосы на себя, двигала бёдрами, пытаясь усилить приход и догнать расползающиеся по телу ощущения.

- Хочу тебя, киса… Хочу трахнуть. Ну же?

Я всхлипнула и замотала головой, чувствуя, как он своим давлением гасит возбуждение.

- Похер, я подожду.

Он потянул руку к Жанне, но я побоялась оглядываться. Чавкающие звуки участились, Олег изнутри закусил щеку и закатил глаза. Во всем этом было так много секса и меня все еще трясло от накатившего возбуждения, но Олег сейчас придерживал меня на себе и гладил Жанну, ловя свой кайф от ее ласк.

А мне хотелось быть причастной… Хотелось, чтобы он снова посмотрел на меня с тем восторгом, который я успела уловить. Но Олег снова открыл глаза, как только я шевельнулась и в этот момент они подернулись дымкой, брови сошлись на переносице, и он выдохнул сначала став напряженным, а потом резко расслабился. Лицо разгладилось, усталая улыбка скользнула по губам, и даже руки теперь не впивались в кожу, а мягко сдерживали, чуть поглаживая, словно убаюкивая меня.

Я нервно сглотнула. На этом все? Больше ничего не будет?

- А как же я?

Неужели этот хриплый голос мой? Я действительно требую у Олега продолжения?

- Я связан условием… Мне жаль.

Но по хитрой кривой улыбке на его физиономии я прекрасно понимала, что ему нифига не жаль! Что он нарочно дал надкусить пирог, но не дал наесться! И… я ненавидела его. Снова. Только теперь за то, что не довел меня до разрядки, а порядочно держал себя в руках.

От перенапряжения меня потряхивало и даже не было уверенности, что хватит сил на позорное бегство, ноги затекли и дрожали от слабости.

- Попроси меня.

- Что? – умолять его о сексе?

- Ну же? Я могу помочь тебе расслабиться. Мы же договорились, что в свой испытательный срок ты можешь спрашивать и просить. Попроси.

- Еще мы договорились про условие, - промямлила я, кусая губу и пытаясь заставить себя сообразить, стоит ли отказываться от секса чисто из-за принципиальности?

- Ты не поверишь, я могу тебя удовлетворить, соблюдая условие. Проси.

- П-пожалуйста…

Он одобрительно кивнул, требуя продолжать.

- Ммм… я хочу…

Улыбнулся.

- …кончить.

Олег разочаровано поджал губы и замотал головой.

- Что не так? – разозлилась я, сомневаясь, что все еще хочу.

- К хозяину обращаются не так. Детка, покажи.

Я обернулась к Жанне, в очередной раз вспомнив о ней, увидела, как она опускает в поклоне голову и шепчет:

- Разрешите мне кончить, хозяин.

- Умница. Нет, тобой я займусь позже.

Олег перевел взгляд на меня в ожидании.

- Вы мне не хозяин.

- Пока нет, но что мешает сделать вид и подыграть? Ты хочешь кончить?

Я облизала пересохшие губы и отрицательно мотнула головой. Пусть я хочу, но так просить не буду. Это унизительно!

- Блядь, от тебя просто тащит сексом. Проси!

И я потекла… Что-то в его тоне было такое…

- Пожалуйста… х-хозяин…

Он тяжело выдохнул, хотя я не заметила, что сдерживал дыхание.

- Сойдет.

Олег стащил меня по своему телу вниз, я почувствовала упирающийся в живот член, влажный и снова готовый вбиваться в женщину. Но в которую? Мне сейчас совершенно плевать на условие, когда трясет от напряжения и скручивает в узел от неудовлетворенности. Я никогда не думала, что в гонке за разрядкой готова пойти на любое унижение, только бы получить освобождение.

- Детка, помоги ей. Полижи, - на выдохе приказал Олег, я вздрогнула, но даже пискнуть не успела, как он запечатал мне рот, а снизу я почувствовала влажный юркий язычок Жанны.

С-сука! Я протяжно ахнула в рот Олега и услышала довольное урчание. Хозяин был доволен и настроен получить больше удовольствия за мой счет.

 

Глава 6. Новые обстоятельства

Если бы я знала раньше, какие улётные ощущения испытываешь от секса, то не берегла бы свою девственность!

А если бы при первом сексе испытала бы хоть часть того, что испытывала сейчас, если бы он тогда меня поцеловал, то я закончила как Виктория – сосалась бы с клиентами, повышая свой профессиональный уровень, чтобы потом ходить на пробы к Олегу, выделиться из толпы и стать его. Пусть даже рабыней.

Но все случилось так, как случилось. Я понимала, что сейчас полностью принимающая сторона, в которую вкладывают удовольствие два человека. Олег крышесносно трахал меня языком в рот, потому что его извращения языком уже трудно было назвать поцелуем, а Жанна трахала меня снизу, заставляя краснеть от стыда и открываться еще больше, чтобы снять безумное напряжение и получить уже разрядку по полной.

С моими скромными попытками самоудовлетворения это не шло ни в какое сравнение. То как во мне копилось напряжение и я переставала соображать, что со мной вытворяют эти двое, то как Олег доводил меня до безумия своим ртом и руками, как искусно, но деликатно, Жанна орудовала своим язычком и пальчиками…

Чё-ёрт! Я должна заработать себе на такую рабыню…

Мне, кажется, я кричала… Олег только на секунду отстранился, тихо засмеялся и вдруг все выключилось. Я больше не чувствовала ласк Жанны, а Олег не набрасывался на мои губы, хотя я так и не поймала свой оргазм.

Непроизвольно захныкала, не веря, что он второй раз проворачивает такое со мной. Накручивает до сумасшествия и резко прекращает. Мне бы только доползти до хранилища… Только бы закрыться и тогда я сама… Сожму ноги, потру клитор и сброжу это дикое напряжение.

- Тс-с-с… Не плачь, сейчас все будет…

Олег перевернул меня на спину, уложив на диван, и лег сбоку, немного придавив. Губы скользнули по моей шее, рука, огладив грудь, скользнула по собранным на животе блузке и юбке, опустилась на лобок и я почувствовала нырнувшие между складками пальцы. Более грубые, сильные, совсем не деликатные.

И вместо всхлипа с губ сорвался стон.

Спроси меня еще раз про условие? К черту, к черту все условия! Хочешь, зови меня кисой, хочешь, я завтра буду ползать вместо Жанны на коленях и притворятся твоей рабыней. Только, пожалуйста, пожалуйста… трахни меня… сейчас.

Только вместо слов с губ срывались нечленораздельные звуки. Я дергалась, крутила головой и насаживалась на его пальцы, чувствуя, что вот сейчас… уже близко… буквально в паре движений и меня накроет…

Олег шевельнулся, заткнул мне крик глубоким поцелуем и нажал на спусковой крючок…

Меня выгнуло и затрясло от охрененного восторга, я задыхалась и падала, падала, пытаясь руками ухватиться хоть за что-то, чтобы остановить падение. В голове оглушительно стучалось сердце, а по телу разрядами разбегались молнии, стреляя то в судорожно цепляющиеся руки, то в упирающиеся в диван ноги. Я выгнулась мостиком, чувствуя, что меня перетряхнуло изнутри, рухнула вниз, полностью обессиленная, и разрыдалась…

- Ну, заебись! – раздалось откуда-то сверху, но сейчас я совершенно не ориентировалась в пространстве. Это был самый лучший мой оргазм, самый сильный! И я не уверена, что после такого, смогу удовлетвориться меньшим.

- Что ты бормочешь? Всегда рыдаешь после оргазма?

- Н-не зн-наю…

- Зато я помню клуб, стремянку и чьи-то слёзы.

- Там без оргазма.

- Оу. А я думал… Значит, спутал. Но теперь реабилитировался?

Я не могла ему признаться. Вот нахамить – только дай повод, а рассыпаться в благодарностях не могла. Он же снова начнет свои хозяйские замашки.

- Не знаю, - вздохнула я, чувствуя, что надрыв уже прошел.

- Это твой первый оргазм? – недоверчиво спросил он, приподнимая мне лицо за подбородок.

- Ну не до такой же степени! – фыркнула я и с благодарностью приняла от него салфетку. Да, что-то с влагой у меня сегодня перебор, выделяется ото всюду.

- Расскажи про свой первый оргазм.

- Зачем это?

- Я вдруг почувствовал что-то похожее на… м-м… ревность.

Хриплый смешок вырвался из горла, и я поспешно проглотила его, чтобы не дразнить зверя, но он заметил.

- Тебе нечего от меня скрывать, я был у тебя первым и… единственным. Но вдруг узнаю, что первый оргазм ты испытала не со мной. Ну?

- В дýше, - фыркнула я, понимая, что не отстанет.

- А-а, - заговорщицки протянул Олег. – С девочками?

- Что?

- Одна? Мастурбировала в дýше? – он откровенно забавлялся и мурлыкал надо мной.

А я приходила в себя, сбрасывая наваждение, и краснела. Черт, как мы могли дойти до обсуждения моих интимных дел в ванной?

- А где Жанна? – я огляделась, только что вспомнив, что начинали мы втроем, а закончили, кажется, вдвоем.

- Кто такая…

- Прекратите! Фу таким быть!..

- Ты забавная. Я за эту неделю придумаю тысячу и один способ, как заставить тебя краснеть.

- Так где она?

- Детка? Отдыхает. Набирается сил. У меня появились планы на ночь… Останешься?

Вот если бы он не спросил, я бы так и лежала, нежась в его объятиях. Только сейчас заметила, что его рука лежит на моей груди и пощипывает сосок, ноги раскинуты и одна придавлена его бедром, головой уютно устроилась на сгибе его локтя, и мы неприлично, до безобразия близко друг к другу.

- Мне надо идти! – слова вылетели одновременно с попытками выбраться из-под Олега, а он только хохотнул и отодвинулся, позволяя мне слезть через него с дивана.

Даже не хочу думать, какой вид у меня сзади, и над чем так смеется шеф. Зато придется всерьез подумать, с каким лицом являться завтра на работу.

 

***

Благодушное настроение просто пропитало стены офиса и его обитателей. Катя летала и мягко улыбалась, ненавязчиво стараясь угодить всем. Олег работал за столиком на диване, периодически поглядывая на меня и улыбаясь. Даже Жанна, несмотря на свою стойку на коленях у ног хозяина, выглядела умиротворенной. Олег, читая какой-то очередной документ, гладил её пальцами по шее, как кошку, а та прикрыла глаза и нежилась.

Одна я дергалась и испытывала жуткий моральный дискомфорт. Вот всем же хорошо, а я себя в костюме-тройке голой чувствую!

На обед выскочила как ужаленная, и в фойе, не разбирая дороги, столкнулась с мужчиной. Тут же извинилась, но он схватил меня за плечи.

- Ксения?

Я ойкнула и задрала голову вверх, моментально узнавая в мужчине Павла, того вау-парня из клуба, чью визитку отобрал Олег.

- Привет.

- Что ты здесь делаешь?

- Работаю.

Он комично вздернул бровь, оглядел меня с ног до головы и сделал верное предположение:

- В офисе Мезурова? Кем?

А вот на этот вопрос я отвечать не хотела.

- Секретарем.

- А как же Екатерина?

- Катя? Она у Олега Константиновича, а я... у другого.

Павел улыбнулся, разворачивая меня к выходу и беря под локоть.

- Понятно. На обед? Составишь мне компанию? Я угощаю, а ты расскажешь, почему так и не позвонила. Я ждал.

Его слова отдались в моем сердце, оно забилось чаще и ощущение затопило не хуже чем при оргазме.

Обед прошел феерически, я забывала есть, засматриваясь на Павла. Он легко вытянул из меня подробности перевода из клуба в офис. Конечно, я в них не вдавалась, но описала вполне правдоподобную историю моего карьерного «роста». В какую сторону этот рост прошел, тоже не уточняла.

- Тогда повторим знакомство? – смущенно предложил Павел в конце обеда.

- С удовольствием, - вставила искренний смайлик, чувствуя, что теперь мое настроение будет соответствовать общеофисному, радужному.

- Тогда вот мой личный номер, только не заставляй меня долго ждать.

Ох, этот его приятный глубокий голос. У меня дрожали пальцы, когда я забирала квадратик визитки Павла.

- Вернемся?

- Ты проводишь меня? – навру, если скажу, что не таяла от его внимания.

- Нет, вернусь с тобой на работу. Моя фирма в том же бизнес-центре.

Ну надо же, наверное, это судьбоносная встреча.

 

***

Бабочки в животе сдохли уже в приемной от гнетущей атмосферы, повисшей в воздухе...

- Кать, что-то случилось?

Она прижала палец к губам и скорчила трагическую рожицу.

Черт, неужели Олег видел меня с Павлом? Что сейчас будет?!

- Войдешь и сразу, мышкой, сваливай в хранилище! И не вылезай, пока я смс тебе не скину, - шипела мне Катя, когда я медленно открывала дверь, боясь встретиться с гневными глазами шефа.

Но мышкой не получилось. Диваны перед моим баром были заняты. Привычно, лицом к бару сидел Олег, у его ног жалась Жанна, а напротив, через столик, вольготно развалился плотный мужчина, с короткой стрижкой и колючим неприятным взглядом. За его спиной, облокотившись на барную стойку, стоял еще один мужчина в костюме, в темных очках и с гаджетом в ухе. Видимо, телохранитель.

Я тихо прикрыла дверь и по стенке направилась к хранилищу.

- Стоять.

Грубый голос остановил в кабинете, наверное, даже часы, не только меня.

- Эт еще чо за мокрощёлка?

Я покосилась на неприятного мужика, который развернулся всем корпусом ко мне, но вопрос задал Олегу. Тот поморщился и привычно прищурился, выдвигая подбородок.

- Оставь ее.

После слов шефа, я посчитала инцидент улаженным и двинулась дальше.

- Стоять, я скзал!

Вот теперь зашевелился охранник в костюме, преграждая мне проход к двери в хранилище. Я озадаченно оглянулась на Олега, за щеками которого совершенно точно ходили желваки.

- Ты, Вадик, голос повышай в своем зверинце и приказывай своим девицам. А эта – моя.

- Чо, Жанка в утиль? Всего два месяца на тебе попрыгала, - хохотнул козел, а Жанна теснее прижалась к ноге Олега, словно уменьшилась в размерах и взгляд вдруг стал запуганным.

Вот такой я ее видела только когда нашла записку с вопросом жизни и смерти. Тогда подумала, что меня раскручивают на пару с хозяином. Но теперь решила расспросить ее при случае, вдруг тут что-то еще кроется?

- Вадим, давай не про моих бабах, а о деле. Ты знаешь, что о поставках в офисе я не говорю.

- Фуфло твой офис, если ты рот открыть не можешь без страха быть выебанным. Или ты только за этим его купил? Как место для случек?

Мужик опять хохотнул, а Олег сжал челюсть.

- Ксения, принеси нам коньяк.

- Конечно, Олег Константинович.

Фух, кажется, вопрос улажен. Телохранитель проводил меня стеклами своих очков, не снимая локтя со стойки.

- Руки уберите.

- Чо?

- Руки со стола убрал, - тихо прошипела я тугодуму, легонько шлёпнув по локтю.

Не знаю, что он обо мне подумал, но отошел и встал сбоку от дивана. А то разлегся тут на моей стойке!

Я склонилась над столиком, расставляя бокалы для Олега и его гостя. Сегодня брючный костюм меня спас, только из-за него козел не погрузил в меня руку по локоть. Я взвизгнула и отпрыгнула от гостя к Олегу.

Шеф встал, задвинул меня и Жанну за спину и в тот же момент в кабинет влетели два наших охранника. Откуда они узнали?

- Олежа, брось это. Ну чо ты из-за мокрощелки истерику закатываешь?  Гони ребят, и моего пусть захватят, кофем угостят.

Я не видела лица шефа, зато теперь могла разглядеть гостя. Тот брал наглостью и кабаньей упоротостью. Глаза, даже под прикрытием игривого и лёгкого тона, не теряли цепкости. И вообще, вспомнился фильм из моего детства и инопланетный бандит Весельчак У. Вот очень напоминал его Вадик, только был более… страшным.

Олег кивнул и в кабинете остались только мы и гость.

- Ну, делов то! Щас она мне отсосет и вопросы порешаем…

- Кто отсосет? – вклинилась я, а Олег перехватил мою руку и с силой вцепился в запястье.

- Детка, уведи Ксению в комнату.

Жанна встала, покачиваясь на ногах, протянула ко мне руку, ожидая забрать у Олега, но неожиданно вперед наклонился Вадик и схватил меня за запястье другой.

- Не торопись.

Шеф нервно дернул рукой в кармане, оглядываясь на дверь кабинета, потом раздраженно кинул брелок на столешницу и склонил голову, щурясь на гостя.

- Вадик, пусти девчонку. Эта сосать не будет. Просто пусти.

- Чо, особенная что ли? – сверкнул оскалом козёл.

- Особенная. Поэтому ты ее сейчас отпустишь.

- Сосет по особенному? – я понимала по тону, что совершенно не интересна Вадику, что тот просто щупает Олега и бьет туда, откуда идет реакция. Но вмешиваться сейчас было полной глупостью.

- Отпусти девчонку.

Гость тут же освободил меня, Олег перекинул Жанне, а та потянула в уборную.

- Эй, мне туда нельзя, - зашипела я на Жанну.

- Тише ты!

Я обернулась на Олега, тот сверкнул темными глазами и рыкнул:

- Скройся.

После чего мы с Жанной оказались в уборной.

 

***

- Ну ничего себе…

Я охренела, разглядывая изолированное помещение, нашпигованное всякой приблудой для эротических игр. Одна только кровать с железными спинками что стоила!

- А это для чего? – я попинала горбатую скамейку, обтянутую кожей с забавными валиками под коленки. – Пресс качать?

Жанна прыснула. Сейчас она явно расслабилась, и к ней стал возвращаться цвет лица.

- Ты руками не трогай. Скоро сама все испробуешь и накачаешь.

- Я не тороплюсь.

- Как будто это от тебя зависит, - в своей манере фыркнула Жанна и прошла мимо меня к холодильнику.

А я застопорилась у обитой деревянными панелями стены. В нее были вбиты скобы и закреплены кожаные ремни.

- Это тоже… придется пробовать? – голос предательски сорвался, когда я представила себя распятой у стены.

- Угу, но он не любит садизм. Может только в качестве наказания. Попугать.

- А.

Наверное, меня это должно успокоить. Вот только слово «наказание» вообще рядом со спокойствием не стояло. Дальше шел набор непонятных устройств и возле них две высокие тумбы с выдвигающимися ящиками.

- О! А вот туда не заглядывай.

Любопытством я никогда не страдала, поэтому дошла до условно выделенной кухни и взобралась на табурет.

- Жанна, а кто такой этот Вадик?

- Вадим? Это совладелец бизнеса. Напарник хозяина.

- А почему между ними так напряженно?

- Он страшный человек.

- То есть ты не скажешь мне, во что влипла?

- Я тебя предупредила не связываться с Вадимом. К тому же хозяин готовит тебя не на моё место… Возможно, я еще задержусь и отработаю должок…

- Какой долг?

Но она промолчала.

- На какое место он меня готовит? Жанна, говори. В конце концов, мне ты тоже должна! Я не согласилась бы на тот разврат, если бы не твоя просьба.

- Ой ли? – ехидно прищурилась она, а я отметила, что манеры хозяина невольно начинают отражаться и на его рабыне. – Не заливай мне, что в тот вечер не оседлала бы его без стеснения, если бы он позволил.

Я покраснела и тоже уставилась в окно, но вряд ли что-то там видела. Перед глазами стояли совсем другие картины. И на них в основном было лицо Олега, его глаза, его губы, прищур, легкая усмешка, прерывистый вздох и трогательные брови домиком в момент, когда он кончил…

- Ты хоть раз видела, чтобы он целовал меня? – проник в мои мысли голос Жанны.

- Нет, но я же не присутствую во время ваших… вашего секса.

- Ну так я тебе отвечу – хозяин не целует рабынь. Ни меня, ни одну до меня. Это слишком расточительная близость, которая не допускается с рабынями.

- Что – никогда?

- Неа.

- Даже на испытательном сроке?

- Ты непроходимая дура, да? Он не дает рабыням никакого испытательного срока. Проходишь пробы, получаешь ошейник и не поднимаешь глаза выше колен хозяина. Все.

Я беззвучно выдала «О» под тяжелый вздох Жанны.

- Ну и на какую роль он меня готовит, если не рабыни?

- Нижней. Погугли. Я тебе не смогу объяснить разницу между ними. Но если ты не претендуешь на мое место, то я могу задержаться.

- Жанна, а тебе не противно? З-зачем ты согласилась быть его рабыней?

- Чего скривилась? Ты же вот согласилась – зачем?

- Я еще не согласилась…

Ложка вылетела из рук Жанны и звякнула о столешницу.

- И ты еще сомневаешься, что особенная? Олег ни с кем так не церемонится. А Вадим тебя быстро просчитал. Откуда он о тебе узнал? А? Просто берегись…

- Чего?

- Искушения, Ксюнечка! Один будет соблазнять тебя деньгами, другой сексом. И на чем-то ты сломаешься.

- Детка?

Жанна в мгновение ока упала на колени и склонила голову, в то время как я оглянулась на Олега. Вот оно, мое преимущество. Но как надолго?

- Выйди к Вадику.

Я удивилась, но Олег смотрел не на меня.

Жанна вздрогнула и не вставая, подняла на него взгляд.

- Я так понял, у вас какие-то личные вопросы остались, - процедил Олег. – У тебя есть шанс сейчас закрыть эти дыры. Сейчас. Ты не останешься рядом со мной, если не порвешь отношения с ним. Уходи.

Мы остались наедине. Я боялась заговорить с Олегом и нервничала из-за отправленной в кабинет Жанны.

- Она с ним… Он её…

- Да.

Олег наклонился к внутренним ящикам стойки, достал бутылку коньяка и пепельницу.

- Когда подпишешь договор – ты переходишь в мою собственность. Это понятно?

Я кивнула, наблюдая, как он наполняет бокал и закуривает.

- Я не потерплю твоих сторонних связей.

Вот как! Это очень-очень важное уточнение.

- Так у меня не будет групповых совещаний?

Он убрал бокал с напитком от губ и прищурился.

- Ты боишься групповухи?

Неистово замотала головой. Черт, перед его лицом я ничего не боюсь! Даже вида не покажу.

- Пугают множественные оргазмы?

На полсекунды задумалась:

- А вы один не можете их сделать? Обязательно нужна группа поддержки?

Олег совершенно точно смутился, глаза потемнели и залипли где-то в районе моей груди.

- Нет. У тебя были мультиоргазмы?

Теперь смутилась я. И покраснела. Откуда? Он же знал про меня и мои оргазмы всё!

Я прерывисто вздохнула, чувствуя, как накаляется между нами атмосфера. Но не уверена, что хотела бы сейчас снова оказаться в ситуации, когда собственные принципы затрещат по швам.

- Мне надо идти.

- Куда? – голос низкий, чуть хрипловатый. Дым от сигареты окутывает меня коконом, не давая абстрагироваться от Олега. Темный проблескивающий взгляд из-под прищуренных глаз.

- В клуб.

Он выгнул бровь.

- За расчетом и личными вещами, которые там остались.

- Хорошо. Провожу тебя через запасной выход.

Я не знаю, как всё получилось. Он просто протянул руку. Я просто вложила свою. Он потянул на себя и вот я уже вплетаю пальцы в волосы на его затылке, чувствую руки на бедрах и дрожу, вжимаясь в него. А между губ проносятся протяжные стоны и прерываются тяжелым дыханием.

Сейчас, когда я дрожала в его руках, когда чувствовала его эрекцию своим животом, Олег не казался мне чудовищем и насильником. Наоборот, сейчас растворяясь в его голодном поцелуе, я помнила только о последнем нашем сексе. О своих феерических ощущениях. И хотела повторить.

- Не так, - выдохнул Олег и толкнул меня к стене со скобами.

И тут я словно протрезвела.

- Нет, мне надо идти…

- Да.

Олег впечатал меня в стену с множеством приспособлений для сковывания, и я не могла думать больше ни о чем, кроме того, куда он заводит мою руку и чем закрепляет запястье.

- Я не хочу… Пусти!

- Да, так. Сопротивляйся.

Я взвизгнула и свободной рукой ударила его по щеке, впервые увидев, как пелена возбуждения спадает с его глаз, делая их злыми и пронзительными не меньше, чем у Вадика.

- Мне будет очень приятно подобрать для тебя особенное наказание, кис-са…

Глава 7. Неожиданный выбор

В клуб я ворвалась злая и испуганная. Можно долго убеждать себя, что сочетание этих чувств невозможно, но это факт. Теперь злость не помогала избавиться от страха перед Олегом. А точнее перед угрозой наказания.

Перед глазами пробегали десятки вариантов, что он может со мной сделать, и чего я боюсь до колик в сердце. Сначала то, что лично наблюдала или слышала от Жанны. И если примерять на себя ее образ, то даже постоянно коленопреклоненная поза бесила, не говоря о преподношении ее на жертвенный стол для групповой обработки.

Меня передернуло.

А потом я вспомнила нашпигованную всякими непонятными механизмами уборную и снова вздрогнула. Даже не отдавая меня на растерзание своим шакалам, Олег может измываться надо мной в закрытой комнате и никто не придет на помощь.

Во что, блин, я вляпалась? Как?

В клубе меня перехватила Виктория, с визгом повиснув на шее и потребовав не уходить, пока не расскажу «всё». Лариса была более сдержана, выдавая мне расчет за отработанное время и намекая, что раз уж я теперь приближенная к телу (ха-ха) Олега Константиновича, то моя прямая миссия – помочь клубу в получении всяких плюшек от начальства.

- Я не прошу выбивать для нас особые условия! Просто… вдруг услышишь что полезное. Новые веяния, планы. Предупреди, чтобы мы смогли подготовиться. Я только об этом прошу.

Я покивала, забрала деньги и ушла ловить Вику. У меня тоже имелись кое-какие вопросы, которые хотелось обсудить с ней. Заловив Сашку и поставив его наблюдать за ВИПом, мы спрятались в подсобке.

- Ну, рассказывай! Хотя, давай сначала я. Тебя кое-кто разыскивал, - Вика хитро улыбнулась и сделала загадочную паузу.

- Меня? – у меня нет никого в городе, кто мог бы разыскивать.

- Да.

- Здесь? – тем более в клубе.

- Именно!

- Кто? – здесь точно искали не меня!

- Помнишь того красавчика, который бортанул меня и мы из-за него поцапались?

- Павел? – я удивилась. При встрече он даже не намекнул, что искал!

- Его зовут Паша? Классное имя. И сам он классный. И член у него, наверное, красивый.

- А что он говорил? И когда меня искал?

- Да вот недавно заходил и прям тебя спрашивал, удивился, что перевели в офис. Хм, но я намекнула, что ты теперь приближенная и всё такое…

- Зачем? – что за привычка лезть не в свои дела.

Вика скорчила мордашку:

- Потому что надеялась, что он не откажется от меня в этот раз… Но не срослось. Он подорвался и ушел. Козлина.

Я прикинула, что судьба нас столкнула с Павлом как раз после его посещения клуба. Искал меня здесь и случайно столкнулся в фойе бизнес-центра. Но почему удивился, раз знал о моем переводе и знал, что именно там находится офис Мезурова?

 

- Но хер с ним! А что у тебя с владельцем?

Кажется, я покраснела. Ужасная привычка, ведь если сейчас скажу «ничего» - она не поверит.

- Понятия не имею. Он поставил меня работать у бара, варить кофе для посетителей.

- И всё?

Я пожала плечами, думая, как бы затронуть интересующую меня тему.

- А ошейник он тебе не предлагал?

А, ну вот, тема сама на меня вырулила.

- Намекал, но… У него уже есть Жанна.

Вика выразительно фыркнула.

- Бобик сдох, потому что на внутреннем сайте снова разместили вакансию! – торжественно оповестила меня. – И я очень рассчитываю на этот раз пройти конкурс. А ты мне должна рассказать какие-нибудь особенные штучки про владельца.

Задумалась. Знаю ли я какие-то «штучки» про Олега?

- Ну-у, рабыня всегда стоит возле него на коленях…

- М-м, обхватывая икры ног, незаметно поднимая руку выше, по внутренней стороне бедра…

Да? Об этом я как-то не думала и за Жанной не замечала.

- Еще ей нельзя пить, курить и покидать офис без его разрешения.

Вика кивнула, видимо, такие жертвы вполне можно было вынести ради приближения к владельцу.

- Еще она молчит, пока он ее не спросит, ходит всегда голой, в одном ошейнике…

Вика продолжала мелко кивать, а я не знала, могу ли рассказать ей, что иногда Жанна обслуживает совещание и участвует в закрытых жмж-вечеринках шефа. Ведь если заикнусь, сразу возникнет вопрос – откуда мне это известно?

- Да-да, все это и так понятно, - прервала мои мысли Вика. – А как часто он ее трахает? А сосет часто? Подарки дарит? Ты видела ее гардероб?

От моего изумления, отразившегося на лице, Вика закатила глаза и доверительным тоном сообщила:

- А то ты не знаешь, что за контракт на питомца отваливают кучу денег? Я же тебе как-то говорила.

- Что-то такое говорила, но я не заметила, что Жанна ежедневно купается в деньгах.

- С нее нельзя брать пример. Она никудышная, поэтому он и избавляется от нее. Но вот смотри другие его девочки.

Вика достала огромный смартфон, открыла инстаграм и показала мне подборку пабликов с красивыми дорогими фотографиями. На них были разные девушки, но всех объединяло одно – окружающая роскошь и иностранные интерьеры и пейзажи.

- Да-а-а, - протянула я, жадно вглядываясь в девушек и офигевая от их количества. Неужели они все прошли через постель Олега? Да он зажравшийся кабан, у которого проблемы с потенцией как раз из-за количества секса. Всю обойму уже отстрелял, вот теперь осечки.

Я хмыкнула, приближая фотографии девушек, отмечая их рост, вес, цвет и «классность». Все было на уровне элитного. И я немного недотягивала. Замечательно помнила, что почти год назад хотела бы выглядеть так же – дорогой и запоминающейся, но за последнюю неделю от постоянного стресса, что на меня все же обратили внимание и продолжали его обращать, зависти к красоткам с инстаграма поубавилось.

- Деньги? – пробормотала я, вспоминая слова Жанны, что один будет соблазнять деньгами, а второй сексом. Что же получается, если Олег как раз откупается деньгами, то Вадик будет предлагать свой интим?!

Не-е-е… Фу-у-у.. Бр-р..

Тут у него со мной никаких шансов. Но как на это купилась Жанна?! Имея под боком Олега с вечным стояком, запасть на противного Вадика?

- Есть одна фишка у Олега, - осенило меня, когда я возвращала телефон Вике. – Он берет к себе только извращенок. У девушки должен быть пунктик, какая-то особенная ебанутость, тогда он точно мимо не пройдет.

- Да? – Вика загрузилась. – А мне что придумать?

Пожала плечами.

- Зачем придумывать? Просто покопайся внутри себя, наверняка, что-то найдешь в себе особенное. Тут ведь никто, кроме Олега, не подскажет.

 

***

- Я нормальная!

- Рад за тебя.

- Олег Константинович, вы должны передумать, я вам не подхожу.

Он проигнорировал мой выпад, перекладывая подписанные бумаги и хмурясь.

- Поговорите со мной!

- Я работаю.

- А я думала, что наше знакомство не менее важно для вас, - тут я по всем канонам надула губы и опустила голову, демонстрируя, что собираюсь разрыдаться.

- Твою мать, киса, это новая тактика взбесить меня? Лучше не начинай.

Уфф… Мурашки страха скатились вниз по позвоночнику, но я вильнула бедрами, мысленно стряхивая их, и продолжила.

- Вчера я почитала правила для нижней и даже сравнила их с требованиями к рабыне.

Олег на секунду застыл, но потом подписал оставшиеся пару листов и отодвинул их от себя подальше.

- У, как интересно. И почему, позволь поинтересоваться, ты полезла изучать правила нижней? Я что-то тебе обещал?

- Н-нет… Просто… У вас же её нет? А каждый уважающий себя дом берет нижнюю.

- Не каждый. Мне хватает питомца.

- Вы устали от этих отношений, - доверительно сообщила я ему. – Вас уже не удовлетворяет полная покорность!

- Ты за ночь закончила курсы по психологии? – он прищурился и сложил руки на груди, продолжая пристально рассматривать меня.

- У меня просто природная наблюдательность.

- Да, меня не удовлетворяет покорность, но это не значит, что я хочу нижнюю. Слишком большие обязательства. Зато каждая новая рабыня поначалу строптива. И ты будешь такой. Мне в кайф обламывать новеньких.

- Может вам проще профессию сменить и объезжать кобыл?

- Именно этим я и занимаюсь. Подойди ко мне.

- Зачем? – вот зря я этот разговор затеяла. Хотя воспользовалась тем, что сегодня Жанна не высовывалась из уборной-пыточной.

- Подойди.

- У меня испытательный срок.

- Я помню.

- И вы связаны условием.

- Конечно.

Блин, что же как ссыкотно то?

- Ладно…

Олег улыбался одним уголком рта, дожидаясь, когда я подойду.

- Ближе.

- Куда уж ближе? – проворчала я, и взвизгнула, когда он перехватил руками мои бедра и посадил попой на стол перед собой.

- Могу переместить на колени, но… У нас же условие.

- Точно!

- Итак, давай проверим твою наблюдательность и умение отделять мух от котлет.

- Как? – я даже не спросила, а каркнула, но к счастью Олег не обратил на это внимание.

- Ты считаешь положение нижней завиднее, чем рабыни?

- Ну конечно!

- Чем?

Я задумалась. Вообще, я пыталась отвлечься от того, что сижу перед ним в расклешенной юбке раздвинув ноги, и как не пытаюсь совместить колени – Олег не позволяет. Бросив тщетные попытки, прикусила губу и действительно задумалась.

- Я не потеряю имя, не буду носить ошейник.

Он усмехнулся, но я решила игнорировать его реакции.

- За мной сохранится право иметь свое мнение и вводить табу на некоторые действия партнера.

- Хозяина, - поправил меня Олег, но я настояла.

- Партнера, потому что хозяин может быть у рабыни. Как у вещи, а я не хочу быть вещью.

- То есть ты боишься потерять индивидуальность?

Ой-ой-ой! Как я могла сама загнать себя в ловушку?

- Нет-нет, я ничего не боюсь!

- Не правда. Все чего-то бояться.

- Даже вы?

Он положил ладони мне на бедра и сжал.

- Даже я.

Вот бы найти, чего ты боишься, и поставить тебя на колени, засранец…

- В общем, я поняла, что положение нижней намного привлекательнее, чем рабыни.

- Твои выводы понятны, но давай я со своей стороны расшифрую тебе преимущества положения рабыни?

Его голос с легкой прокуренной хрипотцой лился как мёд, заслушаться можно, пришлось встряхнуть головой, чтобы сосредоточиться на смысле слов.

- Главный плюс положения рабыни – контракт с ограничением по времени. На моей практике не было девушки, продержавшейся дольше четырех месяцев. А нижняя – это постоянное положение. Роль рабыни – вознаграждаемая. Отработала и получила бонус, которым распоряжаешься на свое усмотрение. А нижняя имея свое мнение и свободу от… гхм… господина, потому что мы никогда не сможем стать партнерами, так же рассчитывает на свой доход. Нас будут связывать только интересы, сессии… Даже при более близком общении сохраняется финансовая независимость пары.

Пока мне было все понятно, но не все могла примерить на… нас. Уж точно, я не хотела быть постоянной его нижней.

- И основное. Однажды вступив в эти отношения, ты навсегда останешься в них. Все, кто в теме, будут знать тебя и твой послужной список. Этот шарик слишком мал для дегустаторов и каждый новый человечек в теме привлекает к себе внимание. Иногда заслуженное, но чаще – нет.

Он вдруг резко дернул меня за бедра к краю стола и сам придвинулся ближе. Теперь он смотрел на меня снизу вверх, находясь между моих ног.

- Но пока ты вещь – ты невидимка. Всего два месяца потакания моим желаниям, щедрое вознаграждение и перед тобой открыто много дверей в новую жизнь. Ты начнешь все с чистого листа. Выберешь кем тебе хочется стать. Найдешь страну, где тебе хочется жить. Откроешь дело, которым тебе нравится заниматься. И никто, никто никогда не вспомнит, что ты была моей вещью, носила ошейник, отзывалась на кису и сосала мой член.

Голос с громкого плавно перетек в шепот и замолк, пока я заворожено тонула в его глазах, транслирующих мне новые невероятные кадры будущего.

Вау. Почему я этого не видела раньше? Может Вика не такая уж дура, что уже два года старается занять это место? А Жанна не настолько глупа, раз пытается протянуть возле его ног подольше?

Ну вот я: выбрала для себя цель закрепиться в столице, найти работу по специальности, хорошо оплачиваемую, со временем купить квартиру. И вся моя цель ставилась в противовес антицели – ни в коем случае не вернуться в станицу, чтобы под боком тёти влачить жалкую скучную жизнь. Но ведь что в столице, что в станице меня ждет замужество, дети, быт, ипотека. Не настолько я наивная, чтобы верить в сказки и мечтать о легкой жизни.

А тут он – волшебник. Предлагает всего за два-три месяца полного подчинения возможность уйти в сказку. Хм, мой позор увидит небольшая группка приближенных. Имя даже не вспомнят – у меня его не будет! А с деньгами Олега я смогу остаться в столице, открыв фирму по организации праздников, или уехать в станицу, или в областную столицу, и тоже начать свое дело. Купить квартиру и с более стабильного материального положения влюбляться и выбирать себе жениха!

А если оценивать девочек из инстаграма – ни одна не осталась на родине, все пристроились за рубежом. Так почему я так не могу? Заберу тётю, уедем с ней в Италию, купим домик на берегу моря, разобьем маленький виноградник, откроем магазинчик, или отель, или…

- И что ты теперь думаешь о положении рабыни, Ксения?

 

***

- У нижней могут быть увлечения на стороне?

- Нет, только если господин позволит. Но в моем случае это исключено.

- А у рабыни? – вот тут он не соврет, ведь я видела, что Олег вытворял с Жанной.

- Да, с теми на кого укажет хозяин.

- Даже если ей не нравится? Даже если противно?

- Это воля хозяина – рабыня получает удовольствие, потакая желаниям хозяина.

- Нижняя может обращаться на «ты», называть господина своими именами и давать по роже, когда он зарывается?

Олег задумчиво склонил голову на бок, покусывая изнутри щёку. Неужели понял мой намек, что я всегда называю козлов козлами, мудаками и уродами?

- Ммм, переход на неформальное общение возможно вне сессий, если степень общения очень близка. А вот рукоприкладство не допустимо.

- Можно и пинком под зад, - пробормотала я, понимая, что выбора то у меня нет.

Безусловно, огромный денежный бонус может примирить меня с некоторыми закидонами Олега, но не с собственной совестью. Когда она начнет жрать заживо, никакие деньги не сделают меня чище и не избавят от унижения, что меня одновременно отымели пять мужиков или даже один Вадик. Такое никакими деньгами не сотрешь.

- Ладно. Я подумаю.

Олег сдержанно улыбнулся и сразу же отпустил. И никаких приставаний. А может это блажь? Вот проведет конкурс, возьмет нового питомца, которого так «задорно» объезжать, и оставит меня в покое. Других вариантов я не вижу. В крайнем случае, постараюсь выторговать роль нижней, но очень незаметной нижней. Такой же невидимки, только с именем и мнением. И своим позиционированием я решила заняться незамедлительно.

Но как всегда, всё пошло не по плану.

У Олега что-то случилось с поставками, о которых пытался поговорить Вадик. Он почти отсутствовал в офисе и мы втроем, Жанна, Катя и я, коротали дни за просмотром сериалов и дегустацией вин и коктейлей. Опять же, я прилично подучилась в смешивании напитков, а Катя, пользуясь служебным положением, накупила массу ингредиентов, с которыми можно было экспериментировать.

За эти три дня Олег смерчем врывался в офис всего пару раз, мы как ангелы Чарли, отработанными четкими движениями ликвидировали улики своих посиделок, старались не показываться на глаза злому шефу и, конечно, уповали на Жанну, что она немного смягчит рычащего в телефон и на окружающих хозяина.

За эти дни он только один раз приблизился ко мне. Я меньше всего ожидала, что когда Олег в очередной раз сорвется на вызов и будет проходить мимо, вдруг захочет прижаться. Для меня стало полной неожиданностью, когда он резко схватил мою шею и пришпилил к стене, жадно всасываясь в губы и проникая языком в рот. От напора я даже застонала. Вот уж не думала, что его поцелуи взметнут в памяти пошлые картины близости и тело откликнется, делая трусики мокрыми. Но даже тут Олег внес свою прагматичность, перехватив мою руку и прижав к полностью распрямленному члену под брюками.

- Еще неделя, киса, - выдохнул в губы и вышел, сопровождаемый вооруженными до зубов охранниками.

- Ты как? – обеспокоенно смотрела на меня Катя, ставшая невольной свидетельницей «нападения».

Вот тогда я и почувствовала, что губы разбиты от его остервенелых поцелуев, а ушиб груди я чувствую сильнее, чем врезавшуюся в стену спину.

- Это он в броннике, - авторитетно пояснила Жанна, и мы снова пошли залечивать свои нервы коктейлями и сплетнями о женском.

За эти дни я трижды сталкивалась с Павлом. Первый раз он выговорил мне, что я снова не позвонила, и у меня не осталось шансов оправдаться. А я и не собиралась. Он настоял на ужине, я с легким сердцем согласилась. Не знаю, как у меня сложится будущее, но то что Олег совершенно точно нацепит на меня пояс верности – не сомневаюсь. А я хотела отношений. Нормальных отношений!

В конце концов, сейчас я Павлу ничего не обещала и он ничего не просил. Так почему нам не встретиться за ужином, а потом пообедать вместе? В общем, я не видела в этом преступления. И чем больше я общалась с вау-парнем, тем больше «плыла» от него.

На третий день, когда он подвозил меня до дома и строил планы на совместные выходные, я даже позволила себе помечтать, что у нас может всё получиться. Например, если Мезуров все же перехочет меня брать. Или я смогу отвоевать себе личную жизнь, оставив заморочки с Олегом в тайне. Если прервать отношения с Павлом, пока окончательно не закончу с Олегом.

Все осложнилось после голодного поцелуя шефа, который вряд ли за неделю откажется от меня, и после проведенных выходных с Павлом, когда я поняла, что он тоже собственник, а у меня к нему уже что-то больше, чем просто «нравится».

В воскресный вечер я не смогла дозвониться до тёти. Меня подмывало поделиться новыми эмоциями, рассказать про классного парня и предупредить, что возможно следующие три месяца я буду в длительной командировке без связи и интернета. Хотела попросить совета, как в этом случае поступить с парнем, в которого я, кажется, влюбилась. Нужно ли сближаться с ним перед командировкой или  оставить все решительные действия до возвращения.

То, что тётя не сняла трубку и не перезвонила, тревожило меня куда меньше, чем последняя неделя в офисе с Олегом. Проблемы с поставкой он решил в субботу, о чем пришла смс от Кати, которая обо всем узнала от Жанны, которая конечно имела прямой доступ к телу шефа. А шеф между тем отсыпался и набирался сил, чтобы в понедельник заняться мной вплотную.

Это страшило. Да, ко мне снова подкрадывался чёртов страх.

 

***

В понедельник, вопреки ожиданиям, Олег разбирал завалы, накопившиеся во время его  отсутствия в конце прошлой недели. А с четырех часов после полудня вообще взял Жанну и свалил на инспекцию клубов и публичных притонов.

Меня словно не замечал. Пару раз попросил кофе и, уловив запах мяты в моем дыхании, поинтересовался, что я курю. Чуть сдержала смех, хвастаясь новым безалкогольным коктейлем, который научилась смешивать и довела до совершенства. Олег вдруг загорелся попробовать, а уже потом уехал, даже забыв отметить мое мастерство.

Вечером я привычно встретилась с Пашей в холле, чмокнула в щеку и увернулась от настоящего поцелуя. Я решила не форсировать события, пока не решу вопрос с Олегом. Но в этот вечер Павла словно подменили и вместо удовольствия от просмотра фильма в кинотеатре, я снимала его руки то с колена, то с бедра, то с плеча, когда пальцы уже гладили через одежду грудь. А в машине Павел вообще потерял терпение и, буркнув «Ну хватит», сграбастал меня и поцеловал.

Меня целовал другой мужчина и мне нравилось!

Такой поцелуй не перепутаешь с просто поцелуем. Этот обещал продолжение – на постели, запутавшись  простынях, в переплетении рук, ног и тел, в иступленном крике, в несдерживаемых стонах.

Только я еще не готова. Мне нравился, очень нравился Паша, но где-то постоянно срабатывал предохранитель, и эйфория спадала, поднимая барьеры защиты. Я винила Олега. Не разбиралась в причинах, почему, просто он был самым подходящим объектом для обвинения.

- Давай завтра поедем ко мне? – Паша нехотя отпустил, выбивая из меня искры своим несдерживаемым частым дыханием и блеском глаз в сумраке машины.

- Я не знаю…

- Ксения, ты так и не узнаешь, пока не попробуешь, пока не разрешишь мне…

Я понимала, что он прав, но вот сейчас ничего обещать не хотела.

- Завтра я тебя буду ждать у входа. Столько, сколько придется, - выдохнул Павел, завел авто и повез меня домой.

Я провожала взглядом бегущие за стеклом огни города и расстраивалась, что мужчины слишком наворачивают события в моей жизни. Я не успеваю адаптироваться под их желания. А должна ли?

Но самое жуткое поджидало меня утром в офисе, ладно еще Катя успела предупредить, что я вчера спалилась перед шефом, сев в чужую машину, когда на своей подъехал Олег.

- Жанна сказала?

- Угу. Сегодня сидит, привязанная с кляпом.

- Что?

Катя отмахнулась и жестом пожелала что-то вроде «ни пуха, ни пера».

Не помогло.

Олег с порога напомнил, что я согласилась на эксперименты, и велел раздеваться.

- Как согласилась, так и отказалась.

- Что это значит?

- Только то, что я попробовала, мне не понравилось.

- Неужели? – сегодня его усмешка была злой.

- А еще я узнала информацию, которая в корне меняет моё отношение к вашему предложению.

Вздернутая бровь и еле слышный вздох Жанны, привязанной у стола-приставки. Я с жалостью смотрела на ее наказание, хотя в глазах явственно читалось «Ну и дура ты, Ксюха, сейчас он привяжет тебя за поводок к соседней ножке!»

И да, я нарывалась. Наверное, напряжение последней недели сказалось и на мне. А еще сказалось то, что у меня появился мужчина, который возможно защитит меня от Олега. И почему я раньше об этом не подумала? Сегодня надо поговорить с ним о моей проблеме с Мезуровым, а не о липовой командировке на три месяца.

- Я что-то пропустил? Что за информация такая?

- Мы говорили. Я хочу быть нижней. Хочу попробовать. Но только на то время… Временно.

Олег злился. Ведь мог бы прямо сейчас нацепить поводок мне на шею, привязать рядом с Жанной и также заткнуть рот, чтобы не городила ерунду. Но, к счастью, его отвлекли.

В кабинет, в сопровождении Кати, вошли несколько человек обвешанные аппаратурой и опутанные проводами, в наушниках и с какими-то ручными сканерами.

- Всем выйти и забрать сотовые телефоны. Их в приемной отдельно Костян проверит.

Я не могла сдержать смешка, когда бравые молодцы наконец заметили Жанну с откляченной голой задницей и отключились от эфира, сосредоточившись на необычном приеме.

Олег тоже с интересом наблюдал за реакцией, только не парней, а своей рабыни.

Жанна достойно держала марку, даже не покраснела! Я бы под пол провалилась, а она нет. Выгнула спину, чуть расставила колени и протяжно вздохнула, почти простонала. Вот чертовка!

И тут Олег выругался и атмосфера резко изменилась. В кабинете похолодало от его гнева. Шеф отвязал Жанну и неделикатно отвел в пыточную, взбодрил парней отборным матом и вернул нас с Катей в приемную.

Как я потом выяснила, в офисе Олега искали жучки и нашли. Наши телефоны оказались «чистыми» и после заполнения списка всех лиц, с которыми мы общались последние две недели, он отпустил нас с работы.

Даже настроение улучшилось, и в этот момент вспомнила о Паше и его предложении.

Он сразу же ответил на звонок.

- Представляешь, выхожу из здания, а тебя нет. Ты передумал?

Что я творю? Откуда в моем голосе столько флирта?

- Но до конца рабочего дня еще час, Ксень.

В его голосе явственно слышалась улыбка и я не заметила, как тоже начала улыбаться в ответ.

- Нас сегодня пораньше отпустили. Там какой-то обыск затеяли…

- Обыск? Кто? ФСБ? Мезурова взяли?

- Ой, я не так выразилась. Это он ребят пригласил обыскать кабинет. Жучки нашли, прикинь?..

- Ксения, никуда не уходи! Я сейчас выгоню тачку с подземной стоянки и подрулю ко входу.

Я все еще улыбаясь, оглянулась, засовывая телефон в карман, случайно скользнула взглядом по окнам третьего этажа и наткнулась на колючий взгляд Олега. Он стоял за стеклом, широко расставив ноги, и не сводил с меня глаз.

Отвернулась, с ужасом представляя, что сейчас он снова станет свидетелем, как я уеду с Павлом. И не просто уеду, а на всю ночь. К нему домой. Заниматься любовью.

Вот опять – я до оцепенения боюсь, как оправдаться перед Олегом. А с какой стати? Он мне никто. И никогда не станет кем-то!

Проверила – стоит, смотрит, никуда не уходит. Чёрт!

До этого момента я еще не знала, хочу ли закреплять наши с Павлом отношения сексом, но теперь поняла, что хочу. Мне надо знать, почувствовать близость другого мужчины, не Олега, кого-то кроме Олега. Я хочу перестать бояться секса, а Олег только усугубляет мой комплекс, настаивая на близости с ним. Да, он первый, но он же сделал это насильно! Да, я улетела от оргазма с ним, но это даже не секс, а пародия. И я прекрасно отдаю себе отчет, что за два месяца принуждения и унижения – он меня сломает окончательно.

У меня просто может не быть будущего с Павлом. Или вообще не будет отношений, где я смогу довериться мужчине и полюбить. Я не знаю, как будет после него.

Я увидела подъезжающего Павла. Вот сейчас всё должно произойти. Я должна принять решение, от которого многое будет зависеть. И плевать, что я не готова, но меня никто не хочет ждать и уступать ни один не будет.

Снова посмотрела через плечо. Не только я, но и Олег заметил машину вау-парня. Он поддался всем корпусом вперед, уперся кулаком в стекло и перевел взгляд с паркующейся авто на меня.

Господи, как меня трясет! Но что он мне сделает? Нас еще не связывают отношения, он все еще хочет прогнуть меня и сделать своей вещью. Я могу лишиться шанса попробовать другой секс, где не принуждают, где я сама хочу.

Стекло припаркованной машины отъехало, и Павел улыбнулся мне, кивая в салон, чтобы я садилась. Сердце ухнуло с обрыва и заколотилось от радости. От радости, а не от страха! Страх топил меня со спины, но сейчас я была полна решимости дать шанс нашим с Павлом отношениям и рассказать ему о ловушке Мезурова. А вдруг уже завтра я смогу послать того со всеми наездами и угрозами?

Я широко улыбнулась и сделала только один шаг к машине, когда в кармане настойчиво зазвонил телефон.

Обернулась. Олег стоял у окна, хмурился и держал возле уха свой сотовый. Ну, понятно…

Я проигнорировала звонок, отвернулась от шефа, подняла руку вверх и выставила средний палец. И не оглядываясь, села к Павлу в машину.

Телефон смолк сразу же, как мы тронулись, а я так и не смогла поднять глаза на окна офиса. Я боялась увидеть реакцию Олега.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям