0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Роковое влечение » Отрывок из книги «Роковое влечение»

Отрывок из книги «Роковое влечение»

Автор: Лукьянова Виктория

Исключительными правами на произведение «Роковое влечение» обладает автор — Лукьянова Виктория Copyright © Лукьянова Виктория

Глава 1.

 

- А почему все такие молчаливые? - я действительно недоумевала, рассматривая потерянные взгляды подруг Ники. Сама же виновница торжества, то есть девичника, устроенного по случаю ее торжественного банкета в честь «свадьбы» во второй раз, улыбалась, а глаз-то нервно дергался.

Вероника резко подскочила и подлетела ко мне, хватая за локоть и уводя прочь.

- Блин, Рокс, нужно поговорить, - выдохнула в ушную раковину, заставив меня на мгновение рассмеяться от щекотки.

- О’кей, поговорим, - отозвалась я, бросая задорный взгляд на примолкших подруг.

Валерия Громова, ставшая недавно мамой, и супруга молодого и чертовски успешного бизнесмена Марка Громова, потягивала яблочный сок, хмурясь и стараясь не смотреть в зал.

Другая девушка, с которой я познакомилась сегодня — Маргарита Некрасова, вроде бы тоже без пяти минут жена еще одного друга Ники. Как его там? Ах, припомнила, Виктор Никольский. Засранец, пьющий кровь из моей подруги. Как жаль, что мы не повстречались чуть раньше. Я бы ему голову оторвала, но Ника утверждала: конфликт исчерпан. И все счастливы. Я притворилась, что поверила, но на заметку взяла. Проверить насколько стала крепкой их дружба. Потому что своих друзей в беде не бросаю.

- Так куда мы? - я практически насильно утащенная из центра разврата выдохнула. - Там же пожарник остался. Блин, Никусь, я вся горю! Он бы меня потушил, - хрипло хохотнула, вливая в себя остатки мартини. - Ты видела, какой у него шланг в той маленькой красной набедренной повязке? Ник, кажется, я влюбилась в него. Как думаешь, этот стриптизер готов сделать слепок своего достоинства? На память, - задорно подмигнула, на что получила шлепок по плечу.

Зашипев, я прикусила язык. Ника, пусть и была довольна как удав пять минут назад, когда пожарник отплясывал в вип-ложе, но после как-то притихла.

- Мы же так не договаривались, - прошептала она, приблизившись вплотную. - Девчонки мне голову оторвут! Я обещала им скромные посиделки в клубе, а не стриптиз с пожарниками.

- Так на них и не остановимся, - подмигнув, я поманила официанта в нескромном наряде. Пожалуй, самый замечательный клуб на моей памяти. Сколько образцовых самцом на квадратный метр. Аж слюнки текли! - Будь добр, повтори, - вручила молодому мачо пустой бокал и проводила жадным взглядом.

Все это время Ника хмурилась. Наигранно как-то злилась. Я же видела, как ей было весело.

- Да, ладно! Расслабь булки, Ник. Впереди будет кое-что погорячее. Как ты относишься к Супермену? У нас по плану герои комиксов, - задорно подмигнула и повернулась, чтобы посмотреть на наше арендованное по случаю девичника ложе.

Вероника сама просила меня организовать для нее вечеринку. Я и организовала. Кто же знал, что кое-кто из гостей будет густо краснеть и закрывать глаза при появлении стриптизеров. Маргарита разве в обморок не падала, когда около нее начал тереться мой пожарник. Лера продолжала цедить сок и приговаривать, что ее дома ждет муж и младенец. Даже Аня, которая, несмотря на болезнь дедушки, смогла выбраться и прилететь в город на несколько дней, не краснела так. Хотя, тоже отворачивалась в моменты особо важных па, мастерски исполненных стриптизером. Вот Эмма, кажется, была на нашей волне. Смеялась, накидываясь коктейлем. Но тут дело было не в том, что ей понравилась тематика вечеринки. А что-то более личное... Жаль, не успела с ней переброситься парой слов.

- Супермен? - изумленно протянула Ника, хитро поджимая губы. - Ай, ладно! Гулять так гулять! Но никто не должен знать, где мы были.

- Я могила, подруга. А твои не проболтаются?

Ника кинула взгляд на девчонок.

- Не думаю, что они готовы рассказывать своим мужчинам, где и как проводили время.

- Тогда возвращаемся?

- Да! - Ника вновь подхватила меня под локоть и потащила обратно. - Захватим еще мартини.

- Не боишься мужа?

- Нет, - протянула она. - Я его люблю. Зачем мне бояться? Так немного поругается, если узнает. Больше от Марка или Никольского достанется. Тут же рискованно для их красавиц появляться.

Я покачала головой. Наклонилась чуть вперед, вынуждая Нику остановиться в десятке шагов от вип-ложе.

- Ник, они же все равно узнают?

- Обязательно, - прошептала она. - За нами такой хвост из охраны был, даже удивительно, как ты не заметила. Вон там дежурят, присматривают, - она кивнула в сторону дальней стены. Я перевела взгляд и отыскала высокую темную фигуру. Черт, действительно приглядывали. - Не думаю, что уже доложили, раз нас еще за шиворот отсюда не вытащили. Но очень скоро обязательно донесут. И тогда жди беды на свою попу, Рокси. Тебе первой влетит!

- За что?! - возмущенно прошипела я.

- За все, - подмигнула Ника. - Эй, красавчик! - она поманила того самого официанта, который уже спешил к нам с бокалом. - Тащи лучше пару бутылок. Мы тут веселиться планируем, - задорно подмигнув, она все же отобрала бокал и влила в себя содержимое.

Проводив официанта с толикой грусти во взгляде и с моим пустым бокалом, пошла следом за пританцовывающей Никой. Она подбежала к девчонкам, плюхнулась на кожаный диванчик и рассмеялась, когда получила от Леры какое-то возмущение в ответ.

- Все в порядке, - отозвалась Ника. - У тебя не было девичника. Так что отрывайся. Не думаю, что Марк будет сильно ругаться, - похлопала девушку по плечу. - И ты тоже веселись, - повернулась к Маргарите, которую все звали сокращенным Мара, - а то быстренько распишетесь, а мы даже не узнаем.

- Витя хотел свадьбу, - спокойно ответила Мара, вызывая на лице Ники удивленную гримасу. - Такую, чтобы с платьем, гостями и метровым тортом. Я-то надеялась, что вы его отговорите, - сдерживая улыбку, произнесла она.

- Нет! - дружно отозвались остальные, даже Эмма и Аня поддержали затею Никольского.

Мара выдохнула, повесив голову.

- У каждой девочки должна быть хоть одна настоящая свадьба, - протянула я, присаживаясь напротив. - С белым платьем, фатой, тортом и подружками невесты.

- Кто бы говорил, - первой от шока после моих слов отошла Эмма.

- Я не девочка, - хохотнула, рассматривая друзей. - Все считают меня фриком. А раньше и вовсе думали, что я парень. Мой хриплый голос, минус первый размер тут, - хлопнула себя по тощей груди, обтянутой майкой, - делали свое дело. Сейчас вроде убедились в том, что я женского пола. Однако я не мечтаю о белом платье.

- Думаю, синий костюм тебе больше подойдет, - ободряюще отозвалась Аня, прикоснувшись губами к бокалу. Первый и единственный за весь вечер.

- Но замуж я не пойду!

- Как встретишь того самого, так и вспомнишь, что ты такая же мечтательная девчонка, как и мы. Любви захочется, дом и детей. И даже собаку заведешь или кота.

- У меня есть Иннокентий, - возмутилась я.

- Этот попугай-матерщинник тебе не пара, - хохотнула Ника. Кое-каким словам его научила она. Я лишь продолжила развивать талант у пернатого.

- О! Вот и наши закуски, - я поспешила перевести тему, пока девчонки не начали подбивать меня на очередную авантюру. Потому что я была рисковой девчонкой и легко велась на слабо. Черт! Да меня можно было запросто развести на самый безумный поступок.

Остальные подхватили тарелки с закусками и тема про свадьбу как-то сразу себя исчерпала. После подоспели напитки, которыми, как оказалось, закидывалась в основном я. Помогала Ника, но каждый раз она утверждала, что это последний бокал. Даже с заплетающимся языком.

Вон и Мара повеселела, заболтавшись с Эммой, а Аня подсела поближе к Лере. Эти две девчонки вздумали обсуждать рецепты запеченного лосося на чертовом девичнике...

Нет! Я готова была взорваться! Все мои усилия по подготовке летели коту под хвост. Хорошо, что на помощь подоспел заказанный Супермен в трико и плаще. Вот его-то кубики растопили мое ледяное сердечко. Девчонки сразу примолкли, прикусив языки, а после вовсе залились румянцем, когда мой герой показал свои шикарные булочки.

- Это не мужчина, а сказка, - протянула я, щупая стриптизера.

И все как-то вышло из-под контроля. Ника хмыкнула, потом прикрикнула на меня, но я уже не могла держать себя в руках. Я же мужика живого полгода не трогала. Чертов кабальный договор с моим продюсером, который каждый шаг контролировал так, что хотелось не петь, а выть голодным волком на луну.

- Я любви хочу, - заныла, запуская руки в стринги стриптизера.

Кажется, у нас проблемы. Потому что товар трогать руками нельзя. Особенно так, как сделала я. Ущипнула мужчину за яичко. Но я же случайно! А он такой там... гладенький и горячий.

- Рокси, отпусти его! - Ника уже вцепилась в мои плечи. Аня расплескала остатки мартини по своему платью монашки.

Мара подоспела на выручку Нике, пытаясь отцепить мои будто парализованные руки от мужчины мечты. Лера обмахивалась ладонью и искала взглядом видимо тех самых секьюрити, которые должны были спасти нашу, то есть мою голову от местных амбалов.

А Эмма? Эмма просто пообещала оторвать мне руки после того, как мы выберемся. Добрейшей души человек.

 

***

 

Покидая прохладный салон такси, Йохан втянул становившийся привычным запах города. Пора действительно привыкать. Здесь, на родине матери он собирался обосноваться на годик-другой, пока не завершит задуманное. Так что, рассматривая творение Эрнеста Майера, невольно улыбнулся. Как же ему не хватало всего этого. Даже русской речи.

Пройдя охранный пост и предоставив карточку посетителя, он направился к лифту. Последний этаж.

В этом доме Йохан был впервые, но знал очень много. Эрнест, конечно же, делился новостями со своей родней, к которой относился и Йохан Ван Ден Брук. Ловя в зеркале собственное отражение, он нахмурился. Нужно было побриться. Заросшее грубой щетиной лицо ни черта его не красило. Как и потускневший взгляд некогда ярких глаз, сводивших девчонок с ума. Обычно про него так и писали журналисты, неустанно следующие за молодым и амбициозным предпринимателем. Вот только если бы они все знали, что большей частью своих заслуг он обязан Эрнесту. Пожалуй, пора было возвращать долги.

Когда створки лифта открылись, Йохан сделал шаг вперед, прислушиваясь к тишине. Тут же должна быть шумная вечеринка? Или он что-то неправильно понял, получая от Эрнеста приглашение на мальчишник?

Пожав плечами, мужчина направился к дальней квартире, в которой жил его дядя со своей женой. Хотя, последний факт нисколько не волновал Йохана. Он даже понимал родственника в поспешности принятого решения. Увидев однажды Веронику, Йохан понял — либо такую сразу нужно окольцовывать и сажать под замок под названием «брак», либо она как ветер в поле умчится, и не поймаешь.

Ну а погулять по-русски шумно, на широкую ногу и от души он был не против. Все-таки вторая родина. Та самая, по которой скучаешь.

Нажав на дверной звонок, он дожидался, когда ему откроют. И кого бы он ни ожидал увидеть с той стороны, так точно не то, что его дядя откроет сам.

- Наконец-то! - Эрнест рассмеялся, обнимая Йохана за плечи. - Я уж подумал, ты заблудился.

- У вас проблематично дождаться такси, - проговорил мужчина, входя в квартиру. - А почему так тихо?

- А чего ты ожидал? - Эрнест изогнул бровь. Точно так, как делал всегда. Что-то все-таки никогда не меняется.

- Чуть больше шума, - хохотнул Йохан, следуя за дядей в гостиную.

Он рассчитывал, что погуляет от души, однако его встретили несколько пар глаз. И судя по лицам, которые Йохан уже успел изучить, потому что он никогда не приходил в гости без подготовки, были сплошь известные.

- Так, знакомьтесь, - Эрнест указал на мужчину, - Йохан. Я вам про него уже все рассказал. А это...

- Не нужно. Я заочно с вами знаком, - Йохан не терпел долгой и бесполезной болтовни.

- Черт, это ты! - откуда-то из глубины гостиной наперебой со словами приветствия послышался смутно знакомый голос.

Йохан повернул голову на звук и встретился с кристально голубыми глазами Кирилла Левина. К этой встрече он тоже был готов, хотя не ожидал, что Левин будет так напуган и удивлен одновременно.

- Я как голос твой услышал еще из коридора, подумал, что это Натан. Черт! Скажи, ты же этого деспота с собой не захватил?

Йохан усмехнулся. И почему его брата считали тираном? Вполне себе молодой и не менее успешный бизнесмен, сделавший имя в мире моды, а теперь уже лично продвигающий новых моделей. Рекламное и модельное агентства, в которых состоял Кирилл, приносило колоссальную прибыль Натану.

- Нет, он в Италии. Отдыхает, - произнес Йохан, направляясь следом за остальными к бару.

- Ну и замечательно, - хмыкнул Кирилл. - Чем угостить? Я сегодня за бармена, - улыбнулся парень белозубой улыбкой. Расслабился.

- Удиви, - отозвал Йохан, отмечая, как между гостями спустя минуту завязался непринужденный разговор. И по большей части касательно бизнеса.

Пожалуй, самый странный мальчишник на его памяти. Возможно, все, кто присутствовал здесь, не могли позволить себе развлекаться. Марк Громов — владелец всего, чем только можно владеть. Виктор Никольский — финансист, Роберт Громов — в прошлом звезда бокса и владелец фитнес залов. Даже Кирилл Левин не мог лишний раз светить своим модельным личиком, чтобы не напороться на проблемы, которых ему и так хватало с его-то не усидчивой задницей и стремлением переспать как можно с большим количеством девушек. Йохан порой сочувствовал брату. Натан согласился на безумный план, однако, если в этом участвовал Никольский, то все выгорит. Йохану тоже не помешало быть таким уверенным...

- Кир, что это за херня?! - прорычал Роберт, вытаскивая на общее обозрение самую настоящую резиновую куклу.

 

Глава 2.

 

Йохан отставил от себя бокал с ромом и уставился на чудо, припасенное подопечным Натана. Да, брат будет удивлен не меньше, когда узнает, как развлекается Левин. Забавный парень, а еще проблематичный.

- Ты опять за старое, - Марк даже не возмущался. Просто подтвердил нелепый поступок друга.

- А что?! - Левин же вспыхнул, отнимая резиновое чудо у друга. - Это же моя красавица. Любовь всей моей жизни.

- Это Зина из резины, - хмыкнул Роб. - Лучше убери ее. И зачем ты вообще притащил это?

- Нет, не уберу. Она со мной, - Кирилл закачал головой. - Вам не кажется, что у нас самый странный мальчишник? Тут будто кто-то умер, - замогильным голосом протянул Кирилл, рассматривая собравшихся. - Нам нужно было отправиться в клуб. Надраться как следует, а не светские беседы вести.

Йохан, пожалуй, был готов поддержать парня, но промолчал. Потому что оказался бы единственным на стороне гонщика. Остальные как-то неодобрительно покачали головой.

- Да ладно! Вам еще до пенсии далеко, а уже чуть ли не челюсти вставные на полочку выкладываете! Где ваш задор?! Эх, не могу я с вами. Скучные стали, - выдохнул Кир, прижимая к себе куклу. - И почему девчонкам можно отправиться в стриптиз-бар, а нам нет? - прошептал он, видимо, больше для себя, чем для друзей. Однако произвел немного иной эффект, чем рассчитывал.

- Что. Ты. Сказал, - отчеканил каждое слово Никольский, приближаясь к Левину. - Где они?

Губы Кирилла растянулись в хитрой улыбке.

- Да ладно! Никольский, неужели впервые ты не в курсе, где они?

Лицо Виктора потемнело, но он сдержался, косясь то на Роба, то на Марка. Эрнест же стоял в стороне и как-то странно пожимал плечами. Похоже, он знал, где находится его жена, но не волновался.

- В стриптиз-баре они. Смотрят, как другие накаченные мужики трясут своими... - а дальше ему не позволили договорить.

Виктор резко развернулся, выхватил телефон, который разразился входящим звонком и прижал смартфон к уху. Через пару минут он уже сбрасывал вызов и злобно посматривал на мужчин.

- Погуляли девчонки, - рыкнул мужчина. - От души погуляли.

 

 ***

 

- Блин, нам влетит, - пьяно протянула Ника, а я качала головой. Вот же влипли. То есть влипла я.

- А у Супермена яйца-то не стальные, - выдохнула, пытаясь сфокусироваться на удаляющихся девчонках.

Лера ободряюще улыбнулась и показала большие пальцы. Мара махнула рукой. Обе залезли в черный внедорожник в окружении охраны. Их самцы, то есть муж и жених, как только узнали о том, что я натворила, сразу же велели забрать девушек домой. Причем сделать это немедленно. За Никой тоже прислали машину, вот только она не торопилась.

Похлопала по плечу. Кажется, у нее будут проблемы, вот только не перед мужем. А перед друзьями. Она же обещала без приключений.

- Ты как, Рокси? С тобой точно все в порядке?

Я кивнула и еле устояла на ногах. Мне бы прилечь.

- Не беспокойся. Вопрос уже улажен. Никто на тебя не будет дело заводить, - отмахнула Ника. - Этот напыщенный индюк только зря щеки раздувал.

Я вновь покивала. Хорошо, когда у тебя есть такие связи, способные рот закрыть. Страшнее было всего, если про мой поступок узнает чертов продюсер. Я и так ходила по грани...

- Вы же присмотрите за Рокси? - Ника повернулась к молчаливой Эмме и стоящей в сторонке Ане.

Те разом согласились.

- Так, Рокс, смотри на меня, - Ника, получив от друзей поддержку, вцепилась в меня. Потрясла за плечи. - Обещай, завтра, как придешь в норму, приедешь ко мне. Я же вижу, у тебя что-то происходит. Нам надо поговорить, - прошептала она, вынуждая меня кивать как болванчик.

Крепкая девчонка. Душу вытрясет, но добьется своего. А после я уже мало что соображала. В пьяном полусне провожала Нику. Потом каким-то чудом добралась с девчонками до номера в отеле. И провалилась в глубокий сон.

 

 

Первым после того как я очнулась было дикое желание влить в себя ведро воды и сдохнуть. Второе мне казалось более оптимистичным, нежели превратиться в отекшее все еще слегка пьяное создание.

Открыв левый глаз, я поморщилась. Перевернулась, ощущая под головой вполне приятную мягкую ткань. Постаралась припомнить, что произошло накануне, но неожиданный звонкий голос Эммы выдернул меня из мира, в котором смешались ночные кошмары и пьяные приключения.

- Привет, - подруга приближалась вроде бы тихо, но каждый ее шаг бил в голове словно гонг. - Ты как?

- Бывало и лучше, - прохрипела я, пытаясь открыть второй глаз. Давалось это с трудом, но я все же одержала победу. Мое тело все еще принадлежало мне.

- По тебе и видно, - хмыкнула девушка, присаживаясь на край постели. Она нагнулась чуть вперед и подхватила серебристый блистер. - Это тебе. От головной боли. И от последствий выпитого.

- Спасительница ты моя, - я постаралась аккуратно оторвать голову от подушки. Позволила не только впихнуть в себя таблетки, но влить весь стакан воды.

Эмма, с удивлением наблюдая за мной, подлила из кувшина, стоявшего там же на тумбе еще немного воды, и протянула мне бокал.

- Оксан, ты действительно плохо выглядишь, - выдохнула она, рассматривая мой скорее всего отвратительный внешний вид. Да, так я не напивалась уже долгое время.

Я перевела слегка расфокусированный взгляд на девушку, пытаясь понять, насколько по десятибалльной шкале я выглядела «плохо». Потому что Эмма называла меня настоящим именем, данным родителями при рождении лишь в том случае, когда намеревалась поговорить со мной по-взрослому. Значит, никаких шуток.

- Так что случилось? - она прошептала, забирая обратно бокал. Сжала в его тонких слегка бледных ладонях. - Дело в группе?

Я прикусила губы. Как же хотелось признаться в том, что подруга попала в точку. Десять из десяти, но покачала головой. Там лишь мои проблемы. Мои личные, в которые не стоило втягивать друзей. Все равно не помогут. К сожалению, бывали ситуации, когда ты либо тонул, либо выплывал. Пока я же я уходила в море неприятностей с головой.

- Не переживай, я просто сорвалась. Решила гулять так гулять. Пожалуй, последний коктейль был лишний, - устало протянула, кривя губы в подобие улыбки.

Эмма вновь покачала головой. Конечно же, она не поверила. Умела видеть людей насквозь. Ей не гинекологом нужно было работать, а психотерапевтом. Даже говорить не нужно. Люди сами стремились делиться с ней проблемами.

- Уверена? - наклонив голову чуть вбок, переспросила она. - Ты же знаешь, мы всегда поможем. Поддержим.

- Спасибо, но у меня действительно все в порядке. Вот запишу альбом и рвану в тур, так и настроение появится сразу и силы. Ты же знаешь, как я горю на сцене!

- Ты сгораешь, а не горишь, - чуть слышно проговорила Эмма, поднимаясь на ноги.

Убрав бокал на тумбу, она одернула рубашку, застегнула последнюю пуговку у горла и повернулась ко мне.

- Аня собралась в город. Хочет прогуляться и поискать новые босоножки. Я составлю ей компанию, - спокойный ровный голос, которым Эмма чаще всего общалась с пациентами, вернулся, заставляя меня поморщиться. Она злилась на меня, но промолчала. А ведь могла и отругать за то, что я вчера натворила. - Мы тебя с собой не зовем, - ну вот, стало совсем обидно. Хотя, понятно, что от меня толку сегодня будет мало. - Приведи себя в порядок. Ника звонила. Требовала напомнить, что ждет тебя.

Я нахмурилась. Кое-что припоминала из последнего разговора с Никой, перед тем как она уехала к мужу, а мы вернулись в отель.

- Ты же поедешь к ней?

- Да, - прохрипела в ответ. Голосовые связки готовы были взорваться от перенапряжения. - Обязательно, как только приведу себя в порядок.

Эмма улыбнулась.

- Отлично. И, пожалуйста, без приключений.

А вот этого я не обещала. Но опять кивнула, падая обратно на подушку. Еще полчасика на сплевывания в потолок, а после поеду к Веронике. Нужно извиниться перед ней и девчонками. Все-таки вчера мы чуть не нарвались на неприятности. И, пожалуй, попрошу извинения у Майера. Как бы этот человек, похитивший сердечко лучшей подруги, порой не бесил меня, все же он спас и мою тощую задницу от ночлега в участке. И от громких заголовков в газетах. Нет, он спас меня от потери группы. А ведь все висело на тоненьком волоске...

 

Выбравшись из душевой, я обернулась полотенцем и посмотрела в чуть запотевшее зеркало. Вполне неплохо. И необычно. Ни грамма косметики, мокрые розовые дреды, праздничные. Я вынула большую часть пирсинга и теперь рассматривала горсть колечек, не решаясь вставить их обратно. Будто не хотелось.

Да, это усталость.

Усталость от всего. От сцены, на которой я скакала лет десять, от одних и тех же песен, которые стали мне отвратительны. Не это я хотела исполнять. Все опостылело настолько, что лучше забиться в уголок и посидеть там тихо как мышка, а не ловить на себе узнающие взгляды.

Пора что-то менять.

Взбодрившись, я вернулась в комнату и постаралась приободриться. Натянула темно-серые джинсы, майку. Солнечные очки и кожаные рюкзак за плечами. В таком виде я вышла из отеля, наблюдая за прохожими. Узнают или нет? Но суетливо спешащие прохожие не обращали внимания на фриковатую девчонку. Возможно, дело было в моем диком желании стать частью этого мира, а не выделяться. Пожав плечами, я приблизилась к стоящему недалеко от отеля такси. Забралась на заднее сиденье и назвала адрес.

- В Башню? - переспросил водитель и как-то странно окинул меня взглядом из-под густых бровей.

- Да, вы не ослышались, - проворчала я, стараясь смотреть в окно, а не в зеркало, в котором и поймала тот самый неверующий взгляд.

Машина легко тронулась с места. И я отклонилась назад, вжимаясь спиной в сиденье. Нужно было настроиться на серьезный разговор. Ибо Ника не Эмма, она так просто не слезет. А признаваться подруге, что мне крышка, было выше моих сил. Я расклеилась.

Шмыгнув носом, я покрепче вцепилась в рюкзак. Не стоит Нике видеть, как ее никогда неунывающая подруга превращалась в плаксивую девчонку.

- На месте, - мужской голос вернул меня в реальность.

Я кивнула и протянула ему озвученную сумму. Выскользнула из салона, закидывая попутно рюкзак на плечо. Осмотрелась по сторонам.

Да, вот тебе и «Башня». Надеюсь, меня там точно ждали, потому что попасть на территорию было невозможно. Разве что проволокой колючей с током не обнесена. А так было бы весело.

Хохотнув, я подошла к первому пропускному пункту, но как оказалось меня там не просто ждали. Даже улыбнулись, вручая временный гостевой пропуск. Дядечка в форме рассказал, куда и как пройти, пожелал мне хорошего дня и долго наблюдал в спину, как я волочилась по территории, вертя головой. Вот тебе и привилегии владельца здания. Ника все-таки отлично устроилась. И я была счастлива за подругу.

Но входя в огромный холл, я немного растерялась. И куда там идти дальше? Налево или направо? В голове все еще стоял дурман после вчерашней вечеринки, и пусть таблетки Эммы мне неплохо помогли, но избавиться от похмелья оказалось не так просто.

- Заблудились? - низкий чуть хриплый голос заставил меня подпрыгнуть на месте.

Здесь же никого не было? Кто-то из охраны? Я медленно повернулась всем корпусом, присматриваясь к стоявшей позади высокой фигуре. Да чтоб!

Мужчина с пронзительными серыми глазами смотрел на меня так, будто видел насквозь. Словно через стекло. Светлые волосы были аккуратно зачесаны в стильную прическу, а аристократичные черты его лица не выражали ничего. Пусто.

Ох, как я не любила подобный тип людей. Когда не понято, что у них на уме. То ли счастливы, то ли нервничают или все же задумали какую-то гадость. А снаружи камень.

- Да, немного, - выдохнула, рассматривая мужчину в ответ. - Где здесь лифт?

- Смотря, какой именно нужен, - его бледные губы изогнулись в приятной улыбке.

Я повторила за ним, одаривая мужчину подобием дружелюбной улыбки, хотя, меня больше воротило от выпитого накануне. Желание с кем-то общаться вовсе отсутствовало.

- Мне на самый последний, - проговорила я, замечая, как брови на мужском лице на мгновение резко поднялись и сразу же вернулись на место.

- Тогда за мной, - ответил он и кивнул налево.

Я проследовала за ним, плотнее прижимая ремешок рюкзака. Если вздумает приставать, придушу в лифте. Черт! Откуда такие мысли?! Вполне себе дружелюбный тип. Правда, странный. И говорит как-то не очень по-русски.

Войдя в лифт, я посмотрела на спину мужчины.

- Значит, последний, - повторил он, нажимая на кнопку. - Нам по пути…

 

Глава 3.

 

Створки лифта сомкнулись. На мгновение мне показалось, будто стальное чудовище поглотило меня. А в зеркальной поверхности я рассмотрела изменившееся лицо незнакомца.

Жуткое ощущение, сковавшее тело, заскользило под кожей. Передернув плечами, сбрасывая наваждение, я присмотрелась к спине мужчины. Он нажал на кнопку и повернулся ко мне, при этом его лицо не выражало ничего. Точно такое же, каким я впервые увидела его минут пять назад в холле.

Наверное, я перебрала накануне. Надо же такому померещиться...

- Вы как? - его бровь вопросительно изогнулась, а голос с притягательной хрипотцой отрезвил меня.

- Неплохо, - хмыкнула, задумавшись, а не несет ли от меня перегаром. Невольно втянула воздух, но ничего кроме исходящего цветочного аромата от собственного тела и тяжелых ноток мужского парфюма не почувствовала. - А что не так?

- Вы побледнели, - уголки его губ поползли вверх. Как-то вымученно, что ли. - Надеюсь, вы не боитесь замкнутого пространства? - нет, он издевался надо мной.

- Плохо спала, - усмехнулась в ответ, подмигнув.

Мои красные глаза были тому отличным подтверждением. Хотя я спала как убитая, но не признаваться же человеку, что учудила накануне.

Он кивнул, будто поверил.

Лифт до этого плавно поднимающийся наверх как-то резко дернулся и остановился. Я ахнула, всматриваясь сначала в зеркальную поверхность за спиной незнакомца, а после поймала его тяжелый взгляд на себе.

- Уверены, что не боитесь?

- Вам лучше нажать на кнопку, иначе, - прошептала я, крепче стягивая ремешок рюкзака.

- Вы придушите меня этим, - холодным тоном отозвался мужчина.

- Как?

- Я заметил как вы схватились за рюкзак. Но не переживайте, я не планировал убийства. Сегодня, - отозвался он, нажимая на загоревшуюся кнопку. Какая-то чертова перезагрузка, которая решила так вовремя произойти, чтобы испытать мои нервы на прочность. А ведь я могла. Уже готовилась вцепиться в человека, который совершенно не был причастен к произошедшему. Лишь напугал чутка. Хотя, я сама позволил себе думать о нем так.

Выдохнула, натягивая на лицо добродушную, чуть благодарственную улыбку.

Когда лифт ожил и, преодолев последние пару этажей, остановился, выпуская нас в длинный коридор, я поспешила к двери, за которой меня дожидалась Ника. Не поворачивая головы, я все же слышала, как мужчина шел следом. Теперь слышала его шаги.

Быстро отыскав кнопку, вжала в нее пальцы со всей дури, нервно прикусывая губу. Ну же, Ника! Давай, торопись. Я перепугалась до усрачки. И этот черт безрогий стоял за моей спиной.

Чувствовала, как тяжелый взгляд буравил позвонки. Дикое ощущение, заползающее куда глубже, чем под кожу.

- О, Рокси! - протянула Вероника, и как только дверь распахнулась, я влетела пулей, обнимая подругу.

Мужчина же не торопился входить. Как чертов вампир ждал приглашения.

- Привет, - выдохнула в плечо Ники, пытаясь совладать с собственным дыханием. Точно вампир. Иначе почему мое тело превратилось в кисель? А сердце готово было выскочить наружу?

- Я могу войти? - проговорил он, привлекая внимание Ники, которая удивленно вытянула губы, а после радостно заулыбалась.

- Привет! Неожиданно, - отозвалась она, отодвигая мое ватное тело в бок, и приглашая пройти незнакомца. - К Эрнесту? Он вроде говорил, но если честно я забыла, - рассмеялась Ника, пожимая мужскую руку. - Он в кабинете. Проводить?

- Не волнуйся, - мужчина одарил Нику снисходительной улыбкой. - Я сам найду.

Кажется, Вероника и не торопилась его провожать. Кивнула, и мы обе наблюдала, как мужчина скрылся в коридоре. И лишь после того, как где-то в глубине квартиры хлопнула дверь, я отмерла. Уставилась на Нику, нервно сжимая рюкзак.

- Кто он? - прохрипела, опасаясь, а не услышит ли случайный попутчик.

- Йохан что ль? - Ника посмотрела на меня. - Ой, прости. Я про него не рассказывала. Даже с моей памятью сложно запомнить всех родственников, знакомых, деловых партнеров Эрнеста.

Пока Ника трещала, видимо, совершенно не страдая после вчерашней вечеринки, я пробовала имя незнакомца на языке. Йохан. Понятно, откуда у него этот странный еле уловимый акцент.

- А кем он приходится Майеру?

Ника схватила меня за локоть и потянула в гостиную.

- Если четно, когда Эрнест рассказывал, я уже успела запутаться, а после и вовсе отвлеклась. Порой, он становится нудным, и мне приходится напоминать о том, что внутри у него то еще пламя, - лукаво подмигнула Ника, предлагая присесть на диван.

Я не просто села. А упала как мешок с тем самым добром, устало выдохнув и зажмурив глаза. Как же хотелось тишины и покоя, но раз я приехала, то стоило вести себя по-прежнему и не выдавать тайн и смятения. Не стоило Нике знать, как я балансировала на грани.

- Он ругался?

Вероника резко замерла, задумавшись. А после заливисто рассмеялась.

- Нет, - девушка покачала головой. - Эрнест посмеялся со мной, когда я пересказала про то, как ты решила проверить стальные яички Супермена. А вот Марк и Вик немного злились.

- Ожидаемо, - я пожала плечами.

- Зато было весело, - бодро поддержала Ника. - Без тебя мы бы гоняли чаи и обсуждали рецепты печенья. Блин, Рокси, когда мы стали такими...

- Унылыми какахами?

- Ага, - кивнула подруга.

Вот и я задумалась. Действительно, когда? Когда мир перестал играть яркими красками? Когда сердце сбавило ритм, стоило мне появиться перед тысячной публикой.

- Все дело в мужиках, - натянув на себя глупые улыбку, ответила я. - Посмотри на себя, заделалась в домохозяйки. Рецепты обсуждаешь. Ты, которая не знала, как венчик правильно держать, рассуждаешь о песочном тесте.

Веронике явно не понравилось мое сравнение ее счастливой семейной жизни и превращение в скучную девчонку. Но так я оставалась собой. Той, которая острила или говорила гадости, лишь бы поддерживать образ. Все шло по плану. Ника не заметит за броней настоящего моего состояния.

А вот чертов Йохан смог. И нет, дело было не в страхе. Он словно видел что-то еще. От осознания стало дурно. Этот пугающий мужик смог прочесть меня как открытую книгу за считанные минуты, пока я прятала себя за слоями яркой, вздорной, порой пришибленной на голову рокерши, вытворяющей безумия на сцене. Во рту появился противный тошнотворный ком. Ну уж нет! Если это мерзавец появится еще раз у меня на глазах, я больше не позволю себе быть слабой.

Резко поднявшись, я выпрямилась, с трудом удержавшись в вертикальном положении. Голову чуть повело, но Ника не заметила. Опять же мне на руку.

- Так, угости свою подругу крепким кофе, - произнесла я, намереваясь залить в себя пару чашечек. - У меня еще вечерний рейс.

Ника поднялась следом, поправляя домашнее светло-серое платье.

- Жаль, что ты не останешься здесь на пару дней до свадьбы, - с грустью в голосе произнесла девушка.

Отчасти я тоже жалела. Могли бы оторваться. Погулять по городу, походить по клубам. Но еще перед отлетом на девичник я получила выговор от продюсера. И если не явлюсь завтра утром на встречу, могу попрощаться... Черт, какое же дерьмовое настроение, которым нельзя делиться с подругой накануне ее свадьбы.

- Но я прилечу обратно, - подмигнула. - Ты еще пожалеешь, что позвала меня.

- Ни за что! - Ника крепко обняла за плечи.

 

***

 

- Ты уверен в том, что это отличная идея? - Эрнест рассматривал лицо своего племянника и искал там подвох.

- Да, отличная, - Йохан кивнул, рассматривая в ответ Майера.

Все-таки между ними было что-то общее. Фамильные черты, которые хорошо разбавились после не самого счастливого брака его матери. Но отличительные серые глаза делали их похожими. И даже разница в десять лет не была такой заметной.

- Этот дом еще в стадии строительства, - Эрнест похлопал ладонью по папке, которые держал у себя вот уже две недели.

Впервые Йохан заговорил о доме около полугода назад. Тогда он еще был проездом в Берлине и, созвонившись с Эрнестом, попутно поздравляя того с неожиданным браком, попросил родственника помочь с домом. А теперь же сроки неожиданно стали поджимать. Причем не только строителей Майера, но и самого Йохана.

- Я понимаю, но нужно поторопиться, - отозвался он, рассматривая теперь яркий солнечный день за окном.

- Вот не понимаю, что ты задумал. Но скажи лучше, два месяца это подождет? - Эрнест нахмурился, переводя взгляд на папку.

- Не более, - Йохан кивнул, барабаня пальцами чуть слышный ритм на деревянном подлокотнике кожаного кресла.

Два месяца. Пожалуй, не более. А после он сделает то, ради чего вернулся сюда. От предвкушения сладкой мести внутри потеплело. Приятно, когда все шло по плану. По его чертову плану, из-за которого рушились чужие судьбы и мечты. Но порой нужно уметь перешагивать через боль и обиды, чтобы становиться сильней. Йохан смог. Но сможет ли она...

 

***

 

- Вызвать такси? - Ника заботливо посматривала на меня.

Я же отрицательно покачала головой. За проведенный час в беседе ей так и не удалось вывести меня на откровенный разговор. Сославшись на то, что я ни черта не выспалась, попросила Нику передать Эрнесту мои извинения. Я бы сделала это сама, однако он так и не появился. Видимо, разговор с Йоханом его сильно отвлек. Хотя, я даже не знала, был ли гость в доме Майеров или уже уехал. Да и зачем мне думать о человеке, от которого мурашки по коже бежали, стоило вспомнить изменившиеся глаза в лифте. Пугал до икоты, не меньше.

- Ты обязательно позвони, когда доберешься, - выдохнула Ника, провожая меня до лифта.

Какая же она все-таки милая. И добрая.

- Обязательно, мамочка, - кривилась я, припоминая, как мама просила меня перезванивать ей каждый раз, когда мы приезжали в новый город с концертом.

- Рокс, я же от всего сердца.

- А я думаешь от задницы? - обняла за плечи Нику. - Спасибо за приглашение. И извини за девичник. Надо было выбрать какой-нибудь ресторанчик.

Вероника заливисто рассмеялась.

- И ты бы уснула там через пять минут, накачавшись зеленым чаем? Рокс, не дури! Все было классно!

- Да, мои шаловливые пальчики испортили все веселье.

- Кто же знал, что Супермен завизжит как девчонка, - хохотнула она. - Не расстраивайся. Мы оторвемся еще раз. Потом, - подмигнув, она нажала на кнопку вызова.

Во второй раз я входила в лифт в одиночестве и со странным ощущением внутри. И пока створки лифта плотно не сомкнулись, я не смогла дышать. Чертов какой-то там родственник Майера произвел такое впечатление, от которого одновременно тошнило и хотелось забраться с головой под воду. И еще кое-что иное.

Доказать ему, что я не трусиха.

Покидая «Башню», я оглянулась. Не думала, что окажусь тут еще раз. По-крайней мере не в скором времени. Нужно было вызвать такси и вернуться в отель. После отоспаться до вечернего рейса. А там перетереть с ребятами в группе. Может они встанут на мою защиту? Это все-таки наша общая группа и наше дело то, как и что исполнять.

Тряхнув головой, я отыскала в рюкзаке мобильный. Набрала номер, заказала такси. Через пять минут так ни одной машины не появилось здесь. Спустя еще пять я решила перезвонить и перезаказать, как резкий звук автомобильного клаксона заставил меня подпрыгнуть на месте. Там же никого не было.

Обернувшись, я увидела, как рядом со мной остановился черный внедорожник. Стекло опустилось, и на меня посмотрели изучающие проклятые серые глаза.

Йохан, мать его, собственной персоной.

Меня начинало нервировать его способность выскочить как черт из табакерки и перепугать до смерти. Или то, как он смотрел на меня. Но больше всего меня раздражало его имя.

- Нет, я не заблудилась, - скривила подобие улыбки, буравя его лоб в ответ. Пусть не думает, что я как девчонка испугано опущу глаза в пол. Или смущено. Не на ту напал.

- Я и не думал, - будто читая мысли, произнес мужчина. - Подбросить?

Я сглотнула ком. Вот те на! Сама щедрость или очередная нервотрепка?

- Мне мама не велит к дяденькам в машины садиться, - ответила я, осматриваясь по сторонам. Ну же, такси, где ты?

Йохан довольно громко хмыкнул, привлекая мое внимание. Заставляя смотреть на него.

- Уверена? - опять этот чертов вопрос. Он точно испытывал меня.

- Более чем, - огрызнулась я. - Хотя, - хитро протянула, направляясь к машине. Быстро обогнула начищенный корпус и запрыгнула на переднее пассажирское сиденье. - Вези меня, холоп. У меня чертовски сильно болит голова. И я хочу поскорее добраться до отеля.

Как только я бросила пренебрежительное «холоп» в адрес Йохана, который продолжал наблюдать за мной, его лицо резко изменилось. Стерлась добродушная улыбка, оставляя за собой пустоту. Глаза сузились, превращаясь в хищные темные зрачки.

Но мужчина промолчал, аккуратно выворачивая руль в сторону дороги.

 

Глава 4.

 

- Какой тариф? - продолжила я, накидывая ремень безопасности. Для безопасности, конечно же. Не хотелось бы, чтобы он резко ударил по тормозам и моя ухмыляющаяся рожа впечаталась в лобовое стекло. - Я на чаевые еще подкину.

- Значит, не боишься, - губы Йохана растянулись в той же самой добродушной улыбке. И как ему удавалось так кардинально меняться?

Покачав головой, я прижала к себе рюкзак, намекая на то, что ремешок все еще со мной. Я буду биться до конца. Заметив мой кивок, Йохан усмехнулся.

- Отель находится...

- Мы не в отель, - резко оборвал он. - Составишь мне компанию в ресторане. Я еще не обедал.

Пожалуй, такого командного голоса я еще не слышала. Вжалась в кресло, быстро закивала. И лишь спустя минуту поняла, как он меня осадил. Черт! Трусиха я. Вся моя дерзость и бесшабашность разлетались на мелкие кусочки рядом с ним. Опасный тип. И лучше от него держаться подальше.

- Я не голодна, - скорее запищала, чем возмутилась, но Йохан уже не слушал. Вывернул руль в сторону многополосной дороги.

- Я и не спрашивал, - спустя пару минут отозвался он. И все это время будто о чем-то думал. - Может, познакомимся?

Сглотнув, я покачала головой.

- Ника уже назвала твое имя. Этого достаточно, - ответила я.

- А мне нет, - Йохан опустил руку на руль. И только сейчас я заметила, как два пальца на правой кисти не согнулись. Интересно... За то время, пока мы общались в лифте, я ни разу не обратила внимания на его руки. Глаза в глаза. Умел ли он обращать внимание других только на то, на что нужно было смотреть или действовал так исключительно на меня?

Пожав плечами, я ответила:

- Оксана Дёмина. Но для всех Роксана. Или Рокси.

- Рокси, - протянул он, словно пробуя имя. - Надолго ли, Оксана? - а вот теперь его вопрос заставил меня напряжено вжаться в кресло. Знал? Угадал? Попал в цель. Черт, как же жутко было находиться рядом с ним.

- Надолго, - натянуто улыбнулась. - А ты значит Йохан?

Мужчина кивнул, бросая на меня смазанный взгляд. Серые глаза, а на дне огонек. Не такие уж и пустые они там, где-то очень глубоко.

- Йохан Ван Ден Брук, - произнес он, заставляя мое лицо смешно вытянуться.

- Язык сломать можно, - я даже не пыталась повторить все, что шло после имени. - Значит не местный.

- Почему же? - изумился он. - Родился в России. А вот большую часть жизнь прожил в Европе. Нидерланды — моя вторая родина.

Я кивнула, пытаясь припомнить карту. С географией всегда было напряжено. Хотя, это знание нисколько не меняло того, как мое тело реагировало на мужчину.

- А вернулся зачем? - не только Ника отличалась у нас любопытным длинным носом. Я страдала тем же желанием узнать что-нибудь интересное, а лучше пикантное.

- По делам, - отозвался мужчина, сворачивая на узкую улочку. Теперь машина двигалась медленно. - И на свадьбу Майера, конечно же, - добавил он, паркуясь в кармашке вдоль дороги. - Тут неплохой ресторан, - Йохан кивнул на непримечательную вывеску.

Я присмотрелась и выдохнула. Небольшая местная забегаловка. Отлично, тут меня навряд ли кто-то узнает. Можно и перекусить. Тем более, во мне сегодня ничего сытнее таблетки от головной боли не было.

Отстегивая ремень, я выскользнула из салона и поспешила следом за Йоханом. Проворный малый уже приближался к главному входу. Да, манеры у него страдали. Впрочем, ими и я не отличалась.

Внутри нас встретила невысокая симпатичная девушка. Она мило поприветствовала Йохана, одаривая того безупречной белоснежной улыбкой.

- Столик на двоих, - произнес он администраторше, которая, завидев меня, как-то смутилась и перестала так радостно улыбаться.

- Часто тут бываешь? - поинтересовалась я, присаживаясь напротив Йохана.

- Да, на восьмом этаже этого дома снимаю квартиру, - сказал он, рассматривая принесенное меню.

- О, как, - удивленно протянула я, хватая красную книжечку.

Отчего-то в голову полезли совсем не те мысли. Вот совсем не те. Мы же знакомы всего лишь часа два от силы. А он привозит меня к дому, где живет сам.

- Что-то не так? - не отрывая взгляда от меню, поинтересовался Йохан.

Я чуть не подавилась слюной, которая резко выделилась, стоило мне начать читать названия местных блюд.

- Нет, все в порядке, - нервно хохотнула, обмахиваясь книжечкой. Не стоит ему знать, что у меня от похмелья, голода и недотраха поплыли мозги. Он же... Нет, точно не догадался. Иначе ляпну сейчас что-нибудь, отчего даже я могла покраснеть, хотя разучилась делать это лет пятнадцать назад.

- Уверена, Оксана? - все же взглянул на меня.

И получил в ответ уничтожающий взгляд. Если произнесет еще хоть раз это слово, я не ручаюсь за последствия.

- Да, Иван, уверена, - оскалилась, наслаждаясь тем, как поменялось его лицо.

И опять его магическая способность менять резко в лице. Никакого удивления. Вот только пальцы крепко держали тоненькую книжечку меню, а те два так и не согнулись. Как бы мне было интересно, я не стала расспрашивать про травму. Потому что с его рукой явно что-то произошло. Тонкая цепь почти незаметных шрамов сейчас отчетливо проступала.

- Если ты, конечно же, не против, - я одарила мужчину улыбкой. - Раз ты решил называть меня Оксаной, то я буду звать тебя Иваном.

- Как хочешь, - Йохан подозвал официанта.

Быстро назвал свой выбор, а когда я стала перечислять заказанное, его зрачки сузились.

- Я чуток проголодалась, - усмехнулась, передавая меню официанту.

Если честно, я хотела жрать как дикий зверь. Головная боль ушла, оставляя за собой желание запихнуть в желудок целого барана. Однако пришлось немного придержать свои аппетиты и ограничиться грибным крем-супом, стейком из свинины, курицей по-мексикански и заполировать все большим куском пиццы.

- Есть проблемы?

- Нет, все в порядке, - словно мой попугай повторил Йохан и стал постукивать пальцами левой руки по столешнице.

Я засмотрелась на его руки. На длинные пальцы с аккуратными ногтевыми пластинами. На чуть бледную кожу. Между нами повисла давящая напряжением тишина. Как же я не любила такие моменты, когда ни у кого из говорящих не находилось и пары слов для того, чтобы разбавить обстановку.

- Иван, - словно откуда-то издалека услышала мужской голос.

Вздрогнув, я уставилась на Йохана.

- Пусть будет так, - он хмыкнул, переставая барабанить. А вот мое сердце отчего-то усиленно стучало в груди. Будто он смог зависти его на повышенный ритм лишь своими пальцами.

И вновь между нами повисла тишина. Я не узнавала себя. Вроде, заткнуть раньше никто не мог, а сейчас сидела и бездумно пялилась в окно, лишь бы не встречаться взглядом с мужчиной, который расслаблено прижимаясь к спинке кожаного диванчика, сидел и медленно отбивал уже новый ритм. Еле уловимый, но мой музыкальный слух уже воспроизводил в голове незамысловатую мелодию.

Тишину нарушил появившийся официант с первыми блюдами. Я, вооружившись ложкой, усиленно стала поглощать суп. Йохан же не торопился притронуться к еде.

- Что опять не так? - возмутилась я, ощущая, как его светлые глаза оставляли в моем лбу заметную дыру.

Что-то нужно было сказать? Пожелать приятного аппетита? Я не понимала его, и от этого становилась растерянной. А когда я терялась, то злилась.

- Отсутствием аппетита не страдаешь, - хмыкнув, он наклонился к собственно тарелке.

- Не в коня корм, - буркнула в ответ, зачерпнув последнюю ложку супа.

- Расскажи что-нибудь о себе, - произнес Йохан, стоило мне ухватиться за салфетку.

С подозрением глянула на мужчину. И почему он не спрашивал? Говорил так, что хотелось сразу же исполнять его приказы. Вот именно. Приказы. Злость наполнила меня.

- После тебя.

Но он промолчал. Вернулся к своей тарелки и не проронил ни слова, пока не закончился обед. Я отвалилась от стола, поглаживая чуть раздувшийся живот. Пицца была лишней, но не падать же лицом в грязь, отказавшись от солидного кусочка. Мужчина усмехнулся, когда я потянулась к рюкзаку, намереваясь достать кошелек.

- Я заплачу, - сказал он, подзывая официанта, но в тот же миг получил мой категорический отказ.

- Слушай, я не просила, - добавила голосу нотку серьезности. - Я не милая барышня, которая растечется сопливой розовой лужицей перед мужиком, если он заплатит за нее в ресторане.

- Гордая и независимая?

- Хуже, - коварно усмехнулась. - И тебе лучше не знать.

И вновь эти суженные темные зрачки, пробирающиеся под кожу. Словно пытались заглянуть, забраться в голову. Но не признаваться же ему, что это самый обычный дерзкий жест, чтобы уязвить мужское эго. Поставить на место того, кто решил управлять мной. Приказывать.

Всунув официанту пару купюр, я нырнула за рюкзаком. А когда выглянула, заметила, как Йохан вложил в кожаную книжечку намного больше, чем должен был за свой обед.

- Твоё — на чаевые, - отозвался он, поднимаясь из-за стола.

Черт! Последнее слово осталось за ним.

- Не признаешь поражения? - шикнула в ответ, когда мы вышли из ресторана.

- Нет, - мужчина покачал головой, остановившись на тротуаре. Мимо нас сновали редкие прохожие. Местечко действительно было тихим и малолюдным.

Йохан шагнул вперед, а мое сердце как-то странно дернулось в груди. Испуганная птичка и неизвестный хищник. Неприятное сравнение. Мужчина протянул руку. Я перевела взгляд на вытянутые пальцы.

- Приятно было познакомиться, Оксана, - произнес Йохан, предлагая пожать его ладонь в ответ.

Я рефлекторно сделала то, что от меня требовалось, не сразу понимая, что это было прощание.

- А теперь я пойду. Есть еще несколько важных дел, - Йохан расслабил ладонь, опуская руку вниз.

Я как в замедленной съемке, продолжая ощущать кожей его тепло, сжала ладонь. То есть как это «есть дела»? В голове пронеслась шальная мысль. Он привез меня черти знает куда, и в итоге бросает тут. Я же даже название улицы не знаю.

Но возмутиться не успела.

- Закажи себе такси.

Проглотив все слова, которые так и не сорвались с губ, я смотрела в удаляющуюся спину мужчины, борясь с желанием запустить в него рюкзаком. Значит, захотел войны? Будет тебе война.

Рыкнув от досады, я проблуждала по улочке минут пять, пока не отыскала название. Заказала такси к ресторану и в ожидании смотрела на черную машину, которая так и манила полированными боками. Как жаль, что у меня не было с собой ничего... Хотя...

- Так тебе и надо, козел, - коварно усмехнувшись, я запрыгивала в салон такси. Мужичок удивленно посматривал на мое искаженное гримасой лицо, после с грустью во взгляде окинул чужую иномарку, но промолчал.

А я с радостью провожала оставленную на лобовом стекле фиолетовой особо стойкой помадой надпись «Ванька-дурак». Хотелось бы конечно выразить свои мысли парой матерных слов, но здесь же ходили особо впечатлительные тетушки и дети, поэтому не стала так рисковать. Но Йохану точно понадобится специальные средства, чтобы отмыть мои прощальные слова.

Потому что не нужно злить Рокси. Она умеет кусаться.

 

 

- У тебя подозрительно довольная рожица, - Эмма нахмурилась, рассматривая то меня, то Аню, которая пыталась справиться с ремешками на новых босоножках. - С Никой поговорили?

Я кивнула, закидывая в небольшую дорожную сумку свои пожитки.

Конечно же, я буду довольной после того, что натворила. Но девчонкам об этом не расскажу. Иначе нравоучений мне не избежать.

- Когда вернешься? Накануне или сразу на банкет?

- Второе, - отозвалась я, пытаясь застегнуть молнию. И почему она не поддавалась? Вещей же больше не стало, а сумка разбухла.

Аня бросила незатейливое сражение с босоножками и подошла к нам. Выхватила у меня сумку и вмиг закрыла замок.

- Ты нервничаешь, - проговорила она, отступая назад. - На лице все написано.

Я выдохнула, плюхаясь задницей на кровать.

- Черт! И за что мне такие проницательные подруги?

Девушки переглянулись и улыбнулись. Видимо, уже успели созвониться с Никой и узнать у той, что я не прокололась. Будут теперь количеством брать.

- Со мной все отлично. Я в порядке, - сквозь злость произнесла, припоминая какое испытание пережила сегодня после встречи с мерзавцем Йоханом. Но о нем также не стило им рассказывать. Лишние вопросы, ответы на которые я не знала. - Сегодня вернусь к себе. Завтра утром встреча с Костиным. Опять вынесет мозг, хотя, вы про это уже слышали миллион раз. После у меня запись сингла. А потом я вернусь. Сразу на свадьбу. Так что готовьтесь, мы оторвемся, - затараторила я, делясь ближайшими планами.

Эмма в ответ покачала головой.

- Жаль, что уедешь, - протянула Аня. - А мы завтра собирались в кафе. Устроить мирный девичник, - подмигнув, она подскочила и отбежала от меня, потому что я швырнула в подругу подушкой.

- Если еще раз напомните про то, что я сделала, - захрипела, вооружившись второй подушкой, - на свадьбу не приеду.

- И Ника нас не простит, - Эмма встала между мной и Аней. - Успокойся. Мы молчим. Заказать такси до аэропорта?

От слова про такси у меня нервно дернулся глаз. Почему-то в памяти всплыл облик Йохана. И я очень надеялась на то, что он успел обнаружить милый прощальный подарок на лобовом стекле.

- Не нужно. Я заказала заранее.

 

Глава 5.

 

- И что за ядреная краска? - ворчал автомойщик, полируя стекло.

Йохан стоял в стороне и наблюдал за тем, как пыхтел молодой парень, бормоча себе под нос проклятия. Он и сам бы хотел знать, откуда у Оксаны такая краска. Хотя, нет. Это помада, которой она пользовалась на выступлениях. Потому что оставить свой вызывающий грим на лице на протяжении пары часов безостановочного концерта был сложно. Она же справлялась. И эта чертова помада, с помощью которой только безумная девчонка могла вывести идиотскую детскую надпись на его машине, позабавила его. Но сначала он был зол.

Девчонка вызывала у него смешанные чувства.

Неприятные ощущения, которые он постарался засунуть как можно дальше.

Телефонный звонок заставил мужчину отвернуться и потянуться к карману. Единственный номер, который он не записал, но знал наизусть.

- Алло, - Йохан прижал трубку к уху, удаляясь как можно дальше от шума автомойки.

- Доброго денечка, - веселый голос толстяка всегда воодушевлял Йохана, потому что если тот был таким бодрым, значит, Феликс готовился поделиться с ним положительными новостями. - Я тут сделал все, как вы просили, мистер Ван Ден Брук, - пробормотал мужчина, тяжело дыша. - Скинул вам на электронку фото. Кстати, с десятой по четырнадцатую довольно забавные получились снимки. Веселая девчонка, скажу я вам.

- Хорошо, чуть позже посмотрю, - Йохан переложил телефон к другому уху, а сам потянулся к карману за сигаретами.

Последние дни его потрепали. И дело было не в том, к чему Йохан так долго готовился. Были в его жизни люди, с которыми он не хотел бы пересекаться. Или кто умел вызывать в нем чуть больше эмоций, чем мужчина готов был показывать. С Рокси так и случилось, хотя вся их встреча прошла совершенно не запланировано. А он не любил нарушать собственные планы и импровизировать. Слишком непредсказуемый результат мог получиться в итоге.

- Насчет девушки, - Феликс продолжил говорить, откашлявшись. - Сегодня улетает. Мне следовать за ней?

- Да, обязательно, - произнес Йохан, поднося к губам сигарету.

- Отлично, - хмыкнул толстяк. Еще бы ему не радоваться. Летать первым классом за счет нанимателя ему нравилось, а Йохан готов был изрядно потратиться на частного детектива, лишь бы владеть стопроцентной информацией. Никаких слухов, сплетен и обрывков из разговоров. Только сухие факты, которыми он жил лет десять. С тех самых пор как начал следить за Оксаной. - Вы кстати встретились сегодня? Я же не зря проторчал около башни пять часов?

- Да, благодарю. И спасибо за такси.

- Ой, не стоит. Тот таксист, правда, порывался мне бока намять, но думаю, что все прошло на отлично, - новое покашливание. Феликс был рад. Впрочем, Йохан не менее.

Встреча пусть и была спонтанной, для Оксаны, для него прошла почти относительно спокойно. Если бы не то, что пришлось импровизировать дальше. Кататься по ресторанам с девушкой не входило в его планы. Но насладиться тем, как тонко он порой умел щекотать людям нервные окончания, его забавляло. Читать их мысли, направлять или управлять. С Оксаной почти получилось, но маленькая дерзкая штучка решила поквитаться с ним. Поэтому он и торчал на мойке лишние десять минут.

- И еще, - Феликс продолжил говорить, пока Йохан выпускал дымное облачко. - На Костина у меня есть одна интересная зацепка. Я вам отправил вместе с фотоотчетом. Думаю, это вам понравится даже больше.

Чертов детективишка, который брал за свои услуги крупный гонорар и отлично отрабатывал вложенные средства, порой мог удивить Йохана. И он надеялся, что произойдет именно это, когда сбрасывал входящий вызов и сразу же открывал электронный почтовый ящик. Файлы с фотографиями с девичника Вероники Майер он посмотрит позже, сконцентрировав все свое внимание на известном в стране продюсере рок-группы «Roxane» Станиславе Костине. На своем заклятом враге. На человеке, который отобрал у молодого парня мечту...

 

***

                                        

День мог бы закончиться на ура, если бы весь перелет мне не приходилось прислушиваться к шороху, доносившемуся от толстяка, занимающего соседнее кресло. Этот здоровяк грыз сухарики, читая юмористическую книжку, и ухватывался, разбрасывая вокруг себя крошки. Так и хотелось ударить ему по затылку, но я терпеливо сжимала губы, уговаривая себя не обращать внимания.

В аэропорту, подхватив сумку, я поспешила на платную стоянку. Забрала своего свирепого монстра и рванула домой, надеясь, что хруст, стоящий в ушах, заглохнет хотя бы к ночи.

Входя в квартиру, я бросила сумку у порога. Щелкнула выключателем, наполняя коридор приятным теплым светом. На мгновение зажмурилась, втягивая родной запах. Запах пустоты. И чертового одиночества.

Настроение как-то резко рвануло вниз.

- Эй, Иннокентий, я вернулась! - стягивая по пути рубашку, я заговорила, прислушиваясь к звукам. - Надеюсь, ты не сдох?

Чириканье кореллы по имени Иннокентий послышалось из глубины квартиры. Точно там, где и всегда находилась его клетка. Мои соседи Петя и Дашка, брат и сестра, часто приглядывали за ним, да и за домом в целом, когда я пропадала на концертах. Они же и занимались с ним, однако, большинству похабных словечек он научился от меня.

- Вот где ты, мой красавец, - проворковала я, получив в ответ растянутое «привет». - Как ты тут без меня ночевал?

- Пррривет, пррривет, - затараторил Иннокентий, засуетившись в клетке.

Я же поморщилась.

- Дружок, ты все загадил тут, - выдохнула, понимая, что сон пока откладывается. Навести порядок, накормить животину, и можно на боковую. Лишь бы не проспать утреннюю встречу. Иначе быть беде.

Вооружившись ведерком и прочей ерундой, без которой клетка Иннокентия не была бы чистой, я задумчиво разглядывала оперение друга. Все чаще возвращалась в начало дня и в случайную встречу. Интересно, как Йохан отреагировал? Усмехнувшись, я убрал ведро и посмотрела на Кешу, как его обычно назвали знакомые.

- У меня для тебя есть новое слово. Будем учиться?

Иннокентий довольно затарахтел.

- Повторяй за мной: Ванька-дурак.

- Дурррак, дурррак, - протянут пернатый. Так, с Ванькой придется потрудиться и попотеть, а вот дурак у нас получался на отлично. Спасибо мне любимой за то, что вовремя выучила Кешу этому слову.

Повторив имя моего врага еще несколько раз, я вернулась в спальню, оставляя Иннокентия разучивать новое слово. Хотя, он очень быстро зациклился на дураке, что тоже было не плохо.

Сбросив с себя лишнюю одежду, я быстро настрочила девчонкам сообщения о том, что благополучно добралась. С пометкой «без приключений на свою тощую задницу», и получив от них ответ, забралась в ванную, наполненную до краев теплой водой.

От похмелья не осталось и следа. А вот усталость, скопившаяся за день, откликалась во всем теле ноющей тупой болью. Погрузившись почти с головой в воду, я чуть не задремала, когда телефонная трель выдернула меня из мира морфея.

Ругнувшись и отплевываясь водой с пеной, я отыскала на полу телефон и просмотрела входящее сообщение. Написала Дашка. Видимо, узнала, что я прилетела.

Открывая сообщение в приложении, я наткнулась на видеофайл. Какой-то очередной клип, который она сбрасывала мне не менее одного раза в день. Мол, учись Рокси и смотри, как зажигают иностранные коллеги. Вдохновляйся.

Но я даже не стала просматривать очередной многомиллионный шедевр и засунула телефон обратно под ванну. Хотя Даша не дала мне спокойно поплескаться. Набрала через пять минут и пока я не ответила, не сбрасывала звонок.

- Ну что еще? - выдохнула, прижимая трубку к уху.

- Ты посмотрела? - звонкий и чертовски бодрый голос студентки, которая почему-то не спала в двенадцать ночи.

- Нет, не смотрела. И не буду.

- Блин, Рокс, ну глянь! Это же «Лисья нора»! У них новый клип вышел. Просто огонь! Огнище!

- Ты маленькая предательница, - рыкнула в ответ. - Хватит заваливать меня чужими успехами. Иначе я перестану подписывать фотки и прочую хреномуть, которую ты потом толкаешь в своем милом интернет-магазине. И больше не присылай никаких Лисьих нор, Волчьих хвостов и Куриных жопок. О’кей?

- Ладно, не злись. Но их стоит глянуть. Ребята умеют отжигать. На весь мир уже гремят.

- Вот поэтому и прошу, не буди во мне зверя. Я-то нигде не гремлю. Если только своими костями.

- Прости Рокс, - Дашка притихла. - Думала, они тебе понравятся. У них вокалист просто огонь. Такой голос, аж мурашки по коже.

- Хватит влюбляться в мальчиков с обложки.

- В этого горячего мальчика из Нидерландов нельзя не влюбиться.

Одно лишь слово, а сон мигом исчез. Он меня преследовал? Или я как обычно придумала?

- Откуда они?

- Из Амстердама, - важно повторила девушка. - Начинали как обычная гаражная группа, хотя ты тоже так начинала. А теперь, спустя год, как выпустили свой главный хит, взорвавший все чарты, колесят по миру и собирают стадионы. Эх, а какие клипы снимают, - томно выдохнула Даша. - Ты глянь. Какая там атмосфера! Эстетика в каждом кадре!

Я хмыкнула в ответ. Эстетику ей подавай. Красивую картинку. А когда у тебя последний клип вышел примерно год назад, Дашку это не заботило. Да уж, моя рок-группа катилась на дно в условиях современного мира. И уже стареющая Рокси не была так интересна подрастающему поколению.

- Я тебя услышала, - собравшись с мыслями, ответила, рассматривая мокрую ладонь. - Повздыхаешь как-нибудь в следующий раз.

- Но ты глянь, - напоследок бросила Дашка, пока я неторопливо сбрасывала вызов.

Покрутив телефон в руке, я послала к черту ее глупое предложение. Потому что понимала, завидовать другим нехорошо. Даже если ты популярен, и твой продюсер не пытается из тебя последние соки выжить. Из меня выжимали.

Выбравшись из ванны, я отправилась на кухню и, цедя свежезаваренный чай, не выдержала и все же открыла приложение. Включила клип и зависла на пять минут. Пять гребаных минут, из-за которых я не могла уснуть полночи. И если кто-нибудь сказал бы мне, что такое снять реально, я бы рассмеялась в лицо. Но эти картинки, превратившиеся в настоящее чудо под чарующий голос вокалиста и ритмичную музыку, перепутал в моей голове все мысли.

Прокручивая музыку и незнакомые слова раз за разом, я замерла. Ровно в три часа ночи я вспомнила барабанящие пальцы Йохана. Ритм.

Нет, почудилось. Или простое совпадение. Или этот чудик интересовался рок-музыкой своих соотечественников. Такая идея, вспыхнувшая как яркая искра, была чертовски убедительна. На этом я решила закрыть тему под названием «Ванька-дурак».

Утром я проспала. Чудесным образом послала будильник в долгое плаванье по волнам моих расшалившихся нервных клеток, забралась под одеяло и продрыхла лишний час. Поэтому когда я влетала в офис продюсерского центра господина Костина, взъерошенная в мятой майке натянутой наизнанку и без грамма макияжа, меня не сразу признали на пропускном пункте. Лишь незабытая пластиковая карточка убедила нового охранника в том, что я из своих. Вот уже лет восемь как точно «здешняя».

- Ты опять, - нахмурил брови Ветер, наш гитарист. В миру просто Алексей Ветров.

Впрочем, его смещенные брови были частью имиджа и тем взрывоопасным пунктиком, после которого девчонки визжали и чуть ли не бросали свои мокрые трусики на сцену.

- Как обычно, - пожала плечами, влетая в переговорную.

Здесь уже собралась вся наша группа, включая даже основной состав технической команды, которая всегда ездила с нами в тур и на выступления.

Намечалось что-то важное, отчего внутри стало дурно. Кажется, сегодня я плюхнусь мордой лица в грязь. Потому что мне представить то нечего на суд собравшихся.

- Тебе повезло, - хмыкнул Ветер. - Задерживается, - кивнул на пустой стул Костина. - Кто-то срочно позвонил. Умчался поболтать. А то уже спрашивал про тебя. А мы, ты ж знаешь, без понятия, где тебя все время носят черти.

Черти меня нигде не носили. Они мне снились. Но я умолчала, растянувшись на стуле. Зевнула, вытягивая ноги.

Ждать Стасяна, то есть Станислава Андреевича пришлось недолго. Он появился в комнате, в которой нас собрал, спустя десять минут. Довольный как отожравшийся кот. Окинул прищуренным взглядом народ, улыбнулся и воссел на свой большой шефский стул.

- Так, мои дорогие, - начал с любимого приветствия чуть картавым голоском, который когда-то взрывал хит-парады, в буйном прошлом Стасяна. - У нас на повестке дня важный вопрос.

Взгляд продюсера упал на меня. Ну вот, сразу и на амбразуру. Будет больно. И поганенько.

- Оксана, нас сроки поджимают.

- В курсе, - буркнула в ответ. - Все будет во время, - а вот теперь лукавила.

- То, что предоставила в прошлый раз, не годится, - мужчина покачал головой. - Это уже было. Мы не можем выпускать похожие друг на друга альбомы.

Ребята как заведенные закивали на каждое мерзкое слово Костина. Чертовы предатели! Я прикусила язык, чтобы не зарычать от обиды. И почему меня перестали поддерживать? Раньше все было иначе. Раньше, когда это была моя группа. А не те личности, которые сейчас меня окружали. Пожалуй, из старой команды осталась только я. И, видимо, ненадолго.

- Сегодня пишем, - напомнил Станислав, поворачиваясь к остальным. - Давайте без проблем.

Далее босс перешел к другим вопросам, но за весь час активной раздачи люлей он еще не раз обращался ко мне. Поэтому в конце я уже не вылетала из переговорной, а еле тащила ноги. Меня отчитали даже за то, что я собралась на свадьбу к лучшей подруге. Приходилось отчитываться за каждый шаг.

Глава 6.

 

- Эй, расслабься, - Ветер поравнялся со мной.

Мы спускались в звукозаписывающую студию. Времени на безделье у нас не было.

- Ну-ну, - протянула я, рассматривая профиль гитариста. И почему именно он? Черт был лучше. Хотя, после того скандала, он уже не был первым.

- Ты же понимаешь, заступись мы за тебя, влетело бы всем.

- Трусливые вы задницы. Причем, все, - рыкнула, приближаясь к лифту. Протянула руку, нажала кнопку и застыла. Накатили воспоминания. Вот совсем не вовремя.

- Как обычно, - рассмеялся Ветер, не обижаясь. Кажется, ему вообще было плевать на то, злилась ли я или радовалась. Лишь бы без проблем и его место никто другой не занял. Так поступали все. Лизали толстую задницу Костина. А я так не умела. Не могла. Это мое детище. Моя группа! Вот только как-то со временем все позабыли, благодаря кому группа вообще существовала. Но теперь от нее осталось лишь название, которое мне больше не принадлежало.

- Давай, Рокс, соберись. Быстро запишемся и разбежимся по своим делам. В этот раз попробуй сделать все сразу.

Поджав губу, я кивнула. Опять ругали. Я расклеилась. На глазах появились слезы. Втянув воздух, я проглотила соль в горле и посмотрела на гитариста. Теперь было понятно, почему именно он. Смазливый, с прущей из всех щелей харизмой. Талантливый? Не более чем, Черт. Вот только тот был хулиганом. Парнем, который мог расфигачить гитару на концерте, показать голый зад фанатам. А что теперь?

Моя грудь больше не была достоянием общественности. Никакого мата, бросания вещей со сцены. Прыжков в толпу. Даже Дашка торговала моими автографами в тайне, потому что узнай Костин, чем промышляет соседка по лестничной площадке, вышвырнул бы меня из группы еще год назад. А пока я барахталась из последних сил, пытаясь выцарапать то, что должно было принадлежать мне. Эх, где была моя голова тогда?

А теперь унылое дерьмо, а не рок-группа «Roxane».

- Будет вам запись. И альбом, - ответила я, выходя из кабины лифта.

Ветер хмыкнул и прошел вперед. Я плелась следом. Вот бы мне так, как у тех из «Лисьей норы». Кадры из клипа до сих пор стояли перед глазами. И ритм, который отбивал пальцами Йохан.

Как жаль, что я не исписала ему всю машину. Возможно, сейчас мое настроение не было бы на нуле.

Покидала центр ближе к ночи. Все было не так. И голос слишком хрипел, и в ноты не попадала. И слова путала. Хотя, я интуитивно знала, что строчки должны были звучать иначе. Другие слова, другие звуки. Иное исполнение.

Сегодня я потеряла себя окончательно.

Забравшись в салон машины, я заблокировала замки и тихо разрыдалась. Та, кто не позволял себе слез с детства, захлебывалась в отчаянии, размазывая сопли по щекам.

- Как же! - я ударила ладонями по рулю. - За что? - заскулила, стирая влажные следы с кожаного обода. - За что?!

Но никто не мог ответить на мой вопрос. Возможно, я уже поизносилась. Перегорела? Отработанный материал...

Именно так сказал Костин месяц назад, когда я стала случайно свидетельницей его разговора с компаньоном. Они обсуждали новые проекты, а я летела пулей на встречу со Стасом, намереваясь тому показать новые тексты. Их я считала идеальными. То, самое что так не хватало. На злобу дня, поднимая острые темы. А в итоге Роксана шла в утиль.

Он давал мне шанс. Чертов месяц Костин испытывал меня, отвергая все предложенные тексты. А сингл, который мы с трудом записали, был не моим. Не мои слова. Ветер постарался, предоставив Станиславу свою песню.

- Да уж, Рокс, тебя конкретно так подсидели, - посмотрела в зеркало заднего вида. Опухшие красные глаза, разбухший нос от соплей.

 

 

В день свадьбы я действительно не опоздала, о чем сразу же торжественно заявила Вероника:

- Рокс, ты меня поразила в самое сердечко! Ты не опоздала! - Ника готова была меня расцеловать, при этом забавно перебирала ногами, подлетая ко мне.

Последние приготовления к свадьбе завершались, и оставалось лишь облачить невесту в чудесное белоснежное платье, которое привлекло мое внимание. Тончайший шелк, ручная вышивка.

- Ты спустила целое состояние на тряпку, - усмехнулась я, поправляя приталенный светло-синий костюм. Впервые я выглядела так, словно меня вынули из собственного тела и впихнули в чужое. Однако, чтобы соответствовать обстановке и тем, кто будет присутствовать на банкете, пришлось наступить на горло. И вот я стояла в костюме, при этом под тонким пиджаком у меня было узенький полупрозрачный лиф и... все. Бунтарка во мне ликовала, когда я заталкивала обратно в чемодан шелковую рубашку, оставаясь в белье.

- А ты мило выглядишь, - хохотнула Ника, получив за это шлепок по заднице, обтянутой халатом.

В комнате, в которой готовилась невеста, было не протолкнуться. Помощницы поправляли прическу Рокси, готовили платье и даже фату.

- А она зачем? - с укором посмотрела на прозрачную ткань. - Вроде бы нужно быть немного девственницей.

- Да, ладно, - Ника отмахнулась. - Никто уже не выходит замуж девочкой. По-крайней мере, я таких не знаю. Даже Мара сдалась под напором Никольского. А она-то у нас была девочкой довольно долго, - в сторонке от собравшихся стояла Маргарита и покачала головой, поймав обрывки фраз и косые взгляды от нас с Никой.

- Не зли ее, - хмыкнула я. - Пойдешь под венец с фингалом.

- О! Это она может, - Ника отправила Маре воздушный поцелуй.

Девушка подошла к нам, поправляя попутно темную прядь, падающую на лоб. Фыркнула, косясь в ответ на Нику.

- Когда все по любви, разве имеет значение?

- Нет, дорогая, - Вероника обняла Мару за плечи. - И я все еще надеюсь на то, что мы погуляем и на вашем банкете. Пусть Никольский раскошелится и закатит пир. Женится ведь в первый и последний раз.

- Думаешь?

- Уверена! Такие как он однолюбы. И во второй раз вставать обеими ногами в капкан под названием брак не будут, - лукаво подмигнула Ника.

Голос помощницы, которая уже подготовила платье, отвлек Веронику. И она побежала переодеваться, извиняясь попутно и одаривая всех лучезарной улыбкой.

- И откуда в ней столько энергии? - Мара взглянула в спину Ники.

Я пожала плечами. Даже моя улыбка была вымученной, а вот силы и вовсе оставались резервные. Главное, продержаться сутки.

- Мара, прости за стриптиз, - я наклонилась к девушке. - Не думала, что вам не понравится.

Маргарита повернула голову, сдувая прядь. Сощурила глаза, растягивая игривую улыбку.

- Почему же не понравилось? Все было неплохо, пока Витя про это не узнал, - усмехнувшись, она направилась к двери. - Пойдем к гостям. Пусть Ника заканчивает с приготовлениями. Не будем им мешаться под ногами.

А вот тут я была согласна. Остальные подружки невесты уже бродили среди гостей. К ним мы и присоединились через пару минут. Мара умчалась к будущему мужу, который одарил меня убийственным взглядом. Так, значит, я теперь его личный враг. Что же, не привыкать. Отыскала Эмму, которая общалась с двумя мужчина далеко за сорок, при этом их беседа не выглядела кокетливой. Оценив их беседу, пришлось отказаться от идеи вмешиваться в разговор. Наверное, какие-нибудь ученые умы. Потому что с такими лицами в компании Эммы могли общаться люди из ее профессионального круга.

Аню я отыскала в компании Леры. Они активно обсуждали, судя по доносившимся до меня отрывкам, популярное кулинарное шоу. Опять мимо. Там я буду лишней. Выдохнув, я прошла мимо гостей, ловя на себе оценивающие, а порой и непонятные взгляды. Знала, что выбиваюсь из общей массы бизнесменов и деятелей несколько иной культуры. Фриковатая натура даже под стильным костюмом так и орала во мне — я тут лишняя.

Отыскав закуток потише, я пригубила отобранное по пути у официанта шампанское и не спеша потягивала напиток. Вот только наслаждаться одиночеством долго не получилось. По спине пробежался табун мурашек. Тех самых, которые бывают в моменты подкрадывающегося ужаса.

Вдохнув поглубже и обхватив крепко бокал, я медленно повернула голову. Словно невзначай. Но за спиной никого не было. Показалось? Мои нервные клетки доживали свой век. Повертев головой по сторонам, я так и не отыскала никого. Хмыкнув и осушив бокал, я выпрямилась, собираясь отыскать официанта и повторить, но тихий шорох почти рядом заставил меня дернуться и резко обернуться.

- Твою же мать! - зашипела я, получив от Йохана удивленный взгляд. - Нельзя так пугать!

- Добрый день, - он проигнорировал мое возмущение, и поток брани, который я бросила вслед. - Тебя не узнать.

Хотела возразить. Единственная с розовыми дредами тут.

- Ты прикалываешься? - указала пальцем на прическу. - Или ослеп чуток?

Мужчина покачал головой. Нет, ни черта он не ослеп. И прекрасно мог рассмотреть мой глубокий вырез, и часто поднимающуюся грудь от рваного дыхания, сбитого после пережитого минутой ранее испуга. Отчего-то стало жарко. И зябко. Двойственное противоречивое ощущение, которое мог вызывать только он.

Быстро окинула его смазанным взглядом. Серый костюм, белоснежная рубашка с расстегнутой последней пуговицей у горла. Светлая кожа, все тот же тяжелый парфюм, раздражающий обонятельные рецепторы. И еле уловимый запах сигарет.

- Как дела? - Йохан удачно игнорировал все, что касалось меня. Возмущение, сарказм, даже жесткий стеб. Вообще все. Будто жил по своим правилам, и мой острый язычок его нисколько не заботил.

- Отлично, - улыбнулась в ответ. - А как твои?

Формальная беседа, которая попахивал неприятностями. Потому что за улыбкой Йохана мне удалось рассмотреть то, как он плотно сжимал челюсти. Злость? В нем кипел гнев. Уж не я ли была причиной?

- Неплохо, - проговорил Йохан. - Пришлось на автомойку заехать. Скажи, откуда такая помада?

Он не смеялся, не ругался. Требовал объяснений, отчитывая девчонку за шалость. Сжав челюсти, я чудом не бросила ему «от верблюда», тогда бы на фоне моего поступка эта фразочка выглядела совсем по-детски.

- О чем ты? - наигранно приподняла брови, одарив мужчину неподдельным удивлением. Не произвела эффекта. Он требовал объяснений, а я отчитываться перед ним не собиралась.

На лице мужчины заходили желваки. А вот это уже дурно попахивающая ситуация. Не собирался ли он мне впихнуть счет за мойку его дорогой игрушки? Потому отвечать за тот поступок я не намеревалась. Сам виноват.

- Ой, слышишь? Кажется, всех зовут.

И кивнув в сторону все еще бродивших по парку гостей, я умчалась, не разбирая дороги. Поступила точно не по-взрослому, но хотя бы отделалась от общения с человеком, который явно не поднимал мне настроения. Подлетев к Эмме, я заставила двух мужчин напряжено всмотреться в мои покрасневшие от быстрой ходьбы щеки, а после опустить взгляд чуть ниже. Ну да, пиджачок чуток разошелся. Демонстративно поправила ворот, убедилась, что пуговицы застегнуты и одарила мужчин кровожадной улыбкой. Пялиться перестали, но и не возражали, когда я осталась стоять в этой компании, прячась чуть ли не за спиной Эммы. Она косо поглядывала на меня, а после, чуть наклонившись, шепотом поинтересовалась.

- Что-то случилось? На тебе лица не было, когда ты прибежала.

- На мне? - я хохотнула. - Посмотри на меня, Эм. Я без своего макияжа. Конечно на мне лица нет, - подмигнула, подзывая официанта, которому вручила пустой бокал.

- Как знаешь, - подруга пожала плечами. - Но если что...

- Я обязательно поговорю с вами со всеми на семейном совете.

Эмма скривилась. Не любила, когда я принижала таланты девчонок и их умение выслушивать. И давать советы. Однако, с той задницей, в которой я очутилась, мне придется бороться самостоятельно. Покачав головой, она вернулась к важным обсуждениям с другими гостями, которые оказались как и Эмма врачами. Они делились с ней последними новостями из мира медицины, рассыпая терминами и заумными словечками. А я зевала, посматривала по сторонам и так не смогла отыскать Йохана. Исчез, словно растворилась утренняя дымка.

Надеюсь, до конца дня он больше не потревожит меня. А после мы и не встретимся. Я вернусь в свою граничащую с хаосом жизнь, а он...

Ай, к черту Ваньку!

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям