0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Рожденная быть свободной » Отрывок из книги «Рожденная быть свободной»

Отрывок из книги «Рожденная быть свободной»

Автор: Лаврентьева Оксана

Исключительными правами на произведение «Рожденная быть свободной» обладает автор — Лаврентьева Оксана Copyright © Лаврентьева Оксана

Глава 1

Жанна с ненавистью посмотрела на отца и демонстративно отвернулась. Как и следовало ожидать, его совершенно не задели её обвинения. И уж тем более, он остался равнодушен к её протестам и мольбам.

Ну, ещё бы! Кто бы сомневался! Он и раньше никогда не обращал на неё внимания. Вот братья — это да, его надежда и опора. А она с самого детства оставалась для него никудышней дармоедкой.

Конечно, польза-то от неё была. Как-никак она вела всё домашнее хозяйство. Тем не менее, отец всегда подчёркивал её никчемность. А то, что она с малолетства везла не себе весь дом, это он считал в порядке вещей. И вот теперь, когда она могла хоть на что-то сгодиться, его неблагодарная дочь, видите ли, начала противиться! Как будто бы речь шла о чём-то для неё приемлемом и даже приятном! Подумаешь, всего-то выйти замуж за какого-то старого козла!

Как обидно, что её закадычная подруга Анютка не смогла сегодня заглянуть к ней на огонёк. Уж она бы пожалела её, посочувствовала. В общем, сделала бы то, что обычно в таких случаях предпринимали нормальные матери.

Не в состоянии больше сдерживаться, Жанна незаметно улизнула с кухни и заперлась в своей комнате. Тотчас упала на кровать и заплакала в подушку навзрыд…

Жанна почти не помнила своей мамы, которая не провожала её в первый класс, не шила ей платье на выпускной вечер… Но, несмотря на это, Жанна никогда не чувствовала себя несчастной. Ведь она была ни одна такая. В их посёлке жило много семей, в которых за обоих родителей отдувался один отец. В то же время далеко не все они превращались от этого в озлобленных уродов и становились домашними деспотами. Кажется, только ей так повезло с папашей.

А дело всё в том, что отец, как рассказывал ей старший брат, очень любил маму. Поэтому её уход из семьи и стал для него настоящим ударом.

Можно подумать, другие мужья принимали это с восторгом. Но это же не повод превращать жизнь окружающих в сплошной ад! К тому же, весь отцовский гнев ложился исключительно на её плечи. Братьям никогда не доставалось. Видимо, в ней отец видел их мать. Ведь она, как и мама, тоже родилась вилой…

В клане берендеев до сих пор считалось в порядке вещей, что жёны покидали своих мужей. И даже дети не останавливали их: кровь вилы оказывалась намного сильнее материнского инстинкта.

Эти дамочки всегда «славились» своенравием и неприспособленностью к семейной жизни. Из берендеев, наоборот, получались прекрасные мужья. А в последнее время эти лесные красавицы предпочитали лесу крупные города. В них они развлекались на полную катушку, охмуряя богатых мужчин и вытягивая из них деньги.

Говорят, на их счёт даже стали беспокоиться ведьмы, у которых они уводили «добычу». Ведь спокон веков те занимались окучиванием денежных мешков и припеваючи жили за их счёт, ни в чём себе не отказывая. Благо, что вил было очень мало. Поэтому ведьмы и терпели их, скрепя зубами.

Взрослея, Жанна стала понимать, почему мужчины имели такую слабость к лесным девам. Ведь те славились обольстительной красотой и виртуозностью в интимных делах. Поэтому мужчины-берендеи отдавали свои сердца этим ветреным красавицам, надеясь, что его-то жена окажется лучше своих соплеменниц. Зря надеялись…

Конечно, попадались семьи, в которых вилы прилежно растили своих детей и почти ни чем не отличались от обыкновенных женщин. И даже в их поселении встречались такие, но то было, скорее, исключение.

Так что мужчины-берендеи веками завоёвывали вил, и их ни что не останавливало. Даже перспектива остаться отцом-одиночкой! И это притом, что рядом ходили женщины из их клана. Но, несмотря на все их положительные стороны, они не могли сравниться по красоте с вилами, и даже их копыта не мешали. Да, да, при всей своей утончённости все вилы рождались с копытами. Правда, они казались маленькими и даже изящными внешне, почти как у косуль. Но это были настоящие копыта, которые оставались для них и по сей день сущим наказанием.

У берендеек такого безобразия не было, но они всегда отличались крепким телосложением с широкой костью и чуть ли не богатырскими плечами. Ну, так это и неудивительно: ведь они тоже могли обращаться в бурых медведей, как и мужчины их клана. Вернее, все берендеи перевоплощались в зверя не полностью, как другие оборотни. Медвежьей выглядела только голова, а тело при этом оставалось человеческим. Но оно становилось просто огромным, превращаясь в гору мускулов! Почти как у Халка из фильма.

И куда уж этим деревенским бабам, которые периодически оборачивались в здоровенных монстров, было тягаться с вилами! А те, все без исключения, обладали изумительными фигурами, прекрасными длинными волосами и восхитительными зелёными глазами. Именно такой ей и запомнилась её мама. А сейчас Жанна смотрела на себя в зеркало и, с одной стороны безумно радовалась своей красоте, а с другой, не хотела становиться такой как она…

Жанна решительно вскочила с постели и вставила копытца в свои любимые лабутены на платформе. Они появились у неё совсем недавно. Потому как в очереди к городскому обувщику, который переделывал туфли для вил, она простояла около года!

Но это того стоило. Ведь теперь она могла навсегда забыть о длинных юбках до пола, которые вилы носили на протяжении всей жизни. А сейчас Жанна крутилась перед зеркалом, стараясь в нём рассмотреть свои стройные ножки.

Вот только жаль, что такая красота достанется какому-то старому дураку, который при встрече буквально пожирал её похотливым масляным взглядом. Так как сегодня отец дал ей понять, что её замужество с этим уродом состоится. Причём, в самое ближайшее время. Ведь совет клана одобрил этот брак, даже, несмотря на то, что она станет второй женой!

Видите ли, у её жениха супруга бальзаковского возраста, и у неё уже точно не будет детей. А такой уважаемый и, что самое главное, состоятельный по местным меркам член клана не мог остаться без потомства. Именно поэтому этот старый хрыч имел право взять себе вторую жену — молодую и здоровую девушку. И теперь она должна отдуваться за весь род, рожая ему здоровое потомство.

Теперь вся надежда только на Данилу. Ведь он постоянно ей твердил, как безумно её любит. Она же со своими чувствами никак не могла определиться. Но то, что он ей далеко небезразличен, это Жанна знала наверняка.

Странно, весть о том, что она выходит замуж, уже давно разлетелась по посёлку. А человек, которого она ждала больше всего на свете (не считая Аньки, конечно), даже не удосужился объявиться!

Жанна незаметно вышла во двор и направилась к дому своего парня. Ведь сердце вилы, которые зачастую обладали даром ясновидения, предсказало ей что-то нехорошее. Поэтому при первой же возможности она поспешила к нему, желая найти в его лице верного защитника.

Как она и предполагала, юноша оказался дома. Но его мать, которая невзлюбила Жанну с первого же дня их знакомства, вытолкала её с порога, как шелудивого котёнка! При этом она отругала её так, что, наверное, весь посёлок услышал всю правду о вилах, о её непутёвой матери и о ней в частности.

Что удивительно, даже после этого Данила не появился! В то время как из близстоящих домов выставили носы, чуть ли не все их соседи (кто же пропустит такой цирк?).

Не желая ублажать поселковых «аборигенов», а также из-за нанесённого ей оскорбления Жанна решила вернуться домой. Но, сделав несколько шагов, в нерешительности остановилась.

Неужели она уйдёт вот так? Проглотив всю обиду и незаслуженные обвинения в свой адрес? И, в конце концов, где этот чёртов Данила? Если он решил спрятаться за подлом своей мамаши, то у него этот номер не пройдёт! Пускай не прячется как трус, и объяснит ей сам, что всё это означает!

Жанна, полная решимости, вернулась на крыльцо его дома и задумчиво уставилась на закрытую дверь. Уверенная в том, что во второй раз ей уж точно не откроют, он решила действовать по-другому: сняла с ног лабутены, встала спиной к дому и со всей силы ударила копытом по деревянной двери.

— Данила, выходи подлый трус! — непроизвольно у неё вырвалась фраза из известного мультика. Это её рассмешило, видимо, сказалось нервное напряжение. Поэтому она захихикала как последняя идиотка и с ещё большей решимостью снова долбанула по двери.

И едва она подняла ногу для повторного удара, с удовлетворением заметив вокруг себя деревянные щепки, как дверь распахнулась настежь. Жанна тут же повернулась и первое, что она увидела — бледное лицо Данилы.

— Ты что творишь? Ты же нам дверь испортила! Совсем больная?! — Юноша смотрел на неё с такой злобой, что Жанна сначала опешила.

А ведь раньше она и не догадывалась, что он способен на такие сильные отрицательные эмоции. Всегда добрый, сдержанный и рассудительный, Данила казался ей, чуть ли не образчиком мужского благородства. До этого момента, конечно.

— А где же твоё обычное «здравствуй, моя любимая»? — поинтересовалась Жанна, едва сдерживая слёзы.

Юноша сразу же отвёл взгляд, и его губы плотно сомкнулись в тонкую ниточку.

— Клан решил, что ты должна принадлежать другому. Я ничего не могу с этим поделать! Но ты же и раньше знала, что моя семья против тебя. Честно говоря, Жан, я тоже был не в восторге от того, что ты вила. Сама же знаешь, какая у вас репутация.

— Что?! — Жанна смотрела в лицо юноши, который усиленно старался не встречаться с ней взглядом, и не понимала что происходит.

Вернее, она сразу же обо всём догадалась: хватило одного взгляда. Просто не смогла в полной мере это осознать, настолько показалось ей всё неправдоподобным.

Гнев, боль, отчаяние связались в один тугой узел, который словно тиски сдавил её грудь. Жанна сделала судорожный вздох и со всей силы залепила ему звонкую пощёчину. Бескрайнее удивление и что-то ещё тотчас вспыхнуло в глазах юноши, который сразу же превратился в соляной столб. А Жанна даже не захотела насладиться полученным эффектом: подняла с пола свои лабутены и пошла прочь с гордо поднятой головой. И ей стало вдруг абсолютно наплевать на то, что все таращились на её копыта.

Она влетела в свой дом как фурия, даже не обратив внимания на брата. Прошла в свою комнату и закрыла за собой дверь на предохранитель. Затем достала с антресоли большую сумку и начала складывать в неё свои вещи.

После ужина, перемыв всю посуду и сделав вид, что идёт к себе, она незаметно проскользнула в спальню отца. Воспользовавшись тем, что он, как всегда завис перед телевизором, Жанна залезла в отцовский денежный загашник. Ведь сегодня, подслушав телефонный разговор отца и её будущего супруга, она чуть не упала от удивления. Те, оказывается, уже сбросились по кругленькой сумме на их свадьбу, причём речь шла, действительно, о больших деньгах!

Рассудив, что они принадлежат ей по праву, Жанна взяла эти деньги без всяких угрызений совести. Не могла же она сбежать в неизвестность, не имея ни гроша за душой!

Когда за окном стемнело, и весь дом погрузился в сон, она незаметно улизнула. Анюта, как и обещала, встретила её около дороги. Во избежание лишних слёз, Жанна сократила их прощание до минимума. Правда, пришлось наврать своей подруге с три короба про несуществующую родственницу в одном милом провинциальном городишке. Иначе бы Аня ни за что бы её не отпустила.

Пройдя примерно километра три, она остановилась для отдыха (сумка оказалась довольно тяжёлой). Правда, прохлаждаться ей особо не пришлось — время поджимало. Ведь первый междугородний автобус уходил уже ранним утром.

Жанна посмотрела на бездонное звёздное небо, луну, её молчаливую спутницу, вдохнула в себя полной грудью весенний воздух и невольно улыбнулась. Ведь впервые она сама приняла решение касательно своей судьбы, раньше за неё это делал отец…

Глава 2

Наконец-то её невыносимо долгое путешествие подошло к концу. Большой двухъярусный автобус притормозил на огромном вокзале. Выйдя из него, Жанна тотчас окуналась в гудяще-смрадную городскую духоту.

Она шла по центральной улице и крутила головой в разные стороны. Провожала глазами шикарные автомобили, которые видела до этого только в фильмах. Все куда-то спешили, вытаращив глаза, и все как один разговаривали по телефону. Создавалось впечатление, что в самый разгар дня в городе никто не работал. Или же это у них служба такая — бегать и болтать по телефону? Вот бы и ей так…

Мысли об этом окончательно испортили ей возбуждённо-счастливое настроение. Ведь она так некуда и не поступила! Отец не позволил. Как он ей тогда сказал: «Для девушки главное — удачно выйти замуж, всё остальное неважно». Так что сейчас ей можно было рассчитывать только лишь на место уборщицы или посудомойки.

Но она и на это согласна, лишь бы хватало на жизнь. Пускай скромную, даже очень, но такую, где она сама себе хозяйка. А потом можно будет подумать и о поступлении в художественный вуз (обязательно с общежитием). Ведь она об этот так давно мечтала!

Увидев на доме нужный номер, Жана достала из кармана бумажку и ещё раз сверилась с адресом. Молясь про себя, чтобы эта съёмная комната не оказалась таким же откровенным притоном, как и первая, она смело позвонила в домофон.

А уже в скором времени она обживала маленькую комнатку размером с обувную коробку. Ходила по ней с выпрыгивающим от счастья сердцем и не верила, что это происходит именно с ней.

На следующее утро Жанна, полная решимости, пошла на разведку и первым делом накупила газет с объявлениями о вакансиях. И, к её огромной радости, нашла там немало предложений по её «профилю». Да и всевозможных клининговых компаний в этом городе оказалось предостаточно. Поэтому после обеда она тут же отправилась обивать пороги организаций, мечтающих заполучить себе отличную уборщицу, в общем, такую как она.

К сожалению, её мечты тотчас разбились о суровую действительность. Так как при виде её работники отдела кадров, хозяева и хозяйки всевозможных магазинчиков и офисов удивлённо её рассматривали и… отказывали ей в вежливой форме. Видите ли, они рассчитывали на работницу более зрелого возраста, или же пенсионерку. А такие молоденькие вертихвостки (конечно, они ей так не заявляли, но это читалось в их глазах), просто неспособны как следует вымыть пол!

Правда, иногда ей предлагали совсем не то, на что она рассчитывала… Но от подобного Жанна решительно отказывалась.

На следующий день всё повторилась. Но к вечеру… наконец-то её мольбы не пропали даром! Её приняли! И уже завтра она должна была выходить на работу! Так что сегодня, впервые после своего побега из дома, Жана заснула со спокойным сердцем. А следующий день её встретил ярким весенним солнышком и лучезарным настроением.

Дни летели один за другим. На работу она приходила к пяти часам, надевала синий казённый халат и шла на свой этаж мыть кабинеты. И её буквально всё устраивало, вот только другие уборщицы принимали её очень настороженно. Так ведь это и немудрено. Кому понравится деваха, рассекающая по учреждению со шваброй и в лабутенах? Но что она могла с этим поделать?! При всём желании она не могла надеть на свои копыта подходящую для работы обувь. Поэтому на неё косились, шептались за её спиной, и почти никто с ней не разговаривал.

Но со временем ей удалось растопить лёд в сердцах своих чересчур строгих коллег. Женщины, которые ей в матеря годились, стали относиться к ней по-дружески. Но она это заслужила. Так что её испытательный срок уже закончился, и начальница осталась ею довольна.

Причём, всё произошло как-то само собой. Наверное, это случилось потому, что возложенная на неё работа показалась ей просто смехотворной. Ведь дома она привыкла везти на себе гораздо больше!

И вот, когда у неё всё так замечательно складывалось, случилось то, чего она так боялась…

Жанна, громыхая связкой ключей, поднесла её к замочной скважине и тотчас замерла. Дверь оказалась незапертой. Она бросила взгляд на настенные часы в коридоре и удивилась: почти восемь вечера, а шеф всё ещё здесь!

Поэтому Жанна тихонько прикрыла дверь и собралась ждать до тех пор, пока директор не соизволит освободить кабинет (такое уже случалось и не раз). Но тут услышала из кабинета зычный мужской голос:

— Заходите, я почти закончил.

Жанна обмерла. Затем открыла несмело дверь и в полной боевой готовности — с ведром воды в одной руке и со шваброй в другой, вплыла в кабинет. Поставила всё на пол около стенки и, чтобы не громыхать металлической ручкой, плавно опустила её на край ведра.

Честно говоря, Жанна даже боялась поднять на шефа глаза. Ведь до этого момента она наблюдала за ним только издалека, когда он быстрым шагом шёл по коридору. Но он-то её при этом не видел! И вообще, она привыкла оставаться здесь невидимкой. Так для неё было спокойнее.

— Здравствуйте! — тихо пролепетала она. — Я лучше подожду в коридоре.

Жанна поймала себя на мысли, что смотрит ему не в лицо, а на его плечо. Она сделала шаг к двери, но её тут же остановил приказной голос:

— Постойте! Почему я вас тут раньше не видел?

Жанна окаменела, причём, её язык тоже.

Интересно, как можно ответить на этот вопрос? Откуда ей знать, где были его глаза?

— Наверное, потому, что я работаю у вас совсем недолго. А ещё вы не обращаете внимание на таких как я. То есть, я хотела сказать, на обслуживающий персонал. — Жанна так и не решилась посмотреть ему в глаза. Особенно после того, как сморозила такую глупость.

Наступившая пауза продолжалась невыносимо долго. Наконец-то мужчина задумчиво изрёк:

— Возможно… А как вас зовут?

— Жанна, — тихо выдавила она и посмотрела ему в глаза.

И лучше бы она этого не делала! Её шеф смотрел на неё с удивлением и недвусмысленным интересом, который она частенько наблюдала в глазах мужчин.

— И вам нравится ваша м-м-м… профессия? — отозвался шеф, беспардонно её рассматривая.

Жанна до последнего надеялась, что он её всё же отпустит. Но становилось ясно, что легко она от него не отделается.

— А вы как думаете? Мечтала о ней со школьной скамьи. Все девочки хотели стать моделями, актрисами, врачами, а я — уборщицей! — бодро ответила ему Жанна и тут же от досады прикусила губу. Ведь она и сама от себя такого не ожидала!

— Понятно. Я люблю девушек с огоньком. А ты не желаешь пойти на повышение?

— В смысле? Хотите предложить мне верхний этаж?

Шеф ухмыльнулся.

— Ещё выше. Хочу предложить тебе должность своего секретаря. Вернее, пока что только её помощницы. Будешь пока за делопроизводителя.

Жанна смотрела на него ошарашено. И как бы ни заманчиво выглядело его предложение, она прекрасно понимала к чему он клонит.

— Конечно, большое спасибо за доверие. Но вынуждена отказаться. Да ведь я почти ничего не умею. И знание компьютера у меня на уровне школьной программы по информатике. — Жанна сама не заметила, как стала почему-то оправдываться.

Вероятно, она испытывала стыд. Ведь сейчас почти все от мала до велика хорошо владели компьютером. Но только не она и её соплеменники! Ведь в её посёлке они стояли только в школе.

— Я надеюсь, писать-то ты умеешь? — снисходительно отозвался шеф. И его холенное лицо расплылось в самодовольной улыбке.

Мужчина встал из-за стола.

Жанна только сейчас заметила, насколько он высок и, надо признать, недурён собой.

— Между прочим, я окончила школу с одной лишь четвёркой, — заметила она не без гордости.

— И по какому предмету вышла осечка?

— По истории, — смущённо протянула Жанна.

— Ничего страшного. Я думаю, переживу, если мой секретарь не будет знать дату взятия Бастилии. Завтра жду вас к восьми часам, — сухо закончил он и, подцепив красивый кожаный портфель, быстрым шагом вышел из кабинета…

На новом месте всё повторилось. Правда, работники кабинетов оказались намного вреднее и высокомернее её бывших коллег. Так что ей пришлось пережить здесь немало неприятных минут. Ведь Жанна с самого начала почувствовала себя среди них чужой и, по сравнению с ними, совершенно никчёмной!

Но прошёл примерно месяц, и всё стало понемногу устаканиваться. Она уже неплохо справлялась с компьютером, ну а бегать по кабинетам и собирать подписи, это и любой дурак сумел бы. Так что Жанна ощущала даже удовлетворение от своей полезности и с готовностью впитывала в себя новую информацию.

К сожалению, местные дамы, независимо от возраста, явно её недолюбливали. Исподтишка рассматривали её, останавливая свои презрительные взгляды на её лабутенах. Мужчины же ей благоволили и называли её, все как один, красавицей. Вероятно, просто не могли запомнить её имени. Но Жанну и это устраивало. Лишь бы не пялились, словно отродясь не видели симпатичных девушек.

Игорь Петрович, её шеф, в отличие от других, смотрел на неё так, словно она ему принадлежала. Но ничего себе не позволял, и это радовало. Казалось, он чего-то выжидал…

Жанна скользнула взглядом по циферблату и с удовлетворением отметила, что маленькая стрелка зависла уже над четвёркой. Вот и ещё один рабочий день прошёл относительно спокойно. Но тут, как всегда неожиданно, зазвонил телефон шефа.

— Зайдите ко мне, — прозвучал в трубке сухой голос начальника.

Жанну со стула как ветром сдуло. Она вошла в кабинет шефа и с готовностью уставилась на него.

— Ну как, Жанна Степановна (кажется, он единственный, кто знал её имя и отчество), вы уже созрели?

Его колючий с прищуром взгляд пронизывал её насквозь. В такие секунды она всегда ощущала себя голой. Ведь шеф смотрел на неё так, словно видел то, что скрывалось под её одеждой.

— Не поняла. Игорь Петрович, что вы имеете в виду? — Его вопрос поставил её в тупик. А тут ещё интуиция вилы, которая забилась в истерике сразу же после его телефонного звонка.

— Да всё ты поняла. Я человек прямолинейный, не могу ходить вокруг да около. Ты же не настолько наивна. Или подумала, что попала сюда из уборщиц просто так? За красивые глазки? Хотя, они у тебя действительно прекрасные, и не только глаза… Я за тобой заеду сегодня вечером.

Жанна застыла, с ужасом рассматривая чисто выбритые щёки шефа.

Похоже, её трудовая карьера закончилась, так и не начавшись. И всё из-за этих лабутенов! Ага, а ещё из-за хорошей фигуры, стройных ног… Что же ей теперь вымазаться в смоле и осыпать себя перьями? И почему ей так везёт на кобелей, причём старых?!

— Игорь Петрович, вы ведь женаты!

— У-у как всё запущено… Вот именно, что женат. Так что на конфетно-букетный период у меня нет времени.

— А если я не соглашусь?..

Глава 3

Брови шефа поползли вверх. Скорее всего, с ним так ещё никто здесь не разговаривал.

— Не согласишься? — повторил он, видимо, окончательно не поверив в то, что она это сказала. — Занятно. И это почему же?

Кажется, от удивления её шеф даже забыл рассердиться.

— А может, вы мне не нравитесь? Или же вам всё равно, как к вам относится ваша партнёрша? Мне кажется, для уважающего себя мужчины это даже унизительно.

— В каком смысле унизительно? — Его глаза превратились в две узкие щёлочки. И это, по всей видимости, не предвещало ничего хорошего.

— Вы же меня заставляете быть с вами принудительно, с помощью шантажа! — Жанна решила не деликатничать. Всё равно ей тут уже не работать. Если, конечно, он не отступится. Но это вряд ли: такие мужчины привыкли получать желаемое… Поэтому она набралась смелости и добавила: — Этим вы сами себя опускаете ниже плинтуса! Как будто вы, как мужчина, ничего собой не представляете. И женщины могут согласиться быть с вами только лишь из-за вашего положения и денег.

Шеф приложил свой огромный кулак к губам и застыл так, сканируя её задумчивым взглядом. И после долгой паузы заметил:

— А ты не настолько проста, как кажешься. Отругала, тут же похвалила, зацепив при этом мою мужскую гордость… Молодец. Но это ничего не меняет. Рано или поздно, это всё равно случится. Так какой смысл тянуть с этим?

Причём, как ты сама же и сказала, женщины со мной бывают не только из-за моего положения. Поверь мне, со мной приятно иметь дело во всех отношениях. К тому же, я ещё никого не обидел. Можешь поинтересоваться насчёт этого у своих коллег.

— Я не люблю сплетничать. К тому же… — На секунду Жанна задумалась, но решила поставить все точки над «i». — Вероятно, девушкам, которые с вами общаются, нечего терять. А я… в общем, я девушка в полном смысле этого слова. Так что…

Её решительность тотчас сдулась, как воздушный шарик. Жанна замолчала, ощущая на щеках нестерпимый жар. А шеф после её пылкой речи весь напрягся, а затем откинулся в кресле с демонстративным шумным выдохом.

— Час от часу не легче! Я сразу понял, что с тобой что-то не так. — Он замолчал, рассматривая её как неведому зверушку. — И где же ты до этого жила? В лесу что ли?

Несмотря на своё состояние, Жанна про себя усмехнулась. Ведь шеф, сам того не ведая, попал в точку. Вот только знал бы он, что с ней «не так»…

— Мне завтра сразу идти в отдел кадров, или как?

Желваки на скулах шефа задвигались, и он с раздражением ответил:

— Или как! Работай… пока. А дальше видно будет.

— Спасибо, Игорь Петрович.

Жанна выскользнула из кабинета и еле-еле дошла на ватных ногах до своего стула. Плюхнулась в него и выдохнула с огромным облегчением.

Милость шефа вряд ли долго продлится. Так что, как не крути, а новую работу искать надо. Зато у неё теперь больше возможностей. И можно будет рассчитывать не только на тряпку и швабру…

После этого случая шеф срывал на ней зло по поводу и без. Даже если какой-нибудь из отделов умудрялся напортачить, то виноватой в этом становилась она. Хотя, её вина заключалась лишь в том, что она приносила их документы ему на подпись.

Чувствуя спиной его тяжёлый взгляд, Жанна понимала, что терпению шефа приходит конец…

Это произошло в начале обеденного перерыва, когда у большинства работников уже и след простыл: кто-то побежал в соседскую столовку, кто-то по магазинам и своим личным делам. А она, как проклятая, застыла около стола шефа, выслушивая нелестные замечания в свой адрес. И вдруг он неожиданно встал со своего кресла и по-хозяйски обнял её одной рукой. Жанна опомниться не успела, как оказалась прижатой к стене. Его жёсткие губы накрыли её рот, и он начал целовать её с такой жадностью, что она дико испугалась его необузданного напора.

В какой-то момент ей всё-таки удалось высвободить свои руки, которыми она тут же упёрлась в его широкую каменную грудь. К её неописуемому удивлению, мужские пальцы уже наполовину расстегнули её кофточку, после чего он оставил в покое её шею, и его ладонь сползла вниз…

— Да можешь ты минуту постоять спокойно?! Я же тебя не насиловать собираюсь. Только приласкаю немного…

Возмущение вскипело в ней как лава. И Жана со всех сил оттолкнула его от себя. Застёгивая на ходу кофточку, она рванула по коридору прочь от приёмной, которая стала ей враз ненавистной. Она быстро спустилась по лестнице на этаж вниз, желая привести себя в порядок в женском туалете. Но тут совсем рядом раздались голоса. И Жанна, не желая блистать перед сослуживцами в таком виде, не думая рванула первую попавшуюся дверь на себя.

На её счастье в кабинете никого не оказалось. В нос ударил аромат свежеприготовленного кофе, и в душе медленно разлилось долгожданное успокоение. Не мешкая, Жанна поспешно стала расстегивать пуговки на кофточке. Потому как, убегая от шефа, она впопыхах перепутала петли. Но что-то почувствовав, она подняла голову и… встретилась с недоумённым мужским взглядом.

Прошла, кажется, вечность, прежде чем Жанна пришла в себя.

Она с ужасом всматривалась в лицо незнакомца, удивляясь про себя, почему видит его впервые.

— Здрасте! А я тут проходила мимо… — выдохнула Жанна, в панике понимая, что несёт полный бред.

— Я так и понял. Если бы знал, что у вас здесь принято рассекать в полуголом виде, то не стал бы сюда устраиваться. Бардак какой-то!

Спохватившись, Жанна трясущимися руками продолжила застёгивать кофточку. А незнакомец окинул её возмущённым взглядом и демонстративно вышел из кабинета, громко хлопнув дверью.

Главное не расплакаться! Не стоят эти уроды её слёз… Судя по кабинету, она заскочила в отдел Информационно-технического обеспечения. Значит, это и есть новый хвалёный программист. Удивительно! Их сюда по уровню вредности, что ли принимают?

С грехом пополам отработав день, Жанна неторопливой походкой возвращалась домой. Она шла через парк, с удовольствием вдыхая запах свежескошенной газонной травы. А в голове стоял какой-то непонятный гул. Вероятно, сказывались волнения не самого удачного дня в её жизни.

И вдруг началось это… Множество голосов забубнили у неё в голове бессмысленным нескончаемым потоком. Словно она оказалась в огромной толпе людей! Незнакомый ей хриплый бас вступил в полемику с тоненьким, почти детским фальцетом, и они не на шутку сцепились! Одновременно с этим визгливый женский голосок попытался что-то доказать сразу нескольким, таким же нервным как и она сама, собеседникам…

Жанна остановилась и закрыла уши руками. Голоса тотчас смолкли. Она осторожно убрала ладони — гвалт вновь обрушился на неё, словно кто-то включил громкость на полную катушку.

Выходит, её голова тут ни причём, так как звук идёт извне. Но разве это доказывает, что она не сходит с ума?! Откуда эти голоса?! И почему она их слышит, но совершенно не понимает? Это что за язык такой, который совершенно не похож на все остальные? И почему они галдят все сразу и постоянно спорят друг с другом?

Стоило ей только войти в подъезд, как голоса смолкли. Жанна влетела в свою комнату и с облегчением закрыла за собой дверь. Но её спокойствие продлилось недолго. Не успела она переодеться, как услышала незнакомый ей женский голос:

— Мне кажется, или наша Госпожа выглядит несколько расстроенной?

— Кто здесь? — тут же выпалила Жанна, быстро запахивая на себе длинный до пола халат.

Она со страхом обвела глазами свою небольшую комнату. Как и следовало ожидать, кроме неё здесь никого не было.

— Вам не кажется, что она как-то странно себя ведёт? — обратился непонятно к кому мужской голос.

— Идиоты, да замолчите же вы! Неужели вы не видите, что Госпожа перерождается! Она теперь нас слышит, а вы её только пугаете своей болтовней.

Догадка забрезжила в её мозгу, теперь лишь осталось её проверить. Для этого Жанна подошла к окну и посмотрела на своих цветущих красавцев в симпатичных глиняных горшочках.

Она, как любая вила, родилась с огромной любовью к природе и всевозможным растениям в частности. Поэтому сразу же притащила с работы несколько зелёных заморышей (их пропажу вряд ли кто-то заметил), и пересадила их в новые горшки с хорошим грунтом. И совсем скоро её цветочки преобразились и стали радовать её своей ухоженной красотой.

— Это ты назвала меня Госпожой? — спросила Жанна у белой фиалки, ощущая себя последней идиоткой. И нежно дотронулась пальцем до бархатного листа цветущей красавицы, надеясь непонятно на что.

 — Она меня заметила! — тотчас раздался восхищённый женский голосок. — Моя Госпожа! Какое счастье! Вы меня слышите!

— Да, к сожалению, слышу, а теперь ещё и понимаю. И кто из нас сошёл с ума, я или вы? Почему вы стали враз такими болтливыми? До этого момента вы здорово притворялись немыми.

Растения загалдели все сразу. И не успела Жанна открыть рот, как уже знакомый ей мужской голос в мгновение ока навёл на подоконнике порядок. Воцарилась тишина, после чего этот же голос ответил:

— Госпожа! Не волнуйтесь, вы не сошли с ума. Просто вы перерождаетесь, через это проходит любая вила.

— Что ещё ты знаешь про это? — поинтересовалась Жанна. — Мне, как вилле, известно лишь то, что после первой брачной ночи у нас появляется способность летать. Как этими крыльями пользоваться, понятия не имею. Так как у меня нет знакомых вил и матери тоже.

И, кстати, с кем я разговариваю?

— Госпожа! Для меня это огромная честь. Я — тот самый чертовски привлекательный чаровник, на которого вы сейчас смотрите. Люди называют меня Аспарагусом, но я предпочитаю полное имя — Флориус Шпренгерский.

Так вот, все мои зелёные братья и сёстры знают, что вилы могут разговаривать с растениями. Предупреждаю сразу: уличные деревья неисправимые грубияны и зазнайки. И занимаются они лишь тем, что целыми днями напролёт ругаются и спорят. Видите ли, им не хватает пространства, и кто-то закрывает им солнце! В общем, не советую с ними сближаться…

— А нельзя ли ближе к делу? — Жанна вдруг с ужасом представила себе, что будет теперь слушать их болтовню изо дня в день!

— Как изволите Госпожа. Способность нас слышать никак не связана с м-м… деликатной стороной вашей личной жизни. Просто приходит время, и вы перерождаетесь. Так же вилы начинают воспринимать по-другому и музыку, совсем не так как люди. Кроме того они обладают шикарным голосом, и ещё вы очень артистичны. Также лесные девы способны слышать музыку природы: мелодию леса, ветра и даже земли!

— А нельзя ли про крылья поподробнее?

— Любая вила превращается в истинную лесную деву лишь после того, как становится Женщиной. Любовь и всё такое… Только после этого у неё появляются крылья, и она становится по-настоящему свободной. К сожалению, вы неспособны сохранять привязанность к одному мужчине. Вам подавай новизну и м-м… разнообразие в отношениях.

— Можешь даже не продолжать насчёт этого. Со мной рядом жило несколько вил, и я прекрасно знаю, что они из себя представляют, — с досадой заметила Жанна.

— Но бывают и исключения. Я знаю только, что виллу нельзя удержать силой. Некоторые мужчины из страха потерять свою необычную спутницу выкрадывали у неё крылья. И тем самым вынуждали вилу оставаться рядом с ним. Но это ни к чему хорошему не приводило. Вилы не прощали такого самовольства. В конце концов дева всё же возвращала свои крылья и навсегда оставляла возлюбленного, несмотря на их брак и даже совместных детей.

Жанна замерла. В памяти сразу же всплыли скандалы между родителями. По обрывочным воспоминаниям она поняла, что в их семье произошло именно то, о чём ей только что рассказал этот зелёный воображала.

Отец настолько любил её мать, что украл у неё крылья. А она ему этого не простила…

Глава 4

С того дня, как она стала слышать растения, жизнь её круто изменилась. Причём, как и рассказывал Аспарагус, в ней начали просыпаться и другие способности вилы. Окружающий её мир не только заговорил, но и запел на все голоса!

Мелодия ветра завораживала своей нежностью, земля пела объёмным многоголосьем, солнечные свет звенел наподобие волшебной арфы, которую хотелось слушать до бесконечности. Чего не скажешь о растениях. Но и к ним Жанна постепенно привыкала, стараясь игнорировать их болтовню. И у неё это неплохо получалось.

А на работе тем временем обстановка накалялась до предела. Шеф свирепствовал, но руки больше не распускал, во всяком случае, пока. Но её теперь больше волновал не он, а тот принципиальный программист, в кабинете которого она занималась «стриптизом».

Жанна и сама не понимала, почему постоянно думала о нём. Что это, уязвлённое самолюбие или же что-то ещё?

Володя выглядел гораздо старше её. И он не был писаным красавцем. Но от него исходила та пресловутая брутальность, которая заставляла её сердце биться чаще. Даже шрам у него на щеке казался ей чертовски привлекательным. И сильная хромота его совсем не портила, а наоборот, добавляла ему импозантности. А трость, с которой он никогда не расставался, привлекала своим изяществом и красотой.

При любой возможности Жанна не сводила с него глаз. Любовалась, как он отбрасывал со лба своей пятернёй чёрные с чуть заметной сединой волосы. Как устало дотрагивался до своих выразительных тёмно-карих глаз… С каждым днём новый программист ей нравился всё больше и больше. Ведь он так отличался от всех остальных её коллег-мужчин. Он не заводил нужных знакомств, не выслуживался перед начальством, не глазел на ножки молоденьких работниц… И почему-то всегда держался особняком, явно не торопясь заводить с кем-либо дружеских отношений.

К сожалению, Владимир её в упор не замечал. Да ведь это и понятно, после того, что происходило у него в кабинете… Из-за этого Жанна испытывала жуткий стыд, особенно когда приносила ему документы. Поэтому всегда сухо здоровалась и, не глядя ему в глаза, аккуратно пристраивала бумаги на край стола, после чего пулей вылетала прочь. И всегда спиной чувствовала его взгляд, полный презрения…

Сегодня работы у неё привалило выше крыши. Поэтому Жанна, вся такая деловая и озабоченная, быстрым шагом свернула за угол и… с кем-то столкнулась, да так, что еле устояла на ногах. Чего не скажешь о мужчине, который тут же завалился на бок, как мешок с картошкой. Жанна интуитивно бросилась ему помогать, и тут ей под ноги попалась уже знакомая ей трость.

Она обомлела, но сразу же протянула руку согнувшемуся на полу Владимиру.

— Смотреть надо, куда идёшь! — со злостью обронил он, игнорируя её протянутую руку. После чего сделал попытку встать, но тут же вновь очутился на полу.

Из-за травмированной ноги компьютерщик оказался в положении беспомощного жука, перевёрнутого на спину. Поэтому в её душе тотчас разлилось бездонное море жалости и сочувствия. Так что Жанна, не обращая внимания на его протесты, вложила ему в одну ладонь трость, а за другую ухватилась рукой и потянула его со всей силы на себя. Но едва он оказался в вертикальном положении, как посмотрел на неё с высоты своего роста с таким раздражением, что Жанна опешила.

Обида захлестнула её с головой так, что она не смогла сдержаться:

— Между прочим, люди после такого, как правило, говорят «спасибо». И ваше отношение ко мне здесь абсолютно не причём. Это элементарная вежливость.

— Моё отношение? Вам-то откуда об этом знать!

— Да у вас на лице всё написано. Но я, в отличие от некоторых, понимаю: любой человек может оказаться в неловкой ситуации.

— Не представляю, что может такого произойти, чтобы я разгуливал на работе в непотребном виде! — с сарказмом произнёс компьютерщик, демонстративно всплеснув руками.

А вот сейчас ей стало настолько обидно, что Жанна едва справилась с подступившими слезами. Она затравленно посмотрела на своего собеседника и, не задумываясь о последствиях, с возмущением возразила:

— Конечно, не представляете. К вам же не цепляется ваш руководитель с непристойными предложениями!

Жанна аккуратно обошла его с каменным лицом и направилась по своим делам. А когда она уже ухватилась за ручку нужного ей кабинета, до неё долетел знакомый мужской голос:

— Жанна, спасибо!

Она остолбенела от удивления. Ну, надо же! Он знал её имя! Поэтому непроизвольно улыбнулась и дёрнула дверную ручку на себя.

После этого инцидента лёд в душе неприступного программиста, кажется, начал таять. Теперь он её уже не встречал таким недружелюбным взглядом. Напротив, здоровался с ней (правда, сухо), а не отделывался, как раньше, молчаливым кивком головы. А пару раз на его красиво очерчённых губах играла даже лёгкая улыбка!

А Жанне хотелась его опекать, заботиться о нём, и это чувство не оставляло её ни на секунду. И она почему-то оказывалась рядом с ним в такие моменты, когда он нуждался в помощи. Вероятно, это происходило потому, что она старалась как можно чаще проходить мимо его кабинета, надеясь на их «случайную» встречу.

Вот и сейчас Жанна сделала большой крюк, лишь бы продефилировать мимо знакомой двери. И на этот раз она почему-то оказалась приоткрытой. Как выяснилось, она подоспела вовремя (с её точки зрения), а Владимир лишь бросил на неё недовольный взгляд. Несмотря на это, Жанна тотчас бросилась собирать с пола разметавшиеся на нём документы. Ведь для Владимира с его ногой это было бы весьма затруднительно.

— Уронили или сквозняком сдуло? — сочувственно поинтересовалась она, протягивая ему собранные листы.

— Сквозняк — неохотно пробурчал он, тут же раскладывая их по порядку. — Честно говоря, я бы и сам справился.

— Ну вот, опять вы в собственном репертуаре! Нет бы, попросту сказать…

— Спасибо, — тотчас вставил за неё он. — Вы словно бы караулите! Или же вы приносите мне неудачу.

— Вот и помогай таким… — Жанна обиженно поджала губы и сделала несколько шагов к выходу.

— Чип и Дейл спешат на помощь, — с насмешкой произнёс он и тут же остановил её, придержав осторожно за локоть.

Жанна остановилась как вкопанная с выпрыгивающим от волнения сердцем.

— А кто это такие, Чип и Дейл? Кажется, где-то я уже о них слышала.

— Я и не думал, что настолько стар. — Владимир грустно улыбнулся. — Когда-то про них знал каждый ребёнок.

— Скажите тоже! И не какой вы не старый! — с излишней горячностью возразила Жанна. Но сразу же смутилась и покраснела как маков свет.

— Странная вы девушка. Современная, с виду даже несколько вызывающая, одни лабутены чего стоят! А краснеете, как неопытная девчонка.

После его слов ей и вовсе захотелось провалиться сквозь землю. В памяти застряло только то, что ему не понравились её лабутены. Да они ей и самой уже не нравились! Но что же она могла с этим поделать?!

На следующий день она надела свою цветастую юбку ниже щиколоток и старые неудобные туфли. Она уже почти разучилась в них ходить, но и без туфель тоже не рискнула — а вдруг нечаянно оголятся ноги!

При виде её шеф удивлённо поднял брови и с издёвкой заметил:

— В монашки собралась? Ничего удивительного, с твоим-то воспитанием… Подготовь вот эти документы, недотрога ты наша. — Он бросил на край стола документы, ощупывая её насмешливым взглядом.

Как ни странно, но у Владимира её внешний вид тоже вызвал некоторое удивление.

— Вот те раз! Из одной крайности в другую, — изумился он и улыбнулся ей как-то по-доброму, даже сочувственно.

На следующий день Жанна вновь пришла в своих лабутенах, решив больше не экспериментировать. Посчитала, что не стоит прогибаться под мнение окружающих, даже если некоторые из них далеко ей небезразличны.

Дни летели один за другим. Теперь Жанна бежала на работу как на праздник, ведь здесь она встречалась с Володей. И пускай он не проявлял к ней интереса как к женщине, но явно питал к ней симпатию. В общем, это была странная дружба между необычной девушкой и замкнутым мужчиной, не пускающим никого в своё сердце.

— Почему ты проводишь свой обеденный перерыв в компании старого хромого мужика? — в шутку поинтересовался у неё Владимир, когда они как обычно сидели на лавочке в соседнем сквере.

Её сердце тотчас ухнуло вниз. И пускай она уже привыкла к его провокационным вопросам, но этот поставил её в тупик. Тем более что за напускным безразличием Жанна сразу же заметила в его глазах настороженность и даже страх. Именно поэтому она не стала отделываться шуткой, как обычно.

— А сам как думаешь? Ты же ведь и так это знаешь, по глазам вижу. Хочешь, чтобы я произнесла это вслух и потешила твоё мужское эго?

Молчание, которое буквально порвало ей душу, продлилось нескончаемо долго. Наконец-то Владимир тяжело вздохнул и тихо сказал:

— Жанна, выбрось это из головы. Ты — красивая, умная девушка, которая не должна тратить своё свободное время на такого как я. Ты должна бегать на свидания, целоваться под теми вон каштанами. — Владимир кивнул в сторону раскидистых деревьев, стоящих неподалёку. — Твоя головка должна быть забита всякими девичьими глупостями и розовыми мечтами. Поверь, скоро ты по-настоящему влюбишься в какого-нибудь хорошего парня, который…

— Так я уже… в хорошего… Во всяком случае, лучшего я не встречала… — со слезами на глазах перебила его Жанна и, мельком взглянув на потрясённое мужское лицо, быстро пошла прочь.

Она сама не знала, как доработала до конца рабочего дня. Два раза ей звонил Владимир и просил её зайти к нему в кабинет. А она отвечала ему официальным тоном, что очень занята. Тем самым вызывая недоумение у секретарши, стол которой стоял совсем рядом.

Домой Жанна возвращалась через парк. Со всех сторон раздавался гомон из многочисленных голосов — деревья как всегда выясняли между собой отношения. Но она их почти не замечала.

Неожиданно ей на глаза попался папоротник, причём дикий! Странно, у неё дома такие росли только на болотах, так как же он здесь очутился? Но ещё большее удивление вызвали нежно-фиолетовые цветки барвинка, коврик из которых уютно расположился сразу же за кустами папоротника.

Жанна присела около них на корточки, вдыхая свежесть влажной земли. И тут она услышала тоненький голосок барвинка, который посоветовал ей загадать желание. Причём с ним сразу же согласился и чересчур серьёзный папоротник, который пообещал посодействовать в его исполнении.

Вспомнив, что барвинок в её краях называли почему-то фиалкой колдуна, Жанна в шутку решила испытать своё счастье. Да и на душе у неё было так тягостно, что даже маленькая надежда ей бы сейчас не помешала.

— Хочу, чтобы Володя меня полюбил, по-настоящему. — Она задумалась и, решив, что ещё одно желание только увеличит её шанс, продолжила: — Я всю свою жизнь проходила в Золушках. Когда же начнётся продолжение, где я превращаюсь в принцессу?

Жанна хмыкнула, недоумевая по поводу своего поступка. На прощанье она нежно провела рукой по пушистому побегу папоротника, после чего встала с корточек и вновь вернулась на асфальтовую дорожку. Но не успела она сделать и нескольких шагов, как в глазах у неё потемнело. Деревья, скамейки, люди впереди неё, в общем, абсолютно всё, что она видела вокруг себя, стало вдруг расплываться и становиться прозрачным…

— Леди Жизель! Ну, где же вы? Ведь у вас сейчас первая примерка! — донёсся издалека зычный женский голос.

Жанна со страхом приоткрыла глаза и увидела на огромном расстоянии от себя потолок. Она уставилась на него, и её рот тотчас открылся от изумления и неописуемого восхищения.

Потолок был украшен необыкновенными по красоте фресками. А лепнина, которая обрамляла его, поражала своим изяществом и яркостью позолоты.

Жанна приподняла голову и с любопытством покрутила ею в разные стороны. Странно, но она почему-то оказалась лежащей на полу. Причём, судя по окружающему её интерьеру, она очутилась, чуть ли не в королевских апартаментах!

Глава 5

Жанна тут же вскочила с пола и с огромным удивлением засмотрелась на своё платье. Какая красота! Прямо мадам де Помпадур или же Анжелика, которая маркиза ангелов. Ничего себе! Это сон? Или же в парке с ней случилось что-то нехорошее: вырвали сумочку, ударили по голове… Вот она и увидела себя в образе прекрасной леди.

— Ах, вот вы где! Я же вас по всему замку ищу. Пойдёмте, леди Жизель, платье для вас уже приготовили.

У обратившейся к ней женщины был такой строгий вид, что Жанна не рискнула ей перечить. Поэтому пошла за ней как телок на привязи.

А что делать? Глупо биться в истерике и кричать: «Что происходит?» Вероятно, ситуация вскоре разрешится сама собой. Стоит только набраться терпения.

Вскоре они вошли в небольшое помещение, всё уставленное манекенами на ажурных железных подставках. Причём, все эти немного жутковатые фигуры из дерева оказались одетыми в платья, в которых не постеснялась бы пощеголять и принцесса. Так что от ярких блестящих тканей и блеска драгоценных камней, которыми были расшиты все эти наряды, у Жанны сразу же разбежались глаза. И пускай она никогда не отличалась слабостью к красивым шмоткам, но сейчас Жанна откровенно позавидовала той неизвестной счастливице, для которой шились все эти платья.

— Леди Жизель, все платья уже готовы. Осталось только примерить ваш главный наряд, — с услужливым выражением лица обратилась к ней худенькая женщина, вероятно, портниха.

Жанна остолбенела. На какой-то миг она даже забыла о том, что находится непонятно где.

— Вы хотите сказать, что все эти платья сшиты специально для меня? — с замирающим от счастья сердцем переспросила её Жанна.

Портниха явно растерялась и тут же переглянулась с той самой деловой женщиной, которая привела Жанну сюда.

— Ох, леди Жизель! Видно, у вас сегодня хорошее настроение, коли вы изволите шутить! — Она натянуто улыбнулась. — А для кого же ещё?! Вот только давайте примерим ваше главное платье. Как ни как для любой девушки это знаменательное событие.

Портниха метнулась за ширму и с неописуемой гордостью вынесла оттуда шикарное белоснежное платье. При виде его Жанне даже стало плохо. Это и не мудрено: оно ведь оказалось свадебным!

— Леди Жизель, вам дурно? — обеспокоенно прощебетала портниха и бросилась к ней как квочка к цыплёнку. К ней тотчас присоединилась и деловая дама.

— Нет, что вы… Просто корсет сильно давит, — нашлась Жанна, лихорадочно соображая. А когда портниха со своими помощницами надевали на неё платье, Жанна незаметно выдернула из белоснежной атласной ленты портновскую булавку. Выбрала момент и со всей силы вогнала её себе в палец.

Как говорится, надежда умирает последней. Ведь она всё ещё надеялась, что это всего лишь сон. Но резкая боль, а затем и алая капля крови показались ей очень убедительными…

Примерка прошла удачно. Платье действительно пришлось ей впору. Вот только радости она от этого совсем не испытала.

Куда она попала? Почему все её называют Жизелью? И самое главное — за кого она выходит замуж?!

Деловая дама, которая оказалась домоправительницей, проводила её в апартаменты, пожелав ей хорошенько отдохнуть. Вот только Жанна, оставшись одна, принялась нервно ходить из стороны в сторону. Какой уж тут сон, когда её жизнь в один миг превратилась в какой-то непрекращающийся кошмар! Но сколько бы она не переживала, стресс и усталость в конце концов взяли над ней вверх. Поэтому Жанна по-быстрому сплавила служанку, которая помогала ей раздеться. После чего прилегла на огромную кровать с балдахином и незаметно для себя самой заснула.

Солнечный свет залил всю спальню, поэтому Жанна приоткрыла глаза, но тотчас их сомкнула.

— Леди Жизель, в жемчужной зале вас ожидает герцог Ферргус. — Она вновь открыла глаза. Вчерашняя девушка приготавливала ей платье, причём уже другое, не то, что она носила вчера.

— А это ещё кто такой? — спросонья выдавила из себя Жанна, отчаянно желая оказаться в своей небольшой съёмной квартире.

Служанка уставилась на неё, словно она сморозила что-то из ряда вон выходящее. Вероятно, так оно и было. Впредь нужно держать язык за зубами. Ещё неизвестно, какие у них тут порядки…

Жанна тут же приторно улыбнулась и невинно пролепетала:

— Шучу, конечно. А ты не проводишь меня до жемчужной комнаты? По дороге поболтаем немного…

Глаза у девушки стали размером с блюдце. Она как-то затравленно закивала головой и прошептала:

— Как изволите, леди Жизель.

После встречи с герцогом у неё остался настолько нехороший осадок на душе, что Жанна ещё долго не могла прийти в себя. Во-первых, она сразу же остолбенела, едва его увидела. И это неудивительно, ведь герцог Ферргус оказался точной копией Владимира! Её Владимира, который остался где-то там, в реальной действительности!

В костюме, расшитом золотым шнуром, герцог выглядел как расфуфыренный индюк. Его чёрные как смоль волосы, на висках чуть затронутые сединой, красиво спадали на его широкие плечи. Ходил он с достоинством, с гордо поднятой головой. И даже его хромота (совсем как у Володи!) не мешала ему выглядеть достойно.

Но самое страшное то, что этот неприятный во всех отношениях тип (кроме внешности, конечно) назвался её будущем мужем! Видите ли, он собрался её везти в свои владения, в которых она скоро станет полноправной хозяйкой. Правда, потом он заметил, чтобы она об этом даже и не мечтала. И что он сделает всё от себя возможное, чтобы «превратить её жизнь в ад».

Хорошенькие перспективы для будущей супруги! Интересно, что он имеет против неё? Ясно одно: ей срочно нужен человек, который бы пролил свет на все эти события. Возможно, ей удастся вернуться обратно домой из этого… Чёрт, она даже не знает, где находится!

Как выяснилось, держать язык за зубами тоже оказалась не самой лучшей идеей. По-видимому, та Жизель, место которой она непонятным образом заняла, прославилась здесь не с самой лучшей стороны. И молчание явно не входило в список её достоинств. Так что совсем скоро буквально все, с кем ей пришлось общаться, стали странно на неё смотреть. Поэтому Жанна решила не тянуть с поиском союзника, вернее, союзницы.

— Глория, ты не могла бы мне оказать услугу? — поинтересовалась Жанна у служанки, которая вот уже на протяжении двух дней не отходила от неё ни на шаг. — А я в долгу не останусь.

Жанна демонстративно достала из шкатулки с драгоценностями, которая, по всей видимости, принадлежала ей, нитку розоватого жемчуга и протянула служанке. У той глаза полезли на лоб. Впрочем, она быстро пришла в себя и ловким движением подцепила жемчуг из её рук.

— Я вся во внимании, леди Жизель.

Жанна задумалась и начала с самого главного:

— Глория, дело в том, что я два дня назад подвернула ногу, упала с лестницы и сильно ударилась головой. И теперь не помню даже то, как я очутилась во дворце! Да я вообще ничего не помню, кроме своего имени!

— Я так и знала, что с вами что-то не так! Да вы же ведь перевертень! — Слова с её губ слетели как барабанная дробь. Умолкнув, девушка закрыла рот ладошкой и со страхом посмотрела на Жанну.

— Пере… кто? Я не расслышала.

— Перевертень или перевёртыш.

— Значит, в потерю памяти ты не поверила. Неужели это так неправдоподобно?

— Если честно, то да. И если вы ещё кому-нибудь так скажете, то скоро все догадаются, кто вы есть на самом деле. Но, леди Жизель, несмотря ни на что, вы всё-таки вила. А это значит, что вы принадлежите к знатному сословию. Не то, что я со своими человеческими ногами! Вот же уродство какое, словно медвежья лапа! — в сердцах выпалила Глория, с завистью посматривая на её копыта.

Только сейчас Жанна заметила, что её платья чуть выше щиколотки, а на ногах нет никакой обуви. В этой суматохе она совсем не обратила на это внимания.

— Так значит, у вас вилы не прячут своих ног?

— Нет, конечно! Придёт же такое в голову, прятать такую красоту! Я бы всё отдала, чтобы заиметь себе такие же. А перед свадьбой вам их так украсят, что ваш жених умрёт от счастья. Я слышала, для этого вызвали ювелира из столицы, копытных дел мастера… — восхищённо пролепетала служанка.

— Так, с копытами разобрались. А теперь обо всём по порядку. Где мы находимся?

— В Лазардии. Это что-то вроде параллельного мира Террии, так мы называем ваше измерение. У вас магия почти не развита, не так как здесь. В вашей Террии люди занимаются всевозможными механизмами и в волшебство почти не верят. Несмотря на это наши миры тесно связаны. И все магические существа в вашем измерении имеют свою проекцию, то есть двойника в нашем мире. Но далеко не все могут перемещаться между мирами, это умеют только перевертни и их двойники. Причём, эту способность может вызвать лишь один из двойников. В вашем случае, это, скорее всего… вы, леди Жизель. Так как настоящая Жизель вряд ли по собственному желанию захотела бы в Террию. Ведь там ей придётся скрывать, что она вила.

— Так значит, я ещё и перевертень?

— Получается, что да. То есть вы можете с помощью магии перенестись из одного мира в другой и вроде как обернуться в своего двойника. И, кстати, у нас это считается преступлением, недопустимой вольностью. Раньше перевёртышей вылавливали и казнили на центральной площади. Но то было очень давно. Сейчас за это тоже наказывают, но не так. А вы всё-таки леди… но и вас за это по головке не погладят, уж будьте уверены. Хорошо хоть вы уже прошли проверку у Высших Магов.

— А это ещё кто такие? — испугалась Жанна, чувствуя, как её голова буквально пухнет от избытка информации.

— О, с ними шутки плохи. Их боятся все, даже король! Они — высшая власть, которая следит за порядком и чистотой знатного сословия.

— Но я всё равно не понимаю, почему мой возлюбленный из моего мира оказался двойником герцога Ферргуса? Ведь он точно не имеет к волшебству никакого отношения!

— Да? Тогда вам будет легче привыкнуть к герцогу. Хотя, вам всё равно будет непросто. У них с леди Жизель в последнее время испортились отношения. Особенно после того, как она переспала с его кузеном.

— Час от часу не легче! Оказывается я, то есть не настоящая я, ещё и потаскушка! — Жанна расстроилась. — Хотя, на фоне последних событий… одной проблемой больше, одной меньше… Так что там насчёт того, почему обыкновенный человек имеет магического двойника в вашем мире?

— Этого не может быть!

— Как не может, когда герцог точная копия моего Володи! Даже хромает также как он, и у него такой же шрам!

— Тогда я не знаю, леди Жизель, — растерянно протянула Глория.

— Ладно, разберёмся. А что ещё меня здесь ждёт, кроме ненавистного мне мужа?

— Ну… Сразу после свадьбы вы поступите в Магическую школу на отделении для вил.

— Опять школа? Я ваш мир уже ненавижу… — Жанна не знала, что её огорчило больше: то, что она выходит замуж, или же «приятная» новость об обучении в какой-то школе магии.

— Но это необходимо! Каждая вила должна научиться всем умениям, которыми её наделила магия. Мало иметь способности, ведь их надо ещё развивать и уметь ими пользоваться. Вот, например, крылья. Если вам не покажут, как нужно правильно летать, вы можете разбиться насмерть!

— Летать? Да у меня и крыльев-то нет! — возмутилась Жанна.

На что Глория многозначительно ухмыльнулась и промолвила:

— Появится муж, появятся и крылья…

Глава 6

На следующий день со своим будущим супругом она собралась непонятно куда и непонятно зачем. Как и следовало ожидать, герцог даже не удосужился предупредить её об этой поездке. Поэтому Жанна узнала о ней в самую последнюю минуту. Прибежала с вытаращенными глазами Глория и, запыхавшись, выпалила:

— Леди Жизель! Герцог Ферргус ждёт вас внизу!

— Да? Ну и что из того? Я не должна беспрекословно выполнять все его приказы!

— Леди Жизель, вообще-то, должны. Он ваш будущий муж.

— Час от часу не легче! Тогда, пускай подождёт. Принеси мне какое-нибудь дорожное платье. Или что тут у вас надевают в подобных случаях? Не поеду же я в этом!

Честно говоря, Жанне было глубоко безразлично, в какой одежде она отправится в путешествие. Она просто тянула время, чтобы позлить герцога.

— Глория, самое смешное, что я даже не знаю, как зовут моего будущего мужа! Всё герцог, да Ферргус… Должно же быть у него имя!

Служанка, услышав это, поразилось гораздо больше, чем когда узнала, что она не настоящая леди Жизель. Поэтому с возмущением ответила:

— Уж этого не знать просто непростительно! Его зовут Володаром. Вернее, Володар Годвард, четырнадцатый герцог Ферргус.

Теперь пришёл черёд удивляться Жанне. Ведь её служанка произнесла это с такой гордостью! Видимо преклонение перед знатью она всосала с молоком матери, и герцогский титул вызывал у неё прямо-таки священный трепет.

— Даже четырнадцатый? — с сарказмом удивилась Жанна, понимая, что Глория не оценит её иронии. — Главное, не забыть. Вот что, действительно, поразительно: у них даже имена схожи! Володар и Владимир…

Когда она спустилась вниз, герцог уже выглядел чернее тучи. Окинув её демонстративно безразличным взглядом, подал ей руку и помог забраться в карету. Наверняка, если бы не правила этикета, он бы с большим удовольствием дал бы ей пинок под зад. Тем не менее, она обратила внимание, как он болезненно сморщился, когда садился в карету. По-видимому, травмированная нога дала о себе знать. И, несмотря на её антипатию к этому мужчине, у Жанны при этом сочувственно сжалось сердце.

— И куда мы направляемся? — Любопытство всё-таки пересилило её неприязнь к Володару.

Герцог надменно поднял одну бровь и соизволил ей ответить:

— Необходимо внести вас в списки учащихся Магической Школы вил. Буду откровенен: меня абсолютно не волнует ваше образование, но того требуют приличия.

— Я тоже буду откровенна. Как ни странно, но меня, как и вас, не волнует собственное образование. Может, получится как-нибудь его избежать? — Жанна с надеждой уставилась на своего спутника, в душе молясь, чтобы он согласился.

Всё равно в ближайшем будущем она вернётся в свой мир. Сразу же, как только узнает, что для этого требуется. Так зачем себе лишний раз мотать нервы из-за какой-то учёбы?!

Но Жанна и не предполагала, что её предложение вызовет у герцога такую реакцию. Он застыл, не сводя с неё странного взгляда. Причём в его глазах промелькнуло не только удивление, но и ещё что-то мимолётное, такое знакомое…

— Это неприемлемо. Видеть вас на протяжении всего дня в доме? Нет уж, увольте. Будете ходить на занятия, как миленькая. Тем более, для супруги герцога, да ещё и эльфрока непозволительно не иметь образования.

Услышав новое, непонятное для себя слово, Жанна сникла. Молча отвернулась, поджав от обиды губы, и уставилась в окно кареты. И совсем скоро она забыла обо всём на свете. Ведь стоило им только выехать из леса, как за стеклом открылся совершенно новый, неведомый для неё мир!

Какие только странные существа не ходили здесь по улицам! Одни были страшны и даже ужасны, другие, наоборот, прекрасны. Конечно, в её мире тоже жило немало нечисти (так их называли люди). Но они не рассекали открыто по городу! Но, если бы даже некоторые из них и осмелились на такой безрассудный шаг, то ничего катастрофичного не произошло бы. Ведь в её мире все магические создания походили на людей. А как же иначе? Ведь это они жили среди них, а не наоборот.

Здесь же всё было по-другому. Честно говоря, за эти дни ей ещё не приходилось встречать чистокровного человека. И даже те, которые их сильно напоминали, оказывались кем-то иными.

Например, у Глории она вчера случайно увидела хвост, а у другой служанки между пальцами обнаружились перепонки… Да чего далеко ходить: даже герцог, её жених, и тот оказался каким-то эльфроком!

Неожиданно раздался раздражённый окрик герцога.

— Поворачивай к морю. Наверное, сегодня школа стоит там, — отдав распоряжение кучеру, Володар закрыл окно и откинулся назад.

А Жанна тем временем только-только с огромным любопытством рассмотрела высокого стройного мужчину с зеленоватой кожей, довольно привлекательным лицом и заострёнными кверху ушами. От резкого окрика она вздрогнула и непонимающе уставилась на своего спутника. Непонятная фраза её удивила, но она всё же предпочла промолчать. И правильно сделала, так как совсем скоро герцог с облегчением выдохнул и вскользь заметил, что они наконец-то приехали. Жанна проследила за его взглядом и с изумлением заметила среди необычных домов удивительное по красоте огромное здание с колоннами.

Но поражало даже не то, как Магическая Школа выглядела. Ошеломлял сам факт того, что она не стояла на земле, а парила над нею! Жанна присматривалась, пытаясь рассмотреть под ней какие-нибудь хитрые опоры, но их попросту не было! Здание висело над землёй на высоте двух-трёх метров, плавно покачиваясь от ветра.

После того, как Жанна окончательно убедилась, что это не обман зрения, она внимательно рассмотрела само здание. Оно оказалось выточенным из огромной глыбы полупрозрачного камня цвета морской волны и, по всей видимости, драгоценного.

Жанна с неописуемым восхищением взирала на волшебное здание, которое полностью оправдывала своё название. Вот уж действительно, у них здесь всё подвластно Магии. Возможно, в такую школу ей понравится ходить!

— Вы что, ни разу не видели Магических Школ? — с нескрываемым презрением откликнулся герцог Ферргус.

— Представьте себе, не видела, — с возмущением ответила ему Жанна, вспомнив, что по рассказам Глории, настоящая Жизель приехала сюда из провинции. По-видимому, это единственное, что их сближало.

Как ни странно, но Володар посмотрел на неё внимательным взглядом и заметил без какой-либо издёвки:

— Школа сделана из цельной глыбы магического берилла, у которого кроме прочих достоинств имеется волшебное свойство — легковесность. Как вы видите, он легче воздуха. Это позволяет перемещать здание с помощью простого заклинания.

— А зачем это вообще делать?

— Это же очень удобно! Например, планируются занятия по морской магии. Поэтому школу перемещают поближе к морю. Следовательно, не надо нанимать десятки карет, не требуются повозки, драконы для перевозки поклажи… Это же очевидно.

Как бы герцог не хотел показаться вежливым, но под конец он всё-таки не упустил возможность указать ей на её несообразительность. Но Жанна почти не обратила на это внимания: новая информация оказалась слишком удивительной.

К тому моменту, как герцог закончил свой рассказ, их карета подъехала вплотную к Магической Школе. Володар вышел из экипажа и галантно подал ей руку: хоть он её и терпеть не мог, но правила этикета ещё никто не отменял. Затем подвёл к парадному, цвета изумительного аквамарина, и жестом указал ей на ступеньки.

Жанна удивлённо посмотрела на главный вход, парящий у неё над головой, и с огромным недоумением оглянулась на герцога.

— Если у меня есть копыта, то это не означает, что я могу прыгать как козочка.

— Причём тут копыта? Они вам сейчас не понадобятся. Для этого у вас есть крылья. Ведь благодаря вашей легкомысленности, они появились у вас ещё до замужества, — с желчью произнёс Володар.

В ответ Жанна бросила на него уничтожающий взгляд полный презрения. А что ей ещё оставалось? И она призадумалась, стараясь выглядеть при этом не слишком уж озабоченной.

С одной стороны хорошо, что у вил крылья невидимые, а то бы её уже давно раскусили. А с другой стороны, она бы сейчас не попала в такую безвыходную ситуацию. Так что, как ни крути, придётся всё-таки прыгать. А вдруг у неё всё же получится?

Жанна с тоской посмотрела на ступеньки, которые очень кстати немного опустились и оказались на уровне её носа. Затем что есть силы оттолкнулась от земли и… тут же позорно плюхнулась на землю, сильно ударившись при этом щекой.

Но потом случилось что-то невиданное!

Её поразило даже не само падение (к нему она была готова). Жанну порядком удивил герцог. Ведь Володар, кажется, испугался за неё вполне искренне! Он тут же бросился подымать её, с беспокойством всматриваясь ей в лицо.

— Разве можно быть такой неуклюжей? — пробубнил он себе под нос, деликатно стряхивая с её платья мусор.

— А что удивительного? Если бы это было так просто, то вил бы не учили в школах, как пользоваться крыльями!

— Я вас умоляю! Да тут высота не больше двух метров! Здесь специальные знания не требуются. К тому же я думал, что из-за вашей м-м… любвеобильности, у вас уже две пары крыльев! — улыбнулся герцог, видимо, полагая, что она оценит его юмор.

Естественно, она проигнорировала его замечание. А тут ещё отбитая щека вдруг нещадно заныла. Жанна тотчас принялась её тереть, пытаясь разогнать наливающийся синяк. И, несмотря на все её старания, у неё из глаз тут же брызнули предательские слёзы.

— О, только не это! — воскликнул герцог, протягивая ей свой кружевной носовой платок.

— Не притворяйтесь, вы этого давно добивались. В свои неполные девятнадцать лет я пришла к выводу, что благородные мужчины существуют только лишь в фильм… — Жанна в ужасе осеклась, — то есть в книгах.

И она, отбросив все приличия, с огромным удовольствием высморкалась в его изящный белоснежный платок. Но не успела Жанна привести себя в порядок, как почувствовала на отбитой щеке приятный холод. В недоумении она перестала тереть свои влажные глаза и посмотрела на герцога. И едва Жанна поняла, что произошло, как тотчас отшатнулась от него как от чумного.

— Вы что творите? — возмутилась она, на всякий случай, отойдя от него ещё дальше. Ведь как выяснилось, Володар зачем-то приложил блестящий набалдашник своей трости к её больной щеке!

— С каких это пор вы стали такой пугливой? Неужели никогда не слышали о целительных свойствах морганиума? Именно из него сделана ручка трости. Возьмите, приложите к щеке. Скоро вы забудете о боли. — Герцог протянул ей трость, и она с опаской выполнила его просьбу.

Как выяснилось, Володар сказал правду. Болезненная пульсация тотчас прекратилась, а жар начал заметно утихать. Так что минуты через две она убрала трость от лица и с любопытством рассмотрела серебристый набалдашник.

Выполненный в виде головы какого-то незнакомого ей существа, чем-то напоминающий морду горгульи, он казался одновременно пугающим и в то же время загадочно притягательным. Да от него невозможно было отвести взгляд! А ещё эти горящие глаза, сделанные из красного прозрачного камня. Они словно бы следили за ней…

А когда Жанна протянула трость герцогу Ферргусу, то ей на какое-то мгновенье показалось, что морда этого маленького монстра скривилась в злобном оскале. Во всяком случае, несмотря на ранозаживляющие свойства морганиума, Жанна неслыханно обрадовалась, когда избавилась от трости.

Как только она оказалась в руках Володара, он сразу же протянул трость к зависшим прямо перед ним берилловым ступеням и нажал ею на какой-то выступ в стене. Тут же парадная лестница начала вытягиваться подобно гармошке и прямо на её глазах опустилась до самой земли.

— Как, вы всё время это знали? И позволили мне прыгать? — Жанне безумно захотелось влепить ему пощёчину. — Коли вам надо, чтобы я поступила в эту чёртову школу, вот идите и сами меня записывайте. А я подожду вас в карете.

Жанна вздёрнула подбородок, подхватила свои юбки и поспешила от него прочь. Но сделав несколько шагов, она услышала позади себя низкий, чуть хрипловатый голос герцога:

— Нет уж, дорогая моя. Вам придётся меня сопровождать. В конце концов, надо же выяснить, что приключилось с вашими крыльями…

Глава 7

Жанна на какое-то мгновенье застыла, но сразу же продолжила свой путь.

— Леди Жизель! — Своим угрожающим тоном герцог явно намеревался нагнать на неё страху. Но она даже и бровью не повела. — Жизель!

Последний окрик показал всю степень его раздражения. Ну надо же! Куда подевались его хорошие манеры?

Жанна не стала возвращаться в карету. Ведь без распоряжения Володара кучер всё равно бы не сдвинулся с места. Поэтому она обошла экипаж, перешла дорогу и оказалась на тротуаре, выложенном каким-то странным, искрящимся на солнце камнем.

В какой-то момент она даже испугалась, что герцог попытается вернуть её, постарается затащить в школу силой. Но этого не произошло. Поэтому от сердца слегка отлегло, И Жанна стала с огромным любопытством глазеть по сторонам.

А посмотреть здесь было на что. Ведь одно дело рассматривать кого-то или что-то из окна кареты, и совсем другое — окунуться с головой в бурлящую жизнь волшебного города.

Жанна во все глаза рассматривала диковинных жителей, а те в свою очередь смотрели на неё с неменьшим любопытством. Она шла неторопливо, стараясь не пропустить ничего интересного. И всё чаще и чаще её взгляд останавливался на двух загадочных фигурах впереди неё. Сгорбленные, высокие, в чёрных плащах с остроконечными капюшонами они шли, как и она, не спеша. Причём они двигались с удивительной лёгкостью. Словно бы они не шли, а парили над землёй. Но проверить свою догадку Жанна не могла. Ведь их длинные балахоны волочились по земле так, что ног их она не могла бы увидеть при всём желании.

Засмотревшись на своих странных спутников, Жанна приблизилась к ним настолько близко, что нечаянно наступила на край плаща одного из них. Фигура остановилась как вкопанная, а затем медленно повернулась к ней лицом…

Жанна и представить себе не могла, что выражение «сердце ушло в пытки» окажется настолько точным. Ведь её бедное сердечко на самом деле сразу же ухнуло вниз, а потом и вовсе замерло. И неудивительно! Так как в капюшоне этого странного горожанина лица и вовсе не было! Вместо него Жанна увидела лишь чернильно-мутную бездонную пустоту.

От этого зрелища по её коже побежал неприятный холодный озноб. Она остолбенела и непроизвольно открыла рот. Но слова извинения застряли в её горле. А зловещая фигура тем временем выставилась на неё своими невидящими глазами. После чего два пустотелых плаща продолжили свой путь, как ни в чём не бывало.

Жанна смотрела им вслед, не в силах сделать и шагу. Ужас какой! Вот почему они словно бы парили над землёй. Жуткие незнакомцы не имели ног. Да они вообще не обладали телами!

Когда оцепенение прошло, Жанна продолжила свою вылазку в магический город. На какой-то миг в её душу закрался страх насчёт возвращения в замок, так как у неё не было с собой денег. Но, вспомнив о том, что она всегда сумеет расплатиться с кучером какой-нибудь драгоценной побрякушкой, Жанна отбросила всякое беспокойство. Тем более что идущий ей навстречу высокий зеленокожий красавец подарил ей откровенно мужскую заинтересованную улыбку.

Неожиданно послышались странные звуки наподобие хриплого тявканья. Жанна повернула голову и увидела совсем рядом с собой даму, одетую ничем не хуже себя. Вот только несмотря на великолепное платье, Жанна не посчитала её за женщину, да и за человека тоже. Ведь это существо прошло мимо неё, волоча за собой огромный крокодилообразный хвост! И при этом оно, вернее, она, если судить по её женскому наряду, посмотрело на Жанну застывшими змеевидными глазами. Так как под изящной шляпкой этого создания оказалась приплюснутая ящероподобная голова, а вовсе не милая девичья головка.

И эта полурептилия-получеловек вела на поводке маленькое существо на четырёх лапках. Издалека его можно было бы легко спутать с собакой, к тому же его хрипловатый лай лишь подчёркивал это сходство. Вот только его мордочка совсем не напоминала собачью. Жанна всматривалась в неё и понимала, что уже видела этот оскал.

Да ведь его морда точь-в-точь как набалдашник у трости герцога! Значит, эти звери имеют здесь большую популярность, совсем как собаки в её мире.

Эта догадка её почему-то очень порадовала. Поэтому Жанна с воодушевлением последовала за толпой горожан. А те направлялись, судя по их радостно-возбуждённым лицам, на какой-то праздник.

Вскоре она очутилась в огромном зале с ареной посередине. Это помещение напомнило ей большой амфитеатр с ступенеобразными рядами. Вот только сидячих мест здесь она не заметила.

Зал оказался забитым до предела. Вокруг неё столпилось столько всевозможных существ, что у неё глаза разбежались. Вдруг галдёж в зале стих как по волшебству, и воцарилась полная тишина. Но уже через секунду на неё обрушился дикий вопль, так как все заорали разом как сумасшедшие! Жанна аж подпрыгнула от неожиданности. Все посетители устремили свои взоры вниз, и она тоже последовала их примеру. Посмотрела и… превратилась в статую с вытаращенными от удивления глазами.

На огромном манеже она увидела двух всадников, одетых в необычные латы с рельефными рисунками, напоминающие скорлупу грецкого ореха. Но всё её внимание тотчас привлекли их боевые «скакуны». И это неудивительно: ведь ими оказались самые настоящие драконы!

Чёрные, блестящие, в своей ужасающей красоте они напоминали точёные статуэтки из гагата. Ящеры двигались тяжеловесно и, в то же время, с необыкновенной грациозностью. Их всадники сидели в деревянных сёдлах со странными стременами. Проследив за движениями наездников, Жанна пришла к выводу, что драконами они управляли только с помощью ног.

Время побежало незаметно, и пока она рассматривала ящеров, стремительно пролетел первый раунд. Об его окончании возвестил громкий звук гонга. После чего вновь начался бой.

Как она и предполагала, состязания на драконах ничем существенным не отличались от рыцарских турниров. Всадники также неслись навстречу друг другу с копьями наперевес, стараясь выбить противника из седла. А шум стоял при этом неимоверный! Драконы в запале битвы издавали оглушительные утробные крики, толпа им вторила, буквально беснуясь от сумасшедшего азарта… Но особенно зал ревел в те моменты, когда драконы взмывали вверх и бой уже продолжался высоко в небе. В общем, это зрелище ничем не отличалось от любого спортивного состязания, разве что её участниками.

Но то, что произошло потом… Это случилось на земле, в момент, когда противники сблизились друг с другом для таранного удара. Один из драконов сделал неожиданный молниеносный выпад головой. И тут же что-то покатилось по земле, оставляя за собой кровавый след.

Всё произошло в мгновенье ока. Так, что Жанна сначала ничего и не поняла. А когда рассмотрела упавший округлый предмет, то её волосы на голове зашевелились от ужаса. Тем временем дракон с обезглавленным седоком резко остановился и издал душераздирающий скорбный вой.

А дальше, похоже, начиналось какое-то всеобщее сумасшествие. Что-то подобное Жанна видела у себя дома по телевизору, когда показывали погромы футбольных фанатов. То же самое сейчас происходило и вокруг неё. Все бросались друг на друга с перекошенными от злости лицами, которые и без того были далеко не симпатичны. В ход шло всё: и кулаки, и когти, и даже клыки…

По-видимому, у местных бойцов были очень преданные и отчаянные болельщики, коли они так мстили за смерть своего кумира. Интересно, драконьи бои часто так заканчивались, или же ей, как всегда, крупно «везло»?

Жанна взвесила все «за» и «против» и поняла, что пробиться к выходу ей просто нереально. Поэтому, чтобы не пострадать в этом побоище, она как можно дальше отошла от дерущихся. Пятилась как рак, пока спиной не уперлась в защитный экран.

Он поражал её на протяжении всего времени, пока она здесь находилась. Абсолютно прозрачный и незаметный до тех пор, пока к нему кто-нибудь не прикасался. Тогда экран начинал вибрировать и волноваться как водная гладь. А от точки соприкосновения начинали расходиться круги, точь-в-точь как на озере у неё дома. Но, несмотря на кажущуюся хрупкость, экран надёжно защищал зрителей от драконьего напалма. Ведь когда ящеры издавали оглушительные крики, из горла у них вырывались огромные столпы пламени.

И едва Жанна прислонилась спиной к экрану, пытаясь вжаться в него, как можно сильнее, она вдруг почувствовала на себе взгляд. Доверившись интуиции, она повернула голову и тотчас встретилась глазами с герцогом.

Жанна ожидала всего что угодно, но только не этого. Ведь его присутствие здесь означало лишь одно — Володар настолько о ней беспокоился, что всё это время следил за нею! Возможно, он просто пытался уличить её в очередной измене. Ведь его настоящая невеста была та ещё штучка!

Герцог Ферргус показал ей жестом, чтобы она оставалась на месте. Можно подумать, она и сама не догадалась бы об этом! И едва её мысль канула в небытие, как Володар миновал главный вход и начал двигаться к ней!

Жанна не верила своим глазам. А герцог тем временем ловко раскидывал особо ретивых хулиганов, которые попадались на его пути. При этом он довольно умело помогал себе тростью, которая в его руках казалась настоящим оружием. И если бы не его дорогая одежда, Володар с лёгкостью мог бы сойти за профессионального борца.

Наконец-то он оказался от неё совсем близко. Поэтому Жанна не выдержала и прокричала ему, надрывая горло:

— Вы с ума сошли! Жить надоело?

— Тоже самое я хотел спросить у вас, — ответил ей Володар, приближаясь к ней вплотную. — Извините, но когда речь идёт о жизни и смерти, то уже не до приличий.

И едва он закончил эту странную фразу, как навалился на неё всем телом. И Жанна сразу же поняла, что он имел в виду.

Закрыв её своим телом, Володар упёрся руками в защитный экран. Тем не менее, давление толпы не позволило ему сохранить хоть какую-нибудь дистанцию. Поэтому Жанна оказалась буквально расплющена между ним и магическим экраном.

Она понимала, что герцог это делает не нарочно, что он попросту спасает ей жизнь, но… Жанна не могла этого вынести! Поэтому она непроизвольно упиралась в его грудь руками, стараясь отодвинуть его от себя как можно дальше.

— Ещё раз извиняюсь, но это не моя прихоть. Если бы вы не повели себя столь неосмотрительно, то мы бы сейчас не оказались в такой ситуации, — пробурчал ей на ухо герцог Ферргус, и его дыхание опалило ей щёку. — Если я упаду, то со своей ногой уже не смогу подняться. И меня затопчет это стадо балванов. Но вас это, по всей видимости, не очень-то и волнует.

Их лица были настолько близко, что его губы пару раз даже коснулись её щеки. И до этого момента Жанна старательно отворачивала от него голову, а сейчас она набралась смелости и посмотрела ему в глаза.

По телу пробежала чувственная дрожь, и Жанна утонула в его тёмно-карих глазах. К тому же от близости мужского тела и тёплого дыхания герцога у неё враз потемнело в глазах.

— Как вы обо мне плохо думаете! — Эта фраза далась ей с огромным трудом. — Ради меня ещё никто не рисковал жизнью. Поэтому я тоже буду вас спасать.

Жанна решительно вытянула руки и обняла его, как можно сильнее прижимая Володара к себе. Затем, не в силах лицезреть его откровенно потрясённый взгляд, она закрыла глаза и положила голову ему на грудь.

Глава 8

— Жизель! Что с вами случилось? — послышалось у неё над головой. — Неужели я в вас так ошибся, в хорошем смысле? А я-то думал, что могу прочитать любую женщину как книгу.

Сердце Жанны чуть не выпрыгнуло из груди. Ведь помимо откровенно плотского волнения добавились ещё и переживания по поводу её разоблачения. Неужели, чтобы её не раскрыли, она теперь должна строить из себя отъявленную мерзавку со слабым передком?

— Просто вы убедили себя, что я всего лишь охотница за вашим состоянием. А может, я с самого начала была не настолько плоха? — ответила ему Жанна. Но, вспомнив об измене настоящей Жизель с кузеном герцога, сразу же прикусила язык.

— Возможно… А в объятия Анвара вы попали случайно? Или же кто-то заставил вас сделать это с помощью магии? — Сарказм в его голосе не оставлял надежду на то, что со временем Жизель получила прощение. Честно говоря, в этом вопросе Жанна его понимала и полностью поддерживала.

Решив, что ходит сейчас по лезвию ножа, она тут же перевела тему разговора в другое русло:

— Герцог Ферргус, я давно вас хочу спросить о вашей хромоте. Да и шрам на лице заставляет строить всякие предположения…

— А, вы об этом… Я тоже когда-то был молод и горяч. И очень любил драконьи бои, — с явным нежеланием откликнулся он.

— Вы хотите сказать, что вас покалечили на таком вот соревновании? И вы бегали в числе таких же придурков? — В недоумении уточнила Жанна и кивнула головой в сторону разбушевавшихся фанатов.

— Почти. Только я был по другую сторону защитного барьера.

— Вы хотите сказать, что когда-то участвовали в драконьих боях в качестве бойца?

— Да. Именно это я и хочу сказать. Только у нас принято их называть рыцарями. Неужели вы никогда не выбирались из своей провинции и не ходили на подобные бои?

Последнюю фразу она слушала уже вполуха. Ведь она никак не могла отойти от мысли, что Володар когда-то сидел на драконе и подвергал свою жизнь такому риску!

— Неужели и герцоги учувствуют в подобном?! Что вас заставляло? Уж точно не желание подзаработать. Тогда что?

Их взгляды встретились, и Жанну оглушила та боль, которая застыла в его глазах.

Герцог Ферргус горько усмехнулся:

— А что заставляет мужчин идти на подобные глупости? Конечно же, вы — женщины. Мы в вас влюбляемся, а вы нас отвергаете. Причём в молодости это воспринимается совсем по-другому.

Жанна невольно отвела взгляд. Ведь Володар опять её не на шутку озадачил. Кроме того она болезненно восприняла тот факт, что он когда-то был серьёзно влюблён. Так, что даже после разрыва с любимой ударился во все тяжкие, то есть пошёл в драконьи бои.

Но, как бы ей не было жаль герцога, она не смогла промолчать:

— Ох уж эти бедные мужчины! А как вам такая схема? Из далёкой провинции привозят девушку и хотят выдать её замуж за незнакомого, совершенно чужого для неё мужчину. К тому же, влюблённого в другую.

Последовала довольно долгая пауза. Видимо, герцог не ожидал услышать такое из уст своей будущей супруги.

— Кажется, не время и не место для таких разговоров. Нам нужно выбираться. Наступило небольшое затишье, но это ненадолго. Сейчас они отдышатся и вновь начнут потасовку. — Герцог тут же взял её за руку, и они рванули к выходу.

Для покалеченного в драконьих побоищах рыцаря, передвигался он довольно быстро. Короткими перебежками они пробирались к выходу, минуя дерущихся. А Жанна ловила себя на мысли, что уже не испытывает к нему такой антипатии как раньше.

Возможно, всё дело в том, что Володар — точная копия Владимира. Тем не менее, она благодарна магии за то, что та свела её именно с герцогом, а не с каким-нибудь зеленокожим верзилой. Хотя, это уже не играет большой роли, ведь она скоро вернётся обратно…

— Кажется, выбрались. Нужно прогуляться немного, за следующим поворотом стоит наш экипаж, — на редкость спокойным голосом произнёс Володар и положил её руку себе на локоть.

Жанна не стала возражать, а лишь удобнее перехватила руку и пошла с ним нога в ногу.

— Герцог Ферргус, у меня к вам необычная просьба.

— Леди Жизель, для вас всё что угодно. Если вы, конечно, опять не превратитесь в капризную и назойливую девицу.

Жанна опешила и хотела ему возразить, что она бывает порой неуживчивой, но назойливой — никогда! Но вовремя одумалась и с огромным трудом себя сдержала.

— Коли вы можете управляться с драконами, то могли бы вы показать одного из них вблизи? Я горю желанием познакомиться с ними поближе.

— И вас не пугает то, что вы можете сгореть? У драконов несколько непредсказуемый характер. Они своенравны, капризны и очень мстительны.

— Правда? — разочарованно протянула Жанна.

Герцог Ферргус усмехнулся.

— Правда, если это самочка. Женщины, что с них взять… Но я покажу вам своего дракона, которого я сам лично выкормил с такого вот возраста. — И Володар раздвинул руки примерно на полуметр. — Мне принесли его умирающим. Прежний хозяин не стал возиться с больным детёнышем и продал его за бесценок.

— И вы уверены, что он примет меня должным образом?

— Конечно. С вами же буду я. И ещё одно… Давайте называть друг друга по имени. Как никак я ваш будущий муж.

— Да, Володар. С огромным удовольствием.

Всю обратную дорогу они мило беседовали, в основном о драконах. Иногда речь заходила и о боях на этих ящерах, но о них Володар говорил неохотно. Видимо, они ассоциировались у него с прежней любовью.

Едва она переступила порог замка, как пулей помчалась разыскивать Глорию. Ведь та оказалась единственным человеком (почти человеком), которому Жанна могла бы довериться. Но её служанка стала враз очень продуманной. И сразу же заявила, что она боится помогать перевёртышу, даже несмотря на то, что это её хозяйка. Так что презент в виде огромного перстня её вмиг успокоил и окончательно развязал ей язык.

 Как выяснилось, эльфроки — это высшая каста эльфов, зародившаяся очень давно от кровосмешения двух кланов. Плоды любви утончённых эльфов и красивых роковых ведьм. Причём, если бы наоборот колдун обрюхатил какую-нибудь эльфийку, то у них родился бы не эльфрок, а ребёнок с чистой ведьмовской кровью. Вот поэтому, как выразилась Глория, этих чародеев развелось как рыб в море.

Ведь ни одна эльфийская семья не стала бы воспитывать колдовское отродье. А так как молодые эльфийки всегда отличались наивностью и влюбчивостью, то именно они и становились жертвами коварных колдунов-лавеласов. Поэтому в местных приютах воспитывались одни ведьмы и ведьмаки. Благородные семейства сплавляли туда ненужного им ребёнка и благополучно забывали о своём позоре.

Несмотря на колдовскую кровь, на эльфроков это не распространялось. Поэтому все они были знатного сословия, в то время как среди колдунов хватало всякого сброда. Так что дурная слава шагала впереди них.

Глория рассказывала всё основательно и подробно, явно получая от этого удовольствие. И при этом, забывшись, она постоянно теребила кончик своего хвоста.

Это и подтолкнуло Жанну задать своей служанке несколько нескромный вопрос. Как ни странно, но девушка восприняла его вполне спокойно. И чуть ли не с гордостью заявила, что она тоже родилась с сильной магией. Только она у неё другая — лесная и очень древняя.

Много лет назад её отцу посчастливилось работать лесником на один очень знатный род. И как-то раз в лесу он повстречал дриаду. Любовь между ними вспыхнула мгновенно, а её плодом стала она — девочка-полукровка.

Теперь её родители живут в лесу, так как дриады не могут подолгу находиться в городе. Но её это не печалит, так как ей позволяют часто ездить домой. А сейчас она работает на «великий род Ферргусов и получает здесь неплохие деньги». И со временем надеется выйти замуж за конюха герцога…

После обеда, на котором Володар выглядел каким-то задумчивым, Жанна в сопровождении служанки отправилась в лес. Она решила не затягивать с возвращением в свой мир. Ведь их отношения с герцогом заметно улучшились. А это могло привести к нехорошим последствиям. Очередного предательства со стороны возлюбленной он бы уже не вынес!

Деревья в Лазардии оказались такими же болтливыми, как и в её мире. Но ей это даже помогло в поиске папоротника и барвинка (в этом мире они назывались совсем по-другому). Зелёные обитатели леса тотчас выложили ей без утайки, где можно найти похожие растения.

И вот уже битый час она сидела около фиолетовых цветов и умоляла их вернуть её обратно. Но ничего не получалось. Сумерки тихо ложились между старыми кряжистыми деревьями, становилось зябко и неуютно.

— Леди Жизель, пора возвращаться. Нас схватятся, а вам лишние вопросы ни к чему, — уговаривая её, захныкала Глория.

— Да, пошли обратно.

Для Жанны это было ударом. Почему-то она думала, что у неё всё получится. Ведь это она перевертень, и стоило её только загадать желание… Местный барвинок и папоротник, зная о своей колдовской силе, тоже казались расстроенными. Они и сами не понимали, почему их магия не работала.

За ужином герцог опять бросал на неё задумчивые взгляды. Но сейчас её это мало волновало. Ей и своих проблем хватало выше крыши.

— Жизель, не могла бы ты уделить мне немного внимания? — Жанна аж вздрогнула от его низкого хрипловатого голоса, так как с головой вся ушла в невесёлые раздумья.

— Да, да. Я свободна.

— Сейчас свободна. А после обеда тебя не было в замке. Слуги искали мою невесту по всей округе, но так и не нашли.

— И что из этого? Ты теперь будешь за мной следить? Не кажется ли, что это несколько унизительно?

— Унизительно? Для кого, для тебя или же для меня? — Голос герцога задрожал от возмущения.

— Володар, поверь мне, я не сделаю ничего такого, что могло бы тебя опорочить или же расстроить. Я уже не та, что прежде.

— Вот как раз об этом я и хочу с тобой поговорить. Просто горю желанием выяснить, когда же ты притворялась? В самом начале нашего с тобой знакомства, когда ты только что приехала в мой замок? Или же сегодня, когда держала меня в своих объятиях?

— Я тебя не обманывала! И ты это прекрасно знаешь. Да меня ещё никто и никогда не спасал, поэтому и отвечала тебе тем же. Нашёл притворщицу!

— Но тогда я вообще ничего не понимаю! Ведь настоящая Жизель, та, которая стоит сейчас передо мной, ни за что бы не попала под обаяние моего кузена!

Жанна смотрела на его взволнованное лицо, и её сердце обливалось кровью. Но она не могла ему раскрыться! И это притом, что Володар был единственным человеком в этом мире, которому бы она не хотела врать!

— Володар, ты можешь оставить всё, как есть? Придёт время, и я тебе сама всё расскажу, поверь мне. — Жанна посмотрела в его чёрные глаза, стараясь вложить в свой взгляд всю душу.

Герцог грустно усмехнулся и выставил на неё указательный палец.

— Вот именно поэтому я и докопаюсь до истины. Ради будущего, ради нас с тобой. Никогда не поверю, что женщины способны так меняться. И я не хочу… не хочу чтобы возвращалась прежняя Жизель.

От его слов Жанну бросило в жар. Ведь сам того не ведая, Володар приоткрыл завесу её тайны. Не в силах больше выносить этого, Жанна в полном смятении попрощалась с герцогом и чуть ли не бегом направилась в свои апартаменты.

Не успела она войти к себе, как услышала возбуждённый голос Глории:

— Леди Жизель! Леди Жизель! Я всё поняла! — Служанка вращала своими выпуклыми ярко-синими глазами как сумасшедшая. — Цветы здесь не причём. Всё дело в вас. Когда вы перенеслись в наш мир, вы были влюблены. Это чувство, скорее всего, необходимо для волшебного обмена двойников.

— Что ты хочешь этим сказать? — с ужасом произнесла Жанна, хотя уже знала ответ.

— Ведь они тоже двойники! В Террии вы любили своего Владимира, а здесь, получается, должны полюбить Володара…

Глава 9

Она плакала вот уже часа два, а слёзы всё никак не хотели кончаться. Смотрела отрешённо в высокий потолок, вспоминала Володю и их прогулки по парку…

Как назло, в дверь кто-то постучал. На ходу вытирая заплаканное лицо, Жана подошла к двери.

— Жизель, я пришёл сообщить тебе, что наша свадьба… — Герцог тотчас умолк, всматриваясь ей в лицо. — Что случилось? Вас кто-то обидел? Только скажите и я…

Из-за волнения Володар перешёл на «вы». И это её почему-то рассмешило:

— Ты меня так резко зауважал, что опять мне выкаешь? Или же мы опять стали чужими, как и прежде? И ты меня вновь презираешь. — Эта мысль показалась ей вдруг настолько невыносимой, что она опять расплакалась.

— Повторяю ещё раз, что случилось? — Володар обнял её за плечи и повёл в комнату. Затем усадил на диван, а сам присел рядом, не выпуская её пальцев из своей тёплой ладони.

— Плохое настроение случилось, вот что. А как там насчёт свадьбы? — пробубнила она недовольно.

— Она состоится намного раньше, чем планировалось. И всё из-за Высшего Мага. Он пожелал присутствовать на нашей свадьбе, и я не смог ему отказать.

Он будет в нашем городе проездом, совсем скоро и…

— Когда? — прошептала Жанна.

— Через неделю. Но тебя это не должно волновать. Я справлялся у организаторов, всё уже почти готово, так что свадьба будет на должном уровне. Не волнуйся: пойдёшь под венец, как и положено настоящей вилле — при почестях и пышной церемонии.

— А я и не волнуюсь, — опустошённым голосом заявила она.

Герцог долго хранил молчание, не отрывая от неё своего пронзительного взгляда. А Жанна сидела рядом и мечтала только о том, чтобы он быстрее ушёл. Не хотела, чтоб Володар вновь становился свидетелем её нервного срыва.

— Ну вот, опять. Прежняя Жизель запрыгала бы от радости и постаралась вытянуть у меня кругленькую сумму на покупку дорогой побрякушки.

Неужели ли ты не понимаешь, что своим поведением ставишь меня в тупик! — В его голосе появились металлические нотки. — Я женюсь на девушке, которую совершенно не знаю, которой с трудом могу доверять.

— Ну так не доверяй мне, не надо! Мы будем с тобой всего лишь супругами, а не друзьями.

Володар резко встал и, сухо попрощавшись, быстро вышел из комнаты. А Жанна осталась сидеть одна в самом паршивом настроении, какое только можно себе представить.

Ко всему прочему, с её головой опять творилось что-то непонятное. Возможно, это проклёвывались её новые способности. Перед глазами без остановки проплывали картины из чужой, незнакомой ей жизни. Детство, юность… словно кадры кино, прокрученные на большой скорости. Вот только непонятно чью жизнь ей показывала магия?

И тут неожиданно у неё начали появляться видения касательно Володара и её! Жанна увидела себя в компании герцога и какого-то симпатичного юноши. Потом появилась очень эффектная блондинка в очаровательном бирюзовом платье. И в мозгу всплыло одно только имя — Деспина.

Жанна дёрнула за шнур вызова прислуги и услышала вдалеке мелодичный перезвон. Почти сразу же на пороге появилась Глория с заспанным лицом.

— Вы что-то хотели, леди Жизель?

— Глория, тебе что-нибудь говорит имя Деспина?

Служанка уставилась на неё вытаращенными глазами. После чего нервно сглотнула и затараторила так, словно выступала на конкурсе скороговорок:

— Я так и знала, так и знала! Просто я не хотела пугать вас раньше времени. Значит, настоящая леди Жизель тоже сейчас вспоминает вашу жизнь в Террии. Теперь уж она точно там не пропадёт! Уж поверьте мне. Сначала она окрутит вашего Владимира, а потом переключиться на кого-нибудь побогаче. А ещё у неё в подружках здесь ходила ведьма и…

— Стоп! — воскликнула Жанна. — Нельзя ли помедленнее? У меня и без тебя в голове чёрте что! Я и сама уже обо всём догадалась. Но как такое возможно? Даже для магического мира это уже слишком!

— Магия перевёртышей. А ещё я слышала, что со временем перевертень становится точной копией своего двойника из параллельного мира не только внешне.

— Ты хочешь сказать, что если я не свалю отсюда, то вскоре превращусь в такую же стерву как Жизель?

— Ну, да. Но вы не волнуйтесь. Скоро вы влюбитесь в герцога и сумеете вернуться в свой мир. Я думаю, вам и стараться, особо-то не придётся. Вон он какой видный мужчина, тем более, что вы уже влюблены в его двойника.

А насчёт Деспины… Она на него не ровно дышала с самого детства. Правда, потом повзрослела и переметнулась от герцога к принцу. Умная девочка, чего тут скажешь…

— Постой, Глория. Опять ты строчишь как из пулемёта!

— Чего? Что-то я вас не совсем по…

— Оставь, не обращай внимания. А теперь всё по порядку. Итак, Деспина — это… — Жанна вопросительно посмотрела на служанку.

— Это кузина герцога Ферргуса. Да, да, его светлости что-то не везёт на родственников. Сначала леди Деспина поступила с ним не совсем порядочно, а ведь дело шло к свадьбе! И когда у герцога Ферргуса начало всё складываться, как тут бац! Братец Деспины Анвар соблазнил его невесту. Чего уж тут скажешь, неприятная семейка.

— Получается, Деспина — это его бывшая возлюбленная, променявшая его на принца. И у неё есть братец, который переспал с Жизель… Да уж, Володару не позавидуешь. А в моём мире уже никто не женится на своих двоюродных сёстрах, дикость какая! А что там насчёт подружки леди Жизель? Кажется, ты обмолвилась, что она ведьма.

— Да, к тому же сильная! Она многому научила леди Жизель. А если учесть, что ведьмовское колдовство работает и в вашем мире…

— Ты хочешь сказать, что сейчас вместо меня там орудует какая-то нимфоманка с умением колдовать? — Жанне от одной этой мысли стало плохо.

— Угу.

Не успела она отойти от «весёленьких» новостей, как её уже подстерегал новый сюрприз. Оказывается, уже завтра её ждал какой-то там обряд купания. Причём со слов Глории выходило, что это очень важная церемония, которую обязательно проводят перед свадьбой.

А сейчас она спешила на процедуру украшательства копыт. Вот ещё одна дикость, к которой здесь, похоже, относились как к чему-то обыденному. Для местных вил это было так же естественно, как укладка волос или же маникюр.

Жанна влетела в свои апартаменты и нос к носу столкнулась со странным существом чем-то напоминающим вислоухого кролика. Впрочем, на ушах, длинных, свисающих по бокам яйцеобразной головы, это сходство и заканчивалось.

Галаги, как ей потом рассказывала Глория, ночные жители. Поэтому и носили днём чёрные выпуклые очки. Причём огромные в пол лица глаза в них с трудом помещались. Честно говоря, с бледной кожей, бесцветными жухлыми волосиками и тщедушным тельцем этот признанный ювелир представлял собой жалкое зрелище. Но это не мешало его славе греметь по всей Лазардии.

Необычный ювелир разложил свои инструменты и попросил Жанну поставить ногу на специальную подставку. А уже через пару часов её копыта превратились в настоящее произведение искусства.

Украшенные инкрустацией из драгоценных камней они ослепительно сияли на солнце. К тому же на копытцах крепились миниатюрные золотые колокольчики. При ходьбе они издавали едва уловимый мелодичный звон, который хотелось слушать до бесконечности.

— Прямо копыта Фаберже! — восхищённо вырвалось у неё вслух.

Галаг непонимающе уставился на неё. Но, увидев выражение её лица, его губы тотчас растянулись в самодовольной улыбке.

В этот момент дверь распахнулась, и на пороге появился Володар. Ювелир тут же согнулся в три погибели и застыл так, словно разом одеревенел.

— Можете быть свободным, — обронил герцог небрежно, даже не посмотрев на галага. А тот, будто только того и ждал: за секунду побросал в чемоданчик свои причиндалы, подхватил под руку подставку для ног и словно бы испарился в воздухе.

— Как вы его быстро спровадили, — с усмешкой заметила Жанна.

В ответ герцог улыбнулся:

— Хотел быстрее остаться с вами наедине. Не хочу показаться вам старомодным, но в нашем роду свято чтят традиции. — Володар достал из кармана пиджака коробочку и встал перед ней на одно колено.

Это выглядело немного по киношному, но у неё в груди сразу же запорхали бабочки. И она уже приготовилась к предложению руки и сердца, пускай даже запоздалого. Но герцог достал из малюсенькой шкатулки что-то блестящее. То, что это не перстень Жанна поняла сразу. А Володар тем временем протянул руки к её ноге, и она тут же почувствовала приятный холод на своей лодыжке.

Увидев это чудо, Жанна не смогла сдержать невольный возглас восхищения. Изумительный ажурный анклет с драгоценными камнями показался ей блестящей волшебной змейкой, обернувшийся вокруг её ноги.

До этого момента ножные браслеты она видела только в кино. Но то были тонюсенькие цепочки. Этот же напоминал кружевную полосу, сплетённую из драгоценных нитей.

— Какая красота!

Володар схватился за трость и с трудом поднялся с колена. При этом его рука легко скользнула от её копыта к колену. Но это мимолётное прикосновение вызвало в ней такой всплеск чувственности, что у Жанны перехватило дыхание.

Словно почувствовав её смятение, герцог внимательно посмотрел ей в лицо, и его губы тронула тёплая улыбка.

— Наверняка вы не знаете, но у эльфроков есть обычай — дарить своей невесте такое вот украшение. Правда, сейчас этой традицией зачастую пренебрегают, предпочитая заменять её звонкой монетой. Но я в душе неисправимый романтик.

Жанна смотрела на герцога и не могла понять: ей сейчас нравился лично сам Володар, или же в нём она видела своего Володю? Ведь они так похожи, причём, как выяснилось, не только внешне! Но разве можно испытывать подобные чувства сразу к обоим?

— Романтик? — с лёгким сарказмом удивилась она. — А кто же обещал превратить мою жизнь в ад?

Володар тотчас нахмурился и хорошего настроения у него, похоже, значительно поубавилось. И Жанна сразу же поняла, что шутить на эту тему было плохой идеей. Поэтому обречённо вздохнула и заявила:

— Каюсь. Просто я не привыкла получать подарки. Поэтому растерялась и сказала глупость.

— Глупость? Нет, вы сказали правду. Это я осёл, что когда-то произнёс эти слова. — Володар замолчал. Видимо, он испытывал сейчас глубокое раскаяние. — Уже поздно, а завтра нам предстоит долгий день. Надеюсь, вы готовы к обряду купания?

— Разве к этому нужно готовиться? Уж что-что, а купаться я люблю.

Володар как-то странно на неё посмотрел, после чего ушёл, пожелав ей хорошенько отдохнуть.

К тому времени как её пришла раздевать Глория, Жанна уже самостоятельно избавилась от платья. Остался только корсет, а его самой снять было просто невозможно.

Как только служанка увидела на её ноге анклет, тотчас принялась восхищаться им (это и неудивительно). Последовали хвалебные речи, посвящённые красоте её ног и копыт в частности.

— Глория, прекрати. Мои ноги самые обыкновенные. И если бы не куча алмазов, инкрустированных в мои копыта, то и они выглядели бы сейчас как обычно. Ты мне лучше расскажи об обряде купания. Что он из себя представляет?

Глория сразу же опустила глазки и замолчала. А для неё это было настолько нехарактерно, что у Жанны тут же защемило сердце от нехорошего предчувствия.

— Так, выкладывай!

— Леди Жизель, я же не знала, что свадьбу перенесут. А то бы я сама вам всё рассказала. Дело в том, что крылья у вил появляются не после свадьбы, а после обряда купания. Ну, вы понимаете…

На свадебной церемонии пьют много вина, обильно кушают… Поэтому молодым после этого уже не до плотских утех. А обряд купания проводят для очищения тела и духа, а ещё для зачатия здорового потомства.

Жанна в ужасе застыла…

После того, как оцепенение с неё окончательно сошло, она прошептала:

— Не может же он взять меня силой!

— Вообще-то, может. Имеет полное право. Между прочим, некоторым так даже больше нравится…

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям