0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Отрывок из книги «Рыцарь белой лебеди»

Отрывок из книги «Рыцарь белой лебеди»

Исключительными правами на произведение «» обладает автор — Copyright ©

Лучшим воином в дружине Сиверия был синеглазый Борей. А у Борея после дурного мора из всей семьи уцелела только сестра, Синеока. Поговаривали люди, что лучше девочке было бы тоже сгинуть, чем сухим заморышем на свете мыкаться. Кожа у девчушки была белая, аж просвечивала, солнце оставляло на ней каждое лето красные пятна ожогов. Косица Синеокова больше всего крысиный хвост напоминала, а глаза, такие яркие и лучистые у брата, казались бесцветными у сестры. Ни сзади, ни спереди нельзя было угадать, что это девка. Одно добро, сарафан пёстрый, далеко приметен был. На беду девочки, полюбился ей молодой вождь. Каждую ночь, почитай, подушку о нём слезами поливала. С именем его засыпала, о нём же и перед пробуждением грезила. Сиверий, ясное дело, замечал Синеоку только как сестрицу Борея, а потому и вниманием своим её не баловал. Поприветствует при встрече, головой прощально мотнёт при расставании, на том его общение и заканчивалось. Одна мысль грела девчушку: пройдёт время, вырастет она, и вот тогда...

Тучей тёмной, беспросветной налетела на Синеоку весть о том, что женится Сиверий. Привёз себе из похода красавицу-невесту. Сперва показалось девчушке, что убьёт её эта весть, но нет, опять прошла смерть стороной. Видать, и для неё Синеока слишком невзрачной оказалась. Словно камень с обрыва, сорвалась девчушка с родного острова в далёкий и загадочный Междумир, навестить сродственника да залечить разбитое сердечко. Как Борей сестру не уговаривал, как не убеждал подождать хоть до свадьбы вождя, а пришлось за седмицу до свадебного пира ехать. Сиверий подивился, но окрылённый своей любовью, настаивать да выпытывать причину скорого отъезда не стал. Сказал только, что обратно в любое время примет.

Одинец

Сродственника, к которому направилась безутешная Синеока, звали Одинец. Он тоже родился на острове Северной Земли, да вот достойно прожить на родине под присмотром отлетевших душ предков, молодому севрозему было не суждено. Опозорился он в своём самом первом морском походе. Захмелев от молодого вина, в щепки разбил ладью на прибрежной отмели. Островному севрозему могли простить потерю ладьи в бою, или во время свирепого шторма, но вот так! По глупости собственной, да ещё у самых берегов родного острова! Срамота! Одинец вынужден был покинуть Северную Землю, и перебрался в Междумир, где благодаря своей прозорливости и умению находить общий язык со всеми, речью владеющими, стал правителем. Сродственники его навещали только, если кто-то отправлялся за ТУ Линию Горизонта (умирал, проще говоря), а потому приезд Борея и Синеоки, удивил его до крайности.

Но удивление от приезда забылось сразу же, как увидел Одинец Синеоку. Севрозем знал толк в девичьей красе. Сам он был видный, и головой, и руками пользоваться умел, многие девки на него заглядывались. Даже невеста была у молодого правителя, Айташ (Грозовой Перевал), дочь правителя горского народа, причинявшего Одинцу немало беспокойства. Но даже образ невесты померк в памяти Одинца, когда он смотрел в бездонно синие глаза своей сродственницы, слушал голос её хрустальный, ручку держал невесомую. Что и говорить, путешествие явно пошло девушке на пользу. Синеока была слишком погружена в собственные горести, чтобы заметить, какое впечатление произвела она на сродственника. Пыталась казаться вежливой и радостной, а печаль клонила к земле, словно деревце тонкое.

Целую седмицу Одинец ходил за Синеокой словно привязанный. Дарил цветы, осыпал словами хвалебными. Прикажи ему девушка расчистить путь от Междумира до Северной Земли от камней, да застелить его шелками, и это бы не задумываясь, выполнил влюблённый севрозем.

Айташ

Айташ беду почуяла сразу, как только перестал Одинец наведываться в поселение горцев. Раньше сам с малейшим делом ездил, а теперь гонцов присылает. Раньше цветы посылал да дары дорогие, а теперь ветку сухую от веника не подарит. Гонцы юлили, на вопросы не отвечали. Только один раз обмолвились, что-де приехали к правителю сродственники, севроземы, так недосуг стало Одинцу по горцам разъезжать. Айташ усмехнулась и поехала к жениху сама. Поглядеть, кто это всё время её жениха "благоверного" так плотно занял.

"А и, правда, хороша", - подумалось Айташ, когда она разглядывала Синеоку сквозь сплетение листьев.

Горько стало девушке, но она была, прежде всего, дочерью вождя, а значит, и поступать должна по разуму, а не по сердцу. По сердцу, зарезала бы она проклятую разлучницу да неверного жениха, а по разуму... А по разуму, вышла Айташ Синеоке навстречу да завела с ней разговор серьёзный.

- Не печалься, девица, - горько усмехнулась Синеока. - Я твоему счастью не помеха. Не люб мне твой Одинец, о другом сердце томится.

- Я ТЕБЯ в его глазах вижу! - стоном вырвалось из груди Айташ. - На что он мне, если ТЫ ему нужна! Уйду я, в Светлозорье. Правитель у нас Светлозорьский в гостях, с ним и уйду. А ты, подумай, Одинец тебя всю жизнь на руках носить будет..., если другую, лучше, не встретит.

Пыталась Синеока отговорить девушку. Твердила, что завтра же уедут они с братом, что откроет глаза Одинцу, но Айташ только головой устало качала. Нет веры предателям и быть не может. Она глупость совершила, недостойному сердце доверила, пусть разлука искуплением станет.

Вечером того же дня состоялся у девушки ещё один тяжёлый разговор. Одинец предложение делал, просил женой стать.

- Есть у тебя, Одинец, невеста, - тихо ответила Синеока. - А мы с Бореем завтра домой поедем. Прости, что встала я между тобой и Айташ. Надеюсь, всё у вас без меня наладится.

- Да какая Айташ, - простонал Одинец, молитвенно протягивая к девушке руки. - Только ТЫ мне нужна. Я тебя всю жизнь на руках носить буду, от любой тени собой заслоню, жизни своей не пожалею!

Но Синеока решительно покачала головой и закрыла перед Одинцом дверь.

Борей с сестрой уехали на следующий день.

Сивер

Когда Сиверий увидел Синеоку, он даже не узнал в этой красавице тощенькую сестру своего лучшего воина. Как и в первый раз, влюбился сразу же, не раздумывая. Предложение сделал, едва Синеока в родной дом вошла.

- Так ведь есть у тебя жена, вождь - серебристо рассмеялась красавица. - А две жены - две беды, как гласит старинное присловье.

- Эдмунда младшей будет, - отмахнулся Сиверий. - А захочешь, я её в море отправлю, она давно туда рвётся!

Синеока нахмурилась и покачала головой. Опять она невольно семью рушит, а Сиверий ответа ждёт. И Боги видят, как тяжело ему отказать! А может, правда, попробовать ужиться с Эдмундой? Ведь одного мужчину обе любят, как знать, может, и ещё что-то общее найдётся.

- Я согласна, - негромко прошептала Синеока. - Только ты сперва с Эдмундой поговори. Объясни ей всё.

Но ничего объяснять первой жене вождя не пришлось. Эдмунда сама всё прекрасно поняла и ушла в море, забрав с собой своего маленького сынишку, названного в честь матери Эдмундом. Лёгкие уколы совести заглушила бурная радость сердца, и спустя три дня Сиверий и Синеока стали мужем и женой. А спустя год Синеока подарила мужу сынишку, названного в честь отца, Сивером.

Сивер рос шустрым и любопытным мальчишкой. Семейное имя ему дали Ветерок, потому что он ветерком неуловимым, в каждую щель проникал, каждому встречному улыбкой сердце согревал. С ранних лет мальчуган ходил с отцом в морские походы, с дядькой Бореем на охоту да рыбалку. Только бабушка умела угомонить непоседу, знала она множество всяких преданий и легенд. Рос Сивер на родном острове до двенадцати лет, а потом пришлось на Берег перебираться. Уж больно далеко на остров забрались лёд со снегом! Да и Синеока стала покашливать. Перебираться решили все, но в самый последний момент отказалась ехать Атолд. Сказала, что только тогда родные места покинет, когда за ней оба внука приедут. Помянул вождь в сердцах мрак беспросветный, но спорить не стал. Знал, что с женщиной спорить бесполезно, а с матерью ещё и не безопасно.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям