0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Рыцари для Пиковой Дамы » Отрывок из книги «Рыцари для Пиковой Дамы»

Отрывок из книги «Рыцари для Пиковой Дамы»

Автор: Хайд Хелена

Исключительными правами на произведение «Рыцари для Пиковой Дамы» обладает автор — Хайд Хелена Copyright © Хайд Хелена

Остолбенев, я смотрела на пистолет, чье черное дуло смотрело мне в лицо. Небольшой — как раз такой, чтобы легко помещаться в худощавой руке с наращенными ногтями. Тонкие пальцы дрожали, но не от страха, а от гнева, застывшего на хорошеньком личике. Шубы на ее плечах не было, она валялась в метре от входной двери. Потому ничто не скрывало татуировку на ключицах: в центре — голова озлобленной волчицы, справа — лев, а по левую сторону — пантера.
София. Алекс рассказывал о ней когда-то. Они недолго встречались, прежде чем он вернулся домой. Уж слишком его раздражала, а порой даже пугала ее настойчивость. Так что все контакты с надоедливой бывшей были оборваны еще до того, как мы вернулись в столицу вместе. Более того, Алекс даже сменил квартиру, а значит она неплохо попотела, выискивая новый адрес, где он теперь жил со мной.
И вот сейчас, в новогодний вечер, эта ненормальная стояла на порога нашего дома, держа меня на прицеле! Я же не могла пошевелиться, даже крикнуть что-нибудь Алексу, беззаботно сидевшему в гостиной перед большим плазменным телевизором и смотревшему праздничный мюзикл.
А София лишь нервно, остервенело улыбнулась…

ГЛАВА 1. Другое небо
Резко сев в постели, я уставилась прямо перед собой, и не сразу заметила кровь, текущую из локтя. Мне понадобилось несколько секунд, прежде чем понять, что причина тому — игла капельницы, выскочившая из вены с моим неосторожным движением.
Что за… Я в больнице?
Палата, белая. Мое собственное отражение в темном окне, за которым виден лишь снег на подоконнике, и совсем вдалеке, призрачно — огни ночной столицы. На стене часы — начало двенадцатого. Откуда-то из коридора долетают праздничная музыка и хохот… кто-то смотрит Голубой огонек со старого телевизора?
Не сразу обращаю внимание на странное чувство на лице и лишь после всматриваюсь в свое отражение в стекле — на правом глазу плотная марлевая повязка.
Что вообще происходит?
- Ох, мамочки, быть такого не может! - внезапно прозвучало со стороны входной двери. Обернувшись на голос, я увидела полненькую медсестру, которая хватаясь за голову побежала ко мне.
- Как я сюда попала? - только и сумела, что растерянно пробормотать я, в то время как медсестра начала торопливо вызванивать кого-то по мобильнику, вероятно доктора.
Вот только на мои слова женщина внимания не обратила. Лишь встрепенулась, видимо когда врач взял трубку, и начала на грани истерики звать его в эту палату, тарахтя о том, что я очнулась, и она сама не понимает, как это случилось.
На удивление, доктора долго ждать не пришлось — вскоре в палату буквально влетел высокий мужчина средних лет, в белом халате с бейджиком, на котором было написано: «Дмитрий Минос. Нейрохирург».
- Не может быть, - выдохнул мужчина, замерев у моей кровати и пялясь на меня широко распахнутыми глазами. - Вы… четко видите меня, слышите? - пробормотал он, обращаясь ко мне.
- Да… Что, черт возьми, произошло?! - не выдержав, закричала я.
- Тише-тише, вам нельзя волноваться, успокойтесь, - заговорил он, подойдя ко мне, и поглядывая с явным нездоровым интересом.
- Как я могу быть спокойна, если вообще ничего не понимаю?! Где я? Как сюда попала? Что случилось? И… где Алекс?
- Алекс? - переспросил врач.
- Александр Дана, мой… муж. Он…
- Так, спокойнее, дорогая, - выдохнул мужчина, кладя руки мне на плечи и глядя в васильковый глаз, не прикрытый повязкой. - Вас привезли больше трех часов назад с пулевым ранением в голову, скорую вызвали соседи, слышавшие выстрел. Я прооперировал вас — к сожалению, ваш правый глаз не удалось восстановить. Но пуля прошла так, что не задела жизненно важные центры в мозгу, и вы остались живы, что бывает крайне редко. Можно сказать, в рубашке родились… Вот только даже с учетом того, что операция прошла успешно, это не нормально, что вы пришли в себя так быстро. Да еще и такая бодрая сейчас… Потому вам лучше прилечь. Я сейчас же распоряжусь и вас направят на МРТ, а после будем разбираться. Что же касается вашего мужа… Насколько я знаю, скорая привезла нам только вас и подробностей мне не сообщали. Так что ничего не могу сказать. Постараюсь навести справки у полиции. А вы пока не переживайте, его ведь могли отвезти в другую больницу, или в нашу же, но на другой машине, и передать другому дежурному врачу. В конце концов, новогодняя ночь, сами понимаете… Вы главное не переживайте, полежите, а там посмотрим что да как. Хорошо?
Ничего не сказав в ответ, я положила на подушку мигом потяжелевшую голову.
Алекса не привезли вместе со мной? Неужели… неужели он уже был мертв, когда приехала скорая, и его тело увезли с места преступления немного позже, после осмотра полиции?
Ох нет, только не это, даже не хочу об этом думать! Пусть будет что угодно на свете, только не это, умоляю! Я не смогу без него, просто не могу потерять его сейчас.
Врача уже давно не было, да и медсестра куда-то подевалась. Казалось с тех пор, как я очнулась, прошло не меньше получаса… вот только когда я посмотрела на часы, те к моему удивлению показывали прежнее время: начало двенадцатого.
Странно. Очень странно…
А миг спустя я, порвавшись, вскочила с кровати, забыв обо всех предупреждениях врача, и подбежала к настенным часам. Они что, остановились? Или…
Но нет, секундная стрелка внезапно сделала резкий скачок на одно деление. После чего снова замерла. Про себя я отсчитала ровно шестьдесят секунд, прежде чем она передвинулась еще на одно деление.
Что это? Просто часы сломались, что ли? Определенно, не иначе. Считают секунду целую минуту, и наверное соответственно — минуту час, а час — больше двух суток.
Интересно, сколько же тогда сейчас времени на самом деле? Найти бы какие-нибудь другие часы...
Принявшись обыскивать палату, я неожиданно наткнулась в тумбочке на лежавший там старенький пластиковый будильник в виде заснеженного домика. Который вначале показался мне тоже нерабочим… Вот только его секундная стрелка вскоре сделала рывок. Прежде чем замереть на следующие шестьдесят секунд и перескочить на новое деление.
Как-то это чересчур ненормально — чтоб в одной комнате было двое часов с одинаковой поломкой?
Растерянная, я положила часы на место и закрыв тумбочку, села обратно на свою койку. Неужели я схожу с ума?..
Но внезапно этот вечер снова выбил меня из колеи: буквально вышибая дверь, в палату ворвался крепкий привлекательный шатен в кожаной куртке… и с массивным пистолетом в сильной руке! Едва я успела просто осознать факт произошедшего, как мужчина выглянул в коридор и сделал в него несколько выстрелов, приглушенных глушителем! А после, обернувшись ко мне, бросил:
- Если хочешь жить, быстро за мной.
То есть, он угрожает мне? И пристрелит, если я откажусь идти? Проклятье, только похищения мне еще и не хватало…
- Шевелись давай! - прикрикнул он. А после, поглядывая в коридор, добавил: - Ну же, детка, выходи из ступора. Успокойся, меня прислал Алекс.
- Он жив? - сразу же вырвалось у меня вместе с сердцем, едва не выскочившим из груди.
- Жив и практически здоров, - кивнул мужчина. - Они не знали, что ты уже сделала его своим сумеречным рыцарем, и так просто его не прикончить. Так что довольно быстро оклемался, и если ты сейчас перестанешь тупить, мы уберемся отсюда раньше, чем за нами придут и прикончат, то ты с ним скоро даже встретишься. Потому… может все же пошевелишь булками?
Сжав кулаки, я сорвалась с места и как есть, в больничной ночной рубашке и хлипких одноразовых тапочках, подбежала к странному и пугающему незнакомцу. Который, закатив глаза от моего внешнего вида, оперативно снял с себя и накинул на мои плечи черную кожаную куртку.
- Кстати, зови меня Вирдж, если что, - бросил он, хватая меня за руку. И продолжая оглядываться по сторонам, потащил по коридорам больницы.
К счастью, на этаже было довольно пусто — не странно с учетом новогодней ночи. Что примечательно, я так и не увидела тех, в кого он стрелял, из чего сделала вывод, что он повел меня другой дорогой, а подстреленные им люди остались в другом конце коридора. Захотелось проверить и оглянуться… но я не решилась.
Пробравшись до лифта, и не забывая держать другую руку в кармане, где был спрятан пистолет, Вирдж затолкнул меня в кабинку и быстро нажал на кнопку первого этажа. При этом с опаской оглядываясь по сторонам до того самого момента, как створки двери закрылись.
- Что все это значит? - тяжело выдохнула я, прижимаясь дрожащей спиной к прохладной стенке.
- Если ты забыла, несколько часов назад в тебя стреляли, - цинично фыркнул мужчина, поглядывая на цифры, сообщавшие, что мы спускаемся все ниже от этажа к этажу. - Обычного человека этот выстрел сразу же убил бы, но ты всего лишь осталась без глаза.
- Обычного человека? - вздрогнула я. - Чем же я, скажи на милость, необычный человек?
- Всем, - хмыкнул Вирдж, неожиданно щелкнув меня по лбу. - Понимаешь, Виолетта, твой настоящий отец слегка… иной природы.
- Ты знаешь, кто мой настоящий отец? - выдохнула я, резко сжав кулаки.
- Люди знают его как миллиардера Люция Биста. Вот только в действительности он немного… не от этого мира, - проговорил мужчина. - Соответственно и те немногие дети, которых ему за все эти столетия вообще удалось зачать от земных женщин, получаются не совсем людьми. И вот недавно, когда ты проходила плановый медосмотр на работе, одному из его ищеек в лабораториях попала твоя кровь, ее подвергли более тщательному изучению. Так Бист узнал о своем ребенке. Сам он подумал о том, что неплохо было бы обзавестись союзником в виде дочурки, но к твоему несчастью, парни по другую сторону тоже прознали о тебе, и решили, что пока этого не случилось, лучше не рисковать. И прежде, чем ты дашь ему ответ, избавиться от тебя. Увы, вот так просто окончательно убить дочь Зверя им не удалось, но уверяю, они ребята довольно изобретательные и при желании найдут способ. Либо…
- Либо что?
- Либо ты сумеешь их убедить, - загадочно подмигнул Вирдж, и прежде, чем я успела что-либо еще спросить, дверь лифта открылась на первом этаже. И мужчина, резко схватив меня за руку, побежал к выходу из здания. Прежде чем охранник отвел взгляд от телевизора и обратил внимание на то, как кто-то вытаскивает из больницы пациентку в одной только хлопковой ночнушке и тонких одноразовых тапочках.
Выскочив на автостоянку, мужчина мигом подбежал к черной спортивной машине и взглядом приказал садиться. Боясь спорить, я запрыгнула на переднее сиденье и пристегнулась.
- И как же мне их убеждать? - наконец спросила я, когда машина, сорвавшись с места, помчала по ночным зимним дорогам.
- Поговорим об этом немного позже, - бросил Вирдж. - Сейчас я должен поскорее доставить тебя до места, прежде чем одна из сторон успеет тебя перехватить.
- А ты сам-то на какой стороне?
- Считай, что на твоей, - подмигнул он, резко поворачивая руль.

ГЛАВА 2. Смеющиеся маски
- А вот и первые гости, - неожиданно произнес Вирдж, резко выворачивая баранку. И в зеркальце заднего вида я сразу приметила, как белая машина, ехавшая следом за нами, впопыхах сделала точно такой же крутой поворот.
Испугавшись, я вжалась в сиденье. Получается, нас кто-то в самом деле преследует? Вот только я все еще не могла знать наверняка, спасает ли меня этот тип, свалившийся как снег на голову, или же наоборот — кто-то больно добрый пытается спасти меня от него? В любом случае, я сейчас находилась в компании вооруженного парня, и что-то мне подсказывало: не стоит провоцировать его показательным недоверием.
Еще поворот, и вот оживленные улицы оказались позади. Была лишь небольшая плохо освещенная дорога, на которой я не разглядела более никого кроме нас… и еще двух машин, которые ехали следом.
Минуточку, уже две? Когда это присоединилась вторая? Или я ее просто не замечала?
Как вдруг прозвучал выстрел!
Взвизгнув, я сжала кулаки, панически оглядываясь по сторонам… и заметила отверстие в потрескавшемся заднем стекле. А за ним — развороченное пулей сиденье в нескольких сантиметрах от моей головы.
- Пригнись! - крикнул Вирдж, выхватывая из кобуры пистолет. И прямо на ходу, не отпуская руль посреди сложной дороги, высунул руку из бокового окошка, чтобы несколько раз уверенно спустить курок.
Не смея издать малейшего звука, я забилась под сиденьем, прикрывая голову руками. И лишь слышала скрип шин, скользящих по плохо расчищенной дороге, за которым последовал мощный, сотрясающий воздух звук удара!
- Минус один, - довольно хмыкнул мужчина, отпустив руль всего на долю секунды, чтобы вставить в пистолет новую обойму.
А после, так же ловко снова ухватившись за баранку, высунул пистолет в то же окошко. И прежде, чем прозвучал третий из череды выстрелов преследователей - поглядывая в боковое зеркальце, выпустил в преследователей несколько пуль и выжал педаль газа. Потому скрип шин и удары металла о бетонную стену какого-то склада долетели до меня совсем отдаленно.
- Можешь немного расслабиться, детка, - бросил Вирдж, пряча пистолет обратно в кобуру. - От этих мы избавились, теперь немного попетляем и получим небольшую передышку.
Осторожно сев обратно на сиденье, я поспешила пристегнуться, и как раз вовремя — мужчина выжал педаль газа, поворачивая на ближайшую улицу, и помчал вдоль пустых серых стен так быстро, что я едва не упала в обморок. А если учесть, что дороги там были сплошь покрыты гололедом, для меня и вовсе оставалось загадкой, как ему удается настолько легко вести по ним машину, и почему мы вообще до сих пор не разбились?
Лишь несколько минут спустя, немного придя в себя после шока и привыкнув к этой безумной езде, я наконец заметила кровь на плече Вирджа. Это его что, ранили во время той перестрелки? А он при этом не только виртуозно ведет машину в экстремальных условиях, но еще и сумел успешно отстреляться от преследователей? Да кто же он такой, черт побери?
- Приехали, - неожиданно сообщил он, и я, утонув в своих беспокойных мыслях, не сразу сообразила, что машина остановилась внутри какого-то гаража. - Выходим.
Выскочив из салона, Вирдж поспешил закрыть гараж изнутри. Я же ненадолго оцепенела, заметив часы, установленные внутри салона.
Часы, секундная стрелка на которых лениво перескочила с одного деления на другое, прежде чем замереть ровно на шестьдесят секунд.
Часы, если верить которым, прошло лишь две минуты с момента, когда я рассматривала «сломанный» пластмассовый будильник, найденный в тумбочке больничной палаты.
Что за…
- Ты там долго сидеть собралась? - позвал Вирдж, постучав костяшками пальцев по стеклу.
Словно очнувшись от сна, я открыла дверцу и вышла из салона.
- Это и есть то место, куда ты меня вез?
- Не совсем, - бросил мужчина, принявшись рыться в каких-то коробках. - Просто перевалочный пункт, чтоб немного перевести дух. А уже потом немного пройдемся, пересядем на другую машину и поедем куда надо. На, переоденься, - неожиданно добавил он, швырнув мне плотный полиэтиленовый пакет. В котором, как ни странно, оказались какие-то вещи. - Размерчик твой.
Переодеться? Интересно, где? В самом деле, не при нем же мне раздеваться догола?
Впрочем, этот пункт Вирджа, похоже, не особо волновал. Потому что игнорируя растерянность на моем лице, он продолжил копаться в коробках.
Вот только делать было нечего. Даже в отапливаемом салоне машины я успела хорошенько замерзнуть. А здесь, посреди этого гаража, и вовсе дрожала от холода в одной лишь больничной ночнушке, поверх которой была только кожаная куртка Вирджа.
Осмотревшись, я зашла за машину, пригнулась и начала быстро переодеваться. В пакете оказалось белье, утепленные черные джинсы, майка, теплый темно-синий свитер и кожаные полусапожки без каблука. А еще… повязка на глаз.
Вздрогнув от ее вида, я коснулась своего перебинтованного лица. Если то, что Вирдж говорил обо мне, правда, то получается, рана уже зажила и я могу снять эту больничную повязку? В самом деле, боли не было. Вот только… вот только если все в самом деле так, то у меня… нет правого глаза?
От этих мыслей руки задрожали и пальцы, коснувшиеся белой марли, оцепенели. Готова ли я ЭТО увидеть?
- Эй, подойти сюда! - внезапно позвал Вирдж, перебив мои мысли.
Вздрогнув от его голоса, я торопливо засунула черную повязку в карман джинсов и сделала несколько шагов. Как раз вовремя чтоб увидеть, как мужчина снимает с себя футболку, демонстрируя свой шикарный накачанный торс.
Эй, что это должно значить?..
Но потом вопросы исчезли. Когда я обратила внимание на руку, залитую кровью.
- Пуля прошла навылет. Помоги обработать рану, и не нужно сейчас томных охов-ахов с паданьем в обморок от вида крови, - криво ухмыльнулся он.
Нервно кивнув, я подошла к Вирджу и взяла в руку губку, лежавшую в небольшой миске с теплой водой (интересно, когда он успел ее нагреть? Или у него здесь где-то был спрятан термос с кипяточком?). Тем временем мужчина сел на стул и положил раненную руку на небольшой столик. И я осторожно, боясь прикоснуться лишний раз к его коже, принялась омывать напряженную мускулистую руку. Как ни странно, рана все еще кровоточила. Потому когда сплошной «кровавый рукав» был вытерт и я смогла как следует ее рассмотреть, то по команде Вирджа полила ее спиртом, в то время как мужчина молча стиснул зубы.
- Повезло что крупные вены не задело, - хмыкнул он с поражающей непринужденностью. - Просить зашивать не стану, сам справлюсь, просто перемотаешь, как справлюсь.
- Хорошо, - тихо кивнула я и отвела взгляд, не в силах смотреть на то, как мужчина, взяв хирургическую иглу, принялся собственноручно сшивать пулевое ранение.
Надеясь как-то отвлечься от звуков, с которыми он проводил эти манипуляции, я невольно задержала взгляд на его крепком теле. Это были… далеко не те мышцы, что я видела на теле Алекса. Они казались иными — более мощными, подвижными. Очевидно приобретенными не только физическими тренировками, но и закаленными в множестве сражений. Испытавшими на себе настоящую боль и смертельно опасную усталость. От того переливались напряженно, словно пластичные камни в вязкой воде. И в то же время органично, легко, безоговорочно и молниеносно подчиняясь малейшей воле своего хозяина.
- Так кто ты такой? - решилась спросить я, дождавшись, пока Вирдж закончит себя «штопать».
- Своего рода друг Алекса, - ответил мужчина, снова кладя руку на стол, чтоб я омыла ее от вновь набежавшей крови и перевязала. - Мы с ним снюхались, пока ты лежала в больнице, и кое-что обсудили придя к выводу, что для нас имеет смысл работать вместе.
- И какая в этом выгода для тебя? - поинтересовалась я, осторожно касаясь влажной губкой раненной руки.
- Личная, - бросил Вирдж. - Скажем так, я немного застрял здесь. Потому что туда, куда меня пускают, я не хочу, а туда, куда я хочу, меня не пускают. Вот мы с Алексом и договорились: я помогаю вам обоим добраться до вершины небоскреба, на вершине которого заседает Люций Бист, а взамен вы протащите меня туда, куда я сам не доберусь, и если все сложится — прихватите меня с собой.
- Прихватим куда? - недоверчиво нахмурилась я.
- Потом узнаешь, - отмахнулся мужчина. - Сейчас нам главное, для начала, добраться до места, где нас ждет Алекс. А потом уже скорректируем план и будем действовать согласно ему.
- Ясно, - вздохнула я, беря в руки бинт, который принялась осторожно наматывать на сильную руку. - Вот только все равно не пойму, зачем я нужна биологическому папаше?
- Своих дочерей Бист запирает в зеркалах, - пояснил Вирдж, и от его слов я на несколько секунд замерла, едва не выронив бинт. - После небольших ритуальных манипуляций они становятся Пиковыми Дамами: злыми духами, которые существуют вечно в зеркальном измерении, но взамен должны иногда выходить на охоту. Их задача — убивать и калечить людей, которые сами же их призывают. Конечно, Дама не девочка по вызову и приходит не всегда. Что подогревает у обывателей интерес: а правда ли их изрежут, если они встанут перед зеркалом и позовут ее, связав над свечей черную и красную нити?
- Зачем кому-то вообще соглашаться становиться ЭТИМ? - поежилась я, пытаясь просто воспринять только что услышанный бред.
- В зеркальном измерении Пиковая Дама живет как сыр в масле, - хмыкнул мужчина. - Любые ее желания, даже малейшие прихоти, незамедлительно исполняются. Ей служат множество демонов и духов. Можно сказать, она становится одной из черных принцесс загробного мира. Так что большинство дочерей Зверя обычно соглашаются, тем более что они изначально, по своей природе, предрасположены к жестокости и насилию.
- И я должна во все это поверить? - нервно пробормотала я, все же найдя в себе силы, чтобы продолжить перевязку.
- Придется, детка, - нагло ухмыльнулся Вирдж, посмотрев на меня слишком бесстыже. Особенно как для человека, который только что зашивал собственную огнестрельную рану! - К слову, я наивно полагал, что некоторые мелочи уже должны были бы натолкнуть тебя на мысли, будто ты находишься… не в совсем привычном тебе месте.
- Ты о…
- Часы, - медленно улыбнулся мужчина. - Ты ведь заметила, верно?
- Так значит, они не были сломаны? Ни одни из тех часов, что я видела...
- Здесь время протекает иначе, - кивнул он. - И тебе это, между прочим, на счастье.
- Почему же?
- Потому что времени, чтоб добраться до вершины небоскреба и сделать там все твои дела, у тебя до конца этого года. Ровно в полночь, когда стихнет бой часов, твое время истечет и ты исчезнешь, раз и навсегда. Если, конечно, не согласишься стать Пиковой Дамой, при этом добравшись до Биста раньше, чем те, другие ребята, доберутся до тебя.
- А если я попаду на вершину небоскреба? Что тогда? - дрожа, спросила я.
- Тогда счастливый конец. Для тебя, для Алекса, и надеюсь, что для меня тоже, - подмигнул Вирдж, излучая совершенно дикое в этой ситуации обаяние. - Но детка, давай действовать по-порядку, ладно? Для начала закончи с моей рукой, потом выпьем по чашечке какао с зефирками, и пойдем дальше.
Поежившись, я ничего не ответила. Просто продолжила наматывать на сильную руку бинт.
- Слушай, тогда, в больнице, - шепотом сорвалось с моих губ. - Ты сказал: «Они не знали, что ты уже сделала его своим сумеречным рыцарем». Что это значит?
- Кто такие сумеречные рыцари?
- Да. И что это… означает для Алекса?
- То, что теперь с ним не так просто справиться, - пояснил Вирдж. - Сумеречными рыцарями называют тех, с кем прирожденная Пиковая Дама обменялась кровью. Сначала эта сила практически не проявляется. Просто немного увеличивает живучесть посвященного в рыцари и даем ему усиленный потенциал для физического развития. Ну и еще наделяет его непреодолимым обоюдным влечением к Пиковой Даме, которая смешала его кровь со своей, - коварно ухмыльнулся мужчина, видимо наслаждаясь выражением, застывшим на моем лице. - Когда же это влечение удовлетворяется, сила сумеречного рыцаря переходит в активную фазу, и он становится практически неубиваем, при этом физическая сила, ловкость и выносливость возрастают. А вот здесь, в этом месте, она и вовсе зашкаливает! Любые раны затягиваются на нем в мгновение ока, и самое главное — рыцарь получает возможность перемещаться от зеркала к зеркалу, касаясь его поверхности и выбирая любое из всех находящихся поблизости. Так что… по сути мы сейчас идем к Алексу не потому, что иначе с ним бы не встретились, а потому, что он ждет нас в наиболее подходящем для передышки месте, где занимается разработкой плана.
- И как я понимаю, ты не сумеречный рыцарь, - проговорила я, покосившись на его перемотанную руку.
- Верно, детка. Но это, между прочим, всегда можно исправить, - хмыкнул он, неожиданно встав и прижав меня к себе резким движением! - Просто размотай мою руку, уколи свой пальчик и прикоснись своей раной к моей.
- ...А потом переспать с тобой? - язвительно выдохнула я.
- Будь уверена, тебе понравится, - прошептал Вирдж, щекоча дыханием мои губы.
- То есть, ты уже забыл, что мы с Алексом как бы… вместе?
- Уверяю тебя, это не проблема, - ухмыльнулся мужчина, сжимая руку на моей ягодице. - У Пиковой Дамы может быть сколько угодно сумеречных рыцарей. И вся прелесть в том, что после обмена кровью ко всем им она начнет испытывать сильное притяжение. Так что секс со мной не доставит тебе ничего, кроме наслаждения и удовлетворения желаний.
- Пожалуй, воздержусь, - отчеканила я, наконец высвободившись из настойчивых объятий. - Я люблю Алекса и не собираюсь заводить себе гарем.
- Любишь Алекса? - коварно прошептал Вирдж, неожиданно оказавшись рядом с моим ухом. - Ты в самом деле уверена, что действительно его ЛЮБИШЬ?

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям