0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Рычащий человек » Отрывок из книги «Рычащий человек»

Отрывок из книги «Рычащий человек»

Рычащий человек - Калинин Алексей

Исключительными правами на произведение «Рычащий человек» обладает автор — Калинин Алексей Copyright © Калинин Алексей

Глава 1

 

   Вечер настал как всегда неожиданно. Вроде бы только пришел на работу, погрузился в решение проблем и разбор косяков нерадивых подчиненных, а за окном уже потемнело.

– Семён Алексеевич, до свидания!  – прощебетала Любочка, засунув симпатичный носик в открытую дверь.

 Местная красавица, типичный пример секретарши, которая должна быть у любого начальника. В меру умная, в меру болтливая и невероятно соблазнительная. Но Семён Латуфьев состоял в «счастливом браке», и не мог поступиться принципами, теми самыми, что «и в печали и в радости».

– То есть как до свидания? – возмутился Семён. – Не рановато ли?

– Так время уже половина седьмого, – ответила секретарша, – что-то вы сегодня заработались.

– Ого, и в самом деле, заработался. Проклятый отчёт, когда же ты закончишься! – в сердцах начальник отшвырнул папку с бумагами.

 Та проехалась по гладкой столешнице и шлепнулась с управленческого стола на мягкий ковер.  Бумаги рассыпались по полу, как осенние листья по траве. Семён устало потер седеющие виски.

– Ой, как же вы так неаккуратно? Сейчас я всё подниму!

 Секретарша вбежала на шпильках в кабинет, когда поднятая ладонь остановила её.

– Не надо, Любочка, идите домой! Вас, наверно, бабушка заждалась! – скомандовал Семён. – Я тут сам разберусь.

Любочка стрельнула очередным вожделеющим взглядом, Семён Алексеевич в очередной  раз «не заметил» его. С фотографии на столе смотрела грозная жена и ещё двое любимых детишек, для которых отец представал в виде кошелька. Может, поэтому Семёна так не тянуло домой.

Любочка вышла, соблазнительно покачивая бедрами. Начальник проводил её теплым взглядом. Вода камень точит, так и девушка потихоньку завоевывала симпатии Семёна. Она знала, что рано или поздно, но соблазнит его. Один раз едва не получилось, но проигранное сражение не означает проигранную войну.*

  Кряхтя, он поднимал разбросанные бумаги. Что-то громыхнуло за окном. 

«Ц-ц-ц, кажется, дождь собирается» – подумал Семён фразой из мультика и тут же одёрнул себя. – «Какой дождь в феврале?»

  Выглянув из-за стола, он и в самом деле увидел крупные капли на оконном стекле.

– Что с природой творится? – сказал и испугался своего голоса.

В пустом кабинете он прозвучал зловеще. Семён ещё раз потёр виски.

 «Переутомился! Как есть переутомился! Да и директор хорош: заметил бы в прошлом году ошибку – сразу бы исправили или приписали. Сиди тут теперь, выискивай – где не учли коробку со скрепками! Нет! Хватит! Домой-домой-домой!» – думал Семён Латуфьев, пока надевал пальто.

Поёжился, думая о слякоти на улице – одежда намокнет, пока добежит до машины. Последний раз окинул взглядом кабинет, вроде бы ничего не забыл. Документы и отчёт подождут до завтра, а сегодня: ужин, обыденные нотации для детей, телевизор, сон. У жены, скорее всего, будет привычная мигрень, так что только сон. На улице ещё раз громыхнуло.

– Всего доброго, Семён Алексеевич! – вытянулся на проходной охранник Володя. – Погодка сегодня не жалует.

– Да уж, погодка шепчет, – дежурной шуткой ответил ему Семён. – До завтра, Володя.

– Отдыхайте на Кипре! – донеслось в спину из небольшого телевизора.

 «Ага, на Кипре отдохнуть не помешает!»– Семён поднял воротник, закрываясь от ледяных струй.

   Росчерк молнии прорезал тёмное небо, и тут же пушечным выстрелом прогремел гром. Семён вздрогнул от неожиданности и поспешил на стоянку.

  Спрессованный снег под влиянием дождя превратился в каток. Не хватало коньков, чтобы оттолкнуться посильнее и одним махом домчаться до спасительной крыши. Пока же начальник отдела закупки ощущал себя коровой на льду, ноги разъезжались, руки махали безумной мельницей в попытках удержать равновесие.

– Гав! Гав! Гав-гав! – из конуры высунул нос охранный пёс ТузиканКонуровичЧопмэн.

 Такое вычурное имя ему придумал Володя, все остальные называли Тузиком. Вреда от дворняжки нет, а польза выражалась в громком лае, заставляющем охранников приникать к мониторам стоянки.

– Да отстань ты, зараза! Не до тебя сейчас! – пробурчал Семён, едва не упав в лужу от неожиданности.

  Пёс что-то проворчал в ответ и убрал кончик носа обратно. Семён удовлетворённо хмыкнул и повернулся к машине.

 Вспышка…

  Боль…

 Темнота…

 Сознание проявлялось постепенно, вместе с ним пришло ощущение, что кто-то вылизывает лицо. Начальник отдела закупки ощупал себя – жив-здоров, лежит в холодной луже. Сверху падает замораживающий дождь, по лицу скользит горячий язык. Может, это Любочка воспользовалась ситуацией? Тогда почему от неё пахнет ливерной колбасой?

– Мужик, ты долго валяться собираешься? Хвост застудишь, потом вилять нечем будет! – произнес мужской баритон.

 Семён тут же распахнул глаза – только гомосексуалистов ему не хватало. На него карими глазами уставился Тузикан, из собачей пасти свесилась алая ленточка языка. Так вот от кого так пахло колбасой… Рядом больше никого не было. Семён приподнялся на локте, огляделся по сторонам.  Кто же это говорил?

– Чего ты мордой вертишь? Нос у тебя мокрый и холодный, руки-ноги целы, а что макушка дымится – так новая шерсть вырастет. Вали домой! – сказал тот же голос.

– Кто здесь? Андрей Сергеевич, вы? Хватит шутить! Выходите! Отчёт я почти доделал, сдам завтра! – Семён также продолжал оглядываться по сторонам.

  Болела голова, жгло кожу на месте родничка. Рука Семёна нащупала горячую проплешину – может, ударился при падении?

– Гав! Гав-гав-гав! – раздалось сзади.

 Семён обернулся на лай, к нему спешил Володя. Успешно проехавшись по катку, охранник начал поднимать Латуфьева, что-то успокаивающе урча.

– Володя! Перестаньте паясничать, это вас не красит! – посоветовал ему Семён.

– Гав! Гав-гав! – испуганно отпрыгнул охранник.

  Его глаза испуганно осматривали лицо Семёна, рука потянулась к резиновой дубинке. Семён укоризненно взглянул на гавкающего охранника и махнул рукой. Поставил себе на заметку поговорить завтра с начальником ЧОПа по поводу поведения сотрудников. Машина мигнула два раза, и Семён распахнул дверь.

– Давай-давай, вали, жлобяра! Ни разу бутербродом не поделился, а сам вон какую ряху наел и из портфеля мясом тянет! – ударил в спину тот же баритон.

   Семён не выдержал оскорбления и вышел из машины. Володя в задумчивости почёсывал голову, не отрывал взгляда от взбешённого начальника отдела закупки. Тузик выкусывал блох на боку, потом прыгнул в сторону и исчез под стоящими машинами.

Латуфьев обратился в пустоту, так как баритон не принадлежал охраннику:

–Послушайте внимательно! Я не знаю, кто вы, и с какой стати меня оскорбляете, но прошу прекратить это скоморошество, иначе завтра я просмотрю все записи с видеокамер и вычислю вас! Я не оставлю это так просто, буду добиваться вашего увольнения! Слышите? Увольнения!

  Володя опять загавкал и отстегнул дубинку. Семён добавил к завтрашней заметке «ОЧЕНЬ СЕРЬЁЗНО ПОГОВОРИТЬ» с начальником ЧОПа.

Оскорблённый, в сырой одежде, с больной головой, Семён раздражённо выехал со стоянки. В машине противно пахло мокрой псиной.

 

Свидетельские показания по делу СЛ-1981

«А я чё? Сижу, никого не трогаю, как раз сериал про студентов начался. Латуфьев прошёл на выход, перекинулись парой слов. Всё как обычно, только дождик шпарил несусветный. Потом краем глаза зацепил, как камера щёлкнула белым и потухла. Когда я выскочил на улицу, то подсудимый лежал на земле и оглядывался по сторонам. У него ещё макушка дымилась. Я помог подняться, спросил его  о самочувствии, а он зарычал по-звериному. Походу он сильно приложился башкой. Потом он вроде сел в машину, но ещё раз вышел и снова прорычал, но уже громче. Я такой рык по телеку слышал, когда фильмы со львом на заставке начинаются. Он уехал, и я его больше не видел».

 

*(Рассказ «Сходил налево» из сборника «Сказки для взрослых»)

 

Глава 2

 

    «Да что это сегодня с людьми творится?» – думал Латуфьев.

    Его руки нервно барабанили по рулю. Латуфьев только что ушёл от столкновения с очередным лихачом, и тот пристроился рядом, жестами показывая опустить стекло. Семёну не хотелось вступать в перепалку, но настырный лихач не отставал. Даже пару раз показывал, что сейчас крутанёт руль и вопьётся бампером в крыло.

   Семён неторопливо открыл окно. В машину ворвался шум дороги, гудки автомобилей и музыка из салона лихача.

–Ме-ме-ме! – громко выдал лихач.

– Простите, что? – удивился Семён.

    Молодой черноволосый парень удивленно приоткрыл рот, но тут же справился с собой и более громко и требовательно промемекал:

–Ме! Ме-ме-ме! Ме!

– Молодой человек! Или вы начинаете разговаривать человеческим языком, или езжайте дурачиться дальше! – ответил Семён, всё больше раздражаясь.

    Парень отпрянул от окна, но настырность всё же взяла верх, и он в очередной раз громко мемекнул и покрутил пальцем у виска. Этого Семён стерпеть не мог.

– Прекратите немедленно свои шуточки, так и до аварии недалеко!!! Скользкая дорога не место для развлечений!!! – прокричал Латуфьев и поднял стекло. Подобное отношение возмутило до глубины души.

    Лицо парня побледнело, и он со страха выкрутил руль вправо, успешно воткнувшись в придорожный сугроб. В багажник его машины тут же въехал большой джип и оба замигали аварийными огнями. Последующие автомобилиогибали место аварии.

     Семён удовлетворённо улыбнулся, он со злорадством смотрел в боковое зеркало на небесное возмездие наглецу. Бритоголовый водитель,размером с двустворчатый шкаф, вылез из джипа, и в развалку подошёл к машине лихача. Другие машины скрыли от Семёна дальнейшее развитие событий. С улыбкой на губах, он включил радио, где играла классическая музыка, и аккуратно поехал дальше. В машине также пахло мокрой псиной. Латуфьев пару раз пытался понюхать своё пальто, но потом плюнул на эти попытки и внес в заметки «заехать на автомойку».

Во двор он въехал без приключений и на своё счастье сразу же нашел свободное местечко, недалеко от подъезда. Дождь перестал идти, и холодный ветер замораживал выпавшие осадки.

    «Завтра точно придётся коньки надевать!» – подумал Семён, аккуратно переставляя ноги по скользкому насту.

– Смотри-смотри, ещё чуть-чуть и навернётся.  Плохо ему без когтей-то! Да и крылья вообще тощие – на таких ни полетать, ни спланировать толком. И как такие существа ещё не вымерли? – раздался за спиной хриплый голос.

    Семён оглянулся по сторонам – двор был пуст. Он поспешил к подъезду.

– Видел, как он своим клювиком покрутил? Таким обрубком ни шишку достать, ни рябину сорвать. Эх, убогие, а ещё себя царями природы считают! – проворчал тот же голос.

    Семён приложил к домофону электронный ключ и в последний раз оглянулся надвор, освещённый тусклым фонарём. Никого. Единственными живыми душами являлись два пузатых снегиря на ветке раскидистого тополя. В попытке согреться они прижались друг к другу, и оба смотрели на Семёна.

    «Может отпуск на недельку взять – нервы подлечить? А то голоса какие-то мерещатся!» – подумал Семён и захлопнул металлическую дверь.

Лифт исправно приехал по вызову, тяжело вздохнул, словно пожаловался на опостылевшую работу и доставил Семёна на пятый этаж. Блестящий ключ провернулся в замке два раза.

    В большой комнате неразборчиво курлыкал телевизор. С кухни доносился запах жареных котлет с лёгкими нотками картофельного пюре. Желудок немедленно отозвался голодным урчанием, и Семёна повлекло на феерию ароматов.

– У-у-у! Уй-уй-уй! – с обезьяньими криками выбежали из своих комнат дети.

    Их потяжелевшие тела повисли на Семёне. Он ощутил, как шаловливые ручонки профессионально проверили его карманы. Да-а, подрастающее поколение оказалось заложником рекламы, и аппетиты росли с каждым месяцем, с каждой вышедшей «крутой» новинкой.

    «Сейчас пусть поиграют, ведь у меня в детстве не было таких игрушек. Ещё пять-десять лет и они от нас съедут!» – Семён мечтательно поднял глаза к потолку.

– У-у-у! Уу-уу-уу! – начала загибатьнаманикюренные пальцы дочка.

– У-у-у! Уй-уй-уй! – перебил её лопоухий сын, показывая руками что-то большое и, несомненно, нужное.

– Дети, я не понимаю, что вы от меня хотите. Говорите нормально, иначе не получите денег! – Семён поднял над головой кожаный кошелёк.

    Дети замолчали, отпрянули, переглянулись, и их рты расплылись в улыбке. С теми же громкими обезьяньими криками они начали прыгать на поднятую руку, пытаясь достать вожделенные бумажки. Семёна почему-то это не веселило, и он повысил голос.

– Не хотите разговаривать, тогда марш в комнату! –Латуфьев показал отпрыскам на их детскую.

    Дети подпрыгнули от неожиданности, побежали прочь. Однако сын справился с собой и выхватил из указующей руки кошелёк. С прежними громкими обезьяньими криками молодёжь ускакала в свою комнату, и щелчок щеколды возвестил о том, что они «в домике».  Семён горестно покачал головой и прошёл на кухню.

    На кухне двигала обширным задом милая женушка. Такая привычная, такая обычная,  такая родная. Семён почувствовал, как спадает внутреннее напряжение, как у спасшегося от разбойников рыцаря, что укрылся за воротами удачно подвернувшегося замка. Но, похоже, радость рыцаря была преждевременной – внутри поджидала засада.

– Иго-го! – поприветствовала его жена.

– И ты, Брут? – взмолился Семён.

– Иго-го? Иго-го-го! – теплая ладошка участливо коснулась его лба.

– Чего «Иго-го»? – не выдержал Семён. – Почему все пытаются сегодня доказать свою оригинальность? Сколько можно издеваться? Один лает, другой блеет, ты еще ржешь, как лошадь! Зоопарк, честное слово!

– Иго-го! – гаркнула жена, уперев руки в бока.

   Семён не стал спорить: иго-го, так иго-го. Уселся за стол, в молчании съел ужин, под суровым взглядом иногда ржущей жены. Скандалить с милой женушкой Семён не решался – она не раз побеждала его в армреслинге, и в постели могла «нечаянно» положить сверху руку – тогда Латуфьев рисковал не проснуться.

    Жена быстро вымыла посуду и мотнула головой в сторону спальни. Семён покачал головой, показал на чайник, мол, ещё чашечку выпьет. Жена призывно заржала напоследок, но, видя отсутствие реакции, гордо удалилась, покачивая массивными бедрами.

    «Хорошо, хоть не лягнула» – подумал Семён.

    За дверью детской так и раздавались обезьяньи выкрики. В спальне лилось журавлиное курлыканье на музыкальном фоне. Семён угрюмо отхлёбывал остывающий чай. В голове тяжело перекатывались мысли, он настраивал себя на сон: «Утром проснуться и доделать отчет. И всё наладится. Это временно. Временно.  И все просто дразнятся!»

– Ещё немного, ещё чуть-чуть! Последний шаг – он трудный самый! А я за пятку куснуть хочу, чтобы он сразу вспомнил про маму! – раздался женский голос снизу.

    Семён вздрогнул от неожиданности – на кухне никого не было.

 

 

Свидетельские показания по делу СЛ-1981

   « Я ехал по правому ряду, когда этот му… мужчина захотел перестроиться. Я уступил ему дорогу, но он поехал дальше и показал средний палец. Тогда я попросил его опустить стекло и попытался разъяснить, что такне нужновести себя на дороге. На что он по-львиному зарычал и оскалился. Однако я не из пугливых и не оставил попыток объяснить правила поведения на опасном пути. Тогда он зарычал ещё громчеи к тому же вильнул машиной. Чтобы избежать столкновения, я вырулил в придорожный сугроб, и в мою машину въехал второй участник ДТП, так как было очень скользко, он не успел затормозить. А водки он выпил уже потом, для успокоения нервов. Фингал? Синяк появился от удара о руль, вовсе не от этого мужчины. Я не имею претензий к этому господину, но надеюсь, что вы найдете того рыкающего хулигана. Ведь он и покусать кого-нибудь может».

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям