0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Сбежавшая жена дракона (эл. версия) » Отрывок из книги «Оборотни Гильдорга. Сбежавшая жена дракона (#2)»

Отрывок из книги «Оборотни Гильдорга. Сбежавшая жена дракона (#2)»

Автор: Рейн Елена

Исключительными правами на произведение «Оборотни Гильдорга. Сбежавшая жена дракона (#2)» обладает автор — Рейн Елена . Copyright © Рейн Елена

Гильдорг, гильдия черных драконов

23 года назад

 

Прекрасная черноволосая женщина с нежными чертами лица сидела на кровати и с ужасом смотрела на вошедших в комнату мужчин. Полчаса назад она родила на свет маленькую черноволосую доченьку, и сейчас крепко прижимала ее к груди, боясь приговора мужа.

– Подтвердите или опровергните слова знахарки, – рявкнул Вердарф, стараясь не смотреть в глаза жены, зная, что в них будут мольба и ненависть.

Ниналия сильнее прижала к груди спящую дочь и тихо прошептала:

– Нет.

– Ниналия! – грозно сказал повелитель черных драконов. – Если ее драконица слаба, то это будет позором на нашу династию.

– Нет, пожалуйста. Это моя дочь! – срываясь на крик, произнесла женщина.

– Это не тебе решать!

– Она наша дочь! – со слезами на глазах напомнила драконица. – Она не виновата ни в чем.

– Наша раса не прощает слабости. Мы признаем только силу и мощь, – категорично заявил мужчина.

– Пожалуйста, – шептала женщина, не веря, что Вердарф сможет отказаться от своей дочери. – Я не отдам ее в приют.

Мужчина промолчал. Жене не стоит говорить, что он не может оставить девочку в живых. Если кто-нибудь узнает о существовании слабой наследницы, то будет бунт, а значит, и кровь, чего ему совсем не хотелось. Этот ребенок не должен жить.

Вердарф посмотрел на уставшую, но прекрасную женщину, решив, что она только расцветает и подарит ему еще наследников, сильных, как Конер. А это слабое недоразумение… со временем забудется.

– Проверяй, – процедил жестокий мужчина никтроту, и тот  дрожащими руками потянулся к маленькой девочке.

– Можно, я посмотрю? А потом сразу же отдам.

Женщина с ненавистью посмотрела на старика и прошипела:

– Если нужно, так смотри.

– Хорошо, – уважительно ответил седой мужчина и, положив руку на лоб девочки, стал проверять ее чистой магией. Когда он закончил, погладил девочку по голове, искренне сожалея о ее будущей участи.

– Драконица очень слабая, – вынес свой приговор маг, и, закрыв глаза, спросил. – Я могу идти?

– Да, – грозно сказал властелин, смотря со злостью на свою непокорную жену.

Старик посмотрел на черную драконицу, видя в ее глазах ужас и лютую ненависть к мужу и к нему. Никтрот понимал, что она его презирает и проклинает, ведь он всегда безукоризненно выполнял приказы своего повелителя и нанимателя.

Молодая женщина, насильно выданная замуж, только благодаря ему и его целительной магии родила двоих детей. Ниналия не была истинной парой жестокого мужчины и не смогла бы добровольно подарить ему наследников. Но… это – их дела… и маг потихоньку вышел из покоев жены властелина гильдии черных драконов.

Вердарф скрипнул зубами и сделал шаг к жене, но Ниналия, крепко прижав малышку, отодвинулась дальше на огромной кровати.

– Не подходи, – с мольбой прошептала она.

– Ты же знаешь, что я сделаю по-своему, – невозмутимо и безразлично произнес мужчина.

– Отдай ее мне! Скажи всем, что хочешь, лишь бы она была со мной.

– Нет.

– Ты забрал у меня сына, – в гневе крикнула драконица.

–Я не забирал, ты видишь его.

– Бред. Я не могу прижать свою кровинку и сказать, что я его люблю!

– Ты можешь сделать – из него слабака, а мне нужен безжалостный бескомпромиссный наследник.

– Он мой сын, а я вижу его только в столовой. Или издалека, когда он тренируется, а ему всего семь лет, – негодующе шипела женщина, качая малышку, проснувшуюся от громкого разговора родителей.

– Он воин и дракон. Конер будет самым сильным и могущественным властелином. Никто не посмеет посягнуть на наше правление гильдией черных драконов. И здесь нет места для этого… создания, – презрительно выдавил повелитель.

– Это моя дочь! И мне все равно, что она слабенькая. Она моя! – с бешенством зарычала драконица, прекрасно зная, как эта сволочь не любит, когда с ним так разговаривают. Но сейчас… не могла по-другому.

– Ниналия! – грозно рявкнул он.

– Пожалуйста, не забирай ее. Умоляю! – уже спокойнее сказала женщина, боясь, что он вновь поднимет на нее руку.

– Я не могу не забрать, – разочарованно произнес дракон, не чувствуя сожаления, только огорчение, что жена родила ему слабого ребенка. – Ты, скажи спасибо, что я не зол на тебя за потраченные девять месяцев, три из которых к тебе нельзя было подходить.

– А в чем огорчение? Продажные женщины были рады помочь тебе, – равнодушно парировала Ниналия.

– Я хотел только тебя, – прорычал он. – А ты вынашивала ЭТО.

Черная драконица оскалилась:

– Она не это, а моя дочь! И как ты смеешь мне что-то высказывать? Ты со своим магом насильно удержали твое семя во мне, не имея на это право. И ты хотел без последствий? Еще смеешь мне высказывать?

– Конер…

– Моя драконица с каждым разом сильнее сопротивляется этой магии, вот и последствия.

– Я хочу еще наследников, – уверенно сказал Вердарф.

– А я нет! – выкрикнула женщина, дрожащими руками прижимая к себе дочь.

– Твое мнение не имеет значения. Ты – женщина, и твой удел согревать мою постель и дарить сильных детей.

– Как же я тебя ненавижу, – прохрипела Ниналия, не сдерживая горьких слез. – Ненавижу каждой частичкой своего тела.

– Главное, что я хочу тебя, а остальное… неважно. Отдай мне ребенка. Сейчас же! – свирепо зарычал дракон.

– Нет, – резко ответила женщина.

– Не заставляй причинять тебе боль, – снисходительно произнес повелитель.

– Если ты заберешь ее, я убью себя. Клянусь Туранами.

– Ты…

– Я все сказала, выбирай.

– А как же сын? – мужчина бил по слабому месту и Ниналия это понимала.

– Я не могу даже обнять и поцеловать собственного ребенка! А дальше будет только хуже…

– Ниналия…

– Я убью себя, – глядя в глаза, сказала драконица. – И не сомневайся даже.

Вердарф посмотрел на жену и, увидев в ее глазах обреченность, решил пойти на хитрость. А завтра с утра… он заберет ребенка.

– Хорошо, пусть будет с тобой. Но с завтрашнего дня все, как обычно, и ты посещаешь столовую, улыбаешься… но ничтожного ребенка оставляешь здесь.

Ниналия закусила губу, понимая, что муж лжет, сделала благодарный вид и, потупив глаза, прошептала:

– Спасибо. Спасибо, повелитель. Да, я сделаю все, как ты скажешь.

Мужчина ухмыльнулся, радуясь ее покорности, а через время ему покорится и ее божественное тело:

– И сегодня… Конер зайдет к тебе на несколько минут. Но если он мне скажет, что ты пыталась с ним ласкаться, вернемся к прежним отношениям.

Ниналия закрыла глаза от счастья, чтобы не выдать настоящих эмоций, и, взяв себя в руки, пролепетала:

– Спасибо! Ты очень добр. Я не буду с Конером ласкаться, дай только увидеть и поговорить.

– Хорошо, но помни о моей доброте, – великодушно произнес он.

Женщина устало кивнула, и мужчина, переборов желание прикоснуться к ней, молча вышел.

После его ухода женщина, затаив дыхание, выжидала время, прислушиваясь к звукам в коридоре. Осталось вытерпеть еще одного нежеланного посетителя, и она сможет сделать вызов на крови. Посмотрела на крошечную дочь и, улыбнувшись малышке самой счастливой улыбкой, стала кормить грудью.

Открылась дверь. В комнату вошла темноволосая высокая женщина, Гарана, знахарка и колдунья в одном лице, возможно, и больше, если судить по ее черным злым глазам и тому, как к ней прислушивается Вердарф. Ниналия так ненавидела эту женщину, что с радостью бы пожелала ей встретиться с кардиналами – судьями мира Гильдорг. Красные драконы уничтожали ведьм и всех, кто нарушал порядки и правила свода законов.

Драконица следила за женщиной из-под опущенных ресниц, а потом тихо спросила:

– Зачем ты сказала ему? Я тебя умоляла…

Гарана скривила лицо и, повернувшись к ней, ядовито процедила:

– Он мой повелитель, и я не желаю его обманывать.

– Ложь, ты не оборотень. Так зачем?

Знахарка усмехнулась и, с превосходством посмотрев на нее, сказала:

– Потому что я ненавижу слабость, а она, – и женщина показала на малышку, – не имеет права жить.

– Не имеют права жить ведьмы, чего и тебе желаю, – прошипела Ниналия.

– А ты докажи, что я переступила грань недозволенного, – противно смеясь, предложила колдунья.

– Твой час придет, Гарана. И что, обрадовалась его решению? – с презрением спросила Ниналия.

– Да, черные драконы – очень сильная раса, и они так боятся испортить свою кровь, что уничтожают любое появление слабости. Поэтому судьба девочки предрешена. Она не должна жить.

– Жить? Детей… – возмутилась Ниналия.

– Твой муж – владыка, он не позволит, чтобы позор лег на его правление. Даже не рассчитывай видеться с дочерью в приюте, что бы он тебе ни говорил. И сбежать не пробуй, я лично все проверила. Комната сдерживает магию.

Ниналия посмотрела на спящее крохотное создание, и в груди от ноющей боли сжалось сердце, не давая нормально дышать. Она повернула голову к колдунье и очень тихо прошептала:

– Я чувствую, что ты в восторге… Хотя, было бы глупостью ждать от тебя другого?

Злая женщина повернулась к жене властелина черных драконов. На ее лицо легла черная тень. Не сдержав себя, Гарана прошипела:

– Ты – никто, только для постели, пока он тебя хочет. А со мной он считается и уважает, преданно слушает, и я сделаю его сильнее.

– Тварь… – выдохнула Ниналия.

Женщина презрительно фыркнула в ответ:

– Советую рот держать закрытым, а то и ты вслед за дочерью пойдешь.

Сказав это, она провела рукой по камням у свечей и вышла из спальни. Ниналия закрыла глаза и еще раз прокляла Гильдорг – жестокий и суровый мир, где совместно существовали оборотни и никтроты.

От их связи появлялись полукровки, которых называли нирами. Ниры, как правило, выглядели оборотнями или никтротами, но с магическими дарами и слабой сущностью второго родителя, смотря, чьи гены быстрее проецировались в зарождавшуюся жизнь.

Никтроты – это люди с сильными магическими способностями. У каждого из них свои индивидуальные возможности и только один дар, в редких случаях – два. Естественно, они не могли превращаться, как оборотни.

Населяли этот мир три вида оборотней: драконы, гиборги и мутари.

Драконы подразделялись на три гильдии: красные, золотые и черные. Черные драконы являлись необщительной расой. Они были хорошо развиты физически в звериной форме, но у них отсутствовали магические способности, только превращения с одеждой, и это было дано вместе с сущностью. Держались черные обособленно от всех  существ, населявших Гильдорг. Главное для них – сила их сущности, которая почти не уступала красным хищникам. Черные драконы поражали своими размерами: громадные, мощные. Но без капли магии. Еще стоит отметить, если в гильдии находились оборотни со слабым зверем, то их изгоняли, а если появлялся такой младенец, то его незамедлительно направляли в приют.

Золотые драконы имели могучего зверя и являлись элитой среди гильдий, так как они обладали сильными магическими дарами, что давало им преимущество перед черными и уравнивало с красными. Драконы из правящей династии имели несколько важных способностей, которые они держали в секрете. В смешанных городках вдали от гильдий золотые драконы выделялись образованностью и умом, занимая высшие руководящие должности.

Третьи, красные драконы, самые хищные, ловкие, жестокие. Грозные охотники, проявлявшие себя только в военном искусстве. Высшие оборотни имели несколько сильных, мощных магических даров. В бою им не было равных, поэтому почти изначально после проклятия красные оборотни стали судьями над всеми гильдиями, независимо от вида.

Гиборги, находясь в боевой трансформации, представляли собой огромных животных, похожих на медведей, но значительно превышали их в массе, силе и размерах. В сущности зверей они имели рост выше трех метров и двигались на двух лапах. В основном жили обособленно в лесах, не подпуская никого к себе.

Мутари походили на огромных носорогов, так же, как и гиборги, имели огромные размеры. Они обитали в скалистых местностях. Для красных кардиналов мутари являлись вечными правонарушителями, что впоследствии привело их к взаимной ненависти. Но судьи за столько столетий не смогли пойти против законов, действуя четко по правилам, а мутари отвечали за нарушения по законам, прекрасно изучив каждое возможное наказание, провоцируя на столкновение.

Поверхность планеты Гильдорг изобиловала горными цепями и лесными массивами. Огромное количество водных ресурсов делало возможным нормальное существование оборотней. Никтроты и ниры выживали благодаря магии. Это был суровый мир для свирепых оборотней, где главенствовали драконы.

Женщина отрешилась от своих дум и положила ребенка в кроватку. Осторожно встала на ноги, чувствуя сильную боль после родов, которую знахарка не убрала, преследуя свои мерзкие цели. Но жаловаться на эту тварь Ниналия и не думала. Давно поняла, что это бесполезно.

Взяв нож и свечу, она села на пол, а потом сделала сильный порез на ноге. Кровь тонкой ярко-красной струйкой стала капать на пол, образуя скопление. Ниналия стала шептать нужные слова, водя по крови свечей, капая парафином в центр, надеясь, что сила родной крови сможет разбить магию.

Сколько сидела, женщина не представляла, свято надеясь, что та, кого она призывает, услышит и придет, несмотря на обиду и боль, что черной полосой прошла между родными сестрами.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям