0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Сбыча мечт, или Принцев много не бывает (эл. книга) » Отрывок из книги «Сбыча мечт, или Принцев много не бывает»

Отрывок из книги «Сбыча мечт, или Принцев много не бывает»

Автор: Котянова Наталия

Исключительными правами на произведение «Сбыча мечт, или Принцев много не бывает (#1)» обладает автор — Котянова Наталия Copyright © Котянова Наталия

 

- Да, и я тебя целую, пока!

Мира нажала на «отбой» и символически плюнула в сторону.

- Ему что, так нравится меня бесить?! Или он по-русски не понимает?? Даже с сотого раза… Вот за что мне такое наказание, а? Мало того, что буду Мартынчук, детей потом точно обезьянами задразнят… Так нет, ему мало, надо ещё и имя извратить!

- Славиик… - явно передразнивая жениха, с придыханием протянула девушка.

- Игорешаа… - ещё более томно отозвалась она самой себе. Тьфу! Парочка мартышек-имбецилов, вот кто они такие.

Вообще-то своего жениха она не то, что любит без памяти, но относится вполне себе тепло, иначе смысл соглашаться на замуж? Конечно, ей уже почти двадцать восемь, и других кандидатов в обозримом пространстве не наблюдается (точнее, жениться не наблюдается, на что-то гораздо менее продолжительное – как всегда, желающих вагон и маленькая тележка). В современном мире это вовсе не повод соглашаться на брак с первым, кто позовёт, намекнёт или, что вероятней, кого сама захомутаешь: очаруешь, раззадоришь, поманишь, потом резко сделаешь вид «не очень-то и хотелось», точнее, я как бы не против, но других ухажёров полно, если зазеваешься, уведут коварные супостаты твоё единственное в жизни счастье…

Игореша купился – и попался. Он вообще был парнем бесхитростным и многое принимал за чистую монету. При всём при этом он был совсем не тупой, напротив, вполне успешно работал один-эс программистом в крупной компании, где имел почётное прозвище Голован. И характер у него хороший, спокойный, без особых претензий, в том числе и к ней, будущей жене. Жизненные планы типичные – за десять  лет выплатить ипотеку по квартире, завести ребёнка, а лучше двух, пока дают маткапитал. Жене работать не возбраняется, заниматься своими делами-увлечениями тоже. Подружек в гости –  пожалуйста, полдня книжки свои глупые (пардон!) читать – да ради Бога, он покупные пельмени очень даже любит. Вот какой ей достанется мужчина – удобный в быту, неконфликтный и покладистый.

И… скучный. Ну, не то, чтоб совсем – развлекать он её честно водит, в кино там, на концерты, один раз они сходили вдвоём на футбол (Мира замёрзла и оглохла), в другой раз на балет (Игорь изо всех сил старался не заснуть). Словом, всё прилично, обычно, всё как у всех. Скучно.

Естественно, самому жениху про Мирины страдания было невдомёк. Единственное, за что она его не уставала отчитывать – как он сознательно коверкает её замечательное имя. Красивое и редкое – Мирослава. С детства все её звали именно Мира, на Славу она не отзывалась принципиально. Но Игореша – он, кстати, сам так предложил его называть, по-дурацки, правда? – несмотря на все её протесты, называл её только Славик. Нежно, с улыбочкой… Но – Славик. Эх, печаль.

В качестве хобби Игорь любил возиться со своим стареньким «Ниссаном», играть в он-лайн преферанс и танчики, слушать какую-то немодную музыку… Ну, и её, Мирославу. И даже первым пунктом. Во всяком случае, было очень на то похоже. Любил как умел – основательно, без лишних страстей, скандалов на почве ревности, без неожиданных подарков, романтических сюрпризов, предсказуемо… и скучно. Уже. Что же лет через пять-десять будет? С ним – вероятно, ничего, а она взвоет не хуже волчицы-оборотня из любимой книжки!

В этом-то и крылась главная проблема. То ли Мирина жизнь была слишком обыкновенной, когда всегда хотелось «буйства красок, половодья чувств», то ли, наоборот, подсев в подростковом возрасте на женское фэнтези, она невольно сравнивала «то» и «это», естественно, не в пользу собственного бытия… Но факт остаётся фактом: пламенная любовь к книгам этого жанра со временем не остыла и даже приобрела угрожающие для её книжного шкафа размеры. Со временем она перешла на электронные книжки и виртуальные библиотеки, фанатично отслеживала новинки любимых авторов и безропотно паслась на платных сайтах, коли добыть вожделенное обходным путём было невозможно. Не сильно затратное хобби. Разве только влияющее на психику – так, слегка. Её мама и подруги, правда, открыто утверждали обратное, но, как говорится, дураки умному не товарищи.

 

Мира вздохнула и пошла ставить чайник. Тут же, на кухне, начала читать новую скачанную книжку – «Попаданка поневоле: Люби, Клара, люби!» Какое нелепое имя у героини… Мирослава была бы определённо лучше.

Она так зачиталась, что чайник уже наполовину выкипел (как обычно). Но на её любимую кружку кипятка вполне хватило. Не глядя достаём из холодильника колбасу и пироженки, из шкафчика хлеб… Ого, ну ничего ж девица отжигает, с места в карьер!

Чередуя бутерброды с пирожными, Мира жадно глотала фантастические приключения вышеназванной Клары и в очередной раз ловила себя на банальной зависти. Вот ей бы так! Развернуться! Всем показать! И дракону по мордасам, и принца дроу отшить – так элегантно, что и не придерёшься, стой-обтекай, и… ой, а вот и Он! Ну точно, Он – раз объявился могущественный злодей, который бедную девушку, ещё не видя, уже люто ненавидит и мечтает сдать в свою же «поликлинику» на опыты, значит, стопудняк в неё влюбится. Будет страдать – сначала молча, и исподтишка делать ей всякие гадости, но такие, несерьёзные, конечно, других женихов там мочить и всё такое, а потом всё равно похитит. И будет дикий скандал, а потом не менее дикий… Эх.

Чайник всё же пришлось ставить во второй раз – от невольных переживаний за эту дуру даже в горле пересохло. Ну, кто ж так… Вот же… Оо, странно, оказывается, так и надо было, высказать этому гаду всё в лицо и смыться. Интересно, почему он сразу её не догнал? Долго доходило? А, нет, так же неинтересно будет, если он её быстро завоюет, тут ещё целых двести страниц осталось…

Кто-кто ей там колечко подарил? Нифига себе камешек! Мира невольно покосилась на своё, «помолвочное». Мда, что называется, зацените разницу. Игореша, конечно, не Рокфеллер, но изумрудик явно маловат, а два других – и вовсе фианиты. Разве что с цветом угадал. Мира всегда считала, что у неё зелёные глаза. Красивая стройная зеленоглазая шатенка – это как раз про неё. Ну, если не красивая, то, по меньшей мере, симпатичная. И нос у неё вовсе не пуговкой. И ноги не короткие, а просто она любит каблуки. И грудь не силиконовая, а своя, родная (вот это уж точно). И глаза – не карие, а зе-лё-ны-е. Вот. Она же не виновата, что все кругом дальтоники. Хоть Игорь польстил, зная её «любимую мозоль»… Но размер – маловат, да. Камешка, в смысле.

Конечно, книжку она дочитала до самого конца. Конечно, эта выскочка и хамка Клара – ах, теперь она исключительно Кларитэлла – добилась своего. Врагов чужими руками извела под корень, верных друзей-подруг наградила и переженила, а сама, естественно, выше всех взлетела. Заделалась супругой и повелительницей сердца грозного повелителя непобедимого клана коней-оборотней. Додумалась же авторша! С другой стороны, удобно, и муж, и транспорт, а в постели дикий жеребец в прямом и переносном смысле этого слова… Хотя, на её личный вкус, лучше бы только в переносном. И всё равно – повезло девахе. Пострадала-помучалась самую чутку, так, скорее для виду, а потом только и знала, что бонусы отхватывать. Мира мстительно надеялась, что в финале она будет долго и нудно рожать натурального жеребёнка, но нет, и здесь автор выкрутилась – ребёнок-де обычный, оборачиваться они только с пяти лет начинают. Это они зря!

И тут Мира обнаружила, что плачет. Нет, серьёзно. Не навзрыд, но вполне так качественно, со всхлипами и обиженно кривящимся ртом.

- Я что, совсем дуура?.. Из-за такой фигни расстроилась!.. Аа, точно, у меня же ПМС! – обрадованно хлопнула она себя по лбу. – Значит, всё нормально, это не я, а гормоны, значит, можно! Ыыы…

Слёзы покатились с новой силой.

Как же всё-таки несправедлива жизнь! Кому-то – всё, а кому-то – шиш с хреном. Кому-то (неизвестно за что) – любовь до гроба, а кому-то… Игореша. Ыыы…

Солёная капля прочертила по щеке влажную дорожку, на миг повисла на подбородке и плюхнулась в чашку с недопитым холодным чаем. Едва заметный «бульк!» - и внезапный оглушительный удар грома, да не за окном, а прямо у девушки над ухом. Она испуганно подскочила на месте… И с размаху окунулась в темноту.

 

 

Чашка первая. «Не ходите, девки, замуж…»

 

Придя в себя, Мира обнаружила, что сидит на земле. Не на полу, как ожидалось после падения со стула на собственной кухне… а на земле. Пыльной, со следами лошадиных копыт и отнюдь не машинных колёс.

- И что за?..

Девушка озадаченно покрутила головой, кое-как встала, с силой отряхнула подол платья и, поразмыслив, пришла к выводу, что ей нужно куда-то пойти. Куда именно и зачем – она и сама пока не знала, но не торчать же век на одном месте! Вариантов направления было несколько, но один сразу показался ей предпочтительней остальных, методом от противного. В лес – не хочу, в поле – не хочу, что я там забыла. Остаётся непосредственно дорога. Налево или направо? Налево идти как-то пошло, да и очнулась она сидя лицом в противоположную сторону. К тому же, присмотревшись, Мира нашла ещё одну подсказку: чёткие отпечатки лошадиных подков все как один вели именно направо. Стало быть, туда все и едут. Стало быть, там намечается что-то интересное, например, в близлежащем городе устраивают всеобщий праздник или ярмарку. Почему ей пришла в голову именно такая ассоциация, девушка задумываться не стала. Раз все едут в одну сторону, то и ей туда надо, незачем от коллектива отрываться…

 

Она размеренно шагала около получаса, когда за спиной послышался отчётливый стук копыт. Обернувшись, Мира сначала увидела только поднятую конниками дорожную пыль, но вскоре уже смогла в подробностях разглядеть небольшой вооружённый отряд. Около десятка облачённых в лёгкие кожаные доспехи мужчин. Кстати сказать, красивых мужчин. Особенно хорош был смуглый темноволосый командир на рослом гнедом жеребце – он первый осадил его рядом с девушкой; остальные послушно остановились чуть поодаль.

Мужчина изящно соскочил на землю и вежливо наклонил голову в знак приветствия. Мира смущённо улыбнулась и на полном автомате изобразила лёгкий реверанс.

- Могу я спросить о причине столь вопиющего зрелища, о прекрасная шери?

Девушка непонимающе захлопала ресницами и покосилась на собственный подол. Ну, немного запылённый, но не рваный на самом неприличном месте… Что же он имеет в виду? Может, у неё лицо испачкалось или, не приведи Луна, вскочил на лбу огромный прыщик?! А у неё ни зеркала с собой, ни даже лужи на дороге самой завалящей – дождей целый месяц не было… Так не хочется выглядеть в глазах этого красавца ещё и дурой, но делать нечего – придётся задать встречный вопрос.

- Что вы подразумеваете под этим нелестным эпитетом, благородный шер? – (мелькнула мысль – что за странное обращение, в каком государстве оно принято? мелькнула и пропала.) – Сдаётся мне, вы хотите оскорбить одинокую беззащитную девушку!

Кажется, прозвучало чересчур кокетливо. Почему-то она его не боялась, ну вот совершенно. И остальных тоже. Вроде бы надо – пустынная дорога, десять мужиков и одна она… Классика жанра! Сейчас бы бочком-бочком к кустам на обочине, нырь в самую гущу и поминай как звали. А вот не тянет, ей и тут хорошо. Мужчины все как один приличные, это сразу видно. Никаких чересчур пристальных взглядов, похабных усмешек, подмигивания и выпяченных грудей, она исподтишка проверила. А командир и вовсе при виде неё сдержанно расцвёл.

- О, простите, никоим образом не хотел вас обидеть! – повинился он. – Я просто чрезвычайно удивился – такая очаровательная девушка, и совсем одна. Где ваши сопровождающие? Что с вами произошло? Могу я чем-то помочь? Невир Дэльго, к вашим услугам, - вновь поклонился мужчина.

- Благодарю, ваше предложение очень кстати. Дело в том, что я… Ой. – улыбку сменило испуганное выражение, встревожившее собеседника. Он на всякий случай бдительно оглянулся по сторонам и снова сосредоточил внимание на девушке. – Я… не помню.

- Чего именно?

- Ничего!!

Это было сокрушительное открытие. Вроде шла себе да шла, думала о чём-то, а потом раз! – и в голове полный вакуум. Кто она, откуда, куда и зачем тащится одна-одинёшенька по такой жаре?!

- А имя? Своё имя вы помните?

- Мира! Ой, точно, Мира. И… это, кажется, всё. То есть совсем всё.

Почему-то показалось, что задумчивый командир посчитает её наглой вруньей, сядет на коня и отвалит вместе со своим отрядом. Но в следующий миг его лицо озарила такая лучезарная улыбка, что у склерозницы поневоле заслезились глаза.

- Я думаю, вернее, абсолютно уверен, что смогу вам помочь, - Невир взял её за руку и осторожно-ободрительно погладил пальцы. – Вероятно, с вами произошла какая-то неприятность, в результате которой вы временно лишились памяти и отстали от своих родных. Думаю также, что вы направляетесь в замок нашего сюзерена, графа Блодерхаста.

- В замок? А зачем? – удивилась Мира. Что она там забыла? Вернее, кто её там ждёт – не дождётся? Угу, не иначе сам хозяин, как его там… Фамилия ещё хуже, чем Мартынчук. …И при чём здесь какой-то Мартынчук?

- Разумеется, чтобы принять участие в традиционных смотринах.

Видя её искреннее недоумение, мужчина рассмеялся и решительно взял её под локоток.

- Позвольте, я расскажу по дороге. Нам необходимо продолжить путь, чтобы успеть к началу праздника.

- Спасибо вам, шер, - снова разулыбалась девушка и без малейшего страха взлетела в его руках на высоченного жеребца.

 

Путь до замка занял часа полтора. Дорогой Невир любезно просветил спутницу относительно предстоящего действа. Оно обещало быть воистину грандиозным. Согласно древней традиции, попытать счастья стать графиней могла любая местная жительница, независимо от происхождения (вау, демократия!), возраста и даже (обалдеть!) семейного положения. То есть, получается, надоел тебе собственный супруг – идёшь на смотрины, вдруг да сиятельный обратит на тебя внимание, и тогда не успеешь оглянуться – развод, девичья фамилия, и вот уже бывший муженёк льёт крокодиловы слёзы, сосланный новой хозяйкой нужники чистить? Круто!

Итак, в объявленный день всё более-менее молодое и красивое женское население графства в сопровождении старших родственников заполняет замковую площадь. Само собой, потенциальные невесты являются в своих лучших платьях, так что зрелище получается чрезвычайно эффектное. Граф со своим эскортом торжественно выходит из замка навстречу будущей избраннице и находит её, единственную и желанную до конца дней, находит всегда – потому что его приводит к ней сама Судьба. Тут же делается публичное объявление, семья невесты получает что-то вроде откупа за «утрату» дочери, немалые деньги, кстати говоря; остальные утешаются бесплатным угощением и традиционными забавами – выступлениями артистов и песенников, шуточными состязаниями, куриными бегами и прочим. В это же время граф с невестой удаляются в замок, и уже вечером совершается свадебный обряд. Вот такие в графском роду нетерпеливые мужчины!

При упоминании халявной кормёжки Мира порядком оживилась, но потом ещё раз критически оглядела своё платье и снова приуныла. Угу, все девицы явятся разряженными, как новогодние ёлки, одна она будет выглядеть форменной оборванкой. Нет, платье у неё довольно сносное, и даже пыль на подоле не особо видна – по причине того, что оно с ней одного цвета! Уныло-серое, длинное и какое-то обвислое, а вырез вообще никакой, её замечательная грудь в нём вот ни на столечко не видна… У графа нет никаких шансов разглядеть её потенциальную красоту в этом убожестве. А тем более ум и чудесный характер. Ну просто безнадёга точка ру!

Невир заметил, что его спутница погрустнела, осторожно расспросил о причине и галантно уверил в том, что готов поставить недельное жалованье на то, что шер Вальмон выберет именно её, ведь даже в таком платье она невообразимо прекрасна!

Мира почувствовала себя польщённой. И тут же находчиво предложила встречное пари. А что, пусть отвечает за базар! Не выберет её граф – тогда хоть денежка какая-никакая появится (бесплатно угощают явно не каждый белый день), а если (ну, вдруг, помечтать-то можно!) выберет – так пусть Невир с её жениха и спрашивает, для него это уж точно невеликая потеря.

Вопреки опасениям, мужчина не рассердился на то, что его поймали на слове, и охотно поддержал предложенное пари.

- Буду считать, что денежки уже у меня в кармане! – по-свойски подмигнул он. – Выпью на них за ваше здоровье… Нет, лучше – за счастье. И наше всеобщее процветание благодаря вам!

- Что ж, любезный шер, когда я стану графиней, постараюсь не забыть о вашей благородной помощи, - манерно пропищала Мира, и они дружно рассмеялись.

Ах, если бы граф был на внешность не хуже своего дружинника! Интересно, кстати, как сокращается его имя? Вальмон – это Валя или всё же Моня? Обе версии какие-то корявенькие, ну ничего, может, существует какой-нибудь третий вариант. Или она сама его придумает.

 

Замок оказался прямо-таки монументальным! Ров, мост на цепях, высоченная зубчатая стена – всё, как и положено в наше неспокойное время. За стеной – огромная площадь, примерно наполовину запруженная народом. А за площадью, на небольшом естественном возвышении мощный замок из чёрного камня. Мрачноватый, это да, но по-своему красивый. Наверняка какая-нибудь местная историческая ценность, памятник какой-то там архитектуры, слегка перестроенный для комфортного проживания теперешних владельцев. Невир рассказал, что на данный момент семья графа – это он сам, его старшая сестра с мужем и дочерью, младшая незамужняя сестра, дядя с тётей по материнской линии и дядя по отцовской. Самих родителей, к сожалению, уже нет в живых. (Мира последнему факту только порадовалась, при одном слове «свекровь» её интуитивно бросало в дрожь.)

Они почти опоздали! Её спутник, привстав в стременах, вгляделся в толпу и недвусмысленно заявил «граф подходит к концу строя». И тут же, бросив поводья, соскочил на землю и потянул девушку за собой. Ей, конечно, сказочно повезло, что она скорешилась со «своим» человеком – поскольку смотрины уже вовсю шли, и будущий жених методично шерстил взволнованную толпу претенденток на его сердце, титул и прочее, протолкаться к нему без помощи Невира было бы совершенно нереально. Он же решительным шагом преодолел неспокойное море «болельщиков», лишь изредка восклицая «дорогу, уважаемые, дорогу!» Люди мгновенно расступались и с любопытством глазели им вслед. По Мириным наблюдениям, с прямо-таки неприличным любопытством. Язык им, что ли, показать? Наверное, думают, что она из блатных, раз её сам начальник дружины сопровождает. Точнее, тащит на буксире. Ну и пусть думают, в конце концов, нечего раньше времени завидовать, может, граф её вообще не заметит. Скользнёт мимолётным взглядом и пойдёт себе дальше. Хоть вон к той необъятной рыжей девахе в тесном платье. Или к этой длинноносой блондинке. А может, и вовсе к высоченной немолодой тётке в смешном чепчике. Кто знает, какие у него вкусы…

 

Успели!

Граф – высокий стройный мужчина, одетый в роскошный белый с серебром костюм (других подробностей Мира разглядеть не успела) – как раз неторопливо приблизился к левому флангу длинной, в половину площади, шеренги невест и уже разворачивался, когда из стоящей позади них толпы с облегчённым «ффу» вывалился неприкрыто сияющий шер Дэльго с неизвестной, отвратительно одетой девицей. И сразу же выпихнул её вперёд, пред ясные очи начальства.

- Ваше сиятельство, разрешите доложить!

Мира запоздало испугалась и смутилась от всеобщего внимания и сосредоточила взгляд на своих запылённых «балетках». Сейчас бы сюда любимые сиреневые босоножки на шпильках! И юбку повыше! И… Угу, размечталась, ворона.

- Наконец-то, Невир, - а голос у графа оказался очень даже приятный. Негромкий, словно бы с ленцой… Сексуальный. – Как прошёл рейд, сколько нынче уклонисток?

- Ни одной! – радостно отрапортовал командир. – Всё чисто.

- А это тогда что такое?

Наверняка на неё показывает…

- А это, - театральная пауза. – Очаровательная девушка по имени Мира, которая брела по дороге одна-одинёшенька, и которая абсолютно ничего о себе не помнит, кроме имени.

- Амнезия? – удивился шер Вальмон. – Я что-то читал об этом. Ты уверен?..

- Во всяком случае, очень похоже. Или она просто не местная, - так же жизнерадостно предположил дружинник.

- Ах, вот как… - вкрадчивое мурлыкающее бормотание раздалось над самым ухом, и в следующую секунду тонкие сильные пальцы жёстко взялись за Мирин подбородок и потянули его вверх. – Необходимо взглянуть на это чудо…

Ой.

Глаза девушки поневоле расширились, а сердечко пойманной птицей забилось, затрепетало в груди. И вовсе не страх был тому причиной. Может, она случайно заснула, прямо стоя, и ей всё это снится? Потому что в реальном мире просто не может существовать настолько красивый мужчина. Нет, не так - потрясающе-бесподобно-неимоверно-обадленно красивый мужчина! Куда до него «любимым мачо» из коллекции слюнопускательных картинок в стиле фэнтези и фоток известных киноактёров! Этот экземпляр на порядок круче! Притом живьём и так близко.

Совершенные черты лица, глубокие тёмные глаза, густые блестящие волосы цвета воронова крыла забраны в низкий хвост. Бледно-розовые чувственные губы нежно улыбаются… Ей?!

- Мира... Волшебное имя для несравненной девушки. Счастлив видеть вас, прекраснейшая шери!

И вот как во сне её рука безвольно поднимается навстречу прохладным губам графа. Их мишенью становится тыльная сторона кисти, потом запястье и в довершение всего – каждый напряжённо подрагивающий пальчик. У Миры внутри всё перевернулось. Ватные ноги, замутнённый взгляд, пересохшие губы – приходится то и дело облизывать их. Эти действия не остаются незамеченными. Улыбка мужчины становится шире, он с довольным видом кивает стоящему рядом Невиру.

- Двести стахинов за отличную работу!

- И везение, - со смешком добавляет тот. – С вашего позволения, и недельное жалование в придачу. Мира, видите, что я вам говорил? Я был уверен, что вы не останетесь незамеченной.

- Вы хотите сказать… я выиграла пари? – вытаращила глаза девушка.

- Именно так.

- И что за пари? – поинтересовался граф. – Хотя, кажется, знаю – этот проныра Дэльго никогда своего не упустит! Что ж, согласен, добавлю. А теперь, если позволите…

Хватка у него оказалась стальная. Неужели боится, что «несравненная» окажется такой дурой, что попытается задать стрекача? Нет уж, у неё ещё все дома! Ну, по крайней мере, большинство.

Между тем шер Вальмон отконвоировал растерянную избранницу до небольшого возвышения в центре площади, развернул лицом к зрителями и обратился к ним с подобающей случаю речью. Типа, не серчайте, почтенные, что не выбрал ни одну из ваших, несомненно, достойных дочерей, но сердцу не прикажешь. В него запала именно она – девушка с чужеземным именем Мира. Будущая графиня Мира Блодерхаст.

(«Теперь детей обезьянами точно не задразнят, - ни к селу ни к городу подумала новоявленная невеста. – Хотя особо ушлые могут сочинить что-то вроде «наш графинчик Блодерхаст невоспитан и блохаст!» Ха, пусть только попробуют, враз языки укорочу, я им хозяйка или где!»)

Наверное, она ещё просто до конца не поверила, что всё это происходит на самом деле. И прохладная рука красавца графа на её плече, и перспектива сделаться его женой уже сегодня вечером, а ночь провести в его объятиях (ой, мамочки, только бы не покраснеть при всём честном народе!) Кстати, несмотря на несколько невменяемое состояние, Мира всё же заметила, что последний – то бишь честной народ, вопреки ожиданиям, пялится на неё весьма благожелательно. И даже отвергнутые невесты. Стоят, сияют, как будто они её лучшие подружки и искренне желают ей с Монечкой счастья. Когда тот закончил свою речь, площадь огласили радостные вопли и оглушительные аплодисменты. Невероятно добросердечные люди!

Под нестройное, но душевное хоровое пение здравицы новоиспечённые жених и невеста неспешно направились к замку. Мира то и дело оборачивалась и махала будущим вассалам рукой. Было очень приятно, что они не освистали неизвестную выскочку, а наоборот, радовались за неё, обнимались и едва не плакали от умиления. Сейчас на площади начнутся народные гуляния с развлечениями и бесплатной едой, ну да ничего, уж ей-то точно нечему завидовать. Торжественный свадебный банкет, по идее, состоится сразу после свадьбы, но перед ней голодную невесту наверняка покормят. Спросить об этом графа девушка пока не решалась и вообще чувствовала себя с ним довольно скованно. Ничего, утешала она себя, это всё с непривычки, скоро пройдёт. Ночью уж точно – не будет же она в присутствии такого красавчика изображать из себя спиленное дерево!

 

В относительно комфортном молчании они подошли к парадному входу. Из гостеприимно распахнутых дверей вынырнул невысокий мужчина в пенсне, по виду – типичный секретарь, низко поклонился и вопросительно уставился за спину графа.

- А родственники?.. Кому деньги отдавать?

- Моя невеста на данный момент круглая сирота, - с нежностью произнёс Вальмон. – Так что отдашь Дэльго, он привёл. Возможно, кто-то успел разглядеть её вблизи, и тогда родня сама объявится, позже, в таком случае к этому вопросу мы ещё вернёмся. А пока свободен.

- Ты хотела бы вспомнить свою семью, дорогая? – ласково обратился он к Мире после ухода секретаря.

- О, да!

- Прости, но это не в моей власти. Позволь же в качестве компенсации представить тебе мою семью. Очень скоро она станет и твоей тоже. Искренне надеюсь, что вы все полюбите друг друга, так же, как я полюбил тебя, моя прекрасная судьба…

Мире невольно захотелось свалиться в счастливый обморок. Эх, не время!

 

Домочадцы графа поджидали их прямо в холле. Огромное гулкое помещение, отделанное разноцветной мозаикой, скользкий мраморный пол – хоть бы не навернуться у всех на глазах! Жених словно догадался о её мыслях и крепче сжал локоток, не переставая нежно улыбаться.

- Итак, знакомьтесь – моя невеста Мира. Дорогая, а это…

Он по очереди назвал имена своих родственников, которые собрались здесь в полном составе и разглядывали её с ленивым интересом, но без всякой враждебности. Обе сестры графа оказались писаными красавицами – статные, белокожие и темноволосые, как и он сам. В улыбке младшей сквозила снисходительная насмешка, старшая казалась совершенно невозмутимой. Её муж – слегка полноватый блондин, вежливо, но безучастно приложился к руке будущей невестки. Дяди-тёти держались ещё более надменно и лишь кивнули в ответ на её почтительный реверанс. Живое любопытство Мира вызвала лишь у графской племянницы, девочки лет двенадцати на вид. Хорошенькая и подвижная, она явно пошла в материнскую родню, только глаза светлые, как у отца – красивое сочетание. Девочка неприкрыто улыбалась Мире и даже украдкой подмигнула. Отлично, с неё-то и начнём наводить мосты! Мира широко улыбнулась в ответ и взглядом показала, что восхищена её платьем. Как раз перед этим она заметила стайку служанок, замерших у дальней стены, и ожидаемо убедилась, что они и то одеты лучше неё.

- Дорогая, сейчас тебя проводят в твои покои и помогут привести себя в порядок. Обед подадут прямо в комнаты. Я же пока подготовлю всё необходимое для свадебного ритуала. Я приду за тобой на закате. Надеюсь, к этому времени ты будешь полностью готова.

- Дядя Валь, а можно я пойду с Мирой? – попросила девочка. – Ей там одной будет скучно, мы бы поболтали…

- Ариэлла! – строго начала её мать, но шер Вальмон остановил её взмахом руки.

- Хорошо, иди, если Мира не возражает. Но, Ари, не забывай о том, как ты должна себя вести, - назидательно подчеркнул он. Типичный дядя.

- Разумеется. Благодарю, - девочка нарочито скромно сложила ручки и присела в реверансе.

Шер Вальмон улыбнулся, глядя на неё. Сразу видно, любит. Значит, тем более полюбит и своих собственных детей. Над появлением которых они поработают уже сегодня ночью… Ух, волнительно! До жути!

По его знаку служанки приблизились и почтительно присели. Граф поручил им свою невесту и в сопровождении родственников направился в одну сторону, а Мира и Ари – в другую.

 

Дорогой добровольная провожатая рассказывала будущей родственнице о замке, его архитекторах-дизайнерах и, конечно же, о прежних владельцах. Было видно, что учитель истории у неё человек знающий, а может, и сама девочка искренне интересуется своими корнями. Похвально!

Мире почти нечего было рассказать ей в ответ. Уже на месте (предоставленные ей покои оказались аж четырёхкомнатными и были обставлены с невероятной роскошью) девушка поведала новой подружке свою коротенькую историю, чем вызвала неподдельное сочувствие.

- Тогда всё понятно, почему ты такая спокойная, - качая головой, вздохнула она. – Бедненькая.

- Ну, я надеюсь в скором времени всё вспомнить, - оптимистично заверила Мира. – И тогда расскажу тебе целую кучу историй – и про детство, и про родителей, и про Славика…

- А что такое «славик»? – удивилась Ари.

- Ээ… Не знаю, - ещё больше удивилась Мира. – Но я это точно не любила.

- Значит, это такая невкусная еда, - постановила девочка. – Я, например, ненавижу овсянку. Только не говори, что в ней много витаминов, это я и так знаю… Но вкуснее она от этого не становится.

- Согласна! Ой, давай не будем про еду, я так есть хочу, - призналась девушка.

- Это надо срочно исправить! Ты тогда иди купайся, а я распоряжусь насчёт обеда, - решила Ари и кивнула выглянувшей из ванной служанке. – Она вроде не грязная, за час управитесь? Я пока схожу на кухню, узнаю, что сегодня самое вкусное. Выйдешь – и сразу поешь.

- Спасибо!!

- Да не за что, - отмахнулась та. – Хоть порадую тебя напоследок… в смысле, перед свадьбой, потом уж не до еды будет…

И выскочила за дверь. А Мира отдала себя в умелые руки служанок. Каайф!

 

Из ванной будущая графиня выбралась умиротворённая и почти счастливая. До полного счастья не хватало сущего пустяка. Если бы сейчас кто-нибудь задал сакраментальный вопрос, что она предпочтёт – обед или красавца графа в мужья, Мира без колебаний выбрала бы первое! Потом бы, конечно, пожалела… Но не раньше, чем съела бы все имеющиеся в наличии соблазнительные блюда. Или хотя бы не понадкусывала.

- Ари, ты моя спасительница!

Девочка с каким-то взрослым умилением наблюдала за голодной гостьей, в свою очередь с явной неохотой ковыряя воздушное пирожное.

- Я уже наелась, на кухне. Надо же было всё попробовать, чтоб не притащили тебе какую-нибудь гадость!

- Ты что, всё очень вкусное! Вот только мяса почему-то совсем нет… - загрустила Мира. Пирожные-салатики, конечно, безумно аппетитные, но в данный момент хочется чего-то посущественней. – Вы случайно не вегетарианцы?

- Кто? А, нет, конечно. Мясо мы любим, просто тебе его сейчас нельзя, от него кровь портится…

- Что? Кто тебе сказал такую глупость? – удивилась девушка.

Ари явно стушевалась.

- Ну… Взрослые, конечно. Оно тяжёлое и вредное. Иногда. Вот.

- Вообще-то, насколько я знаю, для кровеносных сосудов вредно как раз сладкое, от него холестерин повышается, - на автомате выдала Мира. – И ещё алкоголь. Врачи у вас какие-то с приветом…

- Ой, а что это у тебя на шее? Можно посмотреть? – вскакивая, оживлённо затараторила Ари. – Никогда не видела такой необычной подвески!

- Ах, это… Да так, ничего интересного, - Мира подняла повыше овальный золотой кулон с гравировкой. – Знак Зодиака, Водолей. Потому что я родилась в феврале. А вот какого числа… Нет, пока не помню.

- Ой, Мира, а у меня день рождения тоже в феврале, девятого!

- Значит, можно мой вместе с твоим отмечать, за компанию, - предложила Мира. – Вдруг да я так и не вспомню, когда точно.

- Да… Было бы здорово…

Девочка заметно погрустнела, и Мира по наитию сняла с шеи цепочку с кулоном и вложила в её ладонь.

- Вот, пусть будет тебе заранее подарок. Раз мы обе Водолеи.

- Но…

- Извини, на фоне ваших фамильных украшений это, конечно, выглядит убого… Но у меня больше ничего нет. Видишь, даже серёжки не ношу. И кольца. Хотя нет, помню, одно колечко у меня было, с зелёным камнем… Потерялось, наверное.

- Жалко. Тебе как раз зелёное хорошо, под цвет глаз… Спасибо тебе, Мира. Мне очень понравилась твоя цепочка. Я её буду носить и тебя вспоминать. Вот прямо сейчас и надену… О, идея! Никуда не уходи!

Будущая племянница сорвалась с места и вновь исчезла за дверью. Вернулась минут через десять, довольная, и торжественно вручила ответный подарок – кольцо с большим красивым изумрудом. Ничего себе!

- Бери-бери, не думай! Это не мамино, а моё, из бабушкиного наследства. У меня этих колец две большие шкатулки, да и зелёный я не очень люблю, мне больше голубые и жёлтые камни нравятся. А тебе как раз подойдёт.

Мира не устояла и примерила кольцо. Раз бабушкино – точно налезет. Наоборот, кажется, великовато… Каково же было её изумление, когда прямо на глазах перстенёк плавно уменьшился в объёме и стал ровно впору!

- Ой, у тебя глаза как у моей няньки, которая увидела в тарелке мышиный хвост, - хихикнула Ари. – Это же наша родовая магия. Она у нас такая, сильная. Дядя Валь тебе скоро брачный браслет наденет, так он тоже уменьшится…

- Кстати, я со своей отшибленной памятью не знаю, как вести себя на свадьбе, чтобы не опозориться, - озадачилась Мира. – Вдруг скажу или сделаю что-то не то, гости меня обсмеют, а твой дядя рассердится.

- Не рассердится, - вздохнула девочка. – И гостей там никаких не будет. Ритуал – он только для двоих.

- А потом?

- А потом… Он тебе сам расскажет, ладно? Ох, я совсем забыла, у меня же ещё один подарочек есть!

С видом заговорщицы она подняла крышку с большого круглого блюда, и Мира чуть не взвизгнула от радости.

- Мяско! Ура!

- Выпросила на кухне, сказала – для себя. Ешь давай, пока служанки не пришли убирать.

Такому «подарку» Мира обрадовалась едва ли не больше, чем кольцу с изумрудом, и с энтузиазмом набросилась на тающую во рту свинину.

- Спасибо тебе, Ари, ты такая добрая! Так здорово, что мы с тобой подружились! – искренне сказала девушка, покончив с едой.

- Да. Я тоже всегда мечтала о подружке. Тётя со мной почти не общается, говорит – с ребёнком неинтересно… У неё только женихи на уме.

- Зато мне с тобой очень интересно. Так что будешь дружить со мной, договорились?

Ариэлла медленно кивнула, потом порывисто обняла её и вдруг без объяснений выбежала за дверь. Мира заподозрила, что у неё сейчас снова глаза, как у той няньки с хвостом…

 

Почти сразу раздался негромкий стук в дверь, и в комнату просочились несколько служанок. Все украдкой бросали на неё недоумевающие взгляды. Ну вот, наверняка решили, что она обидела ребёнка… Может, Ари ещё вернётся?

Как оказалось, настало время снаряжаться к венцу. Её сопроводили в смежную со спальней гардеробную и помогли облачиться в роскошное серебристое платье с глубоким декольте (наконец-то!) и прелестные туфельки на каблучках. Платье село идеально, а вот с обувью немножко промахнулись. Ввиду отсутствия альтернативы Мира благородно решила не устраивать истерику и понадеялась, что натереть ноги она всё же не успеет: служанки обмолвились, что свадебный ритуал состоится прямо в замке.

- Невесты у вас много танцуют?

Этот несложный вопрос привёл девушек в замешательство. Они вразнобой заверили её в том, что никогда раньше не прислуживали на свадьбах и понятия не имеют, что и как там происходит. Смешно, да? Как будто обязательно где-то быть, чтобы всё знать. Сплетничать любят все без исключения – и аристократы, и крестьяне, это жизненная аксиома! Ну да не хотят говорить – и не надо, сама скоро всё узнает. Жених в курсе амнезии, так что на возможные ляпы с её стороны должен смотреть сквозь пальцы. Сам выбрал, сам влюбился, а она вообще ни при чём – шла себе скромно по дороге, никого не трогала, никому не навязывалась…

Служанки ловко соорудили на Мириной голове какую-то сложную, подобающую случаю причёску. О косметике не заикнулись – то ли она у них не в ходу, то ли невеста настолько хороша, что ей не требуются никакие дополнительные ухищрения. Будем считать, второе!

- Так, и где у вас зеркало? Дайте хоть взглянуть, кого вы из меня сделали!

Девушки вторично стушевались.

- А… Так нет зеркал. Во всём замке нет, ни у кого.

- Не поняла. Магия есть, а элементарного зеркала – нет? Что за ерунда! Ну хоть маленькое, карманное… Совсем-совсем нет? А как же я себя увижу? – расстроилась Мира.

- Не волнуйтесь, вы прекрасны! Ваш жених будет в восторге, поверьте!

Бочком-бочком, с поклонами, служанки выскользнули за дверь, оставив её в гордом одиночестве. Вероятно, ненадолго – вон, в окне небо зарозовелось, значит, скоро за ней придёт Монечка и поведёт жениться. В смысле, себя поведёт жениться, а её – замуживаться. Тьфу, в общем, замуж. И будут они вместе жить долго и счастливо, и умрут в один день, и… что там дальше по списку?

 

Долго ждать не пришлось. Вежливый стук в дверь – и в комнату вплыл вооружённый огромным букетом её великолепный жених. Великолепный, но на фоне белоснежных цветов немножко мрачноватый – в чёрном костюме с чёрной рубашкой. Мда, неудачные у них фамильные цвета… Но ему всё к лицу!

Девчонки оказались правы: граф внимательно оглядел её с ног до головы и буквально засиял. С чувством припал к ручке, наговорил кучу комплиментов и вручил свой увесистый букет, вслух заметив, как трогательно каллиры смотрятся на фоне платья невесты, а сама невеста – на его собственном фоне. Дивная гармония!

Угу, а зеркала, как назло, нету…

- Готова, дорогая суженая? Пойдём, время пришло!

 

Он подал Мире руку и торжественно повёл по коридору. Потом по другому коридору. Потом по лестнице вниз. Хорошо так вниз…

Третий коридор был так же широк, как и предыдущие, но не в пример им более тёмный. Редкие факелы на стенах заставляли их тени дрожать и причудливо выгибаться. Вернее… одну тень? Женскую – в платье с кринолином и охапкой цветов в левой руке. Правая, которой Мира опиралась на локоть жениха, вместо того, чтобы сливаться с его тенью, почему-то свободно плыла по воздуху. Какой странный оптический эффект…

- Ну вот, пришли, - удовлетворённо улыбнулся мужчина, останавливаясь в освещённом двумя факелами коридорном тупике.

Мира догадалась, что это вовсе не тупик, а замаскированная каменная дверь в их семейное домашнее святилище. Раз нет ручки, значит, открывается магией. Интересно!

Вальмон и в самом деле прикрыл глаза и что-то скороговоркой забормотал себе под нос, чуть касаясь двери кончиками пальцев.

И тут будущей графине впервые стало конкретно не по себе. Потому что «оптический эффект» при ярком освещении явил себя во всей необъяснимой с научной точки зрения красе. На ровной, словно отполированной поверхности камня чётко, как в зеркале, отражалась сейчас на редкость красивая темноволосая девушка в пышном платье и… всё. Стоявший рядом с ней мужчина не отражался. Вообще. Мира украдкой покрутила рукой – природное зеркало синхронно повторило этот жест. Пошевелила другой рукой – результат тот же. Но сам Вальмон упорно оставался невидимым! Как такое может быть? Какая странная и даже подозрительная особенность. Родовая? Магическая? На нём лежит проклятье? Мира изо всех сил напрягла память, пытаясь сообразить, где она могла читать о подобных вещах. Ведь читала же, точно… Но память на этот раз не пожелала возвращаться, даже в виде мимолётного проблеска. А тут и жених как раз закончил бубнить, и в следующий миг дверь с тихим натужным скрипом начала отодвигаться в сторону.

«Сим-сим открылся, сорок разбойников лыбятся и потирают руки!» - нервно хихикнула про себя девушка. Какие глупости иногда лезут в голову!

Граф ободряюще улыбнулся ей и, перехватив покрепче за локоток, шагнул в открывшийся проём. В следующую минуту дверь также плавно закрылась, но Мира отметила этот факт лишь мельком – так захватило её открывшееся взгляду великолепное зрелище.

Наверное, подспудно она была готова увидеть тесную холодную комнату с низким потолком и неровными каменными стенами. Посреди неё какой-нибудь фамильный венчальный артефакт – всё тот же камень, только размером со стол, перед «лицом» которого они поклянутся в любви до гроба, а он в знак благословления заблестит ярче солнца или обрастёт невиданными цветами (в крайнем случае, сойдёт огненная надпись «да будет так, дети мои!») А что, у кого-то ведь так всё и было, если не в реале, так уж в книжках стопудово! А в книжках всегда правду пишут, это каждому ребёнку известно.

Личная реальность будущей графини оказалось куда грандиознее книжной. Зал огромных размеров – едва ли не с половину площади перед замком. Потолок – так высоко, что Мира даже забоялась настолько запрокидывать голову. Но, главное, зал был… каким-то волшебным, что ли? Как только они вошли, освещённые не пойми чем (точно не факелами) стены засияли всеми цветами радуги, пол засверкал миллионом крошечных искорок, словно кто-то щедро усыпал его кристаллами Сваровски. А в самом центре на небольшом возвышении мелодично зажурчал большой, украшенный скульптурами фонтан.

- Какая красота…

- Нравится? Мне приятно твоё восхищение, дорогая, - Вальмон искренне улыбнулся и, не сдержавшись, поцеловал девушку в щёку. Ну почему не в губы?.. Ладно, успеется. – Наше родовое святилище, к сожалению, очень редко балуют такой неподдельной радостью. Сегодняшний вечер останется в моей памяти и в памяти моей семьи как самый настоящий праздник. И всё благодаря тебе. Пойдём?

- Этот фонтан – и есть ваш фамильный артефакт?

- Не фонтан, а священный Источник. По преданию, он дал начало самой жизни в том месте, где сейчас находится наше графство, и до сих пор поддерживает её. В прямом смысле поддерживает. Одна его капля на целый колодец - и вода в нём становится целебной, вот почему мои подданные практически не болеют. Засухи, неурожаи у нас совершенно невозможны, ведь подземные воды тоже наполнены этой живой водой. Согласно семейной легенде, первый из Блодерхастов родился в водах Источника, вернее, появился из них, уже взрослым. И настолько сильным, что его сразу же признали единоличным хозяином этих мест. Вот так-то, моя милая.

«С серьёзным видом пороть такую чушь – это ещё уметь надо, - уважительно подумала Мира. – Интересно, Монечка считает меня такой наивной или сам во всё это верит?»

- С тех пор прошло много веков. Источник давно превратился в подземное озеро, тщательно оберегаемое нами, и выходит на поверхность только в день женитьбы главы рода. Вернее, в ночь.

- Аа, ясно. Ой, какие обалденные статуи! Ваш скульптор – просто гений! – свернула на менее возвышенную тему девушка. – А ещё он явно сильно неравнодушен к женскому полу. Тут есть хоть одна мужская статуя?

- Не хочу тебя разочаровывать…

- Ну, и зря! Если уж он смог такую прелесть вылепить, надо, чтобы он и тебя увековечил. Ты же такой красивый!

Жених на это сдавленно закашлялся и открестился от «великой чести, и вообще я ненавижу позировать…» Ха, кто говорил, что аристократы поголовно и начисто лишены скромности? Он просто не знаком с Монечкой! Конечно, она его разведёт и на совместный портрет, и на парную статую, если уж он один не хочет, но это дело не спешное, успеется ещё.

- Тебе нравится?

- Да! Сколько их?

- Пока двенадцать.

- Значит, ещё поставят? А, вижу, вон там с дальней стороны ещё куча свободных постаментов. А почему вы их тут поставили, а не наверху? Сюда же даже слуги не могут зайти, не то, что гости… я права?

- К сожалению. Но таков порядок, не мне его нарушать. Я часто прихожу сюда, смотрю на всю эту красоту и отдыхаю душой.

- Один? А мне с тобой можно?

- Конечно, - ласково улыбнулся граф. – Ты тоже будешь любоваться на них сколько пожелаешь…

- Эти девушки совсем как живые, - подойдя к одной из статуй, восхищённо выдохнула Мира. – Кажется, сейчас как спрыгнет с постамента и скажет нам: привет, меня зовут Катя.

- Не Катя, а Чарит, - поправил Вальмон.

- Дурацкое имя. Смотри, это же вылитая Катя! А вон та рыженькая – Злата.

- Стафи.

- Вот эта полноватая – Валентина, а у той ух, какие глаза! Ярко-зелёные, моя несбыточная мечта… Будет Анжеликой!

Мужчина закатил глаза и уже молча вслед за расшалившейся невестой обошёл фонтан.

Мира рассмотрела и нарекла каждую статую, и под конец решила взгромоздиться на свободный постамент – разумеется, с помощью сильных рук своего суженого. К счастью, он не стал обвинять её в ребячестве, наоборот, самолично расправил подол платья и предложил для пущей эффектности держать букет обеими руками. Отошёл подальше оценить композицию и восхищённо зацокал языком.

- Искренне очарован, моя дорогая, - сняв девушку с постамента, Вальмон нежно поцеловал её запястье. – Моя прекрасная Мира… номер тринадцать…

- Что ты сказал?

- Что ты прекрасна, - улыбнулся он. – Но ты и сама это знаешь.

- Я знаю только, что у меня амнезия, - лукаво отозвалась та. – А это значит, что некоторые вещи мне следует напоминать почаще.

- Обещаю, что буду говорить тебе комплименты при каждой нашей встрече!

- Ловлю на слове, - удовлетворённо заявила Мира. – Ну что, будем считать, что с прелюдией покончили. Может, перейдём непосредственно к делу?

- Не терпится поскорее стать графиней? – добродушно поддел жених.

- Не терпится поскорее стребовать с тебя супружеский долг! – решив обнаглеть, честно ответила Мира.

Мужчина в ответ вздохнул и улыбнулся, как ей показалось, несколько натянуто. Она ляпнула что-то не то? По идее, он, наоборот, радоваться должен, что у него будет такая немеркантильная жена.

«Наверное, просто не поверил», - пришла к выводу Мира, в молчании возвращаясь с наречённым «к началу осмотра» - небольшому помосту на ближней к двери стороне фонтана. Он представлял собой прямоугольную платформу из белого камня; на самом краю, слегка выступая внутрь чаши, высился каменный же стол. Ага, всё-таки стол! Тоже белый, но с заметным глазу золотистым мерцанием, он был совершенно пуст, зато снабжён четырьмя характерными продольными выемками. Вальмон объяснил, что в них надо опускать руки по локоть, когда начнётся свадебный ритуал – то есть прямо сейчас. Забрал у неё букет, аккуратно пристроил на постамент ближайшей статуи и первым положил руки надлежащим образом. Мира встала рядом и сделала то же самое. Обряд, наконец, начался!

 

«Весьма специфический обряд, - стараясь не зевнуть, подумала Мира минут через десять. – Ни тебе священника, ни гостей, ни родственников, даже поглазеть толком не на что. А Монечка аж глаза закатил от старания – всё бормочет и подвывает. Хорошо, что я слов не знаю, а то заставил бы «петь» дуэтом…»

Фух, закончил! Приятным классическим образом:

- Я, Вальмон (плюс длинное и временами труднопроизносимое полное имя) Блодерхаст, избрал супругой присутствующую здесь Миру, во славу благоденствия, пока смерть не разлучит нас. Да, дорогая?

- Да!!

- Спасибо, - чуть улыбнулся (уже?) муж и снова уставился на струи фонтана. – Слово сказано! Прими, Животворный, мою священную жертву!

Одновременно с концом фразы произошло целых три события. Два неожиданных и одно, прямо скажем, неожиданно-пугающее.

Мира почувствовала, что её левую кисть на миг сжало, как в тисках, но почти сразу отпустило. Она поскорее выдернула обе руки из желобков и обнаружила на левом запястье широкий золотой браслет, украшенный самоцветами. Вместо кольца, надо полагать? Красивый «наручник», хоть и тяжёлый, зараза. А камни так смешно на него нашлёпаны, что кажется, будто составляют число тринадцать…

Внезапно стало очень тихо. Подняв глаза, Мира увидела, что фонтан, то бишь Источник, с тихим прощальным всплеском «выключился» - вероятно, снова ушёл в свою подземную «норку». Но не до конца – вода в чаше фонтана осталась, совершенно прозрачная и совершенно неподвижная. Изнутри чаша была выложена замысловатыми цветными узорами. Мира невольно залюбовалась ими и запоздало вспомнила про оставленного без внимания жениха. Обидится ещё, чего доброго!

Повернулась. Хорошая новость – не обиделся. Плохая новость – ЭТО ВООБЩЕ КТО???!!!

Она точно сейчас не спит, ничего не пила и не билась головой – почему же вместо идеального красавца Монечки видит прямо перед собой… «это»?! «Это» щеголяло в чёрном свадебном костюме и даже отдалённо напоминало её новоиспечённого мужа – но именно что отдалённо. Неестественно белое, словно заштукатуренное лицо с хищным крючковатым носом, откровенно красными глазами, красными же бровями и ресницами, даже роскошные длинные волосы заметно отливают в бордовину. Но главное – его чувственный рот щерился огроменными, острыми даже на вид клыками!

- Ммм…Моня? – пискнула перепуганная девушка.

- Зови меня как угодно, дорогая, - привычными мурлыкающим голосом ответило чудовище. – Любой твой каприз исполню. Последний каприз… Моя обожаемая супруга…

- Нне подходи!

- Как прикажешь, - слегка поклонилось «это», ненавязчиво перекрывая собой выход с площадки. – Поверь, дорогая, мне жаль, на этот раз искренне жаль, что всё так получилось. В смысле, что у нас с тобой впереди так мало времени. Я готов дать тебе его – скажем, на целых полчаса больше, чем всем прочим. Потому что с ними в этом не было ни малейшего смысла. Они знали, на что шли, и стояли здесь все как одна - трясущиеся, унылые в своём страхе жертвенные коровы.

- Ккакие ккоровы?

- Ну, невесты. Вот эти, - он небрежно махнул рукой на скульптуры. – Неужели ты всё ещё ничего не поняла, моя наивная прелесть?

Мира застонала и мысленно помянула нечто белое и пушистое.

Теперь поняла!

 

- Ты - вампир?!

Откуда ей вдруг вспомнилось это слово? Впрочем, какая разница!

- Фи, конечно же, нет, - поморщился муж. – Не думал, что ты у меня такая пошлячка. Нет, золотко, я не какой-то там примитивный вампир. Я – блоддер!

- Кто??

- Блоддер. Любопытно, из какого же далёкого далека ты взялась, что не знаешь таких очевидных вещей? Блодерхасты, Блоддуры, Блодхрены – наши родовые фамилии говорят сами за себя. («Да уж, - невольно подумала Мира. – Блохуны, дураки и хрены лысые – несомненно, звучит...») Мы – исторически привилегированная, могущественная раса. Не жалкие кровососы, зависимые от своей еженедельной «дозы», боящиеся солнца…

- Но ты тоже не отражаешься в зеркале!!

- И что? Это так, рудимент. Зато я обожаю баранину с чесночным соусом.

- А осиновый кол и серебряные пули?

- Не знаю, не пробовал, - ухмыльнулся во все клыки Вальмон. – Мы, блоддеры, во много раз сильнее, выносливее и умнее обычных людей. Вас, моя дорогая. Вас, слабеньких, ничем не примечательных, короткоживущих существ. В своей массе вы хороши лишь одним. Догадаешься, чем именно?

- Значит, кровь вы всё-таки пьёте, - скривилась Мира. – А гонору-то…

- Пьём. Но не для удовольствия, как ты можешь подумать. А для дела. Для жизни – причём, заметь, в первую очередь не своей. Нам вполне хватает обычной белковой пищи. Кровь в среднем требуется не чаще раза в месяц, по стакану. Всего! С таким количеством слуг их здоровью не угрожает ровным счётом ничего.

- А я?! Что насчёт меня?

- Это совершенно особый случай. Твоя кровь нужна не мне, а Источнику. Видишь ли, дорогая, за всё в этом мире надо платить. Жители моего графства, впрочем, как и остальных, прекрасно это понимают и готовы терпеть некоторые неудобства. Если хочешь, можно пафосно назвать это жертвой, но заметь – жертвой единичной. Кровь одной-единственной женщины раз в несколько лет – и Источник снова напоен и продолжает щедро источать свои животворящие воды жителям ВСЕГО графства. Я уже упоминал, что у нас почти не знают болезней, люди живут в своей массе весьма небедно и каждый день искренне возносят хвалу Источнику и нам, его охранителям. Мы забираем всего одну жизнь ради многих, многих жизней – это ли не есть всеобщее благо? Подданные любят меня, как любили моего отца, и добровольно, а то и с охотой, привозят на очередные смотрины своих жён и дочерей.

- Да? А чего же они так радовались, когда ты выбрал меня?

- А ты бы на их месте огорчилась? Возможно, муж какой-нибудь склочной женщины и остался недоволен, что придётся везти её назад, но большинство, как обычно, втайне надеялись, что честь номинально породниться с графом выпадет кому-нибудь другому. Хотя, заметь, семье невесты всегда выплачивается компенсация, и чем её положение выше, тем больше её размер.

- А по какому принципу ты выбираешь жертву… то есть жену? По красоте?

- Красота идёт в качестве приятного бонуса лично для меня. Я, знаешь ли, эстет, любитель искусства во всех её проявлениях. Но по большей части я потакаю вкусам самого Источника. Ещё мой отец заметил, что он охотней всего принимает сладкую кровь. Ты, человек, не поймёшь, но любой блоддер по запаху легко определит, подходит ли кровь данного человека в жертву, или нет. Сегодня всё сложилось на редкость удачно. Своим появлением ты сохранила жизнь моей подданной, и этим заслужила всеобщую благодарность. Не удивлюсь, если в твою честь насочиняют хвалебных песен, у нас так принято. Ты мне невероятно понравилась с эстетической точки зрения. А уж когда я почувствовал запах твоей крови… Ты очень, очень сладкая, моя Мира. Источник будет в восторге. Даже теперь, когда от тебя так неизящно разит свининой – не иначе тебя пожалела моя добрая племянница. Она ещё не вполне понимает важность этого ритуала. Впрочем, оттенок вкуса не так уж и важен, мясо у нас и в сладком соусе готовят.

- Обалдеть, мне так лестно! («Ах, ты, повар хренов! Клыки тебе вырвать и в ж… одно место засунуть!») Монь, а последнее желание можно, или у вас так не принято?

Вамп… тьфу, блоддер неопределённо пожал плечами.

- Если это не займёт много времени. Источник может рассердиться за долгое ожидание.

- Это ненадолго! Ну, точнее, как пойдёт, это в основном зависит от мужчины.

- И чего же ты хочешь? – заинтересовался Вальмон.

- Тебя! Один разок! Чтобы было о чём вспомнить на том свете… - выпалила Мира.

Конечно, в этом желании была изрядная доля лукавства. Если она и хотела «своего Монечку», то это было ровно до момента его превращения в красноглазое безобразие. С его слов, блоддеры были куда сильнее людей, но даже будь он среднестатистическим мужиком, скрутил бы её, нетренированную, одной левой, насчёт этого Мира не обольщалась. И схватилась за единственный и, честно говоря, не слишком надёжный шанс отвлечь его внимание. Всем известно, что «в процессе» мужики думают только одним местом, и это отнюдь не голова – значит, маленькое преимущество у неё будет. Главное, в решающий момент не сдрейфить и недрогнувшей рукой вонзить ему (куда-нибудь, лучше, наверное, в спину или в шею? ах, она в этом совершенно не разбирается!) длинную острую заколку, которую она случайно нащупала в своей многоярусной причёске. А потом – потом будем действовать по обстановке…

Призрачная надежда на спасение, скалясь, сделала ручкой, когда Вальмон со вздохом сожаления отрицательно покачал головой.

- Я… тебе совсем-совсем не нравлюсь? Как женщина?

- Очень нравишься, не сомневайся. Но я же сказал – с чисто эстетической точки зрения.

- Ты гомик, да? – разочарованно протянула девушка.

- Что означает это иностранное слово? Судя по тону, оскорбление? Не трудись, Мира, на людей у нас не принято обижаться. Мы не видим в вас равных себе и чаще всего воспринимаем как… нет, не еду, тут ты не права. Скорее, как низших, но в определённой степени полезных существ. Мы спокойно и без всякого чванства общаемся с вами, отдельных представителей приближаем к себе и даже отчасти нуждаемся в них, вернее, в их услугах – но лишь на том основании, что жизнь без них была бы более хлопотной. К примеру, твой знакомец, прохвост Дэльго, весьма полезный человек. Образцово следит за порядком в графстве, в том числе мастерски отлавливает прячущихся от своей судьбы потенциальных невест. Впрочем, благодаря предпринятым им карательным мерам, в этот раз никто не решился пренебречь моим приглашением, ты же видела…

- Но не поняла, зачем тогда вообще все эти церемонии со свадьбой? Почему жертвоприношение проводится с таким пафосом? Топил бы бедных девчонок в своём Источнике, и дело с концом…

Граф поморщился и посмотрел на Миру со снисходительной насмешкой.

- Когда-то примерно так всё и было. Ритуальное кровопускание над Источником, тело родне, можно расходиться. Но, видишь ли, наша жизнь так длинна, что поневоле хочется её хоть как-то разнообразить. Отец называл эту традицию «выборами достойнейшей», соседи тоже развлекаются, кто во что горазд… А я придумал обставить всё как свадьбу. Мне нравится жениться. И нравится собирать свою коллекцию из произведений искусства, - он кивнул на статуи. – Ты по праву станешь её жемчужиной. Мира Иноземка, номер тринадцать. Как раз и позу удачную ты уже отрепетировала…

У девушки от страха заныл желудок.

- То есть ты хочешь меня только в одной позе – на постаменте с цветочками? И никакого супружеского долга мне уже не светит?!

- Ну, прости, дорогая, - развёл руками Вальмон. – Я бы и рад доставить тебе удовольствие в последний раз, но, поверь, просто не смогу.

- Из-за презрения к людям? Ну и сноб же ты, Моня!

- Глупая! Да нечем мне просто!! – не выдержал блоддер.

У Миры округлились глаза.

- В смысле??

- В прямом!

- А… размножаетесь вы тогда как? Почкованием?

Красноглазый зарычал и демонстративно щёлкнул клыками в непосредственной близости от её носа.

- Когда приходит время, мы женимся по-настоящему, на своих! Понимаешь?! На СВОИХ женщинах! Дочерях соседей и прочих! К моменту свадьбы у нас всё, что нужно, отрастает! И даже больше! Намного больше, чем у жалких человеческих мужчин!

- Ээ… насколько намного?

Он красноречиво развёл руки в стороны, и Мира невольно отшатнулась. С таким «этим» никакую первую брачную ночь она бы просто не пережила! Так что можно смело считать, что нет худа без добра…

 

А потом пришло чёткое понимание, что отпущенное ей время подошло к концу. И этот жуткий страшила и по совместительству фиктивный муженёк прямо сейчас начнёт активно воплощать в жизнь свою торжественную брачную клятву. То есть самолично разлучит её с собой посредством смерти. Её смерти. Сам бы сдох, раз такой принципиальный!

- Что, даже не поцелуешь? – в отчаяньи пискнула Мира.

Блоддер с нарочитым вздохом покачал головой. В своём истинном облике нормально целоваться он, понятное дело, не мог, а меняться ради секундного дела туда-сюда непрактично.

- Не бойся, дорогая, обещаю, больно не будет, - заверил Вальмон и неуловимо скользнул ближе. Поймал взгляд девушки и уже не отпускал, пока не оказался прямо перед ней. Его негромкий томный голос поневоле завораживал, рассеивал внимание, уносил куда-то в неведомые дали, где было хорошо и спокойно…

- Мира, смотри на меня. Мира, протяни мне правую руку. Мира, не шевелись. Мира, прощай…

 

Че-го?! Чего это «прощай»?!

Жертву гипноза вернуло в реальность так резко, что она даже не успела толком испугаться. Хотя было от чего – красноглазый монстр стоял с ней едва ли не в обнимку и откровенно кайфовал, внюхиваясь в её открытое запястье. Вот он предвкушающе облизнулся, примерился, наклонился…

И Мира на чистом автомате выхватила свободной рукой заколку из волос и со всей дури воткнула её в неосторожно подставленную шею мужа. Он вздрогнул и медленно поднял на неё недоумевающий взгляд… Через миг он превратился в разъярённый! И без того красные глаза полыхнули ярчайшим багровым пламенем, клыкастая пасть распахнулась и с уже совершенно немузыкальным рёвом ринулась ей навстречу. Мира взвизгнула и в последний момент умудрилась вывернуться из-под его рук. Путаясь в юбках, отскочила в сторону, и чудище по инерции пролетело ритуальный помост и с громким всплеском ухнуло в бассейн. Тьфу, в фонтан. В общем, в Источник.

Девушка прекрасно понимала, что принудительное купание не охладит горячего желания супруга в очередной раз стать вдовцом. Что ему, всесильному, такая пустяковая рана? Это она на его месте сразу бы ласты склеила и на дно топориком… Смутно припомнилось, что классических вампиров можно было убить, только оттяпав им голову, а как мочат блоддеров?! Положим, у неё в прическе где-то был довольно прочный на вид гребешок, но можно ли им перерезать шею этого импотента? Ага, а он в это время будет смирно лежать, ручки по швам – «пилите, Мира, пилите…» Да она и сама тупо не сможет этого сделать, не совсем же садистка!

Конечно, какое там… Не садистка, а просто очередная жертва.

Мира обречённо наблюдала, как монстр без усилий выдернул наполовину застрявшую в его теле заколку. С шипением метнул её в сторону вероломной жены, явно целя в лоб в качестве ответной любезности; она еле успела пригнуться. Бежать, кричать, прятаться было одинаково глупо и бессмысленно, и потому Мира осталась стоять на месте, отчаянно пытаясь выглядеть в собственных глазах несломленной героиней, а не дрожащей жертвенной овцой. Было так странно – сознавать, что ещё минута или две, и её жизнь закончится. Здесь, в этом обманчивом «волшебном» подземелье, прерванная клыками такого же обманчиво прекрасного мужчины. Хотя какой он мужчина, так, видимость одна…

 

«Видимость» между тем спокойно, хоть и несколько тяжеловато, выпрыгнул из воды прямо на бортик, послал в ей совсем уж гаденькую улыбочку… И вдруг с возмущённым воплем снова, спиной вперёд, плюхнулся в Источник. Мира в ступоре наблюдала, как его поверхность стремительно замутилась, вода всколыхнулась, забурлила, выплёскиваясь из чаши на пол, а потом посреди неё нарисовалось очень странное существо. Совершенно прозрачное, словно сотканное из той же воды, оно, тем не менее, обладало вполне себе мощной мужской фигурой, пятиметровым ростом, струящимися волосами и длинной бородой, а так же громогласным рокочущим голосом весьма недовольного тона. Вернее, ОЧЕНЬ недовольного. Гнев «водяного» в данный момент был направлен вовсе не на Миру, которая догадалась заползти за ближайший постамент, а на её пока не состоявшегося убийцу. Который, болтая клыками, кулём висел в прозрачной руке и, кажется, находился в обмороке, что ещё больше злило обладателя руки и всего остального.

- Какого! (встрях за шкирку.) Охамел совсем! (ещё встрях.) Как ты посмел подсунуть мне эту гадость?! Да я тебя щас!!.

«Водяной» размахнулся и прицельно запустил безвольное тело кровососа в направлении ближайшего свободного пьедестала. Влекомое небольшим потоком, оно аккуратно приземлилось прямо в его центре, причём на ноги, и неподвижно застыло в этой позе. Прозрачный мужик удовлетворённо крякнул, наблюдая, как новоявленный статуй прямо на глазах стал видоизменяться, пока не вернулся к своей «парадной» распрекрасной форме. Мира осторожно выглянула из своего укрытия, вполне разделяя эстетическое удовольствие «Пигмалиона». Скульптурная композиция наконец-то обрела завершённость и недостающую ей прежде гармонию: шесть красавиц слева, шесть справа, а ровно посередине «гарема» его сиятельный во всех смыслах владелец, граф Моня. Двенадцатижды вдовец, которого по нелепому стечению обстоятельств умудрилась пережить его тринадцатая по счёту жена.

«Поправочка – пока пережить», - со вздохом подумала Мира и послушно покинула своё временное убежище. Притвориться ветошью не получилось – её всё равно заметили. Или почуяли.

- Эй, кто там шифруется за девкой в голубом? Вылезай! Да вылезай, не бойся!

- Доброй… ээ… ночи.

Мира подошла к чаше и машинально присела в реверансе. И только когда решилась поднять глаза, обнаружила, что этого вполне достаточно. Задирать голову к самому потолку уже не требовалось – «водяной» уменьшился в размерах до обычного человеческого мужика, разве что остался таким же прозрачным.

- Так. Похоже, я погорячился, и Блодерхаст занял твоё место?

- Ээ… Типа того. Но я на вас не в обиде, мне тут больше нравится, - вежливо ответила девушка.

«Водяной» усмехнулся.

- Верю. Только вот по твоей милости я сегодня остался голодным. Точнее, меня накормили какой-то жуткой дрянью со вкусом гнилых водорослей… Никогда ещё со мной не обращались так непочтительно!

- Простите… Вы – дух Источника, да? – наконец, дошло до Миры.

- Именно, человечка. Никогда бы не подумал, что ты сообразишь вызвать мой гнев и направить его на нынешнего охранителя.

- Да ничего я не соображала! Жить хотела, вот и всё, - с горечью ответила девушка. – Поранила его слегка, а в воду он сам свалился. Подождите, а гнилые водоросли тогда откуда? У него их при себе не было, у меня тем более, зачем они мне на свадьбе… Ой. Так это его кровь, что ли, такая вонючая оказалась??

Дух поморщился и кивнул, принимая эту версию.

- Кто бы мог подумать! Три тысячи лет живу с этими гнилушками бок о бок, и не знал, какие они на самом деле невкусные.

- Но ведь они в вашем Источнике народились, мне граф рассказывал. Как вы тогда могли не заметить…

- Вот брехуны клыкастые! - хмыкнул тот. – Никто во мне не нарождался, фу, делать мне нечего… Да и от кого? Всё банально было: три тысячи лет назад я сам ещё был молод и невелик - так, озерцо посреди леса, но вода моя уже тогда славилась как целебная. Звери-птицы любили во мне поплескаться, а вот людей до поры до времени не заносило. Их поселения были далеко, да и самих людей не особо навалом. Не то, что сейчас, плодятся, как кролики… И вот однажды приполз ко мне раненый охотник. Человек, само собой. Сильно медведь его подрал, сдыхал уже, родимый, но таки дополз. Водички моей нахлебался от души, заснул, проснулся, ещё добавил, потом обнаглел и полез купаться. Я стерпел – самому было интересно, насколько силушка моя велика. Оказалось, что ого-го как велика! Мужик не только полностью вылечился, но и натуральным богатырём стал. С тех пор он ко мне частенько наведывался, сначала один, потом с женой и детьми. В общем, как-то так всё и началось. Я не каждый раз за ним наблюдал, у меня своя собственная личная жизнь есть, всякие дела опять же… Вот и не заметил, как постепенно род этого человека возвысился. А потом и видоизменился. С кем они там скрестились, понятия не имею, да и неинтересно мне. Главное – что род меня всё это время искренне почитал и кормил вкусно. И я в долгу не оставался, помогал, чем мог, трудно, что ли.

- Выходит, изначально блоддеры тоже были людьми? Ну вот, а супружник только и делал, что нос морщил, фи, людишки… Заносчивый засранец.

- Пожалуй, - равнодушно согласился дух. – По большому счёту мне абсолютно всё равно, кто что про меня говорит, достоин ли род Блодерхастов моего покровительства, и как именно они обставляют ритуал благодарственного подношения. Главное, что до этого раза они меня ни разу не подводили. Прознали, что я сладенькое люблю, и всегда старались угодить. А с тобой осечка вышла. Сечёшь ситуацию, человечка? Я голоден, а ты стоишь здесь такая вкусная, сладкая…

Он демонстративно облизнулся, и у Миры упало сердце. Это называется – из огня да в полымя. Ему даже клыки не нужны – подхватит волной, шмякнет об стену, и давай, пируй!

- А вас исключительно кровь привлекает? – на всякий случай уточнила она. – Альтернативами никогда не интересовались?

- В смысле?

- Ну… Мало ли на свете сладких напитков. Причём гораздо более сладких, чем кровь. Соки там, медовуха, ягодные вина, компоты… Или просто мёд с вареньем или фрукты типа персиков… Не пойдёт?

Дух озадаченно почесал бороду.

- Не понимаю, о чём ты толкуешь… Такого мне ни разу не предлагали. Поэтому…

- Подождите! А хотите на пробу… Вот!

Мира кое-как выковыряла из потайного кармана свою заначку – пару шоколадных конфет. Одна со сливочной начинкой, другая – с ликёрной. Стащила во время чаепития, прозорливо рассудив, что неизвестно, сколько продлится свадебная церемония, значит, надо иметь под рукой стратегический запас. А запить можно будет водичкой из Источника… Она же не знала, что он в прямом смысле живой окажется! Живой и голодный.

- Это, правда, не напиток, но в жидком виде такие штуки тоже готовят. Попробуйте, на мой вкус так очень приличные конфеты, правда!

Дух, похоже, рассудил, что две крошечные фигни против него по любому не опасны, и, согласно кивнув, подставил прозрачную ладонь. Мира развернула и подала сначала одну, потом другую конфету («я не жадная, это фантик, он несъедобный!») и стала с надеждой наблюдать за процессом. Выглядел он забавно: закинутые в прозрачный рот конфеты на миг словно застыли в воздухе, а потом начали стремительно таять. Одновременно с этим недоверчивая бородатая физиономия растянулась в блаженной улыбке.

- Ну, как?

- Вку-усно!

- Эм… А лучше или хуже, чем кровь?

- Лучше, однозначно!! Так ты говоришь, этого-такого много разных видов есть? И наверху, в замке, тоже?

- Да навалом! Хотите, я прикажу для вас дегустацию устроить? Пусть притащат сюда всё, что есть вкусного, вы выберете, что вам больше понравится, и сделаете заказ на следующий ритуал. Думаю, меня послушают, я всё-таки законная Монина жена… Мне бы только выбраться отсюда, а? Поможете?

Дух задумчиво пошлёпал губами и выстрелил водяной струйкой в сторону двери. Прозрачные щупальца забегали по ней вверх и вниз, а потом вернулись и втянулись обратно в тело.

- Мда. Не повезло тебе, девка. Жаль, ты вроде неглупая, могла пригодиться… Да не трясись, не буду я тебя топить! – досадливо поморщился он. – Но и выпустить не смогу. Дверь только на хозяина зачарована, а хозяин у нас статуём заделался. Я-то сам сквозь любые преграды пройду, коли надо будет, но один. Видно, судьба твоя такая – с муженьком остаться до следующего моего пришествия...

- В виде единственной лежачей мумии, - ядовито добавила Мира. Её страх перед духом резко пропал в тот момент, когда она поняла, что ему на неё откровенно наплевать. Как же, проходили, где он и где она, «короткоживущая букашка»?.. Убивать лениво, да и идею она подкинула заманчивую, помочь выбраться – тоже лениво, проще оставить всё как есть и заняться своими делами. А ведь это было бы так просто – всплыть наверху в каком-нибудь кувшине с водой и заорать «должок!» или что-то в этом духе… У Мони же должен быть преемник, наследник титула, который станет новым хозяином замка? Если охранные чары перенастроятся на него, он сможет её выпустить. Угу, если захочет… Интуиция подсказывала, что надежды на это очень и очень мало. Хотя…

- А вы случайно не в курсе, как у блоддеров происходит передача власти? Добровольно, принудительно? Они заранее наследника назначают, или это как-то законодательно прописано? А, может, они просто берут и загрызают своих родителей?

- Чаще последнее, - усмехнулся дух. – Твой муженёк так и сделал, когда ждать надоело, пока папаша скопытится… Ну, а мне-то что до их разборок? Всё равно всплыл в его чашке. У остальных уж больно рожи постные были, он один сидел весь такой позитивный, улыбался…

- О-бал-деть, - мрачно сказала Мира. Блин, за кого она вообще замуж вышла, дурища?! - То есть получается, что нового хозяина как раз вы выбираете, да?

- Не всегда. В смысле, что обычно не лично являюсь, а посылаю ручеёк, в кого он там тыкнет, мне без разницы. Сейчас-то сам наверх полезу, куда деваться. Как ты там говорила? Надо обсудить новое меню!  

- Блажен, кто верует, уважаемый! Насколько я успела узнать семью мужа, её старшее поколение очень ревностно следит за выполнением исторических традиций. Уверена на сто процентов, что даже появись вы перед ними во весь рост и рявкни благим матом, они вас всё равно не послушают. Подумают, что у них коллективный бред, и в следующий раз сделают по-старому. Просто потому, что все и всегда раньше так делали.

- Да ладно?

- Психология, факт! Но. Есть там ещё одна девочка – Монина племянница, зовут Ариэлла. Вот она в силу возраста ещё не закостенела умом и, думаю, с радостью установит новую традицию. Тем более, она сама очень любит сладкое, а взрослые нет, значит, они не смогут понять вашей перемены вкуса. А с Ари вы будете самыми настоящими единомышленниками!

- Так. Значит, надо найти девочку, объявить её новой хозяйкой, и она меня наконец-то накормит? Спасибо за идею, человечка!

Дух небрежно махнул рукой и мгновенно всосался в потолок, оставив Миру стоять с открытым ртом.

Это… получается, всё? Он её бросил?? И не вернётся?!

 

Ффу, ошиблась…

Вернулся, буквально рухнув в чашу, минут через пять. Чуть до кондрашки не довёл, Карлсон несчастный!

- Наследники уже почуяли, что твой муженёк спёкся, собрались в столовой, пялятся в чашки. Никакой девочки среди них нет.

- Значит, её просто не принимают в расчёт, - вздохнула Мира. – Велели сидеть в своей комнате, да и всё.

- В других комнатах видел штук пять спящих девочек. И которая из них мне нужна?

- Тёмные волосы, светлые глаза, красивая. Сама комната большая, богатая. Я у неё не была, но, думаю, другие девочки - дочки служанок, не должны перепутать… Да, и ещё, у неё на шее висит кулон с вашим изображением.

- Да ладно?!

- Честно! Не знаю, может, она его на ночь сняла, но где-то в комнате он точно есть. Увидите – сами поймёте. Надо же, я и не думала, что так символично получится, - невольно хмыкнула Мира. – Только вам ещё надо её родителей и всяких дядек убедить, что вы именно её выбрали, и к ним явиться, что ли. Там же на столе есть ничейная посуда? А то они потом скажут – ребёнку приснилось, а сами устроят ей несчастный случай и снова начнут вас кровью пичкать…

- Я им устрою! Лично прослежу, чтобы все её признали! – потряс кулаком дух.

- И напомните ей, пожалуйста…

«Про меня.»

Последние слова она вновь адресовала пустоте. Вот же… дух. Просто беспредельная индифферентность! Понятное дело, что от таких, как он, благодарности не дождёшься, да она ей и не нужна. Ей нужно всего лишь выбраться отсюда! Проблем впереди ещё воз и маленькая тележка, но с ними надо разбираться по мере их поступления.

…Может, Ари сама про неё вспомнит?!

 

Два круга по часовой стрелки вокруг чаши. Два – против. Отдых на одном из свободных постаментов. Всплеск злости и душевное пинание Монечки в район несуществующих причиндалов. Всплеск уныния и тихое завывание в духе «все меня забыыли, никому я не нужнаа, гады неблагодарныеее…» Наревевшись, Мира кое-как стащила с одной из статуй роскошный, но, главное, достаточно тёплый плащ (даже моль не поела за столько-то лет!), завернулась в него и легла прямо на пол, забывшись тревожным сном.

 

Проснулась и не сразу смогла понять, где находится. Лучше бы не просыпалась… Лучше б её вампирюга загрыз, сейчас бы уже давно отмучилась!

Сколько точно прошло времени – минут или часов, Мира не знала даже примерно. Но вывод всё равно напрашивался неутешительный: про неё действительно забыли. Или дух не рассказал Ари о живой (пока) тринадцатой жене её покойного дядюшки, а она в силу возраста не догадалась, что та всё ещё может быть жива. Или – будем смотреть правде в глаза – догадалась, но рассудила, что лучше быть единоличной хозяйкой над всеми взрослыми, и в потенциальной подруге нуждаться перестала. Верилось в это с трудом, но, в конце концов, разве может девочка из семьи потомственных отцеубийц да с соответствующим воспитанием быть исключительно белой и пушистой? Вряд ли…

Мира со вздохом потащилась к чаше. Чувствуя, что терять ей уже особо нечего, решительно зачерпнула ладонью воду. Может, она и целебная, но какая-то невкусная, солоноватая и холодная. Ещё больше расстроило девушку собственное отражение. Мятое-лохматое-отёкшее, ну просто финалистка конкурса «Мисс Пугало»! Она кое-как расчесалась пальцами, окончательно разваливая дурацкую свадебную прическу, подколола волосы с боков – гребней-то целых два оказалось, и поплескала водой в лицо.

- Хоть умру красивая.

Сказанная вслух фраза показалась Мире настолько пророческой, что новый слезоразлив не заставил себя ждать.

Совершенно некстати вспомнились глупые мечты о прекрасном романтическом герое, который западёт на неё с первого взгляда, возьмёт за руку и уведёт… куда там обычно уводят? В закат? Навстречу неземному счастью и любви до гроба?

- Поздравляю, Мирослава, твоя мечта сбылась! Весь смысл-то, как оказалось, был в нюансах! Прекрасный прынц оказался кровососом, в закат увёл, любовь до гроба – можно уже считать, что обеспечил. Вот только не через сто лет, а прямо в день свадьбы, и гроб подразумевался мой собственный… Да он даже на гроб пожмотился!

Разве об этом я мечтала?! Я хотела, чтобы меня ценили, чтобы мной дорожили, берегли, чтобы я была для кого-то светом в окошке и смыслом всей жизни… Разве я просила чего-то невозможного?!

Кап-кап, кап-кап-кап…

Слёзы бесследно растворялись в воде, делая её ещё солоней. Мира закрыла лицо руками и…

 

Вслед за прозвучавшим над самым ухом громовым раскатом провалилась в блаженную темноту. Последним мимолётным чувством было злорадство. Она ведь наверняка с перепугу кувыркнулась прямиком в чашу. То-то будет сюрприз для сладкоежки, когда он соизволит вернуться сюда лет через десять! Жаль, она уже не увидит, как его переплющит… Пожалеет тогда, что её кинул, да поздно!

 

 

Чашка вторая. «Смысл жизни»

 

Не открывая глаз, Мира прислушалась. И сразу же удивилась. Если ей не мерещится, то где-то рядом мирно журчит ручеёк, а над головой весело и незнакомо пересвистываются птички. Лицо приятно овевает лёгкий ветерок… Разве она ещё не в «музее изящных скульптур имени графа В. Блодерхаста»? Смутное воспоминание о последнем тут же окончательно развеялось, и девушка задалась куда более актуальным вопросом – где она сейчас находится?

- О, Великая Праматерь! Неужели получилось??

Раздавшийся над ухом восторженный вопль заставил её распахнуть глаза и на всякий случай предупредительно завизжать.

- Не трогайте меня!!

Хм, может, зря она это сказала?

Ибо взирающий на неё сверху вниз молодой мужчина оказался настолько симпатичным, что невольно захотелось прямо противоположного.

- Кто вы?! Как я здесь оказалась?

Незнакомец, всё ещё недоверчиво улыбаясь, покачал головой и задал встречный вопрос:

- Как ваше имя, ослепительная?

Девушка несколько мгновений раздумывала, вспоминая, пока не поняла, что имя – как раз то единственное, что она на данный момент может о себе рассказать.

- Мира… Мирослава.

- Мирослава?!

Он издал ликующий горловой возглас, по тональности напомнивший Мире странно знакомое «йес!», а потом подхватился с места и закружился по поляне. Кстати, оглядевшись, она обнаружила, что действительно находится в каком-то лесу. Красивые деревья с разноцветными листьями, небольшая, усыпанная цветами полянка, чуть в стороне ручей с маленькой круглой заводью… И в центре этой полянки – она. Лежит, вернее, уже сидит прямо на траве, хорошо хоть, поверх платья плащ, обзеленила бы ненароком такую красоту… Стоп. А вон те чёрные камешки зачем? Мира внимательно изучила чёткие ломаные линии, в которые складывались эти камешки, и с подозрением уставилась на танцующего незнакомца. Пусть она сейчас толком ничего о себе не помнит, но сложить два и два вполне способна!

- Ты… Козёл, ты меня вызвал?!!

Мужчина резко остановился. Его лицо на миг приобрело виноватое выражение, но он потом он со всем пылом кинулся её разубеждать.

- Нет-нет, о прекраснейшая, вы всё не так поняли! Я… ээ… нашёл вас здесь, случайно, вот буквально перед тем, как вы очнулись! И решил…

- Что же, интересно? Обесчестить бессознательную девушку?

- Что вы! У меня и в мыслях такого не было! – на этот раз вполне искренне возмутился он. – Я даже подойти к вам боялся и дышал в другую сторону! Кстати, разрешите представиться – Чариэль.

Отвесив глубокий поклон, мужчина сдёрнул с головы капюшон плаща, и Мира озадаченно заморгала. А ведь это… эльф! Самый натуральный! Тонкое лицо, большие миндалевидные глаза, но главное – уши! Торчат себе вверх, как два маленьких изящных локатора, и, кажется, слегка шевелятся, словно прислушиваются к чему-то. Девушка машинально схватилась за собственное ухо – и с ещё большим изумлением обнаружила, что оно у неё такое же острое.

«Блин, я что – эльфийка?!»

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям