0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » На Бумаге » 3. Лейна. Сделать выбор (бумажная книга) » Отрывок из книги «Сделать выбор (#3)»

Отрывок из книги «Сделать выбор (#3)»

Автор: Петрова Елена

Исключительными правами на произведение «Сделать выбор (#3)» обладает автор — Петрова Елена . Copyright © Петрова Елена

 Лейна. Сделать выбор

 Петрова Елена

 

Часть первая

 Глава 1

 

 В голове слышался грохот –

рушились грандиозные планы…

NN

 

Торрен

 

Хорошо! Собственная предусмотрительность греет душу… и не только ее. Хоть Сартар и прикрыт магической завесой, спасающей жителей города от снега и холодов, сквозняки и ледяные полы в замке никто не отменял. Поправив шерстяной клетчатый плед и подпихнув под себя еще одну декоративную подушку, одолженную в ближайшем гостевом покое, я расслабленно откинулся на створку двери и задумался.

Нет, что за жизнь настала, а?

Лейна и белобрысый Демиург, надевший на наивную девчонку брачные браслеты, вернулись на Эдем шесть недель тому назад, а Трион по-прежнему не терпит ни малейшего упоминания о них, переводя тему или просто обрывая беседу. Я понимаю, что ситуация изменилась кардинальным образом, но разве это повод вести себя как самец кур’таха[1] во время гона? Я просто не узнаю брата.

Он же до сих пор успокоиться не может! Я уже неоднократно пытался поймать его и поговорить, но братец избегает встреч с упорством, достойным лучшего применения. Словно заведенный, мотается по всей стране, от границы с Дилонией до Тирилийских островов, «наверстывая упущенное» и стараясь как можно реже появляться во дворце. Тренируется до потери пульса, восстанавливая «былую форму» и отрабатывая на собственных телохранителях такие приемы, что я, глядя на это, чувствую себя безнадежно юным и неопытным желторотиком. Мда, не хотелось бы попасть ему под горячую руку. Смешно и грустно, но, похоже, Трион решил повторить мою ошибку… Видимо, примитивные реакции на любую сердечную проблему у нас в крови и передаются по наследству вместе с темным цветом волос и прочими приятными фамильными чертами. Смешно… Будто убегая от проблемы, ее можно решить! 

Но теперь он вынужден был вернуться. Не каждый день Светлый Лес оказывает такое доверие «условно дружественному» государству. А если точнее, то впервые за последние десять тысячелетий нога светлоэльфийского Повелителя ступит на золотистые плиты Сартара. Трион не сможет найти достаточно веской причины для отказа. Наследник Трона обязан присутствовать при этом событии.

Так что рано или поздно я его поймаю.

 

В конце концов, заняв единственную стратегически верную позицию возле резных дверей, ведущих в покои старшего брата, я решил подкараулить его для обстоятельной  беседы с глазу на глаз. И, ближе к полуночи, чудо, наконец-то, случилось!

Трион вынырнул из неизвестного мне доселе тайного хода за гобеленом с изображением высокомерно вздернувшей нос Ташры Д’Орсвит и едва не поскользнулся на остатках моего ужина. Презрительно-обреченным взглядом окинув уютное лежбище, состоящее из полудюжины подушек и пушистого пледа, он понял, что я просто так не отстану, и молча указал на двери, приглашая войти.

И не надо думать, что я идиот! Без сомнения, существуют, как минимум, два секретных хода, ведущих непосредственно в его личные покои: первый с выходом где-то на территории дворца и второй — в старые катакомбы под городом… по крайней мере — в моих есть два. Но глупо было бы считать, что Трион воспользуется ими только для того, чтобы пройти мимо надоедливого младшего братца, рискуя  «рассекретить» один из потайных лазов на всякие непредвиденные случаи, вроде заговора или мятежа. Ведь любопытные и, зачастую, недобрые чужие глаза оказываются всегда именно там, где они меньше всего нужны.

А вероятность, что он использует один из известных в узком семейном кругу ходов, чтобы очутиться как можно ближе к покоям, была очень даже велика. Расчеты оправдались! Пожалуй, можно слегка погордиться собой.

— Снова ты?.. — холодно, глядя куда-то поверх моего плеча, произнес мой добрый братик. — Торрен, тебе не кажется, что ты лезешь не в свое дело?

— Лучше скажи, наконец, что ты собираешься делать? — проигнорировал я его вопрос.

Вместо ответа Трион одарил высокомерным взглядом из серии «отстань, мелюзга», видимо забыв, что подобные уловки с некоторых пор на меня не действуют. Затем поморщился и уточнил:

— Ты о чем?

— Не прикидывайся, что тебя не волнует ситуация с Лейной. Хотя… полагаю, теперь ты не рискнешь назвать ее своей диали даже в мыслях. Все-таки не простая человечка… — не выдержав, съязвил я.

— Торрен, не зли меня, — вежливо предупредил братишка, активируя на дверях и стенах покоев старую, но удивительно мощную охранную сеть с изящно вплетенным заклинанием от подслушивания. Я невольно отвлекся на пару секунд, чтобы полюбоваться этим шедевром. Какое счастье, что его магия все же вернулась и даже почти стабилизировалась! Если он теперь еще и арсенал Демиургов сможет освоить…

— А, между прочим, очень хороший вопрос, — раздался подозрительно знакомый певучий голос из глубины покоев.

Мы с братом моментально развернулись, выхватывая клинки. Да уж. Лучше бы это действительно были враги или заговорщики! По крайней мере, их можно со спокойной душой порубить в мелкий фарш. А от этого так просто не отделаешься…

На низком кожаном диванчике гостевого покоя развалился насмешливо скалящийся Сирин Ро’Шерр. Я с трудом сдержал почти неконтролируемое желание полоснуть клинком по наглой смазливой роже — все равно успеет увернуться. И какой смысл ставить на двери защиту, если эта ехидная зараза смогла сюда пролезть?! И, кстати, как он это сделал? Братец — законченный параноик, который всегда тщательно защищает личную территорию.

Я убрал клинки и осторожно отступил за спину Триона. Тот окинул королевского советника невыразительным взглядом, но от вопросов воздержался. Насколько мне известно, он всегда уважал белобрысого за абсолютную преданность, ум и жестокость, но никогда не был с ним особенно близок.

Сирин перевел взгляд на мою персону, приторно улыбнулся и подмигнул. Сволочь ехидная! Скрежетнув клыками, я с тихой ненавистью посмотрел на обманчиво хрупкого белокурого юношу — за выражения, характеризующие мое отношение к данной ситуации, мама в детстве мазала мне язык горьким соком лларра. Бр-р… Но искренне надеюсь, что этот гад когда-нибудь все же нарвется, и я с удовольствием полюбуюсь на его голову, насаженную на пику! Мгновение я позволил себе помечтать, умом понимая — увидеть что-то подобное в реальности вряд ли доведется. Уж кем-кем, а дураком Сирин Ро’Шерр не был никогда. Возможно, не сделай он меня своим любимым объектом для шуток, я бы по-прежнему наивно восхищался этим мерзавцем.

— А не пойти ли вам, советник… — подозрительно ласково предложил мой старший братик, — в свои покои?

— Ну, зачем же так грубо? — удивленно вскинул брови его визави. — Меня, так же как и Торрена, крайне интересует ответ на заданный вопрос.

— Сирин, повторяю для непонятливых — это мое личное дело! — Похоже, что Трион еле сдерживался. Все же постоянное напряжение дает о себе знать, даже если ты темный эльф. — Не лезь!

— А вот здесь ты ошибаешься, — холодно отрезал Ро’Шерр, сбрасывая маску светского щёголя и сразу становясь тем, кем был в действительности — тайным советником темноэльфийского короля, самым жестоким и целеустремленным дроу из всех, кого я знаю. — Это было твоим личным делом, пока ты справлялся. Но сейчас… ты невменяем, Трион. Еще немного, и окончательно сорвешься. И тогда единственное, что нам останется — избавиться от тебя, как от Саш’Ранна, твоего старшего брата, не выдержавшего бремени власти наследника темноэльфийской короны.

— Я всегда подозревал, что его убил именно ты, — задумчиво отозвался Трион, оценивающе глядя на хрупкого блондина, безмятежно улыбающегося в ответ.

Я о Саш’Ранне мало что знаю, даже его портрета в галерее предков ни разу не видел. Он родился до того, как наши родители взошли на трон, и умер задолго до моего появления на свет, когда наивно решил, что отец на этом троне засиделся. Но, если честно, его печальная участь не слишком меня волнует, как бы это не казалось жестоким со стороны. А вот судьба Триона, практически вырастившего меня, тайком читавшего по ночам старинные хроники, смешившего, когда было грустно, и в любых конфликтах принимающего сторону младшего братика — волновала очень.

— Сирин, если я узнаю, что ты хоть как-то замешан в смерти моего брата, то будь уверен — приложу все усилия, чтобы превратить твою жизнь в аналог Бездны, — мягко произнес я, невежливо встревая в диалог.

— Что, даже убивать не станешь? — искренне удивился тот.

— О нет! Предпочту, чтобы ты жил, помнил и мучался…

— Вот видишь? — Советник удовлетворенно кивнул и расслабленно откинулся на спинку дивана, будто бы не ему только что пообещали все мучения Бездны еще при жизни. А Трион бросил на меня какой-то недоуменно-одобрительный взгляд, словно уже слышал где-то подобное обещание. — Замена тебе выросла вполне достойная!

— Трэш! Слушай ты, белобрысая ехидна,  — прошипел я, — если ты полагаешь, что меня можно не принимать в расчет ввиду моей молодости, то подумай еще раз. Я все-таки Д’Орсвит!

— Он тебе верит, — отозвался Трион и подарил мне усталую и неожиданно теплую улыбку. — Поэтому и радуется. Ты действительно повзрослел…

— Психи! — поморщившись, резюмировал я.

— Но вот с Лейной ты несколько переобщался, — ухмыльнувшись, добавил брат, а Сирин одобрительно кивнул.

— Расслабься, малыш! Это была вовсе не угроза, а предупреждение, — тихо произнес  советник, как-то сразу становясь старше и печальнее. Таким мне видеть его еще не доводилось. — Мне, знаешь ли, тоже нравится твой брат. Иначе стал бы я тратить свое время на взлом защиты его апартаментов, чтобы поговорить без свидетелей и вправить мозги!

— Кстати, о взломе мы с тобой после еще потолкуем, — флегматично отозвался хозяин покоев.

— Угу, куда я денусь? — вздохнул блондин и неожиданно серьезно добавил: — Придется мне присматривать за тобой.

   Вынужден констатировать, что живу среди безумцев…

   Поскольку драку явно решили то ли отложить, то ли вообще отменить, я слегка расслабился и предпочел занять позицию наблюдателя. Подхватив из вазы с фруктами спелый плод ос’така, впился зубами в кисло-сладкую хрусткую мякоть и устроился в кресле напротив Ро’Шерра.

Пожалуй, стоит временно забыть о моей неприязни и послушать, что скажет этот хитрый мерзавец…

Не знаю, почему Сирин здесь, но, похоже, сейчас он на нашей стороне. Советник явно заинтересован в Трионе и даже не скрывает этого, а значит нужно попытаться использовать его в этой ситуации, раз уж не удается избавиться.  Похоже, намечается крайне интересная беседа...

 

Лейна

 

Чихнув, я еще раз мысленно прокляла своих друзей-предателей, бросивших меня в этом забытом всеми богами пыльном архиве. Нет, умом я понимаю, что здесь идеальный для хранения всяких древностей микроклимат и никакой пыли нет, но мне этот воздух кажется слишком сухим, раздражая носоглотку и рождая постоянное желание то ли чихнуть, то ли выпить что-нибудь холодненькое.

Вздохнув, я снова создала пару полупрозрачных ступенек, чтобы добраться до верхнего стеллажа с информационными кристаллами небесно-голубого цвета. Конечно, можно было бы туда слевитировать, но делала я это еще крайне неуверенно, и, стоило забыть о концентрации, тут же летела носом вниз. А нужные мне кристаллы, в которых была записана история становления Совета Тринадцати, начавшаяся после «отречения» последнего Императора Эдема, как назло, находились именно на верхних полках. Тщательно, я бы даже сказала, любовно, подчищенная история. Хотя иногда, крайне редко, попадались совершенно не отредактированные хроники — настоящие сокровища! Но большая часть… Уж слишком празднично-плакатными были заложенные в них сведения, напоминая не столь отдаленное прошлое моей собственной родины. Любой, кто не поленился бы включить мозги при прочтении данной информации, понял: тут явно что-то не так, и сделал вполне очевидный вывод — он видит только то, что ему хотят показать. Ну не может все быть так радужно в мире, где отгремела гражданская война! Даже если в большинстве кристаллов ее называют не более чем «легкими волнениями» и «недовольством». Кстати, забавный факт: именно после этих «волнений» большинство Глав выживших Домов перевезли свои поредевшие семьи в собственные ареалы, оставив на Эдеме только представительства.

К сожалению, найти информацию о более ранних периодах пока не удалось. Единственная надежда, что где-то в этих кристаллах все же остались подсказки, в каком направлении продолжать поиски.

Хранилище Древностей, допуск в которое я выклянчила у Гроххе’шэнна, было огромным, редко посещаемым и, полагаю, далеко не единственным. Зуб даю, что в одном из них, возможно, на самом видном месте, хранится так необходимая мне информация. И я обязательно ее найду. Вероятно, для экономии времени и стоило рискнуть задать некоторые вопросы, так, вскользь, на общие темы. Просто чтобы определить направление поисков. Но пока я еще не настолько отчаялась, чтобы обращаться к Хранителю Знаний с прямой просьбой. Ведь в этом случае не удастся отделаться полуправдивым рассказом о желании узнать реальную историю Эдема. Придется признаваться, что именно ищу. А я пока не готова делиться с окружающими данными о том, сколь важным для меня является возвращение в родной мир. Это — моя слабость. А на Эдеме слишком любят пользоваться чужими слабостями…

Задумавшись, снова потеряла концентрацию и забыла мысленно передвинуть созданную полупрозрачную «лестницу». Буквально в последний момент почувствовав, как ступенька под ногой неожиданно заканчивается, я сгруппировалась и вместо того, чтобы пропахать носом мозаичные плиты пола, взлетела под потолок, уронив вожделенный кристалл и едва не впечатавшись макушкой в балку потолочного перекрытия. Уже третий раз за последние два часа… Наверное, на сегодня с поисками пора завязывать!

Грустно окинув взглядом непаханое поле деятельности, я аккуратно спланировала в проход, и, невольно поморщившись, подобрала упавший кристалл. Воровато оглянувшись, водрузила его на полку, слабо надеясь, что никто из Хранителей не видел непочтительного обращения с ценными историческими «документами». А то так и пропуск потерять недолго!

Зализывая почти затянувшуюся ранку на левом мизинце, побрела к выходу вслед за блекло светящимся шаром-проводником. Уж не знаю, почему древние кристаллы признали меня «чистокровным демиургом», но я им за это была крайне признательна. Ведь доступ к информации они открывают только после того, как впитают в себя каплю крови чистокровного Творца. Не удержавшись, хихикнула, вспомнив обалдевшего до легкого заикания Кэртена, осознавшего, что я на полном серьезе прошу его накапать в мензурку немного своей крови. Оказывается, это требует о-о-очень большого, почти запредельного уровня доверия. Ведь, фактически, вместе с кровью Творец полностью отдается во власть другого человека: геном и врожденные способности, возможность контроля и доступ к семейному ареалу. А уж просить подобного у Кэртена, последнего Творца Жизни его уровня… такое, действительно, могла ляпнуть только я, да и то — по незнанию.

К счастью, привычка надеяться на русский «авось» сослужила на этот раз добрую службу. В качестве эксперимента, я капнула немного своей крови на кристалл и неожиданно получила доступ к заложенной там информации. Хотя друзья, с которыми поделилась своей радостью, так и не смогли понять, почему древние информационные накопители приняли меня за «чистокровного» Творца. Пояснения, что в нашем мире нет эльфов и прочих магических рас, поэтому я чистокровный человек, тоже делу не помогли. Имеющихся знаний пока не хватало, чтобы делать выводы. Единственное, в чем мы были уверены, так это в том, что не стоит рассказывать посторонним об этом неожиданном открытии. Остальным Творцам ведь и в голову не придет, что древние кристаллы «согласились» поделиться со мной информацией. Все на Эдеме, включая Совет Тринадцати, считают меня смеском, а смескам старые кристаллы времен Империи не открываются. Теоретически, мне должны быть доступны только поздние «исторические документы» — защищенные ментальным паролем и тщательно выхолощенные новой властью.

Размышляя о превратностях Судьбы, я подошла к одному из библиотекарей, искренне поблагодарила за помощь и направилась к выходу.

К немалой радости и искреннему облегчению, добраться до своей комнаты я теперь могла без каких-то проблем и магических затрат. Чудесный артефакт, собственноручно созданный Кэртеном, всегда был с собой, позволяя в любую секунду и практически отовсюду перенестись в одно из самых безопасных мест. И я бы даже искренне порадовалась этому подарку, не грызи меня весьма обоснованные подозрения, что подобным образом Кэри просто избавился от необходимости отрываться от семейного Архива и сопровождать мою персону в Хранилище Древностей лично. Впрочем, не будем о грустном…

Одновременно нажав на три зеленых камня в кольце, я привычно шагнула сквозь гостеприимно распахнутый портал в собственный кусочек рая — небольшой пляж на берегу неизвестного моря в далеком от прочих ареалов мире. Хороший артефакт, хоть и не идеальный, так как завязан строго на одно место и на конкретную ауру — мою. Я даже демонов своих с его помощью провести не могу. Зато ничто не мешало им перемещаться на пляж из моей комнаты. По крайней мере — Малышу.

Сначала, выбирая координаты, я хотела закрепить выход на отведенные мне в вечное пользование гостевые покои королевского темноэльфийского дворца на Ларелле, но врожденная практичность взяла верх над «инстинктом гнезда». Все же пляж был жестко сцеплен с моей комнатой в общежитии Творцов Миров на Эдеме и тщательно замаскирован, а добираться после каждого перехода «до учебы» с Лареллы — это уже перебор. Нет, я помню, что для бешеной собаки семь верст — не крюк, но ведь можно случайно попасть на выходе из портала какому-нибудь неуравновешенному Творцу под горячую руку. Поверьте моему опыту — мало не покажется! Или, что немногим лучше, привлечь внимание Совета Тринадцати. Кто знает, вдруг у них переходы по центральному стационарному порталу где-то фиксируются. Меня бы, например, будь я местной администрацией, весьма заинтересовало — куда это постоянно шастает приблудный смесок без роду и племени…

Шагнув на теплый песок пляжа, я была моментально сбита с ног и облизана «во все доступные части тела». Мой сэльфинг здорово соскучился без Хозяйки. Но выпускать Малыша на прогулку где-то, кроме закукленного на меня кусочка мира, было страшно. Я по-прежнему опасалась, что студенты могут «подшутить» над демоном-хранителем, несмотря на установленную мощную защиту. Или взломать ее, просто так, «по приколу» проверяя свои силы. Так что, отправляясь на поиски информации, оставляла его развлекаться на пляже, чтобы бедный демон не томился в четырех стенах моей комнаты.

Я бы и гарр’краши сюда притащила, но тут имеется одна ма-аленькая проблемка, которую еще необходимо как следует обдумать. Дело в том, что единственная возможность попасть на этот пляж — пройти сквозь зачарованное зеркало на стене моей комнаты. Но для того, чтобы это сделать, надо пересечь самый посещаемый коридор замка и миновать кабинет не в меру любопытного декана факультета Творцов Миров — Тарнума дер Корентса. В общем, я пока еще не придумала причины, по которой мне срочно понадобилась в комнате здоровенная клыкастая скотина с мерзким характером, а также объяснение — куда эта зверюга вдруг пропала. Конечно, я искала другие пути. Но в комнатные окна Тигр, увы, не пролезает… уже пробовала. А расширить оконный проем магически или «разбить» переплет не дает наложенное на здание заклятие. Вообще, как я выяснила, на нашем общежитии стоит куча ограничений. Например, на телепортацию кого-то, кто официально не проживает в Замке и не имеет гостевой метки, поставленной лично Тарнумом. Самое обидное, что данное ограничение ввели совсем недавно. После того, как пара излишне веселых засранцев — не будем показывать пальцем и называть по именам — телепортировали в коридоры общежития несколько стай плотоядной фауны с экзаменационного полигона Творцов Жизни.

Ладно, я упрямая, все равно что-нибудь придумаю!

 

Выйдя из здания общежития, я искренне улыбнулась, взглянув на яркое, склоняющееся к закату солнце. Ветер растрепал волосы и дружески поделился медвяным цветочным ароматом, подхваченным с растущих вокруг замка разнообразных клумб. Как же здорово! Малыш, отвлекая от грустных дум, носился вокруг меня лохматой ракетой, повизгивая и крутя хвостом от переизбытка эмоций. Идея взять Тигра и отправиться на прогулку была встречена сэльфингом на ура.

Любопытные и откровенно изучающие взгляды провожали меня до загона с верховыми животными. «Конные» прогулки в гордом одиночестве с некоторых пор стали настоящим отдыхом. Выведя Тигра из персонального стойла, я забралась на теплую спину гарр’краши, и мы неспешным шагом отправились к полюбившемуся каменному изваянию дракона. Наверное, это глупо, но рядом со статуей Нес’тарра я чувствовала себя увереннее и спокойнее.

На данный момент прошло уже четыре декады после объявления о нашей с Кэри помолвке, а эта феерическая новость по-прежнему будоражила умы и рождала нездоровые слухи. А самое обидное то, что Кэртена почти никто не доставал. Мне же приходилось буквально отбиваться от нападок. Особенно усердствовали однокурсницы блондина, явно считавшие себя лучшей парой для наследника рода дер Сэннет, нежели безродный смесок. К счастью, ни одной из вышеупомянутых девиц даже в голову не пришло, что наш брак может быть фиктивным. И Кэри здорово для этого постарался, тиская на переменах «любимую невесту», словно резинового пупса. Хотя, с моей точки зрения, он излишне увлекся своей ролью ревнивого жениха, с нездоровым энтузиазмом отгоняя от «сокровища» любопытствующих сокурсников. А когда, забывшись, попытался сорвать наедине пару поцелуев, получил неслабый подзатыльник и отповедь. Вроде мозги на место встали с первого раза, хотя периодически попытки познакомиться «чуть ближе» повторялись. Но это, наверное, у всех мужчин на уровне инстинктов заложено. Тем более я отлично помню, что до нашего знакомства монахом он не жил. Не удивлюсь, если и сейчас не живет. Просто достаточно умен, чтобы не попадаться. Хотя, может пока и не рискует…

Дамы решили последовать старому проверенному принципу: нет человека — нет  проблемы. Что было очень, очень поспешным и непродуманным решением. Но кто я такая, чтобы их учить? Одно могу сказать точно — первая же напавшая на меня ларра здорово об этом пожалела! Я даже почти узнала ее в лицо… точнее «в декольте» — она на всех переменах крутилась рядом с Кэри, демонстрируя умопомрачительно глубокие вырезы на платьях и идеально откорректированную грудь.

Не ошибусь, если скажу, что пропавшую красотку особо и не искали. Видимо решили, что она отправилась в семейный ареал. И если бы спустя пару дней после нашего с ней «общения» директор, Вайрин дер Ортес, не заинтересовался странным экземпляром липучей лианы, который переполз под его окна и тщательно вывязал из своих побегов герб рода дер Крестэр…  то, полагаю, ее поисками занялись бы еще не скоро. Что сказать? Были бы мозги — был бы скандал. А так, возмущенная Тибра дер Крестэр, перемежая визгливые ругательства с угрозами, сама призналась, что напала на меня первой. Ну и огребла… только на этот раз уже не от меня, а от руководства Академии.

Следующая атака была спланирована гораздо тщательнее и умнее. Подкараулили по дороге с занятий, когда все мои мысли были нацелены на предстоящие поиски в Хранилище. И только благодаря экспериментальной защите, наложенной на меня переругивающимся дуэтом Кэри и Харона, мне удалось «отзеркалить» атакующую сеть обратно на агрессора.  Какое счастье, что ребята отнеслись к произошедшим на меня нападениям так серьезно!

Опознав в агрессоре очередную претендентку на браслеты моего благоверного, а в атакующей сети — «Важий полог»[2], я откровенно разозлилась, нарастила девице острые ушки, замаскировала ауру «под Литу» и убедила, что она — эльф. Затем потребовала, чтобы ларра забыла, что вообще видела меня сегодня, и немедленно отправилась ближайшим порталом на Ярмарку. После, исполненная тихой радости, уселась в медитационном круге Творцов Миров и постаралась окончательно успокоиться. Там, спустя некоторое время после происшествия, и нашел меня Харон… Сначала, выслушав мой рассказ, дер Альтер схватился за голову — ведь пойманная и отправленная на Арену бесхозная «эльфийка» будет иметь далеко не эльфийский разрушительный потенциал — силу-то я ей заблокировать не додумалась. И если после моего демарша поднять из-под земли «Веселый Дом» все же удалось, то после выпущенной на арену местного Колизея ларры, восстанавливать там будет просто нечего! Арена ведь рассчитана на магически сильных, но все же — Созданий, а сражаться там станет далеко не самый слабый Творец-Универсал. Тех же, кто приложил к этой истории свои шаловливые лапки, распнут разъяренные преподаватели Академии — именно им придется разбираться с Магистратом и последствиями локального Армагеддона. Но потом Харон сообразил, что при проверке на запретном «Важьем пологе» будут стоять отпечатки ауры ее создательницы, а вовсе не наши, и, распираемый непонятной радостью, рванул делиться новостями с Кэртеном.

Мои приятели последнее время вообще как-то подозрительно оживлялись, услышав об очередном нападении. Если они переживают за меня, то проявляется это довольно странно…

Правда всплыла позднее. Причиной нездорового ажиотажа было вовсе не беспокойство о моей драгоценной персоне! Эти меркантильные заразы просто устроили тотализатор и умудрились заработать немалый капиталец, делая на меня ставки в череде «поединков» с озабоченными конкурентками.

В тот день, когда я об этом узнала, моих друзей посетил не в меру упитанный земной зверёк — Alopex lagopus[3]. Устроенный скандал был столь зрелищным и громким, что коммерсантам пришлось бежать от меня телепортом, унося честно награбленное добро. Их даже не впечатлила в сердцах обещанная «страшная мстя», хотя предусмотрительные демиурги на их месте задумались бы о вечном…

Жутко разозлившись, я всю ночь перебирала злобные планы мести нераскаявшимся грешникам, изредка срываясь на мрачное мерзопакостное хихиканье, но в результате с некоторым сожалением выбрала наименее кровавый сценарий. Все же вдовой становиться мне рановато. Итогом стало то, что на следующее утро, впервые за время моего пребывания на Эдеме, я позволила себе прогулять урок. Первый.

Подкараулив Харона, я наложила на него сложную иллюзию Брадоса. Это прелестное заклинание отличалось от аналогов очень малым радиусом действия, что не давало возможности буквально превратить муху в слона, зато имело два неоспоримых плюса — требовало после наложения минимума подпитки Силой и было практически необнаружимо. Использовали его крайне редко — столь миниатюрные иллюзии не пользовались большой популярностью. Но мы не жадные, нам хватит!

Хихикнув, я оценила получившуюся картину, подкорректировала размер и, довольная, помчалась взламывать жилище Кэртена. Помнится, он как-то обмолвился, что ненавидит розовый цвет…

Харон, не выдержав, сбежал от одноклассников в середине первого занятия, когда те окончательно достали его шутками о «бедном мальчике, та-ак скучающем по своей юной невесте». На меня он, кстати, даже не подумал, дав этим немного бесценного времени и позволив закончить череду приятных сюрпризов для предприимчивых друзей. Вместо меня он нашел другого виноватого: вытащил с полигона Творцов Жизни ни о чем не подозревающего Кэртена и потребовал объяснений. Рыдающий от смеха Кэри оценил шутку и снял с друга иллюзию, развеяв тщательно «взращенную» мною эрекцию, распирающую лосины Творца Миров.

Решив, что на сегодня занятий с них достаточно, хихикающий Кэртен и взбешенный, сыплющий проклятиями Харон отправились к блондину, дабы спрыснуть нервы парой капелек спиртного.

Полагаю, лечить нервишки пришлось обоим! Я очень-очень постаралась произвести впечатление. Строгое убранство комнат Творца Жизни сменилось на гламурное розовое чудо, от которого даже у меня рождались позывы спрятаться в уборной и пообщаться с местным Ихтиандром. Хотя, зуб даю, больше обитых розовым плюшем стен и расшитых стразами диванов владельца жилплощади и его гостя поразили реалистичные картины, развешанные на месте старинных гобеленов с батальными сценами. Полотна, заключенные в эпатажные ярко-розовые рамочки с цветочками, изображали застывших в эротичных позах оголенных сокурсников мужеского полу, а напротив входной двери висела самая большая картина, на которой, краснея и скромно держась за ручки, стояли закадычные друзья в том же неодетом виде — уж натуры-то я на пляже понаблюдала достаточно…

Надеюсь, что проверять свои храны с учебными заданиями мой жених после такой бомбы не  станет. Или, по крайней мере, не вспомнит, в каком порядке они лежали. А то я, пользуясь случаем, скопировала информацию по заданиям первого курса для Творцов Жизни. Обещала ведь Тиль и Триону.

После того, как матерящиеся парни уничтожили розовое непотребство, привели в относительный порядок разгромленные покои и подлечили нервы несколькими бутылками хорошего вина, они приняли мудрое решение честно поделить барыш на три равные части и даже накинуть мне десять процентов за «вредность» — лишь бы я прекратила их терроризировать!

Вот только судя по мечтательным улыбкам для меня готовилась просто замечательная ответная пакость…

 

Помимо вышеперечисленных радостей, преподаватели Академии словно с цепи сорвались, решив, что надо в кратчайшие сроки впихнуть в пустые головы студентов как можно больше знаний. Домашние задания были огромными до неприличия, как будто нас пытались проверить на износ. Сначала я хотела окончательно забить на учебу, посвятив все свободное время потрошению Архивов, но, поразмыслив, решила не давать лишних поводов для пересудов. В результате выполнение домашек отнимало львиную долю времени и сил, так необходимых для поисков.

В общем, скучно не было. Так мне не приходилось вкалывать никогда в жизни. Приползая по вечерам в комнату, я жаловалась Малышу на свою нелегкую долю и засыпала под утешительное ворчание демона-хранителя.

В конце концов, завтра будет новый день, и возможно, я найду способ попасть домой…



[1]              Небольшое парнокопытное, внешне напоминающее пуду. В период весеннего гона самец привлекает самочку своеобразными звуками. Повадками  кур’тах в это время напоминает скорее тетерева, нежели оленя. В данном случае Торрен имел в виду, что Трион слышит только себя, т.е. ведет себя «как тетерев на току».

[2]              «Важий полог» — запрещенное атакующее плетение (сеть), позволяющее зомбировать жертву и приглушить, а то и полностью замаскировать ее ауру. Является практически необнаружимой, так как жертва «Важьего полога» ведет себя вполне разумно и рассудительно во всех вопросах, не касающихся заложенной программы.

[3]              Песец, полярная лисица. Хищное млекопитающее семейства псовых. Также слово «песец» используется для эвфемистического замещения нецензурного определения печального исхода. Ну, а «полный песец» — о-очень печального исхода.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям