0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Седьмая руна » Отрывок из книги «Седьмая руна»

Отрывок из книги «Седьмая руна»

Автор: Каблукова Екатерина

Исключительными правами на произведение «Седьмая руна» обладает автор — Каблукова Екатерина. Copyright © Каблукова Екатерина

- И, конечно, помните, что женщина-некромант как морская свинка: ни к свиньям, ни к морю отношения не имеет, - профессор Ле Шовен дождался смешков в аудитории и ухмыльнулся в черную бороду, кудрявая густота которой, казалось, компенсировала обширную лысину.

Франсуаза д’Эгре украдкой закатила глаза. Работая личным ассистентом профессора кафедры некромантии уже три года, она почти ежедневно слышала эту шутку.

Как-то реагировать или злиться на профессора было глупо: он всего лишь отражал мнение старшего поколения, до сих пор считавшего, что женщина - существо слабое в том числе и разумом, и что особам женского пола стоит выйти замуж и заниматься хозяйством, а не получать образование в академии. Особенно если это Суар де Бонне - старейшая академия Галлии.

Мнение профессоров не смогли поколебать ни королевские указы, разрешившие девушкам получать образование в магической академии наравне с мужчинами, ни результаты тех, кто рискнул и пошел учиться.

Оскорбленные преподаватели чинили адепткам кучу препятствий: задавали задания повышенной сложности,валили на экзаменах. Франсуаза была одной из немногих,кто дошел до конца. Но завершив учебу и получив диплом с отличием, она столкнулась с другой проблемой: никто не желал брать ее на работу.

Общество считало, что девушке не пристало раскапывать могилы и бегать по ночам по кладбищу, упокаивая умертвия. Более того, некроманты, яростно защищавшие свое занятие от женщин, добились принятия указа, запрещающего женщинам практиковать на кладбищах.

Впрочем, большинство адепток и сами боялись умертвии предпочитали изучать целительство или бытовую магию.

Сама Франсуаза мыслила иначе. Хотя от лопаты на руках появлялись мозоли, а бегать по кладбищу было неудобно из-за пышной юбки, так и норовящей запутать ноги. Но указ есть указ, и девушка предпочла работать в академии, тем более, что профессор Ле Шовен предложил стать его личным ассистентом.

Франсуаза не питала иллюзий, почему именно ей поступило это предложение: впечатленный ее дипломом, Ле шовен попросту переложил на нее всю свою научную работу, без зазрения совести присваивая результаты исследований.

Франсуаза терпела, поскольку взамен она получала профессорский доступ к академической библиотеке и возможность проводить исследования. Благо, академия часто сотрудничала с полисагическим управлением Паризьенны, и материала, то есть тел было хоть отбавляй.

- Мадемуазель д’Эгре! - Грозный окрик профессора вывел ее из задумчивости. Франсуаза торопливо встала и направилась к специальному возвышению, накрытому простыней, под которой угадывались очертания тела. Адепты замерли, вытянув шеи.

Девушка знала, что под простыней всего лишь иллюзия, способная напугать особо впечатлительных первокурсников и дать им возможность изменить решение о выборе специализации, пока еще не поздно.

Сама она к досаде преподавателей в первый раз внимательно рассматривала посиневшее распухшее тело, а вот двое из ее группы упали в обморок.

- Итак, вот то, с чем вам предстоит работать!

Подчиняясь жесту профессора, Франсуаза сдернула простыню и ахнула.

Золотистые волосы лежащей на возвышении бездыханной женщины волной упали на пол по обе стороны от постамента. Адепты заметались по аудитории. Кто-то подался вперед, жадно всматриваясь в сморщенное обнаженное тело, двое метнулись к ведру, специально поставленному в углу для этих целей. Судя по звукам, молодые люди все-таки проигнорировали предупреждение не завтракать и теперь сполна расплачивались за свою браваду.

Не выпуская из рук ткань, девушка вопросительно взглянула на профессора, ожидая распоряжений. Ле Шовен побледнел и рванул воротник мантии.

- Что за… - прошептал он и взревел так, что его было слышно по всей академии. - Кто подменил тело?!!

Глава 1

 

Оглушительно рыча, самоходный фиакр несся по улицам Паризьенны. Из-под него вырывались сизые клубы дыма. При виде этого чуда техники и магии лошади испуганно шарахались, извозчики ругались, а прохожие осеняли себя знаком благодати. Резкий поворот заставил водителя ударить по тормозам. Пронзительный визг перекрыл шум улицы, кабину закачало так, что показалось, она вот-вот рассыпется.

Испуганные вороны с противным карканьем вспорхнули с крыши, одна из них нагадила на голову солидному прохожему в шляпе-котелке. Он нахмрился и погрозил кулаком вслед фиакру, но экипаж уже скрылся в клубах дыма

Перед высокой аркой, ведущей в академию магии, фиакр остановился, недовольно подрагивая. Водителю пришлось несколько раз громко просигналить, чтобы зазевавшийся привратник спохватился и, наконец, открыл чугунные ворота.

Оглушительное рычание, и под восторженные взгляды адептов фиакр почти не сбавляя скорости выскочил из арки во двор, промчался по брусчатке и резко оттормозился у ступеней, ведущих к крыльцу. Еще один хлопок, напоминавший выстрел, и экипаж затих, напоследок выпустив клубы дыма, которые заволокли весь двор.

Не обращая внимания на серую завесу, водитель вышел из экипажа и снял шлем, заменив его фуражкой полисмага. Под кожаной курткой с меховым воротником виднелся черный мундир, а брюки-галифе были заправлены в высокие сапоги, явно потрепанные жизнью.

- Этьен, мог бы и потише, не дрова везешь! - проворчал второй полисмаг, вылезая с пассажирского места. Его кожа была зеленоватого оттенка. То ли полисмаг был родственником ламий - водных дев-утоплениц, затягивающих зазевавшихся путников в водоемы, то ли его просто укачало.

- Пьер, ты вечно недоволен! - лениво отозвался Этьен, оглядываясь по сторонам. Заметив, что и преподаватели, и адепты приникли к окнам, внимательно наблюдая за тем, что происходит во дворе, полисмаг усмехнулся.- А, профессор Копен! вижу, вы стали деканом!

Последняя фраза предназначалась высокому седовласому мужчине в черной мантии, вышедшему на крыльцо. Серебряная кайма на ней свидетельствовала о высоком звании. видимо, декан факультета лично решил поприветствовать стражей порядка.

- Мсье Богарне! - Профессор скривился, словно надкусил лимон. - Кто бы мог подумать?

- Капитан Богарне, - поправил его полисмаг. - И уж вы-то могли подумать, если бы соблаговолили совершить это нехитрое действие. Ладно, за работу! Где тело?

Он устремился к чугунным дверям, на которых был изображен герб Академии: открытая книга над перекрещенными мечами, символизирующая торжество знаний над силой. Декан неодобрительно поджал губы, но послушно поплелся следом.

Огромный холл с мраморной лестницей и мозаичными панно на стенах заставил Пьера восхищенно присвистнуть.

Этьен неодобрительно покосился на приятеля, но промолчал. В отличие от Пьера, дослужившегося до звания лейтенанта из низов, Этьен Богарне в свое время имел честь окончить боевой факультет магической академии Суар де Бонне, но не любил вспоминать годы учебы.

Внебрачный сын барона, он вытерпел слишком много: издевки со стороны однокурсников, пренебрежение преподавателей, - и поэтому не испытывал трепета, поднимаясь по мраморным ступеням. К удивлению Этьена, лестница была пуста, как и коридор, по которому они прошли к аудитории. Нахмурившись, капитан Богарне внимательно посмотрел по сторонам и наконец заметил, тонкие магические щиты, которыми были закрыты боковые проходы. Видимо, у декана, или у кого-то еще, хватило ума отсечь зевак. Оно и к лучшему.

Коридор уперся в массивную дверь, обитую серебром.

- Ничего себе, - при виде такой роскоши, Пьер присвистнул.

- Это прозекторская, - пояснил Этьен, косясь на сопровождавшего их декана. -- Здесь проходят практические занятия по некромантии для младших курсов.

- Неужели мертвяки боятся серебра? - нахмурился полисмаг.

- Нет. Но на первом курсе всегда найдется пара ребят, кто в панике пытается выбежать, как только покойник встанет. Серебро впитывает в себя их магию, - привычно пояснил декан.

- Если младшие курсы могут нанести такой урон, то где же проходят занятия для старших? - хмыкнул Пьер.

Профессор Копен демонстративно закатил глаза.

- На кладбище, - проинформировал Этьен приятеля и дернул дверную ручку. - Интересно, зачем они заперлись? Эй! Открывайте!

Дверь распахнулась.

- Капитан, - возникший на пороге полисмаг отсалютовал Этьену.

- Сержант… - кивнул тот, силясь вспомнить, встречались ли они раньше.

- Сержант Тома, - подсказал полисмаг, чем заслужил еще один благодарный кивок. - Мы встречались три года назад. Дело о человеке со шрамом. А это - мой коллега Жан Моро.

- Капитан, - второй сержант поприветсвовал прибывших.

- Да, верно, - Кивнул Этьен, делая вид, что все вспомнил. Работая в главном управлении капитан Богарне давно перестал запоминать и имена районных полисмагов, и дела, которые расследовал. Первые менялись слишком часто, а вторые… Вторые слишком тревожили в кошмарах.

- Что у вас? - Этьен предпочел перейти к делу.

- Неопознанное тело. Женщина, возраст непонятен, причина смерти тоже! - сержант посторонился, позволяя войти.

- Следы насилия?

- Визуально нет. Поэтому мы вас и вызвали.

- Хорошо.

Капитан Богарне переступил порог и обвел взглядом аудиторию. В воздухе пахло холодом и формалином. Это хорошо, значит процессы разложения тканей замедлятся.

Ослепительно белые стены, холодный магический свет, льющийся с потолка, возвышение, на котором лежало накрытое простыней тело. Замерзшие адепты тихо сидели за партами. Суд по белой кайме мантий - первый курс. Наверняка, одно из первых занятий. При виде полисмагов из центрального управления глаза адептов округлились еще больше.

Этьен хмыкнул. Не повезло ребятам. Или повезло, тут уж как посмотреть. В любом случае, судя по бледным лицам и растерянным взглядам мало кто из них выберет на третьем курсе некромантию как специализацию.

- Мсье Богарне! Вы?

Дрожащий голос заставил поморщиться.

- Профессор?

Ле Шовен подбежал к бывшему ученику, схватил ладонь и потряс. Руки преподавателя подрагивали, а на залысинах блестели капельки пота

- Это… это так ужасно! Кто-то подменил тело… Хорошо, что мы не начали демонстрацию!

Краем глаза Этьен заметил, что полисмаги с удивлением переглядываются. В их понимании некроманты, имеющие дело с мертвыми, не должны были так реагировать на очередной труп.

Пьер попытался обратить внимание напарника на странную реакцию, но Этьен только отмахнулся. В отличие от остальных, он прекрасно знал, что Суар де Бонне профессора вели только лекции, а на кладбища с адептами ходили младшие преподаватели и ассистенты.

Он так же понимал, что руководство академии, дорожа репутацией учебного заведения с радостью скрыло бы происшествие, избавившись от неопознанного тела, но на лекции присутствовало слишком много народу, поэтому пришлось вызвать полисмагов. Ректор Суар де Бонне лично заручился поддержкой префекта. Тот, в свою очередь,

счел, что никто не возьмется за дело с такой тщательностью и деликатностью, как бывший адепт, и потому лично назначил капитана Богарне вести следствие. По всей видимости, начальник полисмагического управления не учел, что именно капитан Богарне не питает трепетных чувств к академии, и не станет идти на сделку и скрывать нарушения.

С другой стороны, и помогать ему никто не станет. Этьен это прекрасно понимал, и не питал иллюзий относительно того, что мундир полисмага поможет ему избежать насмешек за спиной.

- Надеюсь, здесь ничего не трогали? - спросил он, подходя к телу, накрытому простыней.

- Я распорядился оставить все, как есть, - подтвердил сержант Моро. - Только опять накрыли простыней из-за адептов.

Криво усмехнувшись, Этьен взглянул на притихших первокурсников. Похоже, начало этого семестра запомнится им навсегда.

- Хорошо. что с самим телом?

- Там… там трудно описать, - продолжил сержант.

- Мы вызвали некроманта из управления, - отрапортовал Тома.

Словно в ответ из-за кафедры раздался смешок. Этьен повернулся и замер, встретившись взглядом с самой красивой женщиной, которую он когда-либо видел. Волосы цвета спелой пшеницы, стянутые в тугой узел, подчеркивали изящество длинной шеи, глаза цвета морской волны притягивали, словно два омута. Даже легкая горбинка на носу не портила лицо, а лишь придавала определенный шарм.

Скромное серое платье, украшенное белоснежным воротником не могло скрыть очертаний фигуры.

Женщина, вернее юная девушка, понимающе улыбнулась, и Этьен вдруг понял, что непростительно долго рассматривает ее.

- Прошу прощения, мадам... - начал он.

- Мадемуазель, - поправила красавица.

- Простите, - повторил капитан, начиная злиться на самого себя за глупость.

- Я - мадемуазель д’Эгре, ассистентка профессора Ле Шовена. - она подошла и по-мужски протянула руку. - Очень приятно…

Она не сказала стандартное “К услугам вашим”, но в ее устах это прозвучало бы слишком двусмысленно. Этьен кивнул и осторожно коснулся узкой ладони.

- Капитан Богарне, - в который раз представился он. - Я буду вести расследование.

- Я поняла, - мадемуазель д’Эгре выжидающе взглянула на полисмага, в глаза мелькнули огоньки смеха, а Этьен вдруг понял, что все еще удерживает ее руку в своей.

- Простите, - он быстро разжал пальцы.

Франсуаза склонила голову, судя по улыбке, она прекрасно знала, какой эффект вызывает ее внешность. Этьен скрипнул зубами и поклялся сам себе,что с мадемуазель д’Эгре его будут связывать только деловые отношения.

- Д’Эгре, - пробормотал Пьер, - уж не родственница ли вы графа Гастона д’Эгре?

Девушка нахмурилась:

- Это как-то относится к убийству?

Пьер смутился:

- Н-нет, но…

- В таком случае, не лучше ли вам приступить к исполнению своих обязанностей?

Этьен поморщился. Судя по фразам и своему поведению, девушка явно имела отношение к дворянскому роду Эгре, представители которого слыли напыщенными гордецами. Странно, что они позволили ей работать в академии, еще и ассистентом профессора, питавшего слабость к хорошеньким мордашкам. Хотя именно эта слабость могла объяснить все, кроме одного: что такая красавица нашла в лысеющем толстом профессоре.

Но капитан Богарне прибыл в академию не для того, чтобы выяснять порочащие связи. Он повернулся к возвышению, приподнял простыню и убедился, что на теле нет одежды и обвел взглядом притихших первокурсников. Перепуганные больше полисмагами, чем происшедшим, они во все глаза следили за действиями стражей порядка.

Мрачно усмехнувшись, Этьен поднял край простыни, открывая лицо и плечи жертвы. над головой послышались сдавленные охи, а один из адептов, вихрастый юноша, закатил глаза и сполз под парту.

Пьер направился к нему.

- Кто-нибудь ее знает? - холодно поинтересовался капитан. Судя по зеленеющим физиономиям, даже если кто-то и был знаком с девушкой при жизни, то сейчас вряд ли вспомнил бы это.

- Боюсь, капитан, адепты слишком потрясены случившимся, чтобы мыслить здраво, - вмешалась ассистентка профессора. Она так и осталась стоять за спиной полисмага, с интересом наблюдая за его действиями. - К тому же они замерзли, поскольку сидели здесь больше часа, ожидая вашего прибытия.

В ее голосе слышался упрек.

- Мы просто… - начал оправдываться Пьер, но Этьен оборвал его.

- Тома, Моро, выведите адептов в другое помещение! Перепишите данные и отпустите, мы допросим их позже!

- Да, но как это сделать? - пробормотал полисмаг, затравленно смотря на молодых людей.

- Думаю, декан Копен вам поможет, у него есть список курса, - предложила Франсуаза, которую порядком утомила эта суета. Она взглянула на золотые часы на запястье и вздохнула, понимая, что уже опоздала. - Наверное, мне стоит проследить самой.

- Нет! - Этьен сказал это резче, чем хотелось. - Вы останетесь, как и профессор Ле Шовен!

Он ожидал возражений, но их не последовало.

- Как вам будет угодно, - девушка натянуто улыбнулась и отступила.

- Господа, прошу! - засуетился декан. Адепты послушно направились к дверям. Как только они переступили порог, коридор наполнился гвалтом. Голоса полисмагов, призывающих к порядку, моментально потонули в нем .

- Приступим! - Этьен полностью сдернул простыню и начал внимательно осматривать тело. - Пьер, записывай: женщина, лет тридцати, визуальных следов насилия не обнаружено… Профессор, вы сможете сделать слепок анимы?

Последнее предназначалось Ле Шовену. Анима - часть ауры, остававшаяся в теле несколько часов после смерти.

- Ну… э-э-э… - замялся преподаватель. - Видите ли, прошло много времени… И я не уверен…

- Я уже сделала, - перебила его ассистентка. - Реторта на моем столе. С красной крышкой. И девушку не насиловали.

- Откуда вы знаете? - Этьен кивнул, приказывая Пьеру взять реторту, внутри которой метался огонек анимы.

- Что именно?

- Все. С чего вы решили, что жертва - невинная девушка?

Франсуаза улыбнулась, и Пьер, ослепленный этой улыбкой, едва не выронил реторту. Этьен с трудом удержался, чтобы не пихнуть друга в бок.

- Видимо, вы плохо слушали лекции по некромантии, капитан, - насмешливо произнесла мадемуазель д’Эгре, прекрасно осознавая, какой эффект ее внешность оказывает на мужчин. - Иначе поняли бы что морщины - следствие потери тургора, упругости кожи. Девушке не больше двадцати. Кто-то просто сцедил из нее всю кровь.

Она замолчала, наслаждаясь произведенным на полисмагов эффектом. Оба мужчины потрясенно смотрели на девушку, пытаясь осознать тот факт, что красавица-блондинка оказалась еще и умной. Ле Шовен недовольно сопел у кафедры. он как раз не слишком жаловал, когда ассистентка позволяла себе показать свой ум.

- Допустим, вы правы, - Этьен опомнился первым. - Но тогда где рана?

Он демонстративно осмотрел руки жертвы: сначала одну, а потом другую.

- Скорее всего под коленом,- Франсуаза спокойно обошла возвышение. - Вы понимаете, что это значит?

- Почему вы решили, что ее никто не насиловал? - перебил Пьер.

- Кровь, болван, - подал голос мрачный, как туча, Этьен. - Мадемуазель д’Эгре намекает, что кому-то понадобилась кровь девственницы…

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям