0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Секретарша для Кощея » Отрывок из книги «Секретарша для Кощея»

Отрывок из книги «Секретарша для Кощея»

Автор: Ли Аннабель

Исключительными правами на произведение «Секретарша для Кощея» обладает автор — Ли Аннабель Copyright © Ли Аннабель

Аннабель Ли

 

Секретарша для Кощея

 

Пролог

 

Осеннее утро выдалось сырым и прохладным. Пришлось приложить титанические усилия, чтобы вытащить себя из кровати и пойти собираться на собеседование.

У тебя все получится, – сказала я сонному отражению в зеркале.

Отражение в свою очередь выглядело помятым, смущенным и чувствовало себя неловко. Утренние аффирмации были чем-то новым в моем обиходе. В голову прокралась безумная мысль отключить телефон и залезть обратно под одеяло, но я тут же отогнала ее прочь.

О ногу потерлось мягкое, пушистое и неимоверно голодное создание.

Доброе утро, – ласково сказала я и кот протяжно мяукнул в ответ.

Приведя себя в порядок, я вышла из ванной и с грустью заметила, что Тишка так и не притронулся к еде. Он уже несколько дней бастовал против нового корма и я была готова капитулировать. Мы в ответе за тех кого приручили и безнадежно избаловали, а значит я все же поеду на собеседование. У вакансии были минусы в виде командировок и я хотела что-то поближе к дому, но размер зарплаты заставил меня несколько пересмотреть свои приоритеты. Ну и еще тот факт, что один рыжий кот предпочитал корма премиум класса и готов был неделю питаться комнатными цветами, лишь бы не понижать свои стандарты на более дешевые аналоги.

Допивая горячий кофе, я выглянула в окно. Интересно, если я одену свитер вместо рубашки, это повлияет на результаты собеседования? После мучительного выбора между деловым стилем и комфортом, был найден компромисс. Я накинула пальто на свитер, под которым была рубашка, замоталась в теплый шарф и почувствовала себя капустой. Зато было тепло.

ООО «Живая Водица» занималась производством минеральной воды. Генеральному директору требовался секретарь и увидев вакансию в первый раз меня немного отпугнул внушительный список требований, но попытка не пытка.

В метро в таком количестве одежды было жарко. Ослабив шарф и расстегнув пальто, я смотрела на серых прохожих, уткнувшихся кто в книгу, кто в телефон. Всегда чувствовала себя неуютно в душных вагонах под землей. К выходу попытался протиснуться мужчина. По ноге что-то полоснуло дернув тонкую ткань. Ощущение рвущихся колготок очень сложно с чем-либо спутать и я с ужасом поняла, что по ноге ползет огромная стрелка!

Нет, нет, нет, – прошептала я, осматривая размер трагедии.

План созрел быстро. Купить по пути в офис колготки и в туалете их переодеть. Благо время еще оставалось. На практике оказалось поблизости не было ни одного магазина, где продавались бы колготки. Отчаянье захлестнуло меня с головой, хорошее же я произведу впечатление на собеседовании.

Взглянув на высокое здание, я сглотнула вязкую слюну. Сердце бешено колотилось и я призвала на помощь всю свою «стрессоуйсточивость и коммуникабельность». Они были указаны в виде личностных качеств в резюме и, положа руку на сердце, я немного там все приукрасила.

Собравшись с мыслями, я подошла к автоматическим дверям и произошла катастрофа номер два. На меня налетела девушка со стаканчиком кофе в руках и я уже с истерическим смехом смотрела, как темное пятно расползается по бежевой ткани пальто.

Смотри куда идешь, – проскрежетала незнакомка, возмущенно смахивая капли кофе с рук, – вообще-то, принято пропускать выходящих из помещения или в деревне нормам этикета не учат?!

Всему учат, жаль только что вас в школе читать не научили, – огрызнулась я.

Открыв рот от возмущения девушка хотела продолжить словесную перепалку, но взгляд ее упал на надпись на стекле «вход», через который она, собственно говоря, вышла.

Хамка, – бросила она, даже не думая извиниться, и развернувшись на каблуках пошла прочь.

Удачно добраться домой на метле! – прошипела я, но она естественно этого уже не услышала.

В холле я сняла пальто и вывернула его подкладкой наружу, чтобы скрыть пятно. На десятом этаже, согласно приглашению там находился офис фирмы, меня встретила очень красивая девушка в положении и, улыбнувшись, попросила оставить пальто в гардеробной. Мне ужасно не хотелось с ним расставаться, ведь оно так удобно прикрывало дырку на колготках. Но делать было нечего.

Присаживайтесь, через несколько минут Алексей Юрьевич освободится и примет вас. Пока может быть чай, кофе?

Спасибо, думаю на сегодня кофеина для меня достаточно, – грустно улыбнулась я.

Появилось время перевести дыхание и успокоиться. Волнение исчезло, на смену пришло смирение. Я уже прекрасно знала чем все закончится.

Как Тишка не подходит красной бархатной подушке на выставке кошек, так же и я не подходила этому прекрасному офису. Девушка тем временем вернулась за свой рабочий стол. Я отметила, что не смотря на беременность она продолжает носить очень высокие каблуки.

Ничего не могу поделать, красивая обувь моя слабость, – улыбнулась она, заметив мой взгляд.

В этот момент стеклянная матовая дверь с грохотом распахнулась, чудом не разлетевшись вдребезги. Из кабинета вылетела разъяренная фурия. Платиновая блондинка в черном, ультракоротком платье, офисную изюминку ему предавал белый воротничок, пронеслась мимо нас и с остервенением стала судорожно нажимать кнопку вызова лифта. Как понимаю вакансия секретаря была еще открыта.

Пожалуйста проходите, – позвала меня девушка за столом и я неуверенно прошла в кабинет.

Добрый день, садитесь, – не глядя на меня сказал мужчина и продолжил, что-то печатать на ноутбуке.

Я тихо присела на краешек кресла и разглядела на столе как минимум еще десять резюме других соискателей. В комнате повисло молчание.

Бессмертный Алексей Юрьевич, – наконец-то представился он и протянул мне руку для рукопожатия.

Тишкина Ксения Константиновна, – я неловко пожала руку в ответ, такое приветствие было для меня в новинку.

Он подарил мне долгий пристальный взгляд, под которым я внутренне съежилась как кролик в клетке удава. Конечно от него не укрылись ни порванные колготки, ни брызги кофе на манжете рубашки. Мои плечи сами собой опустились, я готова была расплакаться прямо в его кабинете.

Прекрасно, вы приняты.

 

Глава 1.

 

Из офиса я вышла как в тумане. Лена, так завали секретаря, кратко ввела в курс дела. Дальше шла проверка службы безопасности, по результатам которой со мной должны были связаться. И все, я могла выходить на работу.

Чувствуя острую необходимость восстановить душевные силы, я позвонила лучшей подруге и мы договорились, что вечером пойдем отмечать мой головокружительный карьерный успех. Переодевшись дома в джинсы и водолазку, я покормила Тишку его любимым кормом и без сил завалилась на родной диванчик. Этот день выбил меня из колеи и однозначно вымотал.

Прекрасно, вы приняты, – крутилась раз за разом реплика Бессмертного и я никак не могла понять, что это было.

Да и сам будущий руководитель немного настораживал. Современная манера здороваться с женщиной рукопожатием противоречила выбору делового костюма. Кто в двадцать первом веке носит костюм тройку на работу, да еще и с цепочкой от карманных часов на жилете? А его кабинет с старой мебелью из массива дерева и натуральной кожи? Он совершенно не вписывался в современный офисный стиль помещения.

Я посмотрела на часы, через часик можно будет выдвигаться на встречу с Тоней, а пока пожалуй попью чаек с ромашкой.

М-да, – протянула Тоня, выслушав мою историю, – а внешне он как?

Мы сидели в маленьком уютном кафе растягивая удовольствие от приготовленной кем-то другим пищи. Я сто лет никуда не выбиралась, так как без работы старалась экономить и не тратит зазря накопленные средства. Тоня же была мамой в декрете и этим все сказано.

Высокий, худощавый, нос с небольшой горбинкой, но ему идет. Знаешь напоминает породистого аристократа из фильмов... Или злодея, – вдруг выдала я.

Смотрю за несколько минут, что длилось собеседование, ты успела в деталях его рассмотреть, – вскинула бровь Тоня.

У него запоминающаяся внешность, только и всего, – небрежно ответила я и слегка покраснела.

М-м-м, – хмыкнула Тоня, – слушай, а вдруг он думает, что ты из таких секретарей...

Ой да брось, – отмахнулась я, – видела одну из претенденток, рядом с ней я смотрюсь как серая мышь, так что если бы ему нужен был секретарь по совместительству с... Ну ты поняла... Он точно бы меня не выбрал.

И все же, что-то тут не так, – задумалась подруга и мне сложно было с ней не согласиться.

Поживем увидим.

По пути домой, мы решили немного пройтись пешком. К вечеру ветер утих и не смотря на сырость, было приятно прогуляться и подышать свежим воздухом. Тоня не спешила домой. Она полгода как сидела в декрете и нам редко удавалось спокойно поговорить.

Как ты? – спросила Тоня, замедляя шаг.

Уже лучше, конечно на душе еще остался осадок. Со временем пройдет.

Костик больше не объявлялся?

Нет, думаю и не объявится.

Еще бы. Чтобы отделаться от него я переехала со старой съемной квартиры, сменила телефон и закрыла аккаунты в соц сетях.

Бывают же такие мерзавцы, – возмущенно сказала Тоня, – вот бы на новой работе ты встретила кого–то достойного.

Ну нет, – горько рассмеялась я, – хватит с меня мужчин!

Тишки в моей жизни было более чем достаточно.

В первый рабочий день, я пришла в офис ни свет ни заря. Находиться одной было немного неловко и я решила осмотреться. Гардеробная, небольшая комната отдыха с холодильником и кофеваркой, еще пара кабинетов разных руководителей и несколько переговорных.

Сварив себе кофе, я поудобнее устроилась на диванчике для гостей и стала ждать Лену. Она влетела со скоростью света, разрушив тишину пустынного офиса. За спиной словно плащ развивались рубашки из химчистки, во второй свободной руке умещались два кофе на подставке, огромная кожаная сумка шоппер и телефон. Для беременной на шестом месяце она била все рекорды подвижности.

Доброе утро! – сказала я и поспешила за Леной.

В глаза бросились удобные спортивные кроссовки, одетые прямо на капроновые колготки. Значит Лена не всегда носила высоченные каблуки.

Боже ну и денек, – крикнула в ответ она уже из кабинета Бессмертного и я вошла внутрь, – запоминай, все запасные рубашки и костюмы Алексея Юрьевича развешены по цветовой гамме от светлого к темному, слева направо соответственно. Он приходит ровно в девять ноль ноль и очень важно чтобы к этому моменту все было готово. Двойной эспрессо и капучино объемом ноль три без сахара должны быть еще горячими, иначе он будет в отвратительном расположении духа до конца дня. Позже напишу название кофейни и марку кофе, которые он предпочитает, – Лена облокотилась но стол, чтобы перевести дух, – Так. О чем это я... О Боже! Он придет через сорок секунд!

Последнее Лена пискнула и спортивным шагом понеслась в гардеробную, там выпрыгнула из кроссовок, запрыгнула в красные лодочки на шпильке, закрыла шкаф и в это мгновение дверь лифта открылась.

Доброе утро, Алексей Юрьевич, кофе на столе.

Доброе утро, Елена. Доброе утро, Ксения, – кивнул он и прошествовал к себе в кабинет.

Все происходящее мне напоминало странный сон. Начиная с урагана под названием «Лена» и заканчивая штилем в виде Бессмертного.

А... О... доброе утро, – промямлила я, посмотрев вслед Алексею Юрьевичу и поняла, что происходящее мне не приснилось.

Он пришел на работу в черном длинном плаще, фетровой шляпе и с тростью! Самой настоящей тростью, в которой не было никакой необходимости здоровому, не хромающему мужчине. Как только за ним тихо закрылась дверь кабинета Лена выдохнула.

Хочешь чаю? – спросила я, желая хоть как-то ей помочь.

Да, спасибо, и печенье с шоколадной крошкой прихвати, пожалуйста.

Так начался мой первый рабочий день. Я старательно записывала все причуды руководства, а было их немало. Очевидно, что Алексей Юрьевич помешан на порядке. Начиная с расположения предметов на рабочем столе и заканчивая привычкой все делать согласно расписанию. Я с ужасом смотрела на поминутную таблицу его рабочего дня. Моей прямой обязанностью было неукоснительно ей следовать и контролировать, чтобы расписания придерживались и все остальные. К обеду, я уже чувствовала себя студенткой в институте, у которой отваливается рука от конспектов.

Кажется мне нужна чашка кофе, – сказала я Лене и встала со стула.

Ноги затекли от долгого пребывания в одном положении. Я сварила себе кофе, прихватила овсяное печенье и пока никого нет присела на полюбившийся диванчик для посетителей, но не тут то было. В офис вошла высокая, длинноногая дива и злобно цокая каблуками направилась к кабинету Бессмертного.

Простите, Алексей Юрьевич сейчас не принимает, – вскочила Лена, но незваная гостья уже распахнула дверь его кабинета.

И где она?!

Девушка гневным взглядом прошлась по комнате и остановилась на внушительного размера животе Лены. Глаза ее тут же сузились, словно она подозревала Лену во всех смертных грехах.

Я спрашиваю, где новая секретарша?!

Размокшая от кофе печенька, с детства любила их макать в напиток, громко булькнув, упала на дно чашки. Этот звук показался мне раскатом грома в повисшей тишине и посетительница наконец-то заметила мое присутствие.

Здравствуйте, – севшим от волнения голосом сказала я.

Василиса, – в дверях кабинета показался Алексей Юрьевич, – оставь работников в покое и зайди внутрь.

Фыркнув, она послушалась и дверь тихо закрылась. Лена устало плюхнулась на кресло и закатила глаза. Из кабинета больше не доносилось ни звука.

Кто это был? – шепотом спросила я Лену.

Ты разве не узнала? Это же известная модель Василиса Москвина и да, вы будете часто встречаться. Она невеста Алексея Юрьевича, и как ты уже заметила, у нее просто отвратительнейший характер. Сколько крови мне выпила за последние полгода...

Почему? – не поняла я.

Эта глупая курица вбила себе в голову, что я хочу увести ее Кощея.

Кого? – не поняла я, – Но ты ведь замужем!

Тише, у него слух как у кота, расскажу все на обеде.

В фирме у Бессмертного было давно привязавшееся прозвище «Кощей». Так по началу кто-то придумал называть его за глаза, когда не хотел привлекать внимание к имени и фамилии при посторонних. Но прозвище разошлось по отделам и прилипло к нему как влитое. Еще бы, оно так прекрасно сочеталось с фамилией Бессмертный. С невестой же история была куда интереснее.

Я не могу утверждать, что это чистая правда, но Маша из бухгалтерии, которой в свою очередь рассказала Галя из маркетинга, которая встречалась с одним из знакомых Кощея, готова поклясться — Василисе предсказала гадалка, что ее жениха уведет секретарша. С тех пор у нашей царевишны поехала крыша от ревности. Она каждую неделю заявляется в офис и устраивает сцены, как сегодня. В последнюю командировку решила поймать нас с поличным и инкогнито прилетела в Омск. В Омск!!! – Лена картинно ударила себя по лбу, – На деловую встречу с партнерами. Я впервые тогда видела Кощея вышедшим из себя и поняла, что пора мне двигаться дальше. Либо я сама уйду, либо меня уволят. Согласись, проще сменить секретаря нежели невесту.

Поэтому ты уходишь в декрет, – сделала вывод я.

Да, надеюсь теперь эта истеричка уймется, – закончила Лена и переключила всю свою злость на листья салата.

Думаешь ко мне она ревновать не станет? – с тревогой спросила я и Лена поперхнулась.

Прости, – откашлялась она, – не пойми меня неправильно. Ты очень милая девушка, это сразу видно, но...

Лена с трудом пыталась подобрать слова, чтобы не обидеть мои чувства.

Я не в его вкусе, – помогла ей я.

Да, – с благодарностью закивала Лена.

Вот почему он принял меня на работу, – догадалась я.

На душе сразу стало как-то паршиво. Значит я подошла не из-за личностных качеств, опыта работы секретарем и хорошим отзывам предыдущих руководителей, а потому что была невзрачна как моль!

Ксюша, не расстраивайся, – попыталась приободрить меня Лена, – это хорошо оплачиваемая работа. Да, с напрягами, но оно того стоит. За несколько лет я успела повидать мир благодаря Кощею, выплатить ипотеку и познакомиться с мужем. Он кстати работает в IT на третьем этаже. Так что выкинь Василису из головы и воспользуйся этой возможностью.

Позже вечером, нежась в ванне, я пыталась переварить произошедшее за день. Тишка пристально следил за мной сквозь дверную щель. Когда я его только нашла в подъезде, попытка помыть грязного котенка обернулась дикими воплями, исцарапанными руками и психологической травмой на всю жизнь. С тех пор ничто не могло заставить кота переступить порог ванной, но у Тишки оставалось внутренне беспокойство за хозяйку и закрой я дверь до конца, он непременно бы скребся и орал.

После ванны, валясь в уютном махровом халате. Я взяла телефон и повинуясь секундному порыву вбила в поиск «Василиса Москвина». Мне тут же выдало множество ссылок на новости, страницы в соц сетях и всевозможные фотографии фотомодели. Василиса и вправду была очень красивой девушкой с длинными, натуральными волосами цвета спелой пшеницы. Лицо сердечком, пухлые губы и ямочки на щеках. Рядом с такой и Лена выглядела посредственно. Одно у меня не укладывалось в голове – где и при каких обстоятельствах гадалка пересеклась с фотомоделью? Усмехнувшись, я списала все на глупые офисные сплетни, в которых нет и толики правды.

Ладно Тишка, – сказала я коту, который терся мордочкой о дверной косяк, – как-нибудь прорвемся.

 

Глава 2.

 

Второй рабочий день имел все шансы стать последним. Я опаздывала на работу. Полусапожки, не предназначенные для пробежек, натерли мозоли и каждый последующий шаг приносил все больше и больше дискомфорта.

Да как так-то, – простонала я, проверив время на часах.

Мы с Леной договорились, что теперь я буду сутра приносить кофе и свежие рубашки. Случилось же со мной все, что могло случиться в подобном случае. Вагон метро встал в тоннеле из-за технических неполадок на десять минут. В кофейне женщина средних лет с маленькой собачкой под мышкой никак не могла определиться с заказом. Все это время ее питомец так звонко гавкал, что у меня разболелась голова. В химчистке мне вручили несколько вешалок, на которых помимо рубашек было еще тяжелое зимнее пальто. Тотальная полоса невезения почти убедила меня в том, что я проклята.

Взмыленная, раскрасневшаяся, я выбежала из лифта и замерла около рабочего стола секретаря. Алексей Юрьевич словно статуя сидел на кресле Лены и не шевелился. Он даже не моргал.

Доброе утро, Алексей Юрьевич, – я попыталась улыбнуться, но его выражение лица подсказало, что не стоит и уголки губ опустились вниз.

Доброе утро, Ксения. Вы опоздали, – последнее звучало как приговор к смертной казни.

Да простите, не рассчитала время.

На пятнадцать минут. Ровно.

Такое больше не повториться, – соврала я, с моим везением повторится и не раз, – хотите кофе?

Бессмертный молчал, продолжая меня разглядывать. Ему даже в голову не пришло забрать свое барахло. Медленно выдохнув, чтобы не показать свой гонор, я открыла ногой дверь кабинета и развесила вещи от светлого, будь он не ладен, к темному и оставила кофе на рабочем столе.

Елены сегодня не будет, она взяла больничный, – раздалось у меня за спиной и от неожиданности я подпрыгнула.

Если бы бесплотные духи существовали, то определенно издавали бы больше шума при перемещении, чем Бессмертный.

Простите, не слышала как вы подошли, – выдохнула я, хватаясь за сердце.

Если будут вопросы, звоните. Она на связи.

Хорошо.

В комнате повисло молчание. Кощей смотрел на меня. Я на него.

Ксения? – Алексей Юрьевич вопросительно вскинул бровь.

Ой, – опомнилась я и выскочила из кабинета.

Щеки пылали огнем. Мне было ужасно неловко. Устало опустившись на кресло, где недавно сидел Кощей, я уставилась в потолок.

Ксения, – раздалось из телефона на рабочем столе, и я чуть не опрокинулась назад на стуле, – вы думали я не отличу Синий Бурбон от дешевой арабики?

Ах да, завершающий штрих этого волшебного утра — в кофейне закончился его любимый сорт кофе. День обещал быть долгим.

В принципе, благодаря Лене, я как-то справлялась. Она терпеливо отвечала на звонки каждые полчаса. Помогала решить возникшие проблемы и завершала разговор фразой – «ну ты это... держись». Сам босс проявлял терпение и сильно не распекал из-за промахов и ошибок. Он просто смотрел не моргая и от этого взгляда хотелось провалиться сквозь землю.

К вечеру от Тишкиной Ксении Константиновны остался только жалкий призрак. Я пропустила обед и готова была впасть в кофеиновую кому, когда Бессмертный появился на пороге своего кабинета чтобы отчалить домой.

Приятного вам вечера, – я выдавила из себя жалкое подобие улыбки.

Спасибо. До завтра, Ксения, и передавайте привет коту.

Я недоуменно уставилась на Бессмертного. Отмеривая шаги тростью, босс исчез в лифте не проронив больше ни слова. Откуда Кощей узнал, что у меня есть кот?! Я посмотрела вниз и простонала от всепоглощающего чувства стыда и неловкости. Черная водолазка и брюки были покрыты рыжей шерстью так, словно всю ночь на ней резвился линяющий, длинношерстный кот.

Я осталась одна. Совсем одна. Стрелка часов напротив показывала восемь вечера. Добби наконец-то был свободен. Выходя из офиса на промозглый осенний ветер, я попыталась выкинуть прошедший день из головы хотя бы до завтрашнего утра. Дома меня ждал голодный кот, горячий душ и чашка ароматного чая.

Утро следующего дня порадовало меня отсутствием чрезвычайных происшествий. Слава Богу, из химчистки ничего не нужно было забирать, кофе сорта «Синий Бурбон» завезли в кофейню и я вовремя добралась до рабочего места. Оставив два стаканчика с кофе на рабочем столе Алексея Юрьевича, я вернулась на свое место и расставила несколько личных вещей. Фото семьи, любимая кружка с ушками и мордочкой котика, несколько ручек и карандашей, разноцветные стикеры и счастливый розовый калькулятор. Последний верой и правдой служил мне уже три года и приносил удачу. По крайней мере я в это свято верила. Вокруг сразу стало немного уютнее. Если доживу до конца недели, то в понедельник принесу пару комнатных растений.

По Алексею Юрьевичу можно было сверять часы. Поздоровавшись, он прошел в свой кабинет и кажется в этот раз остался доволен кофе. Я облегченно выдохнула. По расписанию у него было запланировано совещание в большой переговорной, несколько встреч по скайпу с руководителями из разных регионов и ужин с Василисой. На последнем я конечно же не собиралась присутствовать, но бронь в ресторане сутра подтвердила.

Ксения, зайдите ко мне, – донеслось из телефона и я снова вздрогнула.

Никак не могла привыкнуть к этому агрегату.

Да, Алексей Юрьевич? – испуганно спросила я, забежав в кабинет.

Закажите букет и бутылку вина для родителей Василисы.

Ох, – я немного растерялась, – значит сегодня у вас семейный ужин... А какие цветы предпочитает ваша будущая теща?

От последних слов Алексей Юрьевич поморщился так, словно съел кислый лимон и я поняла, что сказала очередную бестактность. Ну зачем, зачем я произнесла «будущая теща»?

Дорогие, – кратко ответил он, – вино для будущего тестя... – он замолк и снова поморщился.

Возможно у него были не такие уж и теплые отношения с родителями невесты, но это меня уже не касалось.

Тоже дорогое, – догадалась я, записывая в блокноте.

Именно.

Я подняла взгляд на Алексея Юрьевича. Странные диалоги у нас завязываются в последнее время. Одна сплошная неловкость. Он смотрел на меня. Я на него.

Ксения? – он вскинул бровь точно так же как и вчера.

Да?

Можете идти дальше работать.

Я вспыхнула. Показывать себя в глупом свете при начальнике начинало входить у меня в привычку.

Итак, предо мной стояла непростая задача. Если в цветах я еще могла положиться на свой вкус, то в вине... Я знала есть красное и белое, сухое, полусухое, полусладкое и сладкое. В этом мои познания вина заканчивались. Выход был один – положиться на ценник. К концу рабочего дня доставили букет из алых пионовидных роз и вино, название которого я даже не рискну выговорить. Все вместе стоило как крыло самолета, так что пункт «дорого» был выполнен от и до.

Любуясь букетом, я вдохнула неповторимый аромат. Не знаю как от вина, но от непередаваемой красоты цветов любая женщина была бы в восторге. Дотронувшись до нежного бархатного лепестка, я с улыбкой подумала о предстоящих выходных и решила непременно купить домой цветов. В ближайшем будущем подобные подарки от кавалеров не предвиделись. Вспомнился Костик и улыбка сползла с моего лица.

Дверь кабинета открылась, появился Алексей Юрьевич. Он сменил серый костюм тройку на черный и выбрал более яркий, красный галстук. Как раз в тон к букету.

Желаю вам хорошо отдохнуть и приятно провести время, – сказала я, передавая розы.

Спасибо, в понедельник сутра поеду на производство, так что буду где–то без пятнадцати час. Скорректируйте расписание. До свидания.

Я до последнего надеялась, что ослышалась. До конца рабочего дня пять минут. Почему нельзя было сказать о корректировке планов раньше?! Сделав глубокий вдох и медленный выдох, я скрипнула зубами. Успокоиться не помогло. Придется задержаться. Снова.

Долгожданная суббота все же наступила. Я до одиннадцати валялась в кровати, не в силах расстаться с подушкой. Периодически приходил самый голодный кот на свете и тыкал лапой в лицо. Проверял не умерла ли хозяйка. К жизни меня заставил вернуться звонок Тони.

Ксю, привет, надеюсь не разбудила?

М-м-н-т, – пробубнила я, так как язык прилип к небу.

Отлично, – Тоня была бодра, весела и полна энергии, – умоляю, выручай. Я мелкого оставила бабушке, а старшего она брать отказалась, так как не управится с двумя. Пожалуйста посиди с Ванькой часиков до семи, а там его Витя заберет.

И куда ты записалась на этот раз? – сонно спросила я.

Тут нужно дать небольшое пояснение. Будучи мамой ушедшей из одного декрета сразу во второй, у Тони складывалось впечатление, что вся жизнь протекает мимо нее. Отчасти это являлось правдой. Забота о двух мальчишках и муже отнимали все свободное время. Тоне периодически требовалось вырваться на денек отдохнуть от семьи. Чувство вины не позволяло сделать это просто так и Тоня покупала себе всевозможные мастер классы и курсы выходного дня. В последний раз это была випасанна на йога-даче, до нее Тоня кажется ездила на уроки интуитивного рисования.

Женский круг с ночевкой, – радостно сказала она, – ну так выручишь?

Как я могу тебе отказать? – грустно улыбнулась я.

Спасибо огромное, мы с Ванькой уже подходим к твоему дому.

От этой новости я выпала в осадок. А как же принять ванну и выпить чашечку кофе?! Я успела только почистить зубы, а подкидыш на выходной уже стоял на пороге и насупившись, бросал на маму обидчивый взгляд.

Если что звони, – прощебетала Тоня, не обращая на Ваню внимания, – а я на электричку опаздываю...

И унеслась в неизвестном направлении. Оставалось только надеяться, что Витя, ее муж, в курсе.

Ну здравствуй, Ваня, – вздохнула я, – хочешь поиграть с Тишкой дразнилкой?

Ваня все так же насупившись кивнул. Понемногу лед между нами растаял. Зная Тоню, не удивлюсь если о поездке ко мне мальчик узнал только сегодня утром. Мы вместе позавтракали и собирались посмотреть мультики, когда зазвонил мобильный.

Да?

Ксения, это Алексей Юрьевич, – голос босса звучал сипло, – мне срочно нужно, чтобы вы привезли договор, который мы вчера подписали с компанией «Золотое Руно».

Простите, но я не одна и не могу сейчас уехать. Может быть завтра или хотя бы после семи, – начала я, но меня резко перебили.

Это не обсуждается, перенесите свидание или какие там у вас планы на выходные и приезжайте немедленно. Адрес скину сообщением.

На этом Алексей Юрьевич положил трубку. Открыв рот, я слушала гудки. Ну Кощей! Ну изверг! Пришлось звонить родителям Вани. Ни Тоня, ни Витя не отвечали. Я устало посмотрела на мальчишку и закрыла на секунду глаза, чтобы собраться с мыслями. На общественном транспорте с ним будет сложно. Вызову такси и попрошу возместить расходы. Потом в городе нужно будет перекусить. Пропускать ужин не дело. К вечеру мы вернемся и я спокойно передам его в руки отцу.

Ванечка, собирайся, поедем кататься по городу.

К моему облегчению он не капризничал. Наученная опытом, с Ваней я сидела уже не первый раз, сначала полностью оделась сама, а после помогла ребенку. Внизу нас ждала машина. Мы без пробок добрались до офиса, где я в панике искала необходимые Алексею Юрьевичу документы.

Мне жарко, – прохныкал Ваня.

Сейчас милый, почти нашла, – сказала я, быстро перебирая документы на столе Кощея.

Хочу писать.

Я на секунду задумалась о том, что тоже сейчас не отказалась от какой-нибудь випасанны. А ведь не прошло и двух часов, как я нянчилась с маленьким ребенком. Мы задержались. Пока разделись, сходили в туалет, попили водички, оделись, прошло минут сорок. В такси, посадив Ваню в детское кресло, я с облегчением заметила, что он задремал.

Когда мы приехали по адресу, я не знала как поступить и взяла Ваньку на руки. Он продолжал крепко спать. С последнего раза мальчик заметно поправился, но мне не хотелось его будить. Вдруг удастся по тихой отнести документы и так же спокойно вернуться домой.

Я с трудом нашла нужный подъезд, набрала номер квартиры на домофоне. Дверь сразу же открылась. В холле сидел консьерж, который придержал дверь и вызвал лифт. На пролете собственной персоной уже ждал Кощей.

Здравствуйте, – Алексей Юрьевич растерянно на меня посмотрел, – не знал, что у вас есть ребенок.

Подрабатываю няней, – улыбнулась я.

Хотя что уж скрывать. Скорее оскалилась. Ваня успел оттянуть мне все руки и чтобы отдать документы нужно было залезть в рюкзак за спиной.

Простите, можно я его положу где-нибудь?

Алексей Юрьевич озадаченно огляделся по сторонам. Естественно в подъезде я могла положить его только на пол. Выйдя из себя окончательно, я включила «яжмать» и бесцеремонно протиснулась в квартиру. Не снимая обувь прошла по коридору и заметив диван, аккуратно положила Ваню. Сняла ботиночки, расстегнула комбинезон и так и осталась сидеть на полу рядом, окончательно выбившись из сил. Боже мой, как Тоня справляется когда их двое?!

Кощей же судя по всему не знал куда себя деть и маячил у нас за спиной. Я достала из рюкзака папку с документами и передала ему. Он выглядел больным и уставшим. Нездоровый румянец на бледном лице, болезненный блеск в глазах. А ведь мне не показалось, его голос и вправду был осипшим.

Вы заболели? – спросила я.

Да, нездоровится сутра, ничего страшного.

Выглядите плохо, температуру мерили?

Нет, в этом нет необходимости, – сказал он, изучая документы.

Не знаю, что меня дернуло, то ли режим «яжмать», то ли излишняя сердобольность, но я подошла к нему и дотронулась до лба. Кипяток. Отлично, я притащила чужого ребенка к человеку, который болеет. Тоня меня убьет. Но этот ящик Пандоры был уже открыт.

Кощей замер от неожиданного прикосновения. Бумаги, которые он держал, веером разлетелись по полу. Я тут же кинулась их собирать.

Кажется, мне не хорошо, – сказал он, касаясь лба пальцами и покраснел еще сильнее.

И что же мне с вами делать, – вздохнула я и стала раздеваться.

Что вы делаете, Ксения? – он растерянно прижал к себе документы.

Я не могу вас оставить в таком состоянии, тем более уехать сейчас будет проблематично, Ваня спит. Где тут кухня?

Это плохая идея...

Алексей Юрьевич, я приехала по вашему требованию с маленьким ребенком на руках. Вы мне должны и надеюсь, у вас хватит чувства такта проявить чуточку больше гостеприимства!

Произнеся эту тираду, я слишком поздно подумала о том, что возможно к нему должна приехать Василиса, и он не хочет светиться со мной в нерабочее время. А с другой стороны – к черту! Пусть отменит свидание или какие там у него планы на выходные, вспомнила я его фразу, брошенную не так давно по телефону.

Хорошо, идемте, – сдался он.

Просторная кухня больше напоминала выставочный закуток в магазине мебельного салона. Все было идеально чисто и бездушно, словно никто никогда не пользовался ей. Я набрала в чайник воды и поставила кипятиться.

Вы обедали? – уточнила я, открывая холодильник.

Удивительно, но внутри были продукты.

Нет аппетита, я могу что-нибудь заказать для вас с мальчиком, – сказал он и достал телефон.

Не стоит, я приготовлю. Вам не помешал бы куриный суп. Все необходимое имеется. Обещаю, мы перекусим и тут же уедем.

Ксения, вы все не так поняли...

Все в порядке, Алексей Юрьевич. Простите, что свалилась как снег на голову с маленьким прицепом.

Я заварила чай. Бросила туда лимон, немного меда и поставила чашку перед Кощеем. Он устроился за обеденным столом и стал внимательно перечитывать документы. В воздухе все еще витала некая неловкость. Моя смелость понемногу сошла на нет и я уже мысленно посыпала голову пеплом из-за недавнего поведения.

Надеюсь, я не нарушила ваши планы с Василисой на выходные, – осторожно начала я, чистя картошку.

Нет, она не хочет заразиться и поэтому вряд ли появится на горизонте ближайшие пару дней, – ответил Кощей, не отрывая взгляда от документов.

Его ответ меня очень сильно удивил, странные все же у них отношения. Если Василиса стережет свое сокровище как зеницу ока, то почему не заботится, когда это так необходимо?

Кстати, забыла спросить, как прошел вчерашний ужин? Родителям понравились подарки?

Со спины послышался странный звук. Я обернулась, Алексей Юрьевич отложил документы и пытался подавить смех. Впервые я видела, как он смеется и не могла не отметить — улыбка была ему к лицу.

У Степаниды Ивановны оказывается аллергия на этот сорт роз, – сказал он посмеиваясь, – Ксения, вам говорили, что вы ходячая катастрофа?

Мне так жаль, – я виновато посмотрела на Кощея, но кажется он ни капельки не злился.

М-да, это был замечательный ужин, а главное недолгий, – он мечтательно улыбнулся и допил чай.

Обед вышел без изысков, куриный суп и макароны с сосисками. Когда все практически было готово, проснулся Ваня. Он чувствовал себя скованно в незнакомой обстановке и поглядывал то на меня, то на Алексея Юрьевича.

Ванечка, знакомься это дядя Леша. Мы сейчас вместе покушаем и поедем домой, – ласково сказала я, – не стесняйся.

«Дядя Леша» уставился на меня. Ну как я еще должна была представить Бессмертного мальчику четырех лет? Он в жизни не выговорит Алексей Юрьевич.

Дядя Леша, а зачем вам яйца? – спросил Ваня немного осмелев.

Я чуть не уронила поварешку. Яйца? Я не ослышалась?

Ну те, в стеклянном шкафу, – уточнил Ваня.

Точно. В комнате, где его оставили спать, что-то такое было, но я не успела рассмотреть.

Это коллекция яиц Фаберже. Конечно в ней одни, но такое у меня необычное хобби.

Мы с папой монеты собираем, а тетя Ксюша календарики с котиками.

Я еще пуще залилась краской. Умеют же дети поставить взрослых в неудобное положение.

Просто со школы осталась пара фото альбомов, – объяснила я.

Ваня уставился на свои пальчики и бубня себе под нос, стал их загибать.

Кому чая? – перевела я тему, пока Ваня не выдал меня с потрохами.

Семь альбомов и одна коробка из под обуви, – радостно воскликнул он.

Витя с Тоней могли бы гордиться сыном. У него определенно был талант к математике.

Уверена, ты преувеличиваешь, – с нажимом заметила я.

Но...

Пожалуйста, еще чая с медом, – выручил меня Кощей.

Я готова была поклясться, что он ухмылялся. После Алексей Юрьевич посадил нас в такси и мы отправились домой. Интересный выдался день и я рада была увидеть босса в другом свете. Веки потяжелели и глаза сами собой закрылись. Сквозь шум проносящихся мимо машин, Ваня сам себе рассказывал отрывок из сказки.

Под дубом сундук, в сундуке — заяц, в зайце — утка, в утке — яйцо, в яйце — игла.

Кощей, яйцо, игла... Распахнув глаза я уставилась на Ваню.

Ванечка, что это ты вспомнил?

Хочешь узнать секрет, – он наклонился ко мне и прошептал, – дядя Леша на самом деле Кощей!

Я непонимающе смотрела на Ваню. Неужели случайно при нем назвала своего босса вслух Кощеем.

 

Глава 3.

 

Лена так и не вышла с больничного. Ее положили на сохранение. После она планировала взять отпуск и сразу же уйти в декрет. В боевых условиях я быстро втянулась в рабочий процесс и практически не беспокоила ее звонками. Познакомилась поближе с другими секретарями и ходила в их компании на обед. Изредка на горизонте появлялась Василиса. К моему облегчению, она воспринимала меня как предмет интерьера. Останавливать невесту босса было так же бессмысленно, как бросаться под идущий на полном ходу поезд, и я просто предупреждала Алексея Юрьевича о ее приближении.

Все шло своим чередом и мне казалось, что я отлично вписалась, если бы не подслушанный однажды в женском туалете разговор.

Ты видела в чем она сегодня пришла на работу? Это просто ужас!

Да, мы всем отделом смеялись с этого свитера из дешевого масс–маркета.

Лена рассказывала, что на собеседование она вообще пришла с огромной стрелкой на чулках и в грязной рубашке. Неудивительно, что царевишна стала реже появляться.

Она ведь даже косметикой не пользуется. Ты хоть раз видела ее накрашенной?

Сразу видно – приезжая.

Двух сплетниц звали Оля и Карина. Девушки из соседних кабинетов всегда дружелюбно улыбались и делали комплименты, а за глаза...

Какой красивый цвет волос. Ой, эти жемчужные гвоздики так тебе идут, – говорила Оля еще вчера.

Навернулись слезы. На душе стало противно от фальши и притворства. Мне безумно хотелось выйти и сказать им что-то колкое, но вместо этого, я стояла в кабинке и пыталась успокоиться.

Да, я была обычной. Одевалась в недорогих сетевых магазинах, забирала русые волосы в конский хвост и не пользовалась косметикой. Но это не давало никакого права смеяться надо мной фифам, у которых основные интересы ограничивались коррекцией наращенных волос, ресниц и ногтей.

Оля с Кариной ушли. Я вышла из кабинки и вымыв руки, ополоснула лицо холодной водой. Пряча заплаканные глаза, я вернулась на рабочее место. Алексей Юрьевич, должен был вот-вот вернуться с совещания и я надеялась, что краснота спадет. Не хватало еще чтобы он увидел, как его посредственный секретарь ревет на рабочем месте.

Уткнувшись в документы, я делала вид, что внимательно изучаю их содержимое. Тихие шаги Алексея Юрьевича остановились у моего стола и кажется, он не собирался никуда уходить.

Ксения, с вами все в порядке? – спросил Алексей Юрьевич.

Да, все замечательно, – быстро ответила я и отвернулась к факсу, где лежали какие-то бумаги.

Ксюша, вас кто-то обидел?

Он впервые назвал меня «Ксюша». Обычно ровный голос, без тени эмоций, в этот раз звучал с участием.

Все хорошо Алексей Юрьевич. Правда, – я взяла себя в руки и выдавила улыбку.

Настолько хорошо, что читаете технику пожарной безопасности вверх ногами?

Я посмотрела на документы у себя в руках и тихо рассмеялась.

Давайте сделаем небольшой перерыв и выпьем кофе. Кажется у меня в расписании сейчас окно, – предложил он.

Принести его вам в кабинет?

Нет, мы пройдемся до кофейни.

Я останусь на месте. Вдруг кто–нибудь позвонит, – неуверенно начала я.

Идея пить кофе со своим начальником мне не нравилась.

Мы просто обсудим результаты вашего испытательного срока в более неформальной обстановке. Собирайтесь, Ксения, это приказ.

А приказы Алексей Юрьевич умел отдавать тоном, не терпящим возражений. Накинув пальто, я следом за Алексеем Юрьевичем пошла к лифту. Из кухни нас преследовали любопытные взгляды Оли и Карины. Женская интуиция подсказала, что в будущем эта прогулка принесет немало проблем.

Вам нравится на меня работать? – спросил Алексей Юрьевич.

Он захотел выпить кофе внутри и мы сели за один из столиков у окна.

Да и спасибо за премию. Не ожидала, что получу полный оклад, да еще и с бонусами в первый месяц, – поблагодарила я.

Учитывая, что ваш суп помог мне не разболеться, это мелочи. Надеюсь мальчик не заразился?

Нет, – улыбнулась я, – у Вани все отлично.

Рад это слышать, – он выпил кофе и подав знак официанту заказал еще одну чашку, – Во второй половине января у меня будет деловая поездка в Прагу и вы ко мне присоединитесь. У вас ведь есть загранпаспорт?

Да, – ответила я и покраснела.

Почему–то представив себе командировку с Алексеем Юрьевичем мне стало сразу неловко.

Точные даты поездки будут уже в конце этой недели и от вас требуется забронировать билеты, отель и оформить себе визу. Были ранее в Праге? – ,я покачала головой, – Красивый город, обещаю выделить вам несколько свободных часов, чтобы с ним познакомиться.

На этом он встал, расплатился за кофе и мы вернулись в офис. Единственное, я не могла понять, что именно Алексей Юрьевич имел в виду под фразой «выделить вам несколько часов». В смысле он выделит свои несколько часов, чтобы показать город, или отпустит меня на несколько часов? Тряхнув головой, я мысленно отругала себя за богатую фантазию. Он почти женатый мужчина, который не станет гулять со своей секретаршей, даже если под словом «гулять» подразумевается именно пешая прогулка. Впрочем, все мои сомнения по поводу командировки вскоре были развеяны. Оказалось с нами полетит еще и Василиса.

Боже, как я тебе завидую, – воскликнула Тоня по телефону, – ты уже решила, что там будешь носить?

Это рабочая поездка, а не отпуск, – ответила я, – вообще звоню немного по другому поводу. Тонь, ты не могла бы со мной прогуляться по магазинам. Нужно подобрать платье на новогодний корпоратив...

Ни слова больше, – перебила меня подруга, – мы идем завтра за покупками.

Уверена? Есть с кем мальчишек оставить?

Да, Витя только рад будет! Он как раз зарплату получил и я хотела присмотреть подарки, так что совместим приятное с полезным.

В том, что Витя будет рад я сомневалась.

На следующий день, как и договаривались, мы выбрались сутра пораньше. Мне давно пора было обновить гардероб. Помимо платья в моем арсенале появилась кожаная юбка, пара блузок и новые брючки с высокой талией

В ресторанном дворике мы остановились передохнуть и я рассказала Тоне о офисных сплетнях.

Какие же стервы! – воскликнула в сердцах Тоня, – Вот почему ты купила туфли на высоких каблуках. Я сразу поняла что-то случилось!

Не понимаю, как так можно улыбаться в лицо, а за глаза поливать грязью.

Ксюша, ты очень красивая и умная девушка, не вздумай принимать это близко к сердцу...

Тонечка, я простая, наивная дура.

Она замолчала, прекрасно понимая к чему я клоню.

Если Костик тебя предал, это не значит, что ты дура. И прекрати вспоминать о этом мерзавце.

Сказать было проще, чем сделать. Иногда мой разум зацикливался на прошлом, крутя одни и те же воспоминания.

Ксю, малыш, с тобой очень уютно, но я мужчина. Мне хочется иногда развеяться, – кажется так он объяснил, почему ходит налево.

Уютно. Словно я домашний халат, которым приятно попользоваться после душа после тяжелого дня. Костик уже давно не был моей проблемой, но как и все люди, нанесшие глубокие раны, плохо выходил из головы.

Так! Хватит киснуть. Пошли за косметикой, – сказала Тоня, допивая чай из бумажного стаканчика.

Тонь, я брови одинаково накрасить карандашом не могу, а ты косметика...

А мы их покрасим в салоне. Пошли–пошли, купим только самое необходимое. Тушь, консилер, матирующие салфетки, блеск для губ, тени для бровей...

Она все продолжала перечислять необходимый предметы для минимального «естественного» макияжа. Косметика у меня конечно же была, но в основном уходовая. Если намечалось свидание или праздник, я подкрашивала ресницы тушью и делала укладку у парикмахера. Как показала практика – праздников в моей жизни было немного.

Спустив приличную часть зарплаты, я решила угостить Тоню обедом в кафе. из-за нового образа, я чувствовала себя слегка не в своей тарелке.

Тоня, скажи честно. Я похожа на Фриду Кало?

Хватит говорить глупости. Во первых, сейчас в моде натуральные соболиные брови. Во вторых, ты умоешься пару раз, сойдет краска с кожи и они не будут выглядеть такими яркими.

То есть сейчас все же смотрится ярко? – испугалась я.

Я не это имела в виду!

Грустно вздохнув, я обвела взглядом кафе. В выходной тут было достаточно оживленно. Мое внимание привлекла необычная пара. Внушительного размера мужчина, в кожаной байкерской куртке с надписью «Богатыри», оживленно беседовал с девушкой. Ее лицо скрывала кепка и солнечные очки, которые она не сняла даже в помещении. Маленькая ручка утонула в двух лапищах размером с лопату и судя по дрожащей нижней губе девушка была очень расстроена. Почему меня не покидало ощущение, что я ее знаю. Проследив за моим взглядом, Тоня сидевшая к ним спиной обернулась.

Похожа на Василису Москвину, правда? – вдруг выдала подруга.

А ведь точно... Обычно она появлялась в офисе при полном параде, предпочитая платья и яркий макияж. Неудивительно, что я не узнала в стильном мешковатом спортивном костюме. Интересно, что это за мужчина рядом? Может быть брат? «Богатырь» притянул ее руку к себе и приложил к своей бородатой щеке. Василиса тут же ее выдернула и вскочила, хватая куртку. Он бросился было за ней, кинув деньги на стол, но через секунду вернулся за забытым на диванчике шлемом. Все это время я видела его со спины и только сейчас смогла рассмотреть. Бородатый, с длинными волосами по плечи он выглядел небрежно. Но больше всего меня поразил его возраст. Байкеру было не меньше сорока лет. Что может быть общего у такого с Василисой?

Вот это страсти, – присвистнула Тоня, когда он удалился.

Я откинулась на спинку дивана. Меня волновал только один вопрос – ну почему, почему я должна была стать свидетелем этой сцены?!! Лезть в чужую жизнь было не в моих правилах. Еще оставался шанс, что я попросту все не так поняла. В конце концов, да что я такого увидела?

Кажется они помирились, – улыбнулась Тоня, кивая в сторону.

Через огромное окно, около которого мы сидели, было прекрасно видно, как Василиса и байкер целуются на улице.

В ту ночь я не сомкнула глаз. По неволе оказавшись в курсе чужих секретов, я размышляла, что делать дальше. О том, чтобы рассказать Алексею Юрьевичу могло быть и речи. Но и вести себя как ни в чем не бывало будет трудно. Я слишком хорошо знала каково это, когда любимый человек тебя обманывает.

Утром, в день корпоратива, я высушила волосы после душа и оставила их распущенными. Добавила к черному офисному платью красный ремешок. Надела свои любимые серьги и нанесла «легкий» макияж, которым обычно пренебрегала. По случаю праздника фирма арендовала на вечер ресторан и все направлялись туда сразу после работы.

В офис я как уже завелось пришла самой первой и без спешки подготовилась к приходу Алексея Юрьевича. С другими секретарями я старалась держать дистанцию. Мы здоровались, обменивались парой фраз, но обедали порознь. Уверена, они так и продолжали сплетничать, но мне уже не было до этого никакого дела. Я стала более толстокожей.

Доброе утро, Ксения, – поздоровался Алексей Юрьевич.

Доброе, – я тепло улыбнулась.

А вот от чувства вины перед боссом отделаться было сложно. Оно преследовало меня вопреки здравому смыслу. Ну не я же ему изменяла в конце концов! И что только Василиса нашла в том бугае? Он же в подметки не годился Бессмертному.

К поездке все готово?

Да, электронные билеты у вас на почте и данные о брони отеля тоже.

Спасибо, – кивнул он и скрылся в своем кабинете.

Я осталась сидеть за своим рабочим столом, смотря на закрытую дверь. Кажется, он даже не заметил, что я выгляжу иначе.

Какая же Василиса дура, – тихо выдохнула я и уставилась в монитор.

Был один странный момент с документами, но я не рискнула поднять эту тему с Алексеем Юрьевичем. Судя по дате рождения в паспорте Василисе было тридцать восемь лет. Это не укладывалось в моей голове. Как? Как в таком возрасте она умудрялась выглядеть на двадцать?! Да, современная пластика и косметология творили чудеса, но случай Василисы превосходил их возможности.

Желание идти на корпоратив к вечеру сошло на нет. Я устала и шумная компания малознакомых людей совсем не то, что мне было нужно. Многие ушли с работы пораньше. А я ждала когда Алексей Юрьевич соизволит к ним присоединиться, чтобы вызвать такси и поехать домой к Тишке.

Прибравшись на рабочем столе, я пошла на кухню выпить немного воды. К концу рабочего дня туфли на каблуках казались средневековым орудием пыток и я оставила их под рабочим столом, испытав блаженство от прикосновения всей поверхности ступней к ковролину. Не гигиенично? Да. Но если бы я провела в туфлях еще несколько минут, то наверно умерла бы от болевого шока.

Вы еще здесь? – спросил Алексей Юрьевич.

Вздрогнув, я пролила часть содержимого стаканчика на платье. И как у него получается передвигаться без единого звука? Я даже не слышала как он вышел из кабинета!

Да, закончила дела и собираюсь пойти домой, – я умолчала про негласное правило никогда не уходить домой раньше своего руководителя.

Он продолжал стоять в дверях и смотреть попеременно то на меня, то на ноги. Точно. Туфли! Я виновато улыбнулась.

Почему домой? Вы не пойдете на праздник?

Неделя выдалась тяжелой и если честно, я не любитель шумных компаний.

Понимаю, – вздохнул он и проверил время на карманных часах, – будь моя воля, я тоже хотел бы провести вечер дома. Но кто–то должен произнести речь о отлично проделанной работе в уходящем году...

И о грандиозных планах в следующем, – закончила я за него, – а что будет если вы этого не сделаете?

То есть?

Ну допустим, произойдут непредвиденные обстоятельства и вы не сможете приехать в ресторан. Как думаете все расстроятся?

Ксения, вы надо мной смеетесь? Конечно, я понимаю, что большинство собравшихся сотрудников придут на корпоратив ради бесплатной еды и... Ради чего еще обычно ходят на корпоративы?

Выгулять платье, завести с кем-нибудь знакомство, немного выпить и потанцевать. Ах да, еще чтобы на следующий рабочий день посплетничать. И поверьте, никто даже не подумает обсудить какие отличные речи говорили руководители на празднике.

Алексей Юрьевич молчал. Кажется он крепко задумался о моих словах.

Вы мне только что разбили сердце, Ксюша.

Или освободила вечер для отдыха, – рассмеялась я.

Он достал мобильный телефон.

Алло, Дмитрий? Я хотел предупредить, что не смогу сегодня присутствовать на празднике. Найдите ведущего, попросите у него копию речи и выступите за меня. До свидания.

Это разговор длился от силы секунд пятнадцать. Я продолжала тихо смеяться, как школьница, что подговорила одноклассника сбежать с уроков.

А кто такой Дмитрий?

Без понятия, – честно ответил Алексей Юрьевич, – по моему кто-то из службы безопасности.

Вытирая слезы от смеха, я выкинула стаканчик в корзину. Мне даже стало чуточку жаль, что я не увижу звездный час Дмитрия.

Вас подвезти домой? – спросил Алексей Юрьевич.

Предложение было очень заманчивым и что-то мне подсказывало – в его машине доехать до дома будет в разы комфортнее, чем в такси и уж точно лучше чем на метро. Возможно мне следовало сохранять дистанцию с боссом, но Боже мой, это же всего–лишь вежливость.

Да, я была бы очень благодарна.

Отлично.

Разговор в машине как-то не клеился. В ограниченном пространстве салона и полумраке, происходящее выглядело не так уж и безобидно.

Приятный запах, – сказала я, не в силах больше сидеть в молчании и разглядывать его руки на руле.

Красивые, длинные пальцы и широкие ладони. Сглотнув, я уставилась на собственные колени.

Все он, – Алексей Юрьевич кивнул на автомобильный диффузор, – я не очень люблю яркие ароматы и остановился на «запахе новой машины».

Забавно...

А вы водите машину? – спросил Алексей Юрьевич спустя какое–то время.

Нет, все собиралась пойти учиться на права. Наверно сделаю получение водительских прав своей новогодней резолюцией.

Хотите попробовать? – неожиданно спросил он.

Попробовать что? – мне показалось, я не правильно поняла.

Вести машину? У меня коробка автомат, это очень просто.

Нет, что вы! – испугалась я, – а вдруг я ее разобью или сломаю?

Не будьте трусихой, – подмигнул он и резко свернул к полупустой парковке супермаркета.

Такого Алексея Юрьевича я видела впервые и у меня закралось сомнение, что подговорив пропустить корпоратив я его где-то сломала.

И вовсе я не трусиха!

До последнего я надеялась, что он пошутил, но вместо этого Алексей Юрьевич заглушил мотор и поменялся со мной местами.

Ксюша, расслабься. В других странах дети с шестнадцати лет водят машины и ничего, – сказал он, видя как я вцепилась в руль, – начнем с самого простого. Выжмите тормоз и заведите машину. Знаете где тормоз?

Я кивнула. В принципе это было просто.

Отлично, – машина завелась, – отпусти тормоз и осмотрись. Настрой сиденье, зеркала...

А где...

Слева от кресла... Нет, это окна... – он перегнулся через меня и показал, где регулируется сидение.

Покраснев как помидор, я поняла, что у меня дрожат коленки. И дело было вовсе не в вождении. Нужно отдать должное, Алексей Юрьевич все очень подробно расписал и терпеливо отвечал на мои глупые вопросы. Сначала он объяснил, за что отвечает каждая кнопочка на панели. Показал как работают дворники и фары. Даже зарисовал в записной книжке устройство автоматической коробки передач и указал на основные отличия от механической. Я естественно ничего не поняла и только кивала.

Так, ну раз ты все поняла, давай сделаем кружок по парковке и я перестану тебя мучить.

Тут слишком много других машин, а вдруг я их задену?

Тогда мы быстро поменяемся местами и уедем, пока нас никто не заметил...

Я открыла широко глаза в немом ужасе.

Да шучу я, шучу, – рассмеялся он, – не волнуйся, как настоящий джентльмен я возьму всю ответственность на себя.

Медленно выдохнув, я перевела рычаг на буковку D и медленно отпустила тормоз. Машина поехала. Впервые в своей жизни я вела машину!

Выпал снег. Люди выходили из магазина с тележками, выгружали покупки и уезжали по домам. Я уже давно сбилась со счета. Сколько я сделала кругов? Пять, десять? Алексей Юрьевич продолжал командовать парадом, четко давая указания «перед поворотом притормози, плавно поверни руль направо, выравнивай», а мне ужасно не хотелось, чтобы эта поездка заканчивалась.

 

Глава 4.

 

На январские праздники я решила поехать домой и взяла с собой Тишку. Он должен был остаться у родителей до момента моего возвращения из командировки. Под истошное мяуканье кота я доехала на экспрессе до Рязани. Там на машине меня встретил папа.

Что-то ты совсем пропала в последние месяцы, – заметил он, когда мы ехали домой.

Сначала пришлось квартиру сменить. Потом новая работа и постоянные переработки. Замоталась. Прости пап...

Ладно, дело житейское. Ты все же приезжай почаще.

Алина приедет на Новый Год? – я перевела тему.

Нет, – папа погрустнел и я пожалела, что вообще заговорила о старшей сестре, – они с зятем в этом году решили первое января встречать с друзьями, а девочек отвезли сватьям. Так что будем только мы втроем.

Праздники длинные, пап, – попыталась я его утешить, – главное на Рождество все вместе соберемся.

Ага....

Папа никогда не отличался особой религиозностью и как человек старой советской закалки считал главным праздником все же Новый Год.

Родители мои жили в небольшой деревне под Рязанью. Только переступив через калитку, я поняла как же соскучилась по дому, бане и чистому белому снегу. На кухне мама уже накрывала на стол. Мы вместе пообедали. Папа ушел затапливать баню, а мама налив нам по второй чашке чая приготовилась слушать. Проблема заключалась в том, что впервые в жизни мне не хотелось ничего ей рассказывать. Я себе то не готова была в многом признаться, а маме...

Как дела на работе? – спросила она.

Платят хорошо, начальник адекватный, фирма приличная. Как думаешь, может дорожки еще раз почистить?

Снег только выпал, еще ничего не намело, – удивилась мама, – Ты к Костику вернулась?

На последних словах голос ее дрогнул.

Что? Нет! О Боже, конечно нет! – воскликнула я.

Тогда может быть встретила кого? – мама наклонилась вперед и уставилась на меня, как ребенок на витрину с пирожными.

Нет, мамуль, – тут я с грустью вздохнула.

Успеется, – уверенно сказала она, – ты бровки оформила? Тебе очень идет.

Да, спасибо Тоне. Она меня уговорила.

Алина еще ходит реснички наращивает...

Ой все, – я встала из-за стола, так как упоминание старшей сестры было сигналом к тому, что пора заканчивать разговор, – пойду отдохну немного. Спасибо за обед, мам.

Я поцеловала ее и спаслась с кухни бегством. По хорошему нужно было помочь помыть посуду, ну да ладно. В следующий раз. Я догадывалась, что мама переживает за мое будущее. Двадцать пять лет, еще не замужем... Рассказывать о том, что в современном мире родить ребенка можно и в тридцать, а замуж при этом выходить вовсе не обязательно, было бессмысленно. Мои родители были консервативны и Алина полностью соответствовала их представлению успешной и устроенной в жизни дочери. К тридцати годам она была замужем. Имела двоих детей, стабильную, плохо оплачиваемую работу и свое жилье, оставшееся мужу от бабушки с дедушкой. Она была счастлива и я искренне радовалась за сестру. Мама же старалась ненавязчиво направить меня по ее стопам. Стоило Алине покрасить волосы, записаться на танцы, купить сеансы массажа и мама тут же предлагала мне сделать нечто подобное. Проблема заключалась в том, что я была не Алина. Меня устраивал натуральный цвет волос, я не хотела трясти животом под музыку и тем более лежать на столе без одежды и терпеть прикосновения мало знакомого человека. И вот теперь ресницы...

Тишка после пережитого стресса спал на кровати. С того момента, как я уехала учиться в институт в моей комнате мало что изменилось. Конечно исчезли плакаты с группой «Корни». В период фабрики звезд я была влюблена в одного из солистов. В остальном все было так же. На полках пылились старые учебники и энциклопедии для девочек. На столе стояла копилка в виде жирного рыжего кота, я всегда испытывала к ним слабость. Устроившись буквой «зю» чтобы не потревожить Тишку, я прикрыла глаза.

Вспомнился вечер в машине Алексея. Как меня подмывало на прощание хотя бы невзначай коснуться теплой руки. Отрицать то, что меня тянуло к своему начальнику было глупо. Я даже не заметила как мы перешли на «ты».

Но Алексей был занят. И кем?! Они совершенно друг другу не подходили и отношения с родителями Василисы вроде бы были не очень. А чего стоили приступы ревности с ее стороны? И это при том, что она сама ему изменяла!

Я больно себя ущипнула, в попытке прекратить эту мысленную истерику и зарыть желание рассказать все Алексею в глубины подсознания. В конечном итоге это ничего не даст. Сейчас меня волновали более насущные проблемы. К примеру совместная командировка. Мы должны были провести в Праге два дня. Становилось тошно от одной мысли о том, что я буду постоянно натыкаться на Василису, висящую у него на шее. В самолете они летели бизнес классом, я – экономом. В этом плане все просто. А вот совещания и деловые поездки... Уверена, она будет таскаться за ним следом.

Я погладила Тишку. Впереди были праздники, а значит у меня было время прийти в себя. Обычно говорят «стерпится–слюбится». Интересно, а «стерпится–разлюбится» бывает?

Но все хорошее быстро заканчивается и длинные выходные с семьей подошли к концу. До аэропорта я добралась без проблем на такси. С Алексеем Юрьевичем и Василисой мы должны были встретиться перед посадкой. Из багажа я взяла только маленький чемоданчик и тот проходил в ручную кладь. Я немного волновалась, так как впервые путешествовала одна. Ожидая очереди на паспортный контроль, я посмотрела на телефон. Может быть позвонить Алексею Юрьевичу и убедиться, что все в порядке?

В смысле не могу выехать?! – мое внимание привлек знакомый голос.

Я встала на цыпочки, чтобы увидеть сквозь толпу что происходит. Сотрудника пограничного контроля не было слышно, а вот крики Василисы прекрасно.

Я в прошлом месяце летала в Милан и все было отлично!

Опять реплика сотрудника... Алексей Юрьевич, до этого стоявший вполне спокойно рядом с Василисой изменился в лице.

Сколько-сколько у тебя неоплаченных штрафов?

Его голос звучал негромко. Василиса притихла. Они вдвоем отошли в сторону и я вышла из очереди, чтобы узнать в силе ли предстоящая поездка.

Добрый день, – поздоровалась я, – все в порядке?

Естественно нет! – огрызнулась Василиса и отвернулась к Алексею Юрьевичу, – давай перенесем поездку. Я оплачу штрафы и на следующей неделе...

Это командировка, а не отпуск! Отправляйся домой, увидимся когда я вернусь. Идем, Ксения, – и прежде чем Василиса успела что-то сказать он ушел в конец очереди, давая понять что разговор окончен.

До свидания, – тихо сказала я и Василиса подарила мне полный злобы взгляд.

Я хотела уйти, но она схватила меня за руку.

Не смей даже думать о том, чтобы...

Василиса!!!

Алексей Юрьевич повысил голос и в зале воцарилась гробовая тишина. Все уставились на меня с Василисой. Замелькали вспышки телефонов, кто–то нас снимал на камеру. Ее узнали. Пухлые, ярко накрашенные губы превратились в одну тонкую линию, цепкие пальцы разжались. Видимо чувство собственного достоинства победило бешеный темперамент и она ушла.

Алексей Юрьевич был взвинчен. До посадки оставался еще час. Я предложила выпить кофе и мы выбрали небольшое кафе. Просматривая меню, я присвистнула, цены в аэропорту были драконовские.

Мне жаль, что у вас сорвалась совместная поездка, – соврала я.

Конечно мне было ни капельки не жаль.

Не стоит, – отмахнулся он и перевел тему, – как прошли праздники?

Дома у родителей. Ничего особенного. А вы как отметили?

Ксения, мы вроде бы уже на «ты» давно перешли, – он отпил черного кофе и кажется остался недоволен его качеством, – отвратительно.

Почему? – мои брови поползли вверх.

Пришлось ходить по разным новомодным выставкам и премьерам в театре. В один «незабываемый» вечер даже посетил оперу, – в его голосе слышался сарказм.

Да, опера на любителя, – согласилась я, вспоминая свое первое и последнее представление.

О причине, по которой он посещал все эти мероприятия я спрашивать не стала. Очевидно, что из-за Василисы.

И на что же вы ходили?

Евгений Онегин.

Классика, – улыбнулась я, – уверена все было не так ужасно.

У тебя будет отличная возможность в этом убедиться. Я решил весной вместо премии подарить тебе билеты на этот расчудесный спектакль.

Беру свои слова обратно. Лучше вообще тогда без премии! – я подняла руки, показывая, что сдаюсь.

В моем списке самого отвратительного кофе новый фаворит, – Алексей перевел тему и снова отпил из чашки.

Зачем же вы продолжаете его пить?

Я кофеиновый наркоман.

Алексей понемногу отошел после сцены с Василисой. Объявили посадку на рейс.

Увидимся в Праге, – сказала я, пока мы шли по рукаву к самолету.

Почему? – удивился он, – место рядом со мной все равно пустует.

Не думаю, что это хорошая идея.

Неразумно сидеть три часа с коленками прижатыми к груди, если есть возможность полететь с большим комфортом. Или тебе не приятно мое общество?

Проблема заключалась как раз таки в обратном.

Не в этом дело... Авиакомпании не понравятся наши перестановки, – нашла я последний аргумент.

Посмотрим.

Я пошла занять свое место. Через несколько минут пришел старший стюард и попросил меня пересесть. Увидев, как я иду по салону, Алексей тут же встал, позволяя мне сесть к окну.

Спасибо, – робко улыбнулась я, чувствуя себя слегка не в своей тарелке.

Это было всего лишь освободившееся не по моей вине место, а в подсознании складывалось впечатление, словно я забрала у Василисы нечто большее.

Волнуешься перед полетом? – спросил Алексей, заметив что я притихла и задумалась.

Не больше обычного.

Уже решила, чем займешься завтра?

Мы должны были пробыть в Праге два дня. Сегодня сразу по прилету мы отправлялись в фирму партнеров. На кону стоял контракт по закупке нового оборудования. Закрытое совещание, выезд на производство, отдых. На второй день должно было состояться подписание договора, после которого у нас оставалось несколько свободных часов до вылета.

Прогуляюсь по центру, посмотрю на Карлов мост. Если хватит времени посещу Пражский Град.

Не против, если я составлю тебе компанию? Из меня получится неплохой гид.

Я посмотрела на Алексея, думая о том, как будет выглядеть наша прогулка. С другой стороны... В этом ведь не было ничего предосудительного. Мы просто прогуляемся по городу.

Было бы здорово, – согласилась я.

Больше Алексей за весь полет не проронил ни слова. Все его внимание было уделено работе и я не мешала, погруженная в свои мысли. Уже несколько раз я шла на поводу у собственных желаний и гадала чем же все это закончится. Со стороны Алексея скорее всего ничем, а вот мне придется искать новую работу. Снова. Я украдкой бросила взгляд на его профиль. С какого момента костюм тройка и трость перестали казаться мне нелепыми, а все присущие ему странности милыми? Он прошелся пальцами по волосам, зачесывая их назад. Я сглотнула. Да что со мной не так?!

В Праге нас встретила машина и все шло по плану. Алексей настоял, чтобы я присутствовала на совещании–презентации. Конечно не за общим столом. Для секретарей было предусмотрено несколько мест в конце зала и я с удивлением заметила, что среди нас были и мужчины.

Презентацию, на мой взгляд, затянули и самое интересное началось, когда две стороны перешли к условиям будущего соглашения. Я с любопытством следила за дискуссией Алексея и его оппонента. Пришлось задержаться, но тем не менее соглашения они все же достигли. Следующим пунктом шла поездка на производство и это стоило любой экскурсии. За время работы на Алексея я была на нашем производстве всего раз и, как не печально, оно уступало в качестве, оснащении и чистоте.

Какие мысли по поводу сегодняшней поездки? – спросил Алексей уже в машине.

Интересно, возможно ли в наших реалиях выйти на такой же уровень, – честно ответила я.

У всего есть своя цена, будем стараться. Предлагаю поужинать за счет фирмы.

Только если за счет фирмы, – рассмеялась я, так как успела ужасно проголодаться.

В последний раз мы ели кажется утром в самолете. В свете вечерних фонарей город выглядел нереальной декорацией к фильму. Зима не самый популярный сезон для туристов, но на улицах бродили толпы людей полностью игнорируя прохладную, ветреную погоду. Мы разместились на небольшой уличной террасе с видом на астрономические часы. Внутри было на удивление тепло благодаря газовым уличным обогревателям. Я заказала горячий глинтвейн и Алексей последовал моему примеру. Мурча от удовольствия, я пригубила ароматный, пряный напиток, который идеально подходил текущей погоде. Тепло медленно разлилось по телу, конечно не стоило злоупотреблять глинтвейном на голодный желудок, но было уже поздно.

Безумно красивый город, – выдохнула я, обводя взглядом площадь.

Ты еще не видела собор святого Вита.

Да, не видела, – мечтательно улыбнулась я, предвкушая завтрашний день.

Ксюша, – он заглянул мне в лицо, – ты кажется пьяна.

Ну только если чуть-чуть, сейчас принесут «гулаш», – я повторила это слово на чешский манер, – и мне полегчает.

И как с низкой толерантностью к алкоголю тебя отпустил в командировку молодой человек? – между прочим спросил Алексей, распиливая ножиком стейк с кровью.

У меня никого нет. Только кот, – ответила я, отпив еще немного, – Да даже если бы и был, вряд ли найдется на всем свете человек, такой же ревнивый как Василиса.

Алексей замер. Я почувствовала себя сапером, наступившим на мину. Пора завязывать с глинтвейном. Такими темпами я ему еще много чего о Василисе расскажу.

Туше, – он улыбнулся.

Я с облегчением выдохнула.

Вкусно? – попыталась я перевести тему, наблюдая как Алексей ест, – никогда не пробовала мясо слабой прожарки.

Могу дать кусочек, – он аккуратно отрезал от стейка небольшой ломтик и протянул мне.

Отпираться было глупо. «Гулаш» задерживался и я слопала мясо прямо с его вилки. Глаза Алексея странно блеснули. Губы растянулись в полуулыбке. Сердце пропустило удар. Ни знакомые, ни друзья, ни тем более начальник с подчиненной себя так не ведут! Боже мой, что я творю?! Смутившись, я притихла. Стало жарко. Щеки пылали и если бы не его пристальный взгляд, я бы до боли прикусила губу, чтобы вернуть себе способность ясно мыслить.

Как часто ты до этого бывал в Праге?

Я здесь жил, но это было настолько давно, что правильнее будет сказать в прошлой жизни.

М-м-м, – протянула я, почувствовав в его голосе грусть, – мне жаль.

На узком столике было мало места и я случайно коснулась его руки. Теплые пальцы сжали мою ладонь. Выглядело так, будто он просто принял мое прикосновение. Оторвав взгляд от наших рук, я перевела его на лицо Алексея.

Медленно он притянул мою руку к себе и губами коснулся тыльной стороны ладони. Все мысли, роившиеся в голове отошли на второй план. Мне не хотелось задавать себе вопросы, ответы на которые мне не понравится. Можно ведь оставить все как есть... Мы не сделали ничего предосудительного. Пока не сделали. Но успели об этом подумать.

Подошел официант и наваждение спало. Я неловко вернула свою ладонь на место. Закончив с ужином мы расплатились и пошли до отеля пешком. Разговор не клеился. Его рука сама нашла мою ладонь. Я не стала сопротивляться. Так, держась за руки, мы зашли в отель. Сели в лифт. Несколько секунд тишины и бешеный стук сердца в ушах. Дверь открылась на моем этаже. Номер Алексея был выше. Я молча вышла, не смотря на него и не прощаясь. Пальцы Алексея послушно разжались. Мне срочно нужен был ледяной душ.

В своем номере всю последующую ночь и утро я думала о том, как вернуть Джина, выпущенного из бутылки, обратно. Часа в три утра мне удалось ненадолго уснуть беспокойным сном. Когда прозвенел будильник, я чувствовала себя помятой и разбитой. Приняв еще один контрастный душ, я замазала синяки под глазами, добавила бледному лицу румян, накрасила ресницы и сочла проделанную работу приемлемой. Телефон в номере зазвонил.

Да?

Это Алексей, позавтракаем вместе? – спросил он.

Отказывать ему не было смысла, так как мы все равно пересеклись бы внизу около шведского стола.

Да, я как раз собиралась спускаться.

Увидимся в столовой.

Он положил трубку. Я продолжала слушать гудки. Почему все происходящее мне казалось каким–то нереальным? Алексей вел себя так, словно вчера ничего не произошло и я придерживалась того же курса. Он наверно успел сто раз пожалеть, что взял меня с собой. Вышло некрасиво по отношению к Василисе и скорее всего, его мучила совесть. Интересно, если я сейчас ему все расскажу, это что-то изменит? Соблазн был велик. Проблема заключалась в том, что Василиса была его невестой, а не случайным увлечением в командировке. Их многое связывало и расскажи я ему о грязном секрете, Алексей вряд ли поверит.

Ксюша, все хорошо? – он отвлек меня от размышлений.

Да, просто не выспалась, схожу за второй чашкой кофе, – ответила я и поспешила удалиться к кофейному автомату.

Подписание договора состоялось. После был небольшой фуршет с чисто символическим шампанским. Я украдкой следила за Алексеем, пытаясь понять что же у него на уме. Поймав меня с поличным, он улыбнулся.

Предлагаю уйти пораньше, – тихо сказал он, – иначе не успеем увидеть собор святого Вита.

Я кивнула и поставила нетронутый бокал на столик. Попрощавшись, мы вышли из офиса с почти чистой совестью и законченным делом. Показалось солнышко и на улице заметно потеплело. Погода очень быстро менялась в Праге. Держа руки на всякий случай в карманах пальто, я следовала за Алексеем. Он рассказывал мне о городе и его истории, показывая те или иные достопримечательности. Прага была прекрасна. Мы купили кофе. На Карловом Мосту уже была толпа туристов.

Не хотелось бы потерять тебя, – сказал Алексей и взял меня за руку.

Это начинало входить у меня в привычку. Он продолжил рассказ о Праге. Я пыталась сосредоточиться и запомнить каждое слово, но от тепла руки мой мозг плавился и был в состоянии оценить только тембр его голоса. Мы ненадолго остановились посреди моста и я посмотрела на реку. Зимой Влтаву не сковывал лед и по ней ходили речные крытые трамвайчики. Но вот что я не ожидала увидеть – это гондолу с влюбленной парочкой.

Смотри! – я как ребенок показала Алексею на длинную, узкую лодочку посреди Влтавы.

Хочешь тоже прокатиться? – рассмеялся он.

Нет, просто это так... Необычно и романтично.

Мне захотелось больно себя ущипнуть. Ну когда я перестану делать всякие глупости и смущаться в его присутствии?!

Ксюша, – позвал он.

Алексей облокотился руками на парапет и я оказалась в кольце его рук. Неловко повернувшись на зов, я замерла, завороженная его взглядом. Губы сами собой приоткрылись, кажется я забыла как дышать.

Что? – прошептала я.

Идем дальше?

Я кивнула, испытывая смесь разочарования и облегчения. Наше время в Праге заканчивалось и от этой мысли я интуитивно сжала руку Алексея крепче. Он ответил тем же. Нас тянуло друг к другу. Теперь я это поняла и не знала, что меня ждет в Москве, но решила положиться на волю судьбы. Все зависело от Алексея.

В аэропорте появилось свободное время и я решила проверить телефон. Ответила на несколько сообщений от мамы и Тони. По привычке открыла новостную ленту. В разделе сплетен и светских новостей красовался заголовок «Новый ухажер Василисы Москвиной поражает размерами». Я бросила быстрый взгляд на Алексея. Он сидел напротив читая книгу, его телефон сел. «Василису Москвину застукали с поличным». «Глава байкерского клуба «Богатыри» отказался давать комментарии о отношениях с известной фотомоделью». «А.Ю. Бессмертный, известный бизнесмен покинул город, после новостей о измене Василисы Москвиной» и дальше в том же духе. Часть новостей были откровенной ложью. Я открыла несколько ссылок, везде натыкаясь на видео и фото, где Василиса в обнимку с лохматым громилой в кожаной куртке заходила в мотель. Крупным планом выводилось фото огромной лапищи на ее попе.

Алексей, – неуверенно начала я, – нам нужно поговорить...

Да, – согласился он, – давай когда прилетим, спокойно все обсудим.

Нет, то есть...

Он внимательно меня слушал, ожидая продолжения фразы. Я никак не могла подобрать нужные слова. Он же явно хотел обсудить наши отношения, а я подготовить его к новости о Василисе. К своему стыду, тему измены я хотела обсудить в первую очередь, так как малодушно полагала, что это может что-нибудь изменить. Шанс, что Алексей попросит сохранить сугубо деловые отношения, был крайне велик.

Тем временем вокруг и вправду было достаточно много народа и вываливать на него новости в такой обстановке казалось неправильным.

Хорошо, – согласилась я, устало сползая в неудобном, жестком кресле.

Весь полет я сидела как на иголках. Алексей же спокойно читал книгу Брэма Стокера «Дракула». Я улыбнулась своим мыслям, его вкус в литературе был так же специфичен как и в костюмах.

Читала? – спросил он, не отрывая взгляда от книги.

Нет, только смотрела фильмы, – честно ответила я.

Интересный факт. Дракула приплыл в Англию на русской шхуне, и вспоминая об этом я думаю как же тесен мир, – сказал Алексей, захлопывая книгу.

Разве он не выдумка? – удивилась я.

А если скажу что нет, ты поверишь?

Он пристально посмотрел на меня своим фирменным взглядом. Складывалось впечатление, что я сейчас сдаю некий экзамен.

Когда ты так близко я готова поверить во что угодно, – прошептала я, понимая как глупо это звучит.

Самолет начал снижаться. В животе что-то ухнуло. Уши заложило и я интуитивно вцепилась в подлокотники. Алексей не спеша взял мою руку и вложил в свою. Наклонившись к самому уху он прошептал.

Граф Дракула и вправду существовал, – пошутил Алексей.

Я едва различила его слова в реве двигателей. Мы шли на посадку. При таких маневрах я всегда испытывала волнение, ведь это были самые опасные моменты полета. Но сейчас я волновалась совсем по другому поводу. Да, Алексей был странным. Почему же меня не покидало ощущение, что за этой странностью скрывается нечто большее?

Мы прошли паспортный контроль. Вышли из зоны прилета и я заметила Василису. Она выглядела непривычно потерянно. Волосы выбились из под платка. Огромные, черные очки скрывали лицо. Мне даже стало ее жалко, но уже в следующий миг сердце сковал страх. А вдруг он ее простит? Сколько они вместе? Несколько лет? Какими бы противоположностями они не были, что-то же их связывало...

Леша, – ее голос дрогнул, – я...

Не стоило приезжать, – в голосе Алексея звучал арктический холод.

Увидимся на работе, – я была явно лишней и решила уйти.

Нет, – он меня остановил, и уже поворачиваясь к Василисе сказал, – между нами все кончено.

Я была шокирована не меньше чем Василиса. Он получается знал? Или нет? Или не знал и сейчас ее бросил из-за меня?

Ты все не так понял, – начала Василиса, хватая ртом воздух.

Не падай в моих глазах еще ниже.

От этих слов она вся поежилась. Губы дрожали, из под солнечных очков появились маленькие дорожки слез. Весь ее гонор сошел на нет и я не могла поверить глазам, что еще пару дней назад Василиса была готова любой засмотревшейся на Алексея женщине выцарапать глаза. Мне было неприятно наблюдать за подобной сценой и я отвернулась в сторону. Значит, Алексей все уже знал.

Яркая вспышка света ослепила глаза. Нас стали обступать люди с камерами. Алексей схватил меня за руку и быстрым шагом направился к выходу, пока кольцо репортеров не сомкнулось. Большая часть решила преследовать Василису, но несколько человек все же потянулось за нами. К машине мы практически уже бежали. Когда репортеры были совсем близко, Алексей завел машину и резко ударил по газам, обдав преследователей смесью песка, снега и соли.

Мы покинули территорию аэропорта. Сердце бешено колотилось, кажется нас больше никто не преследовал. Боже мой, что это только что было?!

Алексей резко остановил машину и поставил ее на аварийку. Мы еще не выехали на трассу и любая остановка была запрещена.

Что-то случилось? – спросила испуганно я.

Да, – севшим голосом ответил он и притянул меня за воротник пальто к себе.

Время остановилось. Прикосновение теплых губ заставило меня замереть в нерешительности. Если я сейчас отвечу пути назад не будет. Кровь прилила к лицу, мои губы разжались и я ответила на поцелуй. Все сожаления о том, что этого не случилось на Карловом Мосту тут же развеялись.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям