Зинченко Анастасия " /> Зинченко Анастасия " /> Зинченко Анастасия " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3. Секреты медальона: может ли демон влюбиться? (Дилогия) » Отрывок из книги «Секреты медальона: может ли демон влюбиться? (Дилогия)»

Отрывок из книги «Секреты медальона: может ли демон влюбиться? (Дилогия)»

Автор: Зинченко Анастасия

Исключительными правами на произведение «Секреты медальона: может ли демон влюбиться? (Дилогия)» обладает автор — Зинченко Анастасия . Copyright © Зинченко Анастасия

Глава1. Мастерская Плейт

- Я смогу починить эту штуковину! Или я не Плейт Реклейв!.. Так, кажется, ты говорила?

Девушка вздернула свой веснушчатый носик и отбросила за спину лиловые волосы, которые так и норовили прыгнуть в разные стороны подобно живому сену.

- И я починила! она встретилась взглядом с недовольным заказчиком, который держал в руках предмет, отдаленно напоминающий смесь настенных часов, чайника и флейты. Теперь оно, – она указала тонким пальчиком, не обремененным маникюром и испачканным в машинном масле, на предмет, – как только в него подуешь, показывает время и дату!

- Но раньше тэне был проводником! С его помощью я мог найти залежи свинца!

- Ох, Онфри, ты вечно чем-то не доволен, – Плейт возвела свои зеленые глаза к небу.

Онфри, а это был невысокий худощавый молодой человек, также как и девушка, облаченный по последней моде Адельхарда, со стуком поставил прибор на стол, который сейчас разделял их.

- Плейт, я хочу снова получить работающий тэне! Он полез в карман, и достал оттуда серебряную монету, которую бросил на стойку рядом с агрегатом. Даю тебе времени до конца недели. Работающий правильно. Запомни!

С этими словами молодой человек, поправив цилиндр на светловолосой голове, удалился из мастерской.

Плейт проводила Онфри взглядом и покачала головой. И чем его не устроил бы говорящий календарь? Подумаешь, перепутала несколько проводков, да забыла покрутить шестеренки… Ну и неправильно вдохнула в тэне Энергию. Правда еще и руны забыла перерисовать.

Девушка взлохматила лиловую гриву непослушных волос. Возможно, Онфри в чем-то и прав… Но как же бесит, когда ей указывают на ее промахи!

Плейт закусила нижнюю губу и надвинула на нос очки с множеством дополнительных увеличительных стекол и разноцветных рычажков.

Видимо, сегодня ей снова не удастся выйти из мастерской. Завязав поверх платья коричневый передник со множеством карманов, из которых торчали отвертки, плоскогубцы, шестеренки, винтики и прочие маленькие детали, так необходимые при ремонте той или иной вещицы, Плейт приступила к ремонту.

Жаль, она хотела увидеть сегодняшний взрыв в очередной, нависающей над Адельхардом, скале. Даже вырядилась по этому случаю: белая блузка с рукавами-фонариками и прямоугольным вырезом, так аппетитно открывающая ложбинку между круглых грудей, черный кожаный пояс-корсет, утягивающий итак тонкую талию, черная юбка со шлейфом, которую девушка приподняла двумя ремнями по обе стороны бедер, открывая стройные ножки, обтянутые в черные же чулки. Еще не стоит забывать про туфли! Те самые, с сумасшедше высокими каблуками и так сочетающиеся с нижней частью ее наряда. И, конечно же, стоит отдать должное высокому цилиндру и закрепленными на нем очками с темными стеклами (нужно же думать о безопасности глаз, когда взорвут скалу?), которые она решила украсить медными шипами, кажется, это сейчас модно. На шее у девушки покоилась бархотка из свисающих черных цепочек, которые словно змейка струились вверх-вниз, описывая неведомые узоры, обрамляя кулон с большим круглым камнем прямо посередине изделия. Да и кисти рук Плейт решила сегодня украсить, надев перчатки под цвет корсета, открывающие пальцы.

Перчатки пришлось сейчас снять, как и цилиндр, чтобы не сваливался на глаза, или, упаси Гисхильдис, на тэне!

Работа затягивала, время летело незаметно, лишь слышимый вдалеке щелчок, да дрожь земли подсказала, что взрыв был произведен. Счастливчики. Видели своими глазами, как создается новая пещера. Наверняка больше, чем ее мастерская, в которой Плейт приходилось не только чинить принесенные жителями Адельхарда агрегаты, но и жить. Чуть дальше от входа, там, где пещера делала поворот, стояла непримечательная с первого взгляда дверь. Такие можно было встретить по всему городу: железная, обитая непригодными для работы шестеренками, с позолоченными ручками и струящимися по поверхности объемными рунами. Пожалуй, только руны и были отличны от тех, что имелись на всех остальных дверях, эти Плейт собственноручно выплавила из смеси платины и серебра, добавляя при создании свою Энергию, и заговаривая их на защиту. Пожалуй, только в мастерской Реклейвов могла бы встретиться такая вещица – позволяющая хозяевам приказывать железяке, скрывающей проход, самой открываться и закрываться. Хотя и тут Плейт немного перепутала с витиеватым руническим узором. И теперь дверь могла своевольничать, не пропуская гостей в святая святых – библиотеку, спальню и ванную комнату.

И пусть у девушки не всегда получалось с первого раза починить или сделать все правильно, ее мастерская была единственной в городе, так что жителям Адельхарда ничего другого не оставалось, как чинно шествовать к наследнице величайшего Мастерового их времени, который, увы, несколько лет назад решил отправиться в свадебное путешествие, да так и не вернулся. Рохстал, отец Плейт, встретил любовь всей своей жизни (после ее матери, конечно, которая трагически погибла при камнепаде, когда дочери было всего десять), на пике своей славы Мастерового. Ануорда принесла тогда на починку фамильные часы с кукушкой, да так и потеряла голову от статного и полного энергии мужчины. Свадьбу они сыграли уже через месяц после знакомства, хотя Плейт и пыталась урезонить отца, мол, так не делается, но Рохстал ничего не хотел слушать, и переписал свое детище на дочь, которая к своему совершеннолетию уже прекрасно освоила главные правила Мастеровых.

Плейт отложила в сторону тэне. Теперь прибор работал надлежащим образом, она проверила: он сразу указал на лежащий за стеной и скрытый от глаз свинцовый слиток.

Вздохнув, девушка плюхнулась в кресло и взяла в руки дымящуюся чашку с горячим сладким напитком, отдаленно напоминающим кофе, которым люди увлекались несколько веков назад, еще до того, как Грань пала, обнажая неведомые для их воображения миры, показывая первозданную магию с ее обитателями.

День близился к своему завершению, и Плейт хотела было закрыть мастерскую, но тут на пороге появился очередной заказчик. Колокольчик на двери звякнул, пропуская внутрь просторного помещения, заполненного стендами с исправными деталями, часами и оружием (кстати, на последний товар охочих было больше, чем на другие изделия Плейт), высокого худощавого мужчину в длинном кожаном плаще.

- Простите, это вы Плейт Реклейв, дочь Мастера Рохстала?

Плейт улыбнулась и кивнула.

- Да, это я. Чем могу помочь?

Мужчина, прикрыв за собой дверь, и посмотрев по сторонам, приблизился к прилавку, за которым она стояла, и вытащил из внутреннего кармана маленький сверток. Размотав ткань, он показал сверкающий предмет, не то медальон, не то диск с вкраплениями камней, рычажков и руническими письменами.

- Кажется, у меня сломался вот этот агрегат.

Плейт взяла в руки неизведанное чудо, опустила на глаза увеличительное стекло (одно из многих на ее рабочих очках), и стала внимательно рассматривать предмет.

- Боюсь, я не встречалась еще с таким уровнем техники, она сменила стекло на красное, и округлила глаза, когда стали видны новые руны, которые, словно вкрапления, обрамляли каждый камешек на медальоне. Что это?

Мужчина снова посмотрел по сторонам, будто убеждаясь, что никто не может увидеть и услышать их.

- Очень дорогой… для меня талисман. Да, это талисман, будто убеждая самого себя повторил незнакомец.

А в том, что этого человека она не встречала в Адельхарде, Плейт была уверена. Она-то уж запомнила бы эти иссиня-черные волосы с вкраплениями зеленого, янтарные глаза и выступающие скулы.

- Мне нужно, чтобы центральная часть открылась, мужчина указал на большой камень в середине медальона, который по форме напоминал овал.

Плейт пригляделась к закрывающему центр корпусу, сплошь покрытому рунами и неизвестными ей стихами, написанными вязью.

- Я не могу гарантировать…

- Я заплачу! мужчина суетливо засунул руку в карман и выудил на поверхность стола мешочек, в котором что-то звякнуло.

Плейт, нахмурившись, развязала тесемки и высыпала на столешницу горсть золотых. Слова застряли в горле. Это была неимоверная сумма, на эти деньги, будь у нее желание, она могла бы безбедно жить целый год, не принимая заказы и не пачкаясь в масле.

- Этого хватит? незнакомец заискивающе встретился с ней взглядом.

- Господин…

- Адальок.

- Господин Адальок, я действительно не уверена, что смогу справиться с поставленной задачей… Кстати, как скоро нужно выполнить работу?

Адальок отодвинул рукав своего плаща и взглянул на часы, вернее на множество часов, что опоясывали его запястье.

- Идеально было бы к затме… То есть через три дня.

Плейт снова внимательно взглянула на медальон, перевернула его и задумалась. Когда еще ей представится шанс за каких-то три дня обогатиться на год вперед? Тем более остальные заказы уже готовы, а если поступят новые, она сможет сослаться на занятость… Не может же эта штуковина не поддаться ее опытным рукам?

- Хорошо, я постараюсь.

- Спасибо, мисс Реклейв!

- Плейт.

- Я приду за талисманом через три дня, около одиннадцати часов вечера, мастер Плейт, с этими словами Адальок, поклонившись, направился к выходу, кажется, что-то напевая себе под нос.

Как только дверь за ним закрылась, Плейт подошла ко входу в мастерскую и потянула рычаг на себя, приводя в действие множественные шестеренки, бегунки и конструкции, запирающие дверь и запечатывающие ее от непрошенных гостей.

 

Глава2. Демон Ретиарн

Плейт, нахмурившись, пригляделась. Еще одна цепочка рун, не заметная даже при тщательном исследовании медальона, обнаружилась прямо под круглым черным камнем, что был в сердце этого украшения. Увидеть эти вязи невооруженным глазом или даже с лупой возможным не представлялось лишь благодаря личному изобретению Плейт стекла, показывающего правдивые очертания (название для своего изобретения девушка так не придумала, поэтому и приходилось называть его сокращенно СППО), имеющему несколько фильтров в зависимости от освещения и размера предмета, над которым ставились опыты, она смогла обнаружить кроваво-красные руны, которые будто были выжжены на медальоне: «Deschide fața mea Ingiak! Și starea de veghe servitorul lui Retiarna!» (румынский «Открой мне грань, Ингиак! И яви своего слугу Ретиарна!»)

Плейт, несколько раз проговорив про себя написанное, произнесла:

- Дэскидэ фа-та мэа Инджиак! Щи стара де веге сервиторуль луй Ретиарна!

Медальон, до этого момента покрытый царапинами, будто ожил, обретая молодость и силу: заблестел, стал гладким и ярким. Из камня в центре стало литься легкое бордовое свечение, отдающее чернотой.

Девушка выронила от неожиданности медальон, и он, упав на пол, покатился по комнате, остановившись в нескольких шагах от мастерицы. Помещение стало заполняться черным дымом с проблесками синих молний.

Плейт завертела головой, не понимая, что происходит. Она прочла заклятие?

 

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. УМЕЮТ ЛИ ДЕМОНЫ ЛЮБИТЬ?

Глава 1. Демонические желания

Ретиарн стоял, прислонившись к стене, на которой висели многочисленные часы с работающими сложными механизмами, да и как могло быть иначе, чтобы оставить их в первозданной простоте? Нет, на такое мастер Плейт Реклейв, дочь самого известного Мастерового Адельхарда, никогда не согласилась бы! И сейчас все эти машины монотонно тикали, толкая стрелки, вращая шестеренки и двигая рычажки. Какие-то часы представляли собой маленькие театры, в определенный час разыгрывающие сценки, как, например, сейчас – алюминиевый человечек с усилием закладывал заряд в пещеру и зажимал уши, ожидая взрыва.

 

Ретиарн покосился на сценку и вздохнул. Наверняка Плейт сконструировала этого паренька, взяв за основу образа своего обожаемого до недавнего времени Гасторуна! Этого напыщенного, лживого и горделивого павлина, способного только на то, чтобы бросать пыль в глаза, да проводить несложные взрывные работы. Да если бы не его родители, входившие в состав городского управления, наверняка он не добился бы таких высот, и не считался бы золотой молодежью!

 

Ретиарн поймал себя на мысли, что с удовольствием посмотрел бы, как этот самый Гаст, как называла его Плейт, попробовал бы принять участие… ну, скажем, в банальном рукопашном поединке. Вот его смазливую мордашку подправили бы! Ретиарн даже улыбнулся, представляя, как хрустнула бы кость на носу выскочки, и полилась кровь. Наверняка такая мелочь, как сломанный нос напугала бы мальчишку, и он тут же начал бы выть и просить о завершении боя.

 

Демон шевельнул хвостом, отбрасывая от себя неприятные мысли о каком-то смертном и перевел взгляд на хозяйку. Плейт сейчас сидела за своим рабочим столом и делала очередной заказ в этот раз ей нужно было создать паровое оружие, способное разрезать скальные породы, чтобы облегчить работу Гасторуна и ему подобных в проектировании дверных проемов.

 

- Да что же такое! – выругалась Плейт, бросая на стол инструмент.

 

Ретиарн приподнял бровь.

 

- Не получается совладать с рунами?

 

Девушка подняла на него свои зеленые глаза, словно стараясь испепелить взглядом.

 

- Мог бы и не язвить!

 

Демон скрыл улыбку. Иногда Плейт до безумия походит на ребенка, хоть ей уже и исполнился двадцать один год. Уже двадцать один? Забавно, они познакомились всего год назад, а ему казалось, будто знал ее всю жизнь. Хотя, скажи ему кто, что он, высший демон Ингиака, окажется в мире людей и будет прислуживать девочке?.. Мда, не хотелось даже думать, что стало бы с тем беднягой. Однако факт остается фактом. Он здесь, в Адельхарде с ней, Плейт.

 

Да, конечно она освободила его, но… Почему-то Ретиарна тянуло к этой лилововолосой самостоятельной девушке. Она цеплялась за жизнь даже тогда, когда узнала о пропаже своего отца. Оставшись одна на этом свете (ведь пропажа человека в этом мире приравнивалась к его кончине), она тем не менее справилась, продолжила семейную традицию и сама стала принимать заказы на ремонт и создание механизмов, заставив жителей уважать ее, несмотря на юный возраст.

 

- Может, сделаешь перерыв? – предложил он примирительно, отступая от стены. – Ты работала все утро, заслужила небольшую передышку.

 

Плейт вздохнула, откидывая за спину прядь лилово-бордовых волос.

 

- Наверное, ты прав, она поднялась со стула и потянулась.

 

- Помочь? Ретиарн неуловимо быстро оказался за ее спиной и положил руки на уставшие плечи.

 

Плейт в очередной раз вздрогнула, видимо все никак не привыкнет к его манере передвигаться. Однако она не отстранилась, позволив умелым пальцам помассировать затекшие мышцы.

 

Ретиарн старался не сосредотачивать внимание на том, какая мягкая и теплая у нее кожа, погрузившись в размеренные движения. Если он также, как совсем недавно задумается над этим, быть беде.

 

Вспоминая сейчас тот случай, демон смутился, что было ему совсем несвойственно.

Плейт зашла домой и сморщилась, словно от боли.

 

- Что-то случилось? – Ретиарн, который до прихода хозяйки (хотя девушка и просила не называть ее так) читал книгу об устройстве парового котла, поднял голову.

 

- Похоже, я растянула мышцы шеи.

 

Демон приподнял бровь.

 

- Мне казалось, ты ходила смотреть на взрывные работы…

 

Плейт нервно подняла руку к шее.

 

- Мне было не видно! Я встала на носочки и тянула голову, пришло слишком много зевак, они заняли первые ряды, – мастер прошла к креслу и плюхнулась на мягкое сиденье, потирая шею. – Теперь больно вертеть головой.

 

Ретиарн поднялся из-за стола и подошел к ней.

 

- Я могу помочь снять боль.

 

- Правда? – ее глаза засветились надеждой.

 

Демон кивнул и обошел ее, встав за спиной. Он растер руки, между ладоней засветилось синее пламя, после чего аккуратно дотронулся до ее пышных волос, обнажая шею.

 

У Плейт была белоснежная кожа лишь кое-где окрашенная милыми веснушками, так резко контрастирующая с его загорелыми руками. Хрупкая, словно лебединая шея, и неширокие плечи. Стоило ему прикоснуться к ней, девушка вздрогнула, а по ее телу проскочил разряд, заставивший ощериться миллионами мурашек.

 

Ретиарн был уверен, что дело не в магии, которая сейчас поступала от его пальцев, а именно от факта, что он все же коснулся ее. Осторожно, стараясь не причинять боль, словно лаская и уговаривая.

 

Плейт неосознанно прикрыла глаза, наслаждаясь лечебным массажем. Но и демон не мог понять, что с ним творится. Ему нравилось? Просто касаться ее? Ощущать под пальцами ее кожу, ее горячее невинное тело, к которому еще не смели прикоснуться представители сильного пола… или не успели.

 

Подумав о том, что могли бы сделать эти самые мужчины, Ретиарн, не отдавая себе отчета, перевел руки чуть дальше, перекидывая их с шеи и плеч вперед, двигаясь к округлой аппетитной груди. Ему удобно было бы обхватить ее, словно спелый персик, но он не хотел пугать хозяйку столь откровенными и грубыми ласками. Вместо этого он лишь слегка провел подушечками пальцев над вырезом ее блузки, словно рисуя невидимые узоры, посылая по ее телу очередную порцию мурашек.

 

Плейт откинула голову назад, не открывая глаз. Если бы она знала, как в этот момент соблазнительно выглядела! Ему с высоты открывался прекрасный вид на ложбинку между ее округлостей, и Ретиарн не устоял, чтобы мимолетным движением коснуться запретной плоти, проведя пальцем чуть ниже выреза, лаская обнаженную под кофточкой кожу.

 

Именно это касание вывело Плейт из состояния забытья, в котором она до этого пребывала. Девушка резко открыла глаза и вскочила с места, повернувшись к нему лицом.

 

- Ретиарн, что ты делал?!

 

Демон приподнял брови, стараясь сохранять внешнюю невозмутимость, хотя внутри него уже пылал пожар, зовущий его мужскую сущность вырваться на свободу. Ведь он был демоном, который брал, что хотел. А сейчас он хотел ее.

 

Но Плейт была его спасительницей, хозяйкой, он не мог переступить грань, отделяющую их дружбу, а он мог назвать сложившиеся между ними за время знакомства отношения именно дружбой, от более серьезных намерений. Да, он предлагал ей в самом начале свои услуги любовника, когда она жаловалась на одиночество, но лишь получил отказ и упрек, что демон не так понял ее слова. Тогда девушка просто хотела иметь того, с кем могла бы обсуждать свои мысли, идеи и просто проводить время, не обремененное постелью. Ретиарн тогда согласился, хоть и удивился ее целомудрию. Намного позже он узнал, что у Плейт, этой мастерицы с золотыми руками, никогда не было мужчины. И только тогда понял, что она, вероятнее всего, боится того, с чем не сталкивалась. Однако ее тело давно готово к урокам любви, он это замечал по томным взглядам, которые она бросала украдкой, когда он, делая вид, что не замечает, сбрасывал одежды, подставляя ее жаждущим глазам рельефное мускулистое тело.

 

Ретиарн помнил, как она пришла в оцепенение, когда он в первый раз обнажился перед ней – в ту ночь он решил, что не уйдет от смертной, которая его освободила. Тогда Плейт проснулась, когда он спал рядом. Вернее лежал, ожидая, когда же она заметит его присутствие. И она заметила. О да, он навсегда запомнил выражение ее лица, когда она поняла, что оказалась в постели с обнаженным мужчиной, пусть он и был демоном. Ретиарн однако не делал ничего, чтобы спугнуть ее, не позволял себе ласк, хотя желал этого больше всего на свете. Не привыкший проводить ночи без женских податливых тел, демон мучился невозможностью насытиться Плейт так, как того желал. Но она была невинна. Невинна, а к тому же являлась той, кто спас его от смерти. Он был в долгу перед ней и не мог растоптать ее представления о мужчинах таким грубым способом.

 

- Как шея? – вместо ответа задал он вопрос.

 

Плейт нахмурилась и замерла, прислушиваясь к своим ощущениям. Потом осторожно пошевелила головой из сторону в сторону и улыбнулась.

 

- Прошла. Спасибо тебе.

 

Демон пожал плечами.

 

- Обращайся.

Сейчас, вспоминая тот случай, Ретиарн прекратил массаж, сделав над собой усилие. Ведь после того дня Плейт словно отгородилась от него и несколько недель ходила словно на иголках. Будто ждала, что он нападет.

 

А как же ему хотелось так поступить! Просто схватить, бросить на кровать и сорвать ненужные тряпки, что скрывали ее созревшее для ласк тело! Он был любил ее всю ночь и весь день, уделяя внимание каждому уголку запретного податливого плода.

 

Но он не делал ничего. Лишь продолжал быть другом, в котором она так нуждалась. И постепенно их отношения снова стали такими, какими были до того дня. Плейт рассказывала ему обо всем, что приходило в ее светлую голову, а он, в свою очередь, всегда поддерживал беседу, советуя или направляя. Ему нравилось говорить с ней. Плейт была умной и живой. Девушкой, с которой не было времени скучать. И он искренне не понимал, почему она до сих пор оставалась одна. Почему никто не видел этот не ограненный бриллиант?

 

Ретиарн понимал, что желает познать ее сладость. Также сильно, как если бы он тонул и нуждался бы в воздухе. Но что поделать с желанием, которое никак не утолить?

 

- Куда пойдем? – Плейт заколола волосы, чтобы они не растрепались на ветру и сняла с себя рабочий фартук.

 

- Я еще не переносил тебя к водопаду, – напомнил Ретиарн.

 

Плейт задумалась, смешно нахмурив брови. Когда он в первый раз воспользовался телепортацией, чтобы доставить хозяйку к месторождению золота, что было в соседнем городе, Плейт от ужаса сжалась в комок и не отпускала его руки, пока он не сказал, что они давно прибыли. Забавно было видеть ее такой напуганной и то же время заинтересованной.

 

- Хорошо. Прихвачу купальник! – с этими словами мастер скрылась за дверью, ведущей в гардероб, а Ретиарн почувствовал, как его сердце начало биться быстрее.

 

Она специально испытывает его выдержку? Неужели не понимает, как на здорового мужчину действует полуобнаженное женское тело? Тело, которое он уже давно жаждет познать во всех смыслах.

 

Может она и привыкла к его манере спать обнаженным, но сама всегда соблюдала приличия, не позволяя себе оголиться перед гостем. Да, он специально старался ее провоцировать, раздеваясь чуть ли не перед ее взором, однако она, как только видела, что он собирается делать, быстро выключала свет и отворачивалась, скрываясь за дверью свой спальни, стараясь отгородить себя от созерцания столь интимных подробностей его тела. И после того первого раза, что обнаружила его у себя в постели, запретила приходить к себе на ложе, сказав, что Ретиарн вполне сам может наколдовать себе постель, что ему и пришлось сделать. Несправедливо. И неинтересно.

 

Через пару минут Плейт вышла, закинув за спину небольшой рюкзак.

 

- Я готова.

 

- Возьми меня за руку, – он протянул ей ладонь и сжал маленькие пальчики, которые были испачканы в машинном масле, хоть девушка и старалась его отмыть.

 

Представив себе место, куда он хочет отправиться, Ретиарн начертил в уме перемещающую руну, почувствовав, как материя пространства начала вибрировать, окружая их в свой водоворот. Какая-то секунда, которая в сознании демона растягивалась, словно в замедленном времени, за которое он мог отчетливо видеть пути перемещения всех низших демонов и колдунов (прерогатива его статуса), и они оказались на полянке возле небольшого озера, вода в которое поступала из расположенного чуть левее от путников водопада. Шум воды сливался с пением птиц, брызги летели в разные стороны, освежая летний зной. Здесь, в отличие от Адельхарда, всегда было тепло и практически безветренно.

 

Плейт начала смотреть по сторонам восхищенными глазами и отпустила его руку. Видимо, привыкает к демонической магии. Этот факт стал еще одним приятным открытием. Не будь она человеком… Эх, Ретиарн многое отдал бы, чтобы Плейт была демоницей, тогда уж она точно не стала бы вести себя как ханжа, не подпуская его к себе целый год. Девушки его рода всегда отличались горячим темпераментом, порой заводя любовников просто чтобы отвлечься от скучной работы.

 

Хотя нет, все же лучше, что она остается человеком. Так у него больше шансов. Шансов?..

 

Ретиарн посмотрел на девушку, которая сейчас подошла к воде и стала проверять ее температуру.

 

Интересно, взглянет ли Плейт когда-либо на него не просто как на друга?

 

Ретиарн вздохнул. Почему ему в голову лезут такие странные мысли? Да, он уже слишком долго вел практически монашеский образ жизни, отказывая себе в удовольствии познать плотские утехи (да и где бы он их познал, когда приходилось всегда следить за действиями хозяйки, вдруг ей понадобилась бы его помощь?). Хотя демон и понимал, что находил себе отговорки. Истина крылась в другом – он желал определенного человека. Человека, который не смотрел в его сторону, как бы это и не было парадоксально. Любой демон, даже низший, появись от в мире людей, тут же окружил бы себя ореолом привлекательности (за счет той же магии, к примеру), или просто прибегая к природной красоте (вот что-что, а красотой демоны обделены не были) смог приворожить понравившуюся особь.

 

Симпатия? Интересное слово. Демонам оно обычно не было знакомо. Они брали то, на что падал их взгляд, и не всегда считались с внутренними чувствами, если таковые и были. Для демонов люди – не более, чем игрушки, которые жили, чтобы услаждать их тем или иным образом.

 

- Ретиарн! Поможешь мне? – от размышлений его оторвала Плейт, которая не могла справиться с застежками на кофте.

 

Ретиарн послушно подошел к повернувшейся к нему спиной девушке.

 

- Я слишком туго зашнуровалась, и, кажется, завязала узел.

 

- Вижу, – его ловкие пальцы в момент развязали неподдающуюся веревку, после чего корсет начал расстегиваться, обнажая прямую спину.

 

- А теперь отвернись!

 

С ироничной улыбкой демон снова подчинился, лишь слушая, как Плейт шуршит одеждой, переодеваясь в купальник.

 

Может, стоит ей сказать, что демонам не обязательно смотреть глазами, чтобы видеть, что происходит с ним рядом? Хотя нет, не стоит. А то еще чего доброго, Плейт заставит его каждый раз выходить на улицу, когда переодевается после душа, и он упустит великолепную возможность подсмотреть.

 

- Можешь поворачиваться.

 

Ретиарн обернулся, окидывая Плейт оценивающим взглядом. Чертовка! Точно провоцирует его!

 

На Плейт был белоснежный купальник, открывающий большую часть тела, и прикрывающий лишь самые интересные зоны – пара треугольников на груди, треугольник ниже пупка, и завязочки… Завязочки, потянуть за которые так и чесались руки. Ведь одно неосторожное движение, и все, она лишится этих тряпочек, громко зовущихся одеждой.

 

- Вода не очень холодная, я пойду поплаваю! – и девушка с разбега погрузилась в кристально чистые воды озера, послав в воздух миллиарды капелек.

 

- Мне присоединиться? – Ретиарн дотронулся до ремня на своих кожаных штанах, намереваясь расстегнуть.

 

- Как пожелаешь! – Плейт легла на воде на спину и начала грести руками.

 

- О да, я еще как желаю, – пробормотал демон себе под нос, стягивая одежду.

 

Плейт не видела, как он раздевался, и славно. Не будет ничего говорить про то, что нужно соблюдать приличия и носить нижнее белье.

 

Вода сомкнулась вокруг его тела, приятно освежая. Хвост, который Ретиарн не скрывал, когда они были вдвоем, словно змейка плыл по воде следом. Отросшие за год черные прямые волосы послушно следовали по его могучим плечами, не падая на глаза и не закрывая вида на резвящуюся хозяйку. Плейт как раз перевернулась на живот и, заметив, что Ретиарн присоединился к купанию, замахала рукой.

 

- Давай сыграем в догонялки?

 

Она точно его испытывает.

 

- Уплывай! – Ретиарн подождал, пока Плейт энергично стала удаляться от него, наслаждаясь видом мелькающих ножек и более интересного округлого места, которое то и дело поднималось над водой, после чего сам нырнул, отдаваясь на волю стихии.

 

Он мог бы ее догнать за считанные секунды, но не хотел прерывать веселье. Плейт периодически останавливалась, оглядываясь назад и проверяя, где же охотник. Охотник? Да, пожалуй, сейчас он думал именно как хищник, который жаждет настигнуть свою жертву. Настигнуть и …

 

Ретиарн снова нырнул, пытаясь охладить голову и мысли, что не давали ему покоя. Что за ерунда? Почему он, тот, которому в скором времени исполнится одна тысяча лет, потерял голову от желания к смертной? Нужно будет по возвращению в Адельхард заняться своими низменными желаниями, пройдясь по улицам в обличье человека. Десяти девушек наверняка хватит, чтобы утолить голод.

 

Услышав смех, демон вынырнул. Плейт была от него в ста метрах и показывала язык.

 

- Ну что же ты, не можешь догнать? – она снова звонко рассмеялась и поплыла еще дальше.

 

Хочешь игры? Будет тебе игра.

 

Ретиарн в несколько гребков преодолел это огромное по человеческим меркам расстояние, оказавшись прямо перед лицом Плейт. Она не успела затормозить и врезалась в его грудь.

 

- Р… Ретиарн? – Плейт округлила глаза, бросив взгляд назад, туда, где всего секунду назад он был. – Как ты?..

 

На губах демона расцвела улыбка.

 

- Ты же хотела, чтобы я тебя поймал? – он не отказал себе в удовольствии сжать Плейт в объятьях, поддерживая их обоих на плаву.

 

- Ты с самого начала мог меня поймать в одно мгновение? – она была такой милой, когда хмурилась!

 

И эти ее большие зеленые глаза, которые смотрели немного обиженно, и этот поджатый ротик… Ретиарн невольно прижал ее еще ближе. Лишь вода и тряпочки, что были надеты на ней сейчас были препятствием между их обнаженных тел.

 

Видимо Плейт сама поняла это, поскольку стала вырываться.

 

- Отлично, ты меня поймал. Теперь можем передохнуть.

 

- О, я не устал, – Ретиарн не спешил выпускать столь ценную добычу.

 

Он ощущал тепло ее тела даже сквозь толщу прохладной воды.

 

- Но мне нужен отдых! Ретиарн, отпусти!

 

И ему пришлось подчиниться. Снова.

 

Он проводил ее взглядом, наблюдая, как мастер плывет к берегу. Плывет от него.

 

Ретиарн скрипнул зубами. Ничего, держитесь девушки Адельхарда, высший демон вышел на охоту!

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям