Зинченко Анастасия " /> Зинченко Анастасия " /> Зинченко Анастасия " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Секреты медальона (#1) ('эл. книга) » Отрывок из книги «Секреты медальона»

Отрывок из книги «Секреты медальона»

Исключительными правами на произведение «Секреты медальона (#1)» обладает автор — Зинченко Анастасия Copyright © Зинченко Анастасия

Глава1. Мастерская Плейт

- Я смогу починить эту штуковину! Или я не Плейт Реклейв!.. Так, кажется, ты говорила?

Девушка вздернула свой веснушчатый носик и отбросила за спину лиловые волосы, которые так и норовили прыгнуть в разные стороны подобно живому сену.

- И я починила! она встретилась взглядом с недовольным заказчиком, который держал в руках предмет, отдаленно напоминающий смесь настенных часов, чайника и флейты. Теперь оно, – она указала тонким пальчиком, не обремененным маникюром и испачканным в машинном масле, на предмет, – как только в него подуешь, показывает время и дату!

- Но раньше тэне был проводником! С его помощью я мог найти залежи свинца!

- Ох, Онфри, ты вечно чем-то не доволен, – Плейт возвела свои зеленые глаза к небу.

Онфри, а это был невысокий худощавый молодой человек, также как и девушка, облаченный по последней моде Адельхарда, со стуком поставил прибор на стол, который сейчас разделял их.

- Плейт, я хочу снова получить работающий тэне! Он полез в карман, и достал оттуда серебряную монету, которую бросил на стойку рядом с агрегатом. Даю тебе времени до конца недели. Работающий правильно. Запомни!

С этими словами молодой человек, поправив цилиндр на светловолосой голове, удалился из мастерской.

Плейт проводила Онфри взглядом и покачала головой. И чем его не устроил бы говорящий календарь? Подумаешь, перепутала несколько проводков, да забыла покрутить шестеренки… Ну и неправильно вдохнула в тэне Энергию. Правда еще и руны забыла перерисовать.

Девушка взлохматила лиловую гриву непослушных волос. Возможно, Онфри в чем-то и прав… Но как же бесит, когда ей указывают на ее промахи!

Плейт закусила нижнюю губу и надвинула на нос очки с множеством дополнительных увеличительных стекол и разноцветных рычажков.

Видимо, сегодня ей снова не удастся выйти из мастерской. Завязав поверх платья коричневый передник со множеством карманов, из которых торчали отвертки, плоскогубцы, шестеренки, винтики и прочие маленькие детали, так необходимые при ремонте той или иной вещицы, Плейт приступила к ремонту.

Жаль, она хотела увидеть сегодняшний взрыв в очередной, нависающей над Адельхардом, скале. Даже вырядилась по этому случаю: белая блузка с рукавами-фонариками и прямоугольным вырезом, так аппетитно открывающая ложбинку между круглых грудей, черный кожаный пояс-корсет, утягивающий итак тонкую талию, черная юбка со шлейфом, которую девушка приподняла двумя ремнями по обе стороны бедер, открывая стройные ножки, обтянутые в черные же чулки. Еще не стоит забывать про туфли! Те самые, с сумасшедше высокими каблуками и так сочетающиеся с нижней частью ее наряда. И, конечно же, стоит отдать должное высокому цилиндру и закрепленными на нем очками с темными стеклами (нужно же думать о безопасности глаз, когда взорвут скалу?), которые она решила украсить медными шипами, кажется, это сейчас модно. На шее у девушки покоилась бархотка из свисающих черных цепочек, которые словно змейка струились вверх-вниз, описывая неведомые узоры, обрамляя кулон с большим круглым камнем прямо посередине изделия. Да и кисти рук Плейт решила сегодня украсить, надев перчатки под цвет корсета, открывающие пальцы.

Перчатки пришлось сейчас снять, как и цилиндр, чтобы не сваливался на глаза, или, упаси Гисхильдис, на тэне!

Работа затягивала, время летело незаметно, лишь слышимый вдалеке щелчок, да дрожь земли подсказала, что взрыв был произведен. Счастливчики. Видели своими глазами, как создается новая пещера. Наверняка больше, чем ее мастерская, в которой Плейт приходилось не только чинить принесенные жителями Адельхарда агрегаты, но и жить. Чуть дальше от входа, там, где пещера делала поворот, стояла непримечательная с первого взгляда дверь. Такие можно было встретить по всему городу: железная, обитая непригодными для работы шестеренками, с позолоченными ручками и струящимися по поверхности объемными рунами. Пожалуй, только руны и были отличны от тех, что имелись на всех остальных дверях, эти Плейт собственноручно выплавила из смеси платины и серебра, добавляя при создании свою Энергию, и заговаривая их на защиту. Пожалуй, только в мастерской Реклейвов могла бы встретиться такая вещица – позволяющая хозяевам приказывать железяке, скрывающей проход, самой открываться и закрываться. Хотя и тут Плейт немного перепутала с витиеватым руническим узором. И теперь дверь могла своевольничать, не пропуская гостей в святая святых – библиотеку, спальню и ванную комнату.

И пусть у девушки не всегда получалось с первого раза починить или сделать все правильно, ее мастерская была единственной в городе, так что жителям Адельхарда ничего другого не оставалось, как чинно шествовать к наследнице величайшего Мастерового их времени, который, увы, несколько лет назад решил отправиться в свадебное путешествие, да так и не вернулся. Рохстал, отец Плейт, встретил любовь всей своей жизни (после ее матери, конечно, которая трагически погибла при камнепаде, когда дочери было всего десять), на пике своей славы Мастерового. Ануорда принесла тогда на починку фамильные часы с кукушкой, да так и потеряла голову от статного и полного энергии мужчины. Свадьбу они сыграли уже через месяц после знакомства, хотя Плейт и пыталась урезонить отца, мол, так не делается, но Рохстал ничего не хотел слушать, и переписал свое детище на дочь, которая к своему совершеннолетию уже прекрасно освоила главные правила Мастеровых.

Плейт отложила в сторону тэне. Теперь прибор работал надлежащим образом, она проверила: он сразу указал на лежащий за стеной и скрытый от глаз свинцовый слиток.

Вздохнув, девушка плюхнулась в кресло и взяла в руки дымящуюся чашку с горячим сладким напитком, отдаленно напоминающим кофе, которым люди увлекались несколько веков назад, еще до того, как Грань пала, обнажая неведомые для их воображения миры, показывая первозданную магию с ее обитателями.

День близился к своему завершению, и Плейт хотела было закрыть мастерскую, но тут на пороге появился очередной заказчик. Колокольчик на двери звякнул, пропуская внутрь просторного помещения, заполненного стендами с исправными деталями, часами и оружием (кстати, на последний товар охочих было больше, чем на другие изделия Плейт), высокого худощавого мужчину в длинном кожаном плаще.

- Простите, это вы Плейт Реклейв, дочь Мастера Рохстала?

Плейт улыбнулась и кивнула.

- Да, это я. Чем могу помочь?

Мужчина, прикрыв за собой дверь, и посмотрев по сторонам, приблизился к прилавку, за которым она стояла, и вытащил из внутреннего кармана маленький сверток. Размотав ткань, он показал сверкающий предмет, не то медальон, не то диск с вкраплениями камней, рычажков и руническими письменами.

- Кажется, у меня сломался вот этот агрегат.

Плейт взяла в руки неизведанное чудо, опустила на глаза увеличительное стекло (одно из многих на ее рабочих очках), и стала внимательно рассматривать предмет.

- Боюсь, я не встречалась еще с таким уровнем техники, она сменила стекло на красное, и округлила глаза, когда стали видны новые руны, которые, словно вкрапления, обрамляли каждый камешек на медальоне. Что это?

Мужчина снова посмотрел по сторонам, будто убеждаясь, что никто не может увидеть и услышать их.

- Очень дорогой… для меня талисман. Да, это талисман, будто убеждая самого себя повторил незнакомец.

А в том, что этого человека она не встречала в Адельхарде, Плейт была уверена. Она-то уж запомнила бы эти иссиня-черные волосы с вкраплениями зеленого, янтарные глаза и выступающие скулы.

- Мне нужно, чтобы центральная часть открылась, мужчина указал на большой камень в середине медальона, который по форме напоминал овал.

Плейт пригляделась к закрывающему центр корпусу, сплошь покрытому рунами и неизвестными ей стихами, написанными вязью.

- Я не могу гарантировать…

- Я заплачу! мужчина суетливо засунул руку в карман и выудил на поверхность стола мешочек, в котором что-то звякнуло.

Плейт, нахмурившись, развязала тесемки и высыпала на столешницу горсть золотых. Слова застряли в горле. Это была неимоверная сумма, на эти деньги, будь у нее желание, она могла бы безбедно жить целый год, не принимая заказы и не пачкаясь в масле.

- Этого хватит? незнакомец заискивающе встретился с ней взглядом.

- Господин…

- Адальок.

- Господин Адальок, я действительно не уверена, что смогу справиться с поставленной задачей… Кстати, как скоро нужно выполнить работу?

Адальок отодвинул рукав своего плаща и взглянул на часы, вернее на множество часов, что опоясывали его запястье.

- Идеально было бы к затме… То есть через три дня.

Плейт снова внимательно взглянула на медальон, перевернула его и задумалась. Когда еще ей представится шанс за каких-то три дня обогатиться на год вперед? Тем более остальные заказы уже готовы, а если поступят новые, она сможет сослаться на занятость… Не может же эта штуковина не поддаться ее опытным рукам?

- Хорошо, я постараюсь.

- Спасибо, мисс Реклейв!

- Плейт.

- Я приду за талисманом через три дня, около одиннадцати часов вечера, мастер Плейт, с этими словами Адальок, поклонившись, направился к выходу, кажется, что-то напевая себе под нос.

Как только дверь за ним закрылась, Плейт подошла ко входу в мастерскую и потянула рычаг на себя, приводя в действие множественные шестеренки, бегунки и конструкции, запирающие дверь и запечатывающие ее от непрошенных гостей.

 

Глава2. Демон Ретиарн

Плейт, нахмурившись, пригляделась. Еще одна цепочка рун, не заметная даже при тщательном исследовании медальона, обнаружилась прямо под круглым черным камнем, что был в сердце этого украшения. Увидеть эти вязи невооруженным глазом или даже с лупой возможным не представлялось лишь благодаря личному изобретению Плейт стекла, показывающего правдивые очертания (название для своего изобретения девушка так не придумала, поэтому и приходилось называть его сокращенно СППО), имеющему несколько фильтров в зависимости от освещения и размера предмета, над которым ставились опыты, она смогла обнаружить кроваво-красные руны, которые будто были выжжены на медальоне: «Deschide fața mea Ingiak! Și starea de veghe servitorul lui Retiarna!» (румынский «Открой мне грань, Ингиак! И яви своего слугу Ретиарна!»)

Плейт, несколько раз проговорив про себя написанное, произнесла:

- Дэскидэ фа-та мэа Инджиак! Щи стара де веге сервиторуль луй Ретиарна!

Медальон, до этого момента покрытый царапинами, будто ожил, обретая молодость и силу: заблестел, стал гладким и ярким. Из камня в центре стало литься легкое бордовое свечение, отдающее чернотой.

Девушка выронила от неожиданности медальон, и он, упав на пол, покатился по комнате, остановившись в нескольких шагах от мастерицы. Помещение стало заполняться черным дымом с проблесками синих молний.

Плейт завертела головой, не понимая, что происходит. Она прочла заклятие?

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям