0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Сердце Господина » Отрывок из книги «Сердце Господина»

Отрывок из книги «Сердце Господина»

Автор: Регул Алекс

Исключительными правами на произведение «Сердце Господина» обладает автор — Регул Алекс . Copyright © Регул Алекс

 

Никогда не думала, что меня можно вывести из равновесия до такой степени. Я шла по парку и едва сдерживала эмоции. Обида душила, и не было сил противостоять ей. Хотелось просто тупо плакать. А лучше рыдать. Но слёзы свои я подавляла. Мне было стыдно за своё состояние и я, в надежде укрыться от совершенно посторонних людей, сошла с аллеи и побрела по нетоптаной земле парка.

Под моими ногами хрустели сухие веточки. Листики, которые ещё не успели истлеть, словно мягкая подстилка, тихо шуршали. А я всё дальше и дальше удалялась вглубь парка. Когда вокруг совсем не осталось прохожих,  оперлась спиной о большое старое дерево и тихо, чтобы не спугнуть уединённость момента, заплакала. Слёзы катились по щекам. Их я даже не вытирала. И дело не в том, что могла размазать тушь или ещё как-то испортить свою внешность. Нет. Мне хотелось не скрывать слезы от леса. Пусть катятся солёные капли по щекам и с высоты моего среднего роста падают на землю.

Но слёзы на землю не падали. Скользили по щекам. Шее. И пропитывали ворот моей блузки.

Из-за чего я расстроилась?

Да, в общем-то, не из-за чего. Пустяки. Редактор забраковал мой новый роман и порекомендовал писать истории менее похожие на сказки.

Сказки…

А кому мешают сказки?

Да, я писала так, чтобы моим героиням встречались современные Принцы. И пусть не все они были богаты и безумно красивы, но все они благородны, честны и чисты помыслами и поступками.

- Да поймите, Алла Аркадьевна, - убеждала меня Кирина Ольга Львовна (мой редактор), - Таких мужчин не бывает! Это уж очень неправдоподобно! Читатель это сразу понимает. И Ваши книги кажутся, по крайней мере, наивными.

- Я знаю, - робко защищалась я, – таких мужчин не бывает. Но ведь так хочется, чтобы были.

Я посмотрела в глаза этой мудрой женщине. А там грусть, тоска.  Она перестала верить в сказки и от жизни ничего уже «Такого!» не ждала. И тут прихожу я. С очередным своим «творением»,  которое, естественно, её начинает раздражать. Как будто я украла последнего Принца, запихнула его в свою книгу и вот пришла, хвастаюсь. Что, потеряли Принца? А вот он, у меня в истории, посмотрите!

И редактор злится. И редактор возвращает мне текст моей новой книги и просит в следующий раз беспокоить её, только если стиль моего письма изменится.

Не изменится.

Уж лучше я совсем не буду писать, чем писать про обычных мужчин.

Нет, ну может, большинству женщин и везёт с этими самими обычными мужчинами, но только не мне. Замужем я была два раза. Первый муж ушёл от меня. Второго я сама бросила.

Первый ушёл к женщине, которая была его первой любовью. Наверное, я должна была понять и простить его? Я долго думала… так и поступила. Я его отпустила.

А вот со вторым мужем была пострашнее беда. Он пил и бил. Пошло. Грустно. Не смешно. Да, в общем-то, за него я пошла замуж «скоропостижно».  Так сказать, чтобы послевкусие первого брака перебить. Мол, смотри, бывший муженек, я интересная молодая женщина, которая одна не останется. И вот я выскочила второй раз замуж, не совсем разобравшись «ху из ху» мой новый супруг. В результате едва унесла ноги. Нет, вначале я приживалась к его странной манере пьяного досуга. Но когда тенденция к рукоприкладству стала нарастать, я приложила все силы и выскользнула из уз брака.

Не без потерь.

Горько. Больно…

Всё равно! – сказала я себе. И уже не поднимая так высоко голову, как раньше, побрела по жизни дальше.

Как говорится, «Эту боль, перетерпев, я любить не перестала». И продолжила искать счастье. Сменила нескольких любовников. Однако на данный момент ни с кем не встречаюсь.

Если честно, устала. Ложь. Тоска и пустота.

Одним я была не нужна. Другие мне.

Вот как-то так я и дожила до тридцати с хвостиком лет.

Мама меня периодически нравоучениями совершенствует. Папа просто жалеет.

Наверное, я  непутёвая.

Но хочется мне верить, что где-то там, всё же, есть он - мой заблудившийся Принц. Он найдёт ко мне дорогу когда-нибудь. Когда-нибудь…

Хотя последние три года я даже не давала возможности себя найти. Работа – дом. Дом – работа. По клубам не хожу. Уже не тот возраст. К тому же городок наш не блещет подобными увеселительными заведениями. Да и рестораны, кафе – тоже вряд ли  место поиска Принцев.  

И лёжа на пляжУ, я тоже не жу-жу.

Короче, как говорит моя подруга Зося:

- Алка! Ты сама себе противоречишь! Мужиков игнорируешь, а сама всё какого-то ПрЫнца ждёшь! А как узнать, что это не вон тот красавчик? – она указала на парнишку из доставки пиццы, что пробегал по коридору мимо нашего кабинета. – Правильно, никак! В этом случае и придумали с незапамятных времён, такой простой выход – знакомство! Понимаешь, о чём я говорю?

- Не хочу. Хватит. Надоело.

- Напрасно ты так! - усмехнулась подруга, - Принца в нашем возрасте не дождаться. А вот бездарно профукать последние годы своей привлекательности и конкурентоспособности можно запросто! Я на такие глупости не согласна! Так что думай, пойдёшь в пятницу с нами в клуб или будешь всякой фигнёй у монитора страдать?

Про «фигню» – это Зося так называет мои потуги к книгописанию. Она, пожалуй, единственный человек, который знает, что я пишу. Нет. Не так. Она единственный человек из моего окружения, который знает, что я пишу книги. Есть, конечно, ещё редактор. И интернет читатели, но последние меня знают под псевдонимом.

Живу я отдельно от родителей. Поэтому, чем занимается по ночам их чадо, родители имеют смутное представление. И боясь их разочаровать, умалчиваю, что вместо того, чтобы налаживать свою раздолбанную лично-интимную жизнь, я занимаюсь написанием современных сказок.

И нет у меня ни личной, ни интимной жизни.

Просто любовника, или как сейчас модно говорить «интимного друга», мне неинтересно заводить. Физиологические мои потребности в нём настолько малы, что овчинка выделки не стоит. Искать друга по интересам - ещё проблематичней. Согласитесь, сложно найти мужчину, которого способна привлечь женщина совершенно равнодушная к спорту, автомобилям, кулинарии, путешествиям, шмоткам…

В общем-то, женщина равнодушная ко всему.

Я фригидная по всем направлениям. Ни секс, ни джаз, ни бокс. Ничего…

Вот только написание текстов. Таких несовременных. Таких нереальных. В которых мужчины почти с первых страниц завораживают женщин и влюбляют в себя.

Исходя из моего досуга, за последние два года я сменила несколько таких персонажей. Так что романов у меня побольше, чем у Зоси. И пусть мои романы всего лишь на бумаге, так сказать, вымышленные, зато романы я крутила с настоящими Мужчинами. С достойными. Естественно, с красивыми, добрыми и умными. Плюс ко всему они у меня были порядочные. Во всём. От любого из них хотелось родить ребёнка. Может даже нескольких. И была уверенность, что мужчина не бросит, не предаст.

Но вот чего-чего, а романтических склонностей ни у одного из моих героев не было. Никто из них не восхвалял стихами любимую женщину. Не дарил звезду, нетленный свет которой озарял бы путь в бесконечность. Но я думаю, за редчайшим исключением, женщина всё же простит своему мужчине полное отсутствие романтики, если взамен он будет её не только любить, но и уважать, и оберегать.

И всё же мой редактор узрел в текстах наивность присущую сказкам.

А разве я похожа на сказочницу?

Во всяком случае, внешне точно нет.

В этом плане я была, как мой рост. Средние показания. Вес такой же. Не худая, но и не шибко стройная. Не кривая, не косая. Но на подиум не звали.

Глаза голубые.

Волосы тёмно-русые, прямые. Длина их средняя.

Скажете, что так внешность описывают только дознаватели в протоколах? Ну, хорошо:

«Её глаза были цвета пленяющей бездны океана. Они истомно манили в мир бесконечного удовольствия. И многим мужчинам, на кого она лишь раз взглянула, неудержимо хотелось прикоснуться к её плечам. Чтобы притянуть к себе вплотную и наслаждаться этой близостью. Наслаждаться той нежностью, что в глазах её томилась. И рвалась наружу».

Годится?  

На самом деле ничего в моих глазах не томилось. Я обыкновенная и знаю об этом. Поскольку в противном случае, муж первый меня бы не бросил. И сейчас была бы я счастливой многодетной матерью.

Спросите, чего же тогда мужики во мне находили?

А шут их знает… Может, что во мне и было «Такое!», но видимо, я уже и сама забыла, что это такое. 

Жила тихой двойной жизнью. В рабочие часы – менеджер среднего звена. В досуговые часы (обычно ночные) - автор текстов о современных Золушках.

Но вот сегодня мне захотелось выплакаться. Я стою, прижавшись спиной к дереву, и плачу. Маньяков не боюсь. Сейчас лишь середина дня. Я ещё немного постою.Пожалею себя. Потом вытру слёзы и успею вернуться с обеденного перерыва на своё рабочее место в офис. Составлю план на совещание, что будет через недельку.Потом просмотрю отчёт по продажам. Ну, и как-то так к концу рабочего дня с чувством почти удовлетворения отправлюсь домой.

 

***

Постепенно стала успокаиваться. Достала из сумочки зеркальце, влажные салфетки и привела себя в порядок. Подмигнула своему отражению и… вот тут началось.

- Круг… Круг. 

Хрипло птаха издала эти звуки где-то поблизости. От испуга я вздрогнула и посмотрела в сторону этого самого «круг-круг», которое, как по заказу повторилось.

Действительно, поблизости на дереве сидела большая чёрная птица. Скорей всего, ворон. И как только наши взгляды пересеклись (а они именно пересеклись, поскольку птица смотрела мне в глаза) хриплое «круг-круг» прозвучало вновь.

Мне стало не по себе. Буквально в прошлом году в каком-то городе вороны напали на женщину, которая вот так же, как и я, гуляла по парку и своим присутствием потревожила птиц. И хотя женщина не представляла угрозу для гнезда, вороны атаковали её. Спастись от них женщина смогла лишь бегством.

Опасно то, что птицы пикировали сверху прямо в голову женщине. Позже ей пришлось обратиться за мед. помощью. Помня всё это, я стала медленно собирать свои вещи в сумку и, поглядывая на птицу, выбираться из уединённого места парка.

Сделала несколько шагов назад. Птица один прыжок по веткам. Дистанция между нами не сократилась. Мне стало страшно. И уж чтобы совсем лишить меня здравомыслия, птица вновь издала малопонятный звук.

Не помня себя, побежала прочь. Страх делал своё дело. Выскочила на тропинку, по которой прогуливались люди и, не сбавляя скорость, пошла дальше. На часах - без пятнадцати два. Времени с запасом. Но задерживаться в парке мне больше не хотелось. 

И вот когда я решила, что угроза миновала, где-то сверху прозвучало голосом ворона, что преследование продолжается.  

 

Глава вторая

- Алла, ты чего так дышишь? – спросила Зося, завидев меня.

- Представляешь, меня ворон из парка выгнал!

- Кто?

- Ворон, птица такая. Вся чёрная. Клюв здоровый. А глаза…

Не успела я про глаза рассказать. Зося отмахнулась от меня.

- Хватит! Мужика тебе надо. Тогда и про птичьи глаза не будешь мне сказки заливать.

Я обиделась и хмыкнула:

- Я могу не рассказывать. Ты же сама меня спросила.

- Я хотела адекватный ответ получить, - сказала Зося и опять отмахнулась от меня.

- Тогда зачем у меня что-то вообще спрашиваешь? Адекватность чужда мне.

- Учту!

- Ага. Учти.

Я перечитала отчет по продажам и не найдя две позиции, позвонила в отдел сбыта. Долго с ними разговаривала, а когда заметила, что и Зося втянулась в рабочий ритм, вернулась к менее демонстративной трудовой деятельности.

Кабинет с Зосей у нас один на двоих. Раньше у каждой из нас был свой собственный, но настали тяжелые времена, пришлось потесниться. Нас слили в единое пространство и обложили дополнительными обязанностями. Некоторых сотрудников вообще сократили. Поэтому нам ещё повезло. Генеральный у нас был мужик с фантазией, поэтому фирму доводил до разорения медленным и болезненным путём. Хотя, наверное, только я так думала. Все остальные сотрудники не замечали, что происходит вокруг.

Работали мы сейчас в авральном режиме. День за два. Всё чего-то навёрстывали. Спешили, боясь не успеть в светлое будущее. Вот только слухи ходили, что в него (в светлое будущее) попадут не все. Что вновь грядут сокращения.

Когда такие слухи, как Дамоклов меч, каждый день «вжик»над головой,  то любой человек нервным становится. Вот и я. Спрашивается, чего разревелась? Чего того ворона испугалась? Детский сад какой-то. Честное слово.

А виной - нервы! Нельзя, чтобы кругом проблемы. Нужно давать человеку возможность перевести дух. Сбросить с себя оковы и дать возможность упорхнуть в радужный мир. Хотя бы на миг.

- Алла! – позвала меня Зося, стоя на выходе из кабинета. – Ну, ты чего зависла? Домой идешь?

Я взглянула на часы. Действительно, шесть вечера.

- Да, конечно иду! Провались она пропадом, эта работа! – откинула я папку с отчётом и схватила сумочку. – Пошли.

Мы вышли из кабинета и уже почти подошли к лифту, как были окрикнуты Анатолием Вадимовичем. Нашим генеральным. Хотя он больше был похож на обычного директора. Возраст пятьдесят. Низенький. Пухленький. Глазки… как у того ворона. Маленькие чёрные и блестят. И тоже, чего-то хочет от меня. И голос. Не голос, а одно сплошное карканье. Только кричал – «Отчёт-отчёт!»

Вот и сейчас.

- Алла, отчёт готов?

- Конечно! – нагло врала я, не желая больше задерживаться в обществе этого не импозантного мужчины. – Завтра ровно в восемь, отчёт будет у Вас на столе.

- Точно?

- Конечно!

Я даже улыбалась. Врала, но улыбалась. Этот способ меня много раз выручал.

Отчет я сделаю. Ночью. Утром распечатаю и, возможно, даже успею его положить шефу на стол к назначенному сроку. Но всё это будет потом. Сейчас я, в компании Зоси, захожу в лифт и улыбаюсь возможности быть выше над обстоятельствами.  

Но будучи выше над обстоятельствами, я поехала вниз. На первый этаж. 

- Ох, и мастерица ты выкручиваться! – пихнула меня в бок подруга.

Я улыбнулась и подмигнула ей.

- Кто знает, что нас ждёт? Может, это последние деньки, когда мы с тобой работаем в одном кабинете?

- Брось эти грустные мысли! Мы ещё повоюем!

- Вот только с кем? Ты видела отчёт по продажам?

- Нет. А что там?

- А там, Зося, черным по белому – банкротство. Не сегодня. Но завтра. И даже если не завтра, то очень скоро. Фирму спасти может только чудо.

- Ты ещё скажи, что не веришь в чудо.

- И скажу. Не верю. Ничему уже не верю.

- Эй! - мне на плечо легла рука подруги, - Ты меня пугаешь. Если ты перестанешь верить в чудеса, то что тогда остаётся мне? Биться в истерике? И ждать неотвратимость Армагеддона?  

Я пожала плечами и, опустив взгляд, тихо призналась:

- Извини. Сломалось во мне что-то.

- Это просто депрессия.

- Зосенька, вот только прошу, не заводи старую пластинку про необходимость половых контактов с мужиком для хорошего настроения у женщины.

- Хорошо, не буду, - снисходительно вздохнув, сказала подруга, и мы вышли из лифта.

Пересекли холл. Прошли высокие стеклянные двери и оказались на улице. Машины не было ни у меня, ни у Зоси. Лично мне было денег жалко на такую крупную покупку. А вот Зося машину принципиально не покупала. Она грезила, что её подвезёт какой-нибудь новый знакомый. Можно даже случайный. Который увидит её, всю такую сногсшибательную на остановке общественного транспорта, и непременно затормозит. Выскочит из своей дорогущей (хотя, можно и не дорогущей) машины и кинется предлагать услуги извозчика.

Зося, конечно, скажет ему:

- Ах, ах! Что Вы, что Вы. Это так неожиданно! Я прям, не знаю, что Вам сказать...

Ну, и всё в таком духе. Но уговорить себя она, конечно же, позволит и осчастливит нового знакомого возможностью подвезти её до дома. 

Ну, и кто из нас после этого сказочница?

Нет, не подумайте, что я Зосю не люблю. Очень люблю. И буду на остановке прыгать от счастья, как мячик-попрыгун, когда Зосю заметит нормальный мужик и увезёт в известном направлении. Просто пока встречаются либо озабоченные, либо маргиналы.   

Мы дошли до остановки.

- Алка, я хочу, чтобы ты пошла с нами в пятницу в клуб.

- Я уже говорила, не пойду.

- У тебя ещё есть два дня, чтобы передумать.

- Нет, в клуб не пойду. Ты вспомни, что было в прошлый раз?

- А что было?

Оно и понятно, я напомнила подруге о событии трёхлетней давности. Конечно, она могла и не помнить. Но помнила я. Помнила, как напилась, и… вот тут и мой мозг дал сбой. Но кто-то к кому-то начал приставать. Скорей всего, инициатором знакомства с симпатичным посетителем ночного клуба была всё-таки я.

Пьянею я быстро. Пьяненькая - очень смелая. В результате проснулась в гостиничном номере, обнимая того самого симпатичного из ночного клуба. Он был голый. Я тоже. Чем мы занимались ночью догадаться несложно. Несложно, но мне стыдно.

Позже оказалось, что мой новый знакомый был проездом в нашем городе по делам какой-то торговый фирмы. Он был женат. Были у него и дети.

Меня едва не стошнило, когда он отвечал на телефонный звонок жены, а сам жадно гладил шершавой ладонью мою голую задницу. Я быстренько выскользнула из постели, якобы в душ, собрала свои вещички и смылась оттуда.   

Вот с тех пор и не хожу по клубам.

Из этих неприятных воспоминаний меня вырвал крик ворона.Я вздрогнула и развернулась в сторону, откуда пришёл звук. Точно. Сидит на ветке. Та или другая птица, мне без разницы. Возмущал сам факт её присутствия на дереве,  рядом с остановкой, на которой стояла я.

- Зося, - я ухватилась за рукав блузки подруги и стала дергать, привлекая её внимание.

- Ну, что ты делаешь? – возмутилась Зося.

- Вот такая птица меня из парка выгнала, - я почти шептала.

- Тьфу ты! Нашла, кого бояться. Она же… - но тут Зося заметила маршрутку с нужным ей номером. – Всё, пока.

Она уехала.

Я осталась стоять на остановке. Сама не знаю почему, но меня обуял страх. Именно страх был виновником того, что я буквально кинулась под колёса проезжающей машины такси.

Таксист выругал меня, но забрал с остановки.

Дома я приняла душ. Выпила чай. И вскоре забыла, как два раза за сегодняшний день убегала от птицы.

 

Глава третья

Пятница. Вечер. Но не ночной клуб.

Я была дома. Одна. Читала книгу.

За окном лил дождь. Небо ещё с утра затянуло свинцом. После работы быстро ушла домой. Зося грозилась приехать за мной, но я отключила телефон, и выключила свет почти во всей квартире. Сейчас спальню освещал лишь свет от торшера. Так что с улицы, окна моей квартиры, что были на третьем этаже кирпичной пятиэтажки, не выдавали присутствие хозяйки.

Вот не знаю, но почему-то в последнее время моё поведение не нравилось даже мне. Сначала эта непонятная птица. Теперь вот прячусь от подруги в собственной квартире.

Вздохнула, поправила плед, что норовил соскользнуть с меня, и продолжила читать. Читала, а сама думала, зачем я понадобилась подруге сегодня в ночном клубе?

Не выдержала. Включила телефон и сама ей позвонила.

- Алло. Зось, один вопрос. Только скажи правду. Ты меня в клуб тянула, чтобы познакомить с кем-то?

- Ик, мык… - юлила подруга.

Всё ясно. Для этого. Зося и правду сказать боится, и соврать не хватает смелости.

- Ясно. Дальше можешь не продолжать.

- Алла… так нам за тобой заезжать? - робко спрашивает Зося.

- Извини, но нет. У меня на сегодня действительно другие планы. Свидание.

Опять вру. Но как-то неприятно, когда вот так тебе подсовывают неизвестно кого. Мне же уже не восемнадцать. Я могу и сама приглянуться кому-нибудь. Тому, кому я захочу.

Обиделась ли я на подругу?

Нет. Но на себя да. Почему-то после этого телефонного разговора настроение моё ухудшилось окончательно. Отбросила телефон на тумбочку. Книгу читать мне тем более перехотелось.

Пошла на кухню приготовить очередную порцию чая. Но… чай так и не приготовила себе. Через четверть часа в моей руке был бокал с виски. Через полчаса другой.

Через час мне было уже настолько всё равно, что потянуло на подвиги. Я подошла к шкафу. Выбрала себе красивое платье. Обула шикарные туфли. Сделала красивую укладку. Подрисовала глазки. Выделила сигнальной губной помадой губки. Духи. Ювелирные украшения.

Готово!

Вот только куда?

К Зосе, в ночной клуб, где меня ждёт очередной ненужный мужик? Засомневалась, но только на пару секунд. Хотелось блеснуть. Показать, что я достойна того, чтобы меня хотели. Добивались. Что я ещё «О-го-го!»

А, была не была! В ночной клуб и поеду.

Накатила бокал виски на ход ноги и…

В окно кто-то постучал.

Медленно я повернулась, удивляясь глюку. Всё-таки третий этаж. За окном уже темнело. Естественно, там никого не было. Мне бы испугаться или хотя бы здраво подумать. Но куда там! Мои ноги несут меня на встречу с неизвестностью. Распахнула дверь на балкон. Вышла и начала возмущаться, ругая того, кто стучится в моё окно.

Капли дождя, крутил ветер и буквально через несколько секунд я промокла. Выругалась ещё и по этому поводу. И когда уже решила уйти с балкона, заметила шевеление у себя под ногами.

Птица!

Чёрная, большая. Мокрая. Сидит и смотрит на меня.

Конечно, я заорала от испуга. Но на птаху не кинулась. Она не улетала,  и не отошла от меня. Она просто продолжает сидеть у меня на балконе. Хорошо, что хотя бы не каркает.

- Ты, что тут делаешь? – спросила я у птицы, понимая, что она не собирается меня покидать. – Дождь же идёт. Холодно. Лети домой.

Птица поёжилась. Но осталась.

- Замёрзла? Ну, заходи, ко ли пришла.

Я нагнулась, подобрала птицу и внесла её в квартиру.

Что удивительно, она меня не клюнула. Даже не вырывалась и вообще не возмущалась. Я её посадила на свой рабочий стол. Включила лампу и пошла за бокалом, чтобы подлить себе спиртного.

Птица не улетала. Перебралась под лампу и принялась сушить крылья. Я же присела в кресло и продолжила любоваться, как она приводит себя в порядок.

- Ой! – спохватилась я. – Сейчас я тебя покормлю.

Наверное, это совсем глупо, но я действительно отправилась на кухню готовить еду для своего странного гостя. Ну, и поскольку я не знала, что ворон может хотеть съесть, то выложила на большое блюдо всё, что смогла. А именно: нарезку сыра, колбасы, крошечными дольками нарезала яблоки, морковь и что-то ещё. На тот момент, пьяненькая я соображала уже не очень хорошо. Но помню, что ещё подлила себе виски в бокал и даже приготовила бокал для птицы. Но в него налила просто воды.

Мысль, что птица в моё отсутствие улетит в открытую на балкон дверь, меня не посещала. И точно, когда я вернулась, ворон продолжал сидеть на столе под лампой. Грелся.  

Я поставила угощения рядом с ним и вернулась в кресло.

Угощения гостю понравились. Не все, но кое-что он всё же съел. Меня это позабавило.

- Когда ты молчишь, ты мне даже нравишься.

Ворон, как будто понял, что именно я сказала. Посмотрел на меня и сделал несколько шагов по столу. Неожиданно вспорхнул и вылетел из квартиры через открытую балконную дверь. Я даже не успела испугаться, когда он пролетел у меня над головой.

Но вот как только он улетел, у меня на душе стало совсем легко. Решив, что сегодня мне пить больше не стоит, я отставила свой бокал на блюдо с угощением. Идти в ночной клуб больше не хотелось. А вот спать очень. 

Поднялась, чтобы убрать со стола, взяла в руки блюдо и замерла. На нём, сбоку от моих угощений, лежало золотое кольцо с крупным камнем почти чёрного цвета.  Не понимая, что происходит, вернула блюдо обратно на стол и посмотрела по сторонам. Тишина. Даже дождь стих. Сомнения мешали мне, но я всё же, взяла кольцо. Покрутила его, повертела. Огранки нет. Клейма с номером пробы тоже. Значит не золотое.

Перевела дух. Всё-таки появление в квартире краденой вещи меня пугало. Ну, а если это бижутерия, то и не такой великий грех. Но сквозь пьяненькое сознание пробивалась мысль, что ворон - не сорока. Ворон не станет красть, что плохо лежит и блестит.

Тогда как кольцо оказалось на столе?

Его однозначно принесла птица. И, видимо, выронила, когда сушилась. Только не припоминаю, чтобы у моей птички было что-то в клюве, когда я её вносила с балкона в комнату. И на лапках тоже ничего такого не было.

Кругом загадки.  

Рассудив, что ответы найду на трезвую голову, посмотрела в сторону постели. Почему-то ужасно захотелось спать. Но ещё больше примерить кольцо.

Примерила. Красиво. Даже залюбовалась камнем, что на кольце. И всё же решила снять его. Но голова у меня в конец закружилась, и сил хватило только, чтобы дойти до постели. Дошла, и упала на неё. Заснула почти мгновенно.

 

Глава четвёртая

Утром, когда открыла глаза, хмельная голова ещё кружилась. Поэтому я никак не могла понять, где нахожусь. В ночной клуб вроде не пошла. Значит, должна была проснуться в своей постели. Или хотя бы просто в своей квартире. Но нет. Обстановку я не угадываю.

Огромная постель. Балдахин над ней. Окна узкие, высокие. При такой высоте окон и потолки были нереально высокими. Явно не панельный дом.

Куда меня пьяное веселье занесло?

Посмотрела по сторонам. Лежу в постели одна - уже хорошо. Обутая, одетая. Тоже радует.

Но как я сюда попала?  

Ничего не помню. Нужно было выбираться. Сумочку свою не обнаружила. Соответственно, и телефон тоже. Это уже плохо. Денег на такси нет. Ключей от квартиры тоже. Придётся ехать к родителям, просить у них дубликаты ключей и деньги на оплату такси. Я как знала, маме на прошлой неделе связку ключей от своей квартиры отвезла. Вот пригодятся. Мама, конечно, мне будет долго объяснять, что такое поведение недопустимо для взрослой женщины. Я буду ей удручённо кивать и уверять, что это было в последний раз. Папа нальёт мне крепкий чай, и погладит, незаметно от мамы, меня по голове своей тёплой ладонью. Я ему грустно улыбнусь и пожму плечами. Выпью чай и буду почти счастлива. Но всё это будет потом. Сейчас нужно выбираться отсюда.

Знать бы ещё, где конкретно я нахожусь.

Встала с постели и огляделась. Размах помпезности комнаты меня, культурно выражаясь, удивлял. У хозяина дома явно были деньги, но не было здравомыслия. Столько бабла вложить, чтобы отгрохать такую спальню! Уму непостижимо…

У хозяина мания величия. Он явно себя считает голубых кровей.

Лишь бы я ему вчера несильно приглянулась. Ибо иметь подобные связи - опасно. Выпутываться из них нужно по-быстрому. Пока не успела погрязнуть.

 Подошла к двери и постаралась её приоткрыть. Удивительно, но она начала жутко скрипеть. Прищурив один глаз, всё же открыла дверь и вышла в узкий длинный коридор.

Куда идти, не понятно.

Но куда-то пошла. Дошла до первого попавшегося окошка и посмотрела в него.

То, что там увидела, меня ещё больше удивило. Даже не «удивило», а шокировало.

Солнце. Пальмы. Вдалеке море.

Ужас…

Закрыла ладонью рот, чтобы сдержать крик. Ноги, как подкошенные, увлекли на пол. Присела. Сижу, а сама лихорадочно вспоминаю события прошлой ночи.

Ну не могла я за одну ночь начудить так, чтобы проснуться неизвестно где. И это «где» явно в субтропиках.

Так. Загранпаспорта у меня нет. Значит, я предположительно в районе города Сочи. Не буду голову ломать, как я сюда попала, буду искать пути возвращения домой.

Такси? Нет. Это очень дорого. Хотя, если учесть, что денег всё равно нет, то и такси нормальный вариант. Вот только захочет ли водитель везти меня на особых условиях? Деньги-то ему мои родители отдадут. Вопрос в другом. Как выйти из этого дома?

Поднялась с пола и, придерживаясь стеночки, стала продвигаться в поисках выхода. Дошла до винтовой лестницы и пошла вниз. Когда стояла у окна, то заметила, что нахожусь на уровне пятого-шестого этажа стандартной многоэтажки. И если учесть, что высота потолков в этом доме была четыре-пять метров, то проснулась я в спальне на третьем этаже. Поэтому сейчас, спускаясь вниз по лестнице, надеялась, что  смогу самостоятельно найти выход.

Лестница меня привела в узкий, плохо освёщённый коридор. Пошла по нему. Окна, словно бойницы, узкие. Стёкла мутные. Не понятно, на первом я этаже или ещё нужно спускаться. Но я шла. Уже более уверенно, но всё ещё оглядываясь по сторонам.

Стены в основном каменные. Прям, видна кладка.Ещё там на третьем этаже было всё очень дорого и пафосно, а вот здесь, то ли всё находилось в процессе строительства, то ли просто такой стиль минимализма. Стены не оштукатурены, пол без плитки. Окна без занавесок. Ну, точно стройка. Хотя… она, видимо, приостановлена, поскольку кругом пыль, паутина. И сыро.

Наверное, нужно было вернуться обратно в спальню, дозваться хозяина, или хотя бы любого человека и попросить помощи. Но я - не я, если буду искать простые способы решения проблем.

Продолжила идти.

Спустя час, так и не нашла выход.

Дом был нереальных размеров. То узкие коридоры, то большие залы, украшенные картинами с изображениями сцен царской охоты. Хотя может и не царской, но на лошадях. И одежда персонажей изображённых на картинах была уж очень старомодной. Позапрошлый век, как минимум. Мужчины, дамы, все такие… несовременные, короче.

Взглянув ещё раз на полотна, пошла дальше.

Стало удивлять, что я до сих пор никого не встретила.

Была мысль, что это гостиница. Но тогда мне должен был встретиться обслуживающий персонал. Однако его не было.

Эхо от моих шагов было. А обслуживающего персонала нет.

Шла дальше. Уже начала пугаться, но продолжала идти. Встречались мне лестницы. Узкие каменные винтовые. Парадные широкие, застеленные красными коврами.

И люстры…

Сначала я не обратила на них особого внимания, но позже у меня чуть дар речи не пропал. Они были безумно красивые, но в них не было лампочек. Свечи. Обычные восковые свечи. Я подумала, что это такая дизайнерская уловка. Но позже убедилась, освещение не электрическое. В коридорах, на стенах были факела. В залах хрустальные люстры со свечами. Сейчас всё это было в «нерабочем» состоянии, но вот ночью…

Это ж как тут вопрос с освещением решается? 

Не дом, а какой-то музЭй.

И я… вся такая озирающаяся и уже уставшая от хождений.

Остановилась и начала звать на помощь.

В ответ лишь эхо.

Найти дорогу в спальню, в которой проснулась, уже не смогу. Оставалось одно. Продолжить звать людей.

Орала громко. Долго.

Но ко мне никто так и не пришёл. Присела на первое попавшееся кресло и накрыла ладонями лицо, думая, что делать дальше.

Здравые мысли меня не посетили. Голова только разболелась.

Просидела в тишине ещё немного, потом подняла глаза к потолку.

Захотелось плакать. Нормального объяснения, где я и как сюда попала, не было. А ненормальные вызывали ужас. Больше всего боялась, что сошла с ума. Что это последствия выпитого спиртного. Галлюцинации. Белочка.

Но потом меня озарило – это сон. Я сплю. И мне снится кошмар, про то, как я заблудилась в огромном старинном доме.

Эта мысль немного успокоила. Смахнула слёзы и пошла. И уже не мучилась выбором направления. Просто шла. Чтобы не было так страшно, стала напевать мотив какой-то песенки. Какой именно не скажу, поскольку не отдавала отчёт своим действиям. Напевала, а сама шла.

Вскоре вышла в комнату, в которой было пять дверей. Двери были все разные. Первая белая, высокая двухстворчатая. Вторая чёрная, низкая даже для меня. Ещё была серая, зелёная и красная.

Если честно, совершенно не хотелось мне выбирать одну из этих дверей. Сразу вспомнились все сказки связанные с таким вот выбором. Какую дверь ни выбери, за ней ждут проблемы.

Стоит ли тогда нарываться на эти самые проблемы?

Мне и без них сейчас плохо. Надеяться, что за одной из этих дверей меня ждёт выход на улицу, шансов практически нет. Что там лукавить, их нет, и не может быть!

Продолжила, не предпринимая никаких действий, осматривать комнату. Стены из серого камня. Окон нет. Потолок высокий, куполом, посередине отверстие круглой формы. Через него льётся свет в эту комнату. И ничего, кроме этих дверей в комнате не было. За моейспиной узкий коридор, по которому я  пришла.  

Всё. Выбора нет. Либо назад, либо в одну из этих дверей.

Я, конечно, отчаянная и могу начальству дерзить, но чтобы вот так выбирать неизвестно что, это уже перебор.

А вдруг, там за дверью, зверюга какая, или того хуже, придурок с острым топором?

Не пойду.

Сделала шаг назад. За спиной послышался шепот. Едва уловимый, но шепот. Обернулась. Никого. Только тени разбежались по стенам.

- Эй! Люди! - окрикнула я.

В ответ тишина.

Мне так и хотелось возмущённо крикнуть, что гостей так не встречают. Но я промолчала. В конце концов, я же не была гостем в привычном понимании этого слова.

Постояла ещё. И почувствовала, что за мной кто-то наблюдает.

- Значит так! – громко заговорила я, не оборачиваясь в сторону коридора, - или вы мне объясняете, что здесь происходит, или я разворачиваюсь и ухожу отсюда.

Послышалось шевеление. Сопение и шуршание. Меня сковал страх. При всей возможности я бы сейчас не смогла посмотреть, кто ко мне приближается сзади. Воздух стал тяжелее. Он стал каким-то невидимым образом передавать колебание пространства сзади меня. Я начала чувствовать, что у меня за спиной стоят несколько существ. Высокие, низкие. Они дышали и их дыхания были на разной высоте от пола. Кто-то был совсем низким. Он дышал на уровне собаки. Другие были повыше. Самый высокий шуршал на уровне двух, двух с половиной метров от пола. Великана я тоже слышала. И боялась увидеть его больше чем того, что был ростом с собаку.

- Выбирай, - хриплым голосом попросил кто-то.

Я вздрогнула. Озноб пошел по спине.

Ничего больше не соображала. Медленно пошла в сторону серой двери.

Почему именно её?

 Не знаю. В конце концов, не красную же дверь мне выбирать! И не зелёную. А белую и чёрную, это уж совсем - классика жанра. Поэтому выбрала серую, самую неприметную. В цвет стен. Подошла и потянула за дверную ручку.

За спиной послышалось перешёптывание.

Обернуться?

Но дверь уже начала открываться. За ней яркий свет. Он  ослепляет меня. И теперь кроме этого света я больше ничего не вижу.

Толчком засасывает меня в этот свет, и я просыпаюсь.

 

Глава пятая

Прошло  минут пятнадцать, а я продолжаю сидеть в своей постели. Я дома. Утро. Суббота. Сердце у меня едва не выпрыгивает из груди.

Кошмар?

Да, да… кошмар, успокаиваю себя, а сама смотрю на свою руку. Кольца нет.

Может, его и не было? Может, и про птицу мне всё приснилось?

Посмотрела на стол. Блюдо с угощением и два бокала. Мой с недопитым виски и второй с водой.

Было или не было? И если было, то, что именно? И почему я до сих пор не могу усмирить сердцебиение?

 

***

Целый день была в подвешенном состоянии.

Что-то делала по дому, стирала, готовила еду, а мыслями была там – неизвестно где. Но где была невероятно большая постель. Картины огромных размеров, как в гос. музеях. И пальмы за окном. Никогда не видела настолько реалистичный сон. Все его события, конечно, не поддаются объяснениям, но вот яркость красок очень правдоподобная.

Вечером прогулялась по магазинам. Съездила к родителям и почти успокоилась. Допоздна работала за компьютером, и около полуночи легла спать. Вот только заснула не сразу. Нет, я не боялась заснуть. Я же тогда ещё не знала, что когда проснусь, опять окажусь в уже знакомой постели огромных размеров. 

 

***

Конечно, я очень бурно отреагировала, когда открыв глазки, увидела не потолок родной квартирки, а балдахин.

Выругалась. Что там скрывать, ругалась матом.

- Учтите, я не пойду больше никуда! Так и знайте! Как хотите, а больше я по вашему музею ходить не стану! 

Боялась я, что у меня  за спиной опять будут стоять… ну, те, кто стоял прошлой ночью. Ведь действительно было жутко страшно.

И если это всего лишь сон, то я когда-нибудь всё равно проснусь. Тогда я просто посижу здесь на кровати и вернусь домой. Без потрясений и блужданий по чужому дому.

Осталась сидеть.

Часов у меня не было. Сколько просидела - неизвестно. К тому же в отличие от прошлой ночи, сейчас на мне не красивое вечернее платье, а ночная сорочка. Я же не на приём собиралась, а просто спать! И вот сижу теперь в своей сорочке, в чужой постели и задаю два избитых вопроса:

- Кто виноват? И что делать?

А действительно, почему я опять здесь? Если предположить, что первый раз попала сюда из-за того красивого вороньего кольца, то прошлой ночью я кольцо не примеряла. Оно исчезло приблизительно в то время, когда я пьяненькая легла спать в своей квартире прошлой ночью.

Значит, перемещение не связано с кольцом.

Я уже не верила, что сплю. Не бывает таких потрясающе реалистичных снов. Я где-то в другом измерении. И у меня наверняка есть миссия, которую должна выполнить, чтобы эти перемещения прекратились. Это закон жанра. Те, кто смотрел «День сурка», меня поймут. Вот только я сейчас ничего не понимала. Мне были чужды проблемы этого дома и его обитателей. У меня у самой ситуация на грани. Фирма в шаге от банкротства. Ходят слухи, что генеральный подыскал, кому сбагрить нас за копейки. Что будет с сотрудниками его интересует в последнюю очередь. Главное для него, дожать сливки с фирмы, прикрыть свой зад и всё. Больше ничего.

Зося в открытую занимается поиском новой работы. А на меня столько работы за последние дни навалилось, что не могу голову оторвать от монитора, чтобы здраво оценить – фирма, скорее мертва, чем на плаву.

И как скажите, я должна была реагировать на ночные перемещения сюда, в этот дом? Конечно, я была, мягко говоря, не в восторге.

Но просто сидеть я долго не могла. Хотелось умыться, почистить зубы и вообще, по утрам у людей много дел. Неотложных.

- Я прощу прощение! – крикнула я в сторону двери, - Мне же и умыться надо! Или эта услуга в вашем шикарном доме гостям не предоставляется?

Мне не ответили. Подождала ещё.

- Учтите, я буду сидеть здесь! И орать! Мне не понятно для чего я появляюсь в этом доме! И если хотите, чтобы я помогла вам – помогите мне найти ответы на некоторые вопросы.

После моих слов воздух изменился. Потяжелел. Мне стало не по себе. Дозвалась. Только сама не рада этому. Но отступать некуда. Натянула на себя покрывало и прижалась спиной к подушкам. Дверь в комнату со скрипом стала медленно открываться. Больше всего я не хотела сейчас увидеть того великана, что чувствовала спиной прошлой ночью.

Мне повезло, в комнату вошел не он. Но…

Вошла обычная белая кошка, она прошлась по комнате, прыгнула на кровать и мирно присела неподалёку от моих ног. После неё в комнату вошла собака. Рыжая. Я бы сказала породы – двор-терьер,  такие около мусорных баков часто крутятся. Неприметные. Породой не вышли, вот и ищут себе пропитание там, где отбросы скапливаются. Собака была чистенькая, но всё равно какая-то болезненная. И взгляд грустный. Виновато на меня посмотрела и присела у дверей.

- И как это понимать? – тихо спросила я у животных.

Нет, ответа я не ждала. Просто не могла промолчать. Они же смотрели на меня.

- Так… - начала вслух рассуждать я, - Но вы же, не единственные обитатели дома?

 Собака посмотрела в сторону кошки. Кошка посмотрела на собаку.  И вот тут неожиданно я услышала голос. Именно этот голос от меня прошлый раз просил выбрать дверь. 

- Конечно, мы не единственные обитатели.

 Хриплый голос шел со стороны дверей. Но говорила не собака. Говорил всё же человек. Судя по голосу, пожилой мужчина.

- Ты не пугайся нас. Обитателей в этом доме много. Вот только не у всех такая милая внешность, как у кошки и пса.

Я опешила. Что-либо говорить язык не поворачивался. И всё же приложив усилия, после шока спросила:

- Где я?

- В замке Господина.

- Какого господина? 

- Господина, который является хозяином этого замка.

- А имя у него есть?

- Есть. Его зовут Господин.

- Ясно. А Вас, как зовут?

- Моё имя обычно пугает. Но, как я убедился, ты необычная и бояться не станешь.  Зовут меня Палач.

Действительно, имя у него было ужасным. Собралась с силами и продолжила беседу с голосом.

- Я не вижу Вас. Голос слышу, а не пойму, в комнате Вы, или нет.

- Я в комнате. Стою около Пса. Не хотел тебя пугать, вот и воспользовался  плащом Господина.

- Вы невидимы, благодаря плащу? – уточнила я.

- Да.

- Снимите его, пожалуйста.

Палач снял плащ. У двери появился крупный, горбатый мужчина. Внешность его была пугающая. Уродливая. Возможно, он был не стар, но лицо в морщинах. Взгляд тяжелый, суровый. А ладони такие огромные, что казалось, могли сломать хребет любому.

- Не бойся меня.

- Я не боюсь, - соврала я, и отвела взгляд от него. Посмотрела на кошку.  – А кошку как зовут?

- Зовут Кошка. Она ничего не скажет, но помочь может. Как и Пёс.

Пёс привстал и завилял хвостиком, позволяя Палачу погладить по мохнатой рыжей морде.

- Помочь мне?

- Тебе.

- И в чём моя миссия, по-вашему?

- Ты смогла найти потайную комнату. Смогла выбрать Дверь. Значит, сможешь сердце Господина оживить.

- Что значит, сердце оживить? Влюбить в себя вашего Господина?

- Нет! Собрать сердце из осколков.

- Из каких осколков?

- Из тех, на которое оно разбилось.

- Это метафора?

- Нет. Пойдём со мной, я покажу тебе осколки.

- Осколки сердца? – настороженно спросила я.

- Да.

Ерепениться не стала. Если это цель моего пребывания здесь, я должна её выполнить и тогда без особых потрясений вернусь домой. Я уже собралась встать с постели, но вспомнила, что не совсем одета.

- Ой, а у вас одежды для меня нет?

- Возьми плащ Господина. Кроме него мне нечего тебе предложить.

Палач кинул плащ на кровать. Сейчас, когда плащ не был одет на Палаче, я его видела. Обычная потрёпанная ткань. Обычный плащ. Не понятно, с чего он обладал такой уникальной способностью.

Встала, накинула плащ на плечи. И перестала видеть себя. Ни рук, ни ног. Даже собственного носа теперь не видела.

- Иди за мной, - сказал Палач.

 Пошла за ним. Вышли в коридор. Дошли до лестницы, пошли вверх по ней. Шли долго. До самого верха. Потом прошли по узкому коридору. И остановились только когда дошли до неприметной старенькой, покосившейся двери, на которой висел огромный замок.

Палач его не стал открывать ключом или ещё чем-то. Он просто вырвал его из дверей. Поистине, в нем была нечеловеческая сила. Вот так взял и вырвал замок и часть креплений. Дверь ещё больше покосилась, и скрепя, словно скуля, начала открываться.

- Проходи! – скомандовал мне Палач.

Я вошла вслед за ним. Дверь он прикрыл и прошёл вглубь плохо освёщённой комнаты, которая больше походила на чердак. Кругом сундуки,  ящики и просто всякое хламьё. Всё в пыли и паутине.

- Хотите сказать, что тут ваш Господин хранит своё сердце?

- Он его не хранит. Сердце им выброшено. Осколки сердца мы сложили в мешочек и спрятали в башне. Но Господин чувствует, что осколки где-то в замке. И это ему не нравится.

- То есть,  Господин будет против того, что задумали вы?

- Он будет в гневе. Поэтому у нас только один шанс. До его возвращения. Как только Господин почувствует, что к его сердцу прикоснулась женщина, он примчится в замок, и будет искать осколки сердца, чтобы не позволить прикасаться к ним.

- Так… - призадумалась я, опасаясь карательных мер со стороны неизвестного мне Господина. – А расскажите мне, как получилось, что сердце вашего Господина разбилось? Или может, его разбил сам Господин?

- Нет, не Господин. Сердце разбила Госпожа, его жена, когда ушла от Господина.

- Что ж, знакомая история. Брошенный супруг. Разбитое сердце… А почему вы решили, что именно я смогу собрать сердце вашего Господина?

- Ты сможешь. Тебя выбрал Ворон. А он не мог ошибиться. Тем более, ты подтвердила его выбор своим выбором Двери в потайной комнате.

- А что было за другими дверьми?

- Не думаю, что ты должна это знать.

- Не совсем понимаю Вас. Но что ж. Давайте попробуем. Показываете осколки сердца.

Мы подошли к сундучку небольшого размера. Палач его открыл и достал невзрачный мешочек.

- Вот здесь осколки. Их никто из жителей замка не должен брать в руки. Только ты. Поняла?

- Поняла. А если я смогу собрать, дальше что?

- Это уже не твоя забота. Мы сами вернём сердце Господину.

- Ясно. Значит, если я сейчас сумею собрать сердце, то больше никогда не появлюсь в этом замке?  И смогу спокойно спать по ночам?

- Да.

- Что ж,  странная, конечно, сделка. Но выбора у меня, похоже, всё равно нет. Оставляйте мешочек на сундуке.

Палач положил мешочек на сундук и сделал несколько шагов назад. Я попыталась развязать узелок на мешочке. Но поскольку находилась в плаще-невидимке, то не видела своих рук и промахивалась в движениях.

Сняла плащ и передала Палачу. А сама присела на пол, развязала тесёмку и заглянула в мешочек. Там лежали осколки стекла причудливой формы.

- Сердце у Вашего Господина прозрачное? – растерянно спросила я.

- Да. Лишь только когда оно вернётся к Господину и по нему побежит кровь, оно станет красным, как прежде.

Понимая, что трудно искать логику там, где её в принципе не может быть, продолжила изучать стекляшки. В руки их не брала. Немного побаивалась возложенной ответственности, всё-таки мне сказали, что это осколки сердца. Тем более какого-то Господина, которого бросила жена. Сострадание во мне ещё никому не удавалось надломить. Поэтому я часто жалела, всех и вся.

- Господин давно живёт без жены? – чтобы протянуть время, спросила я.

- Уже восемь лет.

- И что, всё это время жена не хотела поговорить с ним? Ну, чтобы как-то сгладить сложившуюся ситуацию.

-  Он бы её всё равно не пустил в замок.

- А вы не думали, что это она, а не я, должна собрать разбитое сердце.

- Она не сможет этого сделать. Несколько лет назад мы уговорили её попробовать. Тайно привезли в замок, доверили осколки, но как только она прикоснулась к одному из них, осколок разломался ещё на несколько. Её руки не способны залечить раны сердца Господина.

- А зачем вообще собирать сердце? Господину разве плохо без него?

- Плохо. Только он этого не замечает. И продолжает уничтожать себя.

- Что ж, попросили собрать, я сделаю всё, что в моих силах. Но у Господина всё же, нужно спросить разрешение. Это же всё-таки его сердце.

- Мы точно знаем, Господин не разрешит. Он отнимет осколки и спрячет их так далеко, что уже никто никогда их не найдёт.

- А если и я не смогу собрать? Что тогда?

- Кровь Господина скоро станет совсем чёрной. Он не сможет с такой кровью жить. И погибнет. Когда об этом узнает могущественный маг с севера,  он нашлёт на замок ледяные ветра. Снег поглотит всё вокруг, и мы все замёрзнем. Ты тоже. Вернуться домой ты сможешь теперь только если соберёшь осколки сердца в единое целое.

Жуткие условия сделки, подумала я. Изначально вроде я не причём, а ответственность на меня вон какую взвалили. Сердце не я разбила, но именно я, по мнению обитателей замка, могу и должна посягнуть на право Господина жить без сердца.

- Мне нужна какая-нибудь чистая ткань, на которую можно высыпать осколки, - обратилась я к Палачу.

Он заглянул в соседний сундук, поворошил его содержимое и вскоре протянул мне шелковый платок. Я расстелила его на полу и высыпала на него осколки.

Трудно начинать работу, если не знаешь, как должен выглядеть результат твоего труда. Посмотрела на Палача.

- А как должно выглядеть сердце?

- Никто не знает, - ответил он, пожав плечами.

И я принялась за работу. Находила осколки, которые в принципе, подходили друг к другу. Но они, хотя  и стыковались, не объединялись. И продолжали оставаться отдельными кусочками.

- Осколки нужно чем-то скрепить. Какой-нибудь связующей массой, типа клея. А так они не соединяются.

Но Палач ничего мне не ответил. Я продолжила собирать. Уже разобралась с размером и формой конечного результата. И вдруг послышался лай Пса. Лай был издалека. И был радостным. Но Палач тревожно посмотрел в сторону двери.  

- Господин вернулся. Он будет искать тебя. Я должен ему помешать. Продолжай работать, не отвлекайся. И помни, никому не позволяй прикасаться к сердцу Господина. Береги его, как своё собственное сердце. 

С этими словами он вышел в коридор. Прикрыл дверь. Я осталась одна. Ещё несколько раз попыталась соединить осколки, но они никак не желали образовывать единое целое.

Лай усилился. К нему присовокупилось какое-то металлическое лязганье, хлопанье дверей, топот ног и общее возбуждение воздуха. Казалось, где-то там внизу всё ходит ходуном. Замок ожил, и работать в таких условиях стало невозможно. Собрала осколки в мешочек. Шелковый платок кинула в сундук. Попыталась успокоиться и собраться с мыслями.

Вначале я хотела и мешочек с осколками вернуть в сундук, но... В общем, не стала я этого делать. Быстро открыла сундук, достала шелковый платок, высыпала на него осколки. В опустевший мешочек наложила каких-то безделушки из сундука. Керамические статуэтки, на вроде тех, что используют для игры в шахматы. По первоначальному объёму, с расстояния невозможно было понять, что в мешочке подмена.

Осколки сердца спрятала на себе. Нашла в сундуке длинный шарф. И примотала этим шарфом платок с осколками к своему животу. Опустила подол ночной сорочки и теперь найти тайник будет возможно, только если меня обыскать. Ну, или раздеть. Надеюсь, до этого не дойдёт.  

Распахнула окно. Высунулась, посмотрела пути отступления, но оказалась, что нахожусь в башне. Башня высоченная. Вдоль её стен река. Если спрыгну вниз – однозначно разобьюсь. Уж очень высоко. Оставалось одно – ждать. Ждать пока меня найдут, или не найдут.

Ждать пришлось недолго.

Дверь распахнулась. И я увидела Господина. Не было сомнений, это – был именно он.  Грозный взгляд. Резкие, решительные движения. И…

 Нет, не скажу, что увидев его, сердце моё пропустило удар. Или что я была покорена его внешностью.

Увидев его, я разучилась дышать. Вроде, обычный мужик, ну, высокий, в меру стройный. Можно сказать, относительно Палача, не урод. Но глаза... Всё в его внешности вызывало у меня страх. Животный страх. С первых секунд я поняла - этого человека нужно бояться, как огня, как серной кислоты. Он не благородный Принц. Он… душой палач. От него исходил холод, леденящий мою душу. Я застыла, его увидев.

- Ах, вот ты где! – гневно крикнул он, и сделал шаг в комнату. Руки сложил на груди, а сам продолжал смотреть на меня. – Питон! – окрикнул он кого-то. - Займись ею!   

В комнату из коридора стала вползать огромных размеров змея. Питон. Он в основном был бирюзового цвета, но некоторые чешуйки абсолютно чёрные. А глаза медного цвета с вертикальной чёрной полоской. Медленно вползала эта пятиметровая гадость, а я едва в обморок не падала. Прижалась к стене у открытого окна и опустила глаза, не желая видеть брезгливую ухмылку Господина.

- Ну, что, Ведьма, сама отдашь то, что тебе не принадлежит? Или Паука позвать, чтобы тебя обыскал.

При других обстоятельствах, я бы возмутилась и осадила наглеца, осмелившегося меня оскорбить, назвав «Ведьмой». Но… Меня передёрнуло. По моим ступням прополз Питон. Он кольцом обернулся вокруг ног, и теперь я была в его плену. А за спиной Господина появился новый кошмар. Паук.  Огромнейший паук. Крупнее собаки. Он залез на стену, прошелся до потолка, перебрался на него и теперь шел на меня. Лапки мохнатые. Спинка тоже.  Остановился у меня над головой, выпустил нить паутины и по ней спустился на уровень моего лица.

Я накрыла ладонью рот. Визжать и орать было поздно. Эта тварь раскачивалась передо мной и щелкала тем, чтоу неё было перед ротовым отверстием. Такими мохнатыми клешнями, которые заканчивались острыми коготками. Смотрел же паук на меня несколькими парами глаз. Глазки разные по размеру. Одни большие, почти наполовину его башки. Другие маленькие. Были и совсем крохотные. И все чёрные, блестящие.

Паук потянулся ко мне несколькими лапками.

- Уберите его! – взмолилась я.

Рука, в которой держала мешочек до этого момента, была у меня за спиной. Но вот я её опускаю. И все замечают мешочек. Паук начинает тянуться к нему, желая забрать. Недолго думая, я поворачиваюсь в сторону открытого окна и выбрасываю мешочек и всё его содержимое на улицу.

Ахнули все. Питон. Паук. Ворвавшийся в комнату Палач, ещё кто-то, кого я пока не разглядела. Все, кроме Господина. Он подошёл к окну, выглянул в него и, повернувшись ко мне, почти ехидно произнёс:

- А вот это правильно. Теперь ни у кого не будет возможности прикоснуться к этим стекляшкам. Что ж, ты избавила меня от них, но наказание, за вторжение на мои земли тебе всё равно не избежать.  

Я на Господина не смотрела. Он был слишком близко ко мне, чтобы я набралась смелости взглянуть ему в глаза. И хотя он говорил спокойно, я съёживалась от металлического звука его голоса.

- Палач! – крикнул он, а я зажмурилась. – Перенесёшь Ведьму через Северный мост. Там и оставишь. Пусть северные ветра позабавятся, растерзывая её! Если выживет и вернётся, убей её.

Питон от меня отполз. Паук тоже. Они освободили дорогу Палачу. Он подошёл ко мне и без препятствий закинул меня себе на плечо.

- И ещё! – голосом Господин остановил Палача у дверей. – Предупреждаю. Если ещё хоть раз, кто-нибудь позволит чужаку проникнуть в замок, последует вслед за Ведьмой.  

Палач не ответил. Он понёс меня по коридору. По лестнице вниз и вскоре вынес на улицу. И всё молча. 

- Может, Вы меня опустите, и я пойду сама?

Он проигнорировал моё предложение. Прорычал и продолжил меня нести. Так мы добрались до длинного каменного моста. Преодолели его и оказались в совершенно другом мире. Здесь деревья были без листвы, кругом лежал снег. И холодно. Очень холодно. Я, в своей сорочке, стала мёрзнуть.

- Палач, - обратилась я, на что получила короткое:

- Не разговаривай со мной, Ведьма.

Ну вот, и для меня нашлось имя в этом странном мире. В мире Господина, сердце которого разбито на множество осколков. И эти осколки сейчас спрятаны на мне. Они искололи меня. Я о них думаю. И не потому, что мне жалко бессердечного Господина, а потому, что мне больно от того, что они острыми краями вонзаются мне в живот. Разрезают ткань шелкового платка и вгрызаются в меня.

Палач донёс меня до высоких камней и скинул на снег. Это было неожиданно. И очень неприятно.

- Прощай! – кинул он мне напоследок, развернулся и пошёл прочь.

- Что?! – заорала я. – И ты меня здесь бросишь?

Кинулась к нему, догнала, но он меня отпихнул и продолжил идти в сторону моста.

- Не вздумай пересекать мост. На том конце тебя будет ждать неминуемая смерть. Господин распорядился убить тебя, если ты вернёшься.

- Палач, ты не можешь меня оставить здесь. Мне холодно. Я замёрзну. У меня нет ни обуви, ни тёплой одежды.

Он обернулся и зло посмотрел на меня.

- По твоей милости, теперь мы все замёрзнем. Господин без сердца проживёт недолго. Ты не должна была лишать нас надежды на жизнь. Ты не должна была выбрасывать осколки в реку!

- Я их и не выбросила. Вот они, - указала на свой живот. Вернее, на тайник. - Я их спрятала.

Палач изменился в лице:

- Что значит, спрятала?

- Пока ты отвлекал Господина, я пересыпала осколки в платок и привязала их шарфом из сундука к своему животу. А в мешочек положила какие-то статуэтки. Вот именно их я и выбросила в окно.

- Но как получилось, что Господин поверил, что осколки на дне реки,  а не у тебя? 

- Не знаю.

- Всё это очень странно. Ведь когда Господин почувствовал, что ты прикасаешься к осколкам его сердца, он примчался. А был он далеко от замка. Мы специально увлекли его подальше, чтобы у тебя был шанс собрать осколки в единое целое. Мы знали, что Господин почувствует тебя с большого расстояния. Поэтому не могу понять, почему он не заметил, что ты его вводишь в заблуждение? Почему поверил, что осколки уже не у тебя?

- Палач, миленький, давай найдём ответы на эти вопросы потом. Не сейчас. Ещё немного и я совсем околею.

- Ох, - спохватился Палач и достал из-за пазухи плащ Господина. – Одевай.

Я одела. Удивительно, но тут же перестала мёрзнуть. Видимо, плащ не только делалменя невидимой, но и имел ряд других достоинств.

- Палач, а твой Господин не против, что его плащ у тебя?

- Если узнает об этом, вышлет за Северный мост, как тебя.

- То есть, ты просто украл плащ?

- Ну, это не такая и большая кража. Ты вообще его сердце украла и то не страдаешь угрызениями совести.

- Я страдаю, - поддержала шутку я.

И мы пошли в сторону моста.

 

Глава шестая

- Из-за приказа Господина, в замок дорога тебе закрыта. Северные земли тоже не пристанище - замёрзнешь. В плаще Господина постоянно быть нельзя – уж очень меняет плащ лицо того, кто его долго носит. Как бы стираются черты.

- Серьезно тут у вас. Вроде кругом волшебство, а подумаешь, нет. Не волшебство. Обычные трагедии. Плащ-невидимка, который обезличивает носящего его. Господин без сердца, кровь которого чернеет, а сам он превращается в бездушное чудовище. Вот спрашивается, чего он на меня взъелся? Наорал. Выгнал из замка. Вернусь – убьёт. Странный он. Жестокий и странный.

- Почему странный? – удивился Палач, остановился и посмотрел на Северный мост, к которому мы подошли.

Там за каменным мостом возвышался великолепный замок. Я сразу угадала башню, в которой повстречалась с Господином. Вот из того маленького окошка, что едва разглядеть отсюда, я выкинула мешочек якобы с осколками сердца. Вот река. Она появляется из-за башни, и её тихие воды движутся вдоль стен замка, проходят под Северным мостом. И после почти ровной лентой река течет до самого леса, что виднеется вдали. С другой стороны горы, снежные вершины которых упираются в синее-синее небо. Море не видно. Но я точно знаю, оно есть. Оно где-то там, за замком. Но пальмы, кипарисы и множество других теплолюбивых растений видно и отсюда.  

Смотрю на всё эту красоту и ловлю себя на мысли, что была на море (на курорте), последний раз лет шесть назад. Я уже давно отпуск не проводила вне города. И вот это нежданное ужасно-прекрасное путешествие. Если бы не специфический коллектив этого курортного местечка, я бы, пожалуй, была вполне счастлива. Во всяком случае, смогла бы насладиться красотой, что простиралась за Северным мостом.

Одно лишь беспокоило - Господин, давший распоряжение убить меня, если я вернусь на его земли.

- Ведьма,- позвал меня Палач.

- Что? – надо же, я уже сама того не замечая, отзываюсь на это прозвище.

- Ты сказала, что Господин странный. Почему «странный»?

- Ну, он сначала показался очень жестоким. Злобным. А вот сейчас мне кажется, он просто одержим. И очень страдает. Его изнутри разрывают какие-то силы. Рвут ему душу, а он корчится, и эти гримасы уродуют его лицо. Его голос. И даже взгляд… Взгляд, - я задумалась. – Палач, а какого цвета глаза у вашего Господина? Я совершенно не обратила внимания на их цвет. Мне кажется, я вообще не увидела его глаза. В них было столько агрессии, что даже если присматриваться, всё равно невозможно было их увидеть.

- Я не помню, какие у Господина глаза. Я даже не знаю, какого цвета у меня глаза.

Палач посмотрел в сторону моего голоса.

- Карие у тебя глаза, - тихо сказала я, рассматривая его лицо. - Большие, грустные, карие глаза. Мне кажется, они умеют плакать.

Морщинки вокруг его глаз стали более глубокими. Это он улыбается. Я его развеселила. Горбатый здоровяк, с грубыми чертами лица, с руками, способными вырвать замок вместе с креплением. Он уже не казался мне уродливым. Просто специфическая внешность. А за ней человек. И вот его я увидела только сейчас.

- А почему у тебя прозвище Палач?

- Господин так назвал.

- Но ты же, никого не убивал? – уточнила на всякий случай я.

- Пока нет. Вот если Господин тебя поймает на своих землях, он позовёт меня и скажет: «Казни её!»

- И ты казнишь?

- Конечно. И Господин об этом узнает. И будет меня хвалить. А когда ты воскреснешь и вновь окажешься в замке или где-нибудь поблизости, я буду искренне удивляться вместе со всеми. И буду разводить руками и с опаской говорить, что ты великая ведьма, которую невозможно убить.

- Шутишь?

- Конечно.

И опять вокруг его глаз залегли глубокие морщинки. Весёлый Палач. И почему его Господин так назвал? А действительно, чем руководствовался Господин, когда давал имя Палачу, или мне?

- Палач, как ты думаешь, почему Господин назвал меня Ведьмой?

Он даже не задумался. Ответил сразу:

- Потому что увидел в тебе силу. И знания. Ты ведаешь то, что другим не дано познать. Ты видишь то, что большинство не замечают. А знаешь, почему всё это происходит?

- Почему? – заворожено спросила я.

- Ты не глазами смотришь, а душой. А сердце тебе нужно, чтобы эмоции через него пропускать, а не кровь.

- Как тебе удаётся простыми словами объяснять сложное? Откуда в тебе столько мудрости?

- Не знаю. Может, это просто побочный эффект длительного пребывания в библиотеке Господина?

- Ты любишь читать книги?

- Да. Меня к книгам пристрастил Ворон, ещё до того, как улетел искать тебя.  

- Ворон сейчас в замке?

- Нет, он не вернулся. Он сможет вернуться, только если ты всё сделаешь правильно и вернёшься в свой мир.

- Ты знаешь, как мне вернуться?

- Знаю. Но расскажу, только когда в груди Господина будет биться сердце.  Даже не проси, по-другому не будет.

- А я и не прошу. Мне и самой не хочется, чтобы замок и его обитатели погибли от холода. Я вообще не хочу, чтобы кто-то погибал.

- Даже Питон и Паук? – опять он улыбается.

- Даже они, - на выдохе призналась я.

- Спасибо.

Он это таким мягким голосом сказал, что я задумалась. А ведь действительно, меня Питон не душил. Он только улёгся у моих ног,  как будто выпрашивал, чтобы я не уходила. А Паук своими лапками перебирал, словно стеснялся. Он хотел лишь рассмотреть меня. Вглядывался мне в глаза и пытался что-то прошептать, боясь, что его все же не только я услышу.  

- Я тебя отведу в рыбацкую хижину, - сказал Палач и сделал первый шаг по длинному каменному мосту. - С этого момента молчи. Только когда доведу до хижины, сможешь обратиться ко мне.

Я умолкла и побрела за Палачом.  

Странный мир. Вроде кругом опасность, а мне впервые за долгие годы спокойно и уютно. Я точно знаю, что Палач меня не обидит, как в прочем и другие обитатели замка. Что касается Господина, то каждый раз, когда я о нём вспоминала, у меня живот огнём обдавало. Я хваталась за свою ношу, и боль затихала. Было желание снять осколки сердца Господина с себя, чтобы они больше не ранили меня, но мысль, а вдруг утеряю по пути какой-нибудь крохотный осколок, не позволяла мне избавиться от мучений. И меня продолжало охватывать огнём. Особенно сильно жгло, когда смотрела в окна замка. Мне казалось, что Господин непременно смотрит сейчас и видит, как Палач возвращается по Северному мосту. Приказание Господина выполнено. Официально меня терзают северные холодные ветра. Я замерзаю в снегах. Но на самом деле меня ласкают языки невидимого пламени. Я иду позади Палача и поглядываю в окна замка. И не даёт мне покоя странная мысль, которая сейчас уж совсем неуместна:

«Какого цвета глаза у Господина?»  

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям