0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Сердце Сокола (эл. книга) » Отрывок из книги «Сердце Сокола»

Отрывок из книги «Истории трёх королей. Сердце Сокола (#2)»

Автор: Севенкова Альбина

Исключительными правами на произведение «Истории трёх королей. Сердце Сокола (#2)» обладает автор — Севенкова Альбина Copyright © Севенкова Альбина

 Глава I

 

  

Зима только кажется бесконечной. Солнце  растопит льды внезапно.

  

 

            - Купил, купил. Дядя газету купил! С предсказаниями! - кричала Маргарита, размахивая скрученной в аккуратную трубочку бумагой.

            - Эту ерунду, которую сочиняют сапожники, ты называешь предсказаниями? - проворчала Берта.

            - Почему сапожники?! - возмутилась Марго. - Да это звездочёты пишут!

            - Ну, конечно!

            Пререкания своих двоюродных сестер я услышала на подходе к кухне. Это они так новомодный еженедельный гороскоп обсуждали. Наш опекун граф Кейрайн, обречённо открывая свой кошелек - ибо трясся над каждой копейкой - приобретал её вовсе не из-за предсказаний, а исключительно для того, чтобы быть в курсе новостей - не светских, а портовых. Он торговал вином, которое переправлял кораблями. На мой взгляд Берта права. Такое могли придумать только сапожники в свободное от работы время. О, как же мне трудно вставать по утрам. Даю себе пинка, чтобы только подняться с кровати. Кажется, я всё ещё сплю.

            - Юлия! - раздался голос нашей управляющей Джейн, точнее управляющей нашего дяди.

            - Зачем же так орать? - спросила я тихо, так тихо, чтобы она не услышала. - Мне сейчас только нотаций не хватает.

Вошла в кухню и с недовольной миной посмотрела на сестер. Выглядят, как всегда. Марго - красивая цветущая блондинка с зелеными глазами и румянцем во всю щеку, а Берта - величественная жгучая брюнетка с гордой осанкой. Она - истинная леди, по ней королевский двор плачет. Кивнула им, зачерпнула воды и стала жадно пить. Ненормальная жажда - из-за вчерашнего трудного дня и почти всей ночи. Работы столько свалилось, что поесть и попить было некогда. В чужих домах никто не предлагает присоединиться к трапезе. Для наших аристократок я - просто швея. А наличие у челяди громкого титула - это отрада. Какое счастье знать, что с тебя снимает мерки сама герцогиня Эллиот.

- Юлия! - снова заорала Джейн. Я подскочила на месте и облилась.

- Вот, всё-таки, зачем так орать?

- Ты мне нужна! Необходимо замерить окна! Граф приказал сшить новые портьеры, - на мой тихий вопрос ответили громко. Я переглянулась с Бертой.

- Да, - кивнула она. - Старый скупердяй решил раскошелиться на убранство замка. Деньги тратить он будет по минимуму, поэтому всю работу повесит на нас.

- Он же и так уже всё на нас повесил, - жалобно прохлюпала Маргарита.

            - Выходит - не все, - мрачно сказала я. - Это меня убивает, когда я буду шить эти портьеры и другие? В сутках всего двадцать четыре часа.

            - Юлия!!! - на этот раз вопль получился страшным.

            - Иду-иду, скоро буду! - наконец ответила я. - Как будто не знаешь, что я хромая и хожу медленно!

- Да ты любой нехромой фору дашь, чертовка!

   Скорчила недовольную рожу и двинулась, куда звали.

            - Эй, вы тоже все сюда идите! Юлии будете помогать! Ваш дядя сказал, что всё должно быть грандиозно!

            - Это на какие же шиши? - спросила догнавшая меня Берта.

            Её родная сестра, шедшая рядом, пыхтела и по складам читала гороскоп.

            - Де-вам при-дёт-ся за-нять-ся хо-зяйст-вен-ными де-ла-ми.

            - Читай про себя, - разозлилась Берта.

            - Тут про меня не написано.

            - А кто у нас дева? - спросила я, поддерживая бессмысленную беседу.

            - В нашем герцогстве дева - не только я.

            - Дядя тоже дева, - сказала Берта.

            - Ещё какая, - согласилась я.

            Наконец, мы вошли в просторный зал. Я с тоской посмотрела на полтора десятка огроменных окон.

            - Так, козерогам, то есть - Берте, предстоит сильно удивиться.

            - Юлия, а под какой звездой родилась ты?

            - Под счастливой, - отмахнулась я.

            - Ты стрелец, - Марго не унялась.

            - Да, если не отстанешь, я застрелю тебя из рогатки, - сказала, обмеряя проем.

            - Ой! - кузина вскрикнула восторженно. - Тебя ждёт встреча с суженым.

            - Это что, Джона Пермана сюда привезут, что ли? - взяла перо и записала измерения.

            Сестры тактично промолчали. Я была единственной помолвленной из нас троих. Мой дядя проявил чудеса сообразительности и сумел выгодно продать товар сомнительного качества, то есть меня, в зажиточную семью. Через год и полтора месяца я уже должна была выйти замуж. Поговорив с моим дядей, Перманы решили, что я выгодная для них невеста.

Во-первых: они роднились с герцогами, сами-то они - выходцы из простолюдинов, чего жутко стеснялись, а во-вторых: надеялись, что я нарожаю им много детей и передам им по наследству свой магический дар. И не беда, что магия еле теплится в моем нездоровом теле. Надежда есть всегда. Своего жениха я видела в присутствии родственников, как и положено. Он произвел на меня впечатление недалёкого малого, который делает то, что ему сказали. Я даже не смогла понять, что он думает по поводу нашей помолвки.

            - Ну, что, закончила? - спросила вернувшаяся домоправительница.

            - Да, и к какому сроку все это нужно сшить? - спросила я безжизненным голосом.

            - Шить не надо, просто размеры и эскизы нужны. Это срочно, поэтому граф решил заказать всё в Геленвейне.

Выдохнула и даже не стала делать вид, что огорчилась.

            - И к чему такая спешка? - поинтересовалась Берта.

            - Как?! Вы не знаете?! К нам приезжает сам лорд Эдвард Эреман - глава клана Соколов и правая рука короля Ворона.

            - Что, вот именно к нам? - спросила я потухшим голосом, потому что представила будущую суматоху и кучу работы.

            Осмотрев нас горящим взглядом и не увидев энтузиазма на лицах, Джейн воскликнула.

            - Вы хоть понимаете, что это значит для вас?! Он прибывает не один, а в сопровождении лучших знатных магов-аденийцев. И я знаю, что среди них много холостых мужчин...

- Джейн, может, ты пошевелишь своими извилинами хоть немного, - вмешалась Берта.- При чем тут мы вообще? От нас даже самые захудалые местные женихи шарахаются. А тут придворные аденийцы.., - заключила она и, оживившаяся, было, Маргарита, сникла.

            Это было правдой. Сваты к моим кузинам хоть редко, но захаживали. Однако после разговора с дядей, узнав истинное положение дел, быстро ретировались. У сестер не было приданого. Умершие родители кое-что оставили им в наследство, но эти гроши они могли получить только в случае, если хоть одна из них выйдет замуж. Иначе всё должно было быть отписано монастырю. Таковы законы на нашем полуострове.

            - И всё же, почему они приедут к нам? - я в нетерпении перевела разговор на другую тему.

            - Ну, вообще их должны встречать в замке герцога Эллиота, но не забывайте, что наше поместье второе по величине на полуострове, поэтому нужно быть готовыми...

            - Ясно, герцог пнул нашего дядюшку, - сказала я.

            - Леди не должна так выражаться, - строго произнесла Джейн.

            Нахмурилась и промолчала. Из светских историй я знала, что лорд Эреман не больно-то общительный тип и с визитами разъезжает нечасто. Так что, может, нам повезет, и он проедет мимо.

            Укоризненно покачивая головой, жизнерадостная Джейн вышла и оставила нас одних.

            - Надо же, сам Сокол посетит наши края, - задумчиво произнесла Берта.

Представляю, какой сейчас начнётся ажиотаж. Девицы с ума сойдут, только напрасно. Ему здесь никто не пара... По происхождению подходишь, должно быть, только ты, - она пристально посмотрела в мою сторону.

            - Ага, только не подхожу по внешности и состоянию, - сказала я. - Ой, он, наверное, меня похитит!

            Маргарита захихикала.

            - Да, - продолжила я. - Даст в глаз моему жениху и увезёт на коне.

            Тут мы рассмеялись все и начали выдавать шутки, одну - глупее другой.

            - И нас с Бертой тоже украдут маги! - сквозь хохот говорила Маргарита.

            - А потом, как узнают, что мы бесприданницы, так сразу вернут обратно.

            На этой фразе мы замолчали и погрустнели.

            - Ладно, за работу, - как старшая, отдала команду Берта. - Наш дядя скоро вернётся из города. До отъезда он был в дурном настроении. Если вернется злой, то на нас точно отыграется. Так что, давайте.

            - Я всё сделала и собираюсь прогуляться в лес.

            - За травками? - спросила Марго.

            - Ну да, они хоть немного приступы снимают, - пробормотала я.

            - Ладно иди, если что, мы тебя прикроем, - миролюбиво произнесла Берта.

 

            На дворе меня поджидал петух. Гад он, все-таки. Преследовал постоянно. Караулил, что ли? Вроде двор просторный и выхожу я с оглядкой... Только вздохнёшь свободно, а он тут, как тут.

            Иногда у меня получалось давать ему сдачи, но это было редко. Он уворачивался от пинков, убегал, переливаясь на солнце всеми цветами радуги, а потом дожидался, когда его "враг" потеряет бдительность, вставал в стойку и нападал снова. Его куриный гарем, наблюдая за такими действиями, приходил в восторг.

            - Бук! - крикнула я, рассматривая задиру в перьях.

            Бук - это мой старый приблудившийся пес, которого я прикормила два года назад. Никого... Дрыхнет где-нибудь под забором. Придётся рассчитывать только на себя. Я натянула на руки грубые рукавицы, которые часто беру в лес. Главное, вовремя закрыть лицо, а то эта зараза может оцарапать его, и меня ни в один дом работать не пустят.

            Посмотрела на противника пристально и тоже встала в боевую стойку.

- Суп по тебе плачет! Окорочок обнаглевший! Сегодня я тебе точно вломлю!

            Король курятника с некоторым любопытством смотрел на меня, но отступать не собирался. Наоборот, захлопал крыльями и заорал своим дурным голосом.

            К счастью решающей схватке не суждено было состояться. К нам подошёл Стивен - сын недавно погибшего в драке с разбойниками местного кузнеца, накрыл его ведром и одарил меня снисходительным взглядом. Ему не было еще и четырнадцати, но в росте он меня уже обогнал и, вообще, выглядел старше своих лет. Кивнув мне, собрался уходить, поэтому я окликнула его:

            - Стивен!

            - Что? - это он спросил, не поворачивая головы.

            - Ты идёшь в лес?

            - Если да, то что?

            Мне уже порядком надоела эта беседа, но я сдержалась и нарочито ровным тоном продолжила:

            - Ты не мог бы ...э-э-э взять меня с собой, как раньше. Мне на большой луг нужно попасть, а в чаще я ориентируюсь плохо, ты же знаешь...

            - Юлия, - важно произнес Стивен, повернувшись и осматривая меня сверху вниз.

            - Да, - сказала я, сдерживая смех.

            - Тебе не говорили, что девушкам ходить в лес наедине с мужчинами может быть опасно.

            Что это упало на землю? А-а... Моя челюсть. Помедлив немного, я ответила:

            - С мужчинами - не приходило, а вот со всякими задаваками я теперь точно знаться не буду!

            Выпалила и пошла прочь. Где этот лодырь Бук? Сейчас его растормошу.

            - Вставай, лентяй, - нагнулась над мирно дремавшей собакой и громко захлопала в ладоши.

            Пятнистый Бук поднял сначала одно ухо, потом второе, а потом открыл глаза и недоумённо уставился на меня.

            - Вставай, в лес пойдём, будешь защищать меня от опасных мужчин.

            Про мужчин пёс явно не понял, но, услышав слово "лес" оживился, завилял хвостом и встал, лениво потягиваясь.

            Через несколько минут я уже решительно хромала по дороге в сопровождении своего питомца.

            - Что, рассчитываешь найти большой луг? - насмешливо спросил сын кузнеца. - Да ты в прошлый раз в трёх соснах заблудилась.

            Он обогнал меня и шёл задом-наперёд, улыбаясь в лицо.

            - Не боишься потеряться?

            - Не боюсь, буркнула я. Если потеряюсь, дядя найдёт. Весь лес перероет, а достанет. За меня уплачено.

            - Как это? - не понял мальчишка.

            - Никак, будешь много знать, нескоро вырастешь.

            - Я уже вырос, - разозлился он.

            Впереди на дороге лежал валун. Не стала предупреждать об этом зарвавшегося мальчика. Подождала, пока он споткнется об него и сядет на землю, потирая поясницу, а потом выдала:

            - Оно и видно...

            Мы уже подходили к опушке, когда я поинтересовалась:

            - Зачем идёшь рядом со мной?!

            - Это ты идёшь рядом со мной. Я по делам иду, силки нужно проверить, - недовольно сказал Стив.

            - А, ну ладно, - из вредности я остановилась и села на бревно. Бук сразу же развалился рядом со мной, наверное, чтобы досмотреть до конца красивый сон.

            Разогнавшийся мальчишка недолго продолжал свой ход. Увидев, что я отстала, выдохнул, вернулся и сел рядом.

            - Иди, - сказала я.

            - Куда?

            - Проверяй свои силки, мне с мужчинами нельзя.

            - И долго это будет продолжаться?

            - Что? - я откровенно издевалась.

            - Долго ты будешь дуться? - отчеканил он.

            - Не знаю ещё, посмотрим.

            - Угу.

            - Что угу?

            - Ничего.

            Мы помолчали немного, болтая ногами, а потом Стивен сказал:

            - Какая ты, оказывается, вредная, а я собираюсь жениться на тебе.

            Полминуты я вертела головой, думая, что лесные духи решили поиграть со мной. А потом, посмотрев на Стивена попристальней и увидев, что он покраснел и захлопал своими выцветшими ресницами, поняла, что эта фраза принадлежит ему, поэтому расхохоталась на всю округу, окончательно вгоняя его в краску.

            Бедняга не знал куда деваться, я подавила смех и спросила:

            - А почему на мне? Кругом девушек полно, а я вредная и не красавица.

            - Кто тебе это сказал?! - вспылил Стивен.

            - Ты только что, - усмехнулась я.

            - Я сказал вредная, а про красоту вообще ничего не говорил...

            Продолжала рассматривать его. Дунул ветерок, и из леса повеяло приятной прохладой.

            - Ты веселая, - застенчиво заключил он. - Не то, что твои сестры...

            - Ты их просто плохо знаешь, - сказала я. - Вот подойди к ним сегодня, они тебя до следующего понедельника развеселят. Поспешим, а то так время и пройдёт за разговорами.

            Дружески хлопнула его по плечу.

            Стивен проводил меня до большого луга и отлучился проверить силки. Я наслаждалась ароматами цветов, шумом листвы и собирала травы, названия которых даже не знала. Запоминала их по виду и запаху. Когда котомка уже была полна, подняла подол, и осмотрела колено. Оно опухло и покраснело. Растерла несколько зеленых листьев и стала осторожно втирать их в кожу. Боль медленно уходила. Полюбовавшись на ослепительный диск солнца, зажмурилась и улыбнулась. Просидеть бы так весь день, но нельзя, нужно возвращаться. Неожиданно я услышала далёкий шум и насторожилась. Похоже, к поляне приближались всадники. Оглянулась по сторонам. Стивена не было. Неизвестно что за люди едут сюда верхом. Благоразумнее было спрятаться, что я и сделала, схватив свою котомку и укрывшись в густых кустах.

            Вскоре на поляне появилось одиннадцать всадников. Они остановились и оглянулись вокруг. Я перестала дышать и рассматривала их. Судя по одежде - это были чужеземцы и, похоже, знатные аденийцы. У каждого за плечами было по два меча. Их костюмы были сшиты из лёгкой и дорогой ткани, которая не даёт замерзнуть в холода и бережёт от жары. А ещё на каждом из них били дорогие сапоги. Почти все были очень молоды и беззаботны на вид. Только в чертах двоих из них сквозила суровость, а волосы слегка тронула седина. Вскоре к ним присоединилась еще одна всадница. Я с интересом рассматривала её. Необычная красота, пожалуй, даже моя кузина Маргарита не сможет потягаться с ней. Светлые русые волосы были небрежно собраны в хвост, а из-под прядей сверкали изумрудные глаза. Все чужаки почему-то вопросительно посмотрели на неё.

            - Спешиться, - сказала особа низким бархатным голосом.

            И все тут же выполнили приказ.

            "Это мужчина", - в изумлении подумала я.

            Незнакомец легко выскочил из седла своего могучего коня, вынул из седла два меча, легко взмахнул ими, молниеносно разрезая воздух и, проверив лезвия на остроту, вложил в чехлы за спиной.

            Я съёжилась и постаралась спрятаться подальше. Страх перед воинами-магами, а это оказались именно маги, был сильнее меня.

            - Пусть лошади отдохнут, а мы решим, куда наведаться в первую очередь. Прибыли раньше, чем ожидалось, - сказал ещё один юноша с тёмными вьющимися волосами и карими глазами.

            Мужчины сняли поклажу с лошадей, и я услышала громкое ржанье вороного коня зеленоглазого незнакомца. Животное поднялось на дыбы, а потом рвануло к ручью.

            Маги засмеялись.

            Какой конь. Я видела таких на картинках, возможно, это был жеребец из породы лиисов - самых непокорных лошадей в мире. Я по-детски мечтала о таком друге.

            - Это лучший подарок, который могла тебе сделать королева Анна, - произнёс темноволосый маг, обращаясь к зеленоглазому и наблюдая за конём.

            - Не стану спорить, - усмехнулся тот.

            "Похоже, они тут надолго", - с досадой подумала я. "Удастся ли мне пересидеть здесь?"

            Прошло где-то полчаса, с тех пор, как я наблюдала за аденийцами. От неудобного положения затекло тело, но я терпела, боясь пошевелиться. Откуда ни возьмись передо мной появился Бук и завилял хвостом.

            - Уйди, - прошептала я, помертвев.

            Умом мой питомец не отличался, но сейчас, почему-то, меня понял, поэтому вильнул хвостом ещё раз и скрылся за деревьями.

            Послышался шум и надрывные крики Стивена. Моё тело словно пронзил разряд электричества.

            - Сюда, - адениец постарше волок сына кузнеца к центру поляны.

            - Ненавижу, ненавижу! - орал мальчишка. - Я вас всех убью, поняли, всех до одного. Грязные прихвастни!

            "Боже! Он принял всадников за аренийских колдунов. Что теперь будет?" - подумала я.

            Мужчина отшвырнул Стивена на траву.

            - В чём дело? - лениво спросил зеленоглазый.

            - Мальчишка хотел отравить лошадей корнем ролака.

            - Это правда? - ровно спросил незнакомец у Стивена.

            - Да! - крикнул тот.

            - Всыпь ему семь плетей, - спокойно произнёс маг.

            Меня заколотило. Стивен не выдержит этого.

            Тем временем зеленоглазый схватил мальчика одной рукой и быстро приковал к дереву магией. Когда на Стивене разорвали рубашку я, не помня себя, выскочила из укрытия и бросилась к своему другу с воплем.

            - Пожалуйста, не надо!

            Но добежать к дереву мне не дали. Чья-то железная рука преградила путь. Я буквально ударилась о неё животом, задохнулась и сложилась пополам.

            Наверное, долго бы стояла так, не в силах вымолвить ни слова, но меня с силой встряхнули и выпрямили. Не помня себя, встретилась с холодным блеском изумрудных глаз.

            - Это твой друг?

            Я кивнула, корчась.

            - Ты ему помогала?

            Отрицательно покачала головой. Воин изучающе посмотрел на меня, исследуя, казалось, каждую черту моего лица. Потом сказал стоявшему рядом магу:

            - Девчонку не трогать, с мальчишкой продолжай.

            К этому времени я уже смогла отдышаться и теперь уже сквозь рыдания обратилась к стоявшему рядом человеку:

            - Пожалуйста, он не выдержит такого наказания... Пожалуйста, будьте милосердны.

            Зеленоглазого мага совершенно не тронули мои слезы, а вот при слове "милосердны" передёрнуло.

            - Ты взываешь к моему милосердию, непонятное существо? Твой дружок чуть не угробил наших лошадей, которые делят с нами лишения и защищают от врагов. Предупреждаю, я могу забыть о том, что ты девочка, и проделать с тобой то же самое.

            - Он не знал! - я захлёбывалась слезами.

            - Чего он не знал? - маг говорил со мной презрительно.

            - Он перепутал вас с аренийцами, которые напали на нас и убили наших близких.

            Я увидела, что стоящий рядом мужчина колеблется и вопросительно смотрит на своего предводителя.

            - Глупость жестоко наказывается. Действуй! - незнакомец был неумолим.

            Я бросилась вперёд и повисла на руке мага с плетью, пытаясь его удержать.

            - Не трогайте её! - послышался крик Стивена. - Не трогайте, слышите!

            Предводитель аденийцев одним движением оторвал меня от своего спутника. В его глазах был гнев. От этого рывка я не удержалась на ногах и упала.

            - Она больна, - вдруг сказал воину маг, державший в руках плеть.

            - Вижу, - сказал зеленоглазый воин и направился ко мне.

            Он успел сделать только шаг, как вдруг путь ему преградил оскалившийся Бук.

            - Бук, успокойся, не надо! - крикнула я.

            Но собака едва ли слышала меня. Он сжался как пружина и приготовился атаковать.

   Прыжок. И мой старенький пёс жалобно визжит, отброшенный магией. Ему больно, в месте удара шерсть тлеет, но он встаёт и снова бросается на врага. Это конец, сейчас зеленоглазый маг добьёт его. Я собрала остатки сил, кинулась вперёд и обняла собаку, встретив стрелу магии своим тусклым щитом и рассеяв её, превратив в благотворную энергию.

            - Черт! - закричали аденийцы.- Что с ней?!

            Меня с силой отрывают от Бука, который воет, пытаясь зализать свою рану.

            - Идиотка! - бросает зеленоглазый незнакомец. - Откуда у тебя магия?!

            Пытаюсь ответить, но рыдания душат меня.

            - Прекрати реветь! - приказал адениец.

            - Я... не могу... Мне плохо.

            - Посмотри на меня.

            Подняла на него взгляд. Голова кружилась, а к горлу подступала тошнота.

            Зеленоглазый маг что-то шепнул и погладил меня по волосам. Истерика прекратилась. Теперь по лицу только тихо скатывались слезы.

            - Отвечай мне быстро и правду, это в твоих же интересах.

            Кивнула, начиная успокаиваться.

            - Откуда у тебя магия?

            - Мой отец был магом и мама тоже.

            - Имя отца.

            - Лей Эллиот.

            Услышав это адениец замер, как и все его спутники, стоявшие рядом.

            - Ты хочешь сказать, что погибший герцог Лей Эллиот - твой отец?

            - Да, - я смогла ответить уже ровно.

            Он недоверчиво осмотрел моё "выходное" платье, которое было беднее, чем у прислуги.

            - И сколько же вам лет, леди?

            - Скоро семнадцать.

            - Вы уверены? На вид вам от силы тринадцать.

            - Я уверена, сэр.

            - Вы больны, поэтому не можете пользоваться своей магией.

            - Именно так, сэр.

            - Где вы живёте?

            - Я нахожусь на попечении у дяди графа Кейрайна - брата матери.

            - Почему же граф не лечит вас? - спросил темноволосый маг. - Ему безразлична судьба родной племянницы?

            - Это не так. Он обращался ко многим целителям, которые не смогли мне помочь, не потому, что были неумехами. Они сказали, что дело не в моём теле. Его вылечить легко. Болезнь возвращается с новой силой из-за полученного потрясения.

            - Что это за потрясение? - спросил зеленоглазый маг.

            - Я ничего не помню, - мой голос звучал устало. - Это правда. Всё стёрлось из памяти само собой.

            - Так бывает, - произнес темноволосый. - Целители пока что не научились лечить душу.

            - Кто этот мальчишка? - продолжил предводитель аденийцев.

            - Это сын местного кузнеца, сэр. Пожалуйста, простите его, он ещё ребёнок.

            - Ребёнок, леди? - насмешливо выдал зеленоглазый маг. - Это вы говорите о количестве лет. Уверяю, оно не имеют значения. Лично я никогда не был ребёнком!

            Я потупила взгляд.

            - Отпустите! - голос аденийца прозвучал резко и зло.

Освобождённый Стивен подскочил ко мне и подставил плечо. Бук потрусил рядом. Нам хотелось покинуть луг как можно быстрее.

Когда мы отошли на приличное расстояние от поляны, я в измождении села на землю.

            - Проклятые аденийцы, - сказал Стив. - Я думал они - герои, а они, такие же, как...

            - Какой же ты кретин! - я не дала ему договорить.

            - Что? - мальчишка открыл рот.

            - Ты едва не отравил их лошадей! Даже не разобравшись, кто перед тобой! А вместо того, чтобы попросить прощения, орал, как бешеный медведь!

            - Да я!

            - Замолчи!

            - А кто тебя просил заступаться за меня?! Я был виноват и должен был принять наказание.

            - Что?! Да ты хоть знаешь, что такое семь плетей?! Сосунок! Если бы, повторяю, если бы, тебя пожалели и не врезали "крученых" мне бы пришлось тащить тебя из леса на себе! Осёл! А дома ты бы провалялся минимум месяц прежде, чем пошёл на поправку! И то, если бы пошёл на поправку! А твоя семья, которую ты кормишь, пухла бы всё это время с голоду. Да! Твои братья и сестрёнка! Потому, что их брат - идиот!

            Сын кузнеца молчал, а я пыхтела, пытаясь взять себя в руки.

            В бешенстве встала и пошатнулась, Стив подскочил ко мне, чтобы помочь, но я оттолкнула его и упала в обморок. Не знаю, сколько лежала без сознания, но когда пришла в себя, услышала, как мой друг беспомощно плачет надо мной.

            - О-о-ой, - сказала я. - Прекрати реветь, я же ещё не умерла.

            - Юлия, - обрадовался Стив, вытирая кулаками слёзы. - Прости меня, это я во всем виноват... Ты упала и стала такая бледная, будто мертвая, а я ничем не мог тебе помочь...Даже донести до воды... Я такой никчемный и слабый...

            Я встала, в голове звенело.

            - Стив, я назвала тебя кретином... Я была неправа, ты кретин в квадрате. Посмотри на меня.

            Он вытер слезы и послушно уставился мне в глаза.

            - Передо мной сидит сын кузнеца и жалуется на слабость. Да твой дед даже в старости жернова шутя поднимал, а твой отец одной рукой подковы, как оладьи мял. По всем задаткам ты их в силе превзойдёшь. Тебе всего три года осталось подождать. А, впрочем, что я тут тебя уговариваю сижу! Раз ты такой никчемный и слабый человек, можешь утопиться в болоте! Я погляжу, как эрменская трясина сомкнётся над твоей пустой черепушкой!

            Мальчишка перестал плакать и нахмурился. Я потянулась за своей котомкой, достала оттуда понравившиеся травы и съела их.

            - А ты уверена, что через три года, может у меня раньше получится? - спросил Стивен.

            - А это уже как стараться будешь, - снисходительно улыбнулась я. - Отвернись, мне колено растереть надо.

            - Да, я стану сильным очень скоро. К тому времени подрастёт мой брат и возьмет на себя заботы о семье, а мы с тобой сбежим.

            Эта его навязчивая идея о женитьбе стала меня беспокоить.

            "Сбегу скорее, чем ты думаешь и без тебя", подумала я. "Еще такой обузы в пути не хватало".

            По мере нашего приближения к замку мне становилось всё хуже. Последние метры я буквально ползла, чувствуя, как всё тело охватывает жар.

            - Стив, пожалуйста, сходи к Берте и скажи, что я не смогу сегодня им помочь. Мне отлежаться надо.

            - А что случилось? Ты вся горишь. После приёма трав тебе становилось легче.

            Уже плохо соображала, что говорю, поэтому сболтнула лишнее.

            - Я воинов-магов просто боюсь. Чувствую, что болезнь обострилась из-за этой стычки.

            - А почему?

            - Они убили моего отца.

            - Они? - не понял Стивен.

            - Не они, конечно, но похожие на них...

            - Ты же говорила, что ничего не помнишь про родителей. Врала?

            - Нет, я правда ничего не помню. Мать умерла родами, а отец погиб, защищая меня.

            - Но как?

            - Про отца? Я подслушала разговор нянек. Они рассказали, что он спрятал меня среди камней на морском берегу, а сам пал, сражаясь. Мне четыре года было. Я не поняла, что его убили. Когда маги ушли, вышла из укрытия и легла ему на грудь. Нашедшие нас силой отрывали меня от него, я не хотела отпускать.

            Стивен молчал. Мы уже вошли в сеновал. Я медленно осела на мягкую траву и продолжила:

            - Ты знаешь, мне никогда ничего не снится. Вернее, снится, но... просыпаясь, не могу вспомнить, что именно... Иди, я спать буду...

            Мальчик ушёл и почти сразу же брызнул дождь. В сеновале стало сыро. Я подумывала уже вернуться в замок в свою комнату, но не смогла даже подняться.

            - Где она? - послышался мелодичный голос Берты.

            - Здесь, - откликнулся Стивен.

            Я приоткрыла глаза и увидела своих кузин, которые с тревогой смотрели на меня.

            - Что ты с ней сделал?! - Берта схватила мальчишку за ухо и ловко пригнула почти к самому полу.

            - Ай! - крикнул тот. - Ничего!

            - Берта, все нормально, - промычала я. - Мне отлежаться нужно. Это просто очередной приступ, ты же знаешь.

            Она отпустила Стива, подошла ко мне, положила руку на лоб и обменялась взглядом с Марго.

            - Тебе нужно домой.

            - Нет, - захныкала я. - Не пойду, мне трудно ходить.

            - Марго!

            - Да! - отозвалась сестра.

            - Быстро набери в саду малины, возьми на кухне коры ивы и неси все в большую спальню.

            - А туда можно? - удивилась Маргарита.

            - Это я беру на себя. А ты иди отсюда гулять, узнаю, что приложил к этому руку, пинками со двора прогоню, понял?

            - Понял, - недовольно ответил Стивен.

            - Барт!

            - Да, госпожа, - в проёме появился конюх.

            Берту у нас все, кроме дяди и Джейн, безоговорочно звали госпожой. У неё была железная рука, трезвый ум и отменная реакция. Из любой неприятной ситуации она умела выходить с достоинством. Иногда я даже немного завидовала её силе.

            - Леди Юлию нужно перенести в замок.

            - Как прикажете, миледи.

            Барт подошёл и быстро поднял меня на руки.

            - Марго! Ты ещё здесь?! Перестань ловить мух и быстро иди, куда сказано!

            Даже на руках Барта, который нёс меня с осторожностью, было неудобно. Хотелось, чтобы все оставили меня в покое.

            - Это, что ещё такое? - раздался голос дяди, подловившего нас возле большой спальни.

            Я приоткрыла глаза. Какой строгий вид у графа Кейрайна.

            - Барт, ну-ка быстро неси её в собственную комнату.

            Конюх направился было, куда сказали.

            - Барт, стой на месте, - голос Берты зазвенел и эхом отразился от стен холла.

            Она медленно подошла к дяде вплотную.

            - Пока Юлия болеет, она будет жить в этой комнате, где будет регулярно топиться камин. А её сырая саальня за это время должна быть отремонтирована. А если вы этого не сделаете, дядя, обещаю, что сбегу отсюда и брошу вашу винодельню ко всем чертям!

            Граф в испуге попятился. С тех пор, как он уволил управляющего и доверил ответственность за вина Берте, его прибыли увеличились в разы.

            - Да, - раздался голос подоспевшей Марго. - Я тоже отсюда удеру из вашей кухни, а ещё наведаюсь на городскую площадь, встану посредине и проору, как вы жестоко с нами обращаетесь! Буду орать, пока не охрипну!

            Дядюшка чуть не прошёл сквозь стену, пытаясь скрыться от разгневанных девиц.

            - Да делайте вы, что хотите! - взвизгнул он. - Можно подумать, я вам враг!

            Он даже сам открыл дверь, которую недавно защищал. Барт уложил меня на огромную кровать с балдахином, получил одобрительный кивок от Берты и ушел.

            - Может, послать за целителями? - спросил граф у хлопочущих надо мной племянниц.

            - Какой с них толк? - разозлилась Берта. - Сколько они её не лечат, становится только хуже.

            - Прислать сюда Джейн? - не унимался он.

            - Здесь и так народу хватает, - буркнула Марго. - Сами справимся.

            Граф ещё некоторое время походил вокруг кровати, поправил на мне одеяло, опустил балдахин, потом потоптался на месте и растерянно вышел.

            - Так, выпей отвара, - Берта протянула мне стакан с ивовой корой.

            Я покорно проглотила жидкость с приятной горчинкой.

            - А теперь съешь малинки, хоть немного, - сказала Маргарита, протягивая мне чашку.

            - Спасибо, - улыбнулась, потянулась и пожала им руки. После сквозь сон я слышала неясное бормотанье сестер.

            - О чём думает наш скупой дядя? - говорила Марго сквозь слёзы. - Её нельзя сейчас отдавать замуж. Она так слаба, а там детей надо рожать. Не выдержит...

            Берта тяжело вздохнула.

            - Марго, ты ещё просто не понимаешь, где мы живём, витаешь в облаках. Незамужняя женщина у нас ничто. Замужем не жизнь, а не замужем - ещё хуже. Дядя может рассчитать нас в любой момент, а у нас ни гроша за душой. Что делать станем?

            - Ты просто не веришь в любовь, а я верю...

            - Верь, я не запрещаю. Только помни, что на базаре любви нет, есть только выгодные сделки.

            - На каком еще базаре?

            - На котором мы живем...

            Я проснулась. Огонь весело потрескивал в камине, а за окном брезжил рассвет.

            "Как хорошо и не холодно", - подумала я. "Вставать не хочется, но надо".

            И только я доползла до края огромной кровати, дверь открылась и в спальню влетела Маргарита. Увидев меня, она возмутилась:

            - Куда ты перемещаешься? Тебе лежать надо!

            - Я выспалась, - поджала губы и продолжила движение.

            - Ещё бы, за семь дней кто угодно выспался бы.

            Сказанное не сразу дошло до меня. Я спустила ноги с кровати и с удовольствием протянула их к очагу.

            «Семь дней», - прозвучало в голове.

            - Как семь дней?! - спросила вслух. - И вы меня не разбудили?

            - И как бы мы это сделали?! Мы боялись, что ты вообще не проснёшься. За целителями посылали. Они сказали, что тебя лучше не трогать.

            - Хорошо, что заказы не брала, - пробормотала я.

            - Да забудь ты про это! - в сердцах крикнула кузина.

            - А ты меня не учи, о чем забывать!

            - Ну, теперь я вижу, что ты проснулась!

            - Да, мне гораздо легче, теперь я смогу взять новые заказы.

            Марго упала в роскошное кресло. Надо сказать, что в большой спальне, в которую дядя никого не пускал, всё было роскошным. Так вот, она развалилась на этом выдающемся предмете мебели, посмотрела на меня, взглядом давая понять, что перевоспитанию я не подлежу, и произнесла:

            - Между прочим, у нас столько новостей скопилось, пока ты отсутствовала.

            Последовала многозначительная пауза.

            - Мне к тебе с расспросами приставать? - я скривилась. - Лучше подай платье.

            - Не подам, потому что его здесь нет.

            - А где оно?

            - Дядя велел выкинуть.

            - Он что, с ума сошел?! - я задохнулась.

            - Нет, дал нам денег на наряды, ему кто-то сказал, что нас в таких бедных одеждах гостям лучше не показывать.

            - Каким гостям? - меня волновала судьба моего «выходного в лес» платья. Оно такое удобное было. Может, ещё можно вернуть.

            - Знатные аденийцы прибыли в герцогство и вскоре наведаются к нам.

            - Ну, приедут, пройдут сквозь толпу приветствующих, да и останутся в имении Эллиот. Мы-то тут при чём?

            - Не знаю, но говорят сам герцог Эреман, решил начать осмотр с замка Кейрайн.

            - Вот недальновидный, - протянула я. - Ему - прихоть, а нашему опекуну - расходы.

            - Что ты? Дядя деньги с радостью тратит, потому что, присоединение герцогства к Адении - свершившийся факт. По всем прогнозам, прибыли графства теперь увеличатся.

            - Ну, надо же.

            - Вот бы они взяли и остановились у нас. Красивые молодые маги, таких редко доводится увидеть. А о Соколе вообще легенды ходят.

            Вздохнула. Маргарите, с её внешностью, можно и помечтать. Я же жила только одной целью - скопить достаточно денег, чтобы посетить сказочное озеро в Арении, вылечиться и отправиться на Новые земли - территории, где наделы раздавали бесплатно.

            У меня уже было достаточно денег. В искусстве швеи я превзошла всех в околотке, поэтому ко мне выстраивались в очередь и щедро платили. Воображение рисовало свободу, ветер в ушах, свой дом и хорошее здоровье, которого у меня никогда не было. А вот исцелюсь, можно и о красоте подумать. Говорят, я похожа на мать, которая слыла очень привлекательной дамой. А у меня даже портрета её не осталось. Возможно, со здоровьем придёт и красота, кто знает? Сейчас же мне некогда было об этом думать. Все силы я направляла на то, чтобы сбежать из тюрьмы, которую мне готовили.

            Мельком бросила взгляд в огромное зеркало в причудливой оправе. Карие глаза, которые на исхудавшем лице казались ещё больше, слегка вьющиеся густые коричневые волосы, а румянца и пухлых губ - нет. Ничего, главное - не отчаиваться.

            - Ты похожа на красивого лесного духа, - Марго тоже посмотрела в зеркало.

            - Скажешь тоже, - отмахнулась я и улыбнулась, её слова были приятными.

            - Да, только такая хрупкая, - в голосе звучало сожаление.

            - Ничего, отъемся.

            Мы засмеялись.

            Дверь открылась, и огонь трепыхнулся. В спальню вошла Берта.

            - Доброе утро, ну, наконец-то, ты проснулась, - сказала она.

            - Юлия уже заказы хочет принимать, - вместо приветствия произнесла Маргарита.

            - Что? - кисло спросила Берта и зевнула. - Сиди здесь и даже не мечтай об этом. Заказы проживут и без тебя.

            - Вот в этом не сомневаюсь, меня точно ждать никто не будет, - проворчала я. - От меня такие деньги уплывут...

            - А зачем тебе деньги, крошка? - Берта вдруг с большим подозрением посмотрела на меня своими почти черными глазами.

            Я постаралась сделать непроницаемое лицо, не хватало ещё, чтобы она о чём-то догадалась.

            - Для самоутверждения.

            - Так, значит.

            - Именно. Свои деньги мужу не отдам, положу в банк, мало ли что.

            Берта просто пригвоздила меня своим внимательным взглядом, но я не сдалась, собрала наглость и ответила ей тем же.

            - Я вам не помешаю? - спросила Маргарита.

            - Да что ты, конечно, нет, - одновременно ответили мы.

            На моё счастье дверь снова открылась, и вошла Джейн с подносом. Она принесла подогретое молоко, мёд и грибной бульон - всё то, что я люблю.

            - Ой, а тощая-то какая, - сказала управляющая, водружая поднос на столик.

            Кузины мгновенно подошли к нему дружно взялись и поднесли ко мне. Наконец-то я почувствовала себя настоящей герцогиней и коварно улыбнулась.

            Пододвинулась к еде и почувствовала, что в глазах темнеет. Да, геройствовать, не сходя с кровати, легко, а в реальности я пока и до порога дойти не смогу.

            Молоко показалось мне удивительно вкусным.

            - А водички не принесла? - капризно протянула я.

            - В кувшинчике твоя водичка со льдом, как ты любишь, - ехидно произнесла Берта. - Только не осушай до дна сразу всю посуду.

            Вскоре они вышли из спальни, а я решила отдохнуть, поудобнее устроившись на куче подушек. Своевольное воображение неожиданно нарисовало эпизод из леса и холодные зелёные глаза того молодого аденийца. При одном воспоминании вздрогнула. Похоже, этот маг не знает жалости, и, вообще, земная суета ему чужда. Всё могло закончиться гораздо плачевнее, нам со Стивеном сильно повезло. А эти руки тверже наковальни, он мог убить меня даже случайно. Хотя со мной скоро справится даже дворовый петух. Отъедаться надо...

            Я быстро шла на поправку, аппетит улучшался вместе с настроением, а колено почти не давало о себе знать.

            Через два дня Берта разрешила мне заниматься домашними делами, а через три - я взяла небольшой заказ. Радовало то, что под шумок, пока дядя бегал по замку в пене, готовясь к приезду важных гостей, я продолжала жить в большой спальне.

 

            - Слушай, а когда они уже приедут? - спросила я у Берты, не вынимая изо рта булавки.

   Шитье нужно было закрепить на манекене.

            - Знаю столько же, сколько и ты. Дядя всё время повторяет, что вот-вот появятся. Честно, мне уже и не страшно совсем, а тебе?

            - Мне?! - я подняла бровь. - Я вообще никого не боюсь, - метнула взгляд в окно и добавила, - только вредных петухов.

            - Маргарита не вылезает из кухни, изобретает новые кулинарные шедевры, хочет сразить аденийцев своим искусством.

            - Только бы не перестаралась, - я покачала головой.

            - В этом платье ты очень хорошенькая, - вдруг сказала кузина. - И вообще незапланированный отдых пошёл тебе на пользу. Ты посвежела, даже румянец на щеках появился.

            - Да?! - я посмотрела в зеркало и правда обнаружила немного краски на лице. - Надо почаще покупать себе платья.

            - И жить в шикарной спальне, - хмыкнула Берта. - Что это там за сборище? - она вгляделась в окно.

            - Вы ещё здесь?! Разини!!! - услышали мы вопль Джейн. - Быстрее к воротам, они приехали!!!

            Берта ринулась к выходу и я, последовав её примеру, опрокинула манекен, вернулась, подняла его и снова сорвалась на бег.

            Мы удивились, когда увидели, сколько народу собралось у ворот. Старые высокие створки из выгоревшего дуба открылись, и заиграла музыка. Люди замерли в восхищении, когда увидели входящих мужчин. Музыканты заиграли тише. С трудом протиснулась сквозь толпу, встала рядом с кузинами, взглянула вперёд, и время потянулось, как во сне. В гостях я узнала увиденных в лесу аденийцев. Зеленоглазый маг встретился со мной глазами, и я застыла от ужаса. В его лице не изменилось ничего, взгляд полон холода и равнодушия, но я поняла, что он узнал меня и вспомнил нашу стычку в лесу. А ещё почувствовала, что он читает мои эмоции, как открытую книгу, и знает о моём страхе.

            - Сокол! - крикнул герцог Эллиот - двоюродный брат моего отца и мой дядя.

            Зеленоглазый юноша посмотрел на него и поклонился. Герцог же забыл обо всех церемониях, бросился вперёд и сжал гостя в медвежьих объятиях, которые тот выдержал, не поведя бровью.

            - Я надеюсь, ты с добрыми вестями, сынок.

            Маг молча кивнул, и герцог тут же увлёк его в замок, остальные гости последовали за ним.

            «Сокол», - думала я. Так вот кого мне довелось увидеть в лесной чаще.

Могущественный маг, воин-целитель, знатный дворянин и правая рука короля Ворона, сумевшего за несколько лет буквально собрать воедино почти развалившуюся державу и защитить её. Такому человеку жалость не полагается по статусу.

«Лично я никогда не был ребенком», - бросил на прощание. Верю, что он сказал правду. В глубокой задумчивости не заметила, как оказалась на кухне.

            Вскоре здесь закипела работа. Маргарита носилась по помещению, как ошпаренная и щедро раздавала приказания. Берта распоряжалась во дворе, управляя челядью затрещинами и тычками. Это, наверное, от напряжения, в обычное время слуги понимали её с полуслова.

            Я рассеянно наблюдала за происходящим вокруг, словно пребывая в другом измерении.

            - Обедать будут на крыше, оттуда открывается живописный вид, - старшая кузина заговорила рядом со мной и вывела меня из оцепенения. - Марго, ты готова?

            Маргарита, как самая красивая из нас, должна была присутствовать на подаче обеда и приветствовать гостей.

            - Да-да, конечно, - скороговоркой выдала она и схватилась за поднос.

            - Ну, ты не волнуйся, они же просто маги, красивых девушек не едят, - произнесла подоспевшая жизнерадостная Джейн.

            - А кто волнуется? - спросила зеленоглазая кузина и в обмороке сползла по стене.

            Подскочившая к ней Берта едва успела выхватить у неё поднос. Если бы она не сделала это, наивкуснейшая хлебная булка, испечённая самой Маргаритой, покатилась бы по грязному полу.

            - Нюхательную соль, быстро, - проорала Берта.

            В себя девушка приходила медленно.

            - Ты что, влюбилась в него, что ли? - в сердцах бросила брюнетка сестре.

            - Нет, - ответила Марго.

            - Да что же это такое? Я не могу туда пойти, здесь дел невпроворот. Все надежды на тебя были... Вставай немедленно!

            Блондинка трепыхнулась и снова села на пол.

            Понаблюдав за безуспешными попытками сестры выполнить свой долг, Берта обернулась ко мне и сказала со сталью в голосе:

            - Ты пойдёшь!

            Произнесённое не сразу дошло до моего сознания. Осмыслить всё удалось только тогда, когда кузина встряхнула меня и вложила в руки поднос. Ладони упирались и не хотели брать этот подарок.

            - Ты с ума сошла! - завопила я. - Я его боюсь больше всех вас!

            - Что? Тоже влюбилась?! - деловито поинтересовалась Берта.

            - Нет, просто боюсь, - прозвучавшее в собственном голосе сомнение совсем мне не понравилось.

            Мои возражения кузина не приняла в расчёт, хлопнула в ладоши и девушки-служанки взяли оставшиеся подносы.

            - Не пойду, ты не можешь так со мной поступить! - я орала и пыталась вернуться, когда Берта выставляла меня за дверь.

            - Немедленно прекрати, и чтоб духу твоего здесь не было! Быстро на крышу!

            Поняв, что спорить бесполезно, оглянулась на девушек, которые недоумённо смотрели на меня, сделала три глубоких вдоха и двинулась в указанном направлении. Сердце бешено колотилось не только от того, что пришлось подниматься наверх. Я напрягалась, чтобы не повернуться и не убежать от страха. Преодолевая последние ступеньки, услышала раскатистый смех герцога Эллиота и приободрилась. Переступила порог и склонилась в глубоком реверансе в ответ на поклоны вставших мужчин. Подняла взгляд и прочитала удивление на лице дяди, который ожидал увидеть Маргариту.

            - Позвольте представить вам, милорды! Наша младшая племянница - герцогиня Юлия Эллиот, - оповестил он гостей.

            Тихонько поставила поднос на стол и сделала знак девушкам. Поданный обед манил ароматами, а открывающийся вид поражал своими красотами. Я засмотрелась на серебро протекающей вдали реки, верхушки зеленых деревьев, виноградники и хлебные поля, колыхающиеся волнами.

            - О, что за яства! - воскликнул герцог Эллиот. - Юлия, до чего же ты выросла! И так стала похожа на мать!

            Улыбнулась, это был большой комплимент для меня.

            - Что же ты стоишь? Садись обедать с нами, угощай дорогих гостей.

            Опешила, поскольку надеялась, что дяди отошлют меня. Светские беседы не были моей сильной стороной. На подгибающихся ногах подошла к столу. Кто-то из аденийцев отодвинул стул и помог мне сесть.

            - Это тот самый знаменитый хлеб дома Кейрайн? - спросил неугомонный герцог.

            - Да, дядя, его приготовила Маргарита по своему рецепту. Она долго искала то, что нужно, училась у крестьянок заводить тесто. Теперь у неё получается превосходная выпечка, - пояснила я и вдруг столкнулась с колючими зелёными глазами Сокола, сидевшего напротив. Он испугал меня, поэтому заговорила в два раза быстрее. - А это известные вина Кейрайн. В серых кувшинах - нехмельные - изобретения кузины Берты, а в коричневых - крепленые, усовершенствованные ею же.

            - А это твое фруктовое молоко?

            - Да, дядя, - обрадовалась ещё больше. Громогласный голос Эллиота прибавлял мне смелости. - Я специально кормила коз свежими фруктами, чтобы получить такое. Оно хорошо сочетается с нашим мёдом и свежей малиной.

            - Кстати, забываю спросить, откуда у вас такая малина?

            - Нашла её в лесу. Она сразила меня своим ароматом, поэтому я вырыла саженец и посадила его рядом с виноградником с разрешения дяди.

            Наблюдавший за нами граф одобрительно кивнул.

            - Как тебе это удается? - недовольно обратился герцог к Кейрайну. - У моих дочерей на уме одни наряды, да балы. Я вот думаю, не привезти ли их тебе на перевоспитание.

            Бросила взгляд на дядю. Он был похож на куст жасмина весной - также цвёл и пах. А Эллиот - болван. Как можно отзываться так о своих дочерях при молодых людях, возможно даже, будущих женихах.

            - Напрасно вы так, дядя, - расхрабрилась я.

            - О чём это ты? - спросил герцог, принимая ломоть хлеба.

            - У ваших дочерей много достоинств, а что касается нарядов, так женщины все этим грешат. Это не мы придумали балы и соревнования в одежде!

            Герцог рассмеялся. Я почувствовала себя свободнее, только бы важная персона не заморозила меня своим холодным взглядом. Непослушные глаза сами поднялись и снова наткнулись на Сокола. Отвернулась. Что же он так пристально смотрит прямо на меня? Заёрзала на стуле. Перед магом стояло огромное блюдо с малиной, на фоне которого он смотрелся ещё мрачнее.

            - Я слышал, что вы уже давно в наших краях, ваше сиятельство, - заговорил Кейрайн.

            - Вы совершенно правы, граф, - раздался чистый, красивый и бесстрастный голос Сокола. - Мы решили не тревожить вас сразу официальными визитами. Нужно было осмотреть окрестности.

            «Конечно», - подумала я. «И раздать плетей местным. Интересно спустил он тут с кого-то шкуру? Наверное, да. Вон, какой злой сидит».

            - Это правильно, сынок, - сказал Эллиот. - В наших местах неспокойно, а рассказывать об этом долго, лучше было убедиться лично.

            Гости увлеклись обедом, а Сокол сидел молча. Где я набралась смелости заговорить с ним? Это всё благодаря роли хозяйки замка.

            - Вы ничего не едите, милорд, если хотите, я распоряжусь, чтобы приготовили то, что вам нравится, - мой голос прозвучал тихо-тихо, однако герцог Эреман расслышал его и пронзил меня взглядом чудесных зелёных глаз. Напряглась и не отвела взора. Он едва заметно улыбнулся.

            - Благодарю вас, леди Юлия, - на этом столе есть всё, что мне нужно.

            - Это верно, - в беседу включился сидевший рядом с ним красивый блондин с приветливой улыбкой. - Особенно Эдвард обожает малину. Просто он иногда некстати погружается в глубокую задумчивость.

            Я понимающе кивнула, а важный гость потянулся к сладким ягодам и зачерпнул большую горсть.

            Минуту я не смотрела на него, вяло ковыряясь в тарелке. Мой аппетит тоже гулял неизвестно где.

            - У вас, действительно, особые плоды, - от похвалы Сокола я сначала вздрогнула, а потом расплылась в улыбке.

            - Я так рада слышать это, если хотите, накопаю вам саженцев!

            Кейрайн так гневно зыркнул на меня, что я едва усидела на стуле. Ну, не умею разговаривать с такими особами. Надо же, почти королю предложить саженцы. Чем только думала? Однако Сокол почему-то весело улыбнулся.

            - Буду рад такому подарку.

            Я смущённо затеребила салфетку, он такой красивый становится, когда улыбается. Конечно, этот мужчина итак прекрасен во всех отношениях, но с улыбкой... Герцог вскоре отвлекся на еду, и я смогла рассмотреть его. На вид он был очень молод, просто казался мне таким взрослым и страшным потому, что я видела его в нелицеприятной ситуации. Изучив мага, как следует, обратила внимание на остальных. Старшего брюнета с вьющимися волосами и суровым взглядом запомнила ещё в лесу, рядом с ним сидел похожий на него мужчина, видимо, его брат. Особенно меня заинтересовали два юноши, сидевших по обе руки от Сокола. Приветливый блондин и шатен с веселыми искрящимися карими глазами. Разглядев их, поняла, что это очень сильные маги.

            - У вас очень необычное вино, леди Юлия, - вдруг обратился ко мне блондин.

            Я обрадовалась похвале, как ребенок, и это верно было написано у меня на лице, поскольку Сокол снова хмыкнул и смутил меня. Зачем он так делает? Если бы знал, сколько сил и храбрости мне понадобилось, чтобы просто прийти сюда. Маргарита, наверное, до сих пор в обмороке лежит.

            - Это заслуга моей кузины - леди Берты Рейет, - пробормотала я.

            - Моя семья в нескольких поколениях занимается винами, в том числе и целебными. Такого напитка я нигде не пробовал.

            - А вы? - слишком поздно поняла, насколько невежливо прозвучал мой вопрос.

  Вот, наверное, Сокол обрадовался. Мне здесь никого не представляли, а я ещё и виновата.

            - Герцог Винсан Терен, - не замечая моей оплошности, произнёс юноша.

            Была ошарашена. Терены - знаменитый род магов-аденийцев. Их фамилию знали все в высших кругах. Они совершили немало подвигов, чтобы отстоять свою страну.

            - Позвольте представиться и мне, - улыбнулся шатен. - А то наш мрачный друг, - он кивнул на Сокола, - совсем забыл о правилах поведения. Герцог Ричард Дин.

            - О, - выдохнула я с восторгом. - Извините, просто в нашем небольшом герцогстве все знают магов Динов, вмешательство которых стало решающим в схватке с аренийцами и сохранило наш суверенитет.

            - Да, там был мой отец, - задумчиво произнёс Ричард. - Это было сложное время. Адения сама была втянута в войну. Предлагаю не вспоминать грустное за таким превосходным столом. Вы говорили, что этот хлеб испекла ваша кузина?

            Я радостно кивнула.

            - Та красивая белокурая девушка с глубокими зелеными глазами? - добавил он.

            - Да! - воскликнула я. - Маргарита считается одной из первых красавиц в герцогстве!

            О, этот холодный лик Сокола... Ну, выпалила опять не то, что следует. Зачем же взглядом убивать. Съёжилась и, наверное, уменьшилась в два раза. Только улыбки его друзей привели меня в чувство. Не понравилась ему Маргарита, что ли? Я ей об этом не скажу, а то она умрёт...

            - А эта изящная брюнетка, стоявшая рядом с вами? - начал было Винсан.

            - Да, это моя старшая кузина - Берта Рейет. Несмотря на юный возраст, она за короткое время улучшила состояние дядиной винодельни, - это я произнесла робко, всячески избегая взгляда герцога Эремана.

            Только незадача, несмотря на полученные от него неприятности, этот загадочный маг притягивал меня, как магнит. Через мгновение снова уставилась на него и где-то в глубине изумрудных глаз поймала смешинки. Показалось, наверное...

            - О чём вы там говорите, молодые люди? - к счастью для меня в нашу беседу вмешался герцог Эллиот. - А-а! Аденийцам, наверное, пришлись по нраву местные девчонки? Понимаю вас!

            На лице Винсана промелькнуло смущение. Ричард слегка улыбнулся, а Сокол остался невозмутимым, как будто ничего и не слышал.

            - Вон, одна из них перед вами сидит!

            На этот раз хмыкать пришла очередь мне. Нашёл красавицу! А, впрочем, на вкус и цвет... Может, в его понимании, я и красавица. Рассеянно осмотрелась, а потом наткнулась на взгляд зеленоглазого целителя. Он смотрел испытующе, чем невероятно удивил меня. Несколько мгновений я, как заворожённая, не могла отвести от него глаз. И дальше бы не смогла, если бы не голос графа Кейрайна, явно отведавшего крепкого вина.

            - А этот птенец скоро вылетит из гнезда!

            Сидевшие за столом не сразу поняли, о чем речь.

            - Вот как?

            Я вздрогнула, услышав холодный голос Сокола. Этот, похоже, осмыслил всё сразу.

            - И кому же так повезло? - он снова внимательно посмотрел на меня, как будто сделал подарок, и потянулся к кувшину.

            Как же всё-таки странно действовал на людей этот целитель. В смятении едва не опрокинула на себя стакан. Хотела, было, ответить, но дядя снова не дал мне раскрыть рта.

            - О, это достойный юноша! Правда, он не из знатного рода, но его родители очень состоятельные люди. Юлия ни в чём нуждаться не будет!

            Герцог Эллиот молча смотрел на своего родственника, приподняв бровь. В этот момент я почувствовала себя, словно на смотринах: все разглядывали меня. Готова была провалиться сквозь землю. Хорошо, что не краснею из-за болезненной бледности. Опять осмотрелась и замерла. Маг-целитель осушил огромный бокал хмельного напитка. Да после такой порции он упадёт... Куда смотрит Винсан? Он же разбирается в вине, почему не остановил друга? Я наблюдала за Соколом широко раскрытыми глазами. Он поставил бокал, снисходительно усмехнулся и подмигнул мне, после чего я решила, что это во мне сейчас находится лошадиная доза хмеля, а не в важном госте. Конечно, на трезвую голову такого не покажется, тем более его друзья сидели так, будто вообще ничего не произошло.

            - Ну ладно, не о том мы что-то болтаем! - проворчал герцог Эллиот. - Мне известно, что вы ещё долго прогостите у нас! Поэтому приглашаю вас остановиться в моём замке - первом по величине и роскоши на всю округу!

            По воцарившемуся молчанию стало понятно, что аденийцы ждут реакции Сокола, которая не заставила себя ждать.

            - Благодарю вас, герцог, - совершенно ровным и трезвым голосом сказал воин-целитель. - Я решил пока остаться здесь. И очень надеюсь, что не обижу вас этим. Во владениях Кейрайн нам будет удобнее действовать. При этом, конечно же, мы обязательно нанесем вам дружеский визит и, надеюсь, не один.

            Эллиот с сожалением вздохнул, зато Кейрайн просиял. Ещё никогда не видела своего дядюшку таким счастливым.

            - Ну что ж, не стану настаивать, - произнёс герцог. - Тогда, чтобы не терять времени, обсудим дела.

            С немой мольбой посмотрела на Эллиота, он меня понял и кивнул. Радостно присела в реверансе и улизнула за дверь, не удержавшись от искушения ещё раз взглянуть на Сокола, поднявшегося из-за стола и твердо стоявшего на ногах. Ни толики опьянения! Как такое возможно?

            Вот это, да! Маг-целитель подмигнул мне. Если бы такое проделала статуя, я и то изумилась бы меньше. Думаю, что пьяное вино всё же ударило ему в голову. Просто это незаметно внешне. А вот новость о том, что аденийцы останутся у нас, меня испугала. Интуиция подсказывала, что без потрясений в этом доме теперь не обойдётся.

            Не заметила, как дошла до кухни, где сразу же попала в плотные объятия Джейн и Маргариты. Они трясли меня, хором задавили глупые вопросы, а Берта прогуливалась неподалеку, напустив на себя безразличный вид. Кого она хочет обмануть? Также мучается от любопытства, как и все.

            - Отпустите, пока не разорвали! - рявкнула я. - А то точно ничего не расскажу тогда, не смогу!

            Дамы послушно убрали руки и даже отошли на полшага назад.

            - Что? Так и будешь молчать?!!! - не выдержала Маргарита.

            - Гости пообедали, и им всё понравилось, особенно твой хлеб и вина Берты.

            Услышав это, моя старшая кузина подошла ближе и оперлась на стол.

            - Дальше давай, что из тебя каждое слово клещами нужно вытаскивать?! - включилась Джейн.

            - Самая важная новость, не знаю, понравится она вам или нет.

            - Ну! - не выдержала Берта.

            - Герцог Эдвард Эреман - глава клана Соколов сказал, что они остановятся здесь.

            Мгновенно воцарилась тишина. Все переглядывались.

            - Это точно? - пискнула Марго.

            - Он произнёс это при свидетелях, - буркнула я.

            - Вот это новость, - выдавила Берта. - Какая ответственность, а работы сколько... А почему у нас?

            - А это мне неведомо! - выдала с раздражением. - Полагаю, так захотела его левая нога, с которой он неудачно встал сегодня утром!

            - Хватит уже, может оно и к лучшему.

            - К какому лучшему? - кисло поинтересовалась Берта. - В нашем замке никогда не принимали таких высокопоставленных особ.

            - Да ладно, - вставила неожиданно для самой себя. - Эллиот проговорился, что аденийцы в здешних местах уже дней десять, и никто про это не знал. Где они, спрашивается, жили всё это время?.. В лесу без всяких удобств! И у нас выдержат, здесь не хуже чем на лоне природы!

            - Понятно, надо заказывать успокоительное аптекарю, - Берта многозначительно посмотрела на сестру, и та вспыхнула алым цветом.

            - А, давай, усыпим её, пока они не уедут, - я не удержалась от шпильки.

            - Хорошая идея. И сами тоже наглотаемся снотворного, - проворчала Берта.

            - Счастья своего не понимаете! - мечтательно улыбнулась Джейн. - Эх! Не была бы я сейчас замужем.

            Я вздохнула и покачала головой.

            Спустя время хозяйственная деятельность в замке закипела с новой силой. Отдохнуть я решила в спальне. Воспользовалась всеобщей занятостью и сбежала в направлении роскошных апартаментов.

            В большой опочивальне было тихо. Я присела на край кровати и постаралась отвлечься от событий, которыми был насыщен сегодняшний день. Навалилась усталость. Сбросила туфли и прилегла, рассматривая потолок с лепниной. Сейчас герцогство просто встанет на уши. Дамы будут заказывать дорогие наряды. Важно не упустить работу. Очень скоро я скоплю достаточную сумму и смогу сбежать.

            Повернулась на бок и опять вспомнила ту неприятную лесную историю. Надо же, этот истукан, оказывается, ещё и шутить умеет. Чуть шкуру не спустил с мальчишки... А конь у него, действительно, замечательный... Неутомимый и умный. Интересно, сколько стоят лиисы? Подобное животное запросто домчит меня до аренийского вожделенного озера. И, вообще, домчит куда угодно. От лихих людей защитит. С таким другом ничего не страшно.

            Так размечталась, что не заметила, как в комнату вошли.

            - Что ты делаешь?! - вскрикнул мой пьяненький дядя Рэй Кейрайн.

            - Ничего предосудительного! - ответила ему, принимая сидячее положение.

            - Быстро уходи отсюда! Здесь поселится герцог Эреман!

            - А я где буду жить? - проворчала и испугалась собственной наглости.

            - Твою комнату уже отремонтировали!

            - А-а-а, ну, тогда, конечно! - встала и стала надевать обувь.

            Успела влезть только в одну туфлю, как родственник схватил меня за руку и потащил к двери. Открыл створку и с силой швырнул моё тело в проём.

             Хорошо, что вылетая, успела согнуть руки в локтях и упереться ими в чьё-то твёрдое тело.

            - Миледи, с вами всё в порядке? - прозвучал насмешливый голос Сокола.

            - Да, - сказала, окунаясь в зелень его глаз. - Я просто сильно торопилась...

            Вслед за мной из спальни вышел дядя и подтвердил мои слова кивком головы.

            - Прошу вас, милорды, - услышала я певучую речь Джейн, а затем увидела её саму в окружении приближённых герцога Эремана, с любопытством наблюдавшие за разыгравшейся сценой.

            Опомнилась и отпрянула от герцога, который криво улыбнулся мне и вопросительно взглянул на графа Кейрайна, успевшего выйти вслед за мной.

            - О, ваше сиятельство, простите. Юлия некоторое время жила в этих апартаментах в связи с ремонтом в своей спальне и плохим самочувствием. Теперь всё закончилось, и она может благополучно переселиться к себе, где удобнее.

            - Да, милорд, всё так. Я долго ждала, когда смогу вернуться в свою комнату, - кокетливо улыбнулась, и как только это у меня вышло? От страха, вероятно.

            Герцог Эреман внимательно посмотрел на меня.

            - Плохого самочувствия? И что же приключилось с леди Юлией?

            - О, это её прогулки по лесам! Я ругаю её за это! С последней вернулась с сильным жаром и не вставала с постели неделю.

            Заметив, как переглядываются маги за спиной Сокола, я втянула голову в плечи, потом сделала неестественный реверанс и припустила прочь, не оглядываясь. Мой дядя имел талант говорить и действовать невпопад, создавая окружающим проблемы.

            Вошла в свою комнату и оглянулась. Вид был вполне удовлетворительный. В камине весело трещал огонь. Кровать застелена свежим мягким бельём. Тепло и сухо. Губы сами расплылись в улыбке. Вскоре я перетащила сюда манекен, все свои принадлежности для шитья и принялась за работу. Заказ был несрочный, но поспешить и взять другие стоило. За вознёй с нарядом время летело незаметно. Я сидела на полу и обшивала подол, когда в дверь постучали.

            - Открыто, - произнесла как всегда не очень внятно полным булавок ртом.

            Не обращая внимания на вошедшего, приняла полулежащее положение, сосредоточившись на шитье.

            - Вам нравится шить, леди Юлия, или у вашего жениха недостаточно денег, чтобы избавить вас от тяжёлой работы? - раздался голос мага-целителя.

            От неожиданности чуть не проглотила все свои булавки. Увидела дорогие замшевые сапоги прямо у себя перед носом и вскочила.

            Сокол стоял, ожидая ответа. Я сглотнула, придумывая, как бы с достоинством выбраться из ситуации.

            - Я.., эм-м-м. Да, мне нравится шить. А денег у моего жениха достаточно... Хотя я не считала. Он же мне пока только жених, а не муж. Вот выйду замуж, посчитаю...

            «О, древние маги! Что я несу!»

            В зелёных глазах герцога, которые сейчас казались какими-то тёплыми, снова появились смешинки.

             - Это разумно. Выпейте.

            Он протянул мне кувшин, который я машинально взяла и принюхалась - пахло летним лесом.

            - А что это?

            - Это снадобье из трав, которые растут в вашей местности. Оно прибавит вам сил.

            Как под гипнозом я поднесла кувшин ко рту и сделала глоток.

            - Разделите на три части. Одну выпьете сегодня, а две остальные завтра и послезавтра.

            Отведав приятного напитка, я водрузила посуду на полку и уставилась на Сокола, который почему-то не спешил уходить.

            - Значит, после семи дней пребывания в бессознательном состоянии вы вскочили с постели и с жаром принялись за работу.

            Почувствовала себя обвиняемой на суде и пролепетала:

            - Мне стало лучше и...

            - Я поговорю об этом с вашим дядей, - строго и холодно произнёс Сокол, направляясь к выходу.

            - Нет! - крикнула я, преграждая ему путь, от чего маг опешил и удивлённо приподнял бровь. - Граф тут совершенно не при чём. Вы сделали неправильные выводы!

            - Вот как?! И в чём же я неправ? - целитель остановился и насмешливо посмотрел на меня сверху вниз.

            Оказавшись вплотную к нему, я испугалась и отпрянула. Слишком большим и грозным показался мне этот человек.

            - Он очень хорошо относится ко мне и к кузинам!

            - Настолько хорошо, что выдаёт вас замуж за простолюдина, о котором вы ничего не знаете? Вы любите его? Отвечайте только правду! Не выношу лжи!

            От его ледяного тона я задрожала и заболела, несмотря на только что выпитое оздоровительное зелье.

            - Нет... Я не люблю его, а он не любит меня, - запнулась, в горле пересохло. - Только при чем тут мой дядя? Он делает как лучше. У меня хоть такой жених есть. На Берте и Маргарите, несмотря на их многочисленные достоинства, вообще никто не останавливает взор. Причина - деньги. Мы - бесприданницы... Вы, вообще, знаете, что такое быть девицей на выданье из знатного рода без гроша за душой. Мы обуза для близких, сколько бы не работали и не доказывали, что это не так. Наш дядя, конечно, непомерно скуп, это, как недуг, но он любит нас и из дома не выгонит ни при каких обстоятельствах. Вот только нас страшит такая судьба, и мы ничего не можем с этим поделать... Любовь - это чудо, о котором нам остаётся только мечтать.

            Я не смотрела на мага, но чувствовала, что он разглядывает меня. Вдруг его горячие пальцы стиснули мой подбородок и приподняли его. С трепетом взглянула на него.

            - И что же вы? Смирились со своей участью? - он резко повернул моё лицо к свету. - Непохоже.

            Я напряглась, собралась и, сделав почти невозможное, дерзко ответила:

            - Смирилась или нет - это только моё дело! И эта жизнь - моя, какой бы несуразной она не казалась. Отчитываться ни перед кем я не собираюсь.

            Сказала и отступила от этого пугающего красавца.

            - Вот как? - он странно усмехнулся. - Птенец, всю жизнь пребывающий в клетке, ни перед кем не собирается отчитываться? Вы правы, в этом нет нужды.

            Сказав это, он резко развернулся и ушёл. А я присела на кровать и вытерла против воли набежавшие слезинки.

            «Я - не птенец», - упрямо сказала в пустоту. «И моя мечта сбудется. Ради неё и живу. А тут ходят всякие и лезут в душу. Можно подумать, у него всё гладко, да ладно».

            С тоской посмотрела на платье. Работать сразу расхотелось. Ничего, я понаблюдаю за Соколом и узнаю, чем он живет. Не всё только ему видеть слабости людей. У него они тоже должны быть. Хотя, какое мне до него дело? Нет, есть дело, он меня за живое задел и не раз. Пусть только сунется, птенец тоже ударит! Скорее бы он уехал... Я не смогу удержать оборону. Он старше меня по годам, а уж по опыту и говорить нечего. И что ему от меня надо? Меньше высовываться нужно.

            Посидев ещё некоторое время, я решила действовать исподтишка. Если Сокол не образумится, буду шкодить по-мелкому. А что? Мне помогало! Я так мстила гувернёрам, которые сильно наседали на меня и Берту с Маргаритой. Через месяц шалостей все становились как шелковыми. Вот только теперь я взрослая. Может, всё-таки целитель образумится и перестанет строить из себя воспитателя, который лучше знает, как нужно? Только бы он не пронюхал, что я собираюсь сбежать. Тогда всё пропало. Ладно, будет продолжать цепляться, я заставлю его съехать отсюда раньше, чем он думает! Мой беспросветный оптимизм, наконец, взял верх, и я принялась за работу, напевая какую-то глупую песенку, услышанную от Стивена.

            Через полтора часа удовлетворенная результатом, услышала урчание в животе, который требовал, чтобы его накормили. Придётся идти на кухню. Сюда мне никто ничего не принесёт, сколько не жди.

            Ой, что творилось в этом приюте для безруких поваров! Чад, копоть и дым, а еды не видно! Всё так переволновались по поводу приёма гостей, что решили спалить замок ко всем чертям!

            - Юлия! - крикнула Маргарита, высовываясь из облака пара, поднимавшегося от кастрюль.

            - Что ещё? - размеренно и чётко спросила я, надеясь, что одним только тоном добьюсь, чтобы от меня отступились.

            - Иди сюда, нам нужна помощь!

            - Ну, уж нет! Я кухарить не умею! Забыла, как порчу все твои блюда! И вообще, я сюда не за этим пришла! Есть хочу! Дай что-нибудь, скорее!

            - Начинишь пирожные, дам! - проорала в ответ кузина.

            - Берта! Скажи ей! - проканючила я.

            - Оставьте меня в покое! - раздался вопль откуда-то из глубины адского помещения. - У меня дел невпроворот! О лошадях прибывших нужно позаботиться! Им, оказывается, особый корм нужен, которого у нас нет! Опять дядьку надо трясти на деньги, чтобы заказать! А я его найти не могу! В погребе он спрятался, что ли?!

            - Да! - раздался голос Джейн.

            - Что да? - заинтересовалась я.

            - Там он сидит! Берта, спускайся туда и возьми его за горло. Мне известно, что все вельможи герцогства сбросились на приём дорогих гостей. Так что кошелёк у него полон!

            Берта вихрем промчалась мимо нас, закружив в благодарность управляющую, которая едва удержалась на ногах, в этом аттракционе. Я же, горько вздохнув, взялась за пирожные, которые даже не рассматривала в качестве еды, так отвратительно сладко они пахли. Мне хотелось хлеба и овощного салата со сливками.

            Проделанную работу осмотрела с некоторой брезгливостью. Оценив мои старания, Маргарита поднесла вожделенный салат, правда, без сливок. Ничего, ореховое масло тоже хорошо. Она обняла меня и поцеловала в макушку. Я улыбнулась ей, выбирая ломоть ржаного хлеба побольше.

            - Поешь ещё фасоли, - дымящаяся чашка появилась передо мной вместе со стаканом молока.

            Жизнь стала налаживаться. Усталая кузина плюхнулась рядом.

            - Дядя Рэй обещал, что скоро это кончится.

            - Они уедут? - спросила я, откусывая от ломтя.

            - Нет, аденийцы будут гостить ещё долго, а весь этот сумбур, - она обвела кухню взглядом, - из-за завтрашнего обеда. К нам съедется вся местная мужская знать.

            Я прожевала кусок.

            - Ну, едят они, конечно, больше, зато хлопот от них меньше. С дамами сложнее.

            - Вы ещё здесь? - спросила возникшая возле стола Берта. - Идите спать, - она посмотрела на мой ужин и добавила. - Тоже есть хочется.

            - Сейчас положу, - зевая сказала её сестра.

            Ужин получился совместным.

            - А что это у тебя? - удивленно спросила Маргарита, глядя на прикреплённый к поясу кошелёк.

            - Что денег никогда не видела? - тон Берты был издевательски-довольным.

            - Вообще-то, я уже забыла, как они выглядят.

            - Дядя раскошелился и разрешил нам сшить новые платья к балу.

            - Не может быть, - мы открыли рты.

            - Нужно подсчитать чего на сколько хватит, а заказывать наряды я предлагаю у лучшей швеи в околотке.

            - И кто же это? - буркнула я, уже понимая о чём пойдёт речь.

            - Она среди нас, - Берта многозначительно посмотрела на меня, а вслед за ней и Маргарита.

            - Умоляйте, - произнесла я, отставляя чашку в сторону.

            Через несколько секунд тишины Марго предложила сестре:

            - Давай, удавим её подушкой.

            - Давай, - мрачно согласилась та.

            - Что, уже и пошутить нельзя? - я сложила губы в трубочку.

            - Дошутишься ты у нас.

            - Ладно, посчитай, сколько сможем потратить, а я пока побегаю по окрестностям и узнаю, кто что будет шить. Повторяться не будем. Когда этот бал?

            - Через три недели.

            - Успеем.

            - Событие грандиозное. Сёстры Реерфакс уже умирают от зависти от того, что аденийцы у нас остановились. Возможно, Элен тоже закажет платье у тебя, - задумчиво произнесла Берта.

            - Да ты что, - возмутилась я. Она и находиться рядом со мной считает ниже своего достоинства.

            - Да, вот только ради выгодной партии достоинством можно и поступиться, - включилась в разговор Марго. - А то, что ты чудесно шьёшь известно всем.

            - Исключено. Я не буду обслуживать эту ядовитую змею. При нашей последней встрече она чуть не убила меня. Якобы неудачно воспользовалась магией! Если бы не моя изворотливость, я здесь бы не сидела.

            - А если она попробует действовать через подставных лиц? - настаивала Берта.

             - Это у неё не выйдет. Всех своих заказчиц я знаю, как облупленных, а платье шьётся строго по фигуре. Хватит уже, я не такая дура, чтобы не распознать её козни...

            - Ладно, на этот раз я окончательно предлагаю идти спать, - сказала Берта.

            Усталые, мы едва доплелись до своих спален.

            Утром я встала отдохнувшей и удивилась этому. Умылась и случайно посмотрела на полку. На ней одиноко стоял кувшин, напоминая мне о важных гостях в нашем доме и о том, что произошло накануне.

            Отхлебнув из него, а потом одевшись и позавтракав на кухне, я незаметно улизнула и отправилась к своему тайнику, который находился неподалёку от замка под мостом.

Кубышка с деньгами лежала на месте в замаскированной магией и подручными средствами яме, но меня сейчас интересовала не она. Откопала старую шкатулку с мелкими сюрпризами - так я называла невесомые сгустки своей магической энергии в песке, завернутом в бумагу. Таких волшебных «порошков», созданных мною в детстве, осталось ещё приличное количество. Буду пользоваться ими, если кто-то из аденийцев, даже знаю - кто конкретно, начнет зарываться.

            Сокол не смог разглядеть мою тусклую магию даже в лесу, а вычислить, откуда эти штучки, тем более не сможет. Недоказуемо. Всё будет происходить само собой. Маленькая речушка зашумела, словно поддерживая мои коварные планы. Выглянула из своего убежища и, убедившись, что никто не видит тёмную сторону моей натуры, запрятала шкатулочку в холщёвую сумку.

            Никто из аденийцев не показывался во дворе до самого обеда. Видно отсыпались после трудных дел. В замке по-прежнему все суетились. Подготавливаясь к приему, Берта переодела в лакеев всех, кто попался в поле зрения, включая Стивена и конюха Барта. Ладно, сын кузнеца постоянно ошивался на кухне и возле столовой и хотя бы видел, как справляются со своими обязанностями специально обученные люди, которых у нас было мало. А как с новым делом справится конюх, я вообще не представляла.

            Всем нам пришлось присутствовать на грандиозном обеде. Марго то и дело краснела и теребила салфетки. Я уже успела привыкнуть к чужеземцам, поэтому сидела относительно спокойно. Берта держалась холодно и отстранённо.

            В этот раз самый сильный маг Сокол вовсе не замечал меня, даже не смотрел в мою сторону. Впрочем, и остальных он редко удостаивал взглядом, погрузившись в глубокую задумчивость. Его высокомерный вид почему-то веселил меня.

            Мы с кузинами долго ждали, когда церемония закончится. После того, как гости стали расходиться, Маргариту пришлось едва ли не тащить на руках. Так она переволновалась.

            - Ничего, привыкнешь, - уверила её. - Я же привыкла.

            Мы дотащили нашу красавицу до спальни и облегчённо вздохнули. Берта бухнулась в кресло и попросила меня запереть дверь.

            - О, теперь бы только бал выдержать.

            - Я не выдержу, - сказала её сестра, лежащая на кровати.

            - Куда ты денешься? - вставила я.

            - Он вблизи ещё красивее, - мечтательно сказала Марго.

            - Кто? - будто не понимая, спросила я.

            - Хватит уже, - отмахнулась Берта.

            - А между прочим, сидевшие рядом с ним герцоги тоже ничего, - пробормотала я. - Просто Сокол заслоняет их своей холодной значимостью и кислым выражением физиономии. Я с ними разговаривала. Они не только хороши собой, но и умны.

            - Это очень мило с их стороны, только проку никакого, - Берта зевнула. - Нам ли мечтать о высшей аденийской знати.

            - Ну что ты, помечтать-то можно, - просительно проговорила я и получила от неё подушкой. Марго хихикнула.

            - Герцог Эреман, по-моему, очень непростой человек и в женщинах видит только недостатки.

            - В этом нет ничего удивительного, - отозвалась Маргарита. - Он, избалованный женским вниманием, - красавчик.

            - А ты как думаешь? - Берта обратилась ко мне.

            - Как-то вообще об этом не думала, - протянула я. - Но, если рассуждать, то дело не только в его красоте. За его ледяной маской скрывается какой-то душевный надлом.

            После произнесённых слов Марго обуяло любопытство, она подскочила ко мне и присела рядом.

            - А какой надлом?

            - Как только он мне расскажет, я тебе сразу же передам, - насмешливо проговорила я.

  Она разочарованно фыркнула.

  

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям