0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3. Серый мир (эл. книга) » Отрывок из книги «Серый мир»

Отрывок из книги «Ахроматика богов. Серый мир (#3)»

Автор: Людвиг Светлана

Исключительными правами на произведение «Ахроматика богов. Серый мир (#3)» обладает автор — Людвиг Светлана Copyright © Людвиг Светлана

1

У девушки в закрытом ситцевом платье до колена были бежевые, зачёсанные назад волосы. На фигуре взгляд практически ни за что не мог зацепиться, да и лицо почти без косметики внимание не привлекало. Совсем не такой Тьер представлял себе великую Мариам, но надо признать, с иконами находилось сходство.

И Ремус, обсуждавший что-то с девушкой, – явное доказательство.  Жаль, слов не разобрать, иначе бог смерти заметит слежку через зеркала. Удивительно, что до сих пор не засек и сразу не поставил барьер. Тьеру тоже иногда везёт.

Натан стоял по левую руку от короля, глядя на картинку издали. После известия от Фреи он сразу же донёс всё Тьеру. Сомневаться в его лояльности больше не приходилось, и это серьёзно успокаивало: у короля богов и так остались только он и Дафна. Эстель так и не вернулась – через месяц связь оборвалась сама, хотя Тьер держался за неё до последнего.

– Эжени как-то раз видела их вместе, заревновала. Фрея разузнала, что могла. Девушка появляется в городе часто, но никто не знает, где она живёт или как её зовут. Очень похоже, что она прячется не здесь, просто использует Сан-Франциско как прикрытие, – докладывал Натан, пока Тьер разглядывал девушку.

– А Эжени не говорила, бог это или тень? – спросил король богов с досадой. Жаль, что зеркало не сделать чётче. Можно разглядеть, кто она, но тогда Ремус точно заметит и скандала не избежать.

– Ничего такого не упоминала. Можно уточнить.

– Да нет смысла, – отмахнулся Тьер. – К богине бы она его ревновать не стала, значит, тень. Возможно, скрывается. Что ж, уже продвинулись. Поблагодари Фрею от меня.

– Обязательно, она очень переживает.

– Радует, что я хоть кому-то не безразличен, – вздохнул король.

Он отошёл на пару шагов, но совсем скрыть картинку не пожелал, поглядывал через клубящийся от поверхности дым. Тьер озадаченно почесал затылок, но так ничего и не решил. Хорошо, если ему ещё раз повезёт, и он узнает что-то новое о таинственной незнакомке.

– Прости, что не верил тебе. Не думал, что Рем решится на такое.

– Проехали, – отмахнулся король. Он тоже сомневался в лояльности Натана, всякое бывает. – Главное, нашли.

– Она не похожа на опасную противницу, такая милая девушка на первый взгляд.

– Люди очень часто кажутся не теми, кто есть на самом деле, – пробормотал Тьер, раскачиваясь на каблуках.

Ещё раз внимательно всмотрелся в каждую чёрточку. Обидно, что изображение расплывалось за белыми парами – хорошо не разглядишь. Но и уверенная осанка, и плавные точные движения выдавали в ней лидера. Какой бы скромницей она ни казалась, а палец в рот не клади. Да и просто так может руку откусить, если рядом с ней расслабиться.

Разговор закончился, Ремус вывернул с уютного сквера с фонтаном-птицей на людную улицу, слившись с толпой, а незнакомка отправилась в другую сторону, пересекла две небольшие дороги с односторонним движением, скрылась в пустом проходе между домами и… исчезла.

– Точно тень! – с азартом заключил король, даже не расстроившись, что не удалось ничего толком выяснить. Он и так не ждал многого. – Наверняка Персиваль видел их вместе, я же так и не спросил у Эжени про нападение. Ремус показал мне девчонку для прикрытия, даже прикрепил, а я и повёлся.

– Какие проблемы, я узнаю через Фрею, – поддержал Натан. Фрее такая версия должна понравиться, позабавить, а то последнее время она совсем поникла.

– Очень обяжешь! – Тьер постарался вложить в голос побольше признательности. – Кстати, как у неё дела? Ещё не найдётся времени на приём?

Он давно уже спрашивал, вцепившись в идею. Натан рисковал, что всё вообще сорвётся, но тянул, отговариваясь то сессией, то внезапно заболевшей родней, то началом учебного года. Злат обязательно должен присутствовать, но у Натана никак не получалось с ним пересечься и подкинуть идейку.

Лесия, уставшая сидеть на месте и ждать, обещала поднапрячься, каждый раз при встрече зыркала на тень смерти неодобрительно, укоризненно спрашивала: «Ну?» – и, держась за голову, ворчала о превратностях судьбы.

– Йо, Тьер! Старине Злату сказали, что ты здесь! – удачно зашёл странствующий бог, которого давно ждали.

Натан усмехнулся, пока никто не смотрел на него. Надо не забыть предупредить Лесию об успехе, иначе перетрудится. Давно уже от неё слова доброго не слышно.

– Привет, Злат! – Тьер поморщился, пожимая протянутую руку. Принесла же нелёгкая не вовремя – сколько раз король богов говорил, что не стоит приходить, когда вздумается? Договаривались же на завтра.

– Вижу-вижу по лицу, что я опять напутал с датой! – совершенно не раскаиваясь, сообразил Злат, пока пожимал руку Натану. – Но извини, в мире смертных в Америке один день, а в Союзе другой. Как тут не запутаться? А моя амрита меня ждёт, да и я по ней скучаю!

Натан удивлённо вздёрнул бровь, глянув на Тьера. Тот едва сдержался, чтобы не прикусить губу от досады, зато сморщился как от куска лимона. А потом решил: разницы нет, тень смерти и так теперь его правая рука, со Златом давно знаком. Стоит ли скрывать, что одному богу за особые заслуги Тьер выделяет этот наркотик? Жалко, Злат как обычно не умеет держать язык за зубами, сколько раз король богов просил молчать то об одном, то о другом – без толку.

– Пойдём, налью, – устало махнул рукой Тьер.

– Только давай в этот раз побольше? Её всегда мало, а ты ещё и жадничаешь.

– Так в чём проблема? – нашёл лазейку в разговоре Натан. – Тьер обещался устроить вечеринку на небесах, открыть сады. Думаю, и на амриту не поскупиться!

– Вечеринка с выпивкой? – мгновенно подхватил Злат. – Отличная идея!

Король богов стиснул зубы, едва сдержался, но не сжал кулаки. Хотелось взвыть или просто закричать от бессилия – люди рядом добивали. Не может идти всё идеально: увидел Мариам – расплатись неприятностями. Никак не отвертишься без долгих и подробных объяснения причин, но ни одного из таких простаков посвящать в них нельзя. Да и опасное это знание, им в любой момент можно ударить.

– Да, я хочу устроить бал-маскарад! – выдохнул Тьер со злобой. Неплохой вариант, так хоть Злат глаза кому не надо не намозолит. – В выходные на следующей неделе, суббота, семь вечера по Сан-Франциско.

– Сан-Франциско? – удивился рыжий, увиваясь вокруг перекрытой чаши Мохини. – Новая мода измерять время?

– Можно сказать и так, – отмахнулся король богов. Затем зашёл за спину русалке с рогом изобилия, повернул тайный переключатель, затем ещё два.

– Вот спасибо! – Злат в одно мгновение достал из торбы, перекинутой через плечо, две пустые пластиковые бутылки, подставил первую под струю фонтана и стал ждать, когда наберётся.

Вишнёво-красная амрита в ёмкость попадала неохотно, бутылка заполнялась медленно. Бог жертвенности пару раз не выдержал и наклонился к струе сам, чтобы сделать несколько глотков, и остался чрезвычайно доволен. Тьер смотрел с неодобрением, но молчал. Уговор есть уговор, нравится этому чудику себя травить – пожалуйста. Главное, что на небесах не мелькает лишний раз. Сплошная головная боль от них, от всех.

***

Как только Селина перенеслась в дом Фреи, она тут же затрясла головой, позволяя волосам лечь в нормальную причёску с пробором посредине. Свою роль она отыграла без проблем, но хотелось вернуться к привычному образу.

Эжени оторвалась от тетради с записями и поздоровалась.

– Всё хорошо прошло? – с интересом уточнила Селина.

– Это мне у тебя надо спрашивать, – рассмеялась девочка, –  ты же в центре внимания была. Натан пока не появился, так что я вообще ничего не знаю.

– А Фрея где?

– В подвале, новенькую натаскивает.

– А ты чем занимаешься?

– Пробую стихи писать, – вздохнула Эжени, критически оглядывая своё творение. Получалось не очень, да и давалось с трудом. – Много свободного времени появилось, когда я фигурное бросила. Да и все дела по дому Кумари забрала.

– Бросила? – удивилась Селина и без спроса подсела на ближайший стул. – С чего вдруг?

Рассказывать историю про Тома и собственную глупость не хотелось, да и не единственная это причина. Тень ветра могла бы продолжить заниматься как одиночница, но жизнь теперь кажется долгой, почти бесконечной. Можно и отложить на какое-то время, пока не решатся все проблемы Фреи – они куда важнее.

– Понимаешь, травматический спорт. А если руку или ногу сломаю? Мне сейчас такое ни к чему.

Селина посмотрела на собеседницу внимательно, словно проверяя, сколько правды в её словах, но не нашла ответа.

– Ты из-за истории с Кариной, что ли?

Никто не высказывал вслух своих предположений, но полунамёками между собой тени шептались, будто тень осени не сама ушла. Перед отъездом её видела только Моника, но на все вопросы о душевном состоянии пациентки та таинственно молчала. Думали разное, реагировали неодинаково.

– При чём тут это? – в первый миг опешила Эжени, а потом сообразила: – Нет, совсем нет! Я знаю, что если со мной что-то случиться, Фрея меня вылечит. Все говорят, что я у неё в любимицах. Но не хочется доставлять ей лишние проблемы, сейчас напряжённый период.

В гостиную вошёл Брендон, прервав разговор. Увидев Селину, повелитель земли, как всегда при встрече со знакомыми, обрадовался:

– Всем привет!

С мисс Дженкинс он поздоровался за руку, по-привычке, а вот Эжени удостоил поцелуем и отнюдь не в щёку. Та ответила, ничуть не стесняясь зрительницы, будто ничего особенного в таком приветствии не было. Селина только подивилась. Кто бы мог подумать, что они сойдутся, и намёка не возникало.

– Я не опоздал? Вы только закончили?

– Да, ты вовремя, – ответила тень рек, вставая. Рядом с парочками она всегда чувствовала себя третьей лишней. – Я к Фрее. Пойдёте выяснять, что к чему?

– Нет, – хором ответили влюблённые, переглянувшись.

– Здесь посидим, – решила Эжени, отложив тетрадь в сторону.

***

Последнее время Фрея редко улыбалась, зато почти все силы тратила на обучение. Но работала всё чаще не в группе, а с новой тенью жертвенности. Остальные считали, что та просто пришла позже всех, поэтому ей больше внимания, настоящую же причину знали только Фрея, боги, Натан, Хакайна и сама Лиза.

Обращения Лиз женщина не терпела, панически боялась, что её найдут, поэтому даже паспорт попросила на имя Елизаветы Беляевой, всем врала, что русская. Но подробно ни о чём не рассказывала, Лонгвея с расспросами о родине отбривала. Вскоре к ней перестали лезть, уважая чужие секреты.

Но что радовало Фрею, занималась Лиза упорно, остервенело и яростно, впитывая новые знания самозабвенно до исступления. Один раз только спросила:

– Если я стану богом, меня никто не сможет ни убить, ни запереть?

– Только если кому-то из сильных богов перейдёшь дорогу.

Ответ её устроил, дальше Лиза приложила все силы.

Фрея сидела в уголке, устроившись на матах. Тень жертвенности под присмотром, но уже почти без подсказок и инструкций, метала ножи. Когда приходила Хакайна, они устраивали сражение на коротких мечах. Временами Фрея выводила новую слугу в крупные города, обучая управлять другой силой, барьеры ставили вместе со всеми. Из пистолетов Лиза тоже пробовала стрелять, но пороху никто не доверял – слишком легко было остановить дальнобойное оружие. Нож надёжнее.

Натан появился бесшумно и молча устроился рядом с бывшей богиней, Обнял, втянув аромат волос.

– Как прошло? – недовольно спросила Фрея, но вырываться не стала: ей приятно и удобно, а Натан сразу дал понять, как относится к демонстративным выходкам.

– Ты совсем из сил выбиваешься последнее время. Я хочу тебя на день утащить на пляж.

– Как с Тьером прошло, я спрашиваю, – повысила голос блондинка, отстраняясь.

– И нервная, – припечатал парень, укоризненно глядя в глаза.

С тяжким вздохом пришлось расслабиться и, растянувшись, лечь, устраивая голову у него на коленях. Натан старается ради неё, всегда успокаивает, терпит капризы и ужасное настроение. И ничего не расскажет, пока она не выполнит его условие, хоть пожар устраивай, хоть в истерику впадай. Так что остаётся только успокоиться и продолжить беседу в другом русле:

– Извини, я не права. Давай завтра сходим после обеда покупаемся. Рассказывай, как всё прошло.

– Хорошо прошло, он уверен, что Селина и есть та самая Мариам. И что она тень. Но контуров он не разглядел. Ещё сегодня пришёл Злат, получилось пригласить его на вечеринку. Прямо там Тьер назначил маскарад на следующую субботу в семь часов по вашему времени.

– Это же отлично! – первый раз за долгое время на лице Фреи заиграла искренняя беззаботная улыбка. – Маскарад так вообще чудесно, не надо мудрить – только костюм правильно подобрать.

– Ты обещала завтра на пляж, – напомнил Натан, пока бывшая богиня не увлеклась предстоящей подготовкой.

С нежностью Фрея посмотрела в его глаза, протянула руку, чтобы ладонью скользнуть по чуть заросшей щетиной щеке. Хорошо, что он рядом, иначе бы совсем извела себя.

– Ой, и здесь влюблённые! – возмущённо заявила Селина, застывая в дверях.

Лиза замерла на месте и настороженно глянула на пришедшую, не здороваясь. Натан и Фрея позы не поменяли, только головы повернули в сторону входа. Хозяйка заговорила первой, предвосхищая вопрос:

– Всё отлично, ты молодец.

– Здорово. Тогда я не стану расспрашивать о подробностях, милуйтесь дальше, – разрешила Селина и с наигранным возмущением развернулась.

– Следующую субботу не занимай! – крикнула вдогонку Фрея. – И воскресенье лучше тоже.

Тень рек заинтригованно обернулась, приподняла брови, но ничего не сказала. Только кивнула и исчезла. До субботы времени много, хозяйка всё расскажет при случае.

2

После того как надела карнавальный костюм, Фрея долго стояла возле зеркала. Не вертелась, а внимательно разглядывала себя. Волосы спрятались под пиратской треуголкой, половину лица закрывала чёрная маска со стразами, губы накрасила непривычной ярко-красной помадой. Штаны в обтяжку и высокие сапоги на небольшом клиновидном каблуке сегодня намного удобнее, чем юбка. Только бархатный жакет с рукавами-фонариками и высоким воротником-стойкой стеснял движение.

– Не узнают, – заверил Натан, закатывая рукава незаправленной белой рубашки.

– Очень надеюсь, – вздохнула Фрея, отворачиваясь от своего отражения, чтобы рассмотреть спутника.

Мешковатые коричневые штаны, в цвет им жилетка, подпоясанная тонким тканым кушаком. И с маской не мудрил, белая простенькая. Всё равно его все узнают.

– Лесия пришла, – кивнула девушка своим мыслям, и сразу же вышла из комнаты.

Натан последовал за ней, не донимая сегодня глупыми вопросами. Она и так весь день на нервах, больше молчит, постоянно утопая в своих мыслях. Волнуется, но перед подчинёнными старается не показывать. Обнять бы её, заверить, что всё получится, но сегодня не время и не место, да и не помогут никакие слова.

В гостиную набились все: Сафира и Хакайна, которые оставались охранять Тию, спокойная и серьёзная Лесия, Лиза в карнавальном костюме красной шапочки – не так страшно содержимое корзинки, сколько за кармашки передника и складки юбки – и ещё семь теней в одинаковом спортивном облачении цвета хаки.

– Все всё запомнили? – для проформы спросила Фрея, манерно поправляя рукава. Для них она уверена в себе и ни капли не волнуется, одному Натану бывшая богиня позволила увидеть истинные чувства.

В ответ слаженно кивнули, вопросов никто не задавал.

– Тогда успехов нам! – улыбнулась хозяйка одними губами, не дрогнув взглядом. –  Все по местам.

В комнате остались только Фрея с Натаном и принялись ждать, вслушиваясь в тяжёлый ритм секундной стрелки настенных часов. Тьер не задержался – пришёл, как и уговаривались, без десяти в лёгком зелёном костюме с рубашкой до колена и залихватским колпачком. Маска болталась на шее.

– Ух ты! – восхитился король богов, увидев наряд особой гостьи. – Да ты прямо вылитый Капитан Крюк, даром что женщина! У нас мысли сходятся, мы с тобой из одной сказки.

– Питер Пен? – намеренно засомневалась девушка, на самом деле сходу узнав образ.

– Угадала. Пойдём? – Тьер протянул руку, Фрея подала свою, и сердце бешено заколотилось от волнения.

Всё, обратно хода нет, она вступает в опасную игру и сегодня показывается на территории противника. Редко богиней она оказывалась в такой ситуации: никогда не лезла на рожон, всегда могла рассчитывать на свою силу – а сегодня страшно, каждый шаг рискует стать неверным.

– Волнуешься? – угадал король богов.

– Ещё бы. Смертная среди богов. Не всем достаётся такая честь.

– Да всё в порядке, богов не удивишь.

Они вышли посреди сада, наполненного публикой в аляпистых одеждах. Цвета ослепили, музыка оглушила, воспоминания нахлынули безжалостной волной, унося подальше от реальности и мира. Сады не изменились ни капли, всё такие же прекрасные и величественные, только теперь они приносят не прежнее счастье, а жгучую боль, от которой воет сердце. Хорошо если музыка заглушит его плач.

***

Ремус знал, что Анабель долго собирается, но нервничал, бродя возле её комнаты. Неплохо если она задержится надолго – тогда у Фреи времени будет больше. Неизвестно, сколько ему удастся удерживать богиню тайн. Сможет ли он выиграть полчаса? Или меньше?

Пришло известие о том, что тени покинули дом в Сан-Франциско, затем новости о приходе Фреи в сады, почти сразу Тия со своими охранницами вернулась. Время тикало, Анабель всё не показывалась, и вот Ремус уже начал переживать, что упустил цель. Бежать искать её, или стоять на месте? Через Тию предупредил Фрею – у них уже получалось общаться почти осмысленными диалогами. Та безжалостно сказала ждать и не прогадала.

Не прошло и пяти минут, как Анабель в чёрном парике и длинном белом похожем на древнеегипетское платье выплыла из своих апартаментов. Увидев Ремуса, она замерла с маской с птичьим клювом в руках и удивлённо улыбнулась.

– Рем, я вижу у тебя очень большой секрет. Если не хочешь мне его говорить, лучше отойди, а то я за себя не отвечаю, – посоветовала она, облизнувшись. Смотрела на бога смерти как удав на кролика, гипнотизируя и не двигаясь с места.

– Я принёс секрет для тебя, – собрался Ремус, в момент прекратив паниковать. – Но не хочу говорить в коридоре…

– Ко мне? – предложила Анабель.

– Лучше ко мне, там безопаснее, – предложил бог, протягивая руку.

Ведомая секретом, словно кобра звуками флейты, женщина не задумалась ни на минуту. Она ухватилась за предложение, в один момент перенеслась за смертью, даже не посмотрев на то, что оказалась не в светлой комнате со столом, парой стульев и диваном, а в тёмных чертогах, где светились бабочки-души.

– Ну? – потребовала Анабель, сгорая от любопытства.

– Возьмёшь сама? – коварно предложил Ремус. – Заодно можешь забрать и все остальные, ты же давно этого хотела.

Предложение опьянило. Отбросив всю осторожность, не спросив причины щедрости, богиня тайн подошла близко, обвила шею бога руками. Он открыл свои секреты сам, вывалив сразу, накрывая с головой. Экстаз от знаний, от величины отданных тайн затмил разум, Анабель впитывала их со сладким стоном, не сопоставляя, не думая.

Ноги подкосились, пришлось Ремусу поддержать её за талию. Богиня закатила глаза, словно сумасшедшая, безумная, пошла мелкой дрожью. Никогда ничьи секреты не доставляли ей столько эмоций! Вся его жизнь, геройство и постыдство, любовь и месть, переплетённые и разбавленные самыми сокровенными чувствами. Так ещё не скрывался никто! И никто так не открывался.

Пропустив всё через себя, переварив, не сразу Анабель смогла понять и осознать увиденное, отделить будущее от прошлого. Сообразив, не нашла в себе сил сразу метнуться в сады раскрыть притаившуюся на сердце короля богов змею.

– Рем, – жалобно пролепетала она, обречённо.

Если бы не пережитое, богиня тайн непременно попыталась бы вырваться. И непременно несколько раз бы умерла, она уже видела свои мучительные смерти в его планах.

– Отпусти. Я должна спасти его.

– Ты сама меня держишь, – оповестил Ремус.

Анабель не нашлась, что ответить, отпустила руки. Ноги подкосились: она бы рухнула, если бы бог смерти не помог ей аккуратно опуститься на колени. Мутный взгляд скользнул от замшевых туфель до лёгкого джемпера, там и задержался. С усилием богиня подняла голову, чтобы посмотреть в глаза временного тюремщика.

– Погоди. Я встану и выберусь отсюда.

– Ты так плоха, что я могу отпустить тебя раньше.

– Хам, – отрезала Анабель, уже набирая силы. Но на большее её не хватило: встряхнула головой и замолчала.

***

Сады. Всё лучшее, что можно увидеть в мире смертных, на небесах собрали в одном месте, в самом сердце и назвали садами. Здесь времена года менялись от настроения гостей, рядом соседствовали раскидистые громоздкие секвойи и хрупкие нежные берёзки, а пингвины могли задорно дразнить крокодилов.

Сады. Из бледного мрамора тропинок складывались скверы с фонтанами или огненными чашами в центре. Они могли разрастаться до целых площадей, если того пожелать, и становиться незаметнее луны за облаками. Ценность их в нерукотворности, в невозможности влиять на них, оставаясь неизменными в образе, – они подстраивались под каждого.

Сады. Воспоминания впитывались в это место словно вода в губку. Но если губку сжать, то сквозь пальцы по запястью потекут струи. Сады не отдавали ничего, точно бездонные. В них таилось много ностальгии, много пафоса и мало настоящего тепла. Ещё в последний раз покидая восхваляемое богами место, Фрея его разлюбила. Сейчас же – ненавидела всей душой. Волшебные переплетения мечтаний превратились в колючие заросли несбыточных грёз.

Тьер, увидев странное, болезненно-восхищённое состояние гостьи, оставил её на попечение Натана и отправился выполнять обязанности хозяина. Король клятвенно обещал вернуться, как только со всем разберётся, но Фрея лишь растерянно кивнула.

Наваждение прошло, стоило перед глазами появиться заинтересованной юной богине. На вид не больше тринадцати, фигуры толком ещё нет, но она явно не вчера появилась на небесах.

– Ты действительно красивая. Слухи не врут.

Фрея с интересом склонила голову на бок, говорить ничего не стала, боясь выдать себя лишним вопросом. Мало ли о чём девочка? Наверняка наслышана о смертной, которую привёл в гости Тьер.

– Ты красивая, Мариам, – фразой ударила маленькая незнакомка.

Единственная смертная на небесах едва сдержалась, чтобы не вздрогнуть, а прямо посмотреть в глаза, всё с тем же невинным любопытством, а в голове крутились варианты, как не дать девчонке дойти до короля богов. Богиня истины, не иначе, ведь старые знакомые проходят мимо Фреи –  без свечения даже не замечают.

– Не бойся, не выдам, – подмигнула собеседница, не требуя ответа. – Очень интересно наблюдать за вашей игрой в прятки. Непонятно только, кто ведущий, но так интереснее.

– Подскажешь, где бог жертвенности? – осмелела Фрея.

– Возле чаши с амритой, конечно! Справа от тебя, – махнула левой рукой юная на вид богиня. – Дальше найдёшь.

– Спасибо.

– Развлеките меня хорошо! – попросила старая девочка, и скрылась в толпе.

Фрея привыкла, что в тишине садов играла живая музыка, чаще флейта, реже арфа или скрипка, по праздникам оркестр, иногда одинокая гитара. Клубных мелодий гостья здесь не ожидала, слишком непривычно они зазвучали.

Благоволившие тусовкам боги поспешно собрались в центре, начиная танцы. Кто по-степеннее стояли по краям и выжидали, наполняя свои кубки амритой. Сильно не злоупотребляли, каждый раз бросая на Тьера настороженный взгляд. Король не жаловал любителей божественного наркотика – никто не думал, что он откроет чаши на вечер.

– Фрея… – Натан коснулся плеча, заставил обернуться. – Всё в порядке? Пора, Ремус же говорил, что долго не протянет.

– Недавно передал, что всё удачно, времени больше, чем мы рассчитывали, – поделилась новой информацией почётная гостья. – Но медлить нельзя, ты прав. Тьер собирался вернуться. Нам направо?

Натан оглядел собравшихся, прищурился, высматривая знакомую макушку. Как и ожидалось, медная шевелюра возвышалась над всеми не прикрытая, выгодно отсвечивая на фоне серой девушки с кувшином. Хорошо не нырнул в чашу, иначе бы не нашли.

Лиза мелькала в толпе недалеко, появилась рядом после первого же зова, но подходить близко не стала – замерла в нескольких шагах, уныло обводя публику взглядом. Фрея кивнула в нужную сторону. Медленно, словно бесцельно гуляя, она начала пробираться через толпу – тень жертвенности осторожно двигалась следом.

– Привет! – Натан похлопал изрядно набравшегося рыжего бога по плечу, как только они подошли.

– Йо, На…– Злат прервался на полуслове, замерев с поднятой рукой. – Ах, прости! Мы же на маскараде, всё надо держать в тайне. Очень жаль, я только хотел попросить тебя представить очаровательную спутницу.

– Сегодня нельзя, иначе мы расстроим хозяина, – мило прощебетала Фрея, оказываясь подле бога жертвенности. Слишком близко на взгляд Натана, но парню придётся сдержаться, даже если она полезет целоваться – срыв планов ему не простят. – Но я не против пообщаться потом, договориться о встрече, скажем?

– О, чудесное предложение! Где свидимся?

– У меня дома. Мне здесь, признаться, неуютно, – резкий переход, но бывшая богиня знала, что в плену амриты на такое не обратишь внимания. Времени вести неподозрительную беседу не было – нераскрытая, но слишком очевидная правда гнала вперёд.

– О да! Боги такие скучные!

– Не в этом дело. Я слышала, что надо убить, чтобы стать богом. Мне странно находиться среди людей, способных на такое. Скажите, как вы обрели бессмертие?

– Оу… я не безгрешен… я тоже убил, но так давно. Клянусь, один раз!

– Кого же?

– Парня… мужчину… длинноволосого такого… не знаю, ничего о нём, я просто хотел силу, я не заморачивался.

Фрея больше не спрашивала, смотрела строго и во все глаза. Злат бестолково улыбался, а собеседница меж тем уже подписала ему приговор… и отрезала себе пути к отступлению.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям