0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Сезон охоты на блондику » Отрывок из книги «Сезон охоты на блондику»

Отрывок из книги «Сезон охоты на блондику»

Автор: Микиртумова Карина

Исключительными правами на произведение «Сезон охоты на блондику» обладает автор — Микиртумова Карина Copyright © Микиртумова Карина

Посвящается моей второй половинке

 

 

 ГЛАВА 1

 

Июнь не радовал своей погодой. От слова совсем. Дождь за окном, казалось, так и норовит его вышибить, а «осенний» холод вынуждал меня кутаться в пиджак и пить обжигающий черный кофе. Формула в таблице никак не хотела считать позиции, в кабинете летала муха и просто бесила своим жужжанием. Ну, или что там мелкие насекомые делают? Обстановка меня не радовала совершенно. Хотелось забраться на диван, подпереть под себя ноги и включить мелодраму. А под неё клубничную мороженку и носовой платок. В общем, работать не хотелось, особенно в преддверии долгожданного отпуска.

Телефон завибрировал на столе, отчего я едва не пролила на себя любимый напиток. Язык обожгла и из-за этого некультурно выругалась. Благо у меня был свой кабинет, так что иногда даже можно вольности позволить.

Вставила гарнитуру от мобильника в ухо и нажала на принятие вызова.

– Тейка! – едва не оглушил меня голос лучшей подруги Аси, – Ты не представляешь, но я ЭТО сделала!

Под «это», девушка подразумевала путёвки на море. Правда, незнающий человек мог бы подумать нечто иное. К примеру, переспала с кем-то. Надо знать Анастасию, чтобы понимать с какой интонацией и выражением лица она это произносит. Я так и представила, как рыжие волосы подруги заплетены в тугие косы, курносый нос вздёрнут вверх, как антенна, а голубые глаза блестят от радости. Аська была миниатюрной. Метр с кепкой. Ей можно было дать лет шестнадцать. Одеваться любила в женственные сарафанчики, а ещё Ася фанатела от «чупиков». И это в двадцать девять лет… Образ моей подруги явно не ввязался с опытностью и взрослостью и поэтому, многое, что вылетало из её рта воспринималось странно. Не знаю почему, но может это карма такая.

– Что по чём? – облизнув губы спросила её, с тоской глядя в окно.

– Восемьдесят шесть на двоих. Турция. Пять звёзд, расширенное меню питания…

– А тебе лишь бы полопать, – усмехнулась я, – А дешевле не было? Сама же знаешь, скоро ремонт… Да и хотелось бы машину обновить в будущем. Да и тратится на Турцию не хочется.

– Дешевле только говно всякое. Отдыхать нужно нормально, тем более там на территории отеля аквапарк, дискотеки. Да и до рынка недалеко. Отзывы хорошие. Я смотрела только что, и сервис на уровне. Анталия. Ну, Тей, давай соглашайся. Устала я уже носиться по туристическим агентствам. А мне роман нужно дописывать.

Анастасия Слободская – писатель женских эротических романов. Печатается, правда, под псевдонимом, чтобы родственники косо не смотрели. Работает учительницей младших классов… Поэтому репутацию нужно блюсти и не омрачать всякими вибраторами в неположенных местах.

– Скажи, как отель называется, – попросила её, – Гляну.

Мне продиктовали, я вбила название в браузере и едва ли не застонала.

– Картинка привлекательная, да и смотрю рейтинг тоже неплохой. Отзывы вроде ничего так.

– Мы берём, бронируйте, – Ася не теряя время стала давать наставления агенту, – Мы деньги и документы вечером привезём. Тей, в общем…

– В шесть часов жди меня у подъезда с документами. Возьмём и поедем. Они же до восьми работают?

Аська утвердительно ответила, сказала «до встречи» и положила трубку. Быстро. Я даже отреагировать не успела.

Рыжее ураганище.

Закрыла вкладки с отелем, приказав себе, раньше времени не облизываться. Вылет в начале июля на двенадцать дней. То есть через неделю. Мы так изначально договаривались с Асей. У неё отпуск уже начался и она, как шило в попе. Пытается сдать в сроки роман, найти путёвки, мужа и проблемы. Я её люблю, но иногда… В плохие дни, как ПМС, хочется просто придушить за чрезмерную активность.

– Теона Валерьевна? – в дверь постучалась секретарь нового большого босса Заряна Игнатьевна Шульц.

Новый человек в фирме, ровно, как и этот странный дядя, который теперь платит нам заработную плату. Его видел только совет директоров. Я же с ним вела беседу через Заряну и своего непосредственного начальника Павла Дмитриевича, коммерческого директора фирмы.

Я же менеджер по сбыту, обязанностей у которого… Хоть попой ешь. Но я свою работу люблю, хоть порой заморочки хозяев меня бесят. И явно Заряна пришла не кофе попить.

И от этого уже зубы сводило. Опять эта мартышка что-то придумала.

– Да, я вас внимательно слушаю, – подняла голову и устало посмотрела на девушку.

Лет ей было от силы двадцать три. «Ногость» хорошая. Ушная. В плане ноги от ушей. А так же бюст неплохой, волосы длинные, каблуки высокие… Увидев её, сразу поняла, что новый босс нанял её не только для документальной работы, но ещё и оральной.

Конечно, это предположение, но циник во мне недовольно твердил эту фразу. Хотя Регина Яковлевна держала подле себя гомосексуалиста Алика, который выряживался словно петух. Однажды, и правда, пришёл в перьях. Долго мы над них потешались. Тем не менее у каждого свои причуды.

– Понимаете…

Махнула рукой, прерывая девушку.

– Давайте без прелюдий, здесь они ни к чему. Время дорого, говорите по существу.

Заря покраснела. Видимо, неприятно такое общение. Ну, извини, я выше тебя по статусу, девочка.

– Господин Истомин желает видеть отчёты перед тем, как Вы уйдёте в отпуск и передадите все свои дела Станиславу Сергеевичу.

Фыркнула. Уже «господин». Быстро он в фирме освоился. Регина себе шашней на работе не позволяла. Бывшая руководительница вызывала во мне восхищение своей трудоспособностью, но только ею. Увы, она оказалась злодейкой, которая пыталась убить свою падчерицу. Настоящую хозяйку компании.

– А какие именно, он не уточнил? Я всё, что могла передала через менеджера.

Заряна снова раскраснелась, как рак и пожала плечами.

Я закатила глаза.

– Вы знаете мой адрес рабочей почты? Скиньте туда точную информацию и я всё соберу и передам. Практически все данные у меня уже готовы и он это знал бы, если бы соизволил хоть изредка появляться здесь.

Я начала заводиться. Секретаря, как ветром сдуло. Правильно, не будите во мне зверя… Или загрызу, как тигр, или, как кролик….

Столько времени прошло, а новый босс даже не удосужился познакомиться со всеми. Мол, птички не моего полёта. Отчеты сдавайте вовремя и катитесь восвояси. Бесит.

Допила кофе, сходила в туалет, снова взялась за таблицу, понимая – придётся переделывать.

Ближе к четырём часам посыпались звонки, которые, как обычно меня утомили. Где-то задержалась поставка, где-то неправильно приняли товар, где-то цена поменялась. К примеру мы заказываем глицерин. Думали по одной цене – привозят по другой. А кому разбираться? По идее менеджеру по закупкам. Но отчего-то звонят мне. И мозг имеют тоже мне. И блин, не объяснить, что этим я не занимаюсь.И ладно бы, заказали чуть-чуть, он не шибко дорогой. Но когда его дофига, то и разница ощутима. А, как говорится, копейка рубль бережёт.

К пяти часам мне пришло письмо от Заряны с инструкциями от босса. Выругалась.

– Застрелиться что ли? – спросила себя, – Ну не идиот, а? Я же блин в начале недели ему все это передавала.

Я позвонила секретарю и спросила про документы. Заря ответила, что ничего не приносили, ничего не приходило и вообще её господин ходит из-за этого рассерженный. Злится изволит. Прикусила язык, чтобы не посоветовать лишнего.

– Сейчас всё скину по почте, – ответила ей и бросила трубку, – Ну, и какой козёл подложил мне свинью косметического масштаба?

Набрала номер менеджера по продажам:

– Дельцов, зайдите ко мне, – облизнула губы.

Ведьма не в настроении. Скоро уже домой, а мне нервы мотают. Быстрее бы в отпуск.

Мужчина зашёл ко мне уверенно и даже улыбался слишком нахально.

– Да, Теона Валерьевна, вызывали?

– Где документы, которые я просила передать начальству?

– Как где? – развёл руками, – отнёс секретарю.

Вздёрнула бровь. Хмыкнула. Ага, как же...

– Пройдёмте со мной, – холодно улыбнулась.

Я уверенным шагом направлялась к кабинету Павла Дмитриевича, который находился в конце коридора. И через десять минут, когда я закончила свою гневную отповедь, директор потёр переносицу носа, снимая очки. Мужчиной Паша был видным. Многие в фирме на него заглядывались, хотя явно не мой типаж. Слегка за сорок, рост у него был не шибко высокий, зато какая шевелюра! Волосы не длинные, но густые и блестящие. Лицо у директора было запоминающееся. Нос с горбинкой, глаза близко посаженные и тёплого карего цвета. Губы тонкие, жесткие. Линия подбородка мягкая. Знаете, говорят же, что посмотри на подбородок человека и узрей его характер. Хотя, это всего лишь домыслы.

– Да я относил документы Заряне! Это тупорылая курица куда-нибудь засунула и забыла, – стал очень некрасиво оправдываться Дельцов, – Если блин, она не может ничего, кроме, как стоять на коленях, не моя вина!

– Павел Дмитриевич, я всё сказала, а Вы принимайте решение. Мерзко вот этого слушать. Мужчина ещё называется, – презрительно улыбнулась, – Можно, я сегодня пораньше уйду. Завтра отработаю.

– Ступайте Теона Валерьевна, а Вы Олег Алексеевич, задержитесь.

Наябедничала и на душе легче стало. Не люблю крысятничества там, где кормлюсь. Конечно же, отнёс он… Видела, как глазки бегают от вранья. Решил свинью мне подложить. Сейчас, Пашенька, сделает тебе «хрю-хрю», паразит.

Я доверяла своей интуиции, она меня редко подводила. Ровно в пять часов я сидела в своём авто и выезжала со стоянки.

– Мозг, пришло время отдыхать, – пробурчала я, включая музыку на полную мощь.

 

 

Вечером

– Мы. Это. Сделали, – пропыхтела подруга, разуваясь в прихожей, – Адское создание, а не туфли! – жаловалась Ася.

Под «это» подразумевается – купили путёвки в Турцию.

– Ты можешь «Это» говорить не таким голосом? – проворчала я, – Звучит больно похабно.

Ася захихикала.

– Только ты так думаешь.

– Остальные просто не говорят, – продолжила бубнить я.

Мы жили с Настей вместе. Квартира была моей и досталась после развода с Олегом. Замужем я была три слишком долгих года. С мужем рассталась на хорошей ноте с тачкой и квартирой в центре Москвы, а он, в свою очередь, с домом за городом. Я была не в обиде на мужчину, потому что понимала – виноваты оба. Я слишком много работала, а Олег слишком любил секс и «кисячество». В плане, когда перед ним на передних лапках скачут. Мужику не хватало домашней собачонки, которая практически всегда ходит в фартуке и стоит перед ним на задних лапках.

Одной мне в двушке было откровенно скучно. Животных я не завожу – боюсь сдохнут. Времени у меня на них нет, а возвращаться в пустую квартиру… Настасья же с родителями жить устала. Они не понимают её тяги к учительству, хоть профессия «приличная», но далеко не благодарная. Тётя Шура давила на дочь внуками, жалуясь на здоровье. Дядя Андрей… Ему собственно было всегда пофиг, главное, чтобы не по «залёту». Ася любила родителей, но предпочитала это делать на расстоянии. И я её понимала.

– Предлагаю, открыть бутылку вина, – заявила Ася, – Давай ты в душ, а я пока на кухне по ужину соображу. А потом я.

Кивнула.

– Что-что, а нам не помешала бы ещё одна ванная комната.

Закрыла за собой дверь, разделась, очистила лицо от макияжа и даже не посмотрев в зеркало полезла в душ.

Что я там не видела? Блондинистые волосы, которые ежемесячно хожу в салон подкрашивать? Голубые глаза, которые достались мне от папы? Прямой маленький нос, под которым притаилась чёрная родинка, которую я маскирую тоналкой? Ничего нового я в зеркале не увижу.

Через двадцать минут, когда Ася стала тарабанить в дверь в ванную, я вышла, обмотавшись полотенцем.

– Капуша, – как обычно вынесла вердикт подруга и юркнула на моё место, – Заправь салат и поставь всё разогреваться. И да, вина принеси.

Рыжее командующее ураганище. И правда, ей бы замуж…

Через час,мы уже поели и сидели болтали.

– Ась, ты сбрендила? – устало спросила я, допивая вино, – Давно не писала?
Подруга фыркнула.
– Каждый день... Только вот практики не хватает. А тут вот прочитала.
– Даже боюсь представить, что ты там пишешь и представляешь, что практики не хватает.
– Чили, – вздохнула подруга, – Я представляю себя перцем чили, а мужчину моей мечты...
– Огнетушителем, – решила закончить за Асю, – Причём, даже ходить далеко не надо – шланг имеется, – тут я уже тихо захихикала, а Аська вспыхнула.
– Мне двадцать девять...
– Как и мне, – пожала плечами, – И что?
– А то, что я хочу познакомиться в Турции со знойным мачо с действующим шлангом, как ты выразилась.
– Вот где-где, а там искать не надо. Лучше в качалку сходи. И будет тебе стероидный мачо. Правда, насчёт действующего не уверена.
– Блин, Теон, тебе трудно что ли?
– Я перцем не буду, – заявила я, – Налей вина.
Подружка покачала головой и наполнила наши бокалы.
– Какая же ты... Циничная.
– Практичная реалистка, – поправила её, – Ты бред прочитала и теперь хочешь его использовать. Ты бы ещё приворотное зелье сварила бы.
Девушка поджала губы.
– Ну, пожа-а-а-а-а-алуйста, – заклянчила она.
Я, будучи в подпитии не смогла отказать Асе, хоть и пыталась.
– Что делать надо?
– На листке бумаги описать подробно своего идеального мужчину, потом лист положим в конверт и в почтовый ящик.

Закатила глаза.

– Ася-я-я-я-я, – потянула я, – В какой ящик?В свой что ли? Почтальона ловить будем?

Захохотала. Подруга насупилась и протянула чистый лист А4, который, видимо, заготовила заранее. Наверное, мы не поездку в Турцию отмечаем, а реализуем план по поимке мужика. Его мне, кстати, уже жалко.

Ася подула на свою чёлку и протянула мне ручку.

– Пиши понятно и правдиво, – сердито отозвалась она, – Итак, давай по пунктам.

Покачала головой. Проще сделать, как хочет эта упёртая женщина, а то точно мозг высосет.

Зевнула. Время уже перевалило за десятый час и хотелось плюхнуться в кровать.

– Рост, – выдавила я, – Мой идеальный рост метр восемьдесят шесть. Но, я буду не в обиде, если на пару сантиметров длиннее.

– Дылда потому что, – хихикнула Ася, – Мне хватит и метра семидесяти. Возраст? Тридцать… Тридцать два.

–Для меня идеал тридцать пять. Размер?

– Обуви? Честно, мне всё равно, – Ася что-то упорно застрочила на своём листке желаний.

– Вообще я размер полового органа имела в виду. Жить с пипеткой, то ещё удовольствие. Поверь, я знаю, о чём говорю. Олег хоть и милашка на лицо, но… Не айс. Совсем. Так что, я записываю…

– Чтобы всё соответствовало росту! – Анастасия захихикала, – Представляешь, какая палка у него?

Я промолчала зная, что в голове у подружки сейчас буйствует тайфун фантазии, в котором я особо участвовать не хотела.

– Так, давай писать в слепую и спать. Завтра вставать рано и работы у меня дофига. Этот блин Истомин в конец достал со своими отчётами.

Я поворчала ещё две минуты, допила последний на сегодня бокал вина и принялась описывать своего настоящего мачо. Получилось интересно.

 

«Мужчина моей далеко не идеальной мечты должен обладать воистину богатырскими габаритами. Для меня, естественно. Рост метр восемьдесят шесть, размер стопы не важен, длина «конца» внушительная, как шланг [тут я хохотала в голос]. Цвет волос не важен, главное, не длинные [терпеть не могу], богат, умеет юморить, умеет заниматься сексом, будет любить меня до гробовой доски. Своей. Должен водить машину, желательно иметь личный самолёт. Симпатичный, мужественный, верный, ревнивый, властный, семейный, практичный, серьёзный… Ага, и ему определённо должно быть тридцать пять лет».

 

На «этом» моя фантазия себя исчерпала. Я сложила лист пополам и протянула Асе.

– Всё, я спать. Кинешь в почтовый ящик сама.

Девушка посмотрела на меня и покачала головой. Ася засунула письмо в конверт, запечатала его и отдала обратно мне.

– На нём нужно ночь поспать, чтобы энергией зарядить.

– Так может, я на него плюну? – предложила, – А что? ДНК, все дела.

– Фу, Ти! Утром поцелуешь конверт и напишем номер телефона, – Анастасия продолжала «радовать» меня подробностями.

Снова зевнув, пожелала подруге не засиживаться и отправилась в спальню, заряжать энергией это чудо-письмо. Кинула я его на пол и завалилась в постель, вырубаясь за минуту.

 

ГЛАВА 2

 

Тейка, подъём! – кричали мне на ухо и трясли за плечо, – Хватит дрыхнуть! Каждый день одно и тоже! Да сколько же можно! Никакого разнообразия! – буйствовала подруга.

– Да встаю я, – выдавила, – Не зуди только.

– Я ещё и виновата, – хмыкнула Ася, сдёргивая одеяло, – И не пыхти, а то обратно спать завалишься. Скажи спасибо, мне любимой! А то б за опоздания давно пинок под зад дали и летела бы, храпящая далеко в безработные дали, в долину спящих хомяков.

Вздохнула.Я хотела спать. Сильно. Собственно, всегда вставала утром тяжело. Я любила выходные. Очень. Чувствовала себя счастливой, когда никуда спешить не нужно, когда тёплая кружка какао согревает руки, а бизнес-книга тренирует мозг. Аська не понимала моей тяги к саморазвитию в любимой отрасли. В плане литературы. Всё подсовывала романчики, в которых тупость героини соревнуется с неадекватностью героя. А если еще при этом фигурирует плеть и кляп, то вообще… Полный экшн моему мозгу обеспечен.

– Самойлова! – рявкнула Ася преподским голосом, и шлёпнула меня по пятой точке, – Сейчас бутыль с водой принесу.

– Инквизиция, – проблеяла я и спустила ноги с постели, – Вот чего тебе не спится?

– Я жаворонок…

– Скорее петушок, который любит малину всем испортить своим кличем, – проворчала я, потирая заспанные глаза.

– Я сегодня с тобой еду на работу, – широко улыбнулась Ася.

Подруга была уже одета, накрашена и сияла свежестью и невинностью. Рыжие волосы заплела в две косы.

– Ты похожа на подростка, – зевнула я и спохватилась, ища взглядом часы, – Мать вашу! Не могла раньше разбудить! То же мне, жаворонок!

Спрыгнула с кровати и понеслась в ванну.

Мне через час на работе нужно быть. А пробки? А Кофе? А завтрак! Чё-о-о-о-о-рт!

Через пятнадцать минут я уже натягивала туфли-лодочки, и расчёсывала мокрые волосы пальцами.

Накрашусь по дороге, когда буду стоять в пробке…

– Аааааась! – крикнула я, – Бегом!

В общем-то это было обычное утро для меня. Подруга будила, как могла. Но получалось из ряд вон плохо. Завтракать дома у меня не получалось совсем. Всегда одно и тоже: душ, одежда, сумка и мокрые волосы. Летом это не проблема: высохнут быстро. А вот, когда холодно…. Жуть в общем-то. На работе я втихаря крашусь, если не успеваю по дороге, и делаю «причёску». Обычно это пучок.

Но блин, как надоело! Не могу заставить себя вставать раньше, чтобы всё успевать. Не могу.

Моя «малютка», красный жук завелась с полоборота и под восхищённое Асино,«Йухууууу», стартанула вперёд, выезжая из двора.

Через полтора часа я неслась к лифту, дико ругаясь на себя за чёртово опоздание. Регина Яковлевна терпеть не могла их. Хотя какой начальник любит?

Мысленно дала себе затрещину. Коммерческого директора я предупредила, что якобы припоздаю из-за потенциального покупателя. И если бы я опаздывала часто… То ложь не сошла бы за правду.

Настасья проводила меня до дверей и поцеловав в щёчку умотала куда-то. Кажется, искать купальник в Турцию. Мне тоже надо, но сначала…

– Теона! – со мной поравнялась Заряна, которая выглядела сегодня ещё лучше, чем вчера, – Как кстати я Вас встретила.

Едва удержалась, чтобы не закатить глаза. Лифт открыла и мы обе зашли в него. На удивление больше опоздавших не было и я рискнула вставить эту шпильку в адрес секретаря нового босса.

Она смутилась, облизывая губы.

– Мне разрешили сегодня чуточку припоздниться, – скомкано произнесла она.

Ясно. Видимо, ночь была бурной в объятиях Истомина.

– Везёт, а я пашу с утра пораньше, – покачала головой, – Вы мне что-то хотели сказать?

– Я увидела документы. Спасибо. Но босс хочет ещё отчёты по расходам.

Хохотнула.

– Я что, бухгалтерия, чтобы ещё и это делать? Все отчёты там. И по приходам, и по расходам и даже чеки от платных туалетов есть. А если порыться, то и от фасовки найдутся.

Заряна замялась. Белый облегающий костюм секретаря будоражил даже моё воображение. Её шелковистые блестящие волосы спадали на плечи, а глазки блестели после ночи секса. Я же тихо вздохнула от зависти. Волосы блин у нее красивые, а мои, как пакли висят, завернувшись в спиральку. Увы, прямые волосы – моя мечта, которая осуществляется с помощью утюжка. Но высохнуть по дороге они до конца не успели, завились в скудные спиральки и распушились у корней. Эдакий ангелок. Одета я в чёрные брюки, белую рубашку и туфли-лодочки. В общем, по сравнению с Заряной, я форменное неухоженное страшилище.

– Зато с мозгами, – тихо утешала я себя.

– Мне босс велел, передать вам о…

Зарян, не тратьте моё время. Все мои отчёты, я предоставила. Я ухожу в отпуск. Если новому начальнику что-то требуется, то пусть вызовет к себе. Пора бы и познакомиться.

– Дело в том, что Александр завтра улетает…

Лифт открылся на моём этаже.

Зарян, я уже одной ногой в желанном море. В отпуске я не была два года. Так что немного обозлилась и лучше меня не трогать. У Регины Яковлевны к моей работе не было претензий и несмотря на её судьбу, она это предприятие подняла и заставила расцвести. И если босс не дурак, то он видит, кто работает, а кто просиживает жопу. Ну, или подставляет её… – улыбнулась секретарше и махнув волосами пошла на своё рабочее место.

Осталось только Павлу Дмитриевичу сказать о скоропостижном отпуске. И можно будет к родителям съездить на пару дней.

Зевнула и вошла в отдел.

Доброго утра всем! – широко улыбнулась, наблюдая, как многие менеджеры выпрямились по струнке и оторвались от компьютеров, – Павел Дмитриевич у себя?

Нет, Теона Валерьевна. Его вышка вызвала к себе. – отозвалась девушка Полина.

– Спасибо.

– Может, сделать Вам кофе?

– Было бы неплохо.

Сделав пару шагов закрыла дверь своего кабинета и выдохнула. Ё-моё, марш-бросок пройден. Осталась самая малость: причесаться и очнуться.

Кофе, я тебя жду. А так же Павлушу. Уж больно интересно, что же ему «вышка» скажет.

 

***

 

Павел Дмитриевич едва не упёрся рогом, не желая меня отпускать до конца недели. Мне же было очень невтерпёж. И собственно, я напомнила, что несколько раз прикрывала его зад перед Васнецовой, а так же не была в отпуске ого-го сколько! И на больничный ниразу не ходила. Всё работала и работала. В общем, общими усилиями, мне разрешили эти два дня притвориться «мёртвой», то есть больной и спокойненько улететь в Турцию. Правда, всё же придётся купить конфеты кадровику, чтобы дальше бухгалтерии двухдневная «прогулка» не пошла. Хотя зная этих сплетниц…

Время близилось к вечеру. Я сделала все дела, натаскала помощника Виталия по насущным вопросам своей работы. Дала контакты, предупредила покупателей, написала на электронку письма поставщикам. Для своего коммерческого директора я обещалась выходить в интернет и контролировать Виталика, потому что специалист он молодой, неопытный, но перспективный.

А у меня, после насыщенного трудового дня, появился вопрос, касательно телевизора в номере отеля. Интересовало, есть ли в нём проем для флэшки. Фильмы смотреть.

Я нашла группу в контакте и быстренько написала свой вопрос на стене. Примерно через двадцать минут мне пришёл ответ, что телевизоры встроенные и туда ничего не засунешь. Расстроилась немножко, но в целом и не рассчитывала на реализацию собственной идеи.

Уже начала собираться домой. Уложила все важные документы в сейф, какие-то свои записи под ключ в стол. Его же протёрла средством против пыли. Цветы на подоконнике полила и побрызгала. Услышала оповещение о сообщении, когда уже начала красить губы. Открыла диалоговое окно. Писал какой-то турок по-русски, но как-бы английскими буквами: «Ti biil v Alanii”?

Закатила глаза на данное смс и быстренько заблокировала сообщение. Данная личность более меня не беспокоила. Но зато написала другая… рожа. Уже по-русски. Началось всё тоже с вопроса, я в отеле или нет? Ни привета, ни меня зовут «Барашек». Сразу, да в глаз. Да и аватарка у данного придурка характерная. Бородатый турецкий мачо с голым волосатым торсом. Друзей у него не было, записей тоже. Сделал страницу, наверное, за считанные минуты и решил клеить русских девушек. Я послала его сообщение в бан, удалила свой вопрос в группе, чтобы такие дебилы больше не писали. Но именно этот, начал мне угрожать: «Сука, ты зачем меня заблокировала! Я тебя найду и отымею, и твою мать тоже»…. Это я немного сгладила углы его сообщения, которое меня выбесило. Я заблокировала уже самого имбицила. Отвечать таким – себе дороже. Как можно говорить с человеком, которого не научили культуре, и не воспитали в нём мужчину? Пишет незнакомым девушкам, угрожает, грязью поливает… Фу, таким быть. Я вообще в целом к нации отношусь немного предвзято и понятно, что везде есть отходы общества. Вообще, как показывает практика – социальные сети хороши лишь для маркетинга. В других случаях, это лишь засоряет время. Хотя вон Аська группу свою ведёт, книжки через неё продаёт. Но ведь есть и такие сообщества, которые затуманивают мозг подросткам, затягивая в свой порочный неправдоподобный мир.

– Теона Валерьевна, Вы как, ещё долго? – в кабинет заглянула Машка.

По имени и отчеству называть эту весёлую помпушку-бухгалтера, язык не поворачивался. Мария Эдуардовна была старше меня на десять лет. Но выглядела на пятнадцать моложе. Женщина была полненькой, но такой обаятельной… Маша любила ярко красится и от неё всегда пахло ягодами, а улыбка, казалось не сходила с лица.

Улыбнулась.

– Да, уже иду.

Мария воодушевилась.

– У Вас же родители живут на Таганке?

– Да, – ответила я, ожидая разворота «подхода».

Коллега замялась.

– Краем уха слышала, что Вы туда сегодня собираетесь (никому даже словом не обмолвилась), а мне как раз по пути… Мой молодой человек, – я даже бровь вздёрнула и улыбнулась, – Да, он немного младше меня и живёт как раз в том районе. По метро гнать не охота, а такси ждать придётся. Я заплачу, как по счетчику.

Махнула рукой.

– Да ничего не надо. Как-нибудь сочтёмся. Я в дамскую комнату и на улицу. Если желаете, можете подождать в коридоре или у машины.

– На стоянку пойду. Заодно покурю. Спасибо большое! – Маша хлопнула в ладоши и скрылась.

Будто и не заходил никто.

А я неожиданно для себя решила навестить родителей именно сегодня. Надо… Тем более улетаю скоро и времени не будет доехать проведать. Да и планировала я на пару дней к ним свалить. Позвонила маме и сообщила, что приеду на ужин. Осталось сообщить Аське, что планы на вечер поменялись и она может спокойно писать свою эротику.

– Теона Валерьевна! – в кабинет влетела Заряна.

Я хлопнула ладонью по столу.

– Да что ж всем сегодня от меня надо? – выдавила я злобно, – Что опять? Горячка? Белочка? Интоксикация сперматозоидов?

Заряна рассмеялась и положила на стол конверт.

– Нет, просто премия за хорошую работу. Босс улетел, но велел выписать её и отпускные.

– Какая щедрость, – пробормотала я и улыбнулась, – Спасибо. Неожиданно приятно и заслуженно. А главное, как вовремя!

– Удачного отдыха, – Заря облизнула губы.

Мне вот интересно. Я вроде как болеть два дня собралась… Кто-то проболтался.

Взяла конверт, решив содержимое посмотреть дома, схватила кардиган, сумочку, телефон. Проверила все закрытые ящика, окна, комп и вздохнув полной грудью, рассмеялась.

– Добби свободен! Добби подарили носки!

Заряна непонимающе на меня посмотрела.

– Я, пожалуй, пойду. Всего доброго.

Закивала. Мол, иди уже давай.

– Тем-но-тааааааааа, – потянула я, закрывая дверь на замок, – И правда, надо бы купить носки…

 

***

 

Голос Марии Эдуардовны отдавался в моих ушах дрелью. У этой женщины напрочь отсутствует тормоз. Кто-то любит шоколад, кто-то секс, кто-то кофе и сигарету, а она любит болтать. И как только язык не болит?

Я сжала руль, хотя могла бы в него уже просто зубами вгрызться. Ехать оставалось десять минут примерно, но удавиться я была готова уже сейчас. Вот такая ситуация. И не пошлёшь – работаем всё-таки вместе и мне Маша симпатична, как человек. Следовательно, и обижать не хочется. Но я уже пыталась и по телефону поговорить с Асей, и притвориться, что навигатор изучаю… В общем, тема про нашего общего мужика начальника являлась номером один в компании. Особенно среди женщин. Александр спит с Заряной, но вроде как глазки строит Элечке (курьер). Ручку целовал главбуху, а менеджеру Славику подмигнул. Ну, там явный перебор, потому что Славе подмигивают все симпатичные мужики. Я узнала, что секси-бою, как окрестили местные жительницы аквариума, тридцать пять. Детей нет, жены тоже. Богат. Рассекает на какой-то крутой тачке (именно когда про неё рассказывали, я уговаривала Асю перестать ржать мне в трубку). В общем бла-бла-бла, бедная моя голова.

– Мне кажется, вы были бы в его вкусе, Теона Валерьевна. Высокая, красивая блондинка. Глаза у вас выразительные, да и мозги есть. Сейчас это редкость. Девки вон видят богатого мужика и курами прикидываются. Некоторые ведутся. А мой, Ванечка, неказистый. Маленького росточка, пухленький, лысенький и с усиками. Зато добрый, надёжный и терпеливый. Слушает меня внимательно. Ну, и что, что на семь лет младше. Души же поют в унисон…

Маша томно вздохнула. Ей бы с Асей на пару любовный романчик бы сбацать.

– Вот тут остановите, пожалуйста.

Удержалась от визга счастья. Тормознула у остановки.

– Спасибо огромное! Удачного отдыха! Чтобы и секса много было, и море тихое, и настроение огонь!

Улыбнулась.

– До свидания.

Дверь захлопнулась, а я дала по газам. Наконец-то тишина. Это блин капец какой-то.

 

 

[Вера Брежнева– Дом]

Я дома! –толкнув дверь от себя прокричала я.

Пахло мясом и выпечкой, а ещё папиными сигарами. Улыбнулась и вдохнула родной запах. Смахнула с ног туфли, сняла кардиган и облизнула губы. Свет в коридоре я по обыкновению включить забыла и пропетляла до комнаты в полутьме. Четырёхкомнатная квартира на таганке была родительской гордостью. Они в свое время за неё поборолись, а потом сильно вложились. Особенно в капитальный ремонт. Утеплённые полы, пластиковые окна, потолок. Антикварная мебель, которую мама боготворит и чуть ли не каждый день пыль протирает. Папа же мастер по дереву и очень много дома делал своими руками, отчего вещи были бесценны.

Я провела в этой квартире большую часть жизни и не по наслышке знаю, что такое чокнутая семейка.

– Теа! – ко мне вылетела мама и приблизившись, едва не сдавила в объятиях. Отстранилась, но руки моей не отпускала.

Лариса Леопольдовна была женщиной миниатюрной, тонкокостной и худощавой. Её крашеные волосы имели жемчужный оттенок и стандартно уложены в причёску «улитка». Платье тёмного-синего цвета с юбкой- карандаш, на шее нитка жемчуга, а на губах крошки от булочки.

Рассмеялась. Мама умела в себе сочетать элегантность, вкус и простоту одновременно.

– У нас сегодня что, семейный сбор?

Да, милая, – мама погладила руку, грустно улыбнувшись,– Тебе холодно?

– Нет, просто рука слегка затекла, – намекнула, что своё добро хочу обратно, –А папа где?

– Да, Арину уму разуму учит. Двадцать лет, а… Ладно, что уж говорить, – мама махнула рукой, – Иди мой руки и за стол. Наверное, снова за своим компьютером глаза ломала весь день.

– Это точно. Давай я тебе помогу.

Да уже все отнесли. Остались только булочки, – мама улыбнулась.

Ее голубые глаза светились любовью. Я была на неё похожа, но больше взяла от отца.

В ванне быстренько освежилась и пошла в гостиную, где расселась вся моя семья, не считая мамы. Папа, Валерий Иванович, профессор в институте по начертательной геометрии. В свободное время делает вещи из дерева и вообще, у него руки золотые. Моя младшая вредная сестричка Ариша, двадцати лет от роду. Учиться в театре, мечтает стать кинодивой. Правда, пока получается не очень. Некоторых девчонок с курса уже приглашали играть эпизодические роли в сериалах, а Арина сидит и ноет, что режиссеры узкоглазые и дальше свое щели никого и ничего не видят. Рядом с папой сидел Мишка, который пялился в телевизор и что-то ворчал себе под нос. За его руку держалась какая-то фифа с накаченными губами. Она хлопала глазами ( того и глядишь – улетит) и не понимала, зачем её вообще сюда притащили. Я окрестила её мартышкой.

Семья, привет, – я плюхнулась между Михой и папой, протиснувшись к родителю. Обняла и прижалась головой к плечу, – Соскучилась. Что нового, какие дела, что это за дева рядом со старшим братом и чего это Аринка так хмурится. Ринка, морщины появятся!

– Да, по тебе заметно, – огрызнулась сестра.

Да, отношения у нас мягко говоря, напряженные. Отчего-то Арина вбила себе в голову, что родители меня любят больше, и что мне вообще по жизни адски везёт. Я всё надеюсь, что дурь из её головы вылезет, но терплю из последних сил.

Арина, прикуси язык, – одёрнул её папа, – Сестру не видела два месяца, а все равно в ту же степь. И сколько раз говорить, не можешь сказать по делу – лучше промолчи. Умнее выглядеть будешь. И чему вас только учат в этом театральном?

Сестрёнка прикусила губу и со злостью скомкала салфетку, которую до этого теребила в руках.

– Жалеть себя, – не удержалась я, – Учат винить весь мир, а себя бедную и несчастную топить в слезах самоуничтожения.

– Началось, – проворчал Миша, – Кис, вот никогда не будь, как эти две морковки. Всю жизнь спорят и ругаются.

Вздёрнула бровь и медленно повернулась к брату.

– Кстати, насчет морковок, ты зачем очередную свою… тычинку приволок в родительский дом?

Мише было тридцать два. У него была своя авто мастерская, квартира в ипотеку и куча баб, которые мозговитостью совсем не отличались. И братец любил их таскать домой и показывать маме. На кой ляд, как говорится, никому из нас не известно. Вроде мужик не глупый, со своим геморроем, конечно, но не до такой степени, чтобы мать не уважать.

– За-а-а-ай, о чем она говорит? – томно потянула «киса».

Вздохнула, высвобождаясь из папиных объятий.

– Пойду к маме, иначе буду ругаться.

А ты по-другому и не умеешь, – вставила Арина.

– Дети, хватит, – папа не удержался и стукнул кулаком по столу.

Пожала плечами.

А я что? Я вообще ничего. Одна вон вместо того, чтобы по кастингам бегать и пытаться раскрепоститься для роли, шастает по клубам. А потом ноет, что не получается у неё ничего. Другой баб цепляет с нулевым мозговым коэффициентом. Да ладно бы просто цеплял, так матери нервы трепет.

Арина вскочила.

А тебе-то что? Работаешь постоянно! Дома не бываешь! Звонишь редко и ещё имеешь наглость что-то там диктовать!

Ринка психанув, вылетела из комнаты.

Янепонимающе уставилась на отца.

– Она к тебе тянется, а ты не видишь. Плюс ты успешная, самодостаточная женщина, которая живёт в достатке и добивается всего сама. Девочка запуталась. Она и внимания хочет с твоей стороны, и завидует сильно успеху. И мечется… В общем…

Дурь одна сидит в голове. Прилечу с отпуска поговорю с ней. Как раз перебесится. Слышь, киса, – цокнула я языком, – Раз уже веселье не отменить, пошла-ка ты вон отсюда.

– Тейка, хорош волну заливать. Я с Риткой уже две недели, как вместе.

– Вот будет на её пальце кольцо, а в паспорте штамп, тогда и не будет разговоров, – встрял папа, – Так что, как там говорит мой студент Егоров? Чеши колбаской.

Миша расхохотался.

– Всё, Рит топай давай. Ты выиграла.

– Конечно, с твоим послужным списком… – потянула девушка, – Ты должен мне бесплатную починку авто. Пригоню свою малышку завтра. Теона, Валерий Иванович, – она нам кивнула, – Всего хорошего. За-а-а-й, ну, может, проводишь?

Пара ушла, а я села на край дивана.

– Это просто пипец, – выдавила я, – Что вообще происходит? У Мишки крыша поехала? У Арины гормоны шалят, а мама наготавливает на целую ораву.

– И только мы с тобой нормальные, – отец погладил меня по голове, – Помнится, так было всегда.

Это да… Семья у нас чудаковатая. Мишка всегда любил фокусы устраивать. Но вот этот… Пинка бы отвесить. Понятно, что до этого девицы были настоящими и брат понял, что допёк своим поведением. И нет бы, исправится… Притащил домой новую «пассию», да ещё и поспорил. С сестрой я позже разберусь, а вот с мамой надо сейчас. Не зря она не идёт к нам, а тихо сидит на кухне.

– Ладно,пап. Пойду к ней, а потом уж сядет ужинать.

Мужчина улыбнулся и кивнул. Мы всегда понимали друг друга с полуслова.

 

ГЛАВА 3

 

– Сис, – в трубке жалобно простонал Мишка, – Ну, сис!

– Миш, хватит манерничать, – попросила его, – Знаешь же, что бесишь этим.

– Я люблю тебя бесить, – довольно проурчал брат, – Так что, поможешь?

– Если прекратишь знакомить маму с…. Миш, она ждёт внуков. И каждый раз, когда ты приводишь в дом девушку, она уже вас мысленно женит, спаривает и нянчит детёнышей.

Мишка закашлялся.

– Я с матушкой все обсудил. Дурак, что сказать? Хотя с другой стороны, я же с ними встречался, а значит, перспектива была.

Вздохнула.

– Миш, а если бы у меня был табун мужиков и я его на смотрины водила. По одному за раз, м?

– Папа бы убил, Аринка кого-нибудь себе захапала, а я успокаивал бы маму, говоря, что Тейка не такая. Она порядочная и чистая. И оргии не устраивает, с табуном всяким не сношается.

Я слышала в голосе Мишки усмешку. Покачала головой и посмотрела на часы.

– Что нужно-то?

– Ты же у нас супер менеджер? Можешь уломать одного поставщика на снижение цен, а? Я перед ним разве что лезгинку уже не станцевал, а все ломается.

– Хорошо. Пришли мне номер и данные. А так же, что вы у него покупали и за какую цену. Миш, только не тяни. Нам улетать скоро.

– Да, будет тебе, сис! Спасибо! Сейчас скину.

Линия разъединилась и я положила телефон на тумбочку. Почесала нос и принялась ждать сообщения от Михи.

Ужин с родителями вышел не очень гладким. Мама снова расстроилась из-за пассии Михаила, папа пытался разрядить обстановку шуточками и университетскими байками, я и Арина постоянно цеплялись друг к другу. Я же её на руках качала, когда та мелкой была, и в сад водила.И с противной девчонкой последней шоколадкой делилась. А она… Я злилась на сестру, понимая, что не имею на это право. Аринка не была глупой. Она полный гуманитарий. И планировала поступать на филфак. Но не набрала двух баллов, раскисла, опустила руки. Филологический факультет был забыт и целый год Арина готовилась к поступлению в театральное. Бегала по кастингам, работала официанткой, постоянно сидела на диетах. Сестра все-таки поступила. И казалось, она была довольна. Только после года учебы, ей никто не предложил сниматься даже на заднем плане. И девушка решила: а чего бы не гульнуть. И стала мотаться по клубам, барам. Оценки скатились практически на дно. И если она их не подтянет, то вылетит с треском и позором. Об этом знала только я. Родители и Мишка не в зуб ногой, что у Арины загул. И именно из-за её безответственности злюсь. А она в отместку боится, что расскажу предкам. Это помимо того, что оказывается, мне удача плывёт сама в руки по жизни. И как ей не икается? В общем, решила я в родительском доме не задерживаться, а сестре дать шанс рассказать все родителям. Я всегда была сторонником правды, пусть и горькой. Страшно? Зато честно.

Миха прислал данные и я заверила, что часов в десять перезвоню.

– Блин, Ти, ты чего в такую рань вскочила? – Прокричала Ася из своих апартаментов.

Хмыкнула.

– Мишка позвонил.

– Ооооо, ранняя пташка, раз в семь утра звонить надумал, – Аська закашлялась, – Манка или овсянка?

Подруга ещё не успела встать с кровати и умыться, как готова на подвиги. А я вот стою лохматая, в ажурной сорочке и думаю, что являюсь чокнутой птичкой. Спать легла поздно, встала рано, работой уже напрягли. Отпуск начался хорошо.

– Кстати твоя очередь готовить! – вновь прокричала Ася, а я застонала, потому что хотелось завалиться в постель, – А потом будет составлять список и готовить чемоданы к путешествию.

Не удержалась и хлопнула себя по лбу. Теперь точно подремать не дадут.

Взяла мобильник и поплелась на кухню. Быть сегодня, овсянке. Главное, чтобы больше «сэры» всякие не названивали.

 

 

День вылета

День вылета ознаменовался трепетным чувством. Аська скакала около чемоданов, как ведьма и все писала «список» вещей.

– Кислоту мы положили? – неожиданно спросила она.

Я отвлеклась от планшета, в котором перелистывала ленту инстаграм.

– Это для отвлечения турков? Мол, кинул пузырёк, разфигачило кислотой лицо и мужик всё… «ёк» сделал?

Ася рассмеялась.

– Вот видишь! И у тебя фантазия есть. Правда, больная какая-то… Мужика тебе надо. Я этим займусь. Так мы положили борную кислоту?

– На кой чёрт она нам? И так целая аптечка всячины. Разве что, свечей анальных нет, – прикрыла глаза, – А вот поспать надо бы. Вылет в четыре утра.

– Это да! Ой, я же проду забыла выложить!

Тема с таблетками, мужиками и свечами была забыта, потому что подруга ринулась в комнату к своему «миленькому» компу. Я же вздохнула спокойно. Чемоданы собраны, ручная кладь с документами тоже. Можно расслабиться и наслаждаться.

А так как часы показывали семь часов вечера – у меня было три часа на сон. Я перебралась с кресла на кровать и зарывшись под одеяло закрыла глаза.

В голову лезли разные мысли. Во-первых, я немного тревожилась лететь. Терракты, унесшие жизни людей до сих пор скорбью отдаются в сердце. А так же страхом…

Во-вторых, работа. Я надеялась, что коллеги не угробят мой авторитет и не накосячат. Умом-то я понимала, что волноваться из-за этого последнее дело. Что я еду отдыхать от работы. Но сердце… Сердце кипело. Наверное, оттого, что я люблю свое рабочее место, свои обязанности и что я, трудоголик.

В-третьих, беспокоил факт настроения Аси. Подругу я любила, но последние дни она упорно меня хочет сунуть под мужика. А это немножечко, да напрягает!

Замужем я была и больше не хочется. Смысла не вижу. А с кем-то переспать – принципы не позволяют. Хотя вру, не они, а желание. Никто пока во мне не вызвал бурю эмоций, чтобы стать нимфоманкой.

– Ти, – прошептала Ася, – Ты спишь?

Села в кровати, поглядела на часы: сна ни в одном глазу. Вообще. Хотя час провалялась.

– Как видишь, не очень-то получается.

Аська села ко мне на постель, положила ноутбук.

– Тей, мне нужна твоя помощь, – сглотнула Ася, – Мне последнее время трудно придумать что-то эдакое. Послушай, может, что-нибудь посоветуешь?

Отказать Асе я не могла. Обидится, да и я слишком часто пренебрегала способом её реализации.

Устроилась поудобнее и закрыла глаза.

– Начинай читать свой шедевр. Только в двух словах проясни сюжет.

Ася вдохновилась. Сильно.

– Ему три тысячи лет. Он оборотень. Волк. Она человеческая девушка, которая попала в его мир. При первой встречи, он понял – она его пара. Но девушка была немного против. Даррс доказывает, что он самый лучший самец.

– Нафига такой древности такая невинность? Он что, педофил? – не удержалась я, – И мне тоже, не понравилось бы… Представляешь, стучится ко мне двери мужик и заявляет, что тридцать лет я жила без него и не было мне счастья. Раздвигай ноги, буду доказывать.

Ася похихикала.

– Это эротическое фэнтези. Тут логики в основном быть не должно. Поверь, все сейчас помешаны на подобном.

– И мужики? Не пугай меня.

Тут уже подруга хохотала.

– Девушки. Мужики только плюются жабами… Так вот, давай к самой сцене. Даррс встретил Амелию в лесу. На небе светила полная луна…

– Я ухожу! – заявила она, упорно преодолевая заросли кустов.

– Размечталась, – мужчина схватил девушку и повалился с ней на землю, подминая хрупкое девичье тело под себя, – Ты сегодня станешь моей.

– Ася, я понимаю, что ты тащишься… Но можно я выскажусь, – потёрла я виски, – Мой совет передохнуть и вернуться к писанине после отпуска. По логике, ноги, руки девушки должны быть изодраны от веток, а когда он её повалил? Ей не было больно? Раритет же свалился. Честно, как-то неправдоподобно. Мне твою Амелию жалко.

– Я ещё даже до горяченького не дошла, – надулась Ася, что-то печатая в ноуте, – Следующий роман я про тебя напишу.

– Не надо, – испугано попросила я, – Я лучше в реальности, да по-тихому.

– Это вот так, не надо! От эмоций надо кричать.

– То-то же тебе будет приятно слышать, – усмехнулась я, – Может, перекусим? Все равно не спится. А ты мне за ужином про героев расскажешь. Могу же я хоть раз послушать про твою книгу и не поворчать, да?

– Я тебя люблю, – Ася закрыла комп, спрыгнула с кровати, поцеловала меня в щеку и умотала из комнаты.

Кому комп оставила…

Я не удержалась от любопытства и приоткрыла крышечку. Файл с романом не был закрыт и поэтому решила слегка пробежаться глазами по строчкам (строго настрого запретив убегать от меня).

 

««Сезон Охоты На Блондинку»

Сцена 10

 

Её руки скользили по мокрым мужским плечам. Гладили, осязали, спускались ниже и обхватывали упругие ягодицы. В её живот упиралась заметная эрекция, которая норовила проткнуть девушку. Ти рассмеялась и прикусила плечо мужчины.

– Ты такой вкусный. Такой твёрдый. Такой каменный.

– Все для тебя детка…»

 

Я закрыла ноутбук, чувствуя, что у меня горят щёки. Блин, Ася! Вот же интриганка! Про Даррса она,видимо, на ходу придумывала. Чувствую, что блондинка – это мой прототип… Вот так вот. Дружишь с человеком, дружишь… А он бац, и про тебя эротические романчики пишет.

– Надо ей найти мужика, – пришла я к выводу.

И будем мы в Турции искать друг другу волосатых мужчин, чтобы они исполнили самые потаённые желания. Асю удовлетворили, как женщину, а мне сделали массаж. Было бы круто.

– Все готово, – подруга зашла в комнату и хитро прищурилась, – Прочитала, да? Любопытной Варваре…

Я немного поворчала, что против использования своей индивидуальности в литературе. Ася, естественно, пропустила все мимо ушей, заявив, что мне понравится окончательный вариант. И что, собственно я прочту её произведение, дабы утолить любопытство. Подруга была права.

Через три с половиной часа садились в такси, махая ручкой квартире. Мы пообещали не скучать и оторваться по полной. Такси заказали в обе стороны. То есть нас отвезут и нас заберут. Удобно и практично.

Таксист нам широко улыбнулся и газанул. Весь путь до аэропорта был проеден словно во сне. Мне до сих пор не верилось, что скоро буду греться на солнышке, купаться в море и не думать… Думать, но меньше о работе.

В аэропорте у стойки регистрации мы были первыми. Да, и собственно прошли мы всю эту прелюдию быстро и без очереди. Повезло, что приехали рано.

Улетали мы компанией «Вим Авиа». Страх полёта был. Сильный. В самолёте нас посадили удачно. Ася забралась к окошку, а я уселась в серединке. Настраивала себя на трёхчасовой сон. Четыре утра и ещё офигеть сколько «дорожничать».

– Ой, как здорово! – Ася хлопнула в ладоши, – Представляешь, какой сейчас откроется вид? Жаль, что Пушкин не дожил до этого времени, – мечтательно прошептала подружка.

Я на неё покосилась.

– И слава богу, а то сидел бы в тюрьме. Поэты у нас нынче не в моде, а дуэлянты сразу на нары отправляются. Без всяких «чудное мгновенье».

– Не романтик ты, – отмахнулась Аська, – Ой, надо телефоны выключить.

– Уже.

– Ты не злишься, что я у окна села? Правда? – озарило Настю.

Закатила глаза.

– Я все равно спать собираюсь. Так что мне до фонаря облака и рассвет. Вот когда приземлимся, тогда можно и в ладоши похлопать, и винца выпить. А пока пристегнись и смотри в окно.

– Есть хочу.

– Ты съела последний батончик час назад. Теперь терпи до отеля. У меня только сосалки лежат, – вздохнула.

Сама бы не прочь перекусить. Из-за того, что не спали, организм находится в напряжении и хочет топлива. Его мы слопали, а затариться забыли. Спасало то, что в самолёте дадут напитки и перекус.

– Жаль ноут не взяла, – обречённо вздохнула Аська, – Ты представляешь, какое это адское вдохновение?

– Нет.

– Самойлова – ты зануда. Самая настоящая! – Ася сверкнула глазами, – Вот чего тебе стоит поддакнуть?

– Ты же пишешь с меня героиню? Приходится отбросить лукавость и жить честно и натурально для будущего литературы.

Стюардесса объявила о скором полёте, настоятельно попросила пристегнуть ремни безопасности. Провели инструктаж и пожелали спокойного полёта. Я засунула в рот конфету и стала ждать.

– Ой, поехали! Только подумать, такую махину, да в воздух поднять! Какая сноровка нужна! Какое образование.

– Ась, не нагнетай.

Я вцепилась в подлокотники и стала ждать, пока мы поднимемся воздух и давление на уши пройдёт. Ася смотрела в окошко, и что-то бормотала.

Через час нам принесли напитки. Ещё через полчаса еду.

– Это что за козьи какашки?

Перед нами лежали два кругляшка, воняющие капустой. Маленькие, скукоженные булочки непонятного желтоватого цвета.

– Простите, а больше ничего нет? – вечно голодная Ася испытывающе посмотрела на стюардессу, алые губы которой растянулись в улыбке, – Ясно. Заберите ваш козий помет. Тей, ты будешь?

Есть хотелось, а вот травиться нет. Поэтому я вернула коробку с какашками обратно, попросив двойную порцию кофе.

– Ничего, в отель приедем и сметём весь шведский стол, – оптимистичная подруга снова прилепила глаза к окну, – Ты только погляди, какая луна яркая. А как звезда над ней горит? Будто бы небесные часы. Луна висит на звезде и благодаря ветру раскачивается. А облака? Воздушные, невесомые… Будто плывёшь среди снегов. Я бы их потрогала, жаль что невозможно. Тей, а как ты думаешь, понравится читательницам роман про прыгающую по облакам?

– Ась, я спать хочу, – выдавила я.

– Ну, ответь и спи, – настояла подруга, – Только представь… Он, один из архангелов, восседающих на троне небесного бога. Она смертная, которая во сне летит ввысь и кутается в перину из облаков. Они встречаются и их охватывает страсть. Его оковы летят в низ, обнажая крепкое мужское тело…

– Девушка! – раздалось впереди нас, – Здесь, между прочим, дети! Имейте совесть свои… желания излагать молча.

Анастасия заткнулась, покраснела, и я до конца полёта проспала в тишине. Правда, к тому времени, когда очнулась шея затекла так, что хоть изображай из себя солдатика. Гадство.

Через пять минут мы должны приземлиться в аэропорте Турции. Наконец-то меня страх отпустит…

 

Александр Истомин

Если дарят путёвку в Турцию, жди подставы. Мало того, что добираться тяжело – с учетом, что мужчина ехал на такси. Так ещё и отель попался немного не комильфо. Александра очень раздражал наплыв турков. Все турчанки были с мужьями или отцами. Да и связываться с ними было проблематично. Не было ни немок, ни француженок, с которыми Истомин очень уж любил целоваться… Русскоговорящих было катастрофически мало.

Сам же отдых Саше шел на пользу. Море есть море и ничего с этим не поделаешь. Хотя оставлять бизнес в Питере то ещё удовольствие. Эта Самойлова в последние дни изрядно нервы потрепала. Заочно правда, но зато со вкусом. И смеет же начальству перечить. Истомин любил дерзких. Отчасти потому, что с ними не соскучишься в постели. Но мужчина не совмещал работу и секс с важными подчиненными. А Самойлова была важной, судя по её хватке и отзывам глав отделов. А Заряна… Все знали, что он с ней спит. Красивая. Кофе варить умеет и бумажки пересчитывать. Месяц-два и её сменит другая, а потом третья и так далее. Саша любил разнообразие и ценил сексуальную раскрепощённость в девушках.

Но чего не предполагал мужчина, так то, что придётся довольствоваться воздержанием на заграничном курорте.

Телефон завибрировал на прикроватной тумбочке. А вот и Заряна. Отчего-то вбила, что занимает в жизни начальника особое место. Ммм, да звонок по видеосвязи! Интересно.

Саша принял вызов и на экране появились две сочные груди с горошинками бордовых сосков.

– Доброе утро, Саш, а мы тут решили тебе не давать скучать, – голос Заряны звучал хрипло,– может, виртуал?

Саша хрипло рассмеялся. Вот, что значит раскрепощённость. Позвонить в семь утра и предложить секс на дальнем расстоянии.

Мужчина откинул простыню и покосился на разбуженный член, который начал набухать. Утро, как-никак!

– Отчего бы и нет, – облизнул губы, – Потереби их.

Наманикюренные пальчики секретарши стали поочерёдно мять горошинки сосков. При этом девушка не забывала стонать. Член мужчины, как компас стал указывать на север.

Истомин потянулся правой рукой к нему, левой сжимая айфон и смотря, как Заря себя ласкает.

– А теперь будь хорошей девочкой и покажи мне, как влажно у тебя стало.

– Только если ты сменишь обзор камеры и покажешь, каким твёрдым стал ты, – Заряна рассмеялась.

Саша быстренько выполнил просьбу и приблизил камеру ближе к налитому члену.

Девушка же разместила камеру так, что была видна развилка её бёдер, её интимная прическа и вибратор, медленно погружающийся во влажную плоть.

– Я представляю, что это ты, – томно проговорила она.

Истомина это так завело, что он пристально вглядываясь в картинку. Немного было далековато… Зато стоны себя оправдывали. Головка блестела от пред семени, яйца сжались от предвкушения оргазма и когда девушка тихонько застонала, Истомин убыстрился и выстрелил без предохранителя. Его рука слегка онемела. Пахло спермой, потом и абсурдом. Мужчина поразился, что вообще стал это проворачивать.

– Целую, сладкий. Мне пора на работу.

Заряна отключилась, а Сашка рассмеялся.

– Надо её увольнять, – заключил он и отправился в душ.

 

Теона

Мы сели в автобус. Водитель проигнорировал мое приветствие, уставившись в телефон. Ася рядом фыркнула.

– Разный менталитет, – заключила она.

– Вежливость и воспитание – оно и в Африке такое же. А тут… Ты отправила родителям сообщение.

– Ага, – буркнула Ася, – А ты?

– И родителям, и брату, и Аринке, хоть та и не просила. Так же на работе парочке лиц. Обещала маме, что как только приедем в отель по видео наберу.

– Итак, дорогие гости! Добро пожаловать в Турцию! Нам ехать примерно три с половиной часа, – гид с замысловатым именем прокашлялся в микрофон, и продолжил вещать о Турции, о достопримечательностях, о тур операторе и прочем.

Ася внимательно слушала и что-то чирикала в блокноте, а я сидела и смотрела в окно, впитывая в себя не шибко богатые окрестности страны. Дороги хорошие, и гоняют по ним отлично. Сигналят друг другу, подрезают. Пальмы красиво вдоль дороги стоят, и желудок громко урчит. А так в общем-то смотреть не на что. У нас в Питере и то, интересного больше.

Гид продолжал что-то говорить. Я достала наушники.

– Потом расскажешь, – попросила Асю, – А то я его «русский» понимаю с натяжкой. Бухтит в микрофон, как-то будто ест.

Музыка помогла мне преодолеть три часа и сорок минут до нашего отеля. По дороге мы останавливались около спонсорских магазинчиков. Пробежались по ним. Я поворчала, что они совсем офонарели со своими ценами. Зная, сколько стоит та или иная вещь в закупке, обидно отдавать за неё в полтора раза больше. К примеру шарик мороженого стоит два доллара. Причем, от «шара» там одно название. Я, хоть, и не курю… Пожалела русских курильщиков, которые вместо ста рублей, будут отдавать в Турции все двести. Не говоря уже о бензине. Тут он вообще навес золота. В общем, мы ничего не купили. Измотанные, голодные, сонные, мы хотели нескольких вещей: поесть, покупаться в море и рухнуть спать. Собственно с такими мыслями мы вошли в отель. И если Ася восторженно хлопала глазами, прижав к груди рюкзак, я надвинув на лоб кепку придирчиво рассматривала ресепшен.

– Что ж, добро пожаловать, – выдохнула я и направилась к девушке за стойкой, – Добрый день! Нам бы заселиться.

Девушка поздоровалась на ломанном русском и попыталась объяснить, что от нас требуется. Покачала головой, негодуя на профнепригодность персонала.

Speak English? спросила девушку.

Yes, – выдохнула она и довольно бодро принялась нам объяснять, что и по чем.

Мы заполнили анкету с паспортными данными, нам выделили карту от номера и две для полотенец. Пообещали, что вид с балкона будет на море. Сейф мы оплатили, а вот вай фай действительно оказался платным. В общем-то я уже настроилась, что весь день буду подбирать пароль. Не выйдет – купим на одно устройство. Все же считаю, что в отелях с пятью звездами, интернет должен быть бесплатным хотя бы на ресепшене.

Хитрющий мужчина по имени Ахмед донёс наши чемоданы до номера, включил сейф и показал, как пользоваться. Потоптался в номере, ожидая чаевых и недовольно выругавшись покинул нас.

– Наконец-то! – выпалила я, начиная раздеваться, – А номер обалденный!

Действительно, достойно. Две кровати, диван. Над спальными местами картина с девушкой. У стены белый шкаф-купе. Напротив кроватей конструкция, включающая в себя и дамский уголок, и зону прихожки, и зеркала, и телевизор и тумбу. Номер светлый, свежий и чистый.

Ася взвизгнула и я побежала к ней. С балкона и правда, виднелось море. Тихое, сверкающее на солнце. И там, за мостом виднелся аквапарк… Слышалась турецкая музыка…

– Какая красота, – прошептала Ася, – Переодеваемся в купальники, дуем есть и на море. Нельзя, чтобы день пропадала. Вечером спать ляжем.

Кивнула, полностью соглашаясь.

– В хамам пойдём? – спросила её, – Пока не загорели?

– А что? Можно съездить, – Аська воодушевилась, – Только давай завтра. Сегодня хочется почувствовать себя русалкой.

Мы наконец-то в отпуске. Сейчас. Именно сейчас это ощущалось, как никогда. Добро пожаловать в Турцию!

 

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям