Olie " /> Olie " /> Olie " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Шальная некромантка » Отрывок из книги «Шальная некромантка»

Отрывок из книги «Шальная некромантка»

Исключительными правами на произведение «Шальная некромантка» обладает автор — Olie Copyright © Olie

Пролог

 
— Айрэ, милая, ты что здесь делаешь? — к девочке лет восьми, сидящей в красивом нарядном платье прямо на земле в саду, подошла молодая и красивая женщина. — Гости собрались, ждут только тебя. И как ты такая грязная сейчас предстанешь перед ними?
 Девочка не реагировала. Она устремила взгляд в одну точку. Женщина начала нервничать. Но ее беспокоило не состояние девочки, а опоздание на праздник, посвященный дню рождения не очень любимой падчерицы. Точнее, совсем не любимой. Но и избавиться от ребенка у нее не было возможности. Айрэ была единственной и любимой дочерью ее супруга — рʼэнда Шилиута Нартонского — брата короля. Шилиут отказался от власти, передав корону младшему брату, в котором души не чаял. И тот отвечал взаимностью. Но младший из братьев больше подходил на роль монарха: целеустремленный, властный, жестокий, но справедливый. Всеми фибрами души он радел за собственное королевство. Старший же — Шилиут — сразу осознал: он слишком эгоистичен для того, чтобы заботиться о народе, именно поэтому и сложил с себя все полномочия. Что совершенно не устраивало его нынешнюю молодую супругу. Она фактически нахрапом взяла молодого вдовца, любимая супруга которого умерла несколько лет назад трагической смертью: ее убили на задании. Она являлась агентом по особо важным делам при секретной канцелярии Его Величества. Ее заданием было разведать обстановку в Лентаре, на юге Хартании, который охвалила магическая смута. Никто не мог понять, откуда идет волна агрессии. Именно с этим и отправилась разбираться найла Нартонская.
 Ее нашли через трое суток. Никаких повреждений на теле. Ни единой раны. Магический резерв абсолютно пуст. Считка ауры ничего не показала, только тьму. Виновных не нашли. Но магические волнения прекратились. Совсем.
 Известие о смерти матери Айрэ приняла спокойно, она была слишком мала, чтобы понимать. Ей сообщили, что мама уехала и больше не сможет вернуться. Первое время малышка еще спрашивала у отца, когда вернется мама, а потом, несколько раз уловив во взгляде родителя плохо скрытую боль и слезы, перестала. Значит, папу расстраивал ее вопрос. И девочка постепенно стала забывать о нем вообще.
 Несколько лет Айрэ с отцом жили только вдвоем. Магии в девочке не обнаружили. Но как говорили многие — еще не пришло время.
 А потом появилась она… Мачеха. Айрэ она не понравилась с первого взгляда: слишком красивая, холодная, лицемерная и фальшивая до мозга костей. Постоянно требовала у отца то бриллианты и драгоценности, то ранкары новейшей модели — средство передвижения, не требующее лошадиных сил. Работало на источнике магии. Зарядка требовалась раз в трое-четверо суток. Если первое время Айрэ еще пыталась отговорить отца от женитьбы, то потом, осознав бесперспективность уговоров, замкнулась в себе.
 Отец, чтобы подсластить пилюлю, приобрел дочери дорогого пушистого и крылатого зверька — слишком большую редкость для Хартании — шажа. Умное и говорящее существо стало единственным другом девочки. Именно он спасал ее от одиночества. Но через год, аккурат три дня назад, перед самым днем рождения случилось несчастье: шаж вдруг попал в воздушную ловушку, непонятно как появившуюся в саду. У многих создалось ощущение, что настроена ловушка была на маленькую принцессу, а питомец спас ее ценой собственной жизни. Его разорвало мгновенно. Айрэ едва с ума не сошла от горя и потрясения. Лучшие маги Императора собирали его по кускам. Воскресить, конечно, не смогли — некромантия не пользовалась почетом — а вот похоронить в достойном виде вполне получилось.
 Вот и сейчас она сидела около могилы своего любимца. Ей было не до гостей. Слезы текли по ее щекам. Она совсем не обращала внимания на мачеху. У малышки было только одно желание: чтобы в этот день рядом с ней был единственный верный друг. Ее шаж. Девочка не отрываясь смотрела на маленький холмик на земле и ощущала в себе нечто необычное. Словно изнутри начал распускаться цветок, пуская по ее венам сок. Наполняя маленькое тело силой, добираясь до пальцев, слегка покалывая подушечки.
 В голове Айрэ сами собой начали возникать слова. С пробуждающейся силой приходили знания. Страха не было. Только необычное и радостное предвкушение.
***
 — Айрэ, ты меня слышишь? Я к кому обращаюсь? — начала выходить из себя женщина. А в следующую секунду в ужасе отшатнулась. Из глаз малышки полился голубоватый свет, с ладоней потекла тьма.
 Она зашептала заклинание, от которого у мачехи волосы зашевелились на голове. Женщина расширившимися от ужаса глазами наблюдала за ребенком.
 — Не может быть… — зашептала она, приготовившись бежать за супругом. Но уже через минуту бежать за кем-то оказалось поздно.
 Земля разверзлась. Из проема выпорхнул шаж. Его мгновенно опутало нитями, тянущимися от девочки к умертвию. В глазах шажа полыхнул сначала алый отблеск, затем он сменился на темно-фиолетовый. Зверек оскалился, показывая клыки. Осмотрелся вокруг. Вырваться из плена нитей у него не получилось. Айрэ крепко его удерживала. Шаж отряхнулся и застыл напротив Айрэ. Девочка произнесла еще одно заклинание, окутывая восставшего золотистым сиянием.
 — Айрэ! Я жив и снова с тобой! — полностью придя в себя и осознав действительность, шаж радостно закричав бросился на шею малышки, окончательно испортив грязными разводами ее белое платье.
 — Туш, у меня получилось! — улыбнулась девочка, прижимая к себе пушистое тело зверушки. — И теперь ты никогда не оставишь меня?
 — Никогда, — пообещал шаж. — Мы теперь с тобой связаны навечно. Ты дала мне жизнь, поделилась своей энергией. Я теперь твой со всеми потрохами.
 К ним уже спешили гости, почувствовав всплеск темной магии. Заметив умертвие в руках девочки, отец бросился было к ней, но недетский взгляд дочери пригвоздил его к земле.
 — Папа, он останется со мной, — твердо произнесла малышка. — Вреда он мне не сможет причинить.
 — Айрэ, ты понимаешь, что это умертвие? — осторожно начал отец. — Они кровожадны, могут обидеть тебя.
 — Они честнее некоторых людей, — отрезала девочка. — А мой шаж еще и благороднее. Он останется со мной. Пусть это будет моим подарком к празднику.
 Возразить любящий отец не посмел. Только кивнул, не сводя взгляда с шажа. Зверек ответил ему открыто, без агрессии. Но и не выказывая должного почтения.
 — Рʼэнд Шилиут, у Айрэ открылся дар некромантии. Причем сильнейший. Она может не только поднимать умерших, но по желанию и велению силы давать им жизнь. Ее бы в Академию Черного Золга, там ей помогут развить дар, — обратился к отцу девочки один из гостей, тепло и с уважением посмотрев на ребенка.
 — Моя дочь не станет некроманткой, — категорично выдал рʼэнд Шилиут. — Ей уготовано место при дворе моего брата. И уж точно не в качестве некромантки. Возражения не принимаются, — быстро пресек он попытки гостя образумить взбешенного отца.
 Только Айрэ тепло улыбнулась мужчине и… Заговорщицки ему подмигнула. Они сразу поняли друг друга.
 Девочку переодели, вымыли вместе с шажем. А потом были поздравления, бал, развлечения. У именинницы от блеска дорогих украшений гостей уже рябило в глазах. Айрэ прижимала к себе зверька, радуясь тому, что он снова с ней.
 В двенадцать ночи, уставшая и измученная, Айрэ в сопровождении верной няни шла к себе в покои. Около кабинета отца она непроизвольно притормозила, увидев свет. Только девочка собралась войти и пожелать отцу приятной ночи, как до нее донеслись голоса:
 — Милый, ты должен понять, некромантию обратно не спрячешь и не запечатаешь, поэтому у нас могут быть проблемы и большие. Тебе придется отправить ее в Академию Черного Золга. Но есть и другой вариант: я предлагаю тебе заключить брачный договор с нерстами. Сейчас мы можем его оформить как помолвку. А по достижения совершеннолетия она и выйдет замуж. Это поможет заручиться их поддержкой на будущее, — ласково уговаривала мачеха Шилиута. Он несколько раз пытался возражать. Но женщина не давала ему и слова вставить.
 — Второе мне нравится больше. Лучше брак через десять лет, чем некромантия. Да и многое за это время может произойти. К тому же я все еще надеюсь, что эту магию в Айрэ запечатают навсегда. Тогда я могу быть спокоен, что у нее не случится неконтролируемый всплеск силы. А вообще… Я подумаю об этом завтра. Сейчас я хочу совсем другого. Отблагодарить тебя за ту радостную новость, о которой ты мне поведала, — пообещал супруг. Айрэ посмотрела на вмиг побледневшую няню, пока не понимая, что же вызвало такой ужас.
 — Бежать тебе надо, девочка, — прошептала няня, быстрее уводя прочь свою подопечную.
 — А почему Академия Черного Золга? — не обратив внимания на слова няни, поинтересовалась малышка. — Это некромант? Чем он так известен?
 — Пойдем, я расскажу тебе, — доводя подопечную до ее покоев, умыв и уложив в кровать, няня начала рассказывать: — Очень давно, когда в нашем мире еще совсем мало знали о некромантии, и уж тем более никто не беспокоил мертвых и их духов, появился странный маг. Странным он казался всем из-за татуировок на шее и руках. Темные руны иногда светились. Особенно, когда маг доставал маленький посох с черным камнем на навершии. Народ часто спрашивал мага, почему он не поменяет местами потресканный латанный-перелатанный атрибут, на что юноша отвечал: «Не так-то просто переселить духа в новый дом». Его мало кто понимал, многие считали его сошедшим с ума. Задавать дальнейшие вопросы остерегались. Да и сам маг выглядел слишком суровым, нелюдимым.
 — Тогда люди не знали о защите? Ведь такие татуировки как раз и спасают некромантов от преждевременной утраты сил и энергии, — звонко произнесла девочка, удивив няню.
 — Откуда ты это знаешь? — удивилась та, смотря на подопечную широко раскрытыми глазами.
 — Не знаю, просто будто вспомнила, так же как и заклинание, которым оживляла шажа, — пожала плечами девочка. — И что было дальше?
 — Основание Академии, чтобы развить некромантию, выявить потенциал одаренных. Попытки захвата Хартании, войны. Тогда к Императору впервые пришел странный маг и предложил помощь. Монарх был удивлен, как может один человек помочь? И некромант показал. Он поднял целое кладбище, направив на противника. Враг опешил. Пришел в ужас. Ведь до того дня никто и никогда не сталкивался с мертвыми. Естественно армия поднятых обратила в бегство неприятеля. Именно благодаря ему наше королевство все враги обходили стороной. Это много позже воины научились сражаться с нечистью, — с улыбкой произнесла няня. — А Золг, как звали мага, лично начал выявлять способности у детей. И как оказалось, у многих обнаружился дар некромантии. Но его боялись, не понимали и испытывали ужас. Да и методы у него были своеобразные. И все же Золг смог убедить людей обучаться некромантии.
 — Он умел не только поднимать и упокаивать, но и сохранял при этом собственную энергию? Действовал без привязки? — завалила вопросами няню Айрэ.
 — Я не знаю, милая, правда. Ведь в этой магии мало кто смыслит, ее больше боятся. Поэтому я не смогу ответить на твои вопросы. Если вдруг тебе посчастливится оказаться в Академии, ты же мне потом обо всем и поведаешь, — женщина улыбнулась, укрывая девочку и целуя ее в лоб. — А сейчас спать.
 Несколько дней Айрэ провела в библиотеке, пытаясь отыскать хоть что-нибудь, связанное с некромантией. Но дома не оказалось ни одной книги, даже упоминания темной магии не было. Что весьма расстроило и опечалило девочку. Но она не сдавалась. Шаж повсюду следовал за ней, помогал в поисках. Еда ему не требовалась, только иногда подпитка от Айрэ. Но ее она давала с помощью прикосновений.
 Не найдя ничего по интересующему ее вопросу, девочка бродила по замку, пытаясь отыскать мага, предлагавшего ее отцу отдать Айрэ в Академию Черного Золга. Но мужчины в замке не было. Это еще больше опечалило юную принцессу.
 Через неделю в Хартанию прибыли нерсты, чтобы засвидетельствовать договор помолвки принцессы Айрэ Нортонской с Владыкой. Имя решили в договоре пока не указывать. Ведь неизвестно, кто будет править племенем через десять лет.
 Айрэ проснулась от громких криков, доносящихся с улицы. Вскочив с кровати, босыми ногами она прошлепала к окну, раскрыла створки и… В ужасе отшатнулась. На лошади сидел огромный мужчина, весь заросший с головы до ног. Его рот был сжат в тонкую линию. В руке хлыст, которым он охаживал девушку.
— Уже давно никто не ездит на лошадях, — прошептала сама себе девочка. — Все больше на ранкарах или новомодных каретах без лошадей. Теперь существа сами управляют транспортом. А этот верхом. Дикарь какой-то.
 Айрэ прислушалась и пришла в недоумение. Бить человека только за то, что она не расчесала гриву лошади? Это ж каким жестоким надо быть, чтобы жизнь животного оценить выше жизни человека?
 — Владыка Хантал! Приветствуем вас! — на крыльце показалась мачеха Айрэ. Девочка едва из окна не вывалилась, наблюдая за гостем, ее вовремя успел оттащить шаж.
 — Где невеста? — презрительно скривившись и не выказав женщине ни капли почтения, рявкнул нерст. Эта раса обезьяноподобных существ — женщин считала низшим сословием, пригодным только для черной неблагодарной работы, удовлетворению физиологических потребностей и вынашиванию детей.
 Ответ мачехи Айрэ слушать не стала. В ее голове четко оформилась мысль: этот страшный гость явился за ней. Ужас сковал тело девочки. Она не могла понять, как отец мог решиться на такой шаг. Чем же его мачеха смогла уговорить, пленить или… Может, опоить? Ведь не мог ее любящий отец отдать единственную дочь этим жутким и страшным нерстам. За что он так с ней поступает? Неужели страх перед той магией, проснувшейся в Айрэ, пересилил здравый смысл? Юная принцесса не желала в это верить, списывая все воздействием мачехи на отца.
 В этот момент в покои воспитанницы влетела няня. Рядом с ней находился мужчина, пытавшийся уговорить рʼэнда отдать дочь в Академию Черного Золга.
 — Айрэ, тебе нужно поторопиться, — прошептала няня. Девочка и сама уже поняла, ее ожидает нечто ужасное, потому, кивнув, быстро стала одеваться. А няня в это время вываливала из шкафа вещи и кидала их в сумку.
 Через несколько минут сборы были закончены. Мужчина подхватил девочку на руки, сумку повесил на плечо и в следующий миг исчез вместе с ней. Бежать к ранкару у них не было ни времени, ни возможности. Пришлось перемещаться по старинке — порталом. Няня вздохнула с облегчением. В коридоре уже слышались голоса, которые все приближались. Быстро пощипав себя за щеки, няня разразилась бурными рыданиями и криками. Вошедшие в покои Айрэ слуги, заметив рыдающую няню, которая и слова толком не могла вымолвить, побежали докладывать рʼэнду о несчастье. Мужчина, вбежавший в комнату дочери, понял одно: она сбежала. Но с кем и куда?
 — Ей помогли бежать. Кто? — жесткий взгляд впился в няню, которая икнула от неожиданности, недоуменно смотря на хозяина.
 — Вы считаете, я позволила бы ребенку отправиться одной? — добавив в голоса ужаса, шепотом спросила няня. — Или с кем-то незнакомым? Ребенку всего восемь, пусть она умна и развита не по годам, но она все еще ребенок.
 Шилиут отмахнулся от нее, поверив женщине. Он прекрасно знал, как она привязалась к его дочери. Вслух говорить ничего не стал, обвел тяжелым взглядом присутствующих и стремительно покинул покои дочери.
 Ему уже было не до гостя. Сначала надо было вернуть дочь. А значит, ему предстоит посетить Академию Черного Золга. И если нужно будет он силой увезет беглянку домой. В том, что отправилась она именно туда, сомнений у рʼэнда не было.
 ***
 Недалеко от Академии Черного Золга открылся портал, из него вышел мужчина с девочкой на руках и с шажем на плече. Оглядевшись вокруг, он кивнул сам себе, поставил Айрэ на землю, пристально осмотрел ее. Только после этого, присев на корточки, мягко заговорил:
 — Айрэ, ты понимаешь, что отец будет искать тебя? — девочка кивнула, прижав к себе зверушку. — Нам сейчас нужно наложить на тебя личину и пока спрятать твоего шажа. Да и имя неплохо было бы сменить.
 — Да, я все понимаю. С именем проблем нет. Я его уже придумала, — улыбнулась Айрэ. — Меня теперь будут звать Шайли Горденсайль. А личина… Делайте, мне все равно, — Айрэ махнула рукой. Жест получился величественным, не свойственным маленькой девочке. — А как вас зовут? — поинтересовалась малышка.
  Мужчина залюбовался, пропустив вопрос. Она обещала вырасти красавицей, да и породу не спрячешь и не заблокируешь. Но так как ребенок ждал ответа, он качнул головой и с сожалением ответил:
  — Извини, милая, мое имя тебе пока знать не стоит. Ведь оно дает власть тому, кто его знает. И пусть ты пока мала, не сможешь воспользоваться своей магией, но береженого высшие силы берегут. Поэтому зови меня просто серый маг.
 Вздохнув, мужчина принялся за работу. Айрэ кивнула, приняв ответ мужчины. И стала молча ждать продолжения. Личина должна была быть качественной, долговечной. Как минимум на десять лет, чтобы у Айрэ не было проблем. Что касается зверушки, тут было сложнее. Изменить умертвие он не смог бы при всем своем желании. А как спрятать, пока не представлял. Но сначала решил разобраться с одним, а потом уже думать о другом.
 Личина хорошо накладывалась на юное создание. Из белокурой милой феи девочка начала превращаться в темноволосое, смуглое и ершистое создание с колючим взглядом, даже в таком возрасте.
 Через минут сорок все было готово. Шаж облетел вокруг хозяйки, поцокал языком. Склонил голову набок, словно задумавшись о чем-то. Мгновение и… Даже у видавшего виды мага челюсть грохнулась на землю. Шаж несколько раз покрутился вокруг своей оси, его заволокло белесым туманом, а стоило ему рассеяться, как вместо пушистого шажа перед магом и Айрэ предстала красивая птица с цветным опереньем и… Человеческой головой.
 У обоих путников глаза стали огромными. Минута тишины и шока. Первой пришла в себя Айрэ.
 — И кем же ты сейчас стал? — ехидство, не свойственное возрасту ребенка, сквозило в ее голосе. — Неведомая зверушка пополам с человеком?
 — Сарган, разумное магическое существо, а главное очень умное и образованное, — задрав голову, самоуверенно произнес зверек.
 — Ага, сам себя не похвалишь, никто не похвалит, — с сарказмом заметила девочка. — И как же нынче звать умного и образованного?
 — Дʼаш, — растопырив крылья в стороны и склонив голову, представился сарган.
 — Что ж, раз мы решили все вопросы, можем выдвигаться. Необходимо успеть к первому туру экзаменов, — хлопнул себя по бокам мужчина. Девочка и сарган синхронно кивнули и направились к Академии Черного Золга, ворота которой только что открылись для прибывающих попытать счастья на поступление. Продраться сквозь ранкары и самодвижущиеся кареты оказалось сложным делом, их бросали прямо на дороге, не давая пройти. И обогнать средство передвижения не было возможности, так как большой стоянки для ранкаров не было предусмотрено.
 Маг со своей подопечной вошел во двор Академии. Народу было много. Протиснувшись через толпу, мужчина подошел к столу регистрации, стоящему на крыльце. Молодой эльф поднял голову и осмотрел прибывших. На мгновение он едва не вскочил на ноги, но едва заметный жест мага пригвоздил его к месту.
 — Зарегистрируйте Шайли Горденсайль. Некромантия, — низким голосом властно произнес мужчина. Эльф бросил взгляд на девочку и быстро застрочил на фирменном бланке Академии инициалы новой поступающей.
 — Вот, первый тур начнется через пятнадцать минут. Пройдите в кабинет некромантии, второй коридор, пятая дверь налево, — ровным голосом ответил эльф, протягивая девочке бланк. Она рассмотрела его. Вверху ее инициалы и направление, внизу три названия экзаменов: 1. Некромантия, общее направление. 2. Выявление магических навыков. 3. Поведение в нестандартных ситуациях.
 Девочка несколько раз прочла третий пункт, сама ничего не поняла. Дернула мага за рукав и показала пальцем на третий пункт. Мужчина усмехнулся и мотнул головой.
 — Извини, милая, но ты сама должна будешь пройти это испытание, я даже не могу сказать, что там будет. Задания для каждого адепта индивидуальные, — с сожалением ответил спутник малышки. Она кивнула и больше не проронила ни звука, молча следуя за своим спутником.
 Нужную дверь они отыскали легко. Маг открыл ее и сделал приглашающий жест. Айрэ вошла, но напоследок оглянулась на провожатого, который остался в коридоре.
 — Удачи, — прошептал мужчина одними губами. Девочка кивнула и смело двинулась вперед. Страха или волнения не было. Видимо, в таком юном возрасте дети еще сами не осознают многих вещей. А Айрэ была уверена в своих силах. Ее питомец придавал ей еще больше уверенности, поддерживая уже одним своим присутствием.
 Айрэ, точнее уже Шайли, подошла к столу, за которым сидело трое: две женщины и мужчина. Ни один из них не был человеком. Но об этом девочка пока не знала. Она протянула бланк-направление одной из женщин. Та бегло прочла имя. После этого ее взгляд вперился в саргана на плече девочки.
 — Разумная нежить? — тихо осведомилась женщина. — Ты сама его подняла?
 — Да, — ответила Шайли. — Мне без него было плохо. А с ним хорошо, — с детской непосредственностью поведала она. Троица переглянулась между собой. Мужчина встал и, обойдя стол, подошел к девочке. Несколько минут он разглядывал ее ауру и магическую силу.
 — Протяни руки вперед, — отдал он приказ малышке. Она безропотно подчинилась.
  На костяшках ее пальцев виднелись едва заметные узоры. Приподняв рукав платья, заметив на предплечье такой же едва заметный рисунок, опоясывающий, как браслет, руку девочки, член комиссии довольно улыбнулся и прищелкнул языком.
  После чего довольно кивнул. Взяв бланк в руки, размашисто вывел около первого пункта: «Высший балл». Протянув бланк маленькой адептке, произнес:
 — А сейчас, юная найла, вам в четвертый коридор, первая дверь.
 — Это все? — удивилась Шайли, все трое кивнули. Девочка, если и удивилась, вида не подала. Только успела подумать: «Слишком легко. Оценили еще не проявленные тату и сделали выводы?»
  Поблагодарив комиссию, она вышла в коридор, где ее ждал маг. По радостному лицу девочки мужчина понял: первый тур пройден. Она сама ничего ему не стала говорить о легкости испытания. Чтобы не накаркать. Лучше потом, когда все туры останутся позади, она задаст свои вопросы. А пока нужно идти дальше. Сейчас ей предстояло пройти выявление силы. Этого маг немного побаивался, ведь в девочке, кроме некромантии, ничего больше и не было. Во всяком случае, он не видел. Но может все не так уж и плохо?
 — Здесь такие запутанные коридоры, — равнодушно констатировала факт Шайли. — Без карты наверняка заблудиться можно.
 — Ничего, все запоминается быстро, это сначала кажется, что запутанно, а потом… — улыбаясь, ответил маг, открывая следующую дверь для своей маленькой спутницы.
 Она вошла в полутемное помещение. Посредине находилась светящаяся арка. Чтобы подойти к столу, за которым сидело двое парней, нужно было пройти сквозь сверкающие ворота. Шайли вздохнула, крепче прижала к себе саргана и шагнула вперед.
 Проходя под аркой она почувствовала, словно в ее тело вонзились тысячи маленьких иголочек, заставив девочку остановиться. Она замерла, ожидая разрешения идти дальше. Все проходило на уровне интуиции. Ей никто не давал команд. Только когда иголки пропали, девочка вышла из-под арки и подошла к столу. Сейчас она смогла рассмотреть четыре стеклянных шара на подставках, к ним от арки шли ленточки, по которым словно бегали светляки. Сейчас только к двум шарам: фиолетовому и черному, вело свечение, остальные были темными.
 Сидящие за столом оценили шары, рассмотрели на них что-то слишком пристально, после чего взяли у девочки бланк, и один из них вывел напротив второго пункта: «Повышенная интуиция, магия смерти третьего порядка».
 — А сейчас, юная найла, вам осталось последнее испытание. Но с вашими талантами, думаю, вы и его пройдете легко. Главное, прислушивайтесь к собственным ощущениям, — произнес первый юноша, протягивая девочке бланк.
 — Спускайтесь на нижний уровень, там зал для последнего испытания, — подхватил второй. Шайли кивнула, развернулась и двинулась обратно. На этот раз, проходя под аркой, она ничего не испытывала.
 Выйдя в коридор, с улыбкой протянула магу бланк. Он оценил и второй пройденный тур. После чего повел девочку вниз. Мужчина волновался. Третье испытание всегда и для всех было самым сложным. Его редко проходили с первого раза. Но с учетом выявленных навыков маг надеялся на лучшее. Говорить девочке ничего не стал, чтобы не напугать ее раньше времени. Она должна сама справиться со всем.
 Стоило им спуститься вниз, как гул нескольких десятков голосов немного оглушил. Многие прошедшие оба этапа собрались здесь для прохождения последнего тура.
 Те, кто входили внутрь, обратно не выходили. Только дверь начинала светиться, оповещая о вхождении следующего адепта. Когда в зал испытаний вошел седьмой, Шайли дернула мага за рукав и поинтересовалась:
 — А куда они все исчезают? Столько народу вошло, а обратно никто не вышел. Почему?
 — Их выпускают через другую дверь, чтобы никто ничего не смог рассказать, — охотно поделился информацией маг.
 — Но ведь они могут это сделать на улице, — вполне логично заметила девочка.
 — Нет, не могут, — мотнул головой мужчина. — Как только они выходят на свежий воздух, их воспоминания тут же стираются. Они смутно помнят, чем занимались на нижнем уровне. Такова система, особенно для тех, кто не проходит с первого раза.
 — А есть и такие? — удивилась Шайли. — И что потом им делать? Только на следующий год поступать?
 — Да, такие тоже бывают, — уклончиво ответил маг. — Но остальное зависит от баллов прохождения первых двух этапов. Если показатели высокие, им дают шанс на две пересдачи через день. Если балл средний — только на следующий год.
 Больше Шайли ничего не успела спросить. Дверь снова засветилась, приглашая следующего адепта. Ею как раз оказалась Шайли. Кивнув на пожелание удачи, девочка вошла внутрь. Снова полумрак, только углы светились в довольно просторном помещении. Шайли застыла на пороге. Ее охватило предчувствие: дальше двигаться нельзя. Несколько секунд ничего не происходило. А потом прямо из пола стал появляться скелет, размахивающий руками. Вместо того, чтобы испугаться, Шайли вдруг рассмеялась.
 — Такое бы пугало, да на огород моей нянюшки в деревню, всех бы вредителей распугал, — непосредственно выдала девочка. Скелет застыл.
 — Ты должна бояться и убегать от меня, — обиженно произнес скелет утробным голосом. Шайли залилась смехом.
 — Не обижайся, но ты действительно не страшный, а довольно милый. Хочешь, я сделаю тебя таким, как мой Дʼаш? — девочка взяла саргана на руки и показала скелету.
 — Нет, не хочу, — произнес он и тут же исчез. Шайли вздохнула, ей показалось, что она чем-то обидела собеседника.
 Сделав шаг вперед, снова застыла. Резко обернулась и машинально выставила руки ладонями вперед. Из них вырвался сгусток, мгновенно обволакивая ощетинившегося и готового к прыжку волкодава-нежить. Мгновение. Из его горла раздался утробный рык. У Шайли волосы зашевелились. Как вовремя она успела обернуться, иначе это чудовище набросилось бы на нее. Снова из глубины подсознания пришли знания. Она произнесла несколько слов заклинания, стряхнула руками, из которых вместе с тьмой появились мелкие искры, направившиеся к нежити. И он, замерцав, тут же растворился в воздухе. Шайли обернулась вокруг собственной оси. Пока никакой опасности больше не было. Еще два шага. Снова девочка остановилась. Прислушалась. До ее слуха донеслось шипение. Ее тело действовало словно само по себе. Упасть на бок, перекатиться, прижав к себе свою зверушку, чтобы не причинить ему вреда. Вскочить на ноги. Замереть.
 На том месте, где она только что была, распадалась огромная змея, свалившаяся с потолка и, не найдя жертвы, попавшая в ловушку.
 — Поздравляю, юная найла, вы прошли испытание, — раздался за спиной Шайли женский голос. Обернувшись, девочка столкнулась с внимательными синими глазами, светившимися в темноте. — Ваша интуиция весьма помогла вам в прохождении последнего этапа. Теперь я могу вас поздравить. Вы полноправная адептка Академии Черного Золга. Пройдите в регистрационный класс для оформления шанфона и прейха.
 — Спасибо, — только и смогла вымолвить девочка. Ее охватила радость. Она выскочила на улицу, где застыл в напряженном ожидании маг. Увидев светящееся лицо подопечной, мужчина расслабился. Прошла. Недаром он верил в нее всей душой. У девочки огромный потенциал. Главное теперь, чтобы собственный отец все не испортил. В том, что он скоро здесь появится, маг ни секунды не сомневался.
 В регистрационном зале Шайле выдали шайфон, настроенный на нее переговорный аппарат-кристалл с магическим набором связи. И прейх, в него вносилась необходимая информация, на нем можно было писать и читать. Стоило приложить прейх к нужной книге, и вся информация мгновенно оказывалась в нем. Удобная штука, особенно перед экзаменами и при подготовке рефератов. Но еще более выгодная при переписке на дальние расстояния. Хотя в тот момент Шайли не задумывалась об этом. Ведь она напрочь отказалась от прошлой жизни. И общаться ей было не с кем, вне стен Академии.
 Закончив с оформлением, Шайли провели в отведенную для нее комнату в общежитии. Рассчитаны покои были на двоих. Но соседки у девочки пока не было. Ее сумки уже стояли посреди комнаты. Шайли недоуменно перевела взгляд на своего спутника.
 — Твои вещи я сразу перекинул в Академию, а мы остановились перед ней для изменения внешности, — подмигнул маг девочке.
 — Вы знали, что я поступлю? — удивилась она. — Но откуда?
 — Я всего лишь верил в тебя, — не сдержавшись, маг потрепал ребенка по темным волосам, которые сейчас достигали плеч.
 Не успела девочка раскрыть сумку, чтобы распаковать вещи, как с улицы донесся звук рога. А по переговорнику сообщили: все адепты должны собраться во дворе Академии. Срочно.
 Волнение охватило Шайли. Она посмотрела на мага, лицо которого стало бледным. Он стремительно подошел к малышке, обнял ее и прошептал:
 — Иди, милая, и ничего не бойся. В таком виде тебя отец ни за что не узнает. Главное не показывай страха и волнения. Поняла? Потому что страх осязаем, его можно хорошо ощутить.
 — Я постараюсь, — пообещался девочка. Вздохнув, она стремительно выскочила за дверь. Сарган благоразумно остался в комнате.
 Во дворе в одну шеренгу выстроились адепты. На крыльце находились несколько мужчин в мантиях, а рядом с одним из них стоял рʼэнд Шилиут собственной персоной. Пробегая мимо отца и магистра, Шайли услышала:
 — Ваша Светлость, уверяю вас, адептов с таким именем не проходило регистрации.
 — Значит, моя дочь поступала под другим именем. Несмотря на свой возраст, она довольно умный ребенок. А с учетом помощника…
 — Что ж, все адепты собрались, — обвел рукой строй, произнес магистр. — Ищите вашу дочь.
 Сердце Шайли пропустило удар. Но она мгновенно постаралась перестроиться на мысли об учебе, о своей новой жизни, постепенно успокаиваясь. В тот момент, когда мимо нее проходил отец, она витала в облаках, представляя себя уже на третьем-четвертом курсе.
 — Имя! — напротив нее остановился рʼэнд Шилиут. Он пристально вглядывался в лицо девочки.
 — Шайли Горденсайль, Ваша Светлость, — присела в реверансе девочка, скромно потупив взор, как это делали служанки в их замке.
 Всего пара минут, и рʼэнд, вздохнув, двинулся дальше. Шайли выдохнула. Оказывается, все это время она задерживала дыхание. Шилиут еще несколько раз интересовался именами девочек, разглядывал всех слишком пристально, словно пытаясь проникнуть в самую душу.
 Обойдя шеренги по нескольку раз, ему пришлось принять тот факт, что его дочери здесь нет. Или он не может ее узнать, что было вернее всего. Попрощавшись с магистром, который оказался ректором Академии Черного Золга, рʼэнд Шилиут отбыл восвояси.
 Адептов отпустили по комнатам, сообщив, что расписание принесут чуть позже, так же, как и форму Академии с нашивками факультетов.
 Маг, тепло попрощавшись с юной принцессой, поцеловал ее в лоб, сообщив, что будет приглядывать за ней, иногда навещать. А после Академии заберет ее к себе. В прощение отца девочки мужчина не верил. Шайли кивнула, на миг обняла своего помощника, в последний раз проявив свои чувства, после чего, махнув, убежала к себе.
 Шайли была спокойна, собственный отец не узнал ее, ей не придется возвращаться домой и становиться невестой страшного и ужасного нерста. Теперь ее ожидала совсем другая жизнь. Что касается отца… Может быть когда-нибудь он простит ее за побег. И они снова смогут стать семьей.
 Вот только девочка в тот момент и предположить не могла, насколько ужасно поступит с ней собственный отец по указке довольной мачехи, избавившейся от падчерицы.
 

Глава 1

 
Десять лет спустя…
 
 — Шайли, ты идешь в город? Не мешало бы купить наряды, ведь на выходных бал в королевском дворце, — нависла надо мной моя соседка по комнате Заха. Несмотря на разные направления — она училась на факультете целителей — мы прекрасно нашли общий язык и хорошо сдружились.
 Именно она четыре года назад помогла мне справиться с потрясением от содеянного отцом. Он отказался от меня, лишив титула и наследства. Если бы в свое время мама не оставила мне поместье и собственный счет в гномьем банке, я сейчас бы оказалась нищей бесприданницей. И как бы отец не хотел добиться именно этого, отобрать у меня мамино наследство он не смог. Да и его младший брат, король Хартании был против. Он не позволил отцу блокировать счета матери, открытые на мое имя. Так же, как не позволил распоряжаться поместьем, которое принадлежало мне. Мачеха слишком хотела получить его для своего сына, моего младшего брата, родившегося десять лет назад, через шесть месяцев после моего побега.
 Тогда-то я и поняла, какая новость вскружила отцу голову настолько, что он готов был пожертвовать дочерью. Его охватила радость о скором рождении наследника. А на дочь стало, мягко говоря, плевать. Вот она, отцовская любовь. Я тяжело вздохнула. Хорошо, рядом со мной оказались те, кто поддержал, помог справиться с потрясением, подставил дружеское плечо. И я была благодарна им за это. Ведь настоящий друг на вес золота. Дружбу невозможно купить за деньги или выиграть в игру. Они или есть, или ее нет. Мне повезло. У меня оказалось трое друзей. Тех, кому я могла доверять, как самой себе.
 Захе я открыла правду о себе, только не сразу. А после того, как убедилась в нашей дружбе и умении девушки держать язык за зубами.
 Неделю назад нам, будущим выпускникам Академии Черного Золга, сообщили о том, что несколько факультетов приглашены на королевский бал, по случаю совершеннолетия принца Артана. Да, мы с ним одногодки. Разница в три месяца, он был старше меня. Сначала я не хотела идти, но Заха настояла. К тому же, вынуждена была признать, несмотря на подлость отца, я действительно хотела его увидеть. Соскучилась по нему страшно.
 — Хорошо, сейчас закончу, и мы пойдем в город, — пообещала я, продолжая чтение, временами внося в прейх нужные пометки. Закончила я через полчаса. Встала, потянулась, огляделась. Заха с Дʼашем играли в харж°. Заметив мою готовность к выходу, они отложили камешки и быстро встали.
 — Идем? — деловито осведомился Дʼаш. Я кивнула. Взяла кошель с деньгами. За все время тратила я мало, собирая свою стипендию. И сейчас у меня набралась довольно приличная сумма. Именно ее я и решила потратить на наряд. Да и в любом случае, воспользоваться деньгами матери до двадцатилетия у меня бы не получилось.
 Не успели мы выйти из комнаты, как к нам тут же подскочили два ловеласа: Герт и Дерт. Братья-близнецы. Оба светловолосые, красивые, с льдисто-голубыми глазами, чувственным ртом, властным взглядом. Одно время они пытались за нами приударить. Но получив несколько раз в глаз от меня и между лопаток от Захи, оставили свои попытки. Хотя мой вредный сарган постоянно бурчал по этому поводу, предлагая все же обратить внимание на одного из братьев. Пока не пригрозила Дʼашу отправить в ссылку, а именно в поместье матери, он не унимался. Угроза возымела действие. Он оставил свои попытки сватовства.
 Вот уже три года мы с близнецами являемся лучшими друзьями. Один из братьев, как и я — некромант, второй — огневик. Мы раньше недоумевали, как у близнецов могла быть кардинально противоположная магия? Но парни только отшучивались на сей счет. А толком так ничего и не сказали. Но я знала правду. Ее мне поведал мудрый сарган. За столько лет он оправдал свое прозвище. Братья, хоть и близнецы, но унаследовали разный дар родителей, который мать своевременно разделила, проведя магический ритуал. Иначе один из них погиб бы прямо в утробе, так как второй, забрав себе все, тянул жизненную силу из близнеца.
 Почему братья не захотели об этом рассказывать, осталось для меня загадкой. Но… у каждого свои тараканы в голове. Их скрытность ни в коей мере не мешала нашей дружбе. А вот любвеобильность — наоборот. Поклонницы близнецов несколько раз устраивали на нас с Захой едва ли не охоту, как на диких зверей. Были и драки на кулаках, и магические поединки, после чего страдали аудитории. Обидно было другое — к ректору на ковер вызывали только нас с Захой. От такой несправедливости мы готовы были рвать и метать. Но поделать ничего не могли. Еще с третьего курса нас определили как крайних, а все потому, что именно мы оказались не только самыми любопытными, но и любителями экспериментов.
 А как не поэкспериментировать, если есть такая возможность? Заха вывела новое зелье, способное оживить на несколько минут мертвеца, а я тут же взялась его испытать. Благо кладбище находилось сразу за стенами Академии. К тому же хотелось опробовать новый, только что полученный посох. Правда еще без духа. Призывать его мы должны были немного позже. Кто бы мог предположить, что в тот момент у меня в голове все перемешается. И своего духа я приобрету именно там. Да еще и какого… С сильным магическим потенциалом, ведь кладбище оказалось необычным.
 Мы ж в тот момент никак не могли знать, что на том кладбище одни маги захоронены, а на них все зелья и заклинания действуют по-другому. Поднять-то я подняла умертвие, да и не одно, даже получилось влить в него жидкость, этим занимался Дʼаш, едва не став добычей поднятого. А потом…
 И что мне так не везет? Позарилась на первого ректора Академии и его помощника. И если ректор ожил, то его помощник как раз и стал духом для моего посоха. Я до сих пор плохо помню, как все происходило, от страха в голове произошел полный раздрай и переворот. Грозя мне всеми карами, озлобленный от такой несправедливости, помощник ректора обрел свое новое пристанище, мой новенький, только что полученный посох. А ректор… Ох, как же он нас гонял по коридорам, грозя свернуть шею за самоуправство. Отлавливали взбешенное умертвие всем преподавательским составом. А действие зелья все не проходило. Только часов через пять, когда все уже вымотались и едва не валились с ног, умертвие потеряло свою прыть, став снова скелетом. Наш магистр по некромантии, только что вернувшийся из города, его упокоил. А мы… остались без ужина. Нас наказали, запретив две недели выходить в город. И если для меня такое не было по сути наказанием, так как я и так выходила редко, то для Захи это оказалось потрясением, ведь именно в лавках города она покупала ингредиенты для своих зелий.
 Но был и положительный эффект после нашего эксперимента с умертвием. Захе позволили запатентовать новое изобретение восстановления мертвых. А мне заочно поставили высший бал по приобретению, призванию и привязке духа. О том, что я едва не забыла о привязке, благополучно умолчала, а подруга никому бы и не смогла рассказать, так как сама не знала всех тонкостей некромантии.
 Маленькая победа, пусть и с последствиями, вскружила нам голову. И понеслась душа за все грани возможного. Порой мы теряли осторожность, благо высшие силы нас берегли, и мы пока оставались живы и относительно здоровы. Несколько походов к лекарям с ожогами и ранами ни в счет.
 Так как в лабораторию хода нам не было, только от нас стояла защита, то вполне логично, что свои эксперименты мы проводили прямо у себя в комнате. Ее несколько раз ремонтировали, один раз восстанавливали почти все крыло. А все из-за того, что в котелок с зельем увеличения и проявления магического потенциала, попала муха. Самая обычная муха. Из-за чего варево вдруг начало бурлить, шипеть и искрить. Мы едва успели выскочить из комнаты и отбежать подальше. Взрывом снесло не только нашу комнату, но и четыре соседние. Ох, как же на нас кричал ректор. И ведь выгнать он нас не мог. Разве можно выпускать в мир таких недоучек, шибанутых на всю голову? Вот и ректор решил, что мы социально-опасные элементы, и нам лучше находиться под его бдительным присмотром. Правильно решил, надо сказать. Ведь если б нас выгнали, возвращаться мне пока было некуда, самостоятельно зарабатывать на жизнь — рано. И мне стало страшно представить, как бы я вообще жила. Но все обошлось. Нас оставили в Академии.
 Комнаты тогда восстановили, даже вещи смогли вернуть. А еще нам повезло. Вот недаром говорят: не было бы счастья, да несчастье помогло. Нам с Захой все-таки выделили отдельную лабораторию. Только нашу и больше в нее никому не было хода.
 За все годы учебы мы смогли запатентовать несколько наших изобретений. Ректор, хоть и ругался, но мы прекрасно видели, он гордился нами, только вида не показывал. Но в глубине его глаз мы видели восхищение.
 Когда три года назад к нам присоединились близнецы, нашу лабораторию перенесли в подвал, огородив ее тремя слоями защиты. На всякий случай. Как в воду глядели. Близнецы оказались стукнутыми на голову похлеще нас с Захой. А их идеи… М-м-м… Они оказались заманчивыми, но опасными. Только разве могла нас с подругой остановить опасность, когда интерес превышал все мыслимые и немыслимые нормы? Нет конечно. Может поэтому мы так сильно и сдружились. Если у нас с подругой еще стоял какой-то тормоз и ощущение опасности, то у Герта и Дерта все тормоза отсутствовали напрочь.
 Иногда стоило нам только услышать радостный вопль Герта или Дерта: «Найлы, у меня идея!», как внутри все переворачивалось. Морально мы начинали готовиться к наказанию и встрече с ректором. Но даже это никак не останавливало.
 — Шайли, ау! Ты с нами? Или созрел очередной план? — пощелкал у меня перед глазами Герт. Сарган у меня на плече захихикал. За что получил по носу и быстро умолк.
 — Подруга, а не влюбилась ли ты часом? — подхватил Дерт. — Надеюсь, в меня?
 — Не мечтай, — отрезала я. — Просто вспомнила некоторые наши эксперименты. Идемте в город, нечего зря время терять, — привычно подхватывая саргана на руки, произнесла я. И первой направилась по коридору. Друзья сразу же последовали за мной.
 — Шайли, а ты уже решила, куда пойдешь после Академии? — вдруг спросил Герт, пытливо глядя на меня.
 — Еще нет, но мне пришла весточка от мага, некогда помогавшего мне сбежать из дома. Я до сих пор не знаю его имени. Так вот, он сообщил, чтобы я ничего не планировала. Для меня уже все приготовлено, — ответила я, пожав плечами.
 — И ты вот так согласилась и поверила? — удивился Дерт. — Шайли, что-то я не замечал в тебе такой доверчивости раньше.
 — Ему я верю, он не сможет сделать ничего плохого. Тем более я чувствую, мне понравится, — улыбнулась я. Да, моя интуиция с годами обострилась. Развилась. И теперь я хорошо знала, в какой момент стоит остановить эксперимент, а когда его не стоит и начинать.
 Мы покинули стены Академии, а затем и ворота, углубившись в город. Что за наряд я себе хотела — пока сама не знала и даже не представляла. Зато Заха уже в красках расписала, что именно желает она. Парням же было проще, у них все было. Покупать они ничего не планировали, с нами отправились за компанию. В первой лавке мы ничего не выбрали, так же как во второй и в третьей. Зато в четвертой Захе повезло, она нашла то, что хотела. Я же равнодушно разглядывала наряды, ни к одному из не притрагиваясь. Дождавшись, пока подруга примерит, подгонит по фигуре, рассчитается и запишет, куда доставить покупки, мы отправились дальше. Чем больше лавок мы обходили, тем ниже падало мое настроение. Ничего подходящего.
 Вконец отчаявшись, мы зашли в последнюю лавку. Я бегло осмотрела ассортимент, скривилась и собралась уже выходить, как меня остановил Герт.
 — Шайли, больше идти некуда, мы осмотрели все наряды. В чем ты пойдешь на бал? Тебе в любом случае придется что-то выбрать.
 — Но мне ничего не нравится, — с тоской произнесла я, даже не глядя на красивые наряды, развешанные вокруг меня.
 — Юная найла, а что именно вы ищете? — около нас появилась приятная найла, окидывая меня взглядом. Словно прицениваясь.
 — Если б я сама знала, — вздохнула я. — Просто наряд должен затронуть что-то внутри меня. Но этого пока не произошло.
 — Идемте со мной, — поманила меня женщина. Я оглянулась на друзей. Они кивнули и подтолкнули меня за хозяйкой лавки.
 Мы вошли в другое помещение, где висело всего три платья. Одно из них приковало мой взгляд. Светлое, песочного цвета, с алой вставкой сбоку и вышивкой такого же цвета ниткой по низу и на корсете. По талии золотистая окантовка. Просто и со вкусом. Я сглотнула застрявший комок в горле.
 — Шайли, ты просто неотразима, — с восторгом выдохнул Дʼаш, отлетев от меня на пару метров, да так и застыл, разглядывая меня с ног до головы.
 — Нравится? — шепотом поинтересовалась найла. Меня хватило только на кивок.
 — Ваше Высочество, оно шилось специально для вас, — донеслись до меня ее слова. Я не сразу сообразила, о чем она. А когда до меня дошло…
 Медленный поворот головы. Взгляд в упор. Найла открыто смотрела на меня. Но все же первой отвела глаза. В последнее время даже Захе сложно выдерживать мой взгляд. А уж незнакомке и подавно.
 — С чего вы взяли, что я принцесса? — холодно осведомилась я. — И почему сказали, что шили его для меня?
 — Я увидела его во сне. У меня слабый дар предвидения. Развивать его не было смысла. Но иногда он здорово помогает. К тому же для меня не существует личин. Пусть и таких, искусно выполненных, как ваша. Поэтому… — найла развела руки в стороны. — Примерите?
 Я кивнула. Платье село как влитое. Найла не соврала, оно действительно как на меня шилось. К друзьям выходить не стала. Решила приготовить им сюрприз.
 Переодевшись, попросила доставить наряд в Академию. А сама довольная вышла к ожидающим меня друзьям.
 — Ну что? — пытливо посмотрел на меня Герт. — Выбрала? — я кивнула. — А почему нам не показалась?
 — Потом сюрприз будет, — подмигнула я. — Возвращаемся? Мы и так задержались. Скоро ворота будут закрываться.
 Дʼашу только пригрозила, скажет хоть слово, перья пообщипаю и на подушки пущу. Сарган хмурился, злился, но рта не раскрывал, как ни подкатывали к нему друзья поведать, какой наряд я выбрала. Молодец, мой любимец держался стойко.
 Нам пришлось поторопиться, но мы успели в последний момент прошмыгнуть мимо почти закрывшихся створок. Наши наряды уже ждали в комнате. Как ни уговаривали меня друзья примерить, я была категорична.
 Даже показывать его никому не стала.
 В последующие дни мы вели себя ниже травы тише воды. От экспериментов воздерживались. Чтобы нас снова не наказали. С ректора станется не пустить нас на бал. Потому и не рисковали.
 Наконец, долгожданный день настал. С самого утра мы вскочили взбудораженные. Заха подсуетилась и вызвала нам мастера причесок. Скоро он должен был явиться. Герту и Дерту строго-настрого наказали: до самого отъезда нас не беспокоить. Без стука не входить, и вообще на день испариться с глаз. Иначе сюрприза не выйдет. Им ничего не оставалось, как согласиться. В противном случае — сверкать им на балу двумя фонарями под глазами.
 Когда появился мастер причесок, мы уже сидели одетые и почти готовые. Заха все ахала и охала по поводу моего платья. Оно ей казалось поистине королевским. Я не разубеждала.
 С прическами провозились долго. Два часа ушло на Заху и столько же на меня. Зато результат шокировал. Я сама оказалась поражена. За столько лет личина немного пообтерлась, открывая мое настоящее лицо. Только волосы как были черными, так и остались. Но сейчас они достигали поясницы. С ними мастеру пришлось повозиться. Густые и тяжелые, они никак не желали укладываться в прическу. Но парень молодец, он справился.
 — Девочки, вы еще долго? Нам пора! — раздался стук в дверь неугомонных близнецов. Мы с Захой переглянулись.
 — А мне что делать? — подал голос сарган, развалившись на кровати. — Я так понимаю, во дворец меня не возьмут?
 — Не сейчас, мой хороший, — присела я рядом с Дʼашем. — Ты побудешь здесь, выспишься и почитаешь что-нибудь. А я тебе потом все расскажу, — подмигнула любимцу.
 — Готовы? Ничего не забыли? — сложила руки на груди подруга, оглядываясь вокруг. Я в этот момент приподняла платье и запихивала в специально сделанную подвязку оружие, посох некромантки, несколько метательных дисков, дротики и смесь для закрытия круга.
 — Шайли? Ты что творишь? Нас же выпрут с треском, — сделала огромные глаза Заха. — Сейчас же поснимай с себя весь арсенал.
 — Нет. Что-то у меня тревога появилась, потому оружие я беру с собой, — категорично заметила я. Заха закатила глаза. Спорить было бессмысленно.
 Стеная и причитая, она подошла к двери и распахнула ее. Парни и слова сказать не успели. Застыли с отвисшей челюстью.
 — Это кто? А где Шайли и Заха? Найлы, вы неотразимы, но верните нам наших подруг, — заныл Герт, фальшиво утирая слезы.
 — Шут, идем уже. А то и правда мы немного припозднились, — хватая друга под руку, произнесла я.
 Мы вышли во двор. Народу набралось около двадцати адептов. Около ворот стояло пять карет. Да еще каких! Самых настоящих, с кучером и лошадьми. Представляю, как наша процессия будет смотреться на дорогах, где только и носятся ранкары и самодвижущиеся кареты. Наверняка мы вызовем фурор. Н-да… Ректор расщедрился. Решил организовать нам экстрим, ведь только так можно было назвать наше короткое путешествие. Быстро загрузившись вчетвером в одну карету, мы приготовились ждать. Без казусов не обошлось. Герта пыталась перехватить одна из девиц и втиснуться к нам. Но ее быстро вытолкали. Она кричала, визжала, грозила нам всеми немыслимыми карами. Ее с трудом удалось угомонить.
 Наконец, разбушевавшуюся найлу усадили в карету. И мы тронулись во дворец. Чем ближе мы подъезжали, тем сильнее меня бил озноб. Волнение, предвкушение и вопившая об опасности интуиция не давала расслабиться.
 — Шайли, что с тобой? — взял меня за руку Герт. Впервые в его глазах не было ехидства.
 — Не знаю. Нехорошее предчувствие, — я повела плечами, сжав одной рукой висок. — И с чем это связано или с кем — не могу понять.
 — Значит не зря я прихватил свои клинки, — усмехнулся Герт. Дерт все это время только хмурился. Но ни слова не говорил.
 Карета остановилась около дворца. Близнецы выпрыгнули первыми. Подали руки мне и Захе. Выйдя из кареты, мы поднялись по ступенькам и вошли в просторный холл. Как же давно я здесь не была. Ничего не изменилось. Я улыбнулась. Навстречу нам показался мажордом. Гридж. Приятный, но иногда вредный гном, который часто гонял нас с Артаном, если мы слишком сильно шумели.
 — Найлы и рʼэнды! Приветствую вас! Разрешите проводить достопочтимых гостей в бальную залу! — чинно произнес Гридж, разворачиваясь и следуя через анфилады замка. Мы за ним. Многие из адептов с интересом разглядывали дворец. Я же только мельком все осматривала, замечая малейшие изменения. Наш путь лежал через картинную галерею королевской династии. На мгновение я сбилась с шага, заметив на одном из портретов черную окантовку. Подойдя ближе, ахнула. Надо же. Меня похоронили?
 — Это юная принцесса, пропавшая десять лет назад, — раздался позади меня голос Гриджа. — Айрэ. Найти ее так и не смогли.
 Пока он говорил, все адепты столпились около портрета. Заха переводила оценивающий взгляд с меня на портрет, сравнивала. Я сделала страшные глаза, тем самым показывая: слишком откровенно. Подруга тут же потупилась. Зато Гридж как-то разом подобрался. Умный мужик, сразу что-то учуял. Он впился в меня взглядом, словно желая попасть под мою оболочку. Ага, даже не пытайся. Не выйдет. Я скривила губы в ехидной усмешке.
 — Может, мы уже пойдем? Нельзя заставлять Его Величество ждать, — холодно произнесла я. Гном нисколько не смутился и не растерялся.
 — Надеюсь, у нас с юной найлой найдется время пообщаться, — тихо заметил он, склонив голову. Я выругалась про себя. Ну, Заха…
 В бальной зале уже собрался народ, приготовившись поздравлять Его Высочество. Но пока ни королевской четы, ни моего отца с семьей еще не было. Играла приглушенная музыка, народ тихо переговаривался между собой. Адепты, оказавшись в зале, мгновенно разбрелись, кто куда. Найлы отправились искать себе пары для танцев, а рʼэнды — к столу с закусками и выпивкой. Ну кто бы сомневался! Мы же вчетвером нашли уютный диванчик, который пока еще никто не занял. Я все время поглядывала на дверь. Ощущение тревоги усилилось. Я то и дело ерзала на своем месте. Герт, глядя на меня, напрягся. Дерт тоже не остался безучастным. Его взгляд застыл на входной двери. Только Захе все было нипочем. Она разглядывала дам, их наряды и драгоценности. Комментировала вслух, но шепотом. Ее бубнеж проходил мимо меня.
 Наконец, музыка смолкла. Мы встали с дивана, приготовившись встречать королевскую чету. Меня словно что-то толкнуло вперед. Я медленно двинулась к постаменту, где находились места для короля, королевы и принца.
 — Шайли, ты куда? — шепотом поинтересовался Дерт. — Сейчас же монарх войдет.
 — Нам нужно оказаться поближе к принцу, — будто в тумане, произнесла я в ответ. Больше вопросов не было. Как только мы протиснулись почти к самому постаменту, в дверях появились сначала мой отец с семейством, потом королевская чета с принцем.
 Мачеха вся светилась от счастья, держа за руку моего младшего брата. Вот только иногда ее взгляд блуждал по залу, словно кого-то выискивая. Я напряглась.
 Музыка стихла совсем. Народ расступился перед монархом. Медленно, очень медленно, они двигались по проходу. В какой-то момент отец с мачехой отошли в сторону, и на ковровой дорожке оказались только король с королевой и Артан. Они дошли до постамента, чинно сели каждый на свое место. Принц оказался фактически рядом со мной. Он с интересом вперил в меня взгляд. Я видела, как он собирался что-то спросить, но тут начались поздравления.
 Приглашенные вереницей подходили к принцу, произносили слова-пожелания, вручали подарки и отходили. Юноша чинно кивал, коротко благодарил и иногда бросал взгляд на меня.
 В какой-то момент я успела мельком глянуть на мачеху. Она вдруг расслабилась и заулыбалась, но в ее глазах я заметила блеск-азарт-предвкушение. Мое тело напряглось, я непроизвольно сделала шаг вперед. И тут произошло сразу несколько событий: из толпы вылетело заклинание и быстро понеслось в направлении принца, я выхватила один из дисков и метнула в сторону злоумышленника, заслоняя собой Артана, Герт мгновенно переместился к нападавшему — его глаз-алмаз успел заметить фигуру, выпустившую заклинание. Дерт встал рядом со мной, протягивая руки и пытаясь блокировать летящую в нас гадость. Заха, мгновенно сориентировавшись, проследила связь между нападавшим и его заказчиком, точнее, заказчицей. И быстро добежав до мачехи, схватила ее за руку.
 Никто и сообразить ничего не успел. Темное заклинание врезалось в меня. Больно. Хорошо, не смертельно. На мне стояло слишком много защиты. Но и она оказалась пробита, оттого и такая боль. Я осела на ступеньки постамента, а потом и вовсе улеглась на них. Сил держаться в сидящем виде не было. Мне просто необходимо было прилечь.
 — Что происходит?! — подскочил со своего места король, заметив, как Заха вцепилась в мачеху. Отец попытался оттащить подругу. Герт не позволял, быстро сканируя ауру злоумышленника и показывая ее появившемуся рядом с ним придворному магу-менталисту. Оба с презрением уставились на мачеху.
 — Рʼэнд Шилиут, ваша супруга только что пыталась убить принца, а за ним и Его Величество, — ровно и холодно произнес слова обвинения придворный маг. Правда перед этим он повесил полог тишины, чтобы в зале гости ничего не слышали. Несмотря на то, что меня пустили под полог, я мало что соображала. В гиуди все горело, дышалось через раз. До меня же слова доносились как сквозь вату.
 — Найла, ты как? — передо мной на корточки опустился Артан. В его глазах было столько беспокойства и тревоги, что я попыталась его успокоить, сама не заметив, как перешла на его детское прозвище.
 — Тан, все хорошо, сядь на свое место. Ты же наследный принц, негоже показывать слабость, — я попыталась улыбнуться, чувствуя, как боль постепенно уходит. Зато глаза Артана стали увеличиваться в размерах.
 Пока в зале проходило разбирательство, прошедшее мимо меня, Дерт и Артан приводили меня в чувства. К ним потом присоединились и Герт с Захой. Последняя быстро вытащила свое фирменное восстанавливающее зелье и, не слушая моих возражений, влила мне в рот. Стало значительно легче.
 Судя по наступившей тишине, мачеху увели. Зато я теперь почувствовала себя неуютно. На меня устремились множество взглядов. Первым подошел отец. Его суровый взгляд вдруг стал… опешившим. Э? Не поняла. Что происходит?
 — Шайли, твоя личина, — застонал Герт, бросаясь ко мне и приподнимая меня на ноги.
 — Вся сползла? — простонала я. Ответом мне был тройной кивок друзей. Но по пряди белых волос, лежащей на груди, я и сама уже осознала, насколько попала.
 — Айрэ? — тройной окрик заставил вздрогнуть не только меня. Отец, принц и король потрясенно разглядывали мою нахмурившуюся персону.
 — Айрэ умерла, — выпрямившись, холодно процедила я. — Разве не об этом свидетельствует портрет в картинной галерее? — на этот раз в моем голосе сквозил сарказм.
 — Ты исчезла неизвестно куда… — грозно начал отец, но я пренебрежительно махнула рукой.
 — Достаточно, папуля. Ты от меня отказался, сейчас обойдемся без обвинительных реплик. Да и зовут меня сейчас Шайли. Нет больше Айрэ, — выдала я, прямо и твердо глядя на отца.
 — Ар, так вот почему я почувствовал родственную душу! — воскликнул Артан, обнимая меня сзади и утыкаясь носом в мои волосы.
 — Тан, ты вознамерился испортить мне прическу? — зашипела я, но в груди разливалось тепло и радость. Мой брат — единственный, кого я действительно рада была видеть. И он оказался искренним.
 Обернувшись в кольце его рук, я положила голову ему на плечо и прошептала:
 — Как же я соскучилась. Поздравляю тебя с днем рождения, — я чмокнула принца в щеку. И со вздохом отстранилась. — Этикет, Ваше Высочество, — приседая в реверансе, прошептала я.
 — Да уж, мать его за ногу, этикет, Ваше Высочество, — возвращая мне мою же реплику, только произнеся ее шепотом, склонил голову принц.
 Тут и Его Величество отмер. Быстро подойдя ко мне, крепко обнял и прижал к себе.
 — Нашлась, пропажа, — тепло улыбнулся он. — Я знал, что ты жива. И скоро вернешься.
 — Спасибо, дядя, — одними губами произнесла я. — Только благодаря тебе мамино поместье все еще принадлежит мне. Ведь я теперь безродная.
 — Айрэ, не говори глупостей, — строго осадил меня монарх. — Ты была и останешься моей любимой племянницей. А сейчас бал! — уже громче возвестил король, стоило магу снять полог тишины, и при этом окидывая взглядом притихшую толпу.
 — А что будет с мачехой? — обернулась я к дяде. Я волновалась только об одном, чтобы отец не додумался простить эту гадину.
 — О ней можешь забыть, — о махнулся монарх. — Придавать дело огласке мы, конечно, не будем, так как она все-таки супруга брата короля, но и пощады она не дождется.
 Успокоенная, что моя мечта осуществилась, и отец избавился от злой и лицемерной найлы, я выдохнула с облегчением. Артан, заметив мой взгляд, весело подмигнул.
 До меня же только сейчас дошло: как я в новом виде появлюсь в Академии? Да еще и накануне выпускных экзаменов. Как же все это невовремя.
 — У тебя ведь скоро экзамены? — будто прочитав мои мысли, осведомился монарх. Я кивнула. — Потом домой? — на этот раз я мотнула головой, тем самым удивив короля.
 — Я хочу работать по своему профилю. И такое место мне уже нашли. Правда, я пока еще не знаю, где именно, — честно призналась я.
 — И ты не передумаешь, да? — усмехнулся дядя. Я улыбнулась.
 — Нет. Не передумаю. Мне нравится некромантия. Это мое призвание.
 — Вся в мать, — только и прошептал король, выпуская меня. Взяв королеву, подмигнувшую мне, за руку, он увлек ее танцевать. А меня подхватил Артан, закружив по залу. До меня донесся недовольный голос Герта:
 — Ну, вот, увели нашу Шайли прямо из-под носа. А я так рассчитывал с ней все танцы потанцевать.
 Инцидент с нападением слишком быстро забылся, народ веселился и танцевал. Только несколько адепток — поклонницы Герта и Дерта, зло поглядывали на меня. Им наверняка не понравилось увиденное. И теперь они соображали, как лучше отвадить меня от близнецов. Их намерения крупными буквами были написаны на их лицах. Я только посмеивалась.
 Герт и Дерт получили долю моего и Захи внимания. Артану пришлось, скрепя зубами, уступить друзьям, так как его ожидали и другие девушки. Подмигнув брату, пожелала ему найти достойную невесту, на что тот только скривился и назвал меня жестокой.
 Далеко за полночь я почувствовала усталость. Ноги гудели, голова начала болеть. Найдя Заху, сообщила ей, что собираюсь отправиться спать. Она с радостью решила последовать за мной. Впрочем, так же, как и близнецы.
 Чтобы не тащиться по всему городу в карете или на ранкаре, придворный маг, которого отыскал Артан, согласился переправить нас в Академию порталом.
 Уже через полчаса мы были в своей комнате. Раздевшись и умывшись, я завалилась в свою кровать под бок саргана, который, наверное, видел уже десятый сон, и, пригревшись, мгновенно уснула.
 В тот момент я еще и предположить не могла, насколько большую проблему сыграет со мной моя внешность.
_______________
Харж — кости.
 
Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям