0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Шелковая лента » Отрывок из книги «Шелковая лента»

Отрывок из книги «Шелковая лента»

Автор: Романовская Ольга

Исключительными правами на произведение «Шелковая лента» обладает автор — Романовская Ольга Copyright © Романовская Ольга

Наутро Хлоя отвезла Стефанию к лучшей портнихе и на собственные деньги заказала несколько платьев. Оба траурные, темные, но одно строгое, а другое манящее, с прикрытым полупрозрачной тканью декольте. Виконтесса не возражала, ей самой не хотелось наряжаться монахиней.

Гейбл не понадобился: Хлоя заверила, такое при дворе не носили, а королева требовала от придворных дам только соблюдения внешних приличий.

Чтобы сестра не ходила замарашкой, пока не сошьются наряды, леди Амати приказала подогнать под нее самое скромное платье и купила черный шелковый шарф, чтобы прикрыть грудь. В таком виде виконтесса вторично появилась при дворе, чтобы официально представиться его величеству и поступить в услужение ее величеству.

— Наверняка тебя пригласят остаться на обед, уж постарайся произвести впечатление, — по дороге наставляла Хлоя. — Королева к тебе расположена, это нам на руку, однако ее милости добиваться долго, а союзники нам нужны сейчас. Переступи уж через гордость, я переговорю, ты сделаешь.

— К кому же ты меня подкладываешь? — нахмурилась Стефания.

Она догадалась, на что намекала сестра, и не желала опускаться до уровня продажной девки.

— К королю, конечно же. Тогда новоиспеченному виконту придется отступить, рта открыть не посмеет. Если не желаешь с королем, хотя бы наследного принца очаруй. Словом, сестричка, женское оружие — постель. Через нее и головы отрубают, и титулы получают.

— Но разве нельзя использовать влияние твоего свекра? — Спать с королем решительно не хотелось. — Граф Амати — хранитель печати, важный человек.

— Дурочка, он не станет, — вздохнула Хлоя. —Жаль, я при дворе без года неделя и любовника для удовольствия заводила. Но ничего, тоже в накладе не останусь, выпрошу чего-нибудь для мужа.

Стефания предпочла промолчать. Она слышала о свободных дворцовых нравах, но играть по чужим правилам не собиралась. И греть чужую постель ради одной бумажки тоже. Тут стоит только начать, быстро превратишься в разменную монету, переходящую из одних рук в другие.

Виконтесса помнила, как относились к фаворитке короля: считали шлюхой. Такая же участь ждала Стефанию, если только за ней не дадут хорошего приданного. Но ведь не все ценят деньги, для многих, важна репутация. А какая она у открыто продающей себя женщины? Шлюха.

За разговорами подъехали к дворцу.

Отпустив паланкин, леди Амати повела сестру в покои королевы. Их беспрепятственно пропускали, когда как иные посетители томились возле закрытых дверей. Выходит, наговаривала Хлоя, кое-какой вес при дворе она имела.

Секретарь королевы отвесил витиеватый комплимент младшей из сестер и сообщил, ее величество изволила кататься на коньках. Леди Амати поблагодарила его улыбкой, показавшейся пристально наблюдавшей за ней Стефании обещанием чего-то большего, и хлопнула в ладоши, привлекая внимание пажа.

— Коньки мне и виконтессе Сибелг! — распорядилась Хлоя.

Мальчишка стрелой вылетел прочь, едва не сбив с ног придворную даму.

— Ты так влиятельна? — восхищенным шепотом поинтересовалась Стефания.

Ее поразило, с какой легкостью сестра добивалась своего. При дворе полно хорошеньких женщин, пусть Хлоя красива, дело в другом.

— Во-первых, я леди Амати, любимая невестка хранителя печати, а, во-вторых, хорошо целуюсь, — игриво шепнула молодая женщина. — Ты тоже привыкай, не робей. Придворные не умнее тебя, только языки точат острее ножей. Отвечай им намеками, лестью, иронией, но никогда не говори правды. Вот еще что, — Хлоя покосилась на секретаря, корпевшего над письмом за конторкой, и почесала кончик носа, — жить тебе лучше во дворце, со мной. Я редко ночую дома: вдруг королеве что понадобится, поэтому неплохо обустроилась.

Леди Амати лукавила, ей не хотелось проводить все ночи с супругом, а ночные отлучки из дома не остались бы незамеченными. Дворец в этом отношении — идеальное любовное гнездышко. Придворные дамы бабочками порхали по нему с наступлением темноты.

Стефания кивнула. Так даже лучше, узнает все новости первой. Теперь виконтессу живо интересовали придворные сплетни: вдруг проскользнет что-то о Ноэле или Сигмурте?

Наконец коньки принесли, и Хлоя повела сестру в сад, к каналу, на котором устроили катание, вскользь обронив:

— Может, и король присоединится, удачный случай привлечь его внимание. Ты красивее той простушки, которая успела до чертиков надоесть его величеству. Он то одну, то другую приглашает на танец, ищет новую любовницу. Блесни, Фанни, и никакой виконт Сибелг не тронет, а ты заработаешь неплохое приданое.

— Семья тоже не останется внакладе? — усмехнулась Стефания.

Хлоя покачала головой:

— Думай только о себе. А Эверины… Если войдешь в силу, поможешь, нет, обойдутся.

Дорожки сада искрились от снега. Пушистое покрывало укрывало кусты и деревья, легло на опустевшие до весны клумбы, подсветило поникшие розовые бутоны.

Со стороны канала доносился заливистый смех, слышались звуки музыки. Навстречу сестрам то и дело попадались влюбленные парочки. Они прогуливались по серебристым дорожкам и тайком целовались в беседках. Полюбили сад и сановники, обсуждавшие в тиши государственные дела.

Хлоя вполголоса рекомендовала сестре встречных, сообщала, имеют он или она вес при дворе. С некоторыми леди Амати обменивалась приторной улыбкой, с кем-то перебрасывалась парой слов. Стефания внимательно слушала и запоминала. На всякий случай улыбалась всем, но старалась не переигрывать.

— Всемилостивый Бог, нас посетило солнце!

К сестрам подошел импозантный шатен в щегольской шляпе с зеленым пером. То ли играя, то ли всерьез, он отвесил каждой низкий поклон.

— Вы неисправимы, лорд Орсан, — рассмеялась Хлоя, подавая руку для поцелуя. От Стефании не укрылось, он длился дольше обычного. Любовники? — Позвольте представить мою старшую сестру, вдовствующую виконтессу Стефанию Сибелг, — леди Амати повернулась к родственнице. — Надеюсь, вы позаботитесь, чтобы бедняжка не скучала. На севере так мрачно, а тут еще лишиться мужа! Сами понимаете, потребуются двойные усилия.

Голос Хлои сочился патокой. Виконтесса слушала ее и пыталась угадать истинный смысл фраз. Казалось, за ними крылось нечто большее, чем просьба развеселить. Отчего-то казалось, сестра сосватала ей любовника, но не для дела, а в качестве лекарства от хандры. Теперь Стефания знала, близость с мужчиной в некоторых случаях помогала, но не собиралась ложиться под лорда Орсана. Они знакомы от силы пары минут, и мужчина совсем не в ее вкусе.

— Ваша воля — закон, миледи, — куртуазно заметил собеседник и, обратив взор на Стефанию, улыбнулся. — Безмерно рад знакомству, виконтесса. Теперь наш скромный двор почтили оба светила.

— Полагаю, вы переоцениваете мои достоинства, милорд, — покачала головой молодая женщина, включаясь в игру. — Я видела множество дам, которые затмят мой скромный блеск.

— Они всего лишь звезды, миледи.

Виконтесса не нашлась, что ответить. Она не сильна в словесных поединках, пусть выкручивается Хлоя.

Внимание Стефании привлекло диковинное строение, укрытое ельником.

— Это птичник, — пояснила Хлоя. — Весной увидим павлинов и цесарок. Они презабавное зрелище! Я успела взглянуть до холодов.

Послав лорду воздушный поцелуй, леди Амати увлекла сестру прочь, к каналу. Возле него разбили открытые шатры, внутри которых на устланных коврами скамьях пили и ели придворные дамы и кавалеры.

Кресла королевской четы пустовали. За ними, внимательно наблюдая за происходящим на льду, перешептывались приближенные монарха. Их волновала не столько красота выписываемых фигур, сколько увлечения их величеств. Они следили за тем, с кем говорит король, кому подаст руку королева, пытались угадать новых фаворитов и подстегивали взглядом протеже: мол, не зевайте, действуйте! Ни для кого не секрет, отцы зачастую привозили дочек ко двору не ради удачного замужества, а в попытке завоевать высочайшее внимание.

Девушки старались, как умели. Раскрасневшиеся мордашки, разыгранные падения, заливистый смех… Ставки так высоки, что девичья честь ломаного гроша не стоит.

Среди наблюдателей затесался граф Амати. Он кивнул невестке и взглядом попросил подойти.

— Добрый день, милорд.

Хлоя присела в реверансе. Ее примеру последовала Стефания, отметив, что граф при виде нее переменился в лице. К счастью, удивился, а не нахмурился.

— Значит, правда, обе сестры Эверин теперь при дворе, — качая головой, протянул вельможа. — Неожиданно!

Замечание адресовалось виконтессе. Граф Амати сверлил ее взглядом, словно силился прочитать мысли. Это нервировало, и Стефания не стала затягивать с ответом:

— Я только что с похорон супруга. Сходила с ума в пустом замке, не могла вытерпеть.

— Надеюсь, столица пойдет вам на пользу. Вы побледнели, похудели.

— Оно и неудивительно, милорд, сестра только что потеряла мужа, — в беседу вклинилась Хлоя. — Обещаю, через пару недель Стефания расцветет.

Граф Амати удовлетворился ответами и отпустил обеих. Он одобрил появление виконтессы при дворе и на месте ее отца или деверя извлек из него выгоду. Красивая молодая вдова, чем не лакомый кусочек? Даже если не играть в королевские игры, мужа Стефания найдет быстро.

Присев на скамеечку у самого льда, сестры надели коньки и осторожно спустились на блестящую гладь. Хлоя двигалась намного уверенней Стефании, поэтому подхватила ее под руку и потащили мимо других дам и кавалеров к заветной цели. Она не открывала взгляда от трех фигур, круживших отдельно от остальных. Заметив, что на нее смотрят, леди Амати даже на льду умудрилась сделать галантный реверанс. «Король», — шепнула она сестре, подталкивая в бок.

Его величество катался в паре с ее величеством. Раскрасневшаяся от мороза королева, несмотря на возраст, выглядела, чрезвычайно хорошенькой. Для катания она выбрала малиновую шапочку и шерстяное платье в тон, мелькавшее из-под пол укороченной накидки, подбитой горностаем. Государыня отлично держалась на коньках, будто в укор придворным дамам, многие из которых напоминали коров на льду. Она отвергала предложения передохнуть и раз за разом рассекая замерзшую водяную гладь. Милости пройтись с ней по кругу удостаивались как умудренные годами государственные мужи, так и молодые дворяне. Зная, что любой жест может быть понят превратно, королева не позволяла ничего недостойного. Улыбка, поцелуй руки, мелкий подарок победителю поэтического конкурса, не более. Она никого особо не выделяла и облагодетельствовала всех, кто того достоин. На королеву не должна падать тень измены. Впрочем, монарх никогда не подозревал супругу в неверности, и недруги давно оставили надежду очернить ее величество. Королева царила и, казалось, будет царить вечно, на редкость крепкий союз.

Поцеловав руку жены, монарх принял из рук слуги кубок терпкого вина и велел принести кресло. Вопреки ожиданиям, сел не сам — усадил супругу. Королева одарила его теплой улыбкой, поблагодарила за заботу и устроилась на мягком сидении. Укутанная мехами, она наблюдала за катающимися, одновременно внимая рассказу мужа. Затем поднялась и заскользила к царственному месту, наказав королю не переохлаждаться и не расстегивать камзола, как бы жарко ему ни казалось.

— Вы не поможете мне, леди Амати?

Разумеется, Хлоя не могла отказать королеве, почтительно взяла ее под руку и помогла взойти на помост. Потом вернулась за мехами, оставшимися в опустевшем кресле на льду.

— Благодарю вас. Идите, катайтесь, со мной посидит другая дама, но вечером я бы желала услышать именно ваше чтение. Вижу, ваша сестра здесь… — Государыня мазнула взглядом по растерянной Стефании, замершей посреди канала. — Передайте, мы найдем для нее место, пусть придет вечером.

Хлоя просияла. Стефанию только что произвели в придворные дамы и разрешили присутствовать на королевских трапезах. Вернувшись к сестре, она поспешила обрадовать ее и прошептала: «Половина дела сделана, теперь я представлю тебя королю». Виконтесса пробовала возражать, но леди Амати не желала ничего слушать. Выбрав для обеих кавалеров, она умело, двигаясь по спирали, скользила все ближе к его величеству. Стефания на ее фоне смотрелась не столь грациозно. Краснея, она то и дело спотыкалась и повисала на руке спутника, компенсируя неуклюжесть улыбками.

Хлоя расточала лучи обаяния, щебетала напропалую. Она приняла живое участие в стихотворном флирте, притворно укоряя кавалера за лживость обещаний. Грозя пальчиком, леди Амати, смеясь, повторяла: «Не шутите над глупой женщиной, милорд, это немилосердно!»

Интриганка добилась своего: король обернулся на звонкий голосок. Хлоя оделась так, чтобы подчеркнуть достоинства фигуры, ему нашлось, на что посмотреть.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям