0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3. Синий вирус любви (часть1 + часть 2) (эл. книга) » Отрывок из книги «Синий вирус любви (1 и 2 части)»

Отрывок из книги «Синий вирус любви »

Автор: Косухина Наталья

Исключительными правами на произведение «Синий вирус любви » обладает автор — Косухина Наталья . Copyright © Косухина Наталья

Часть 1

ГЛАВА 1

Виктория Эргер

Говорят, любовь — это болезнь. Кто-то имеет к ней иммунитет, кто-то заболевает часто. Я полагала, что отношусь к первой категории, пока жизнь не доказала обратное. Причем пришлось убедиться на личном опыте, что не всегда болезнь поддается лечению.

Запись 22.11.3365 года, 22:36

***

За некоторое время до этого

— Упс!

Самое страшное слово, которое может произнести специалист по ядерному синтезу. Услышав его, я моментально активировала защитный барьер, и тело покрылось прозрачной, тонкой, но невероятно прочной пленкой. Обезопасив себя насколько возможно, настороженно покосилась на Эллочку, смуглую высокую брюнетку.

— Надо бежать? — спросила, готовая броситься прочь из комнаты.

— Пока не знаю, — ответила девушка, с которой я была вынуждена делить один кабинет на двоих.

— Определяйся быстрее, а то не хочется остаться здесь на веки вечные.

— Ты дочь военного, где ж твоя смелость?

Элла Ириас работала со мной в одной лаборатории и отличалась определенной небрежностью и опасным оптимизмом. И сейчас она пыталась призвать свой эксперимент к порядку.

— Будь проклят тот день, когда меня определили вместе с тобой в лабораторию, — пробормотала я.

— А кто в этом виноват? Сама! Пошла против воли отца, вот он тебя и наказал…

— Работой с тобой в одном кабинете. Большая удача для тебя, ведь никто больше не соглашался стать твоим коллегой. Теперь понимаю почему, — простонала я.

Приборы показывали, что нас уже не спасти. В тишине раздались щелчок, следом звук сирены и… взрыв. Я прикрыла глаза, обреченно вздохнув.

Новейшие разработки и испытания оружия проходили в помещении с высокой безопасностью, в специальной камере, которая ограждала нас от возможных последствий, плюс мы использовали защитную оболочку для тела. Однако было одно «но»: при аварии или любом незапланированном протекании эксперимента срабатывал протокол безопасности и изолировал комнату.

Когда нас извлекут из кабинета, на некоторое время ставшего тюрьмой, сказать сложно, но несколько часов у нас есть точно. Не исключено, что именно благодаря таким коллапсам мы с Эллочкой и стали подругами.

— Нужно было сразу бежать, а не ждать тебя, — заметила обреченно.

— Есть в этом и свои плюсы: опоздаешь на семейный обед по уважительной причине! — хмыкнула коллега.

Но это не помешает отцу и остальному семейству высказать все, что они думают по поводу моего поведения.

Впрочем, возможно, и пронесет.

— Сварить кофе? — предложила Элла.

— Не надо! — Я быстро направилась к системе жизнеобеспечения. — Сама сделаю. Твои кулинарные шедевры меня пугают.

— Привереда, — сгримасничала она. — Понятно, что ты из высокопоставленной семьи, с соответствующим воспитанием… Но можно же щадить мое самолюбие?

Зная о моем происхождении, положении и связях родителей, Элла никогда не заискивала передо мной и часто шутила на эту тему, это и было одним из ее достоинств. Подруга не признавала условностей, поэтому с ней было легко и просто общаться.

— Хорошо, в виде компенсации положу тебе побольше корицы, — кивнула я, приступая к приготовлению напитка.

— Ты просто солнышко! А я пока расставлю фигуры на доске. Сегодня я за белых!

Во время долгих часов заточения шахматы — любимая игра, пришедшая к нам еще с древней Земли. Считается, что она развивает логическое мышление. Если работа с Эллой будет проходить так и дальше, смогу сменить профессию и пойти в космоисследователи.

Терминал запищал, возвещая о готовности кофе, и я принялась колдовать со специями. Вечер обещал быть долгим.

***

Постукивая каблучками, я направлялась домой по радужному мосту, одному из коридоров, скрепляющих стеклянные купола, под которыми жили люди на планете Медея. Нас с Эллой вытащили из лаборатории поздно вечером. Званый семейный ужин должен был вскоре закончиться, поэтому решила пройтись не торопясь. Нужно было многое обдумать.

Несмотря на космическую эру, с нами все еще оставалась масса пережитков. В нашем секторе Вселенной это общественное мнение, репутация и династические семьи. В одной из таких я и родилась.

Детство у меня было счастливым и радостным, я не знала горестей и жестокости мира. Любопытство и усидчивость обеспечили мне высокие оценки, а открытый простодушный характер — симпатию окружающих.

С первыми проблемами, впрочем, как и многие другие, я столкнулась в переходном возрасте. Превратившись в красивую девушку — голубоглазую, с хорошей фигурой, с густыми светлыми волосами, так похожую на маму, многие качества я унаследовала и от отца, в том числе упрямство и сильный характер. Именно тогда мы не сошлись с родителями во мнениях по поводу моей будущей профессии.

Отец — генерал, военный в восьмом поколении — желал, чтобы дочь пошла по его стопам и отправилась в армию, а я хотела быть ученым. После изнуряющего противостояния мы сошлись на том, что я буду вести исследования в области вооружения. Эти ученые относятся к армии, хотя и не имеют звания.

Казалось, камень преткновения пройден. Однако спустя какое-то время, когда я завершила обучение и начала работать, мне стали ненавязчиво подыскивать подходящую партию и читать мораль по поводу поведения, намекали, какие цели ставить перед собой и с кем общаться. От меня, как от наследницы династии Эргер, ждали определенных поступков и действий.

От моего внимания не укрылось, что отец все чаще стал приглашать на семейные приемы «правильных» молодых людей. А еще раньше состоялся разговор, в котором мне четко пояснили: отдыхать и развлекаться я могу с кем угодно, но серьезные и постоянные отношения заводить только с теми, кого одобрит семья.

И я постепенно начала отдаляться от родных, задумываться о переезде — тяжело, когда после работы не хочется идти домой. А на прошлой неделе нашла подходящее и вполне приличное жилье.

Дом встретил меня тишиной и чистотой. После приема роботы уже успели навести порядок, а я, задумавшись, шла до дома дольше, чем ожидалось. Родители еще не спали, в гостиной папа просматривал на голограмме отчеты подчиненных, мама — ассортимент одного из интернет-магазинов.

— Мы волновались, — заметила родительница, вскинув на меня взгляд. — Тетя с дядей и Клариса очень расстроились, не повидавшись с тобой.

С первыми двумя мы ладили хорошо, а вот с кузиной Кларой терпеть друг друга не могли. Сомневаюсь, что ее расстроило мое отсутствие. В отличие от меня, кузина была военным пилотом и не упускала случая напомнить об этом, что, естественно, не добавляло теплоты в наши сестринские отношения.

— На работе случилось ЧП. Как только нас вытащили из кабинета, сразу поспешила домой. Как прошел вечер? — спросила тихо, присаживаясь в одно из кресел.

Наш дом находился в одном из лучших районов планеты и был обставлен со вкусом, удобно и современно. Можно сказать, образец для подражания. Наша семья не просто казалась идеальной, она и в самом деле была такой.

— Прекрасно! Гости остались довольны, было весело, — заулыбалась мама. — Плохо, что ты не явилась. Твоя ужасная работа все портит.

— Это был ее выбор, — вмешался в разговор папа.

— Было бы лучше, если бы ты пошла по военной стезе в ведомство отца. Он бы смог пораньше отпускать тебя домой, когда это требуется, — заметила родительница и строго посмотрела на генерала Эргера.

— Конечно, дорогая, — подтвердил он, поняв все без слов.

— Я тут подумала… Должна сообщить вам, что решила переехать. — Я мягко улыбнулась.

Родители замерли, впившись в меня взглядами.

— Что-то конкретное натолкнуло тебя на это решение? — спросила мама после непродолжительного молчания.

— Просто хочется немного самостоятельности, — постаралась ответить как можно беззаботнее.

Родители помолчали.

— Дорогая, оставь нас, — попросил отец.

Генерал Эргер, легенда среди подчиненных, командир, не знавший поражений, прекрасный стратег, расслабленно развалившись в кресле, пристально смотрел на меня. Уверена, сейчас он просчитывал различные варианты моих поступков, прикидывал причины.

— Я не хочу, чтобы вы ругались, — заметила матушка не терпящим возражения тоном.

— Как скажешь, дорогая.

Когда нас оставили одних, отец помолчал и, вздохнув, сообщил:

— Виктория, ты не совсем понимаешь, почему мы давим на тебя.

Как и ожидалось, он все понял. В этом весь генерал Эргер.

— Ты родилась и живешь в благополучной семье с достатком, связями и прочими преимуществами. Отдаешь себе в этом отчет или нет, но ты привыкла к определенному уровню жизни, к комфорту. Как отец, я желаю тебе только добра, поэтому хочу, чтобы ты жила счастливо, а это возможно только в привычных для тебя условиях или более подходящих, чтобы ты ни о чем не сожалела и ни в чем не нуждалась.

Я понимала, к чему он клонит. Брак по расчету с мужчиной, который со временем займет место отца. О лучших условиях речь не идет, зато останусь в тех же, что и дочь генерала армии.

— А как же любовь? — не удержалась от вопроса.

— А ты уверена, что способна на нее? Быть привязанной к родным или друзьям — это одно, совсем другое — испытывать чувства к мужчине. Не суди о таких вещах поспешно.

Противопоставить мне было нечего, но и отступать от своего решения была не намерена.

— Обещаю подумать об этом, папа, — улыбнулась я, направляясь к лестнице на второй этаж.

— Упрямая… — обронил отец вслед.

— Вся в тебя.

Конечно, положение семьи дает мне много преимуществ, определенный комфорт, но все же они не стоят тех жертв, что придется принести. В такие моменты я завидовала Эллочке и другим знакомым. Свобода — это тоже в какой-то степени роскошь.

Придерживаясь своего решения, утром я переехала.

***

Отец не оставит бунт без внимания: коли ребенок не внял доводам разума, попробует показать мое уязвимое положение. Будто я не понимаю, на что иду! Значит, нужно заранее морально подготовиться к возможным последствиям.

Об этом я и размышляла через несколько дней после переезда, обедая в столовой. Вокруг сновали роботы, разнося гуманоидам пищу. Коллеги, в большинстве военные, неторопливо трапезничали, переговариваясь между собой.

Все же насколько разнообразен космос! У каждой расы своя история, которая незаметно вплетается в хронологию событий Галактического союза. Я принадлежу к расе землян, которые уже давным-давно бороздят космос. Сейчас нас можно встретить практически в любом уголке Вселенной.

В две тысячи сто девяносто пятом году на Земле была война, после чего государств не осталось, и появился Земной союз. А в две тысячи двести тридцать восьмом открыли новый вид энергии — «сверхновую», и мы вышли в космос. Тогда и произошел первый контакт с инопланетянами, и между Землей и Галактическим союзом был заключен контракт о присоединении. Так земляне стали пятой космической расой гуманоидов.

В современном обществе помимо гуманоидов есть и иные формы жизни. Те, которые существуют в виде энергии, стараются с остальными не пересекаться. Они мало изучены и не собираются становиться подопытными кроликами. Увидеть их очень сложно, а общаться с ними нереально. Конечно, выход найти можно, но зачем? Интересы и сферы влияния у нас совершенно разные.

— О чем задумалась? — хлопнула меня по плечу знакомая еще со школы майор Орла Зирг. Подруга была землянкой, светловолосой, с голубыми глазами и шикарным телом, но со вспыльчивым и угрюмым характером.

Я лишь отмахнулась от вопроса и задала свой:

— Ты вернулась из командировки?

— О да! Наконец-то! Нормальные условия для жизни, хорошее питание, постоянный сон. Красота!

Я вскинула брови.

— Куда же тебя отправляли, что даже бравый солдат главного армейского сектора ропщет?

— Да на одну из недавно открытых планет. Та еще дыра, скажу тебе. Вообще не понимаю, для чего она нужна Галактическому союзу.

— Солдафонам не понять! — воскликнула темноволосая девушка, подсаживаясь к нашему столу.

Айза Норлок, инженер-конструктор новейшего вооружения. Она принадлежала к расе чиви, отличающейся от людей перьями вместо волос и оранжевым цветом лица.

Психологически они как хамелеоны. Знакомясь с представителями чиви, вы никогда не знаете, что это за гуманоид, с какими привычками и как себя поведет. Поэтому у них нет каких-либо расовых особенностей, кроме того, что они самый миролюбивый и многочисленный народ. А еще они вегетарианцы.

— Ой, травоядное что-то сказало? — хмыкнула Орла, доедая бифштекс и откидываясь на спинку стула.

Только Айза хотела было вступить в дружескую перепалку, как рядом с нами плюхнулась Эллочка. Тяжело дыша и широко улыбаясь, обвела нас взглядом.

— Ох, я сейчас видела такого мужчину! Закачаешься!

Высок, силен, красив…

— Ага, помню твоего последнего ухажера, которого ты считала неотразимым. На него без слез не взглянешь, без страха не подойдешь, — замахала рукой Орла. — Еще от прошлого не отошли, а ты нам нового решила показать.

— Много вы понимаете! Одна общается с неотесанными мужланами в форме, вторая замужем, а третья девственница и отношений с мужчинами в жизни не заводила.

— Между прочим, я молчала! — не могла не возмутиться. — И все равно попала под раздачу. Несправедливо.

— Вообще-то, с тобой нужно что-то делать, — заметила Элла, сверля меня взглядом.

— Звучит угрожающе.

— Сама не ожидала, что скажу такое, но… Ириас права, — присоединилась Орла. — Виктория, тебе нужно найти парня и завести наконец нормальные отношения.

— И я согласна с девочками, — закивала Айза. — Тебе стоило бы к нам прислушаться. Мы все разные, а если уж сошлись в чем-то одном, то это знак!

— Что вы предлагаете? — сдалась я, доедая пирожное и допивая чай.

— Хватать первого понравившегося мужика — и в кой-ку, — посоветовала Эллочка.

— А если он не захочет быть со мной?

— Мы подержим, ты только намекни, — пожала плечами Орла.

Девочки вытаращились на нее.

— Ну а что? — защищаясь, спросила майор. — Я могу глаза закрыть. Вряд ли увижу что-то новое. Но если хотите, могу познакомить Викторию с одним из своих подчиненных…

— Вот только не это! — вскинула руку Элла. — На первый раз нужно что-то попроще.

— А у меня очень простые ребята! И без претензий в будущем. Да и в плане внешности все при них, плюс мускулы, таланты… — встала на защиту нашей армии Орла. — А то подсунете ей хлюпика негодного, все желание на будущее отобьете.

Между Эллочкой и Орлой готов был разгореться жаркий спор, когда неожиданно вклинилась Айза:

— Вик, а почему тебя назвали именем старого мира — Виктория?

— Папа военный в восьмом поколении, он так решил. Мое имя переводится как «победа». Но вы затронули еще одну проблему — семья может не одобрить любого кавалера. Вы же знаете, я обязана думать об общественном мнении.

— Твоя жизнь не сахар, — понимающе кивнула Орла.

— Мы ведь не предлагаем за своего первого мужчину замуж выходить, — возвела очи горе Элла. — Просто приятно провести ночь. Что такого? Главное — не афишировать, тогда папочка не заругает. Не придумывай отговорки.

Отчасти Элла была права, но… Я боялась? Или стеснялась?

— А давай так: если я выиграю следующую партию в шахматы, ты все-таки решишься на роман? — она хитро прищурилась.

— Вы что, вчера снова играли? — вздохнула Айза.

— Шахматы развивают логическое мышление, — напомнила я, хмыкнув.

— Да вы скоро специалистами по разным видам игр станете! Лучше б личную жизнь наладили. Там тоже играть можно, — съязвила Орла.

А я смотрела на подруг и улыбалась.

В прошлом люди любили вешать на всех ярлыки. И если прибегнуть к их методу, то Элла словно кукла: красива, легкомысленна, переменчива, но хорошо знает, чего хочет, и в связи с этим довольно целеустремленная, а временами жесткая. Айза очень правильная. Если бы она была воплощением богини, то однозначно правосудия. Знает, что хорошо, что плохо, всегда логична и рассудительна, но в то же время ужасная растеряша. А Орла… С ней я дружу дольше всех. Она порывиста, вспыльчива, прямолинейна и проста. А еще весьма ответственна в работе, имеет ясную голову и большое сердце.

Меня же можно было охарактеризовать принцессой и синим чулком одновременно, да к тому же еще и занудой.

Мы очень разные, и единственное качество, что нас объединяет, — доброта. Так, по крайней мере, говорит Айза, а ей можно верить.

— Спасибо, девочки, попробую последовать вашему совету. И мне пора обратно в лабораторию. На сегодня еще ядерная реакция намечена, — улыбнулась им.

— Да, — согласилась Айза, — у меня тоже куча дел, а уйти с работы нужно пораньше. Мы с Масиком планируем печь печенье. Я вас угощу.

Мы все поднялись из-за стола, но, услышав окончание фразы, замерли. Вспомнила, какую форму имела последняя выпечка подруги. Это были ракеты, ножи и прочее весьма разнообразное оружие. На меня родители недели две подозрительно косились, после того как я принесла печенье домой.

— Я на диете! — выдала Эллочка.

— У меня расстройство желудка, — выпалила я первое, что пришло в голову.

— Тогда заберу вашу долю. Мои ребятки в прошлый раз отлично повеселились, кидая бомбочки в рот, — улыбнулась Орла.

Айза спокойно кивнула, и мы, довольные друг другом, отправились работать. Вот что значит взаимопонимание среди друзей!

ГЛАВА 2

Алек Уотерстоун

— Сын, это возмутительно! Никакого уважения к родителям! Как можно игнорировать наши просьбы?! — Мама гневалась. Я, как послушный сын, молча внимал. — Столько времени тебя нет дома! Ты вообще думаешь возвращаться? Мы так скучаем и беспокоимся!

— Прости, мама, — смиренно кивнул я.

— Ты каждый раз отвечаешь одно и то же. Натурально издеваешься!

— Как я могу? — пробормотал, пряча улыбку.

Мария Уотерстоун не могла долго злиться на своих детей, значит, скоро выдохнется.

— Я не понимаю, почему у меня все дети такие упрямые? Сначала старший заставлял беспокоиться, улетел на край Вселенной. Только моими молитвами и стараниями там все нормально закончилось.

— Конечно, мама, — все же улыбнулся я, не сдержавшись.

— Ах, тебе весело! Думаешь, ты лучше? Я десять лет полагала, что мой сын — ученый, а оказалось — самый настоящий шпион!

Я отвел глаза от голограммы. Конечно, нехорошо скрывать от родителей свой истинный род деятельности… Но где вы видели шпионов, которые об этом рассказывают? И если бы не новое задание, а в связи с ним и назначение в систему Альдебаран, дядя не поделился бы с родителями сведениями о моей реальной работе.

Ну разве плохо было, что мама считала меня ученым, который часто ездит в командировки? Ей меньше нервов, мне — проблем. Папа отнесся к новости гораздо спокойнее, видимо, что-то подозревал.

— В общем, я на тебя сильно обижена, — закончила мать обличительную речь. — Прощу, если женишься.

Я во все глаза уставился на матушку. Где связь между тем, что я невнимательный и несносный сын, и моим б раком?

— Мама, ты же знаешь, мне далеко до порога безумия драгов.

— А что, нужно доводить до крайностей? — вскинув брови, поинтересовалась Мария Уотерстоун.

— Поспешный выбор может драгу дорого обойтись, — напомнил.

Некоторое время матушка молча взирала на меня, потом ее голограмма подошла и села в кресло напротив.

— Знаешь, Алек, еще с вашего детства я поняла, что мои дети очень разные. Но больше следила за дочерью и старшим сыном, а надо было за средним. Ты тихоня, но иногда я тебя боюсь. Совершенно непробиваемый характер.

— Мама! — я возмутился ее словами.

Впрочем, дядя твердит похожее, считает меня жестким и волевым, прекрасным шпионом. Сомнительный комплимент.

— Ну хоть какие-то эмоции, — вздохнула матушка. — Может, я во время беременности переела чего?..

— Хватит меня дразнить. И нам пора прощаться. Я все-таки теперь военный, к тому же завтра рано вставать.

— Будь проклят день, когда тебя отправили в эту систему! Я еще поговорю с твоим дядей. Входит в Галактический совет, а ума так и не нажил.

Чувствую, разговор не первый.

— Передавай привет папе и братьям. А сестричке — удачи в дрессировке ее ляга, — хмыкнул я.

Завершив разговор с матерью, в изнеможении упал на кровать. Моя семья — это что-то с чем-то. Похожа на стихийное бедствие.

Триста лет назад при помощи одной из утерянных впоследствии разработок в наше время была перенесена моя мать.

Думаю, все в этой жизни неслучайно.

Образование в нашем обществе имеют право получить все. И еще в школе каждый проходит тестирование на профессиональную пригодность, то есть определяет для себя сферу деятельности, для которой больше всего подходит и которая будет больше всего нравиться. Но образование у нас не общее, а узкоспециальное, да и далеко не все обременяют себя получением дополнительных знаний. Зачем, когда вокруг столько развлечений? В общем, мы стали легкомысленны, поверхностны.

В связи с этим появление моей мамы заставило на многое посмотреть иначе. Время течет неторопливо и меняет людей постепенно. Мария Уотерстоун помогла понять, насколько мы изменились, и в некотором плане не в лучшую сторону.

Тогда отец, на грани безумия, практически перешагнув порог, и встретил свою пару в лице моей матери. Драги до достижения пятисотлетия должны жениться или начинают потихоньку сходить с ума.

В нашем обществе много рас, и практически все, кроме двух, семей не заводят. В браке состоят только пятнадцать процентов населения. Самые распространенные отношения — ни к чему не обязывающий секс. Иногда живут вместе, затем разбегаются, ищут новых сожителей и так далее. Бывают как межрасовые браки, так и между полами.

В некоторых уголках Вселенной устои отличаются, но это скорее исключение, чем правило. И, конечно, мою мать, прибывшую из другого общества, такое устроить не могло. Спасло ситуацию то, что ее спутник жизни был драгом, представителем одной из двух консервативных рас.

Драги внешне — те же люди, но с кожей синего цвета. К тому же у нас имеются хвост с кисточкой на конце, который можем использовать в виде дополнительной конечности, зубы, как у матерого волка, и черные когти. Да и вообще в нас много звериного.

У моей расы давно не рождаются женщины, и мужчины всю жизнь ищут себе пару и могут так и не найти. Если повезло и драг понимает, что нашел подходящую самку, у него начинается брачный период, во время которого выделяются феромоны, воздействующие на физический фон женщины, побуждая ее к более близким отношениям. Он начинает охоту и добивается своей пары. Обручение происходит, когда драг кусает избранницу, ставя на ней свою метку, а затем заключается брак. Или наоборот. В том случае, если феромоны не действуют на пару, то они отступают и ждут следующую. Если самка все же попадает под их действие, драг ее уже не отпустит.

Драги однолюбы, как лебеди. У нас нет разводов. При обручении происходит запечатление. Когда мы женимся на женщине другой расы и появляются дети, мальчик обязательно будет драгом, а девочка — материнской расы. Первый, взрослея, приобретает синий цвет. Чем синее драг, тем он старше. При жизни длиной в тысячу лет окончательный темно-синий цвет мы приобретаем примерно в пятисотлетнем возрасте.

Наиболее подходящей для драгов парой в плане плодовитости являются земляне, тем не менее союзы между нашими расами заключаются нечасто. Из-за физиологической особенности — «зацикленности» на партнере — измены у нас караются смертью. Не многие землянки готовы рискнуть. Зато мы живем дольше всех и продлеваем жизнь своим женам за счет секса и детей. Пока живет драг, будет здравствовать и его супруга. Нелегкий выбор…

Отцу повезло. У них с мамой, выросшей в другое время, были очень схожие взгляды на жизнь. После того как родители создали пару, у них родилось четверо детей. Трое сыновей: первенец — Алексей, я, Алек, и мой младший брат — Варами. И моя старшая сестра Алия. Как и полагается, все мальчики были драгами, а девочка землянкой.

Не знаю, какие на наш счет были планы у родителей, но у всех нас жизнь сложилась не так, как планировали мы сами. Алексей хотел пойти по стопам дяди, одного из членов Галактического совета, а в итоге он стал ученым, начальником крупнейшего исследовательского центра в системе Терриан. Младший брат работает в экономической сфере, но, несмотря на то, что перед родителями он называет себя обычным перевозчиком, не все у него так просто. А Алия стала писательницей. Невзирая на то, что будущее движется вперед и у нас появилось много инновационных технологий, заменить человека с его эмоциональностью и творческим потенциалом пока не смогли.

Я же хотел пойти в исследовательский корпус, быть ученым и первооткрывателем. Увы, не сложилось. А дядя сказал, что нельзя терять мой потенциал, позволяющий пойти по военной стезе, и добавил, что Совет нуждается во мне. С того момента жизнь и изменилась. Родители ничего не знали, пока из-за служебной необходимости мне не пришлось сменить место жительства.

Папа и мама начали потихоньку стареть, и я понимаю, что нужно бы больше проводить с ними времени, но… Судьба забросила меня очень далеко от дома.

***

— Полковник!

Рефлекторно обернувшись, увидел спешившего ко мне сослуживца, майора Брауна. Что могло произойти, из-за чего он летел ко мне со всех ног, сбивая все на своем пути?

— Сэр! — Запыхавшись, остановился подчиненный. — Вас срочно вызывает к себе главнокомандующий.

И что в этом такого невероятного? Переполох, словно война началась.

— Хорошо. Свободен.

Начальство не стоит заставлять ждать, поэтому я направился к лифтам, по пути вспоминая, как оказался в самом крупном и самом непростом секторе Галактического союза.

То, что я шпион, вернее, теневой исполнитель поручений Совета, выплыло наружу не так давно. Тогда в моей семье случился жуткий скандал. Мама попробовала использовать свое влияние главы рода для того, чтобы оставить меня дома.

Она защищала и помогала множеству людей, входящих в род, благодаря чему имела реальную власть. Однако власть эта была не сильнее, чем у Галактического совета, куда входят представители пяти рас, которые переизбираются после смерти. Они правят вселенными. От драгов в Совет входил мой дядя, он-то и устроил мне перевод в систему Альдебаран — военное сердце космоса.

Так случилось, что в нашем обществе драги больше контролировали полицию и силы урегулирования планетных конфликтов. Земляне взяли в свои руки армию, она отвечала за контроль над межгалактическими конфликтами. И до недавнего времени всех всё устраивало. Но потом в системе Альдебаран, где находится главнокомандующий военным флотом, стали плестись интриги и происходить странные события, в том числе убийства.

Все это имело целью подорвать авторитет главнокомандующего — генерала Эриаса Эргера. И мне было поручено, пока поднимаюсь по служебной лестнице, следить, наблюдать, анализировать. Что я и делал.

Подойдя к кабинету начальства, приложил руку к двери, и внутри, для хозяина комнаты, раздался стук, информация о посетителе появилась на плоксторе, общем информационном приборе, который заменил гуманоидам компьютер, телефон, телевизор и многое другое.

Дверная панель отъехала в сторону, и я вошел в просторный, скудно — в духе минимализма — обставленный кабинет: стол, кресла и пара стеллажей. Генерал был занимательной личностью. Несмотря на обширный послужной список, я таких еще не видел — жесткий, хитрый, жестокий, но не лишенный определенного благородства. А еще у Эриаса Эргера было очень неприятное качество — непредсказуемость.

— Сэр! — поприветствовал я старшего по званию.

— Садись. — Хозяин кабинета, что-то пристально изучающий на голограмме звездной карты, висящей над столом, кивком указал на кресло. — У меня к тебе пара вопросов.

— Всегда готов помочь, — ответил, поглядывая на карту, — чем так заинтересовали генерала неизведанные секторы?

— Первый вопрос: как долго ты еще планируешь за мной шпионить?

О подобном Эргер спрашивает меня периодически. Зачем Совет назначил драга в систему Альдебаран, он просчитал примерно через месяц. И прямо поинтересовался, верны ли его догадки. Оправившись от шока, я просто пожал плечами и посоветовал обратиться напрямую к Галактическому совету. Генерал поступил иначе: официально запросил мое личное дело. Важному армейскому чину отказать не могли и сознательно приоткрыли завесу тайны.

Тогда все и прояснилось.

— Думаю, еще довольно долго, сэр.

Сейчас мне еще больше, чем раньше, не нравилось происходящее здесь. В военном ведомстве не должен твориться такой бардак.

— Ну, раз времени у нас полно, готовься к командировке.

Генерал смотрел на меня прищурившись, я молча сверлил командира взглядом в ответ. Зачем? Хочет убрать меня из системы? Само назначение необычно. У меня слишком высокое звание, чтобы быть сопровождающим. Последним сомнением поделился с Эргером.

— Командировка не длительная и не опасная, — усмехнулся он. — Но так как в поездке будут высокопоставленные лица, то командир экспедиции должен быть… из старших офицеров.

Отчасти Эргер был прав. Я проделал большой путь с самых низов армии и продвинулся достаточно высоко в военной иерархии, но так и не смог пробиться в высшие чины. Тот же генерал костьми ляжет, но не позволит. Тогда к чему намеки?

Альдебаран — красивая звезда, вокруг нее вращаются несколько планет и станций. А еще там ужасно консервативное общество. Когда-то давно на звезде произошел переворот в командующем составе, довольно кровавый, с участием различных рас, и после этого никому, кроме землян, не дано пробиться в высшие чины армии. Мне в том числе.

Я яркий представитель драгов: черные волосы и когти, синяя кожа и хвост. Высокий рост и немалая физическая сила помогли мне в продвижении по службе, но и только. Неземлянам на Альдебаране было трудно.

Такая ситуация многим не нравилась, но изменить ее пока не получалось — военные имеют значительный вес и часто припоминают ту историю. Хотя я заметил, что и в среде землян все неуклонно движется к перевороту и свержению Эргера. Но все равно командующие вели себя словно дворяне из дремучих веков.

— Могу узнать, какие именно высокопоставленные лица? — поинтересовался сдержанно.

— Глава Центра создания оружия класса А и моя дочь.

Я знал досье генерала практически наизусть, и Викторию Эргер высокопоставленным лицом можно назвать с натяжкой, и то при условии, что она будет проходить как член семьи. Но смысла спорить нет, приказ есть приказ.

— Когда отправляемся?

— Около трех недель на подготовку. Гражданским сообщим за неделю до отлета. Вопросы? — вскинул брови командир.

— Почему я? В составе экспедиции ваша дочь.

Генерал криво улыбнулся.

— Имеешь в виду, почему выбрал тебя для обеспечения безопасности единственной дочери, несмотря на то, что недолюбливаю?

И это еще мягко сказано.

— Ей будет полезно пообщаться с тобой. Ты высокомерный, жесткий и бескомпромиссный. А еще расчетливый, по трупам пойдешь ради своей цели. Уж точно не будешь заискивать перед ней, как это сделали бы другие в твоем чине и на твоем месте.

Похоже, я выступаю воспитательным инструментом. Сколько его дочери? Подросток? Летать в космосе разрешается по достижении восемнадцати лет. До этого только путешествовать стационарными порталами, которые установлены на всех крупных населенных объектах космоса. Уверен, генерал знает об этом.

— Что? Удивлен моей честностью? Мы же с тобой еще в самом начале знакомства договорились не врать друг другу.

Был такой договор, и я его не нарушал. Думаю, генерал тоже. Наше общение вообще было довольно необычным. Я его подчиненный и получаю приказы, как и многие другие. Но в то же время Эргер знает, что не сможет меня убрать, сместить или навредить. Совет не позволит. Это несколько уравнивает положение. По этой причине между нами сложились странные, далеко не дружеские отношения.

— Да, сэр.

— Вот и славно. Совет утверждает, что наше общество мало чем отличается от древнего. Те же устои, те же желания. Полиция, военные, индустрия торговли и развлечений. С поправкой на космическое пространство и новые технологии я даже склонен согласиться с ними. А это значит, что мы должны расширять границы, присоединяя все новые и новые планеты. На очередном объекте обнаружена неизвестная энергия, и ученым нужно выяснить, насколько она может нам пригодиться. Это цель очередной экспедиции.

— Понял вас.

— Тогда свободен.

Направляясь к выходу, спиной чувствовал взгляд Эриаса Эргера. Если бы у генерала была возможность, он пристрелил бы меня и бросил бездыханное тело гиенам. Его поступок был бы продиктован не ненавистью или другими сильными чувствами. Просто он знал, что я смогу следить за ним и системой Альдебаран даже из командировки.

Это делало игру еще интереснее.

ГЛАВА 3

Виктория Эргер

Куда можно отправиться в наше время, если желаешь, пусть и ненадолго, устроить личную жизнь? В один из самых больших развлекательных клубов системы Альдебаран. Перелет много времени не занял, и вскоре мы с Эллой и Орлой направлялись в мерцающую башню станции, полную удовольствий.

Звезду Альдебаран окружали три планеты и четыре станции. Условия на планетах для проживания гуманоидов были не пригодны, по этой причине все поселения размещались под прочными прозрачными куполами, открывающими прекрасный вид на звезду. Города имели обтекаемую, с плавными линиями, архитектуру. Самые удивительные дизайнерские решения были воплощены в жизнь. Много цветов, много света… Потрясающе!

Приезжие редко посещали планеты, чаще останавливаясь на станциях, и сейчас, направляясь к клубу, я увидела непривычное многообразие рас вокруг. В космосе проживали четыре расы негуманоидов, и некоторые из них предпочитали обособленный образ жизни.

Рокси — кольчатые черви. Гигантские и разумные. Они обитают на своей планете Рок, выезжают по необходимости и крайне неохотно принимают гостей. Как они существуют, я детально не изучала, но знаю, что основное занятие в их жизни — размножение. Правда, дети появляются только раз в сто лет. Вот такая шутка Создателя.

Кизляки — комочки слизи, ползающие в разные стороны и оставляющие следы. Питаются мусором. Размножаются делением при достижении критического размера — одного метра. Больше о них сведений нет. Совет даже премию в размере одного миллиона денежных знаков обещал дать тому, кто найдет смысл их существования. Но пока ее так никто и не получил. У кизляков договор с правительством о переработке мусора. Поэтому парочка из них есть везде, где обитает хоть что-то разумное.

Неры — плавающие по воздуху кристаллы. Мастера своего дела: в изученном на данный момент космическом пространстве занимаются полезными ископаемыми. И хотя с ними работают и другие расы, с нерами им не сравниться. Процесс размножения у этих особей под большим секретом, и стоит отметить, что их популяция сравнительно невелика.

Гиодео — сгустки воздуха, способные уплотняться и принимать любую форму. А еще они самые большие сплетники во Вселенной. Из-за отсутствия фильтра между головой и ртом. Поэтому от них вы можете услышать самые пикантные вопросы и комментарии. Гиодео занимаются погодой и точно предсказывают ее в радиусе пяти световых лет от своего места обитания.

Представителей этих негуманоидных рас можно довольно часто увидеть в системе Альдебаран, но сегодня их количество было просто невероятным.

— А что происходит? Почему так много приезжих? — с любопытством поинтересовалась я, когда мы зашли в клуб.

Нас со всех сторон охватила ритмичная музыка, подзадоривая присоединиться к танцующим и отдаться магии движения, забыв про все проблемы.

— Приехал какой-то симфонический оркестр, не помню названия, — отмахнулась Элла. — А ты знаешь, как их концерты нравятся негуманоидам.

Ну, допустим, такие вкусы не только у них.

— А может, и мы загля… — договорить не удалось, девочки вскинулись, будто я им на заклание предложила отправиться.

— Даже не думай! — рыкнула Орла.

— Да ни за что! — нахмурилась Эллочка. — Чтоб я пошла на эту пыточную арию?! А ты уже забыла, зачем прибыла сюда? Мы ищем тебе любовника!

— Да тихо ты, — шикнула на коллегу.

— А чего стесняться? — Элла недоуменно моргнула. — Ты не отвлекайся, нам нужен подходящий кандидат. Может, начнем с землянина?

— Почему именно с него?

— Если всплывет, что твой первый мужчина — инопланетянин, генерала Эргера может хватить удар, — хмыкнула Орла.

— Это тебя может хватить удар, если твой командир узнает, что ты про него говоришь.

— Вредина, — фыркнула майор.

— Хватит вам препираться, — заметила Элла. — Вы помните, что гуманоидных рас всего пять? Землянин для Виктории лучший выбор. Можно еще обратить внимание на лягов и чиви. К драгам лучше не подходить, знаете же про их заморочки с истинной парой. У эйфи тоже много всяких правил относительно личной жизни. Вон, смотрите, какой милаха танцует справа от нас!

— Элла, а ты не забыла о теории личного пространства? Что никто не имеет права вторгаться в личное пространство гуманоида, только если вам этого не позволили. И пострадавший может наказать нас на свое усмотрение, не нарушая законов. А если откажемся возместить моральный ущерб, нас обяжут, — напомнила я коллеге общеизвестную истину, которую вдалбливают еще в школе.

— Вот же зануда! Какой мужчина на тебя клюнет, если будешь так ныть? — покачала головой Элла, а Орла прыснула в кулак.

— Не переживайте, если что, я вытащу вас из тюрьмы, — порадовала нас майор. — Но в самом деле рекомендую обратить внимание на лягов. Виктория — синий чулок и не умеет обольщать мужчин. Ляги же самая любвеобильная раса. Один раз в сезон у них начинается гон, и они готовы оплодотворить все, что движется, неважно, мужчина это или женщина. К тому же у них бурный темперамент. Пользуются бешеной популярностью у девяноста процентов женщин и мужчин. Надо просто найти особь, которая в стадии гона, в это время у них глаза абсолютно черными становятся.

— У лягов немного необычная внешность, — засомневалась Элла. — Кожа зеленая, похожи на лягушек, еще и зубы острые. К тому же многоженство процветает… А если нарвемся на пять его жен? Мне кажется, в первый раз лучше быть с кем-то привычным внешне.

— Зато дети от лягов рождаются только раз в десять лет. Забеременеть невозможно, — улыбнулась Орла. — Живут двести лет, работают в основном в сфере экономики. Темпераментные и полезные.

— Но они вегетарианцы, — сладко добавила Элла, — а ты так любишь мясо. Сможешь быть…

— Так, стоп! Хватит дебаты разводить. Ляг так ляг. Все, я пошла!

И, поправив одежду, я двинулась в толпу, высматривая черные глаза и зеленую кожу.

— Только не накосячь! — крикнула вдогонку Элла.

Иногда ее древний сленг меня убивает.

Мне не потребовалось много времени, чтобы влиться в поток танцующих и начать присматриваться к окружающим. Но как в такой темноте разглядеть черные глаза? Вот у мужчины рядом видно, что зеленые. Дальше без специального прибора различить невозможно.

Однако проблема решилась сама собой, искать не пришлось, меня нашли сами. Один из танцующих рядом обернулся и пробежался по мне взглядом. Увидев долгожданные черные глаза, я попробовала улыбнуться. Сама понимаю, вышло плохо, но большего было не нужно.

Мужчина с зеленой кожей приблизился и улыбнулся в ответ. И почему я раньше не замечала, какие у них острые зубы?

Стараясь всем своим видом показать, что не против продолжения отношений, непроизвольно задумалась, а как именно дают об этом знать? Улыбки, жесты? Может, решиться и пристать к нему? Но уместно ли так быстро?

А что, если ему не понравится?

Пока я искала ответы на вопросы, более опытный в отношениях мужчина плавно в танце приблизил меня к краю площадки.

— Вы не будете против, если угощу вас коктейлем? — с улыбкой спросил он.

— Оу… Нет, не буду, — просияла в ответ.

— В таком случае предлагаю подсесть к моему столику. — И он указал рукой в сторону закрытых кабинок.

Если верить рассказам Эллы, то я получила завуалированное предложение переспать с ним. Сглотнув, просто кивнула и, пока он вел меня, старалась понять, почему чувствую себя словно в детстве перед прививкой? Очень хочется сбежать.

Теоретически личная жизнь должна доставлять удовольствие в эмоциональном и физическом плане. Так почему же я ничего подобного не ощущаю? Надо настроиться на свидание и его логичное завершение, к которому я и стремилась.

Тут на глаза попались подруги. Орла показала большой палец и подмигнула, Эллочка прыгала на месте и жестикулировала так, что оборачивались рядом стоящие гуманоиды. Можно, я заодно представлю, что не знаю их?

В итоге, когда мы с лягом очутились наедине и заказали напитки, я чувствовала себя не в своей тарелке. Настроение упало до нуля, но я продолжала старательно улыбаться.

— Буду ли я прав, если предположу, что вы хотите сохранить инкогнито?

— Да, была бы признательна, если бы вы не спрашивали имя.

— Тогда предлагаю выдумать, — с улыбкой сказал ляг.

А я снова думала не о нем, а о его зубах. Что же это такое?

— Айя, — назвала первое пришедшее на ум.

— Лукас.

Робот принес наши напитки, и я для храбрости сразу сделала большой глоток. Партнер, не сводя с меня взгляда, последовал моему примеру. Промокнув губы салфеткой, я начала нервно теребить ее, стараясь придумать подходящую тему для разговора.

— Айя, вы понимаете, что означают черные глаза у лягов? — хрипло спросил мужчина.

— Да-а-а… — протянула я.

— Тогда вы не будете против поцелуя?

— Не-е-ет… — проблеяла снова.

Ляг склонился и коснулся моих губ. Я целовалась раньше, но почему же именно сейчас думаю об острых зубах и о том, не кусается ли он? Может, в детстве кусался? А прививки у него сделаны? А вдруг сейчас нагрянут пять его жен?

Впрочем, в период гона женатым лягам запрещено обращаться к посторонним женщинам. А что, если он непослушный мальчик? И пять жен существуют?

Когда он оторвался от моих губ, в его взгляде читалось явное желание продолжения. А чего хочу я? Разнервничавшись, выронила из рук салфетку.

— Извините, — пробормотала, наклоняясь.

— Я помогу.

Мужчина склонился следом, и я почувствовала на шее его теплое дыхание. Снова мелькнула мысль об острых зубах. Вздрогнув, я резко вскинулась вверх. Не знаю, как далеко находился мужчина, но я очень неудачно врезала ему головой по лбу. Вскрикнув, тот резко откинулся назад и, ударившись затылком о выпуклый декоративный элемент дивана, отключился.

Несколько секунд, поглаживая макушку, я просто глупо смотрела на него. Потом пришел страх. Он живой? В порядке? Проверив пульс, активировала программу на плоксторе и просканировала состояние мужчины.

Ушиб на голове. Все в норме, но ляг пока без сознания. Интуиция подсказывала, что нужно оказаться как можно дальше отсюда, когда он очнется. Схватив сумочку, я быстро вышла из кабинки, на ходу меняя внешний вид, воспользовавшись изменяющимися свойствами одежды. В этот раз я представила черные брюки и свободную рубашку.

Дело осталось за малым. Где подруги? Стоит искать их или лучше отправиться домой? А может, выпить? Точно!

Осмотревшись по сторонам, знакомых лиц не увидела и заспешила к выходу, а то, пока ищу подруг, могут найти меня, и тогда будет весело. А мне только скандала не хватало.

Одно ясно точно: моя попытка номер один провалилась. С треском.

***

Уютный ресторанчик, тихая музыка и милый бар, где я допивала уже третий бокал вина. Мысли были приведены в порядок, я успокоилась. Посмотрев по сторонам, заметила много интересных женщин. Они сидели со своими спутниками, улыбались, общались, флиртовали.

Около семисот лет назад, когда медицина достигла высокого уровня, все ходили с идеальной внешностью, великолепные, нереально красивые и… похожие друг на друга, как будто из инкубатора. Многие поддались искушению, когда появилась возможность разобрать себя, как пазл, и собрать совершенно другого человека.

Мода не прижилась, поскольку исчезла индивидуальность: кому нравится чувствовать себя клоном? Имелись и более веские причины — эксперименты с внешностью здорово сокращали годы жизни. За омоложение организма пришлось платить весьма высокую цену, и злоупотреблять этим явно не стоило.

Потребуется ли Лукасу серьезное лечение из-за моей неуклюжести? Не обойдется ли оно ему слишком дорого? Надо будет попросить Орлу узнать об инциденте. Со всяким может такое случиться… Немного неприятно, что именно со мной, но это не повод отчаиваться. Переживем и попробуем снова.

Как раз на этой оптимистичной ноте ко мне подсел вполне симпатичный мужчина.

— Вы скучаете?

Неужели жизнь дает второй шанс?

— Да, вечер начался не совсем удачно, — улыбнулась я.

— Может, я помогу изменить ситуацию? У меня сегодня тоже все не так, как хотелось бы.

С виду интересный интеллигентный землянин. Приятный тембр, хорошие манеры. Зубы нормального размера.

Наверное, экзотика действительно не мое.

— Была бы рада.

— Тогда отправимся куда-нибудь? Прогуляемся? Встретим рассвет? — Незнакомец протянул мне руку.

Уже хотела вложить в нее свою, когда заметила кольцо на его безымянном пальце.

— Подождите. Вы женаты?

— Это проблема? — улыбнулся мужчина. — Мы живем в современном обществе. Нетрадиционная ориентация — норма. Друзья — это, скорее всего, секс между двумя гуманоидами.

— Для меня — проблема, — ответила, сползая с барного стульчика. — Вопрос не в том, что доступно, а в том, на что вы готовы согласиться.

Расплатившись по счету, направилась прочь из ресторана, ощущая на себе взгляд землянина. Я понимала, что искала мужчину всего на одну ночь. Понимала и то, что не планировала серьезных отношений со своим кавалером. Казалось бы, ситуация не должна была задеть. И все же…

Первая ночь у меня будет всего один раз в жизни, и проводить ее лишь бы с кем я не намерена. В конце концов, где-то же есть мой мужчина, и рано или поздно я его найду.

ГЛАВА 4

Алек Уотерстоун

Мой наставник часто говорил: «Не убив в себе лень, мечты не достичь». Но как меня замучила военная бюрократическая волокита, словами не передать. Учения так не изматывали. Пытки ничто по сравнению со сдачей годового рапорта!

Приняв душ, упал в любимое удобное кресло с чашкой кофе и прикрыл глаза от блаженства. Как мало иногда надо для счастья!

Но мою нирвану прервал вызов с плокстора. Кого там еще принесло?

— Спроецировать изображение.

Передо мной появилось не менее уставшее лицо дяди.

— Трудный день?

— Ужасный. Имел счастье общаться с твоей мамой.

— Даже знаю, о чем вы беседовали, — заметил я, сдерживая смех.

— Я тебе уже говорил, что ты невероятно талантливый шпион? — хмыкнул Фредерик Уотерстоун.

— О да, тут нужны невероятные способности, — съехидничал я.

— Мария очень хочет видеть тебя женатым. Считает, что супруга вернет сына в лоно семьи и заставит остепениться.

— Никто не может вмешиваться в личную жизнь гуманоида до его совершеннолетия в двадцать один год. Так как я уже совершеннолетний, мама решила сама найти мне пару. Как удобно стало жить, можно ни о чем не думать.

Фредерик рассмеялся.

— Расскажи, как у вас дела. Я исправно читаю твои рапорты, но личный разговор — совсем другое. Можно поделиться впечатлениями.

— Ты очень вовремя. Меня практически задушила здешняя бюрократическая волокита, — пожаловался дяде, ибо сил моих больше не было. — А помимо всего прочего Эргер отправляет меня в командировку.

Фредерик нахмурился.

— Куда?

— На планету ЗИФ-632. Это пока военное название, позже переименуют во что-то покрасивее.

— Недавно открытая планета? Там прошли только первые исследования. Зачем тебе туда?

— Буду сторожить ученых и дочь генерала.

— Викторию Эргер? Странно… Она же никогда не летала в подобные экспедиции, — неподдельно удивился дядя.

— Думаю, у них какие-то внутрисемейные перипетии. Дочь недавно съехала от родителей, папа, видимо, недоволен и желает изменить ситуацию. Хотя мне сложно понять его методы. Что такого в этой командировке?

— Генерал решил, что его кровиночка испугается трудностей? Исследование открытых планет — работа непростая и трудная, но Виктория с ней справится, — уверенно заметил Фредерик.

— Вы знакомы? — удивился я.

— Она проходила практику на Земле, и я не упустил случая посмотреть на нее и разузнать побольше. Занятная личность, отцу не удастся заставить ее прогнуться.

— От тебя это своеобразный комплимент.

— Пожалуй. Я внимательно наблюдал за окружением генерала и сделал определенные выводы о характере его дочери. На мой взгляд, ты зря пренебрегаешь возможностью исследовать нравы людей, хотя… методы у каждого свои. Тебя отправили на Альдебаран отслеживать экономическую и политическую ситуацию в системе, контролировать конфликты, и со своим заданием ты вполне справляешься.

— Но из-за дочки генерала будет труднее следить за «зверинцем», — недовольно заметил я. — Может, имеются еще причины, по которым меня стараются услать?

— Есть подозрения?

— Пока нет. Но, думаю, из-за ситуации в военной верхушке Альдебарана участились нападения пиратов. Наша экономика стабильна, почти нет коррупции и преступности, но все же встречаются люди, которые не хотят работать и занимаются грабежом судов. С этим нужно что-то делать.

— Заниматься этим должна не полиция, а военные. Все сведения Эриасу Совет передал. Посмотрим, что предпримет генерал.

— У него не так много вариантов. И вообще, чем больше думаю, тем больше прихожу к выводу, что эта экспедиция не так уж бесполезна для меня. Может, стоит лучше присмотреться к дочери Эргера, в будущем может пригодиться. Пообщаемся с ней, узнаю, что она за человек, просчитаю возможные слабые места.

— Хороший подход.

— Если жизнь подбросила вам лимоны, надо делать лимонад.

— Будь осторожен, — серьезно попросил Фредерик.

— Да что может случиться на колонизированной планете, полной военных? — отмахнулся я.

Впрочем, никогда не знаешь, чем закончится очередная история в твоей жизни, но, пока она длится, надо ценить каждый момент, каждый миг.

***

Виктория Эргер

— Орла, спаси! — простонала я, сложив руки в мольбе.

Элла сидела напротив меня в моей квартире и, подперев подбородок рукой, обреченно смотрела на майора.

— Ты что, побила его? — неверяще уточнила Орла.

— Нет! То есть, конечно, ударила. Но я же не специально… Ты что, не веришь?

— Не то чтобы… Но все равно выглядит весьма странно. Нельзя было оставлять тебя с ним наедине! А я ведь предлагала подержать парня. Нет, вы меня никогда не слушаете!

— А может, еще и Викторию заменила бы? Ну а что? Чтоб наверняка все прошло как надо, — съехидничала Элла.

— Поговори еще. Последствия-то я разгребаю, — рыкнула майор.

— Я просто прошу тебя узнать по своим каналам, все ли у него хорошо, не нажаловался ли он на меня куда-нибудь, — в который раз попросила я.

— Ладно, но пока улаживаю эту проблему, ты никого не соблазняй. Идет? — мягко попросила Орла.

— Я правильно воспитана, — нахмурилась я. — И не делаю ничего необдуманно.

— Это-то и беспокоит, — пробормотала Элла. — Когда ты думаешь насчет романтических отношений, случается катастрофа.

Бросила на коллегу острый взгляд. Теперь будут припоминать мне эту историю до пенсии.

— Ты воспитана лучше, чем мы все, вместе взятые. Но просто пока не пробуй соблазнять мужчин. Договорились? — ласково спросила Орла.

— Хорошо.

Сейчас можно было согласиться на что угодно, лишь бы выяснить судьбу неизвестного мне ляга. Я верю, майор со своими связями сможет.

— Вот и отлично. У нас тут совещание намечается, так что я побежала. А вы ведите себя хорошо!

— Да, мамочка, — усмехнулась Элла.

Изображение Орлы исчезло, и мы с коллегой переглянулись. Сложно быть хорошей девочкой, когда в тебе живет маньяк.

***

— Я уже говорила, что люблю тебя? — улыбнулась Эллочка.

— У меня нормальная ориентация, тебе не на что рассчитывать, — пошутила я.

— Судя по твоей личной жизни, у тебя вообще ее нет.

— Так и будете напоминать об этом? — вскинула брови я. — Мне кажется, надо остановиться. В жизни для всего есть свое время. Я сначала училась, потом строила карьеру, и мне было не до свиданий. Понимаю, звучит как оправдание. Многие совмещают, а я не могу. Вот и сейчас чувствую: еще не время. Можно попробовать снова, но чуть позже. Завтра же не конец света!

Элла уже хотела вступить в дискуссию, как нас вдруг прервал сигнал видеовызова. Взглянула на плокстор. Папа…

— Принять и спроецировать изображение, — скомандовала, вздохнув.

По моему поведению Элла поняла, кто звонит.

— Мне выйти?

Генерал Эргер услышал фразу коллеги.

— Не стоит, я ненадолго, — ответил ей отец, а меня просветил: — Виктория, через несколько дней отправляешься в командировку.

Я растерянно разглядывала голограмму и не сразу нашлась, что сказать. Родные всегда были против того, чтобы я покидала родную систему. Словно, если это случится, моя жизнь бесповоротно изменится.

— Хорошо. Куда? — спокойно поинтересовалась.

— На одну из открытых планет ЗИФ-632. Все сведения тебе перешлет руководитель операции. Отправление через семь дней.

Так быстро? Это может означать только одно: командировка запланирована заранее, но отец от меня утаил. Намеренно.

— Как скажете, генерал.

— Вот и прекрасно, — улыбнулся отец. — У меня еще много дел. Приходи сегодня домой на ужин.

Он отсоединился, и в комнате воцарилось молчание. Через несколько секунд Элла глубоко вздохнула и заметила:

— Ваши семейные беседы — это что-то с чем-то. Мне как-то не по себе стало.

— Еще не привыкла? — съязвила я.

— К такому невозможно привыкнуть. Сидишь и ждешь, что получится из вашего разговора и чему придется стать свидетелем. В следующий раз сбегу.

Я рассмеялась и отправилась готовить кофе. В этой ситуации без него никак.

— С чего это папочка решил выпустить тебя из-под крылышка? — задумчиво спросила подруга.

— Наказание за переезд. Экспедиции подобного рода обычно сложные и трудные. Родитель решил показать, как жесток мир.

— Что будешь делать?

— Посмотрим по обстоятельствам. Сейчас нужно за короткий срок подготовиться к командировке и отомстить папе, — усмехнулась я. — Неправильно это — оставаться в долгу. Родители не так меня воспитали.

— И что ты можешь сделать?

— Натравлю на него маму, что же еще? Так легко она не простит отцу мою командировку, полную опасностей. — Страшная женщина! — рассмеялась подруга. — Скажи, когда мне нужно начинать тебя бояться?

На это я лишь загадочно улыбнулась. Женщины удивительные существа. Нас можно попробовать обидеть, оскорбить, загнать в угол. Но мы ночь поплачем, подумаем, а потом пятый угол начнете искать уже вы.

***

Открытие новой пригодной для жизни планеты — всегда достижение. Пусть даже гуманоиды не могут там существовать без помощи техники и специальных костюмов. Уже было столько жестоких и не подлежащих колонизации миров, что найти подходящие условия оказалось большим везением.

Прием в честь включения в Галактический Союз еще одного мира совпал с мероприятием по представлению всем следующей экспедиции, а значит, этот грандиозный праздник я пропустить не могла. К тому же папа проконтролировал, чтобы на вечер у нас не было намечено никаких опытов. Все предусмотрел.

И вот я, в красивом вечернем платье, смотрела на огромную толпу гостей. Знакомых мало, а улыбаться и общаться с посторонними людьми желания не возникало. Какая там экспедиция… Сегодняшний вечер — вот что настоящая пытка.

— Виктория!

Подруга не входила ни в состав экспедиции, ни в разряд привилегированных гостей, чтобы присутствовать на столь пышном мероприятии. Но когда это останавливало Эллу? За собой она тащила Орлу, неизвестно как выколупав ее из общества военной элиты. И хотя майор не входила в высший командный состав, она летела со мной в командировку, поэтому имела «счастье» быть сегодня здесь.

— Как ты пробралась сквозь охрану? — удивилась коллеге. — Никого не убила там?

— Использовала природную неотразимость, никто не смог устоять, — подмигнула Эллочка.

Орла с сомнением покосилась на подругу.

— Имей в виду, я скоро улетаю и не смогу помочь избежать ареста, — на всякий случай предупредила майор.

— Злые вы. — Элла надулась, но надолго ее не хватило. — Вообще не понимаю, отчего у вас кислые лица? Находитесь в числе гостей на пышном приеме: хорошая еда, отличное вино и интересная компания.

— Насчет первых двух согласна, — кивнула Орла, — а вот с последним ты прогадала.

— Не верите? Сейчас докажу. Видите, на лестнице, ведущей на второй этаж, сухонького невысокого ляга?

Мы с подругой дружно кивнули.

— Он заведует продовольственными поставками на колонизируемые планеты. Многое решает, очень влиятелен. А вон тот лапочка-эйфи, стоящий рядом с драгом, — сын одного из членов Совета.

— Завидный жених, — улыбнулась Орла.

— А что за драг? — спросила о мужчине, который внешне кого-то мне напоминал.

— Командир нашей экспедиции по военной части, — просветила меня майор, пока Элла пожимала плечами.

— Значит, познакомимся. Эх, собрать бы на него информацию… Начальство, пусть и не прямое, нужно знать в лицо.

— Что бы ты ни говорила, а воспитание папочки сказывается, — подколола Элла.

Я только фыркнула.

— Про Алека Стоуна практически ничего не известно. Находился в самом низу военной иерархии и последовательно, ступенька за ступенькой, поднялся выше, что обеспечило ему уважение коллег. Требовательный, замкнутый, жесткий. В его хищных повадках и тренировочных спаррингах часто прослеживается жестокость, — поведала Орла. — Мне не по себе из-за того, что именно он командует силовой частью экспедиции. Но его назначил генерал, поэтому выбора нет.

Мы покосились на майора, которая, хмурясь, смотрела на драга.

— Интересно, почему отец выбрал именно его? Он недолюбливает посторонних.

Ситуация была крайне необычная, и я задумалась.

— Самое странное, многие уверены, что генералу не нравится Стоун, и в то же время поговаривают, что они очень близки, — добавила Орла.

— Мой отец близок со своим подчиненным? — не поверила я.

Вот чего-чего, а такого за ним не водилось. Генерал со всеми держал дистанцию.

— Так говорят, — пожала плечами подруга.

— Вообще-то, если к нему присмотреться, впечатляющий экземпляр, — вклинилась в разговор Элла. — Высокий, симпатичный, темноволосый, мужественный. Один недостаток — драг. У вас будет очень интересная поездка.

— Надеюсь, что нет. — Я нахмурилась. — Пусть лучше будет скучной и спокойной, полностью соответствующей нашим ожиданиям.

Орла закивала, поддерживая. Веселье и приключения никому не нужны.

— Какие же вы зануды, — вздохнула Элла. — Ну и стойте тут, а я пошла веселиться. Здесь можно завязать столько полезных, а может, и приятных знакомств!

Иногда я завидовала легкому и непосредственному характеру подруги, особенно ее непринужденности в отношениях с противоположным полом.

Орлу отвлек сослуживец, а я рассматривала гостей, раздумывая о поездке. С нами в экспедицию также отправится тире, присланная на помощь Советом. Не для сопровождения ученых на выездах, а чтобы отслеживать психологическое состояние пребывающих на планете людей.

Вообще тире — гуманоиды, имеющие таланты и отличающиеся необычными способностями. Чем выше уровень таланта, тем более востребован тире и тем дороже его услуги. Высококлассных специалистов этого уровня очень мало. Существует всего три направления: психология (отвечает за мышление, подсознание, уровень интеллектуального развития), физиология (дает возможность управлять физиологическими процессами в организме) и эмоции (чувства, сны). Тире могут воздействовать на людей, но, если делать это незаконно, можно лишиться таланта.

Я впервые буду работать рядом со столь необычными гуманоидами, да и во многом другом поездка будет для меня повышением квалификации. Почему же такое странное предчувствие?

Снова переведя взгляд на драга, заметила, что тот смотрит на меня. Мы на пару секунд встретились глазами и тут же прервали контакт. Орла дала полковнику такую странную характеристику… А на вид обычный мужчина. Да, крупный, серьезный и целеустремленный, но многие военные обладают такими качествами.

А вообще уже поздно, не пора ли домой?

— Виктория!

Обернувшись, увидела, как ко мне вновь спешит Элла, таща на буксире незнакомого мужчину-эйфи. Высокого и красивого, как и все представители его расы, с бледной кожей и белыми волосами. В его голубых глазах отражалось умеренное любопытство.

— Я так рада тебя видеть! Помнишь, рассказывала тебе про молодого человека, который был так добр, что провел меня по своему приглашению как спутницу? Мне так повезло! — щебетала коллега, подмигивая.

Мне рассказывали? Когда такое было?

— Несомненно, — вежливо улыбнулась молодому человеку.

В чем бы ни была причина странного поведения Эллы, подыграем.

— Амрир, хочу познакомить тебя с моей близкой подругой, Викторией Эргер. Виктория, это Амрир Синто.

— Рада познакомиться, — добавила благожелательности в улыбку.

— Как и я. Вы родственница генерала Эргера? — пристально рассматривая меня, спросил молодой человек.

Этот вопрос я слышала часто, когда меня знакомили с гуманоидами. И интересовало их всегда одно и то же.

Кажется, я уже привыкла.

— Да, его дочь, — постаралась ответить как можно спокойнее.

— Я немного знаком с генералом. Очень достойный гуманоид!

И так тоже часто говорят, а на самом деле его представили, как одного из толпы, и папа, скорее всего, даже не вспомнит. Впрочем, может, я и ошибаюсь.

Эллу отвлек незнакомый мне ляг, и она, извинившись, отошла. Мне ничего не оставалось, как продолжить беседу.

— Вы знаете, я хорошо разбираюсь в людях, — продолжил Амрир и пригубил вино.

— Правда? — вежливо поинтересовалась.

— Мне многие говорят об этом. И вижу, что вы очень милая. Не хотели бы вы со мной встречаться?

— О-о-о… — только и выдохнула.

Предложение было неожиданным, но, может, Элла не зря нас познакомила, у подруги наметанный взгляд. До командировки есть еще время, и мы можем…

— Естественно, я говорю о постоянных отношениях.

— М-м-м… — разочарованно протянула я.

— Вы же знаете, как представители нашей расы щепетильны в этом вопросе. Моя девушка должна быть воспитанной, вежливой и доброй. Хорошо относиться к друзьям и ладить с моими родными. Внешность и чувство вкуса тоже важны, с ней не должно быть стыдно выйти в свет.

Представители его расы щепетильны не только в этом. Они очень красивы, ранимы и в основном вегетарианцы. А секс возможен только в браке, как же я могла забыть!..

— Несомненно, — кивнула, так как мужчина смотрел настойчиво, будто требуя подтверждения своих слов. — Вы подходите идеально.

— Вот как? — Снова вежливая улыбка.

— Пожалуй. Ведь я…

Не особо вслушиваясь в то, что вещал Амрир, я поддакивала, когда надо, рассматривала гостей, иногда потягивая вино. Я не получала от беседы удовольствия, но с другими незнакомцами, скорее всего, будет так же.

И через какое-то время, выслушав все требования Амрира к своей девушке, я поняла две вещи. Во-первых, у меня нет времени, чтобы стараться им соответствовать. Во-вторых, мне совершенно не нужно быть его постоянной девушкой. Печально…

Может, после возвращения из экспедиции я смогу подыскать себе другого эйфи. Ну не могут они все быть такими. Есть же исключения из правил, просто нужно его найти.

Эти же отношения загублены на корню, так и не начавшись.

***

Алек Уотерстоун

Я с детства ненавидел подобные мероприятия. После тринадцати лет родители уже не могли затащить меня на приемы. И в свете появлялся мало, предпочитая общение с друзьями. Когда в начале разведывательной деятельности программисты чистили мои фотографии в Сети и других всевозможных источниках, в том числе и частных, работы у них было немного. И когда меня отправили делать карьеру военного на благо Совета, отсутствие светской жизни было одним из плюсов назначения. Кто ж знал, что это продлится так недолго.

— Полковник, на каждом приеме у вас одно и то же невозмутимое, безэмоциональное выражение лица. Зная вас, смею предположить, что вы злитесь и устали, — послышался голос Сергея Форса, главы Центра создания оружия класса А.

Именно ему выпала честь командовать учеными в нашей экспедиции.

— А вы неплохо меня изучили, — я покосился на мужчину. — Привычка ученого?

— Да кто ж его знает, — хмыкнул седовласый гуманоид.

Его последнее омоложение было далеко позади, фактически Сергей доживал свой век. Он придерживался странной привычки носить очки, отрастил небольшую аккуратную бородку. Открытое лицо, приятные манеры. Форс располагал к себе людей.

— А почему вы считаете, что я устал? Сегодня со службы отпустили пораньше.

— Усталость бывает разная. В системе Альдебаран довольно много интересных рас, несмотря на некоторую консервативность, но все же драгов здесь мало. А вы к тому же полковник, молодой и красивый. Завидный жених, и женщины в вашем окружении это понимают. Вы весь вечер оборонялись от покушений на свою честь. Оказывается, военных и такому обучают! — подколол меня ученый.

В глазах Сергея плясали смешинки. Весело ему… А ведь он в определенной мере прав. Все знают, что драги находят своих суженых и только тогда женятся, но все равно каждый раз пытаются меня очаровать и захомутать.

— А почему вы сегодня без супруги? — спросил, не желая продолжать неприятную тему.

— Агата приболела и осталась дома. Она не любит светские мероприятия.

Как я ее понимаю!

— Жаль, что она пропустила сегодняшний вечер. Здесь есть люди, которых редко встретишь на приемах.

Я вскинул брови.

— И кто же?

— Как будто сами не знаете. — Ученый лукаво посмотрел на меня. — Например, первая красавица системы, которая дважды пыталась пригласить вас на танец. Ее чаще встретишь на голографической рекламе, чем вживую. Или супруга главы экономического сектора, известная тем, что объехала чуть ли не весь космос и редко когда бывает дома. А еще дочь генерала Эргера.

Пока Сергей перечислял, я переводил взгляд с одной персоны на другую и наконец остановился на Виктории Эргер.

— Кстати, она будет с нами в экспедиции, — как бы между прочим заметил Форс.

Настала моя очередь смотреть с иронией.

— Уверяю вас, она не уделяла мне внимания на вечере.

— С чего бы? — с улыбкой покосился на меня Сергей. — Вы ей не нравитесь?

— Не могу ничего сказать. Только я недостаточно хорош для дочери генерала. Вы-то, думаю, знаете негласную политику военного ведомства, — напомнил я.

Мне начинала нравиться эта словесная игра.

— А вы жалеете, что недостаточно хороши? Может, есть причины игнорирования женщин, о которых мы не знаем? — покосился на меня ученый.

Не то чтобы я их игнорировал… Короткие встречи с профессионалками никто не отменял. Более тесные связи угрожают моей миссии. А что будет, если хоть о каких-то отношениях узнает мама, подумать страшно.

— Ну что вы, как я могу!

— А что вы думаете о ней на самом деле? — серьезно спросил Форс.

Я пожал плечами.

— Мы не знакомы, чтобы я составил свое мнение о девушке. Но, судя по тому, что увидел сегодня, у нее прекрасное воспитание. Весь вечер со всеми общается и улыбается. Я бы так не смог.

— О да, выдержка нереальная. К тому же далеко не все с ней и ее семьей в дружеских отношениях.

За эти несколько дней я узнал о дочери генерала все, что можно. И все же досье ее было довольно безликим. Не может человек жить словно робот. Тем интереснее будет раскопать то, что она не хочет показывать.

Вдруг на краткий миг мы пересеклись глазами, практически сразу переведя их на других людей. В тот же момент к Виктории направилась незнакомая женщина, волочившая за собой парня. Они перекинулись словами, и девушка ретировалась, оставив своего спутника с Эргер.

— А что вы сами думаете о ней, профессор?

— Виктория проходила практику в моем Центре, она очень талантлива в своей области. Конечно, до некоторых гениев ей далеко, но у девушки светлая голова. И… она дочь своего отца.

Вот в этом я ничуть не сомневался.

ГЛАВА 5

Виктория Эргер

Моя попытка завести личную жизнь сидела напротив меня и улыбалась. Очень милый и с виду респектабельный мужчина расы чиви. Сочетание сиреневого оперения и оранжевого цвета лица было редкостью и смотрелось довольно необычно. Если бы не психология хамелеонов и непредсказуемость…

— Анализы у вас хорошие. Остался осмотр. Вы планируете ограничиться только технологической проверкой или личную диагностику тоже провести? — улыбнулся врач.

Могла ли я предположить, что, придя на медосмотр перед экспедицией, встречу такую прелесть? Кажется, он со мной флиртовал. Разумно ли заводить даже столь кратковременные отношения в военном ведомстве? Впрочем, если судьба дает знак…

— Мне бы хотелось, чтобы вы лично провели осмотр, — попробовала улыбнуться как можно нежнее.

Земная медицина — самая лучшая в галактике и делится на левую и правую. Левая — приборы, правая — врачи с приборами. Кто какой пользуется, это личное предпочтение, но в особо важных случаях вроде моего можно провести обследование в обеих сферах.

— Договорились, — согласился мужчина. — Тогда пройдемте к медицинской камере.

И как Элла обольщает мужчин? Непонятная наука.

Пока меня сканировали, я размышляла. Прогресс за многие тысячелетия шагнул далеко вперед. Многие гуманоиды живут в среднем около двухсот пятидесяти лет. За счет оптимизатора, поддерживающего тело в тонусе, и регенератора, выращивающего в нашем организме новые органы. Нельзя восстановить только грудь, поэтому не стоит с ней неразумно экспериментировать. И за омоложение вы платите годами своей жизни. За все, знаете ли, надо платить.

И несмотря на научные достижения, отношения мужчины и женщины мало чем отличаются от тех, что были в давние времена. Да и ухаживания похожи на брачный период животных. Самый привлекательный самец тот, что подарит хороших детей и сможет защитить семью, сильный во всех отношениях. Задача мужчины во всех смыслах — это показать себя, задача женщины — увлечь. Знать бы еще как. Я же не павлин, у меня нет яркого хвоста. Вообще никакого нет.

Верх камеры отъехал, позволяя мне встать и узреть моего врача и еще одного незнакомого гуманоида в довольно интимной обстановке. Молодые люди целовались и отпрянули друг от друга, едва я появилась.

— Вы уже все? — поинтересовался чиви, отступая от своего «собеседника».

— Видимо, сканирование завершилось быстрее, — пояснила, неловко откашлявшись.

Какой стыд, я неправильно поняла. Мужчина, оказывается, предпочитает партнеров своего пола. Не редкость в наше время. Как же я могла так промахнуться?

— Тогда давайте я проведу осмотр.

— Конечно.

Столько попыток завести отношения с мужчинами — и постоянно провал. Неужели не судьба?

***

— Точно! Вот он, твой шанс! — воскликнула Эллочка.

Вздрогнув от ее голоса, спешно стала придумывать предлог сбежать на посадку. Когда у коллеги появляются идеи, надо искать пятый угол, ибо будет худо.

— Что такое?! — подлетела Орла. — Что случилось? Враги напали?

— Из всех рас ты не попробовала только с драгом. Нельзя упускать шанс, — уверенно заявила подруга.

Мы недоуменно переглянулись, не понимая, что Эллочка пытается до нас донести.

— Ты про что? — поинтересовалась растерянно.

— Про кого! — вскинула она палец. — Видишь того красавчика? Закадри и переспи с ним.

Гениальная мысль дошла не сразу, но когда добралась… Драг — моя попытка номер пять.

— Ты с ума сошла?! Забудь!

— Но почему? У вас же непринужденная обстановка…

— Это в исследовательской экспедиции-то? — обалдела я.

— Полно поводов часто общаться, соблазнять…

— На военном корабле среди спецотряда и ученых? — скептически уточнила, сомневаясь во вменяемости коллеги.

— Ты одинока, он безнадежно одинок… Что теряться-то? — фыркнула Элла.

В этот раз Орла была на моей стороне и смотрела на подругу как на сумасшедшую.

— Ты что, не слушала, о чем мы раньше говорили?

— Ну подумаешь, драг… — отмахнулась коллега.

— Он не просто драг, — заметила майор. — Он худший из всех драгов, которых я только встречала.

— Во-первых, твоя идея невозможна потому, что представители этой расы встречаются только со своей парой и не ищут случайного секса со знакомыми, — начала я.

— Еще скажи, что не спят с женщинами до брака, — едко заметила Эллочка.

— Но дочь его командира не та женщина, с которой он решит переспать, — парировала Орла.

— Во-вторых, если отец узнает, он меня убьет. У них со Стоуном не самые лучшие отношения, я после приема пробовала расспросить маму, но тщетно. А если не знает мама, не знает никто, кроме папы и полковника.

— Да-да, у них странные отношения с генералом, — закивала майор.

— В-третьих, он совершенно мне не подходит. Здоровенный, бесцеремонный, пугающий. Не зря говорят, что драги — хищники. Он одно сплошное животное. Во всем космосе не найти менее подходящего партнера, — закончила свою речь.

На самом деле я совсем не знала этого драга, чтобы делать подобные выводы. Разговоров о нем на Альдебаране практически не ходило, значит, придется быть более осторожной в составлении собственного мнения. Но и согласиться с предложением коллеги я не могла.

— Элла, ты зачем пришла в космопорт? Проводить нас с Орлой?

— А ты мне и не рада. Вот так проверяются друзья! — хмыкнула девушка, озираясь.

Экспедиции отправлялись из военного отсека обычного космопорта. Огромное здание из прочнейшего пластика не только защищало нас от жестокой внешней среды планеты, но и позволяло любоваться ее красотами, хотя мало кто из гуманоидов обращал внимание на окружающую природу. Кто спешил по делам, кто был поглощен эмоциями, которых здесь всегда было немало. Счастье встречи, горечь расставания, взлеты и падения, радость и разочарование…

А еще ужасная суета и большая проходимость. Только новейшие технологии и отличная организация не позволяли случиться хаосу и неразберихе.

— Она наверняка кого-то приметила на приеме и теперь хочет использовать нас, чтобы познакомиться, — просветила меня майор.

Подруга лишь скорчила рожицу, косвенным образом подтверждая догадку.

— Значит, Эллочка прогадала, я практически никого тут не знаю.

— Тогда пойдем, перезнакомлю тебя со всеми. — Орла взяла меня под руку.

— Эй, вам сложно помочь? — возмутилась Элла.

— Ты и без нас справишься! — крикнула ей Зирг, уводя меня подальше.

— Может, и правда стоило…

— С Маркусом ей ничего не светит. Он лучший друг нашего командира, если с таким, как он, вообще можно дружить. Но это я к чему — тот непробиваемый, я не раз пытала счастья.

— Вот оно что, — я откашлялась.

— Да нет, я совсем не безответно влюбленная. Однако в этой экспедиции не упущу шанса попытаться еще раз.

— М-м-м… Любовная история. А скучная командировка становится интереснее…

— Вот же ты язва, — рассмеялась майор. — Ну что, готова к приключениям?

— Так точно!

И мы через военный отсек космопорта отправились к нашему звездолету. Поехали!

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям