0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Синяя звезда Аурин » Отрывок из книги «Синяя звезда Аурин»

Отрывок из книги «Синяя звезда Аурин»

Автор: Быкова Дарья

Исключительными правами на произведение «Синяя звезда Аурин» обладает автор — Быкова Дарья Copyright © Быкова Дарья

ГЛАВА 1

 

- Рина, Рина Вардес, - скучающим голосом объявил чиновник инспекции магического дара в приоткрытую дверь и устало вздохнул.

Поднявшись со скамейки для ожидающих своей очереди, на которой пребывала в полном одиночестве, я покорно проследовала в кабинет под его скучающим же взглядом. Его можно было понять, этого слегка сутулого седого мужчину в больших и строгих очках - шансов найти у меня магический дар не было никаких. Это знал он, проверивший за свою жизнь десятки тысяч людей, это знала я, и вовсе не желавшая никакого дара, но система была неумолима: каждый год бездетные, не состоящие в браке граждане моложе двадцати шести лет должны являться на проверку магспособностей.

Я подставила руку магометру - палец кольнуло, и прибор зажужжал, вычисляя количество маг в моей крови. Мог бы и не стараться, ответ будет как обычно - ноль целых, ноль десятых. В ожидании я скучающим взором обводила кабинет, привычно скривилась, наткнувшись на агитплакат с Синей звездой - и чего не снимут, десять лет уже прошло... На плакате была молоденькая девушка, у неё были ярко синие глаза и отливающие синим чёрные волосы, в руках она держала синий магический огонь. Надпись внизу давно стёрлась, но я её ещё помнила. Вперёд, за наше будущее! Увы, сама Синяя звезда продержалась очень недолго на передовой. Да и вообще...

- Кхм, позвольте Вашу руку ещё раз, - неожиданно прервал мои размышления инспектор. - А лучше другую, если Вас не затруднит.

Я равнодушно протянула теперь правую руку, сломалось у него там что-то, что ли? Взглянула на гудящий аппарат - стареет. Как и я. Сегодня я тут последний раз - по документам мне завтра исполняется двадцать шесть. А по факту уже исполнилось. Поэтому сказанное враз разволновавшимся чиновником никак не могло быть правдой:

- Поздравляю, - сказал он, поправляя галстук. - Ноль пять мага, неплохой результат для...

Тут он замялся и, сняв очки, стал их протирать. Но я его и так поняла: "для перестарка". Как правило, способности проявлялись до шестнадцати лет, редко - в двадцать, позже - никогда. Однако проверяли до двадцати шести, потому что учёные ещё двадцать лет назад доказали, что окончательно дар формируется к двадцати пяти. А значит хоть и мизерная, но всё же существовала вероятность обнаружить дар в двадцать пять. Но не в двадцать шесть же. И уж точно не у меня.

- У Вас прибор сломался... - наконец, выдала я немного осипшим голосом. - Это невозможно!

- Девочка... - начал было он, надевая очки. Взглянул через очки на меня и поправился. - Девушка… прибор не ошибся. Мне жаль.

Спасибо хоть почтенной донной не назвал. Да, мне тоже было жаль.  Если допустить, что прибор не ошибся, то это великолепная насмешка судьбы. Ноль пять, половина мага - самый минимум, необходимый для поступления в Училище и Защитные силы. Было бы хотя бы ноль четыре - и я бы просто ходила и несколько раз в год сдавала накопленную энергию.

Но дело в том, что у меня даже ноль четыре никак не могло быть. Правда вот донести это до инспектора, не раскрывая подробности своей биографии, чего мне делать совершенно не хотелось, было нереально. И я решила - съезжу в столицу, там всё равно при приёме проверяют. Заодно Каринку проведаю - давно собиралась. Молча взяла у инспектора выписанное им направление и, не глядя на бормочущего под нос “надо же, как бывает” мужчину, вышла за дверь.

Каринка была мне как младшая сестрёнка, хотя по документам я - её опекун. Восемь лет назад, когда я поняла, что сделанного не исправить, и задыхалась от бессмысленности и пустоты собственной жизни, только это меня и спасло - я взяла из приюта шестилетнюю крошку, которую не спешили брать другие из-за минимальных шансов на проявление дара. Иметь дар было престижно, а тогда ещё не отгремела слава Синей звезды, и все хотели вырастить свою звёздочку. В семье Карины дар не проявлялся никогда, и усыновители год за годом у неё на глазах выбирали других. Правда, мне её всё равно отдавали неохотно - я была слишком молода. И абсолютно одинока. Но у меня была квартира, более или менее приличная работа - учитель истории в школе, и мы с малышкой быстро нашли общий язык. Сначала мне, вернее, нам с ней дали испытательный срок, а потом уже оформили опекунство.

По иронии судьбы, дар у Каринки проявился, причём рано - в тринадцать лет, и довольно сильный, куда там моим нынешним ноль пять, у неё были все четыре, а то и четыре с половиной. И могло стать ещё больше.

В Училище я отпустила её беспрекословно, хотя могла ещё годик подержать около себя, мне, что уж говорить, этого хотелось. Но слушая по видеофону её счастливое щебетание и видя сияющие глаза, я понимала, что сделала всё правильно. Хотя жизнь в одиночестве меня пугала...

В столицу, Алтаг, я отправилась следующим утром, прихватив гостинцев для любимой сестрёнки - домашнюю выпечку.

Несмотря на то, что на календаре была ещё весна, по факту уже вовсю хозяйничало лето. Я подставила лицо лёгкому ветерку, пока стояла на платформе в ожидании скоростной электрички, и чувствовала, как испаряется неприятный осадок от ошибки прибора, и уходит глупое волнение. Я же почти два года убила на изучение этого вопроса в своё время, и всё, однозначно всё, говорило, что дара у меня уже никогда не будет. Так что это просто досадная ошибка.

В электричке было жарко, но, к счастью, почти пусто - рабочий день всё же, я пристроилась на место у окна и достала детектив. Каринка у меня зачитывалась любовными романами, а я не могла. То ли перечитала в своё время, то ли сказывалась неустроенная личная жизнь... И нежелание её устраивать.

До Училища от вокзала я шла пешком, впитывая звуки и атмосферу большого города - иногда по ним скучалось. Очень. И всё равно пришла раньше, чем заканчивались занятия, но это было и к лучшему - разделаюсь с этой нелепой ошибкой и встречусь с сестрёнкой уже без камня на душе.

- Двадцать шесть? - с непередаваемой интонацией произнесла секретарь приёмной комиссии, и я сразу ощутила гордость напополам с неловкостью за то, что дожила до столь преклонных лет. И желание оправдаться за сломанный прибор в нашей провинциальной инспекции. Но благоразумно воздержалась.

- Проходите, - с кислым лицом она указала на новенький, не чета нашему ветерану, прибор.

Я подставила руку, практически не почувствовала укол - всё же технологии не стоят на месте, и приготовилась вежливо и с достоинством попрощаться и уйти. Однако судьба распорядилась иначе.

- Ноль шесть мага, - не веря своим глазам, произнесла секретарь, а я отказалась верить ушам.

- Давайте ещё раз проверим? - жалобно попросила, пёс с ним с достоинством.

Мы попробовали, и вместе молча смотрели на маленький кусочек бумажки, который выплюнул чудо-прибор. "0.6 маг" - упрямо утверждал он.

- А.. - начала было секретарь, и беспомощно замолчала.

Я тоже молчала и, боюсь, ещё более беспомощно. Меня тянуло истерически расхохотаться - воистину, судьба решила на мне отыграться за мои выкрутасы.

В юности я была невыносима, как я теперь понимаю. У меня очень рано обнаружили дар, сильный и уникальный дар, и это снесло мне крышу. Напрочь. Я была самой молодой и самой сильной на курсе, а теперь буду самой слабой и самой старой. О, да! Есть в этом тонкая издёвка мироздания.

- Может, откажетесь от дара? - сочувственно предложила секретарь, но я только помотала головой - один раз уже отказалась. Хватит судьбу гневить, а то она ещё и не такое придумает.

Я скинула сообщение Карине на видеофон, что жду её во дворе Училища, на скамейке возле фонтана, и теперь гипнотизировала взглядом этот самый фонтан. Хотелось почему-то сунуть туда голову: то ли чтобы привести мысли в порядок, то ли чтобы утопиться. Периодически меня разбирал нервный смех - я дважды рекордсмен. Точнее, рекордсмен и антирекордсмен. Как сказать малышке Карине, что её великовозрастная сестра вдруг обзавелась мизерным даром, я не представляла.

И не сказала. Не смогла. Мы мило поболтали, я отдала ей выпечку, и она, чмокнув меня в щёку, убежала. А я осталась сидеть, и идея утопиться становилась всё заманчивее.

- Это Вы - Рина Вардес? - рядом со мной на скамейку опустился капитан - я ещё не разучилась читать знаки отличия - Защитных сил. Ему было лет пятьдесят, но он просто лучился энергией, как двадцатилетний.

- Угумс, - сказала я, подарив ему немного отчаянный взгляд. - А фонтан у вас тут глубокий?

Он заразительно рассмеялся и легонько хлопнул меня по плечу, как будто мы с ним боевые товарищи.

- Раз чувство юмора Вам не отказало, значит, не всё так плохо, - с улыбкой заключил он. И уже по-деловому добавил. - У меня к Вам предложение.

- Знаете фонтан поглубже? - заинтересованно покосилась я на него.

Капитан сдержанно улыбнулся и перешёл к делу:

- Я правильно понял, что Вы не рвётесь на передовую?

- В двадцать шесть лет и с ноль шесть мага? Вы ещё спрашиваете? - грустно улыбнулась я ему.

- Но отказываться от дара по каким-то причинам не хотите?

Я кивнула, не желая распространяться об этих самых причинах.

- Тогда, может, рассмотрите вариант пойти вторым пилотом на грузовой корабль? Обучение там самое короткое, и Вашего дара как раз хватит. - Прямо взглянул мне в глаза капитан.

Я горестно вздохнула. Прямо скажем, второй пилот грузового корабля - это не начало карьеры, это её конец, причём не самый почётный. По сути это работа батарейкой, немудрено, что обучение короткое - чему учить-то? Максимум, что должен уметь второй пилот - это посадить корабль и состыковать его с другим кораблём, но, как правило, даже эти умения остаются невостребованными.

Уникальный материал - его назвали кхамир, в честь открывшего его учёного, был обнаружен в астероидном поясе довольно-таки далёкой звёздной системы более ста лет назад. И это открытие изменило всё. Оказалось, что под действием излучения человеческого мозга этот материал способен изменяться и вообще, делать невероятные вещи. То есть, практически та самая магия, о которой так долго мечтало человечество. Способность влиять на кхамир определялась содержанием в крови особых веществ - их стали измерять в "магах". Один маг - это способность полноценно управлять боевым кораблём. А начиная с трёх магов, появлялись уже и личные, особенные возможности. Например, Синяя звезда могла убивать сам кхамир - её холодный синий огонь превращал кхамир на вражеских кораблях в обычный холодный камень.

Кхамира было мало, и он был баснословно дорог, естественно в быту он не применялся, его еле-еле хватало на космические корабли - в качестве двигателя и оружия он был незаменим. Смешно и грустно, но сейчас сражения шли как раз за кхамир, и получался замкнутый круг: нам нужно больше кхамира, чтобы отстоять себе больше кхамира. С другой стороны, отдай мы весь кхамир Империи, и она моментально завоюет нашу Конфедерацию. Так что гонка вооружений продолжалась, и гонка идеологий тоже - с обеих сторон нужны были одарённые, чтобы извлекать из кхамира его магию.

Чем же так не почётна и не привлекательна роль второго пилота на грузовом корабле? Судите сами: на тебя надевают специальный шлем, и весь полёт ты можешь заниматься чем угодно, потому что нужные мозговые волны из тебя извлекает первый пилот с помощью шлема. А ты хочешь - спишь, хочешь - не спишь. Весело, правда?

- Рассмотрю, - сказала я. - Сколько можно подумать?

Он поднялся со скамейки и протянул мне карточку с адресом:

- Если надумаете, приходите завтра к трём. Там как раз новый курс подготовки начинается.

- Спасибо, буду думать, - сказала я, пряча карточку в сумку.

Уходя он обернулся и вдруг подмигнул:

- У Вас всё ещё впереди, Рина. Всё только начинается.

- Это-то и пугает, - пробормотала я себе под нос, но капитану благодарно улыбнулась. Ну, как благодарно... как смогла, так и улыбнулась. Смогла кривовато, но что делать...

 

Варианта у меня всего три, - размышляла я, глядя в стакан с каким-то убойным.. или забойным - уже не помню точно, как назвал его бармен, коктейлем. Вариант номер один: пойти и сдаться на опыты - попытка заблокировать дар приведёт, скорее всего, именно к этому. Потому что до сих пор наука стоит на том, что выгоревший дар не возвращается. Вообще никак. Ни капелюшечкой. А мой дар выгорел тогда весь, до конца. И при блокировке дара это сложно будет не заметить.

Вариант номер два: пойти обычным путём, каким идут подростки, у которых прорезался дар - четыре курса Училища и распределение на последнем курсе в зависимости от силы дара на тот момент. Это оправдано для подростков, так как их сила может вырасти, и, как правило, растёт. Меня же на четвёртом курсе - в тридцать лет! - будет ждать всё то же место второго пилота на грузовом корабле. А от перспективы четыре года учиться с ребятами - страшно сказать - в два раза младше меня, захотелось бежать к фонтану и топиться, невзирая на его глубину.

Ну и вариант номер три, предложенный не представившимся капитаном. От него, варианта, хотелось тоскливо выть, но хоть утопиться не тянуло.

Приняв решение, я сделала большой глоток коктейля и тут же закашлялась, жадно хватая ртом воздух и вытирая слёзы. Ядрёный. Народа в баре было пока довольно мало, и почти все косились на меня с любопытством и удивлением. Даже самые воспитанные нет-нет, да поглядывали украдкой - вид для бара у меня был совсем нетипичный. Слишком длинное - по колено, свободного кроя платье, строгая кичка, очки и отсутствие косметики. Училка, как есть - училка. И вдобавок ко всему этому великолепию я была одна. Вот и гадали завсегдатаи - что такого стряслось у занудной училки, что она пришла напиваться в одиночестве. Ах да, и пить-то я явно не умела.

Впрочем, не все просто косились, нашлись и желающие моё одиночество скрасить.

- Хочешь, скажу, почему он от тебя ушёл? - взял с места в карьер молодой парень, присаживаясь напротив.

Он был одет в потрёпанную джинсовую куртку, из-под которой выглядывала заношенная футболка из давно уже не выпускаемой серии “Вперёд, за Синюю звезду!”, не брился пару дней, как минимум, и, судя по блеску глаз, уже успел накатить.

- Кто? - немного непонимающе присмотрелась к нему я. Лучше бы он объяснил, почему он, дар, вернулся.

- Мужик твой, - шмыгнув носом, парень стал беззастенчиво таскать орешки из моей тарелки.

- А как Вы догадались? - спросила я, мрачно наблюдая, как стремительно уменьшается количество орехов. Может, он их все съест и свалит? Я даже подвинула ему тарелку, чтобы было удобнее и быстрее справился.

- Ну так очевидно же - из-за чего ещё может так переживать женщина! - с невероятным самодовольством сообщил мой неожиданный собеседник.

- А, ну да, ну да… - растерянно сказала я.

- Купи мне выпить – расскажу, как вернуть, - предложил мой собеседник, устраиваясь поудобнее и явно настраиваясь на приятный вечер.

- Может, лучше расскажешь, как избавиться от назойливого собеседника в баре? - весьма толсто намекнула я ему. Парень намёк понять не пожелал:

- Не-а, - сказал, насмешливо рассматривая меня, - это не расскажу. Это абсолютно невозможно! - радостно закончил он, сверкая белозубой улыбкой и окончательно портя мне настроение.

- Если свалишь, куплю тебе выпить, - уже без особой надежды попыталась я выкупить себе право на одиночество и личное пространство.

- Не-а, - сказал парень. И протянул мне руку. - Рэми.

Мне не хотелось давать ему руку. И разговаривать с ним не хотелось. И я прекрасно знала, почему он ко мне прицепился, даже если он и не осознавал этого сам - парень явно тащился в своё время от Синей звезды, и теперь обнаружил во мне некоторые похожие черты.

Руку я давать не стала, вместо этого подпёрла этой рукой голову и попросила:

- Оставь меня, а?

Рэми подержал ещё некоторое время свою руку протянутой, потом удивлённо на неё посмотрел и отправил за орешками. А сам взглянул на меня уже серьёзнее:

- Нет, - сказал он. - Я чувствую, что тебя сегодня нельзя оставлять одну. Тебе плохо.

- Из-за мужика, - согласилась я с ним.

- Этого не знаю, - совершенно не смущаясь, признался он. - Но надо же было как-то начать разговор.

И он остался, рассказывал какие-то забавные истории из своего детства, совершенно ни о чём не спрашивал, даже имя не спросил, называл меня злюкой-синеглазкой. И в какой-то момент меня прорвало:

- У меня нашли дар, - горестно сказала я ему.

- Так это же хорошо? - не понял моего горя Рэми.

- Ноль шесть мага - это хорошо? - раздражённо спросила я.

- Да вырастет ещё, какие твои годы, - отмахнулся парень. - Сколько тебе? Восемнадцать?

- Двадцать шесть! - прошипела я, злясь почему-то на собеседника. Как будто это он так распорядился моим даром и возрастом.

- Ого! - присвистнул Рэми. - Хорошо сохранилась.

Я молчала, и он сочувственно сказал:

- А у тебя, небось, муж, дети и кот?

Наградив его мрачным взглядом, покачала головой.

- Престарелые родственники, требующие заботы? - не унимался парень.

- Нет.

- Ну а чего ты тогда убиваешься?

Совершенно бесчувственный собеседник мне попался, - подумала я.

- С таким даром только батарейкой работать! - выплеснула на него своё отчаяние.

- А ты кем работаешь? - вдруг спросил он. - Учительницей?

Я кивнула и он продолжал:

- А хобби у тебя какое? Небось, книжки читать?

И, дождавшись кивка, развеселился окончательно:

- Ну, а что ты тогда горюешь? Будешь читать книжки не дома, а на космическом корабле. Может, и мужа там…

Договорить он не успел - я выплеснула свой недопитый коктейль ему в лицо.

Пока он вытирал глаза, поднялась и ушла, попутно хлопнув его по плечу:

- Спасибо. Мне правда полегчало.

 

Мне и в самом деле стало легче, всё же Рэми был во многом прав. А когда я вспомнила его ошалевшее лицо в конце нашей беседы, то и вовсе расхохоталась. И даже смогла оценить великолепную иронию судьбы - не захотела шесть магов, вот тебе ноль шесть.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям