0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Скажи, что ты будешь мой » Отрывок из книги «Скажи, что ты будешь мой»

Отрывок из книги «Скажи, что ты будешь мой»

Автор: Лестова Ксения и Чайка Лидия

Исключительными правами на произведение «Скажи, что ты будешь мой» обладает автор — Лестова Ксения и Чайка Лидия Copyright © Лестова Ксения и Чайка Лидия

ПРОЛОГ

 

                Осень в этом году была по-особенному промозглой и тоскливой. Или это просто у меня вся жизнь тогда перевернулась с ног на голову. Я стояла на пороге собственного дома, дрожащей рукой держа свое немногочисленное имущество, состоящее из маленькой книги, в которой были написаны основные бытовые заклинания, теплого платка, который вязала еще матушка и нескольких монет, спрятанных от родственников. Успела достать их из своего тайника и незаметно положить в узелок. Кольцо с родовым гербом висело на кожаном шнурке, спрятанное под плотной тканью серого платья. Потом надену, когда окажусь как можно дальше от дома родителей. Дома, который отныне не был моим убежищем. Местом, куда хотелось возвращаться.

                Я часто вспоминала тот день, когда будучи маленькой, семилетней девчонкой, была вышвырнута на улицу в одном простом платье и башмаках на плоской тонкой подошве. Осенью… Родственнички даже не отдали мне теплое пальто, которое за неделю до смерти, купила мне мама. Жили мы не так чтобы богато, но и с воды на хлеб не перебивались. У нас был пусть и небольшой, но уютный и чистый дом. Крыша никогда не протекала - папа следил за этим внимательно. Матушка любила готовить и каждый вечер баловала каким-нибудь простым в приготовлении, но вкусным блюдом. Наверное, вкусное оно было потому, что приготовлено с любовью…

                Все изменилось в один миг. Родители, оставив меня с соседкой, поехали на ярмарку за продуктами и… не вернулись. Какой-то безумный маг, отметив удачный день в кабаке, решил показать силу своей магии и создал сферу, которую не смог удержать на ладони и она, потеряв контроль создателя, полетела в родителей, которые не обладали никакой магической силой. Все случилось так быстро, что никто находящийся поблизости и не понял сразу, что произошло. Начались паника, суета, вызвали стражей… В тот день я стала сиротой. А спустя еще два дня, которые я провела под надзором магов из отдела - именно тогда я и поняла, что осталась одна. На самом деле одна. И никому, по сути, нет до меня дела. Опека над малолетней магессой, коей я тогда являлась, упала на плечи дальних родственников отца. Они же, как только стражи покинули дом, стали вести себя на моей территории как хозяева. Накиль и Пальмира Фау были на десять лет старше моих покойных родителей. Кроме них в дом заселился и их сын, которому было, если мне не изменяет память, пятнадцать лет. Будучи намного старше меня, он не считал зазорным поддеть сироту. Насмехался над моей худобой, непослушными, слегка вьющимися волосами, большими, как у лупоглазого кнарга глазами. Вскоре терпение новых хозяев закончилось, и они вышвырнули меня из собственного дома. Я успела собрать всего небольшой узелок. Повезло, что никто не стал совать в него свой нос. Иначе забрали бы все.

                Каково было маленькой девочке одной на темной улице, идущей под проливным дождем? Чувствующей, как ткань платья противно липнет к телу. Волосы превращаются в мокрые сосульки, а спустя час начинает мучить кашель. Брать у меня особо было нечего, и проходящие мимо мужчины бандитской наружности не обращали на мелкую девчонку никакого внимания. Щенок, выкинутый на улицу за ненадобностью. Лишний рот, который необходимо кормить.

                Два дня я слонялась по городу, пыталась поговорить со стражами, но, как назло, не сталкивалась с ними. Шла в основном по безлюдным улицам. Да и что могла сделать одна напуганная девчонка? Я была в растерянности, на грани истерики…          

                Тогда-то меня, забившуюся в дальний угол тупика, образовавшегося между домов, и обнаружил Нитс: вор, шулер, актер и талантливый маг. Как получилось, что он оказался на улице, я не знала. Он никогда не рассказывал о своей судьбе, сколько бы я его о ней не спрашивала. Мужчина просто шел мимо и пожалел бездомную девчонку. И научил ее всему, что знал сам. Нитс уже был стар. Его мучили частые головные боли, временами мужчину одолевала слабость во всем теле. Моего учителя не стало год назад. Наверное, убедившись, что я окончательно готова к взрослой жизни, он успокоился, и болезнь взяла свое.

                Я воровала, чтобы выжить. Жульничала, чтобы немного заработать. И мучилась угрызениями совести, тратя чужие деньги на хлеб или булку. Выхода, увы, у меня все равно не было. На работу оборванку никто не брал. Ни помощницей в лавку, ни просто уборщицей. Стучалась в двери состоятельных людей и все заканчивалось тем, что очередной дворецкий или управляющий морщились и захлопывали дверь перед самым носом. Если же удавалось нарваться на хозяев, те поступали еще жестче – подкрепляли действие заклинанием. Меня просто отшвыривало как можно дальше от дома. Один раз я даже чуть было не попала под копыта лошади, что тянула за собой дорогую, отполированную до блеска карету. Я была неудачницей. Впрочем, теплого приема от богатеев и не ждала. Как и от булочника, молочника, мясника, библиотекаря… То ли вид мой их пугал, то ли просто не нужна была девчонка на побегушках. Ей как-никак еще и платить надо.

                Жестокость людей научила меня никому не доверять. Я была сама по себе. Единственный, кто отнесся ко мне с отеческой теплотой, был Нитс. Но и его уже не стало.

                Я могла уже сейчас обратиться к стражам и попытаться вернуть себе дом родителей. Могла… но не хотела. Воспоминания медленно уничтожали меня. Я старалась не появляться вблизи места, в котором выросла. Не хотела нарваться на тех, кто в свое время так жестоко со мной поступил. Велико было искушение обчистить семейство Фау. Отныне моим домом была улица. Ночевала же на чердаке одного из не самых благополучных домов. Того и гляди балка какая-нибудь отвалится и по голове стукнет. Но за столько лет я уже привыкла к таким условиям. Самое главное, чтобы были деньги на еду. Ну и еще не желательно попадаться тем же стражам на глаза. В этом заключалась еще одна причина моего нежелания обращаться к ним за помощью. Если кто-нибудь из них сообразит, что я занимаюсь не очень честными делами… Провести минимум год в тюрьме не хотелось. Уж лучше продолжать жить на улице. Тем более, я здесь была далеко не одна такая. Все как-то выживали и особо не жаловались.

                Сейчас я удобно устроилась на крыше двухэтажного дома и внимательно следила за прохожими, что прогуливались по дороге, рассматривая яркие витрины лавок и магазинчиков. Выбирала очередную жертву, в карман которой суну руку, дабы «позаимствовать» содержимое кошелька. Заметила щуплую фигурку в мальчишеской одежде. Рита снова вышла на охоту. Никто и не обратит внимания на бедно одетого мальчишку и не подозревая о том, что это девушка. Лишь маг мог это определить. Но им не было до таких как я никакого дела.

                Жертва была мною выбрана, и я заспешила к лестнице, приделанной сбоку дома. Надо поторопиться, иначе опять придется отбирать «счастливчика».

 

Глава 1

 

                Народу в это время на ярмарке было много. Настолько, что пробираться приходилось, в наглую распихивая зевак локтями. Сегодня я предпочла особо не выделяться. Черная курточка не по размеру, жутко велика. Штаны, опять же, если бы не прочный ремень, где-нибудь точно бы уже потеряла. На голове теплая вязаная темно-синяя шапка, скрывающая волосы, которые я закрутила на макушке и закрепила одним из бытовых заклинаний. Лицом я вполне могла сойти за смазливого парнишку, одетого в вещи с чужого плеча. Ботинки растоптанные, зато удобные. Рукава куртки немного засучены, чтобы удобнее было шарить по карманам. Воровство я не любила. Спустя столько лет продолжала мучиться от чувства вины каждый раз, когда мои пальцы оказывались в кармане зазевавшегося горожанина. Выбирала я их тщательно. Он должен был быть хорошо одет, беспечен, и желательно либо слишком худ, либо жутко неповоротлив. Лишь бы на мага не нарваться. Вот с ними было сложнее. Некоторые мастерски скрывали свой потенциал и понять, сильный маг передо мной или нет, подчас было сложно.

                Я слонялась по ярмарке уже часа два, не меньше. Смогла обогатиться на три золотые монеты и шла дальше. Зачем? Этих денег вполне бы хватило на неделю, если использовать по минимуму, тратясь на хлеб и тонизирующее зелье. Протянуть можно, но мне еще пригодятся силы, чтобы снова выйти из укрытия, расположенного под протекающей в нескольких местах крышей и опять идти воровать. Или жульничать. Я легко могла разуть любителя азартных игр в карты. Или броситься под карету, а потом требовать деньги за нанесенный моральный ущерб. Иногда удача отворачивалась от меня и платить приходилось еще и за физические повреждения. Ничего, знала я одного хорошего целителя, который, так же, как и я, был вынужден коротать дни на улице. Найти его иногда бывало сложно. Но он никогда не отказывал в помощи. А уж если ты подмажешь его монеткой, то и с собой мог что дать. Этот маг ловко лазил в целительские лавки за нужными составами, не тратясь на создание своих зелий. Да и варить их было негде.

                Выйдя на круглую площадку, посередине который высился фонтан, я закрутила головой, решая, в какую сторону идти дальше. Это место я знала довольно хорошо. И каменную красоту, по которой медленно стекала чистая на первый взгляд вода, успела рассмотреть. Две, облаченные в легкие одежды девы удерживали большой кувшин, из которого и текла вода. Вечером, когда становилось совсем темно, вокруг фонтана начинали кружить магические разноцветные светильники. Я, когда состояние было совсем паршивое, бывало, приходила сюда и, устроившись на бортике, опускала во всегда холодную воду руку и выводила в ней круги. Странным образом получалось успокоиться и жить дальше, какое-то время не терзаясь совестью и отчаянием.

                Свою следующую жертву я выбрала внезапно. Увидела высокого, симпатичного блондина возле палатки, в которой продавали зачарованные клинки и, сразу оценив обстановку, решилась. Одет незнакомец был хорошо. Черные дорогие брюки, кожаная куртка, на левом предплечье виднеется нашивка. Разобрать, что там изображено не смогла. Но и не важно это сейчас было. Самое главное в случае чего убежать. Еще лучше, если меня никто так и не заметит. На таких, как я, редко обращали внимание. Чаще всего богато разодетые люди и нелюди смотрели на меня с пренебрежением или брезгливостью.

                Сунув руки в карманы штанов, исподлобья посмотрела сначала в одну сторону площадки, потом в другую. Народу здесь было поменьше, чем в торговых рядах, но все равно достаточно, чтобы если что, списать все на неуклюжесть. Дескать, шла, споткнулась и случайно задела благородного лэрда плечом. Он посмотрит на меня, поморщится, произнесет какое-нибудь оскорбление и потеряет ко мне всякий интерес. Я этим временем буду уже улепетывать, пряча в карман улов. Какой он будет? Одному мертвому вампиру известно. Это словно лотерея – никогда не знаешь, что вытянешь. Но чаще всего рука сама тянулась к монетам. Есть такая особенность у воров – чуять деньги.

                Плавный шаг. Бесшумный, осторожный… Чтобы блондинчик не вздумал оборачиваться, заинтересованный шагами за своей спиной. Шума здесь было предостаточно, но, опять же, предосторожность не была лишней. Жизнь моя была не завидной, но… Это моя жизнь. И я разобью костяшки в кровь, вгрызусь зубами, вцеплюсь мертвой хваткой в шанс прожить еще хотя бы пару дней более-менее спокойно. Не сыто, но хотя бы спокойно.

                Я подошла на опасно близкое расстояние к мужчине. Продавец, увлеченный рассказом о стали, из которой был создан один из клинков, не обратил внимания на оборванца-мальчишку, коим я сейчас была, никакого внимания. У моей почти двухметровой жертвы глаз на затылке не было, так что…

                Да, я рисковала. Этот богач не был ни худым, ни толстым. Широкие плечи, привыкшие держать в ладонях оружие руки… И в карманах, я знала это наверняка, было чем поживиться. Была не была!

                Протянула руку, быстро провела ей перед задним карманом брюк и извлекла из оного кулон с точно драгоценными камнями. Только хотела спрятать улов и быстро скрыться, как мою конечность с силой перехватили за запястье, сдавливая так, что еще немного, и от боли из глаз потекут слезы.

- Пусти, ненормальный! – выпалила и дернула рукой. Слабо, специально, чтобы поймавший меня на воровстве мужчина, потерял бдительность, думая, что я настолько слаба. От тощего парнишки не ждут дюжей силы. Я ей и не обладала, зато бытовой магией могла шандарахнуть похлеще боевого заклинания.

- Хотел обокрасть меня, сопляк? – выплюнул слова блондин, склоняясь над моим лицом.

- Пустите, - всхлипнула. Играла на публику. Давила на жалость, которой, скорее всего, у этого богатея с рождения не было. И взяться было не от куда. – Пощадите сироту. Я просто хочу есть!

                Тут не соврала. На самом деле являлась сиротой и ужасно хотела вгрызться зубами в сочный и хорошо прожаренный кусок мяса. В последний раз я ела такой незадолго до смерти родных. С тех пор перебивалась, чем получалось. Чаще всего это был хлеб, не самая свежая колбаса и сыр.

- Хочешь есть, иди, работай, - продолжал шипеть аки жирная змея глазастый. Глаза у него, к слову сказать, были выразительные. И холодные настолько, что подумалось, что там на самом деле застыли льдинки.

                Вновь шмыгнула носом, провела рукавом куртки по носу, якобы вытирая сопли. Моя жертва поморщилась. Медлить более было нельзя. Еще немного и стражи обратят на этот цирк внимание. Сбежать в этом случае будет еще сложнее.

                С силой саданула коленом незнакомца по самому дорогому месту, вывернула руку и дала деру, крепко сжимая в ладони кулон. Замершие неподалеку зеваки во все глаза смотрели на меня, но задержать и не пытались. Еще бы… я могла легко повторить этот маневр. Еще и магией добавить. Вместо выведения вшей, наоборот, натравить их на своего обидчика.

                Бежала, не оглядываясь, чтобы ненароком не налететь на кого-нибудь. Задерживаться было нельзя. Если этот два метра гнева нагонит меня, до своей берлоги под крышей я могу и не добраться. Ближайшие лет десять. Такие, как этот блондинчик, не щадят таких, как я. Даст на лапу судье, и он упечет меня надолго в места лишения свободы. Сбежать оттуда практически невозможно. Магию блокируют, охраняют строго. Еще Нитс рассказывал, каково там живется. Сам он коротал в колонии целых пять лет.

                Резко повернула влево, перепрыгнула через мешок с каким-то товаром, который выгрузили из телеги, но пока не занесли под хлипкую крышу палатки. За спиной послышалась отборная ругань. То ли жертва грабежа выругалась, то ли хозяин палатки. Я слегка задела мешок мыском ботинка.

                Замедлилась уже за пределами ярмарки. Вбежала в один из тупиков, расположенных между домами, и притаилась за деревянной бочкой, из которой противно чем-то пахло. Прислушалась, боясь расслышать торопливые приближающиеся шаги. Все было относительно тихо. Люди, само собой, проходили мимо домов, разговаривали, смеялись, но не более. Никто не преследовал меня. Странно, я думала, этот блондин не спустит кражу. Поймает и, как минимум, сдаст стражам.

                Подождав минут пять, стала выбираться из своего укрытия. Одежда впитала мерзкий запах какой-то кислятины и, как итог, когда вышла на дорогу, по которой торопливо шли горожане, от меня шарахались, как от прокаженной. Если бы меня волновало такое отношение, я бы обросла комплексами и моя самооценка уже давно лежала в какой-нибудь смрадной канаве, под названием «Комплексы». Но… привычная к такому отношению, я шла по улице, по направлению к своему убежищу и осматривалась вокруг. Не верила, что незнакомец сдастся и оставит мне свою побрякушку. Придется подождать пару дней, перед тем как сдать кулон своему знакомому, который точно отстегнет мне за нее приличную сумму. Отложу заначку на черный день. На самый черный…

                Добравшись до нужного трехэтажного дома, юркнула в очередной узкий проход сбоку от него и стала забираться по шаткой ржавой лестнице на крышу. Над головой сгущались тучи. Я знала, что день будет сложным с самого раннего утра. Уже когда взяла в руки запрятанный кусок хлеба, который начал цвести, «радуя» глаза сине-оранжевой плесенью. Мой скудный завтрак был испорчен. Пришлось тратить последние деньги на булочку и травяной чай в ближайшей забегаловке. Расставшись с парой медных монеток, пришлось идти на ярмарку и там заниматься таким ненавистным делом, как воровство. Зато теперь я могла позволить себе аж целых три булочки и целых две кружки обжигающего напитка. И еще останется на последующие дни. Когда продам Хорсу кулон, смогу позволить себе хотя бы один разочек купить немного мяса. Сколько я уже его не ела? В том смысле, что нормальное, не испорченное, которое при помощи магии пытались восстановить, придав товарный вид. Вкус у такого «деликатеса» был премерзкий.

                Добравшись до края крыши, присела на корточки, спиной оказываясь к улице, по которой в такую погоду и в этой части города мало кто ходил. Ухватилась за выступ под ногами руками и, ловко соскочив, в мгновение ока оказалась в своей временной берлоге. Стекла в круглой оконной раме не было. Ветер гулял по всему чердаку, свистел, будто призраки завывали, требуя к себе внимания. Прошла к импровизированной лежанке, сооруженной мной из досок, прохудившегося одеяла и небольшой подушки, которую когда-то купила на, опять же, сворованные деньги. Неподалеку, у стены лежала потрепанная сумка, в которой лежало все моей имущество. В нее я и положила кулон с монетами. На самое дно, в потайной карман, лично мной пришитый к плотной ткани. Еще и зачаровала на всякий случай от чужой руки. Если человек или нелюдь не наделенный магией или слабый магически, попытается его открыть, то его как следует ударит моей собственной магией.

                Опустившись на лежанку, на миг прикрыла глаза, представляя, как лежу не отсыревшем одеяле на чердаке с дырявой крышей, а в теплом, уютном доме. Мечты, которым не суждено сбыться. Бродягам отведено до конца жизни скитаться по городам и пытаться выжить. Воровать, обманывать, нечестно обыгрывать в азартные игры… Потом идти и заглушать совесть, облезлой кошкой ворочающуюся в груди, алкоголем. До последней черты я еще не добралась. Однако, могла опуститься в своих глазах еще ниже, чем есть сейчас.

                Сама не заметила, как заснула. Так устала, бродя по ярмарке, что организм, измотанный и опустошенный, забастовал. Очнулась уже поздно вечером. Дождь прошел, на небе сверкали звезды, луна в этот день была просто огромной. Увидела ее через разбитое окно. Ветер тоже затих и больше не завывал по углам.

                Снова сев на кровати, подышала на сложенные лодочкой ладони, согревая. Пальцы еле шевелились, так закоченели. Нос тоже был ледяной. Ничего… не привыкать замерзать. У меня уже даже иммунитет выработался. Чтобы заболеть, мне нужно было заснуть в сугробе. Ну или голодать несколько дней и промочить ноги.

                Я опять совершила преступление. Душа разрывалась на части. Я не хотела быть воровкой. Еще больше не хотела – бродяжкой. Но… была и той и другой.

                Обычно, когда совесть особо сильно истязала меня, я шла в храм бога Любви и просила Харта о помощи. Почему не Рассветного? Или бога всех стихий? Все просто. Храм Харта был расположен ближе остальных. Пройти всего две улицы, свернуть на аллею, миновать ее и вот я у ступеней величественного белого храма, в котором влюбленные соединяют сердца и души.

                Встав с лежанки, размяла затекшие ноги, пошевелила пальцами, разгоняя кровь, опять подула на ладони. Храм открыт весь день. В это время там почти никого, кроме жрецов быть не должно. Зайду по-тихому, посижу в самом дальнем углу, мысленно поговорю с одним из четырех богов Тэгерайса и на душе станет немного легче. Хотя, по-хорошему, путь мне лежал в другой храм – Сумеречного бога. Это он покровительствует темным личностям, коей я стала против своей воли.

                Выбиралась на улицу так же через окно. Только не впрыгивала в него, а, схватившись за выступающий край крыши, подтягивалась и уже потом спускалась по лестнице, которая в скором времени грозилась отвалиться.

                Ступив на брусчатую дорогу, побежала. Разгуливать в потемках не самый лучший вариант. Я, конечно, была воровкой, но и сама могла нарваться на каких-нибудь головорезов. Жизнь моя может и не особо ценна этому миру, но я ей дорожила. Умирать раньше времени не хотелось.

                Магические фонари работали через раз. Маги, обязанные следить за освещением в нашем городке, трудились из рук вон плохо, затрачивая силы в основном на центр города.

                Магессой я была не особо сильной. Еще и недоучка к тому же. В Институт благородных магесс поступают в двадцать лет. Мало того, что до юбилея мне еще полгода ждать, так и не возьмут бродяжку. Какая из меня, к дряхлому вампиру, леди? Оборванка. Создала небольшого светлячка, который завис над головой и освещал путь, когда я поворачивала в темные подворотни. Сзади зашуршали кусты, росшие вплотную к каменной стене жилого дома. Вновь побежала, не желая проверять, кто так заворочался: собака, кошка или бродяга, нашедший там временное укрытие.

                Аллею пробежала поперек, наплевав на дорожки и бессовестно приминая траву и перепрыгивая низкие кустики. Через забор пришлось перелезать. Благо он был не особо высоким. Уперлась ногами о металлический изогнутый прут, схватилась за другой, подтянулась, перекинула одну ногу через забор и стала осторожно спускаться.

                Храм возвышался над низкими домами прямо с противоположной от аллеи стороны. Достаточно перейти дорогу, и я достигла цели. Белоснежные стены, окна, украшенные резными, покрытыми серебристой краской рамами, витражные стекла. Вокруг здания кружили разноцветные светлячки, освещая и сам храм, и ближайшую территорию. Несмотря на это, свет не касался жилых домов, чтобы не мешать жильцам спать.

                Заторопилась к ступеням, желая как можно быстрее добраться туда, где мне пусть немного, но становилось легче. Оказавшись на пороге дома бога Любви, на секунду замешкалась. Я приходила сюда, вымаливая прощение за свои бесчестные поступки. Надеялась, что боги снисходительно относились ко мне, поэтому я еще существовала в этом мире.

                Первые три шага дались тяжело. Не знаю почему. Но именно сейчас конечности не хотели слушаться свою хозяйку. Руки ослабли и просто болтались вдоль тела, ноги еле волочились. Будто я не живой человек, а зомби. Впрочем, часть правды в этом была. Как говорится, в гроб краше кладут.

                Я прошла в просторный зал, в котором, на удивление, были посетители. Редкий случай. А уж бракосочетание я застаю здесь впервые. Чтобы не мешать влюбленным, облаченным в белые одежды и стоящим у белоснежного же алтаря, спряталась за колонной и оттуда стала наблюдать за таинством. Странно, что двери не заперли, ради такого события.

                Жрец, кстати, тоже разодетый в белое с золотым шитьем одеяние, поднял над головой руки, что-то тихо-тихо зашептал. И… ничего.

                Жених повернул голову к невесте, которая тоже посмотрела на своего будущего супруга.

- Бог Любви не благословляет этот брак, - проговорил жрец, смотря на алтарь. Там, если мне не изменяет память, должны были лежать кольца. – Кольца исчезли!

                И вроде меня это не должно было волновать, но… женихом оказался недавно обворованный мной блондинчик.

                Я, конечно, знала, что бывали случаи, когда Харт был против союза и тогда кольца, которые по плану должны были лежать на алтаре, не светились при надевании на палец супруга и супруги. Оставались простыми золотыми ободками. А тут… неужели и правда пропали? Но как? Не бог же вмешался, в самом деле. Зачем ему это? Бракосочетание являлось действительным и без благословения свыше.

- Сэм, как такое возможно? – обеспокоенно спросила невеста, нервно проводя рукой по золотистым длинным волосам, заплетенным в косу.

- Понятия не имею, - последовал ответ. Голос был глубоким, пробирающим до мурашек. Или это я так боялась быть замеченной, вот они и побежали по моему позвоночнику вниз, как бы намекая, что если я не сделаю ноги, то найду приключения на свое мягкое место?

- Бог против этого брака, - подал голос жрец, снова поднимая руки над головой. – Ритуал не завершен. Я отказываюсь проводить его повторно. Кольца пропали.

- Это мы уже поняли, - еще немного, и блондин зарычит. Вон как руки в кулаки сжал.

- Мы можем пойти в другой храм Харта, - спокойно произнесла девушка, кладя тонкую ладонь на плечо жениха.

- Нет гарантий, что исчезновение колец не повторится, - храмовник явно был против такого решения.

- Это возмутительно, - процедила девушка. – Я буду жаловаться! Где это видано, чтобы пропадали кольца? Вы, - тут она ткнула в сторону жреца пальцем, - сами могли их спрятать.

- Эрика, успокойся, - одернул ее блондин. – Мы во всем разберемся. Пошли.

                Он снял со своего плеча ее руку и, сжав тонкие пальцы в своей ладони, повернулся к выходу из храма.

                Вовремя юркнула за колонну. Если он заметит меня, я точно не скроюсь. Мужчина был в таком состоянии, что ему не позавидуешь. Мало того, что какой-то сопляк сегодня на ярмарке обокрал его, врезав коленом по самому дорогому, так еще и жрец отказался заканчивать обряд бракосочетания. Которое, между прочим, является настоящим таинством. А я тут через открытые двери прошла и все видела.

- Почему двери открыты? – оказавшись у, собственно, дверей, спросила жертва моего грабежа. – Вы их не запирали?

- И любой мог подсмотреть за ходом ритуала? – возопила золотоволосая. – Понятно, почему бог разгневался. Или все же… - она обернулась, и я еще дальше отошла от прохода, в котором стояли облаченные в белое поздние посетители дома Харта. – Это вы их украли?

- Как вы смеете?! – в голосе храмовника послышалось искреннее возмущение. Такого непочтения к служителю храма он явно не ожидал. – Это божественное вмешательство в церемонию бракосочетания. Одумайтесь! Вам не быть вместе.

- Еще слово, - спокойно заговорил жених, - и мне придется вызвать вас на магический поединок.

                Судя по воцарившейся в просторном помещении тишине, стало понятно, что жрец подавился словами. Стоял небось сейчас и глотал ртом воздух. Где это видано, чтобы почти неприкосновенного слугу бога запугивали, грозя вызвать на поединок.

- Покиньте храм, - наконец выдавил из себя пожилой маг.

                Хмыкнув, блондин снова пришел в движение. В смысле, стремительно вышел из храма, крепко держа возлюбленную за руку. Возлюбленную же? Или нет? У богатеев нередко бывают браки по договоренности. С другой стороны, тогда не было причин устраивать церемонию так поздно. Да и не видела я у храма толпы ожидающих в дорогих каретах гостей.

                Подождав немного, тоже вышла на улицу. Медленно спустилась по ступеням, остановилась на предпоследней и опустилась на нее, используя заместо скамьи. Обхватила руками колени и бездумно смотрела перед собой. Прошел еще один день. Я устала, замерзла, хотела есть. Привычное состояние. Сколько бы я не пыталась выкарабкаться из этого болота, в которое меня бросили дальние родственники, лишив крыши над головой, ничего не выходило. Я увязала еще больше. И, казалось, зловонная темная жижа уже сомкнула свои холодные объятия на моей шее. Еще немного и я утону.

                Просидела бы на ступеньках до рассвета, но снова усиливающийся ветер погнал меня в сторону дома, на чердаке которого я коротала ночи, кутаясь в прохудившееся одеяло.

                Встала, поежилась от особо сильного порыва, который ударил в спину, сгоняя со ступеней. Словно сам бог Харт подгонял меня. Или прогонял, желая, чтобы я оказалась как можно дальше от его храма. Надеялась, последнее предположение было не верным.

                Обратный путь показался короче. Или это просто я так торопилась, что и через забор перелезала, словно взлетала. Вполне вероятно, моя собственная магия решила проснуться и помочь. Воздух… Он был частью меня, но плохо подчинялся. Левитировать я не могла. Перемещать предметы с места на место, не касаясь их, тоже не получалось. Единственный источник магических знаний, что у меня имелся – это книга, которую я успела прихватить с собой в день, когда меня выгоняли из собственного дома. Я знала некоторые бытовые заклинания. Но на что-то большее была не способна. Иногда получалось создать сферу и запустить ее в зарвавшегося воришку или пьяницу, которые решили поиздеваться над щуплым мальчишкой, которым я чаще всего притворялась, выбираясь на улицу. Сила пробуждалась спонтанно. Во сейчас, например, она и не думала давать о себе знать. Пришлось уже привычно забираться по шаткой лестнице в свое убежище и там, закутавшись в одеяло, отдаться во власть беспокойного, тревожного сна.

 

Глава 2

 

                Первый день после последней вылазки я почти не выбиралась из своего убежища. Сидела на лежанке, доедала остатки еды (разорилась на пирожки и небольшую баклажку, в которой плескался обжигающий травяной чай) и размышляла: что делать дальше? Еще примерно месяц-два и придется покинуть это место. Постоянно скрываться и быть незаметной не получится. Я и так довольно долго оставалась благодаря Нитсу в тени. Он редко допускал меня до сложных заданий, предпочитая выполнять все самостоятельно. Меня же держал в стороне наблюдателем, чтобы я видела, запоминала, как надо действовать в той или иной ситуации. Как по мне, он ушел слишком рано. Мне не хватало этого пожилого, но полного сил мага. Быстро угас, оставив меня одну. Да, возможно, я и была готова к самостоятельности, но… мне было бы гораздо легче, если бы я знала, что он жив и здоров.

                Погода опять не радовала солнцем. Небо затянули тяжелые серые тучи. Раскаты грома и сверкающие время от времени молнии не добавляли хорошего настроения. Еще ночью, когда я рискнула выбраться с чердака и добраться до храма бога Любви, погода была нестабильна. А уж выходя из дома Харта… Ветер буйствовал, терзал пожухлую листву, закручивал ее в небольшие вихри. Сегодня было еще хуже. Казалось, еще немного и крышу вырвет с корнем, и я останусь даже без такого ненадежного прикрытия от холодных капель дождя, что начинали понемногу барабанить над головой.

                На второй день было решено идти к знакомому, который мог приобрести у меня кулон. Деньги были нужны и хранить у себя украшение не собиралась. Звонкие монеты – вот то единственное, что всегда было мне нужно. О драгоценностях не думалось. Не видела смысла в таких тратах. А кто-то, между прочим, тратит на камни и драгоценные металлы целое состояние, потакая своих капризам и мимолетному «Хочу!»

                Планировала дойти до Хорса ближе к вечеру. Добираться до него долго. Он орудовал на самой окраине. Мое пристанище находилось с противоположной стороны. Придется пересечь весь город. Пешком долго, значит, снова траты. На этот раз, на извозчика.

                Ближе к обеду, выбравшись в ближайшую таверну, чтобы перекусить, я вернулась к себе и забылась сном. Силы быстро покидали меня. Особенно в такую промозглую и холодную погоду. Я уставала. Организм привык спать урывками, поэтому я не боялась проспать подходящее для вылазки время.

                Прикрыла глаза, натянула по самую макушку одеяло, подтянула колени к груди и заснула. Дождь разошелся не на шутку и время от времени врывался в мой сон, придавая тому мрачности и холода.

                Когда сверху послышались шаги, сонливость быстро испарилась. Я вскочила на ноги, схватила лежащий рядом с моим жалким ложем мешок, набросила широкий ремень, стягивающий его на плечо, и заторопилась к окну. Единственному выходу и шансу на спасение от незваных гостей. Я сделала всего несколько быстрых шагов, как меня с силой отбросило в сторону. Неизвестный использовал магию Воздуха, ударил в грудь, и я не сумела защититься. Никто не обучал меня этому.

                Сгруппировалась, перекатилась, вставая на четвереньки. Вскочила на ноги, достала из-за пояса тонкий небольшой нож - мое единственное оружие, и стала ждать, не торопясь вновь подходить к окну. В него уже просочились три фигуры, закутанные в теплые плащи. Двое мужчин и одна миниатюрная женщина, дышащая своим спутникам в подмышки. Не сложно было догадаться, что посетили это место не простые люди или нелюди. Маги. Причем обеспеченные, а не бродяги, ищущие ночлега.

- Обыщите здесь все, - строго приказала незнакомка своим сопровождающим. – И ее тоже. В первую очередь.

                Как только она это произнесла, маги сорвались с места и заторопились ко мне. Один из них создал на ладони белую сферу и без предупреждения бросил ее в меня. Дернулась в сторону, но уйти с траектории полета заклятия не смогла. Белый светящийся шар задел плечо, и я застыла в довольно неудобной позе, стоя на одной ноге, со сжатыми в кулаки ладонями и… Мое тело тянуло к полу. Если бы не магия, удерживающая и не позволяющая упасть, точно бы приложилась бедром о торчащую балку.

- Мешок, - одно произнесенное женщиной слово, а у меня в груди что-то переворачивается и падает в желудок с тихим «бом».

                Как только в руках мужчин оказалось все мое имущество, влезающее, собственно, в один старый, потертый мешок, все содержимое вытрясли на пол, не заботясь о сохранности того, что было мне дорого и ценно.

- Здесь его нет, - проговорил мужчина, что совсем на немного был выше своего товарища.

- Посмотри внимательнее, - подал голос его напарник. – Вероятно, там имеется тайник.

                Он был прав, тайник имелся. И просто так они открыть его не могли. Придется потратить еще магических сил, чтобы развеять мое колдовство. Жаль… Я почему-то точно знала, что у них это получится. Сразу видно, маги обучались контролировать свою внутреннюю силу. Не то что я – сирота, толком не умеющая управляться с магией Воздуха.

- Точно, есть тайник, - хмыкнул мужчина, самым наглым образом копающийся в моем мешке. – Под защитой. Но хлипкой, не рассчитанной на сильного мага.

                Сжала с силой зубы, чтобы не сказать какую-нибудь колкость, выводя тем самым визитеров из себя. Они как следует потоптались на моей старой книге, в которой были расписаны базовые заклинания стихии Воздух. Попинали немногочисленную одежду… Хорошо еще, что кольцо, с символом рода было надето на указательный палец левой руки. И сидело так плотно, что я-то сама не могла его просто так снять. А уж чужой человек и подавно.

                Три удара сердца и вот незнакомец достает из мешка кулон. Он почти не блестит в полумраке чердака, но и невооруженным глазом было видно – вещь дорогая. И, судя по всему, очень ценная. Не каждый богатей так расстроится, если его обчистят на улице. Проклянет неизвестного воришку и пойдет дальше. При желании всегда можно купить новое украшение, если монеты девать некуда.

- Леди Дайн, - пробасил мужчина, подходя к даме и передавая ей из рук в руки честно сворованное мной. – Все цело. Магия до сих пор в камне. Значит, это просто воровка.

- Что ж, - внимательно рассматривая лежащий на ладони кулон, заговорила женщина, - это хорошо. Теперь я хотела бы узнать, что заставило столь юное создание опуститься так низко и обворовывать честных граждан на улице?

                Знала бы леди, что обворовывала я не только на улице. Достаточно было на минутку забежать в какую-нибудь лавку, в которой скрылся кошелек на ножках, и можно было считать, что дело в шляпе. В моем случае, в вязаной старой шапке, которая сейчас была натянута на голову, почти до самых глаз.

- Отвечай! – потребовал второй маг, с силой сжимая мне руку выше локтя. – Иначе отправишься за решетку.

                Если он хотел развязать мне язык, у него ничего не получилось. Выворачивать душу наизнанку перед незнакомыми людьми, не собиралась. Нужно было как-то выбираться отсюда. К Сумеречному богу этот мешок и оставшиеся в нем монеты. Раздобуду еще. Жизнь у меня одна и если…

- Не вздумай, - правильно разгадав ход моих мыслей, пригрозил сжимающий мою руку оборотень. Да, по его ярким золотистого оттенка глазам с вертикальными зрачками, было сложно не понять, кто передо мной. Уши только не видно. Их скрывал накинутый на голову капюшон плаща.

- Я жду ответа, - потребовала женщина. – Мое терпение не безгранично. Либо ты отвечаешь честно, либо мы вызываем стражу.

                Я была уверена – вызовут. Еще минута-две, и пути назад не будет.

- Я сирота, - нехотя проговорила, отворачиваясь от окна, рядом с которым продолжала стоять, судя по всему, хозяйка кулона. Странно только, где же тот блондинчик, из кармана которого я и выудила эту побрякушку. – О настоящей ценности этого украшения не знала.

- Допустим, - дама кивнула и таки убрала украшение во внутренний карман своего плаща. – Но если тебе были так сильно нужны деньги, что ты рискнула обворовать сильного мага, то почему сразу не обменяла кулон на золотые монеты?

- Выжидала, - снова нехотя заговорила. Смысла увиливать и лгать не видела. Они поймали меня и теперь моя жизнь находилась в руках этой женщины. – Предполагала, что меня могут найти. Вот и не высовывалась.

- Но все равно попалась, - хмыкнула моя собеседница. – Отпусти ее, Фуро. Еще немного и ее рука начнет неметь.

                Спрашивать, откуда ей о том известно, не стала. И так стало ясно, что передо мной магесса Земли. Причем, довольно сильная.

                Когда мою руку выпустили, я сразу сделала несколько шагов в сторону, чтобы в случае чего сделать обманный маневр и не быть пойманной за ноющую конечность снова.

- Почему пришли вы? – осмелилась задать тревожащий душу вопрос. Не спроста сейчас передо мной стоит именно эта леди.

- Мой сын в срочном порядке, по приказу короля, отправился на службу. Заниматься поисками семейной реликвии ему было некогда. На этом вопросы закончены?

                Не совсем… Где же тогда муж этой уже немолодой женщины? Почему не он занимался поисками украшения?

- По всему выходит, не так уж ваш сын и дорожил этой вещью, - я не пыталась задеть леди, но как раз это у меня и получилось. Она нахмурилась, сжала руки в кулаки и выпалила:

- Нахалка! Ты не в том положении, чтобы показывать свой острый язычок.

- Леди Дайн, - а это заговорил тот, кто до сих пор все никак не выпустит мой несчастный мешок из рук, - проще вызвать стражу. Пускай они занимаются этой воровкой. Мы тратим свое время…

- Я забыла тебя спросить, Рамп, - перебила его мать моей недавней жертвы, - что и как мне делать. Девчонка не опасна. Напугана, поэтому и огрызается.

                Напряглась, внимательно вслушиваясь в их разговор. С какой стати ей меня выгораживать? Я стащила у ее сына семейную реликвию, а она не торопится заявлять об этом куда следует.

- Простите, леди, - маг почтительно склонил голову и на всякий случай, как я еще совсем недавно, отошел от госпожи. Они словно преданные псы, стояли и ждали, что же скажет их хозяйка. Хорошо, видимо, она им платит.

- Что это? – Показалось, или хозяйка украшения побледнела? Она так подозрительно смотрела на мою руку, на указательный палец которой было надето родовое кольцо, что я напряглась еще больше. – Откуда это у тебя? Тоже украла?

                От греха подальше отвела конечность с единственной важной для меня ценностью за спину и, вскинув голову, процедила:

- Я бы не стала надевать на себя чужое.

- А вещи явно не твои, - встрял маг, стоящий ко мне ближе всех.

- Вам о том не известно.

                В одном эта леди была права: когда я боялась, начинала зубоскалить. Они загнали меня в угол. Выход перегородили и скрыться не получится. Пора было это понять и не питать ложных надежд.

- Так откуда у тебя это кольцо? – продолжала допытываться леди Дайн. – Тебе его продали?

- Стала бы я вместо куска хлеба скупать фамильные ценности, - процедила.

- И то верно… Тогда, получается, ты имеешь какое-то отношение к семье, которой по праву принадлежало это кольцо? – моя собеседница подошла ближе. Бесстрашная… так уверена, что я не нападу? Или рассчитывает на защиту своих верных псов?

- Прямое, - ответила и сделала шаг назад. Нельзя терять бдительность. Это может дорого мне стоить.

- И что же дочь Кэйла Фиро делает на улице?

- Вы знали моего отца? – от такого вопроса я, признаться, растерялась.

- Знала? Значит… его больше нет? – спросив это, женщина опустила взгляд, зацепилась им за мои истоптанные ботинки, не разваливающиеся только лишь потому, что на них было специальное заклинание. Это не спасало от дождя, но швы до сих пор были прочными. А то, что внешний вид оставляет желать лучшего, так ничего удивительного. Откуда у бедняка деньги на хорошую добротную обувь? Еле наскребла на заклинание.

- Он вместе с моей матерью погиб… - не хотела вспоминать тот страшный день. – Давно.

- Позволь посмотреть, - миролюбиво попросила леди Дайн, протягивая свою конечность раскрытой ладонью вверх. – Хочу убедиться.

- Зачем вам это? – я не торопилась выполнять ее просьбу.

- Я же сказала.

- Нет, я не о том, - мотнула головой. – Даже если подтвердится, что я на самом деле дочь Кэйла Фиро, что это изменит в вашем отношении ко мне? Не проще вызвать стражу и избавиться от воровки, а не тратить на нее свое время?

- Ты хочешь, чтобы я поступила именно так? – Меня пытались поддеть.

- Нет, - честно ответила.

- Тогда вместо того, чтобы пытаться найти в моих действиях и поступках логику, дай руку. И вскоре мы закончим этот разговор.

                Решила рискнуть и показала кольцо, которое продолжало крепко сжимать палец. Как женщина смогла в потемках разглядеть нанесенный на поверхность украшения рисунок, понятия не имела. Хотя… вполне возможно, что она магесса и не страдает проблемами со зрением. Особенно, если ее сила напрямую связана с Некромантией. И пусть таких магичек в Тэгерайсе немного, они все же есть.

- Зрение меня не подвело, - хмыкнула леди, крепче сжимая мое запястье и приближая мою руку ближе к лицу. – Да, определенно, ты дочь своего отца.

- И что это изменит? – я выдернула конечность и опять отвела ее за спину. Такое пристальное внимание раздражало. Я не привыкла быть под прицелом глаз. Если прибавить к этому еще и то, что передо мной стояла хозяйка украденного кулона…

- Многое, - последовал неожиданный ответ. – Когда-то давно твой отец спас мне жизнь. Я осталась ему должна. Так и не отдала долг. Но… теперь я могу это исправить.

                Промолчала. Пока плохо понимая, куда она ведет. В общем, слов от меня и не ждали. Женщина продолжила говорить:

- Завтра утром жду тебя по этому адресу, - она протянула мне прямоугольную белую картонку, на которой золотом переливались буквы. И это в потемках. Видимо сделано это было для того, чтобы человек и ночью, бросив взгляд на надпись, мог легко ее прочитать.

                По всему выходило, что меня для чего-то зовут в один из домов богатеев. Причем, расположенных почти у самого центра. Могла сказать даже больше – я знала эту трехэтажную постройку, огороженную высоким каменным забором. Я часто в последнее время проходила мимо этого особняка. Но и представить не могла, что смогу увидеть больше, чем часть третьего этажа, крышу и, собственно, забор.

                Приняв из руки леди Дайн карточку, убрала ее в карман куртки и продолжила волком смотреть на незваных гостей.

- Не бойся, - более миролюбиво проговорила дама. – Никто тебе не навредит. И стражу вызывать я не собираюсь. – И только я выдохнула с облегчением, как меня добили следующими словами: - Вызову позже. Если ты посмеешь проигнорировать мое приглашение.

                После этих слов, она махнула своим сопровождающим, указала рукой на окно, и троица заторопилась покинуть чердак. Я в свою очередь продолжала стоять и смотреть, как при помощи магии Воздуха, они покидают мое убежище, оставляя меня в растерянности.

                Опустила взор на валяющиеся на полу вещи, мешок, растревоженную лежанку. И как поступить? Проигнорировать приглашение? Никто не мог сказать, что ждет меня, когда я перешагну порог дома рода Дайн. Там могла поджидать стража. С другой стороны, зачем натравлять на меня слуг короля завтра, если это вполне можно было сделать сейчас? Не сходится…

                В задумчивости подошла к мешку, подняла его с грязного пола и стала быстро запихивать в него разбросанные кругом вещи. За этим нехитрым занятием удалось немного успокоиться и мыслить трезво. Эта женщина знала моего отца. Он, оказывается, спас ей жизнь… Почему никогда не рассказывал об этом? И узнала я о его подвиге сейчас, когда его уже давно нет на этом свете. Да и матушка не затрагивала эту тему. Может, вообще не знала? Непонятно, зачем нужно было скрывать эту историю. Стоило наведаться к этой странной леди хотя бы для того, чтобы расспросить. А там… будь что будет. Если меня ожидает там ловушка, выберусь. Не в первый раз находиться на острие кинжала. Балансировать на грани.

                Устроив мешок на привычном месте, поправила лежанку и опустилась на нее. Обняла себя за плечи и продолжила мучиться от внезапно возникающих в голове мыслей. О сне сегодня можно было забыть. Глаз сомкнуть не смогу.

                Так и просидела до самого утра. Ноги затекли, руки совсем промерзли. Пальцами еле шевелила. Чтобы разогреться, встала, и стала разминать мышцы. Несмотря на то, что в моем мешке хорошенько покопались, монеты остались при мне. И я могла дойти до таверны и нормально позавтракать. Перед смертью, как говорится, не надышишься, но хотя бы наемся.

                После раннего завтрака, еще какое-то время слонялась по городу, возвращая конечностям нормальную подвижность. Если придется убежать, силы и выносливость мне понадобятся. А на одеревеневших конечностях далеко не то, что не убежишь, не доковыляешь.

                Ближе к одиннадцати перестала терзаться сомнениями и таки дошла до нужного дома. На всякий случай сверилась с адресом, указанным на карточке. Все совпадало. Убрав картонку обратно в карман, подошла к двери, которая вела на территорию, и с силой постучала. Дверь, стоит отметить, плотно прилегала к каменной стене. Беру свои слова обратно: на забор она была похожа мало. Проходящий мимо тучный мужчина с любопытством скосил на меня единственный глаз. Поежилась, узнав его. О подслеповатом Билли наслышан каждый уважающий себя вор. Впрочем, как и не очень уважающие тоже. Он был неповоротливым, но хитрым. В картах равных ему не было. Обыграть его, по словам Нитса было невозможно. Я и не пыталась. А вот мой учитель в воровских делах пробовал как-то. И чуть было не лишился жизни. Поставил на кон то, чего у него не было. Вот и получил за обман ножом под ребра. Еле выкарабкался. Я тогда совсем мелкой была, смутно помнила, как к нему приходил один из знакомых, чтобы немного подлечить и снять воспаление.

                На двери была небольшая решетка, за ней располагалась специальная задвижка. Спустя пару секунд после того, как я постучала, она отъехала со скрипом в сторону, являя моему взору верхнюю часть мужского лица. Воспоминания выветрились из головы тут же.

- Кто такая? – хрипловато спросил стражник.

- Натали Фиро, - представилась. – Леди Дайн назначила мне встречу.

- Обожди, - бросил мужчина и вернул задвижку на место.

                Новый скрип, и дверь открывается, давая возможность заглянуть на территорию, на которой стоял особняк. Выложенная овальным гладким камнем дорожка вела прямо к ступеням дома. Сбоку от нее росли невысокие кусты, которые даже в столь промозглую погоду радовали глаз яркой зеленой листвой. Дорогое удовольствие высаживать у себя вечнозеленые растения. Слева, ближе к стене располагалась парковая зона. Что там справа рассмотреть уже не смогла. Мужчина, заметив мой интерес, напрягся и загородил вид своим крупным телом.

- Особо не глазей, - не очень дружелюбно пробасил он. – Идешь прямо за мной. Все поняла?

                Кивнула и сразу прикусила язык. Хотелось спросить, почему все так строго, но сказали молчать, значит, промолчу. Мне не сложно.

                Молчать я могла, а вот перестать рассматривать обстановку, нет. И тут роль играл не интерес к тому, как живут богатеи. Я продумывала варианты отступления, если придется бежать отсюда. В парке заметила две высокие фигуры. Стражники настороженно косились на меня, но подходить не стали. Я почти сразу отвернулась, чтобы скрыть свой интерес. Значит, сие место охраняется. Впрочем, и это не было удивительно.

                Дом был светлым, красивым, но, как по мне, через чур… большим, шикарным и не очень-то уютным. Словно здесь живут не люди, а экспонаты, как в музее. Заходи, смотри, а руками не трогай. На всякий случай спрятала свои конечности, которые потянулись к большому горшку с каким-то экзотическим цветком, стоящим у входа в особняк. И этому растению погода была нипочем.

                Войдя в просторный холл, я замерла, ожидая, куда меня поведут дальше. Я терялась в роскоши дома. Оказалась темным пятном на идеально чистой скатерти, если можно так выразиться. Внутри все было таким же светлым, как и снаружи. Неподалеку располагалась лестница, ведущая на верхние этажи. Слева гостиная, справа…

- Чем могу быть полезен? – к нам подошел облаченный в темно-синий камзол, черные штаны и легкие ботинки мужчина. Светлые волосы зачесаны назад и собраны в низкий короткий хвостик. Он посмотрел на меня и, что ожидаемо, с трудом сдержался, чтобы не поморщиться. Ну да, бродяжка в таком месте… Точно что-нибудь украдет. Еще и идеально начищенный блестящий пол запачкает старыми башмаками.

- Эту юную… - страж замялся, кося недовольным взглядом в мою сторону. Я потупила взгляд, изображая крайнюю степень смущения. – Девушку ожидает леди Дайн.

- Что ж, - удивления, судя по всему, дворецкий сдержать не смог, - пройдемте в кабинет.

                Кивнув стражнику, мужчина в темно-синем камзоле отвернулся от меня и направился в левый проход. Я засеменила следом, продолжая исподтишка рассматривать обстановку. Пройдя по просторному коридору до конца, мужчина открыл последнюю дверь справа, подошел к лестнице и стал подниматься по ней, периодически поворачивая голову так, чтобы убедиться, что я иду следом. Деваться мне было некуда, поэтому я продолжала изображать смирение и покорность. Значит, здесь территория слуг. Нет ничего странного в том, что повели меня не по главной лестнице.

                Оказавшись на третьем этаже, дворецкий прошел еще немного и, остановившись у темной деревянной двери, с массивной золоченной ручкой, постучал. Дождался разрешения войти и, собственно, вошел, поманив меня рукой. Ну что… сейчас и поговорим с этой странной женщиной. Возможно, что-нибудь прояснится.

                Вопреки ожиданиям кабинет был мрачноватым. Здесь преобладали оттенки синего и серого цветов. Особо по сторонам не смотрела. Все мое внимание было обращено на сидящую за широким письменным столом женщину. Снова подивилась тому, куда это запропастился ее супруг. Не она же ведет все дела семьи?

- Можете идти, Трой, - проговорила дама, обращаясь к дворецкому. – Я позову, если вы понадобитесь.

                Мужчина слегка склонил голову и, не говоря более ни слова, вышел из кабинета. Мы с хозяйкой дома остались одни. Сомневаюсь, конечно, что в кабинете не была установлена защита…

- Присядешь? – предложила магесса, указывая рукой на стул, с противоположной стороны стола.

                Шмыгнув носом (несколько промозглых ночей и истощение таки не прошли даром - я немного приболела), прошла к стулу, обитому явно дорогой тканью, и опустилась в него, сбрасывая мешок рядом, на пол. Ковер, между прочим, тут тоже имелся. И каких-то пару секунд назад я самым наглым образом топталась на нем своими заляпанными в грязи ботинками. Впрочем, уборка тут, вероятнее всего, проходила с частичным применением бытовой магии.

- Теперь можно и поговорить, - тонкие губы моей собеседницы растянулись в улыбке. – У тебя, вероятно, есть ко мне вопросы. Можешь их задать.

                Прищурилась, с недоверием смотря на эту странную леди. Я украла их фамильное украшение. Вероятнее всего – артефакт. А она сидит и улыбается мне, как старой знакомой. Или девчонке, над которой решила покрутиться, словно курица над яйцом.

- Я вас не понимаю, - скрывать свое смятение не собиралась.

- Что тебе непонятно, девочка?

- Зачем вы меня сюда позвали? Разве не проще было просто оставить меня в покое? Я пришла сюда лишь за тем, чтобы узнать, как вы познакомились с моим отцом. Как и… когда это он успел спасти вам жизнь? Он не рассказывал о своих подвигах.

- Кэйл всегда был скромен, - покачала головой леди Дайн. – Когда-то давно он работал на меня. Недолго, увы. У него были разногласия с моим супругом. Он был кучером. В один не самый удачный для меня день, в который я решила отправиться к подруге, живущей за чертой города, на нас напали. Магов было трое. Они, скорее всего, полагали, что простоватый на вид молодой мужчина не справится с ними. Да и леди, что он вез, в магии плохо что понимает. Один из разбойников поступил подло. Запустил мне в спину заклинание. Твой отец закрыл меня собой. Щит выставить не успел. Обратно роль возницы выполняла уже я. Он тогда еле выкарабкался. Уже думала, отдаст Сумеречному богу душу, но он выжил. С тех пор я и осталась ему должна. Сама пообещала отплатить за спасение. От награды он отказался. А вскоре уволился и я не знала, что с ним. Пока не столкнулась с тобой и не увидела кольцо, которое твой отец в свое время носил, не снимая.

- Не слишком ли у вас хорошая память на людей? – я насторожилась. – Вы запомнили символ нашего рода, до сих пор помните имя простого кучера и…

- Он спас меня, - улыбка из доброжелательной, стала грустной. – Разве возможно забыть того, кто готов был пожертвовать собой ради другого?

                Промелькнуло на ее лице что-то такое, что заставило меня напрячься еще больше. Что если уход моего отца был как-то связан с… слишком теплым отношением к нему этой женщины? Иначе с чего она так смотрит? Печально, словно вот-вот готова заплакать.

- Допустим, для вас он стал героем, - я нервно провела руками по выцветшим со временем штанам. – Я какое к этому имею отношение?

- Ты живешь в нищете, бродяжничаешь, воруешь, - хмыкнула дама. От грусти в ее глазах не осталось и следа. – Подвергаешь себя опасности. Расскажи мне, как так получилось? Поверь, я не желаю тебе зла. Хочу помочь. Избавив таким образом свою душу от давящего на нее долга.

                Скрывать мне было нечего. Да, родственники отца подложили мне свинью. Выгнали сироту из дома и чхать хотели, что со мной станется на улице. Убьют меня в подворотне или запрут в борделе… Им было все равно. Я не стеснялась того, что много лет провела на улице. Совесть давила на другие струны моей нервной системы. Я не хотела быть воровкой.

                Поэтому, когда после своего короткого рассказала услышала от женщины предложение поселиться в ее доме и работать служанкой, сначала не поверила. Подумалось, что меня подводит слух, на который я до этого не жаловалась. Воровке предлагают место в роскошном доме? Еще и платить будут за работу? Нет, я определенно сплю и это все мне мерещится.

                Мотнула головой, неверяще смотря в лицо леди Дайн. Вот ее сыночек «обрадуется» когда среди немногочисленной прислуги заметит недавно обокравшую его девчонку. Хотя… он думал, что я мелкий оборванец. Парнишка, нагло прошедшийся по его мужскому достоинству коленом.

                Я могла гордо вздернуть подбородок и отказаться от предложения женщины и уйти. Могла бы… Но настолько глупой я не была. Вернуться под дырявую крышу, замерзать… А ведь за осенью всегда приходит зима. И я вполне могла замерзнуть до смерти. До этого мне удавалось перетерпеть. Однако, кроме богов никто не знал, протяну ли я еще одну зиму.

- Так что ты ответишь на мое предложение? – спросила магесса, сцепляя пальцы рук в замок и устраивая их на столешнице.

                Встреча с блондинчиком не пугала. Надо будет, опять приложу коленом, куда достану. Так что…

- Я согласна.

 

Глава 3

 

- Я рассчитывала на положительный ответ, - леди Дайн кивнула и полезла в один из ящиков стола.

                Как потом оказалось, договор, после подписания которого, мне необходимо было приступить к работе, был уже подготовлен. Признаться, я удивилась. Впрочем, пора было уже привыкнуть, что в последнее время в моей жизни происходят разного рода странности. Внимательно изучив бумаги, я подписала их, не найдя в тексте никаких подводных камней. Нитс, да пусть будет спокойна его душа за Гранью, усиленно занимался моим образованием. Мужчиной он был умным, и многому научил. Будучи еще ребенком, читала я не очень. О том, чтобы аккуратно и без ошибок писать, не могло идти и речи. Однако, не все люди и нелюди, вынужденные жить на улице, безграмотные. Мой учитель по воровскому делу, был начитанным, образованным, хитрым и строгим в вопросах, касающихся грамматики и чтения. Единственное, чему он не мог меня обучить, была магия.

                Когда договор снова был спрятан в ящике стола, леди поднялась со своего места и, коснувшись руками идеальной прически (светлые волосы лежали волосок к волоску), произнесла:

- Пойдем, девочка, я покажу, где ты будешь жить. У тебя будет три соседки. Но, мне думается, ты не будешь возражать.

                Еще бы я возражала. С этой самой минуты я становилась ее служанкой. О все лопоухие эльфы Ирийского леса… меня на самом деле приняли на работу. В богатый дом… Одно омрачало мое настроение – с блондином рано или поздно придется встретиться. Он точно не будет таким же доброжелательным. Как бы шею не свернул в порыве чувств. Теплых таких… которые создают пелену перед глазами.

                Спустившись по главной лестнице на первый этаж, повернули в уже знакомый мне проход и там, держась правой стороны, дошли до неприметной двери, за которой оказался длинный затемненный коридор. Моя работодательница хотела было шагнуть в него, чтобы продолжить путь, но ее окликнул дворецкий. Обернувшись, она подождала, пока он подойдет к ней и что-то шепнет на ухо. Я стояла поблизости и изображала на своем лице крайнюю степень задумчивости. Послушать и не пыталась. Не мое дело.

- Натали, - позвала меня женщина, когда мужчина ушел, - мне придется тебя покинуть, дела, - она развела руками и виновато улыбнулась. – Пройди до предпоследней двери. Там займи свободную кровать. Если будут какие-то вопросы, спрашивай у Троя. Он не особо словоохотлив, но объяснит. Остальные служанки так же смогут помочь, если понадобится.

- Спасибо, - произнесла, потупив взгляд. Я продолжала чувствовать себя в этом доме неуютно.

- Форму тебе принесут, - это дама выпалила уже на ходу.

                Я посмотрела ей вслед, но больше ничего говорить не стала. Шагнула вперед, прикрыла за собой дверь и прошла в дальнюю часть коридора. Коротко постучала, предупреждая невидимых пока соседок, что собираюсь войти, открыла дверь и…

                Мне в лицо полетело что-то серое и пушистое. И ругающееся так, что даже я, буквально выросшая на улице, ощутила, как щеки опаляет жар стыда.

- Ты, лохматое безобразие! – полетело вслед пушистому нечто. – Верни немедленно!

                Я, не удержав равновесия, стала падать на пол, одновременно с этим пытаясь отцепить животное. А в том, что это именно живое существо, после матросской ругани, сомневаться не стоило. Судя по тому, что моей макушки коснулось что-то твердое, поняла, что вдогонку зверю отправили ботинок. Или еще какой-то предмет, который убить не мог, но если неудачно приложит, то несколько дней пролежишь в несознанке.

- Кошатина! – выпалила невидимая девушка и послышались торопливые шаги.

- Палец откушу, человечка! – выкрикнул зверь, продолжая цепляться когтями за мои волосы.

                Я обхватила упитанное тельце обеими руками и опять попробовала избавиться от магического существа.

- Отдай чулок, Дымка, иначе усы повыдергиваю и шерсть сбрею!

                Судя по истошному мяуканью и рукам, слегка коснувшихся моих, животное от меня попытались отцепить.

- Хозяин потом сам тебя побреет, - возмутилась кошка. Успела на ощупь определить, что за чудо продолжало выдирать из моей шевелюры волосы. – И уволит. Потому что ты станешь такой красоткой, что все гости перепугаются.

- Кера, - послышался еще один женский голос, - отойди, я ее сейчас тапком как…

- Тапком? – кошечка замерла, ослабила хватку. Потом, судя по всему, осознала, чем ей грозит встреча попы с домашней обувкой и, в последний раз выругавшись, отпрыгнула от меня и помчалась к двери, что вела в сторону холла.

- Усатое безобразие! – одна из девушек приподняла руку, с зажатым в ней тапком и грозно потрясла конечностью. – Еще раз такое учудишь и даже хозяин не спасет.

                Я лежала на полу, прикрывая голову слегка дрожащими руками, и не понимала, куда вообще попала.

- Ты новенькая что ли? – а вот это произнесла другая служанка, которая, скорее всего, и огрела меня туфлей по голове. Оную я увидела валяющейся неподалеку.

- Вроде как, - пробормотала, продолжая лежать и смотреть на девчонок снизу вверх.

- Ну, новенькая, - хмыкнула вторая девушка, - добро пожаловать. – Она отбросила тапок в сторону и, подойдя ближе, протянула мне раскрытую ладонь. – Поднимайся. И начинай привыкать, что в этом доме частенько происходят странности.

                Я приняла помощь и уже через пару мгновений стояла на своих двоих и взирала на обеих соседок по комнате.

- Что это только что было? – спросила, кивая в сторону уже закрытой двери. Много всего мне в этой жизни приходилось сидеть. Но вот крылатую серую кошку увидела впервые.

- Дымка – магическая кошка хозяина, - пояснили мне.

                Хм, и кто их мужской части семейства Дайн любит столь своеобразных магических животных? Еще и говорящих… Точно из Ирийского леса привезли. У нас в Объединенном государстве таких днем с огнем не сыщешь.

- Очень наглая кошка, - продолжили просвещать меня. Одна из девушек ухватила меня рукой чуть выше локтя и провела в общую спальню, в которой мне предстояло жить. Надолго ли я здесь задержусь? Или после того, как столкнусь с блондинчиком, меня погонят отсюда поганой метлой? Глупых надежд не питала. Пусть и мечтала о том, чтобы он жил как можно дальше от этого места. – Будь это кот, думаем, она бы воровала мужские штаны и ботинки.

- Выбирай, - вторая девчонка, указала рукой на две дальние кровати, которые были застелены бледно-розовыми покрывалами. – Эти свободны.

- Я пойду, узнаю, - встрепенулась более болтливая служанка, - по поводу формы.

                Она огненным вихрем вылетела из комнаты, больше не обращая на нас внимания.

- А… - единственное, что смогла произнести, смотря на закрытую дверь.

- Кера очень общительная, - пояснила вторая девушка, имени которой я пока не знала. – Кстати, меня зовут Флора. – Теперь уже знаю. Она протянула мне руку, и я сжала ее ладонь.

- Натали, - представилась в свою очередь.

                Бросила рядом с одной из кроватей свой мешок и стала стягивать с себя куртку и шапку. Темные, слегка вьющиеся пряди рассыпались по плечам.

- Ничего себе, - хмыкнула моя новая знакомая. – А с виду ну чисто парень.

- Буду считать, что это комплимент, - улыбнулась и нервно провела по волосам.

                К слову сказать, у моей собеседницы шевелюра была ничуть не хуже. С одним отличием -оттенок был светлым, пшеничным. А уж глаза… Большие, выразительные, голубые.

- Флора! – раздался за дверью недовольный голос и в комнату влетела еще одна девушка. Низкая, худенькая. На вид ей было лет шестнадцать не больше. – Это что еще такое?! – возмутилась она, протягивая служанке… Да, чулок. Судя по всему, именно тот, который стащила Дымка.

- Это у крылатой заразы снова обострение, - отмахнулась моя новая знакомая, забирая у служанки предмет женского туалета. – Проснулось чувство прекрасного, и она полезла к нам в шкаф.

- А это кто? – тут и на меня внимание обратили.

- Новенькая. – Фло прошла к шкафу и положила чулок на одну из верхних полок. Несколько было свободно. Надо будет занять одну из них. Вещей у меня немного и все они были слегка потрепанные жизнью. Некоторые, чего скрывать, трещали по швам. Но выходя на «охоту» надевать что-то другое было глупо. – Леди Дайн про нее еще вчера сообщила. Ты забыла, что ли?

- Ясно, - сказала незнакомка и протянула мне руку. – Витория, - представилась девчонка. Я пожала ей руку, и сама представилась. Что ж, на первый взгляд никого своим присутствием я не смущаю. – Добро пожаловать в цитадель хаоса и бардака, - продолжила говорить служанка. – Терпения тебе и скалку.

- Скалку зачем? – удивилась я, прерывая рукопожатие и убирая свои слегка дрожащие от напряжения руки.

- Чтобы в случае чего отбиваться, - пояснили мне. Не стало понятнее. Однако, на этом наш диалог не закончился. – От дружков молодого хозяина. Не рассчитывай, что он посмотрит в твою сторону. Такие, как он, считают нас за букашек, что ползают у хозяев жизни под ногами. Таких раздавить ничего не стоит. Поэтому будь осторожнее. Лорд Дайн-старший в этом плане еще хуже. В том смысле, что сравнивает нас с пылью. Но платят здесь хорошо. Так что терпи.

- Замечательно, - подавленно пробормотала, тоже подходя к шкафу и убирая туда куртку с шапкой. Потом схватила мешок и положила его на полку. Потом разберу. – То есть из всех жильцов, самая адекватная леди Дайн?

- Почему же, - передернула плечами Витория. – Младший брат Сэма хороший мальчик.

- Сэма? – переспросила, не понимая, о ком речь. В смысле, что у кого-то из здесь живущих есть брат, я сообразила, а вот кто такой Сэм…

- Молодой хозяин, - проворчала Флора. – Это его имя – Сэм Дайн. Перед тем, как приступить к работе, мы тебе вкратце расскажем о тех, кто здесь обитает…

                В этот момент открылась дверь, и в комнату вошла Кера. К груди она прижимала сверток, в котором, судя по всему, была спрятана от любопытных глаз моя форма.

                Стоит отметить, что девушки все были облачены в темно-синие платья, длиной чуть ниже колена. Спереди крепился белоснежный фартук. Рукава у платьев были длинные, с опять же белыми манжетами. Из обуви черные туфли. Не помню, когда в последний раз надевала платье.

- Держи. – Кера подошла ближе и сунула в руки сверток. – Переодевайся, а потом мы объясним, что к чему.

                На меня выжидательно посмотрели. Хорошо, переодеваться, так переодеваться. Возражать не собиралась. Мне нужна была помощь. Ссориться с девушками, которые неплохо отнеслись к новенькой…Зачем?

- Вон там ванная комната, - мне указали на дверь, что находилась слева от ряда кроватей. – Если стесняешься, можешь переодеться там. – Рыженькая девушка хитро улыбнулась. – Понадобится помощь, зови.

                Помощь мне не понадобилась. Правда перед тем, как натягивать на себя чистые вещи, стянула из шкафчика, что располагался в ванной одно из полотенец (их тут было в избытке и все абсолютно одинаковые, из чего сделала вывод, что брать можно любое) и по-быстрому помылась. Волосы сушила магией. Одно из немногих заклинаний, которые я вполне сносно знала.

                Входила обратно в комнату чистой, облаченной в форменное платье, с забранными в высокий хвост волосами и… осторожно переступая с ноги на ногу. К туфлям я привычна не была. Как бы шею не свернуть.

 

Глава 4

 

                Служанки стояли посередине спальни, со сложенными на груди руками и критично рассматривали меня. Молчание затягивалось, и надо было что-нибудь сказать, а губы словно срослись, и я не могла открыть рот. Что? Неужели все настолько плохо?

- Мне нравится, - наконец, сказала Флора. – Я будто увидела сегодня двух разных людей. Оборванец и милая нежная девушка.

                Хмыкнула, вспоминая, какая я «нежная», когда моя рука на долю секунды оказывается в чужом кармане и достает оттуда парочку монет. Нет, рассказывать своим новым знакомым о воровском прошлом (надеюсь, это на самом деле так), не собиралась. Гордиться там было нечем. Подумают, что я могу их обчистить, и перестанут со мной общаться вот так, просто, непринужденно, доброжелательно.

- Мне тоже, - поддержала девушку Кера. – Мило и нежно.

- А теперь приступим к главному, - встрепенулась Витория. – К инструктажу.

               

Это были долгие и мучительные два часа. Узнала я много, оставалось как-то удержать всю эту информацию в голове. Из самого главного: женщину, что взяла меня с улицы и дала место работы звали Ниола Дайн. Она являлась хозяйкой этого дома, богатой женщиной и… хорошим человеком. Уильям Дайн – ее супруг, наоборот, был суровым, жестоким и премерзким товарищем. Про их старшего сына говорить нечего, тот еще фрукт. От отца в плане характера далеко не ушел. Если не стал еще хуже. Его младший брат отличался. Был спокойным, местами. В остальное время, как и любой подросток, любил пошалить и подшутить над старшими. Шейн любил родителей, но вступался за слуг, если считал, что кого-то из них наказывают незаслуженно. Несмотря на огненную стихию, что бурлила в мальчишке, он умел ее сдерживать, и характер из-за непредсказуемого огня не портился. Внешне он был вылитый Сэм, с одной поправкой: помоложе. Отпрыски четы Дайн унаследовали больше черт от матери, чем от отца. Ну, это я про внешность, само собой. С Сэмом я уже успела… познакомиться, если можно так выразиться. По нему сразу было видно, что магией бы он меня приложил знатно. И если он признает во мне того мальчишку с улицы, беды не избежать. Хотя… нет гарантий, что Ниола Дайн не расскажет родным о случившемся.

- На твое счастье, Сэма Дайна не будет дома три месяца, - обрадовала Фло. – Его вызвали в часть. Нежить на юге разбушевалась. Какой черный маг ее поднял, что ли. Или студенты Института благородных магов постарались. Пока неизвестно.

- Да точно маги, - проворчала Кера. – Эти во время практики и не такое учудить могут.

- Да, отсутствие Сэма тебе на руку, - а это сказала уже Витория. – Но постарайся и главе семейства лишний раз на глаза не попадаться. Он… своеобразный человек.

                Поежилась, уже заранее не ожидая от супруга леди ничего хорошего.

- А еще… - встрепенулась Флора, - у молодого хозяина есть невеста и…

                Да, уже успела с ней «познакомиться». Губы непроизвольно растянулись в улыбке. Хитрой такой, даже пакостной. Я же видела, что сам бог Любви не пожелал их обвенчать. Встал против союза этих двоих. Еще и кольца забрал.

                Опустила взгляд, склонила голову, стараясь скрыть свою ухмылку.

                После долгого разговора, мы все поднялись с кроватей (до этого сидели каждая на своей) и направились на выход. Девчонки решили, что я должна познакомиться со всеми слугами сразу, чтобы потом не возникло неловкой ситуации. К слову, с Троем я уже была знакома. Он, столкнувшись с нами в одном из коридоров, недовольно поджал губы, но на приветствия девушек отреагировал. Слегка кивнул и пошел дальше, по своим делам. Кухня располагалась так же на первом этаже. Выйдя из спальни, первым делом мы направились именно туда. Три коридора и вот мы с противоположной стороны от главного входа в дом. Зато через высокие окна был хорошо виден сад, расположенный за домом. Кухня, стоит отметить, была большой и просторной. Создалось впечатление, что либо здесь, в особняке, часто собирается целая толпа народа, либо хозяева настолько прожорливые, что наготавливать надо впрок.

                Заправлял всем этим высокий статный мужчина, с убранными в низкий короткий хвост светлыми волосами и колкими почти черными глазами. Облачен господин Роу был в черный китель, такого цвета брюки, ну и легкие ботинки, само собой. На вид ему было лет сорок. Хотя на самом деле могло быть гораздо больше. Всем известно, что маги и магессы стареют медленнее обычных людей. И умирают, соответственно, позже. Ненамного, но все-таки. Например, у меня есть магические силы. Я вполне могла прожить до двухсот-двухсот пятидесяти лет. Там уж, как Сумеречный бог решит. Это он страж Грани, за которую уходит душа умершего человека. Саа ничего не стоит прервать жизнь мага, если ему это выгодно. По крайней мере, об этом рассказывал мне отец.

                Помимо главного повара, здесь были еще три девушки на подхвате и одна добротная женщина, которая обладала громким голосом. Не было ничего удивительного в том, что помощницы ходили по струночке и боялись поднимать взгляд от пола.

                После знакомства с обитателями кухни, пошли дальше. Пока брели по очередному коридору, разузнала у девушек, где живут повар и все остальные. Вроде как мимо спален других слуг мы не проходили…

                Оказалось, что кроме главного повара, все остальные являются приходящими. То есть, живут за пределами территории особняка. И если кому-нибудь из хозяев приспичит в ночи попить водички, эта забота перекладывается на наши плечи. Только Шейн не дергал слуг. Сам забегал на кухню и брал все, что ему захочется. Так же оказалось, что младший из хозяев дома, не любит собираться со всеми остальными родственниками за одним столом. Предпочитает завтракать, обедать и ужинать на кухне. Чем больше я узнавала про этого мальчишку, тем больше проникалась к нему симпатией.

                На втором этаже располагались спальни братьев и библиотека. Третий этаж полностью принадлежал старшим представителям семейства. Так же имелось несколько гостевых спален.

                Мы спускались с третьего этажа по широкой светлой лестнице, когда увидели хмурого мужчину. Он направлялся наверх. По будто каменному лицу и темному недовольному взгляду поняла, что в первый же день мне не посчастливилось встретиться с главой семейства Дайн. Он, само собой, заметил меня и остановился. Лицо его пришло в движение. В том смысле, что на лбу появилась глубокая морщинка, брови изогнулись. Того и гляди, соединятся в одну на переносице.

- Флора, Кера, Витория, кто это? – строго спросил, нервно барабаня кончиками пальцев по гладкому дереву перил.

- Лорд Дайн, - хором проговорили девушки и склонили головы. Из-за того, что стояли на ступенях, изобразить книксен или реверанс было чревато. Сломанной шеей, например.

- Это Натали Фиро, новая служанка. Ее наняла ваша супруга, - пробормотала Фло, делая вид, что ее очень интересует ковер под ногами.

- Фиро? – переспросил мужчина. – Знакомая фамилия. Где-то я ее уже слышал.

                Конечно, слышал. Только я не скажу, где.

- Лорд, - произнесла ровным голосом, опуская взгляд. Лучше притвориться покорной и кроткой. Чтобы в случае чего, от меня не ожидали проявления жесткого характера. Невозможно оставаться нежной фиалкой, оказавшись на улице. Спустя пару дней начинаешь обрастать колючками.

- Что ж, ступайте, - меня перестали рассматривать.

                Не сказав больше ни слова, он продолжил подниматься. Мы тоже не стали задерживаться.

- У меня от его взгляда мурашки по спине каждый раз бегают, - пролепетала Кера, передергивая плечами.

- Может, это связано с тем, что ты рассматриваешь его, как мужчину, а не хозяина? – предположила Флора.

                Подумалось, что это такая неудачная шутка, но… По лицу девушки пробежала тень, потом ее щеки опалил румянец. Определенно, лорд Дайн был видным мужчиной, сильным магом, это чувствовалось. Однако, разве он может у кого-нибудь вызывать симпатию? Страх, легко, а вот более нежное чувство…

                Если сравнивать хозяина дома и его старшего сына… Они были похожи. Ростом, упрямой линией губ, жесткостью во взгляде колючих глаз. Любить такого невозможно. Кажется, маги, способные легко испепелить живое существо, не способны на привязанности. Про любовь молчу. Тогда получается, с чего вдруг блондинчик изволил жениться? Причем ночью, без свидетелей, толпящихся на пороге храма. И двери, опять же, были открыты, хотя храмовник, вроде как, их запирал, чтобы никто не помешал таинству бракосочетания.

                После того, как меня провели по всем коридорам, на ходу объясняя, в чем заключаются мои обязанности, мы дружно направились обратно на кухню, чтобы перекусить. По словам Керы, обедать хозяева будут через час. Так что время у нас перед этим еще было. Потом придется крутиться по обеденной, накрывая на стол. Она, кстати, тоже располагалась на первом этаже, только в правом крыле. Рядом с гостиной.

                Признаться, я нервничала. Боялась сделать что-нибудь не так. Ну какая из меня служанка? Я столько лет провела на улице… Забыла уже, как нормальные воспитанные люди едят. С какой стороны от идеально чистой белоснежной тарелки класть нож, а с какой – вилку. Если бы не девчонки, озаботившиеся моим незнанием, как им казалось, элементарных вещей, совсем бы сникла.

                После того, как с сервировкой стола для господ было покончено, побежали на кухню за горячим. И только после того, как все было готово, Флора прикоснулась к красному кристаллу, что лежал на краю столешницы, и мы ушли. Кажется, таким образом она оповестила хозяев, что все готово. Не кричать же на весь дом или бегать по нему, в поисках изголодавшихся лорда и леди.

                В спальню возвращаться не стали. Вернулись на кухню, а из нее вышли в сад. Там я еще не была, и мне было любопытно посмотреть на растения, которых тут было в изобилии. После того, как мои работодатели насытятся, кто-нибудь из них так же, как и Кера, прикоснется к кристаллу, и мы опять окажемся в обеденной, чтобы убрать все со стола. Как служанки узнавали, что их зовут? Все просто – в ушах раздавался тихий звон, который никто кроме них не слышал. Подписав договор, этот самый звон должна была услышать и я. А если кому-то из хозяев захочется видеть именно меня, то вместо звона я услышу свое имя. Как бы до сумасшествия не дойти с таким навязчивым колдовством.

                Ближе к ужину все повторилось. Пришли, расставили все на столе, ушли. Потом вернулись и убрали. Между суетой у стола, успели при помощи магии избавиться от пыли, которую, по словам девчонок, не брало никакое из известных магам заклинаний. То есть, раз и навсегда от нее избавиться было невозможно. Вечером, после того как вся работа, вроде как, была переделана, меня вызвала к себе в спальню леди Дайн. Расспросила о первом дне на новом месте (будто у меня до этого хоть одно старое было), дала указания на утро и отпустила. Выйдя из комнаты хозяйки, чуть было не упала, споткнувшись о крылатую кошку, которая, недовольно замяукав, посмотрела на меня снизу вверх и, нервно дернув хвостом, заторопилась дальше.

                Я смотрела ей вслед, пока эта пушистая попа не скрылась за поворотом. Хм… и почему у меня такое ощущение, что меня изучают? Присматриваются.

                С Шейном я имела честь познакомиться на следующий день ближе к вечеру. Он крался на кухню, прижимая к боку Дымку и воровато озирался по сторонам. Я скрываться не собиралась, так что обнаружена была почти сразу. Мальчишка смешно наморщил нос, поджал губы, посмотрел на меня невероятными голубыми глазами и… показал язык. Я не смогла сдержать улыбки. Покачала головой и просто, без слов протянула ему руку. Он, поняв, что стучать на него родителям никто не собирается, охотно ее пожал. Ужинали мы тогда вместе. Все вместе. И повара, и девушки, работающие на подхвате, и служанки. Шейн чувствовал себя среди прислуги, как в своей тарелке. Общался, смеялся, шутил. До тех пор, пока глава семейства с супругой не подали нам знак, что они поели и пора бы за ними убрать.

                Дни шли, я постепенно привыкала к ритму жизни в чужом доме. Тихо радовалась, что судьба продолжает щадить меня и не сталкивает с Сэмом. Нет, каждое утро, смотря в зеркало на свое отражение, я все больше убеждалась в том, что он меня не узнает. Однако… он маг. И по словам леди Дайн сильный. Некромант, несколько раз попадавший в самое пекло. Напоминанием о стычках с умертвиями остались шрамы. Один, глубокий и длинный красовался на левой руке, беря начало от предплечья и змеей ползя вниз. Второй короче, но не менее жуткий на спине. Зачем хозяйка мне все это рассказывала, не знаю. Вероятно, причиной тому служило беспокойство за старшего сына. Он, само собой, связывался с матерью, но ведь вполне мог приврать и не говорить всей правды о своей службе. Женщина просто нашла в моем лице благодарную слушательницу. Я же, стоя в ее спальне или сидя в кресле, опять же на личной территории леди, не смела перебить ее. Чего уж там, я впитывала информацию, как губка. Никогда не знаешь, какие знания могут пригодиться в критической ситуации. Было ли мне жаль Сэма? Да, признаюсь, никому не пожелаешь испытать такую боль, которую могут оставить когти или зубы умертвия. Но, стоит отметить, блондинчику везло. У него в наличии были все конечности. А ведь мог и без руки остаться. Или головы. В последнем случае, леди Дайн лишилась бы старшего сына. Такого потрясения для нее я не желала, поэтому гнала страшные картинки из головы, дабы не накликать беду.

                В один из вечеров, когда хозяйка была особо словоохотлива, я усталая возвращалась к себе в комнату и размышляла над странной игрой Судьбы. Нужно было украсть, чтобы оказаться под не протекающей крышей и в тепле. Уже спускалась со второго этажа на первый, когда за спиной послышались торопливые шаги. Обернулась и чуть было не была снесена светлым вихрем, коим являлся Шейн. За ним мчалась Дымка. Удивленно смотрела вслед парню, который и не думал останавливаться. Так и бежал до самой входной двери.

- Вернулся, - услышала голос и опять обернулась. Леди Ниола медленно спускалась по ступеням, но было заметно, как она нервничает.

- Уже прошло три месяца? – удивленно переспросила. Так замоталась, что перестала следить за днями. Да и некогда мне было считать дни до роковой встречи.

- Три месяца и шесть дней, если быть точнее, - поправила меня женщина. – Думала, окончательно поседению, пока дождусь.

                Она продолжила свой путь, но как только позади осталась последняя ступенька, прибавила шаг. Входная дверь распахнулась, Шейн выкрикнул короткое приветствие и повис на шее брата. Дымка истошно замяукала, взмахнула крыльями, поднимая свое аппетитное тело в воздух и ловко (для своего телосложения) спланировала хозяину на голову.

- Дымка! – послышался недовольный выкрик, и Сэм, отцепив от себя брата, стал отдирать продолжающую мяукать крылатую кошку. А у той, к слову сказать, радость смешивалась с отборной руганью. Не удивлюсь, если блондин сам научил ее так грязно выражаться.

                Стоять подобно статуе и дальше было опасно. Это сейчас все внимание мужчины приковано к кошке, не желающей отцепляться от его шевелюры, а потом…

                Попыталась аккуратно пройти мимо, но леди Дайн цепко схватила меня чуть повыше локтя и слегка сжала руку, заставляя тем самым остановиться.

- Милая, накрой на стол. Сын с дороги и, скорее всего, голодный, как волк.

- Ага, - подал голос Шейн. – Голодный. Только не как волк. И голод этот не имеет ничего общего с едой.

                Его мать, недовольно посмотрев на младшего сына, отвесила ему подзатыльник. Магией. Не заметила, чтобы она поднимала руку.

- Ты как выражаешься, мальчишка? – возмутилась леди, отцепляясь от меня и полностью переключаясь на младшенького.

- Ай, - вздохнул тот, указывая лукавым взглядом на стоящего неподвижно блондина. Дымка шлепнулась на пол, недовольно задергала ушками, потом ударила лапой по черному сапогу и дала деру, боясь, видимо, гнева Сэма. Ведь по его обувке она прошлась коготками.

                Подняла взгляд, таки рискнув прямо посмотреть на обворованного мной когда-то мужчину. И сразу захотелось исчезнуть. Раствориться, превратиться в пыль, пепел…

                На меня смотрели так пристально, изучающе, словно товар на рынке выбирали и решали, подходит или нет.

- Натали, - снова заговорила моя благодетельница, - организуй нам в обеденной поздний ужин.

- Да, леди, - сказать это получилось ровно и невозмутимо. Кто бы знал, как внутри меня все переворачивалось. И страх обхватывал ледяными руками душу. Узнал? Или нет? Если второе, то с чего такой интерес? Опасный, пугающий…

                Изобразив книксен (насколько это было возможно проделать на ватных ногах), попыталась как можно скорее скрыться за ближайшим поворотом. Спиной чувствовала колючий взгляд жертвы моего воровства. Гадай теперь, на самом деле признал во мне оборванца-воришку, или его интерес вызван чем-то другим. По словам Шейна, он испытывал определенный голод, не относящийся к еде. Дурочкой и зажатой неженкой я не была. Знала, что это за голод. Сложно оставаться в неведении, когда растешь на улице и по воле случая Судьба тебя сталкивает с разными людьми. С шлюхами так же приходилось общаться. Иногда и обворовывать. Если какая-нибудь размалеванная красавица пыталась насмехаться надо мной. Не моя вина в том, что Нитс любил потратить парочку золотых на плотские утехи. Приходилось идти в публичный дом и доставать его из постели очередной жрицы ночи. Чтобы не дайте боги его не обворовали, когда он в стельку пьяный, позволял делать с собой, что угодно. Вот и приходилось иногда… возвращать наши честно сворованные деньги у таких же не честных на руку женщин в полупрозрачных одеждах.

                Минут десять убила на то, чтобы расставить на столе посуду, подогреть магией еду, которую поздно вечером главный повар убрал в холодный шкаф и по-тихому скрыться, перед этим коснувшись кристалла, который так и продолжал лежать на краю стола.

                Огромной удачей было то, что никого во время моей беготни в обеденной не было. А ведь вдоль стены с левой стороны было расположено несколько удобных (проверено опытным путем) диванчиков. Почему-то была уверенна – Сэм будет за мной следить. Чего-чего, а повышенного внимания этого блондина к своей персоне я не желала. Пусть лучше думает, с чего вдруг Харт отказался благословлять его брак с золотоволосой красоткой.

                Смысла ложиться спать не было. Все равно придется дожидаться приказа хозяйки и убирать со стола. Хорошо еще, что такой необычный артефакт не относился к ментальному вмешательству. Иначе возникли бы проблемы. У леди Дайн и остальных. Потому что способности к ментальной магии блокировали еще во младенчестве. Если у какого-нибудь мага просыпался такой дар. Дар, которым награждал человека или нелюдя не бог Всех Стихий, а сам Сумеречный. Это если мне не изменяет память…

                Заварив себе травяной чай, устроилась за длинным столом, столешница которого была застелена белоснежной скатертью, и стала медленно потягивать обжигающий напиток, размышляя о превратностях Судьбы и о Роке. Ложных надежд не питала. Знала, если маг узнает, кто я, быть беде. Мало того, что я сумела его обокрасть, так еще и прошлась по самому дорогому. Одно удивляло: почему он сам не отправился на поиски кулона? Да и… мог ведь найти его раньше, если бы постарался. Вон, леди Дайн понадобилось всего ничего, чтобы поймать меня. Сэм был сильнее ее в магическом плане. Что мешало ему идти по следу и вернуть драгоценность? Или… она была ему не так уж и дорога? Подарок невесте - вроде об этом поведала мне как-то госпожа. И этот блондин просто так взял и спустил мне воровство с рук? Отпустил оборванца, который пытался скрыться с его вещью. Ценностью рода.

                Так погрузилась в свои мысли, что не услышала тихих шагов. Вздрогнула, когда краем глаза заметила темную тень. Подняла взгляд, переставая гипнотизировать скатерть и посмотрела на того, кто умудрился напугать так сильно, что сердце больно ударилось о ребра.

- Напугал? – спросил блондин, открывая дверцу холодного шкафа и доставая стеклянную бутылку с белой жидкостью. Молоко? Зачем ему в столь позднее время оно понадобилось?

- Немного, - солгала. Еще чуть-чуть, и душа в пятки уйдет. Там и останется, дрожа. – Вы могли меня вызвать, я бы принесла.

- Не стоит, - хмыкнул мужчина, отвинчивая крышку и приникая губами к широкому горлышку.

                Отвела взгляд, опять переключаясь на скатерть. Сколько магии уходит на поддержание ее чистоты? Впрочем, о чем это я. Последние два месяца мне приходилось поддерживать чистоту в пяти комнатах особняка. Бороться с пылью, сором, свинарником, который Шейн оставляет после себя. Мальчишка, не любящий убирать за собой. Да и Дымка не страдала особой аккуратностью. Если это не касалось предметов женского туалета, которые она каким-то образом складывала в стопочку под диваном в комнате блондина. Проследила за ней как-то и поймала с поличным. Другие служанки знали о ее тайнике. Расположенном в соседней нежилой комнате. А вот про то, что в последнее время крылатая безобразница облюбовала пространство между хозяйским ложем и полом, не знал никто. Раньше не знал.

- Откуда ты такая взялась? – этот вопрос застал врасплох, и я опять дернулась. Посмотрела на мага, надеюсь спокойно, а не загнанным в ловушку зверьком и ответила:

- Неприлично девушке задавать подобные вопросы.

                Светлые брови моего собеседника медленно поползли вверх. Сэм убрал бутылку на место, закрыл дверцу и, привалившись к ней боком, сложил руки на груди и пристально воззрился на меня.

- Почему это? – задал очередной вопрос.

- Потому что все мы оттуда, - фыркнула и попыталась спрятать за чашкой с травяным чаем горькую усмешку.

- Твое лицо мне знакомо.

                А вот эти слова заставили мурашки побежать вдоль позвоночника. Не мог же он так быстро меня раскусить? Или мог? А что, если леди Дайн рассказала и сейчас он просто-напросто издевается? Изображает незнание и наблюдает за эмоциями, мелькающими на моем лице.

- Вы, скорее всего, меня с кем-то перепутали, - сказала как можно беззаботнее. – Мое лицо ничем не примечательно.

- Не сказал бы, - продолжил играть на моих нервах блондинчик.

- Лорд, - я поднялась из-за стола и стала поспешно за собой убирать, - еще немного и ваша матушка вас хватится.

- Да, вероятно, - хмыкнул маг и отстранился от холодного шкафа. Подошел ближе, вновь смерил мою фигуру пытливым взглядом с головы до ног. – Но я точно тебя где-то видел.

- Это мало вероятно, - продолжала изображать на своем лице невозмутимость и непонимание.

                На это мне ничего не ответили. Сэм, наконец-то, вышел из кухни. Когда его шаги стихли, аккуратно, стараясь не создавать лишнего шума, подошла к двери, приоткрыла ее и выглянула. Хозяин на самом деле ушел. Только после этого смогла выдохнуть спокойно. Сердце стучало как бешенное, ладони от волнения вспотели, и я нервно провела ими по юбке платья. Получается, узнать он меня не узнал, но теперь просто так не отстанет. И ладно если бы мы просто столкнулись на улице. Я работаю в его доме. И видеться мы будем если не часто, то достаточно, чтобы он не забывал о своих подозрениях на мой счет.

                Когда почувствовала, что меня вызывают в обеденную, потратила еще минуту, чтобы окончательно привести мысли в порядок и успокоиться. Пока ничего страшного не произошло. А дальше видно будет.

                Убрав за хозяевами (в обеденной к тому времени уже никого не было), пошла спать. Фло, Кера и Витория спали. На цыпочках прокралась к своей кровати, схватила сорочку и прошмыгнула в ванную. Там, приведя себя в порядок, доползла до кровати и почти сразу заснула. Голова только-только коснулась подушки, а у меня перед внутренним взором уже стояли колючие изучающие глаза, а в ушах зазвучал глубокий и вместе с тем пугающий голос молодого хозяина.

                Проснулась от того, что мне в лицо бросили подушку. Приоткрыв один глаз, увидела нависшую надо мной Флору. Она, уперев руки в бока, недовольно на меня взирала.

- Вставай, лентяйка! – возмутилась девушка.

- Что? – моргнув, переспросила. Это я-то лентяйка?

- Все уже встали, а ты еще лежишь. Через двадцать минут хозяева изволят завтракать. И старший сын леди ночью вернулся. В сборе будет все семейство. Даже глава семейства. А про него ты и так знаешь… Попасть в его немилость, смерти подобно.

                Да уж… До этого мне удавалось редко встречаться с лордом Дайн. Чаще всего я выполняла поручения госпожи. Ну или Шейна. С этим парнишкой мы поладили сразу. Отец блондина меня пугал. Наверное, страх и толкнул меня на то, чтобы снять кольцо отца и спрятать его под матрас, ближе к изголовью. Если этот мужчина в свое время выгнал моего родителя, то вполне мог запомнить и единственное, оставшееся у меня от родных украшение.

                На кухне творилось невообразимое. Главный повар бегал, раздавая указания и одновременно с этим управляя магией, благодаря которой ему удавалось помешивать ложками сразу в трех кастрюлях. Его помощница не отставала: кричала на девушек пуще прежнего.

- Это так приезд молодого хозяина на них повлиял? – тихо проговорила Флоре на ухо.

- Ага, - коротко ответили мне.

                Завтракали на ходу. Впрочем, и одевалась после короткого и беспокойного сна я тоже… прыгая то на одной ноге, то на другой и пытаясь в перерывах расчесать колтун, который каким-то невообразимым образом появился на затылке. Головой я что ли по подушке возила. Энергично…

                На стол, опять же, накрывали с невообразимой скоростью. Остальные служанки косо поглядывали в мою сторону. Дескать, из-за меня они задержались и теперь должны торопиться. Оправдываться не хотелось. Никто из них и подумать не мог, что ночью я имела «честь» быть одной из встречающих блондинчика на пороге дома. Так же девушки не знали, что мы уже были знакомы. Откровенничать ни с кем по понятным причинам не собиралась.

                Дальше все шло, как и всегда. После завтрака мы все убрали и продолжили работу. А именно – магически приводили дом в порядок. Я не знаю, что происходило в этом особняке, но работа всегда находилась. То по стене трещинка пойдет, то пыль опять появится, хотя вчера мы ее уже убирали. По словам Керы, это происходило, скорее всего, из-за того, что в доме было слишком много сильных магов-некромантов. Что старший лорд Дайн, что его сыновья, являлись темными магами. Однако, как тогда Институт благородных магов не разрушается? Там концентрация некромантической силы еще больше. Хотя… там вроде как, защитой зданий занимаются ректоры и преподаватели.

                И день бы закончился вполне спокойно. Если бы не одна наглая серая крылатая кошка, один колючий и высокомерный блондин и… его золотоволосая красавица-невеста, так не вовремя постучавшая в двери особняка, когда мимо этой самой двери проходила я. И, как назло, Троя поблизости не было. Конечно, можно было подождать, пока он подойдет, но… Я сама схватилась за ручку двери, произнесла отпирающее заклинание, которое знали все слуги, работающие в этом доме, и открыла деревянную преграду. И сразу захотела эту самую преграду закрыть, как следует стукнув припозднившуюся гостью дверью по носу.

- А ты кто такая? – тонкие светлые брови девушки поползли вверх.

                Странный вопрос, учитывая, что стояла я перед леди в форменном платье.

- Конкурентка, - промурлыкала за моей спиной Дымка. – Мотай на ус, красотка. Такая девушка тебе не по зубам.

                Обернулась, непонимающе смотря на питомицу Сэма. Вообще сложно было поверить, что у этого холодного типа, от которого у меня иногда мороз по коже пробегал, может быть волшебное животное, душой привязанное к хозяину. С другой стороны, характер у кошечки был будь здоров, милое и ласковое существо бы с ним и пары дней рядом не пробыло.

- А тебя еще не пустили на воротник? – златовласка, не получив приглашения войти, оттеснила меня, и сама прошла в дом. Нагло… - Ничего. Когда Сэм станет моим мужем, выгонит тебя на улицу. В лучшем для тебя случае. В худшем… да, воротник получится знатным.

                Я стояла и молчала. Не потому, что не хотела защитить кошку, нет. Даже наоборот, было острое желание вцепиться в волосы незваной гостьи и как следует ее за них оттаскать. Просто я услышала тихие шаги и вскоре имела честь лицезреть недовольного чем-то Троя. Он посмотрел сначала на мою хмурую персону, потом на нервно дергающую хвостом кошку и только после этого соизволил обратить свой взор на красотку, которая, при виде дворецкого, вздернула подбородок и постаралась посмотреть на мужчину сверху вниз, что было довольно проблематично, учитывая, что мужчина был на голову ее выше. Вообще, мне на долю секунды показалось, что… она обрадовалась его появлению. Черты лица сгладились, взгляд потеплел. Повторюсь, всего доля секунды. Вероятно, это был просто плод моего больного воображения, но… Я привыкла доверять себе. И сразу сообразила, что между этими двумя не все так просто. И это при том, что еще несколько месяцев назад эта высокомерная девица собиралась выйти замуж за блондинчика.

- Добрый вечер, леди Хелфилд, - поприветствовал девушку дворецкий и слегла склонил голову. – Мы не были предупреждены о вашем визите.

- Решила сделать своему жениху приятную неожиданность, - пролепетала эта двуличная особа, потупив взгляд. 

- Приятная неожиданность не имеет к тебе никакого отношения, - прошипела Дымка, подходя ближе к девушке. – Вот если бы у него вторая стихия проснулась, тогда да, приятная неожиданность. Или эта красотка, - кивок в мою сторону, - в его постели оказалась, тоже приятная… ожиданность. А ты – кара небес!

                Кажется, моя нижняя челюсть упала на пол. Или это чья-то чужая челюсть? На всякий случай коснулась своей чуть было не потерявшейся части тела рукой. Все на месте.

                Посмотрела на пол и заметила лежащую возле ног красотки сумочку. Обозналась. Таки у всех все на месте.

                Надо было раньше делать ноги. Прямо сразу, как только увидела на пороге эту леди, у которой от этой самой леди, только мордашка. Манеры, судя по дергающемуся глазу и поджатым губам, так себе. Или короткое знакомство со мной уже довело ее до ручки? Между прочим, я почти ничего не говорила. Это все Дымка.

- На что ты намекаешь, кошка драная? – теперь уже шипела златовласка.

- Я намеками не говорю, - промурлыкала Дымка, ища укрытие за моими ногами. – Если глухая, могу повторить: пошла отсюда!

                Странно, что дворецкий и не думал прогонять крылатую. Спокойно стоял и со стороны наблюдал за их перепалкой. Я, к сожалению, играла роль не наблюдателя, а… живого щита. Еще могла стать причиной ссоры влюбленных. Хотя… какая эта стерва влюбленная, если у нее вызывает конкретный интерес Трой?

- Я предупрежу хозяина, - произнес дворецкий, более не смотря на нас. Обошел нашу троицу и поспешил к лестнице. Взбежал по ступеням и скрылся за поворотом.

                Оставлять эту двуличную особу одну было нельзя. Во-первых, в мои обязанности входило поинтересоваться, не хочет ли гостья чая или чего покрепче. Затем, ее следовало проводить в гостиную. Этого делать почему-то особенно не хотелось. Однако, за проявление такого неуважения к невесте хозяина по головке меня не погладят. Потерять работу не хотелось, поэтому я, изобразив на лице подобие улыбки, поинтересовалась, не желает ли леди согреться чашечкой чая. По голове…

- Да, не откажусь, - последовал ответ и мне таки пришлось сопроводить ее в гостиную и усадить за небольшой столик возле окна. Камин хорошо обогревал помещение, и я рассудила, что и на диванчике девице будет вполне комфортно. Рама немного пропускала морозный воздух, но… Почти не ощутимо. Это я могла сказать с уверенностью. Как-никак магесса воздуха. Пусть и почти не обученная.

                На кухне попросила одну из девушек приготовить чай и положить в вазочку какие-нибудь сладости. Вдруг переест, и лицо прыщами пойдет. Или сразу килограммы к одному месту прилипнут. Выставив чашки и сладости на поднос, поспешила обратно в гостиную. И на пороге чуть было не полетела носом вперед. Мало того, что Дымка почему-то бросилась мне под ноги, так еще и блондинчик стоял возле дивана, на котором еще недавно сидела златовласка и… целовал свою невесту так самозабвенно, будто они не три месяца не виделись, а два года. Причем их не смущало, что в любую секунду их могут застукать. Впрочем, именно я и стала свидетельницей их воссоединения. И мне бы никак не отреагировать на увиденное, но…Какая-то невидимая сила толкнула меня на поступок, которому я не смогла найти оправдания. Стихия сама собой взбунтовалась и, сорвавшись воздушными потоками с кончиков пальцев, помчалась к голубкам. Ударила их, закружила у окна и распахнула створки.

- Простите, - выдохнула, во все глаза смотря, как стихия, не удерживаемая мной, начинает хозяйничать в гостиной.

                Сэм оторвался от своей невесты, повернул ко мне голову, обжег взглядом пылающих фиолетовым огнем глаз и взмахнул рукой. Черный туман рванул к окну и захлопнул створки. Ветер, гуляющий по комнате, стал медленно затихать. Я же, прижимала к себе пустой поднос (чай со сладостями таки упали на ковер) и испуганно смотрела на мужчину, точно зная, после такого ничего хорошего ждать от него не приходится.

- Чего смотришь? – спросила Дымка у своего хозяина, подходя к нему ближе. – Об меня она споткнулась и перепугалась. Помоги лучше все убрать.

                Перестав обнимать златовласку, маг сделал шаг в мою сторону, и я отступила, продолжая удерживать дистанцию. Его избранница прожигала меня таким же злым взором, как и некромант. Признаюсь, я была виновата. Но магия сама по непонятной мне причине решила взбунтоваться и показать характер. До этого я редко ее использовала. Иногда она совсем не откликалась на мой призыв. А тут такое…

                Спохватилась, осознав, что так и продолжаю стоять столбом, а по ковру разрастаются два пятна. Если сладости можно было еще просто собрать, а потом убрать крошки, то с остальным проблемы. Магия воздуха могла высушить ковер, но не испарить жидкость. Тут бы помощь Керы была кстати. Но она задерживалась на третьем этаже. По какой причине и думать не хотелось. Ее интерес к главе семейства вызывал удивление и опасение. За ее жизнь.

                Опустившись на колени, коснулась руками шероховатой поверхности ковра и попыталась призвать подозрительно притихшую силу. К концу дня да после такого неожиданно всплеска, резерв был почти на нуле. Поэтому, скорее всего, магия и не откликнулась. Пришлось поспешно собирать осколки руками. Увы, чашки, вазочка и блюдца разбились. Словно не о ковер стукнулись, а о мраморный пол. Или это, опять же, магическая энергия поспособствовала столь сильному удару.

- Хозяин, - снова подала голос Дымка, - чего застыл? Отойди ты от своей мигер… невесты и помоги. Видишь же, что у девочки с магией совсем плохо.

- Ах, Дымка! – воскликнула девушка.

                Не смогла сдержать нервного смешка. Все понятно. При Сэме она стоит из себя трепетную вурдалачку, а когда его нет поблизости, снимает маску и показывает свое гнилое нутро. Странно, как столь опытный маг не видит этого. Или видит, но ему все равно?

- Захлопнись, - буркнула кошка, не боясь гнева красотки.

- Сэм! – а вот теперь у девушки прорезались визгливые нотки в голосе.

                Мужчина уже опускался рядом со мной на корточки и тянул руку к одному из соколков и не обратил на писк невесты никакого внимания. И вот еще одна странность: он мог ведь использовать темную магию? Или тоже настолько устал, что решил не тратить резерв на такие пустяки? К сожалению, я не всегда могла понять, насколько сильный и магически наполненный человек передо мной находится.

                Я смотрела на лицо мага и не знала, сказать что-нибудь еще в свое оправдание или лучше помалкивать. Быстрее собрать осколки и еду на поднос и скрыться на кухне. Потом найти Керу и попросить ее избавиться от пятен, красующихся на ковре.

- Хватит на меня смотреть, - раздраженно произнес блондин, вскидывая взгляд и опять прожигая меня своими потемневшими от гнева глазами. – Откуда ты такая криворукая взялась?

- Вы уже спрашивали об этом, - не смогла смолчать, но смотреть на некроманта перестала.

- А-а-а-а-а-а!!! – неожиданно заверещала леди Хелфилд и помчалась прочь из гостиной. Прошмыгнула пестрой тучкой мимо меня, чуть было не задев ногой, и скрылась в коридоре. Дымка, нервно дернув хвостом, выплюнула клочок дорогой ткани и с невозмутимым видом плюхнулась на ковер и стала приводить себя в порядок. А именно вылизываться, одновременно с этим довольно мурлыча.

- Эрика! – позвал невесту блондинчик, смотря в сторону прохода.

                Вот ведь… дряхлого вампира ему в одно место. Поскорее бы скрыться и забыть об этом неловком моменте.

- Чего кричишь? – опять подала голос кошка. – Нужна она тебе. Посмотри по сторонам, здесь есть и более достойные девушки.

- Брысь, - вроде сказал спокойно, а мурашки, что только-только успокоились и перестали бегать по моей спине вдоль позвоночника, вновь дали о себе знать.

- Неблагодарный, - перестав прилизывать серую шерсть, проворчала Дымка и встала с пола. – Я ради тебя стараюсь, а ты…

- Крылья оторву.

                Зашипев, кошечка вылетела из гостиной, как еще с минуту назад златовласка. Я обернулась, провожая аппетитную тушку Дымки печальным взглядом. Зря она так… Меньше всего я хотела оставаться с хозяином один на один.

                Глупо было с моей стороны переключать внимание на кошку. Машинально схватившись за очередной осколок, что еще недавно был частью изящной чашечки, почувствовала, как острая грань впивается в кожу, вызывая острую боль. Вскрикнула и, выпустив из руки осколок, сжала ладонь и прижала пострадавшую конечность к груди.

- Простите, - зачем-то сказала, поймав на себе все такой же злющий взгляд мага.

- Тебе здесь не место.

- Что? – Я ослышалась или меня так «тонко» предупредили о том, что не против вышвырнуть неугодную служанку из дома. Что ж, мне не привыкать к такому.

- Глухая? – ответил вопросом на вопрос Сэм.

                Покачала головой, как бы говоря, нет, слышу хорошо. На этом наш короткий разговор был закончен. По крайней мере, я на это надеялась. Первую минуту, пока хозяин продолжал сверлить меня взглядом, а я одной рукой старалась как можно быстрее собрать оставшиеся осколки. Вторую мою руку перехватили, потянули на себя, осторожно, но требовательно и, перехватив запястье, слегка надавили, заставляя раскрыть кровоточащую ладонь. Пока сжимала ее, боли как таковой не чувствовала. Когда же тонкой кожи коснулись пальцы мага, тихо зашипела. Просто ранка начала быстро затягиваться, вызывая довольно неприятные ощущения.

- Вы же некромант, - смотря на заживающий на моих глаза порез, пробормотала. – Как это возможно?

- Все возможно, если захотеть, - переставая сверлить меня тяжелым взором, сказал маг. – Одной из особенностей некромантов является поднятие умертвий. Оживление мертвых. Если правильно направить магию, можно залечить подобные порезы и не опасные для жизни раны.

- Понятно. – Отдернула руку, когда поняла, что своеобразное лечение закончено. Завела ее за спину, на всякий случай. – Спасибо, - а вот это простое слово далось мне не легко. Казалось, чем дольше я нахожусь рядом с этим человеком, тем больше у него шансов меня разоблачить. Слишком внимательно он за мной следит. Слишком пристально смотрит.

- Как тебя могли взять на работу, если ты не знаешь очевидного?

                Взяла тебе и сказала, как же.

                Молча положила последний осколок, схватилась за поднос и встала на ноги. Пожелав мужчине спокойной ночи, заторопилась на кухню. Поступок был трусливым. С другой стороны, что я могла поделать, если этот некромант меня пугал? Тогда, несколько месяцев назад, будучи обычной воришкой с улицы, мне было все равно. Воровство для меня, это был способ выжить, а не умереть с голоду, идя на поводу у гордости. О какой гордости может идти речь, если иногда, в особо неудачные дни, я буквально валилась с ног и могла в любой момент упасть в голодный обморок?

                Я надеялась, что невеста блондинчика, сверкая каблучками, уже умчалась к себе домой, принимать успокоительное. Увы, моим надеждам не суждено было сбыться. Эта расфуфыренная красотка обнаружилась в холле. Стояла рядом с дворецким и что-то тихо ему нашептывала. Трой вроде и слушал ее, но по каменному выражению лица было непонятно, что испытывает. То ли усталость от ее близости, то ли раздражение, потому что она никак не замолчит. То ли… грусть, потому что она невеста хозяина. Можно было предполагать, строить догадки, но какой в том толк? Залезть в чужую голову я не могла. Чего там… в своих мыслях не всегда получалось разобраться. 

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям