0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Сказочный мир. Сборник рассказов о ведьмочках » Отрывок из книги «Сказочный мир. Сборник рассказов о ведьмочках»

Отрывок из книги «Сказочный мир. Сборник рассказов о ведьмочках»

Автор: Шерстобитова Ольга

Исключительными правами на произведение «Сказочный мир. Сборник рассказов о ведьмочках» обладает автор — Шерстобитова Ольга. Copyright © Шерстобитова Ольга

 – Залесская! Вы издеваетесь? Нет, я, конечно, понимаю, ведьма никогда не бывает одна. К ней постоянно приходят то вдохновение, то аппетит, то лень. Но это вот что? – выдохнул профессор Риар, останавливаясь возле моего столика, на котором в данный момент располагался котелок с очередным неудачным зельем.

Сказать ему, что зелье, предназначенное для создания хорошего настроения? Или уж честно признаться, что ко мне в данный момент пришло ни вдохновение и ни лень, а этот… как его… полный трындец с бантиком на боку. Может и не отправит на дополнительные курсы по зельеварению, как грозился. Прошлые занятия очень уж впечатлили размахом. На каверзы после них не осталось ни времени, ни сил.

И еще совсем не хочется тратить неделю весенней практики, когда можно побродить по лесам и лугам, собирая первые травы и цветы, полные особой силы, на зубрежку. Я даже не была уверена, что мне все эти заученные в Велорской магической академии рецепты зелий пригодятся.

Варево же… булькало. От него шел дымок, и сразу начинали слезиться глаза. А уж пахло полынной горечью так… Даже самые выносливые боевые маги морщились и решительно отодвигались от меня подальше.

Магистр Риар снова заглянул в мой котелок, словно надеялся, будто найдет там что-то другое и о чем-то задумался.

Я невольно в который раз залюбовалась им. Синеглазый блондин, преподававший нам зельеварение и боевую магию, был мечтой девичьих грез. По нему сохла вся наша академия, даже преподавательницы тайком вздыхали. Но красавчик оставался по-прежнему один, никому не дарил своего сердца, не давал надежд. А я… увы, почувствовала в нем своего суженого, едва ли ни с первого взгляда, и осознав нереальность счастливого конца, старалась держаться подальше. Жаль, вариант с тихой и незаметной серой мышкой не прокатил. Я же ведьма, и этим сказано если не все, то многое.

В тот момент, когда магистр Риар задумался, его волосы, собранные в хвост на затылке, неожиданно рассыпались по плечам, подчеркивая и без того красивые скулы и подбородок. Сапфировые глаза стали пронзительными, словно летнее небо в ясный день, а на губах вдруг заиграла легкая улыбка.

Адепты тут же зашептались и разбежались по разным углам, словно испуганные мыши. Просто улыбался профессор безумно редко, в исключительных случаях. В тех самых, когда кто-то из ведьм доводил его до невменяемого состояния. Остальные маги, не имеющие подобного дара, не рисковали. А мы… ведьмы… Да что тут говорить, характер сам за себя все сделает! У нас врожденные вредность, упрямство, энтузиазм и катастрофическое умение попадать в неприятности. Чуем мы их, как ни знаю кто!

И мой смертный час, похоже, приближался. Два года меня эта мечта девичьих грез терпела, пыталась чему-нибудь да научить, а теперь, кажется, окончательно отчаялась.

Поймала его взгляд – несчастное девичье сердце дрогнуло и ухнуло вниз. Было время, когда я отрицала, что безоглядно влюблена в профессора Риара. Смешно же, право слово! Где он и где я? Или вернее… кто он и кто я? Магистр высшей магии и ведьма-недоучка… И мечтать себе, конечно, о невозможном запрещала, надеясь, что выучусь и уеду так далеко, чтобы никогда не видеть и не встречаться. И пусть не забудется, засядет занозой в сердце, но хоть будет не так больно. Потом смирилась, приняла и стала жить дальше. Куда деваться-то? Оказывается, и к муке безответной любви можно привыкнуть, а  временами, еще и получить удовольствие. Вот как сейчас, когда я смотрела в его глаза, обещавшие все возможные кары небесные, но под ногами словно расстилался звездный путь со всеми тайнами, чудесами и невиданным доселе волшебством, а душа обретала крылья.

Погибель полная, окончательная и бесповоротная.

Профессор зельеварения снова улыбнулся, еще более обворожительно – за его спиной послышались сдавленные стоны, но тут же стихли, ибо… чревато. Легкомысленных женщин профессор Риар на дух не выносил. Все попытки свести с ним близкое общение, сводил на нет, да такие заклинания накладывал… Пока снимали, образумились даже самые упертые и настойчивые.

И вот только тут я и вспомнила, что о произошедшем после его улыбки, мало кто рассказывал, лишь дрожал и спешил по своим делам.

– Магистр Риар… я не специально! Честное ведьминское! – выдала запоздало и испугалась еще сильнее. – И я очень не хочу отказываться от недельной практики! Не лишайте меня ее. Пожалуйста! Я вам всю лабораторию до блеска отдраю, если желаете.

В аудитории послышались шепотки и смешки, которые тут же смолкли. Профессор Риар посмотрел на меня и… снова улыбнулся.

– Нет, ну сколько можно! – возмутилась я. – У меня от вашей улыбки и так скоро сердце остановится! Могли бы найти и более легкий способ убийства!

Студенты за спиной охнули. На такую реплику еще никто не отваживался. И профессор Риар мгновенно прищурился, вдруг стал походить на голодного дракона, которому подложили беззащитную ведьмочку на вкусный обед.

– Правда, не надо дополнительных занятий! Не поможет! – ляпнула я.

И тут же снова чуть не сошла с ума от его многообещающего взгляда.

– Залесская,  давайте вы уже определитесь, строить из себя испуганную адептку или смелую ведьму! И тогда я смогу придумать, что с вами делать! – ехидно заметил профессор Риар. – Вам, однозначно, нужны дополнительные занятия. Как вы будете зелья-то варить? Всех ведьм опозорите, а они вам этого точно не простят!

Я фыркнула, покраснела и заявила:

– Мне очень хочется травы пособирать… Весна же в самом разгаре. Уже и стародубки вылезли, и почки на березах не просто набухли, а вот-вот разродятся шелковыми листьями, и волшебные пролески…

Должен же он понять! Знает же, что из себя представляет ведьма!

– То есть предлагаете дать вам последний шанс?

Послышались пораженные возгласы, потому что магистр Риар никогда не давал последних шансов, сразу назначал наказание.

– Да, – вспыхнула я, чувствуя, что меня однозначно ждет подвох, но не в силах сопротивляться вспыхнувшей семицветной радугой надежде на чудо.

– Весенняя недельная практика начинается завтра. Если окажетесь настолько талантливы, что приготовите особое зелье… Так и быть, портал вас пропустит. Если нет… до конца окончания университета будете ходить на дополнительные занятия к профессору Ардаре.

Мои глаза округлились. Еще бы! У этой преподавательницы не забалуешь. И она не спустит ничего из того, на что порой закрывал глаза профессор Риар. Вела магистр Ардара, кстати, параллельный курс. И о ней ходило едва ли не больше слухов, чем о нашем преподавателе.

– А может, не надо, – пискнула я.

– Уж не разочаровывайте меня, Залесская! – хмыкнул профессор Риар и одним щелчком удалил из котла неудавшийся эксперимент. – За рецептом зелья зайдите после занятий.

 

 

Если бы я знала, на что подписываюсь, лучше бы сразу же отказалась от этой затеи и согласилась бы на дополнительные занятия, пусть бы их даже выходец из бездны проводил. Но сейчас отступать было поздно. Во-первых, гордость не позволяет, а во-вторых, собственное любопытство. Да и когда еще удастся опробовать зелье создания, рецепт которого сохранился со времен правления фей, и что удивительно, затерялся в семейном архиве профессора Риара.

И что бы мне такого создать? Я от нетерпения приплясывала возле старого котелка, служившего ни одному поколению в моей семье верой и правдой, рассматривала разложенные на столе ингредиенты и отбрасывала одну идею за другой, пока не остановилась на фамильяре.

Почему бы и нет? Многие ведьмы заводят друга-хранителя, мне такой точно не помешает. И научит чему-нибудь полезному, и от неприятностей убережет. Обдумав эту мысль, решительно налила в котелок на самое донышко родниковой воды, добавила травы-муравы и зашептала заклинания, четко выговаривая слова.

Так, что там дальше? Корни и листья известных растений, которые использует любая ведьма для ворожбы, парочка заранее приготовленных эликсиров  – в моем случае, купленных у травницы в лавке, чтобы избежать непредсказуемых последствий, и снова заклинания.

Варить зелье предстояло долго, вливать свою силу, вкладывать желание и душу в творение, поэтому я не отвлекалась и сосредоточилась на эликсире. Пожалуйста, пусть получится!

У меня и мама – ведьма с сильным даром, и бабушка, и прабабушка… И все владеют классической магией. Я не могу подвести их и себя!

Наверное, ведьминское чутье откликнулось во время моей мольбы, во мне что-то отозвалось, натянулось струной, зазвенело…

Есть что-то особо притягательное, неуловимое, по-настоящему волшебное в подобной ворожбе. Когда бросаешь порошки и смешиваешь их в котелке, добавляя травы, и замираешь, ожидая результата. Аромат по комнате плыл теплый, чуть сладкий и невероятно притягательный, а цвет зелья временами менялся. То он становился прозрачным, как слеза, то янтарно-золотым, то ярко-зеленым.

Я увлеклась, с головой ушла в приготовление, а когда до рассвета оставалось всего ничего, добавила в зелье последний ингредиент – радужную пыль и стала перечислять качества, которыми пусть обладает мой фамильяр.

Волшебство фей непредсказуемо, капризно, требует четкости и уверенности в желании.

– Пусть будет умным, – прошептала я, добавляя щепотку корня айдайры и тем самым закрепляя свойство, – и помогает мне справиться с домашними заданиями. Красивым…

Я щедро сыпанула сушеные колокольчики, краснея от мысли, что их цвет напоминает мне глаза магистра Риара. И невольно вспомнила его лицо, с такими правильными и в то же время мужественными чертами, выбившиеся пряди волос, собранные в хвост на затылке, и мечтательно вздохнула…

Так, что еще?

– Смелым, справедливым и милосердным, благородным… Чутким к чужой беде. С хорошим чувством юмора…

Эх, что-то меня понесло, но в котел я уже побросала все мыслимые и немыслимые ингредиенты, поэтому горевать буду позже. Или наслаждаться последствиями.

– И пусть любит меня так… как никто на всем белом свете! – решительно выдала я и на радостях вылила целый флакон фиалковой эссенции.

Подумала еще мгновение, рассматривая оставшиеся ингредиенты, покосилась на огнецвет. Неплохо бы, если мой фамильяр мог что-нибудь или кого-нибудь подпалить. Глубоко вдохнула и бросила в бирюзовое зелье огненный цветок. Выдохнула.

Вот вроде бы и все! Бережно высыпала остатки радужной пыли, закрепляя полученный результат.

Зелье неожиданно заискрилось, котелок вдруг закрутился, а потом меня отбросило магической волной на край щита.

Я потерла глаза, ощупала себя на предмет повреждений, пару раз громко чихнула и… уставилась на профессора Риара, стоящего посреди моей комнаты, наполовину погруженной в густой туман. Котелок, пустой и словно кем-то вылизанный, валялся в паре шагов от него, хотя виднелся только его край, зелье бесследно исчезло, а вот фамильяр… так и не появился. И что теперь делать?

– Залесская, вы издеваетесь? – уточнил магистр Риар.

В этот момент я окончательно и поняла, что такое конец света. Иногда мне очень хочется, чтобы небесные создатели в своих чертогах дали каждой ведьме хранителя. И не с крыльями, чтобы оберегал, а с мощной дубинкой с меня ростом. И чтобы в нужный момент он – бах… и ведьма бы сразу поняла свою ошибку и успела поступить по-другому, избежав неприятностей.

– Магистр, я нечаянно!

Он скептически уставился на меня, скрестил руки на груди. И тут царивший в комнате туман окончательно развеялся, а я так и замерла. Не знаю, какими силами и откуда забросило профессора Риара в мою комнату, но оказался он без одежды. И мне бы встать, хотя бы протянуть ему покрывало, чтобы прикрылся, но вместо этого я глотала воздух, как выброшенная на берег рыба, и молчала, не в силах оторвать от него взгляда.

Магистр Риар был бесподобно прекрасен. Красиво и как-то по-мужски правильно вырисовывались мышцы, а кожа оказалась светлой, чуть золотистой. Но больше всего меня поразило, что волосы приобрели цвет пшеничного колоса, а глаза у него вдруг стали янтарными.

– Налюбовались? – хмуро поинтересовался он.

 Я нервно сглотнула, покосилась на него и даже не попыталась встать.

– Отвечать не хотите?

– А я… вы… как тут оказались?

– Дайте-ка подумаю, – ничуть не смущаясь своей наготы, красиво приподнял он одну бровь, – собирался принять ванну, и неожиданно меня выдернуло каким-то заклинанием. Мог бы и сразу догадаться, что с вашим талантом к неправильным зельям…

– Я не перемещала вас! – вспыхнула тут же, поднимаясь и решительно протягивая ему первую попавшуюся вещь, чтобы прикрылся.

Жар заливал лицо, тело реагировало на невозможно прекрасного и желанного мужчину до отчаяния остро, и дышать становилось все тяжелее. Между нами словно вспыхивал незримый огонь.

Суженый! И этим все сказано!

Профессор Риар покосился на мою мантию, прикрылся, сел на кровать, посмотрел на котелок.

– Рассказывайте, что делали.

Я, едва ли не заикаясь, почти шепотом заговорила. Магистр, конечно, уточнял. Про дозировку эликсиров, количество порошков…

– Надо же, все правильно рассчитали. Но это не отменяет того факта, что я оказался тут.

Магистр Риар посмотрел на меня, словно хищник, и я не выдержала, любопытство так и ело, и уточнила:

– А почему у вас волосы и глаза поменяли цвет?

– Радужная пыль снимает любые иллюзии.

Я вытаращила на него глаза и так и не решилась спросить, почему он скрывает настоящую внешность. Ведь так он еще прекраснее и… Нет, тут точно что-то не так!

– Залесская…

– Рада, – напомнила я свое имя.

– Вы там что назагадывали? Сознавайтесь!

Я бодро перечислила, мельком замечая, что с каждой моей фразой, профессор Риар все больше мрачнеет. А потом он… улыбнулся.

Я шарахнулась в сторону, решая, как безопаснее будет покинуть комнату, чтобы наверняка не догнал – через дверь и нырнуть в лабиринт коридоров, или через окно – и мчатся через академический парк и прятаться. И не беда, что на мне короткие штаны и заляпанная рубаха, главное – выжить.

– Значит, умного, чтобы помогал справляться с учебной нагрузкой, пожелали? – спокойно уточнил Риар.

Так спокойно, что я тут же попыталась выбить заклинанием окно, а когда не получилось, запустила в стекло котелок. Тот почему-то оплавился и куском металла откатился в сторону. Это что же… профессор Риар успел какие-то заклинания наложить? А я не заметила, не почувствовала. Вот это уровень мастерства! Как бы такому научиться!

– С этим я вам, однозначно, помогу, ведьма ненормальная!

Кажется, кто-то еще и мои мысли прочитал, уловив восхищение в глазах.

– Почему ненормальная? – растерялась я.

– А кто просит умного да еще и красивого фамильяра? Вы, вообще, о чем думали? Или вы не думали?

– Что? Да как вы можете меня оскорблять! Я зелье правильное сварила! Все рассчитала! Душу в него вложила! Да как вы можете…

Да-да, когда нас, ведьм, кто-то пытается незаслуженно обидеть, мы можем долго терпеть, молчать, собираться с мыслями… потом с силами и… дальше уже бесполезно объяснять, что вы не хотели.

Я наскакивала на профессора Риара и как-то неожиданно притиснула его к стене.

– Меня представили, когда фамильяра делали, да? – хрипло уточнил он, не сводя глаз с моего лица.

Я вытаращилась, ойкнула, осознав случившееся, попыталась сбежать, но он не дал. Вдруг резко подхватил меня, развернул и притиснул к стене.

– И как-то не подумали, что ему должна перейти моя внешность.

Ма-а-амочки!

– А… еще смелость, справедливость, милосердие, благородство…

– Вы совсем озверели, Рада? Вы кого хотели – фамильяра или любовника? – как-то совсем нехорошим тоном поинтересовался магистр Риар.

Мне даже почудилось рычание. Но наверное, именно почудилось. Не больше. И сузившийся зрачок безумно напоминающий те, что бывали лишь у драконов, тоже кажется. Наверняка огнецвет так неверно сработал и дал побочный эффект!

Магистр Риар опалил меня взглядом.

– А еще мой фамильяр должен быть чутким к чужой беде и…

– И?

– С хорошим чувством юмора, – пискнула я, ощущая, как магистр Риар наклонился так, что наши губы едва не соприкоснулись.

– Это все?

Я затряслась.

– Рада, сознавайтесь сразу, что еще, и так и быть… живой уйдете.

– Магистр… я нечаянно! Честно! Мне просто так одиноко было… И так хотелось…

Я умолкла под его взглядом. Теперь точно не казалось, что в его глазах бьется пламя, растекается янтарем, манит меня, как мотылька на огонь. Погибель он моя!

– Чтобы любил меня, как никого на свете, – прошептала я, словно зачарованная.

Мужчина глубоко выдохнул и явно сдержал ругательство.

– Вы – первая ведьма на моем опыте, кто додумался добавить приворотный эффект в зелье для создания фамильяра, – зло фыркнул магистр Риар. – Кого хоть загадали? Ворона? Кота?

– Зверушку, которая владела бы огненной магией, – прохрипела я.

– Зверушку?

Он неожиданно прижался ко мне целиком, позволяя мантии упасть. В голосе слышалось что-то непонятное, пугающее. И от этого я начинала дрожать.

– Сумасбродная, ненормальная ведьма, вытрепавшая мне за пару лет все нервы…

– А вы… не могли бы… отодвинуться, – задыхаясь, попросила я, напрочь игнорируя его слова. – И не повторяться. Про ненормальную я помню.

– Ты хоть понимаешь, что сотворила?

– Очередное неправильное зелье? – не удивилась я, прикидывая последствия и то, как буду из этого выпутываться.

Проблема в том, что когда ко мне так сильно прижималась моя мечта, думать разумно не получалось. И я… вдыхала аромат мужчины, который находился так близко, наслаждалась и с трудом скрывала улыбку. Мне отчаянно хотелось дотянуться до его губ, таких красивых и манящих, но… Иногда нам не хватает капельки смелости, а ведь она может изменить всю нашу жизнь! Вот и мне не хватило.

– Зелье призыва, судя по всему. И это надо же было додуматься вложить в него столько силы и ведьминского желания!

– Жалко, – выдохнула я, не смея пошевелиться, хотя коленки подгибались.  – Я фамильяра хотела.

– Так его вы и призвали,  радость моя. Наслаждайтесь теперь!

– Где? – выдохнула я и даже выскользнула из объятий мага, оглядывая пространство.

Не постеснялась залезть в шкаф, заглянуть под стол и даже нырнула под кровать. Разочарованно уселась прямо на пол и зло уставилась на магистра Риара. В какой-то момент страх закончился: если он не наказал до сих пор, не прибил за талант, то все обошлось. Ну почти.

– Ну как? Нашли? – с нескрываемым ехидством спросил магистр Риар.

– Это что, месть? – фыркнула я.

– Спорный вопрос, кто кому мстит.

Риар вздохнул, сделал пасс рукой, и его окутало волшебство. До чего же знакомые завихрения силы! Ой, болотные кикиморки, это же моя магия! Я бодро развернулась, тут же вспомнив про страх, и так и поползла под кровать, надеясь спрятаться и отсидеться. Пыльно, малость, зато… не видно магистра Риара, которого я по собственной глупости, увлекшись, превратила в своего фамильяра. И еще и приворот наложила!

Хороша!

– Вылезайте! – приказал он, потому что под кровать я все же забралась и неожиданно обнаружила там свою же тетрадку с заклинаниями, которую искала второй месяц.

Хоть одна приятная новость!

– Мне жить хочется, – отозвалась я, накладывая все известные мне щиты.

Несколько минут в комнате висела тишина, а потом кровать спокойно приподняли при помощи магии и переставили, лишив меня надежного убежища. Я вскрикнула, подскочила, и да… снова попыталась сбежать, пока кровать магистр успешно левитировал в обратную сторону.

Он поймал меня до обидного быстро, снова впечатал в стену, наклонился так, словно собрался поцеловать. И я зажмурилась, боясь даже дышать. Время шло, но ничего не происходило, поэтому я осторожно открыла глаза и снова рухнула в знакомую янтарную бездну, где не осталось места мыслям. Лишь жар пламени, которое согревало, катилось огненными камешками по телу, рассыпалось на искры, опаляло до самого донышка души.

– Радость моя, вы насчет практики же не передумали? – поинтересовался этот невозможный мужчина.

– Нет, – отозвалась я, удивленная резкой сменой настроения.

– Тогда предлагаю вам увлекательнейшее путешествие…

– В бездну? – не удержалась я.

– Почти. Чтобы снять с меня подчиняющие чары, необходимо добыть парочку редких ингредиентов. И так и быть, после этого я лично возьмусь обучать вас зельеварению, не доверив никому другому.

Я вытаращила на магистра Риара глаза и уточнила:

– Вы шутите?

– А похоже? – рявкнул он, уже не пытаясь скрыть эмоции.

Тут же выпустил, осмотрел разгромленную комнату и велел:

– Собирайтесь. У вас полчаса.

 

 

К открывшемуся для адептов порталу мне пришлось мчаться, что есть духу. Все же не стоило вчера так увлекаться зельеварением, забыв про сборы. Кто хоть раз готовился к недельному походу за полчаса, меня поймет. Я носилась по разгромленной комнате, разыскивая вещи, и примчалась нерасчесанная и неумытая, зато оказалась бодрее всех остальных студентов. Некоторые из них попытались намекнуть о фамильяре, но магистр Риар, к которому вернулась прежняя внешность, впихнул их в портал, а потом приглашающе махнул мне.

Из портала я не вышла, вывалилась, потому что не ожидала, что потоки закрутят и как будто выплюнут напоследок. Все же пользовалась я подобным средством передвижения нечасто, как и любая ведьма, предпочитая собственную метлу. Да вот беда! Выдавали ее студенткам только на предпоследнем курсе, когда те доказали свою ответственность и зрелость.

 Все же метла, как и любой артефакт, обладает особыми наведенными чарами, а силой ведьминской, единственной силой, способной позволять артефакту летать, подпитывается.

Покосившись на сугроб, в который провалилась по колено, выругалась.

– Обучение тролльему не входит в нашу программу, – ехидно заметил магистр Риар, и я подумала, что пожелание фамильяру чувство юмора, явно было лишним.

У этого его с избытком!

– Вы куда нас переместили? Тут же… снег! – возмутилась я, вспоминая южные леса, которые в это время года однозначно покрыты зеленью хотя бы частично.

– К Драконьим горам, – невозмутимо отозвался магистр Риар.

– Куда?

Я вытаращила глаза, попутно замечая, что мужчина оделся по погоде. И сапоги удобные, непромокаемые, и плащ на меху, и за спиной походная сумка, в которой ничего не гремит, в отличие от моей.

– Что-то не так? Вы знаете, где можно еще добыть снежноягодник и чар-траву?

Я покачала головой, а потом осторожно так заметила:

– Там же… драконы.

– И…

– Они нас подпалят и съедят! – возмутилась я.

– Какое невежество! Вы что, на первом курсе не сдавали экзамен  по волшебным расам нашего королевства?

Я фыркнула и уставилась на него.

– А сын владыки Данриар, говорят, вообще способен за пару минут превратить средний по численности город в пепел, – выдала я.

Вдруг он не знает? Просвещу!

Магистр хмыкнул, словно что-то его рассмешило, а потом заметил:

– Будто мне силу не на что тратить?

Я удивленно приподняла глаза, осмысливая столь явный намек… Неужели он… дракон?

Чушь! Явно профессор Риар надо мной подшучивает!

Магистр тем временем отошел к краю поляны, скинул плащ и отбросил сумку на ближайший пенек, подпрыгнул и… засиял золотом. Я пошатнулась и упала в снег, потому что через мгновение, когда свет угас, на месте Риара стоял, расправляя крылья, удивительный сказочный зверь.

У дракона были знакомые янтарные глаза, золотистые чешуйки и могучие крылья.

Я охнула, уставилась на него, не зная, что и думать. Зверь внимательно и как-то оценивающе меня рассматривал, а я… Только сейчас все сказанное соединилось в одно целое.  Профессор Риар – дракон! И не просто дракон – сын владыки! И не удивительно, что мы спокойно можем находиться в драконьих горах. Кто посмеет тронуть-то?

– Забираться думаешь?

Я вздрогнула от возникшего в моей голове голоса.

– И судя по тому, с какой легкостью я пробил твои щиты, тебя, радость моя, ждет увлекательнейший урок по ментальным атакам.

Мне захотелось взвыть! Ехидна клыкастая да зубастая! Но не одаривать же сына владыки драконов и собственного преподавателя по зельеварению не снимаемым сглазом икания на сутки? Мелко как-то… Лучше уж пусть, действительно, научит ставить щиты!

– Научу! – пообещал магистр Риар, не скрывая, что снова прочитал мои мысли. – Подходите ближе. Или боитесь?

В голосе слышался смешок, и я чуть не рыкнула от досады.

И решилась… осторожно поднялась и подошла к дракону, даже не пытаясь скрыть своего восхищения его красотой и величием, а потом не удержалась и спросила:

– А зачем вы скрываетесь? И почему именно в магической академии?

– Совсем страх потеряла, решив из любопытства все мои тайны выведать, – хохотнул Риар, и от этого звука с ближайших деревьев сдуло снег.

– Я – ведьма, мне положено быть любопытной. Характер такой… Так что, не скажете?

Я погладила чешуйки на носу и уставилась в янтарные глаза.

– У меня разногласия с отцом. Такой ответ устроит и удовлетворит ведьминскую душу?

– Не особо, – честно ответила я, морща нос и сгорая от любопытства. – Магистр Риар, – чуть замявшись, начала я, все же решив обращаться к нему, как раньше, если что, поправит, – может быть, я смогу помочь и… загладить свою вину за произошедшее. Я, правда, не хотела превращать вас в своего фамильяра. Если мой отец узнает…

– Выпорет? – заинтересовался дракон, как-то предвкушающе уставившись на меня.

– Снова женихов станет подбирать, надеясь, что брак меня образумит, – вздохнула я.

– А матушка, что? – вдруг спросил дракон, словно сталкивался с подобной бедой.

– Та… скорее посоветовала бы вас охмурить и тем самым решить все проблемы.

Дракон хмыкнул, чуть придвинулся, словно ему понравилось, как я глажу чешуйки на его морде, а потом уточнил:

– Разве ведьма, пока суженого не учует, согласится выйти замуж?

Я вздрогнула, сердце замерло.

– Это смотря какая ведьма…

– И какая же ты, Рада? – неожиданно серьезно спросил Риар.

– Я метлу хочу получить, а не мужа, – фыркнула я и рассмеялась, уводя разговор в сторону.

Не сознаешься же, что суженого уже встретила и даже глажу… по чешуйчатой морде. Впрочем, у каждого свои недостатки. А под чешуйками, Риар, оказывается, вовсе и не золотой, а черный!

Ой, как интересно!

Дракон выглядел забавно, словно не ожидал подобного ответа. Но на этом разговор на личные темы прервался, магистр Риар велел надеть его плащ и захватить вещи. Он, конечно, поставит защитный купол, но в небесах, когда поднимемся выше, ветра сильные. Да и никто не обещает лета, несмотря на щит. Тот не способен вырабатывать тепло. И только убедившись, что я готова, осторожно расправил крыло и подставил лапу, давая возможность удобно на него забраться.

Какой же он красивый, сказочный, чудесно-золотой! Его снова вываляли в янтарных солнечных лучах, присыпали пыльцой фей да так и оставили… сиять у всех на виду.

Пока забиралась, чувствовала, как Риар беззастенчиво читает мои мысли, и кажется, немного смущается того, что я им так восхищена.

Стоило мне расположиться на его спине, как вспыхнула защита, а дракон расправил крылья, ощутимо оттолкнулся и взлетел.

Я никогда не летала на драконе. И тот, кто этого не делал, меня поймет.  Страх и восторг смешались, захватили и подняли к небесам. Но не это было главным, а нереальное чувство свободы, которое заполнило душу. Показалось, я могу потрогать ее рукам, ощутить невесомым облаком. Риар кружил, стараясь держаться одного темпа, осторожно набирая высоту.  И вскоре стал ловить крыльями ветра. Это не он летел, они несли его с собой.

Где-то давно внизу остались заснеженные деревья и замерзшая река, скрылась от нас в облаках, словно и не существовало никакого мира, кроме этого, что дракон чувствовал крылом, и вовсе! Восхитительно и волшебно настолько, что и не передать словами!

Когда я немного успокоилась, Риар напомнил, что собирается учить меня ставить щиты. Отнекиваться было бесполезно, да я и не пыталась. Раз за разом пробовала освоить защиту, а Риар постоянно поправлял и спокойно объяснял непонятное. Впрочем, в его преподавательском таланте я и не сомневалась.

К обеду мы спустились. Риар обернулся, едва я оказалась на земле, насмешливо потянулся и заявил, что сейчас отправится охотиться, а моя задача набрать в котелок воды и добыть дрова. И после этого он бесшумно исчез в лесу. Я не сразу поняла, в чем подвох: Риар решил проверить, как я справлюсь с его заданием.

С дровами вопросов не возникло. Я нашла парочку сухих поваленных деревьев, используя левитацию, переместила на маленькую полянку, где меня оставил магистр Риар, а потом очистила и разрубила магическими нитями. Сосредоточилась и нашла подземный ручей с чистой водой, позволила маленькому родничку пробиться на поверхность и даже наложила заклинания, чтобы не замерз. А вот как сотворить котелок…

– В сумке лежит, – отряхивая снег и появляясь на поляне, заявил магистр Риар, держа в руках парочку зайцев.

Шустро, однако! Покосилась на его вещи, опасаясь, что те защищены заклинаниями, но учитывая полученное разрешение, быстро нашла котелок.

– Смотрю, с бытовой магией проблем нет, – констатировал он, разжигая костер и принимаясь за добычу.  – А вот с боевой… Что с атакующей, что с защитной… Ничего, займемся!

Я выпрямилась, осмотрела с ног до головы довольного Риара и уточнила:

– Что, не терпится отомстить и поиздеваться над несчастной ведьмой? До гор ведь не доберемся!

– Туда два дня лететь.

Я быстро прикинула расстояние, скорость, с которой дракон мчался и сощурилась.

– Да-да, Рада, потрачу остальное время с пользой. Я тебе что обещал?

Так и хотелось ляпнуть – кучу неприятностей, но я благоразумно промолчала. Для ведьм это иногда вообще безумно полезно… вовремя не начать выяснять отношения. И жертва останется жива, и свои нервы целее будут.

– Дополнительные занятия. Так что… обедай и приступим.

Я не сразу поняла, что летать мы сегодня больше не будем. И только закончили обедать, оставив второго кролика на ужин, Риар поднялся.

Сначала заставил поставить меня стандартный щит, который сам же проверил и закрепил. Затем решительно прибегнул к атаке маленьким огненным шариком. Как разумная ведьма, способная к выживанию, я увернулась. Риар  улыбнулся и… запустил уже два, а потом три огненных шара. Наверное, хорошо, что никто не слышал, как я носилась по поляне, выяснив, что в лес не сбежать, – этот ирод проклятущий поставил купол, через который меня не пустило. И пока пыталась скрыться от огненных шаров, уворачиваясь и проявляя к этому явно скрытый талант, хорошенько освежила в памяти троллий.

Риар неожиданно прекратил атаки, и я, не ожидая такого подвоха, споткнулась и упала прямо ему под ноги.

– Ловкости вам не занимать. И реакция хорошая. А уж скорость…

Рррр!

– Не рычи, как дракон, Рада.

Пыхтя, поднялась и зло уставилась на Риара. Местами я была подпалена, и от вещей поднимался дым. Что странно, пострадала одежда, самооценка, но огонь ни разу не коснулся кожи и волос, причинив боль и создавая ожоги.

– А твои познания в тролльем явно лучше, чем в эльфийском.

Это-то он откуда знает? Неужели в курсе моих учебных успехов?

– Там нет сорока трех гласных, – фыркнула я, осознав по его самодовольному виду, что права.

Риар задумчиво меня оглядел и ехидно заметил:

–  Полагаю, без стимула мы не обойдемся.

Я скрестила руки на груди и уставилась на него. Ну-ну, найти то, что заставит меня, ведьму, хотеть научиться применять атакующие заклинания, если я считаю, что прирожденный зельевар…

– В двух днях пути отсюда есть чудесная долина с волшебным озером. Источники на дне настолько древние, что на десять лиг со всех сторон всегда царит лето.

Я вытаращила глаза и уставилась на Риара. Шутит или нет?

– Даю тебе двое суток, чтобы выучить двадцатку атакующих заклинаний и научиться ставить хотя бы пять щитов, используя разные плетения, и так и быть… мы задержимся в долине, изменив маршрут.

Я глупо заморгала, не веря в услышанное, а потом осознала, какое количество заклинаний придется учить, сколько щитов плести, и едва ли не взвыла. Но я не я буду, если не попробую! И к тому же… Все однокурсники явно отправились в обычные леса, в лучшем случае, у кого имеются нужные связи, в эльфийские, а я… мне… О!!! Да я из кожи вон буду лезть, чтобы попасть в заповедную волшебную долину. Там, где целебные источники, наверняка такие травы… и настолько наполнены силой… И можно будет искупаться в чудесном озере!

– Стало быть, согласна? – уточнил Риар, не пытаясь скрыть доброй усмешки.

Закивала и уточнила:

– А если тридцать выучу?

Дракон удивленно приподнял глаза и заметил:

– Не выучишь.

Что? Он мне, ведьме, бросает вызов?

– На что спорим?

– На поцелуй, – предложил Риар.

Я открыла рот, закрыла и не нашлась, что сказать. Даже троллий не помог, чтобы выразить отношение к происходящему.

– А вам… зачем?

– Должен же и я получить удовольствие от происходящего.

 

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям