0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Смертник на бронетянке (эл. книга) » Отрывок из книги «Смертник на бронетянке»

Отрывок из книги «Мир Фантомов. Смертник на бронетянке (#1)»

Автор: NonSemper (Кириллов Сергей)

Исключительными правами на произведение «Мир Фантомов. Смертник на бронетянке (#1)» обладает автор — NonSemper (Кириллов Сергей) Copyright © NonSemper (Кириллов Сергей)

Пролог

К предстоящим праздникам город был украшен на славу — выложенные яркими цветами композиции изумительно смотрелись на ярко-зеленых лужайках, приятно контрастируя с обыденной серостью закованного в асфальт города. А свежий весенний ветерок, ясное голубое небо с редкими облачками и пригревающее уже совсем по-летнему солнышко просто идеально дополняли общую атмосферу предстоящих выходных.

На тротуарах разгуливали все те счастливчики, кто уже успел вынырнуть из унылости трудовых будней и с предвкушением бежал готовиться к долгому празднованию, либо просто наслаждался первыми часами заслуженного отдыха. В подобное время людей было множество и в центре, и на окраинах, в магазинах и на детских площадках, но было и немало тех, кто целенаправленно отправился к памятникам, чтобы сфотографироваться на фоне цветочных композиций, пока они еще в полной целости.

Несколько мальчуганов громко спорили, обсуждая, кто на какое место встанет возле постамента, пока их молодая мама с улыбкой пыталась поймать неугомонных ребят в объектив фотокамеры; маленькая девчонка рядом с недоумением смотрела на все это ребячество и, демонстративно хмыкая, заняла самое лучшее по ее мнению место на небольшом возвышении неподалеку. Похожие забавные проблемы были и у других семей, а чуть поодаль собралась даже целая толпа школьников, по чьим страдальческим лицам можно было легко заметить, что они думают о всей этой поездке в ближайший музей всем классом, особенно не в учебное время, а после сокращенных занятий.

— Мам-мам, мне кажется, что танк сейчас шевельнулся! — горящими от удивления и восторга глазами воскликнул мальчуган, беззастенчиво тыкая пальцами в гордую боевую машину, щеголяющую свежей краской — классика, известная всем мало-мальски знакомым с историей, даже из тех, кто не увлекался военной техникой. «Тридцатьчетверка» с раскрашенными белыми катками и поблескивающими на солнце бронированными изгибами даже спустя десятки лет казалась мощной и грозной машиной, внушая трепет и гордость в сердца мелких мальчуганов, поэтому мама лишь улыбнулась на слова сына.

— Павлик, это все-таки памятник, танк больше никуда не поедет, его специально здесь оставили, чтобы ты мог полюбоваться, — терпеливо и ласково объяснила женщина, ковыряясь в смартфоне, но мальчуган не унимался.

— Нет же! Мам-мам, ну посмотри!

Вздохнув, слегка раздраженная женщина подняла взгляд и, немного прищурившись, удивленно приподняла одну бровь. Да, пушка вроде бы раньше была направлена ровненько... Или ей показалось? Ради интереса вновь обратившись к смартфону в поисках старой фотографии памятника, мамочка резко обернулась на раздавшийся совсем рядом шум — с визгом тормозов и жутким грохотом инкассаторский микроавтобус снес остановку и врезался в ближайший дом, перевернувшись, а следом над улицей разнеслась пугающая трель из десятков одинаковых ухающих звуков. Кто-то завизжал, стали раздаваться болезненные стоны и крики о помощи, пока те, кто не запаниковал и не попал под машину, бросились к пострадавшим, а из броневика тем временем стал подниматься темно-серый, неестественно густой дым.

Павлик, сразу же спрятавшийся позади мамы, смотрел широко раскрытыми от удивления и ужаса глазами на тела людей, лежащие в неестественных позах совсем недалеко, но боковым зрением мальчуган отвлекся на дымящуюся машину. Стекло словно бы исчезло, когда раздался очередной гулкий звук, столь низкий, что от него даже внутренности начинали мелко вибрировать — из кабины показалось изуродованное аварией тело инкассатора, отчего паренек даже испуганно пискнул, стиснув руку побледневшей мамы.

— З-зомби! — еле слышно прошептал Павлик; но нет, также как и появился, труп тут же с неприятным звуком шлепнулся внутрь машины, а вот держащийся на нем до этого за счет ремня укороченный автомат Калашникова остался висеть в воздухе. Раздался щелчок, удивительно слышимый на фоне неутихающих стонов и криков паники, а затем из дула оружия полетели серые сгустки, испепеляя попавших под удар людей.

Закричав от страха, паренек потянул замершую от ужаса маму на землю, и тогда, словно бы всего этого было мало, над улицей раздался оглушительный рев мотора. Недвижимый десятки лет танк озарился тусклым серым свечением, после чего двигатель вновь взревел, и тяжелая махина сорвалась со своего постамента, подминая под себя зевак и наматывая их на гусеницы; за бронированной машиной остались лишь алые следы на отмытой к праздникам плитке, да кровавые ошметки, лишь отдаленно напоминающие людей. Башня с легкостью повернулась и, издав низкий гудящий звук, от которого задребезжали стекла во всех окружающих домах, выплюнула энергетический шар, испепеливший разом несколько десятков людей вместе с автомобилями — все эти бедолаги судорожно пытались выбраться из опасного места, но слишком жалели своих четырехколесных друзей. Взрыкнув мотором, тридцатьчетверка расплющила припаркованный внедорожник, размозжив вместе с ним и владельца, а следом пушка вновь засветилась и, развернувшись, испепелила постамент, взрывом превращая гранитную облицовку в подобие осколочной гранаты — острые куски породы впились в тела тех, кто не успел уйти далеко, а маленький Павел, вжавшись вместе с мамой в землю под лавкой, тихо скулил от ужаса и боли из-за попавших в него мелких кусочков, мечтая о том, чтобы все побыстрее кончилось.

Глава 1

Немолодая женщина-экскурсовод выкладывала, конечно, какую-то свою версию ДД или Дня Демилитаризации, как его называют некоторые. Столичный вариант, естественно, там все куда эпичней было, раз уж центр Москвы до сих пор остается во власти Разлома. Впрочем, все это кажется слишком далеким, и мне куда больше нравится история дедушки Павла, как-то она красочней и ближе, что ли...

Посетителей было не слишком-то много, так что в просторном зале на меня, бездельника, никто особого внимания пока не обращал, пока я, щурясь от ярких потолочных диодов, вновь вступил в тень возле экспоната, стараясь иногда кивать, чтобы местная работница и мой куратор по совместительству не начала на меня отвлекаться. Рассматривая голографические картины, демонстрирующие воссозданные трехмерные панорамы тех событий, я невольно проникался ужасом произошедшего и, можно сказать, еще больше осознавал всю ту панику и страх деда, ведь он был на момент событий совсем мелким! А мощная бронетехника, на которую теперь только в запретном кино посмотреть можно, поражала своим видом и внушала трепет.

Вот так, наблюдая за кривляниями нашего гида, которые, без сомнения, были своего рода демонстрацией актерского мастерства, не слишком-то подходящего для столь важно выглядящей особы, я решил лишний раз вспомнить много раз поведанную дедом историю, только отделался чересчур быстро, блин. Остается глазеть по сторонам, зря что ли выбрался из дома.

Но это я так, на правах ворчания, иначе банально аттестат не выдадут, если вживую не посетишь один из музеев новейшей истории, какие бы хорошие отметки не имел до этого, вот только, к сожалению, за время учебы дают лишь общие понятия. Где конкретика, я вас спрашиваю? Например, с учетом того, что оружием может выступать все, что угодно, раз уж человеческий организм слишком хрупкий, выжившим после катаклизма пришлось вертеться и анализировать произошедшее — ведь слишком уж много вспыльчивых личностей, готовых за банальную царапину на своем драгоценном кредитном авто голову проломить. Такие, правда, как говорят, в итоге все-таки ломают свою тупую черепушку сами себе, ибо с фантомами шутки плохи, но разделение молодежи с горячей кровью все восприняли на «ура», особенно на фоне подтвержденного исследования британских, что ли, ученых о том, что дистанционное обучение куда эффективней обычного.

А что насчет старых профессий? В справочной литературе я узнавал, что всякие опасные колюще-режущие, да и не только предметы использовались в стольких отраслях, что дурно становится. И пусть медициной весьма неплохо занимаются Целители разных мастей, то мяско из пробирки, как говорят, многим не по душе, так что на натуральном можно неплохо так подняться, если не удастся устроиться охраной какого-нибудь богатея. И это лишь вершина айсберга...

В общем, для молодежи суть проста: сидите дома — целее будете, а там и опыта потом наберетесь, хех. Однако, никто не раскрывал других идей: например, что будет, если кто-то на том же автомобиле разгонится посильнее, не рассчитывая нанести кому-то вред, неужели фантомы могут и подобное предугадать? Тех же психов тестирование вроде отсекает, но ведь могут найтись изобретательные личности... Конечно, идея содержит очень уж много допущений, с учетом того, что сейчас даже вилками не поешь, из-за опаски некоторых, что фантомы воспримут четыре зубца как оружие, а уж движение авто корректируется программно, но все же.

На фоне таких преобразований немудрено было, что найдутся традиционники, которые отправляли свои богатеньких детишек в олдскульные учебные заведения, после всестороннего обследования, разумеется. Вот и сейчас помимо меня и еще нескольких подобных мне одиночек здесь торчала целая толпень расфуфыренных старшеклассников. Наверняка детишки тех, кто на фоне перестройки сразу же вспомнил, что принадлежит к каким-нибудь древним дворянам или графьям, хотя находились и те, кто просто мог неслабо профинансировать новые разработки, что и дало права отнюдь не хуже. Аристократы, как они есть. Впрочем, дядя мой тоже из этих, и, сложись все немного по-другому, я не был бы так предубежден, но сейчас ни к чему былое вспоминать. Да и мои мысли о выборе работы сами по себе говорят о том, что я не против тоже покупаться в роскоши, так что себя обманывать ни к чему.

Беленькая форма, выглаженные брючки, галстучки... Но это без разницы, я-то разглядывал не парней, хрена ли мне на них время тратить. С учетом того, что молодежь можно встретить на улице разве что случайно, видеть своих сверстниц было очень приятно и... волнующе, черт возьми. Вот, например, брюнеточка с длинными волосами. Или блондинка с вьющимися, рыженькая с каре! Юбочки, чулочки, кардиган, скрывающий волнующие округлости... Черт, Саня, ну нельзя же так откровенно пялиться! К счастью, мне, как «эфочке», было легко успокоиться, так что я даже и переживать не стал, решив обратить внимание на другие детали, пока кровь полностью не отлила от верхней головы к нижней с таким обществом.

Ага, минимум четверо золотых ровесничков тоже с контатами, уважаю. При больших деньгах самооборона — не проблема, конечно, так что сам факт того, что кто-то из таких купающихся в роскоши ребят решил себя посвятить боевым искусствам не мог не радовать. Одна из девчонок с контатой приметила меня и, опустив взгляд на мое запястье, удивленно заморгала, но, заметив, что я тоже на нее смотрю, быстро расширила панель своих новомодных смарт очков. Да, милочка, представь себе, не только богачи умеют драться... Хотя, если бы не запрет на ношение перчаток в общественном месте, я бы все-таки не хотел сильно афишировать подобное.

Незнакомка, наверняка «эсочка», явно решив, что я здесь на правах обезьянки в зоопарке, потянула свою подруженцию за руку, и вот уже две девчонки на меня пялятся, заодно фотографируя через очки, просто прекрасно. А там и третий владелец боевых искусств подтянулся вместе с напарником или просто дружком, для начала уважительно мне кивнув, а затем сорвавшись на снисходительную ухмылочку. Да-да, смейся, огонек.

Ну да, моя контролирующая татуировка, она же контат, была из Рэйки Земли, которая традиционно считалась женской школой. Ну это так, среди недалеких, ведь когда тебе пропишут в челюсть, уже будет не так важно, какого пола противник. Да и само разделение весьма условное, скорей отличающееся количеством защитных и атакующих техник, плюс тексты литаний, конечно. Наверняка так считают и эти молодцы, не пытавшиеся сдавать экзамены на высокие ранги, судя по строению контат. Выдохнув, я дружелюбно улыбнулся, и девчата поспешили отвести взгляд, зато я не преминул еще немного полюбоваться всколыхнувшимися юбочками перед тем, как экскурсовод повела нас дальше.

Ага, зал Фантомов. Мой любимый, кстати, и, если бы знал, сразу бы отметился, что я посещал музей, а не бегал лишний раз. Пока театралка снова затянула какую-то нудятину, я подошел к ближайшей голокартине и присмотрелся к пугающему силуэту, нарисованному неизвестным мне художником. Что-то вроде клубящегося дыма, в котором, подобно искрам от костра, просматривались злобные глазенки и оскалившаяся острыми зубищами пасть. Клево нарисовано, спору нет, но может быть простой фантазией. Так-то фантомы невидимы, но, говорят, что люди при смерти могут их замечать, причем не только те, кто вот-вот отдаст концы, но и больные неизлечимыми заболеваниями. С учетом того, что художнику уже пририсовали дату смерти, у меня нет причин обвинять его в вымысле, но этих существ я все-таки представлял немного другими.

— Кольцов Александр, просьба не стоять так долго у картин с неустановленным статусом детранквилизации, — обратила все-таки внимание на меня, зараза, вместе со всем классом...

— У меня же «Ф» уровень устойчивости, не беспокойтесь, Маргарита Васильевна, — нехотя протянул я, поигрывая пальцами на руке с контатой, чтобы эта горе-выпускница драмкружка поняла наконец, что право на использование боевых искусств не дадут психопату, паникующему от картинки монстра.

— Потому и беспокоюсь, Александр Геннадьевич! Мало ли, что вам там, эфочкам, в голову взбредет, а мне потом расхлебывай, — натянуто улыбнувшись, протянула мегера, решившая покрасоваться перед аристократами за счет меня, бедного удаленника.

Впрочем, вид переливающейся руны Земли, похоже, подействовал, да и девчонки без контат посмотрели на меня с интересом. Ну все, день прожит не зря, можно считать себя мачо. Сжав губы, я демонстративно отошел, всем своим видом говоря «Теперь довольна?», и вредная тетка переключилась на другого бедолагу.

Паренек, похоже, находился здесь еще до того, как мы пришли — по крайней мере, в общей толпе мажоров я его не приметил, а одиночек было немного. Осунувшийся вид, бледное лицо и мешки под глазами... Как-то он хреново выглядит, даже для удаленника, хех.

— Эм... Молодой человек! Я к вам обращаюсь, молодой человек! — вредная Марго решила во чтобы то ни стало докопаться до бедолаги, и тот медленно повернулся к ней. — Что... Почему вы так на меня смотрите?!

Одиночка прищурился и хищно усмехнулся, обнажая желтые зубы.

— Что тебе нужно, падаль? Сдохнуть хочешь? — ноздри паренька расширились, а сам он, сипло и громко дыша через нос, медленно пошел в сторону толпы учеников, поигрывая пальцами, как-то неестественно... Перчатки? Ой-ей! Никогда не видел детранков, но вряд ли они ведут себя так осмысленно, что-то мне такой расклад со-о-овсем не нравится.

— М-молодой человек, что вы такое говорите? Это ведь глупая шутка, да? — Маргарита окончательно потерялась, прижавшись спиной к постаменту с генератором голо-панорамы и опрокинув ее к чертям.

Рыжие силовые линии под перчаткой бледного ярко засветились, и замеченный мной ранее ученик с контатой бросился наперерез свихнувшемуся малому. Ловко, словно в танце, богатей преодолел эти несколько метров, после чего вместо быстрого джэба ушел в свинг, решив покрасоваться, не иначе — распрямившаяся рука резко пошла вперед, и в этот момент раздался низкий гул, от которого задребезжали стекла в витринах музея. Бледный незнакомец слегка покрылся серым дымом, перчатка с щелчком лопнула, обнажая обугленную кожу вокруг силовых линий, и, уйдя из-под кулака мажора, дебошир резко ударил того в живот. Послышался хруст, неприятный влажный звук... Быстро окрасившаяся в алый цвет белоснежная ткань не смогла удержать выбитые внутренности, и, натужно хрипя, ученик повалился на пол, пуская кровавую пену из рта.

Визг, крики, паника. Две девчонки, переглянувшись, вышли вперед со стиснутыми от страха губами, тогда как дружок погибшего в панике сел на корточки и схватился за голову. Девчата хоть и весьма заметно трусили, тем не менее, быстро встали в защитные воздушные стойки, удерживая руки близко перед собой. Псих тем временем наступил на шею погибшего паренька и, хмыкнув, резко ударил ногой, сшибая череп с основания — оторванная голова врезалась в стену и откатилась к сгруппировавшимся от ужаса старшеклассникам, слишком испуганным, чтобы даже бежать к черту отсюда.

Я видел скорость этого засранца, такому не учат в школах рэйки, независимо от стихии. И этот звук... Никогда его не слышал, но, много раз слышав рассказы дедушки, воспроизведенные весьма подробно, не сильно сомневался — скорее всего, именно такой звук издают фантомы после захвата предмета. Логичней всего было бы сбежать, пока я еще спокоен, но это все же шанс. Шанс показать, что я не зря тренировался, верно? Если выручу этих толстосумов, не придется думать о том, как устроится дальше — наверняка возьмут в частную охрану, а это сейчас золотое дно. Да и я здесь наверняка единственный с четвертым рангом, я же потом спать спокойно не смогу, если сейчас убегу и упущу шанс, да и, в отличие от того безголового, излишне рисковать не собираюсь.

Быстрый шаг, еще один, плавно и в обход.

«Земля питает силой, и я порождение земли.

Земля отражает вечность, и я буду вечно с ней.

Мои ноги ступают по тебе, мои кости становятся частью тебя.

Дай мне крепость скалы и текучесть песка, и я вновь вернусь к тебе после окончания вечности».

Ссыкливый вояка уже отползал на четвереньках к стене, так и не решившись даже в стойку встать. Две девчонки испуганно отшатнулись от резкой серии выпадов разошедшегося бледного, чью руку уже полностью покрывал сгусток дыма, испепеливший его плоть до кости. Еще один удар, еще, меньше секунды на пять выпадов, и старшеклассницам осталось лишь отпрыгнуть, чтобы не умереть от рассекающих воздух со свистом кулаков. Вот оно, мгновение — и я резко подскочил к бледному в подсечке! Словно сумев разглядеть меня со спины, засранец резко подпрыгнул на метр вверх, разворачивая свой костяной кулак вниз в расчете припечатать меня к полу при приземлении, но моя рука уже тоже ушла в сторону противника. Наверняка сейчас все видящие подобное подумали, что я просто смелый дебил.

Жгущее кожу ощущение в запястье от активации контата, и... псевдосейсмическая волна. Получилось, сука! Незримый поток энергии врезается в грудь психа с громким хлопком: ребра трескаются и ломаются, сжимаются и гнутся, протыкая плоть осколками и острыми частями, а грудина просто раздавливает сердце. Одновременно с этим летящий в меня кулак теряет траекторию... Черт, слишком быстро и слишком сильно, я уже не успеваю увернуться, просто поставлю блок... Хруст. Острая боль. Невероятный по силе удар, хоть и проходит вскользь, но ломает мне руку и ударяет в грудь, проникая костями прямо в плоть. Густой дым обволакивает меня, и я на миг вижу алые злобные глаза и зубастую пасть паранормального существа, совпадающие с лицом умирающего психа. Темнота.

Глава 2

Темнота вокруг. Хриплые, приглушенные голоса непрерывно шепчут что-то прямо на ухо, но так неразборчиво, что приходится напрягать слух.

— Ты — мой! — мерзкий голос гаркнул прямо в ухо, заставив меня поморщиться. Раздался сиплый смех, и тело пронзило жгучей болью, выжигающей, казалось, все изнутри, словно через мгновение и кожа к черту оплавиться, выпуская странный жар наружу. — Отныне и до самой смерти, глупый и недальновидный Метнафни Меротцефрет. МетМер! МетМер!

Голос продолжал кружить вокруг меня, крича одно и тоже слово мне в ухо, пока я не провалился в окружающую меня темноту.

***

Какой странный сон, хотел бы подумать я, вот только мерное пиликанье приборов и белизна больничной палаты не настраивают на подобный лад. Однако, не сказал бы, что мне так уж и плохо — раскрыв глаза, я осмотрелся — рука цела, хотя на коже груди шрамы. М-да. Ох ты ж вашу матушку!

Внезапно вокруг моей кожи заклубился дым, а прямо перед глазами все залило алым маревом, словно я смотрю на мир сквозь декоративную стекляшку, но морок прошел также быстро, как и появился.

— Ох-хо-хо, проснулся, боец! — раздался откуда-то сбоку грубый мужской голос и, повернувшись, я приметил здоровенного мужика с окладистой белой бородой. Это он решил косить под Санта Клауса из-за своего смеха или начал так смеяться, потому что похож на Санту? Хотя, пуза нет, так что скорее Дед Мороз. Думаю о всякой ерунде, значит, все в порядке, но... Похоже, дым показался только мне.

— Да, и вам здрасьте.

— О, сразу же иронизируешь? Хороший знак, Саша, хороший! Наше вам приветствие, конечно, ты уж не обижайся, я просто тут давненько сижу, — Санта весь разулыбался, стараясь придать себе вид эдакого доброго дедушки, только вот форма мне его не нравилась, на доктора не сильно-то смахивает. Бирюзовая рубашка, алый галстук и голо-бейдж, демонстрирующий витиевато написанное имя «Некто». Шикарно.

— Благодарю. И все же... Как там обычно бывает, расскажет мне кто-нибудь что-то интересное? Судя по отсутствию цветов, фруктов и прочей больничной банальщины, их либо кто-то схрумкал, либо утащил персонал. Стараясь видеть в людях только хорошее, я скорей склоняюсь к тому, что матушке было плевать, и вы — мой единственный посетитель, — улыбнувшись уголком рта, выдал я.

— Ох-хо-хо, эдак ты загнул, Александр, цветы — схрумкать. Но да, к сожалению, ты прав. Мне только кое-что непонятно, ты уж прости, что вот так сразу лезу.., — мужичок хоть так и говорил, на сильно раскаивающегося не походил. Махнув рукой, я улегся на подушке поудобней, ожидая вопроса. — Дядя-то твой, оказывается, из Волковых, что ж ты под крылышко к нему не пошел? Уж он-то тебе прислал бы вазочку фруктов, размером с палату.

— Как-то не верится, что вы это узнали, а причину — нет. Грехи отцов, очевидно же. Обучил меня Рэйки до второго ранга — и на том спасибо.

Мужичка явно напрягало, что я на него не смотрю, поэтому он встал и плюхнулся у меня в ногах.

— Ох, ну еще бы он оставил родную кровь без своей школы, хо-хо. Дмитрий Павлович — порядочный человек, что бы ты о нем там не думал, — льстиво заявил мой бородатый собеседник, из чего стоило сделать вывод о том, что по статусу он все-таки ниже дядьки моего. Правда, с учетом отношений, я дяде Диме все равно почти что никто, так что это не столь важно. И, раз не отреагировали, значит не в курсе, что у меня на самом деле четвертый ранг — похоже, никто не успел обратить внимания на дистанционную атаку. Или Некто решил посмотреть, что еще я захочу наврать.

— Да я не в обиде. Сыт, одет, вот и ладно.

— Мелко плаваешь, Александр.

— Вообще не умею, господин Некто. Я благодарен тем, кто меня подлатал, но как-то не готов к продолжительным беседам...

— Ах да, эфочка же. Прости-прости. Только есть один нюанс, — с важным видом заявил мужик, подняв палец вверх с такой улыбкой, что мне показалось, будто он начнет сейчас рассказывать бородатый похабный анекдот. — Эм, как бы это помягче... Ты умираешь, вот, — с наигранным выражением лживого сочувствия заявил бородач, дав мне паузу подумать.

Хм. Я не знаю, как себя чувствуют люди в подобной ситуации, но я себя ощущаю вполне здоровым. С другой стороны, в клинике я лежу не от нехрен делать, так что такой расклад возможен... Ну и морок беспокоит конечно, но раз пока что не повторялся, не стоит и голову забивать, лучше пока что послушаем. Конечно, у ранее упомянутого Дмитрия Николаевича есть клиника, где я бы мог попасть под, так сказать, независимый осмотр, но пока что не хотелось бы влезать в долги дальше прежнего.

— Допустим. И что вы мне предлагаете, завещание написать? У меня кроме компьютера и шмоток и нет толком ничего.

— Ох-хо-хо, как спокойно принял. Из-за «Ф» статуса или просто не поверил, а, Саня? — бородач обрадованно ткнул меня локтем в ногу.

— А есть разница? В чем суть?

— Суть в том, что если не поверил, могу тебе доказать, — загадочным тоном заявил мужик, поднявшись. Стянув с руки дорогую кожаную перчатку, Некто продемонстрировал мне контату Огня и, закрыв глаза, встал неподалеку от моей койки. Сначала абсолютно ничего не происходило, а вот затем, одновременно со свечением силовых линий на коже бородача, в воздухе заклубился дым, формируясь в мерзкий бесформенный силуэт со злобной рожей, который будто бы обтекал мужчину, удерживая того за запястье.

— Увидел? Прекрасно, вижу по реакции, — обрадованно заявил Некто, присаживаясь обратно — силуэт исчез сразу после того, как он прекратил читать литании. — Теперь веришь?

— Хм, пусть да, — осторожно произнес я, на что мужичок вновь заохал.

— Вот ведь скептик уродился! Но тебя удивило появление фантома, а? — опять тычок в ногу. Ты чего, зараза, такой приставучий?

— Конечно же удивило, — процедил я сквозь зубы.

— А это странно, Александр. В конце концов, уж с твоим живым умом и не подумать о том, почему боевые искусства в их текущем проявлении появились именно после ДД, а? Когда хочешь расквасить мордаху другому человеку, разве ж это не причинение вреда оружием, пусть и речь о кулаке или ноге?

— Да, согласен.

— Так бы и закончили свою жизнь рукопашные суицидники, но если брать фантома на это время под контроль, то это вроде как и понарошку, понимаешь? — с улыбкой произнес «Санта», объясняя мне, словно какому-то несмышленышу. Нет, это было логично, да и я о подобном думал. Только вот не рассчитывал, что контата связывает нас напрямую с этими паранормальными тварями — мне казалось, что татуировка служила чем-то вроде пропуска или индульгенции, смотря какой будет результат у атаки.

— Так сколько мне осталось, лучше поведайте, уж теперь без разницы, как тут и что.., — раздраженно сказал я, и Некто тут же заткнулся. С «Ф» статусом тяжеловато передавать эмоции, так что пусть считает, что смог вывести меня из равновесия.

— Ах, да, прости. Думаю, не больше года: в тебя попали фантомные осколки, которые так и будут отравлять тебя все это время, печалька. Но есть нюанс! — и опять палец вверх, да ты издеваешься? Надеюсь сейчас не будет древнего похабного анекдота про нюанс...

— О, и какой же? — покачав головой, я наигранно улыбнулся, отчего бородач нахмурился.

— Наша фирмочка... «Комаров Лабс», на минуточку — одна из самых передовых по фантомным разработкам, — с важным видом сообщил Некто. Ну да, слышал я про такую, удивляясь, как можно было так назвать международную корпорацию. — И, как ты уже догадываешься, мы имеем что-то вроде... антидота.

— Хотите меня подсадить на всю жизнь на свою химию, чтобы вертеть, как хочется? Нет, спасибо.

— Ох, ну что ж ты такого плохого мнения, Саша? — вскинув руки вверх, сокрушенно заявил бородач. — Нам не нужны рабы, нам нужны ценные ресурсы! Молодой человек, с Рэйки, да еще и увлекающийся оружием, а? — хитро подмигнув, бородач опять ткнул меня. Ну да, молодцы, даже это узнали. Хобби такое себе, в наше-то время, но мне интересно. Не иначе, как рассказы деда повлияли.

— Допустим.

— Вот. Поступишь в нашу академию, получишь комнату в общежитии, питание-стипендия, все путем! — бородач попытался стать ко мне ближе, использовав молодежный сленг, только не очень получилось...

— Вот уж охрененно весело последний год провести на учебе. Спасибо вам, за доброту, за щедрость...

— Ох, какие поспешные выводы, и как ты эфочкой стал? — нахмурившись, бородач недовольно цокнул языком. — Без спецобразования от тебя толку в Разломе — ноль! Где будешь информацию доставать?

— Что, простите? В Разломе? — пропустив остальное мимо ушей, я зацепился за это одновременно и привлекательное, и загадочное слово.

— Александр, вроде бы умный парень, а начинаешь вот так тупить вдруг. Естественно в Разломе, а откуда, по-твоему, фантомные технологии? В подарок от Деда Мороза, ох-хо-хо?!

— Эм, то есть вы... предлагаете мне стать Искателем? — чересчур холодно спросил я, уж очень мне не хотелось раскрывать свою радость.

— Бинго! Условия вредные, но для смертника-то что, хе-хе? И зарплатка приличная, ты не думай, не обидим. Раз уж у нас учатся и работают детки аристократов, то сам покумекай, а? — подмигнув, бородач радостно хмыкнул, ощущая, что я уже мысленно согласился.

— Эм, столько смертников?

— Ах да... Про твой маленький секрет стоит умолчать, ради спокойствия коллектива, знаешь ли. Не вся работа заключается в поиске фантомов, а в остальное время, ну... Не все будут рады тому, что их спину прикрывает тот, кто все равно умрет, пусть и позже, — заговорщицки нашептал мне Некто, пододвинувшись ближе.

— Я понял. И согласен, только...

Уже готовый охать, бородач замер, внимательно смотря на меня.

— Что такое, Сашенька?

— А те, м-м, девчонки, что были в зале. С ними все хорошо? Да и с парнями?

— О. О-о-о! Благородно, Александр, благородно. Даже чересчур для тех, кто себя порой называет новой аристократией, но это — между нами, — опять зашептал мужик. — Никаких жертв кроме младшего сына Сергеевых, так что живы твои красавицы. Вот только сыграли их папашки наверняка на том, что ты вроде как сам полез, так что благодарности от этих господ не жди.

— Да я и не потому полез, — чувствуя, что слегка покраснел, сказал я осторожно. Черт, о толстосумах в таком ключе я и не подумал, плакала моя охранная карьера. Даже если пытаться найти их по памяти, будет непросто — слишком много девчат сразу в одном месте, так ведь эти еще и в смарт очках были. Разве что того задохлика попробовать узнать?

— Понял я тебя, понял. Ладненько, Саня, не болей, скоро выпишем.

Глава 3

Оказывается, провалялся я целый месяц без сознания и, если бы не целительные техники, вряд ли бы так отлично себя чувствовал сейчас. Клиника принадлежала Комарову, так что я уже вроде как задолжал этой семейке, пусть они и строят из себя эдаких добрячков. Однако, отказываться от предложения было бы глупо, поскольку перспектив после школы у меня все еще было не слишком много, без связей-то. Это аристократия хапает себе по три высших образования, а тут и на одно деньжат не хватит.

Выписавшись, я первым делом отправился домой и, получив аттестат, с чистой душой мог чувствовать себя временно свободным человеком. Занятия в академии, впрочем, не слишком-то совпадали с обычными понятиями об учебных заведениях — с учетом развивающейся фантомной, хм, науки, студенты там торчали чуть ли не круглый год, иногда уходя на коротенькие каникулы, да и после окончания обучения большинство оставалось там же работать. Вернее, останется, поскольку еще ни одного выпуска не было — слишком уж свежее направление.

К счастью, пропущенный мной месяц особой роли не сыграет в плане обучения — переведенных учеников в академии много: раз уж корпорация международная, Некто и компания ищут таланты повсюду, так что неудивительно, что абитуриенты могут попадать на обучение со всего земного шара и в любое время. Наверстываешь программу дома по упрощенному курсу, сдаешь простенькие зачеты — и вперед, уже наравне с остальными. Собственно, с этим Некто уже подсобил — я был счастливым обладателем сданных на «хорошо» зачетов, так что мог со спокойной душой продолжать обучение уже в стенах академии. Правда, стоит все-таки почитать, что я там пропустил.

А вот насчет аристократов Санта приврал... Понятное дело, что никто не будет своих наследников или дочек отправлять в Разломы за снаряжением или материалами, пусть даже это поможет подняться семье. Так что там, похоже, среди студентов были всякие третьи и более поздние дети, которые оказывались слишком далеко от папиной кормушки. Правда, даже так они были выше меня по статусу, но сама возможность влиться в ряды эрзац-аристократов, если зарплата для «смертника» и впрямь такая, какую обещают, казалась весьма перспективной. Да и чувствовал я себя отлично, а не как отравленный полутруп, каким можно было себя представить, только вот сам факт видения фантомов говорил о том, что в моем теле что-то изменилось.

К слову, о фантомах... О самой сути произошедшего в музее безымянный Санта ничего не стал рассказывать, сославшись на то, что о подобном я узнаю уже в академии. С одной стороны, понятно его стремление — я о подобном ранее не слышал, и наверняка далеко информация не уползла, людей-то было не густо. С другой — раз уж я был очевидцем, можно было и оказать чуть больше доверия. Зато, пока шел по улице, видел несколько странностей.

Фантомы были повсюду. Кто-то словно окутывал своих владельцев, скрывающих под перчаткой контаты, другие лишь слегка касались запястий, находясь в совсем уж бесформенном виде, третьи же восседали на плечах людей, с виду ничем от других не отличавшихся. Но большинство было без каких-либо признаков этого серого дыма, так что можно было жить относительно спокойно.

В происходящее не верилось до конца, что и говорить. Как с произошедшим инцидентом, так и с возможностью стать Искателем. Они были своего рода полумифическими фигурами, которые, якобы, свободно посещали Разломы. Только вот никаких достоверных видео или фото не было, поэтому оставалось только решить для себя, верить подобным слухам или нет. Но, с учетом того, что теперь очевидна связь между фантомом и владельцем контаты, может это и помогает проходить через пелену... Вроде как все существующие Разломы, по большей части, возникали на местах бывших военных баз, либо просто скоплений оружия или военной техники. Некоторые заводы и военные части были просто уничтожены, но на других по странной причине возникло густое облако плотного дыма, скрывающее все происходящее от любопытных глаз — под шумок, когда государственных силовых структур в одночасье не стало, подобные места себе захапали частники. А теперь, с развитием Рэйки, подобные аномалии охраняются со всей тщательностью, привлекая внимание как жадных до наживы личностей, так и просто любознательных ребят, вроде меня — ведь там, возможно, еще можно найти оружие!

Решив, что маменьке все равно плевать, я не стал ей даже звонить — только деньги тратить. А вот сестре не стал звонить по другой причине — как раз не хотел, чтобы она переживала: учится себе и пусть учится, она из нашей семейки самая толковая. Собрав вещички и прихватив свои копеечные сбережения, я закрыл дверь и со вздохом покинул квартиру, не зная, когда смогу вернуться.

Несмотря на разруху в столице после ДД, своей значимости Москва не потеряла, и тем удивительней было то, что академия Комарова оказалась на территории Воронежа — не иначе, как сказывалось наличие сразу двух больших Разломов — на месте военного аэродрома Балтимор и Нововоронежской АЭС. То ли фантомам покоя не давал «Сталкер», то ли атомная энергетика считалась военной, но станцию они по-тихому угробили, поглотив своим дымком. Плюс сравнительная близость со столицей, да и возможность достаточно легко принимать иностранных гостей — корпорация все-таки была международной, пусть это и не было чем-то необычным сейчас. Вместе с потерей возможности бряцать оружием страны стали как-то с опаской посматривать друг на дружку, не зная чего ожидать, ну а раз Россия оказалась родиной сразу двух школ Рэйки, то и многие постарались сразу же подружиться с новой русской аристократией, рассчитывая заполучить к себе специалистов побыстрее. В итоге это вылилось во власть мощных Семей, так что сами по себе государства уже не имеют того значения, что в них вкладывали ранее.

Воспользовавшись подаренными Сантой билетами, я благополучно приземлился в родном городе дедушки и, пройдя контрольное тестирование темперамента на выходе из аэропорта, сел на автоматизированное такси и отправился прямиком к жилым корпусам общежития, расположившимся почти что на краю города, так что катиться пришлось недолго. Правда, туповатый мозг авто оставил меня прямо на остановке, а до самих корпусов было еще минут двадцать ходу, не меньше. Поэтому я, закинув рюкзак на оба плеча, пошел вперед, наслаждаясь летним солнышком и свежестью леса, окружающего все постройки, принадлежащие студенческой братии. Перед этим, правда, заскочив на регистрацию, которую чуть не пропустил, подумав заодно о том, что это не у машины мозг туповатый...

Рассмотрев меня со всех сторон и прогнав через очередной тестер, суровый старичок предсмертного возраста выдал мне разрешение, которое я тут же прицепил к одежде, а не менее суровая мадемуазель дальнебальзаковских лет выдала мне кучу бумаженций и пластиковых одноразовых карт на получение формы, литературы, еще каких-то бланков и, как итог — ключ-карты от комнаты общежития, так что рюкзак мне пригодился куда больше, чем я рассчитывал — все это барахло туда еле влезло, а ведь можно было все сделать единым чипом...

Социальное неравенство так и сквозило все эти пару десятков минут пути до корпуса — мимо меня то и дело проезжали ребята на гироскутерах, на ховерциклах, даже нашлись те, кто умудрялся приезжать в общежитие на собственном авто с шофером — вот уж действительно редкость! Хотя больше всего удивляло не разнообразие транспорта, а сам факт того, что люди с утра ехали в сторону общежития, а не покидали его — что-то я не понимал в местной системе. Впрочем, находились и те, кто также гордо вышагивал пешком, но они явно просто наслаждались погодкой, идя налегке, а я немного, скажем так, не вписывался в общую картинку. Не говоря уж о том, что все были в форме: темно-синие брюки и пиджак с белой рубашкой у парней, весьма короткая юбка и кардиган с блузкой — у девчат. Ну и для всех — белоснежные перчатки, а также галстуки серого цвета вместе с эмблемой колледжа — пентаклем, разукрашенным по-разному, в зависимости от года обучения. Тут, конечно, речь не о демонах, а о точках стихий на пятиконечной звездочке, но легкий привкус эдакой магической академии оставался.

— Хеюшки, да у нас пополнение, а? Иль турист какой? — ко мне подскочил паренек в слегка мятой форме, эмблема которого была окрашена в белый цвет — первый год. Огненно-рыжие волосы, уложенные в какой-то кошмар парикмахера, слегка нахальная рожа, но добродушный взгляд. — Ох, да не покусаю я, не молчи только!

— Да, привет. Новенький, Саня, — осторожно представился я, протянув руку, которую рыжий тут же стал радостно трясти.

— У, отлично! Хоть будет с кем пройтись, а то, как видишь, все на тачках гоняют, жопу не поднимая, а тут — тренировка, какая-никакая! — паренек сделал вид, что бежит на месте, после чего задорно рассмеялся. Правда, говорить, что у меня даже на доску с колесиками самодельную денег нет, не то что на машину, я не спешил. — Только тут по правилам лучше официально всех величать, а то какой-нибудь сноб обидится, да еще родителей позовет... Хотя мне и нравится папкино имя, — подмигнув, добавил парень. — Данила Александрович, приятно познакомиться.

— А, Александр Геннадьевич, взаимно, — вновь обменявшись рукопожатиями, я заметил, что Данила бросил быстрый взгляд на мое запястье, скрытое перчаткой, но ничего не сказал.

— Уже в курсе, куда заселили? Было бы круто, если в наш корпус, там девчонок чересчур много, я ж со всеми не справлюсь!

— Эм, корпуса общие?

— А почему бы и... ДА! А, сразу у нас понравилось еще больше? — хмыкнув, рыжий закинул руки за голову и стал с довольным видом насвистывать какую-то мелодию. — Специфика обучения такая, сам потом поймешь.

— Лады, — осторожно ответил я. — Третий корпус у меня, эм, комната пятьсот четыре.

— Э, брат, да ты счастливчик! Добро пожаловать в Иностранный Легион, йу-ху! — но, видя мое недопонимание, парень прекратил веселиться и вздохнул. — Александр Геннадьевич, в нашем корпусе больше всего иностраночек! Разве не здорово?

— Да, конечно, — вымученно улыбнувшись, я тоже постарался порадоваться. Нет, я за время обучения очень часто общался с противоположным полом... по сети. А что еще делать удаленнику-то? Ну, и не говорить же сейчас, что я никогда вживую с девушками толком не общался, не считая сестры, конечно, которую уже давно не видел. А тут еще и иностранки... Я, правда, по данному поводу не особо переживал — после ДД число мужчин неслабо так сократилось, ведь основу вооруженных сил составляли именно они, да и другим тоже досталось. И, хотя в итоге боевые искусства примерно в равной степени давались обоим полам, не считая предрасположенности к определенному элементу, так уж сложилось, что в основе всех четырех школ Рэйки были мужчины. Такое преимущество никто не хотел сразу же сливать в чужие руки, так что постепенно главы обзавелись своими собственными гаремами, чтобы подрастающее поколение осваивало премудрости из первых рук и оставляло основную силу в рамках семьи. Собственно, дядя не был в этом плане белой вороной, хотя после третьей я перестал запоминать имена его молоденьких супруг, а после пятой — и считать перестал.

В итоге и главы поднявшихся корпораций тоже подключились к общему движению, но даже так свободных девчат было немало, хотя часть теперь уже и принадлежала к элите, так что без хорошего положения уже и не подкатишь. Устроить свою жизнь через постель — была и такая у некоторых перспектива, но мне не слишком-то улыбался такой расклад, да и даже если бы на меня клюнула какая аристократка, ее папаня наверняка бы тут же кинулся копать под меня, так что на этом бы все и закончилось. А вот с обычной девушкой я был бы и не прочь замутить, но все откладывалось до более зрелого возраста, когда можно будет спокойно везде расхаживать, не ловя настороженные взгляды прохожих, опасающихся «горячей молодежи».

— Ох, ну ты и горазд задумываться, Александр Геннадьевич, сразу видно, что "Ф«статус, — вывел меня из далеко ушедших размышлений мой новый знакомый, тихонько рассмеявшись. — Ты так не переживай, они хоть и из других стран, но в большинстве своем — милейшие создания. Да и наши девчата никуда не делись, так что не нагружайся.

— А, не... Я задумался о том, почему сюда все едут с утра, а не идут из общежития.., — улыбнувшись уголком рта, сказал я, уводя тему с щекотливых для меня пока что гендерных взаимоотношений.

— М-м? А, понял-понял! Да не обращай внимания, это теоретики, — раздраженно махнув рукой, сказал мне Данила, с презрительным видом проводив взглядом навороченную «Ладу Брависсимо», в которой кроме названия ничего от стареньких авто и не осталось, да и собирали их в Китае. — Не всем же в полевых операциях участвовать, есть и просто ученые, аналитики и специалисты по фантомной физике, химии и прочему... По тем же контатам целый отдельный факультет, а из преподов там учителя Рэйки со всех четырех направлений, так что и им готовят подмогу, — с удовольствием поведал мне парень.

— Да уж, для первокурсника ты неплохо так осведомлен. Но... Почему же сам идешь от выхода, а не от общежития? — прищурив один глаз, спросил я.

Однако, Данила ничуть не изменился в лице, поняв, что его раскусили, а наоборот, тихо рассмеялся.

— Ой-ей, раскусил. Да, я староста, так что тащу данные о тебе с проходной, — подняв руки вверх, словно сдается, сообщил рыжий. — Тут у нас же вроде как перспективные исследования ведутся, так что лишний раз на электронику не полагаются, вот все и на куче макулатуры... Хотя я тебе так скажу, Саша — суть все-таки в людях, копируй-не копируй, а у фантомов все индивидуально.

— Звучит серьезно, — покачав головой, я сделал серьезное лицо. — В отличниках небось?

— Ну не без этого, — скромно сообщил Данила, и к этому моменту мы как раз подошли к самому далеко расположившемуся от входа зданию. Хотя по пути, вдали от окруженной березками широкой дороги, и попадались разные постройки, среди которых были как учебные, так и жилые, да и просто магазинчики вместе со столовыми, эта смотрелась куда интереснее. Неподалеку от дороги расположилась парковка, на данный момент забитая техникой не на один миллион рублей, но самих студентов практически не было видно, лишь небольшая группка столпилась у трехэтажного здания какой-то кафедры — она расположилась как раз неподалеку от общежития, казавшегося на фоне этой постройки гигантским. Переделанное из старой девятиэтажки здание пестрело зеркальными панелями из темного стекла, на фоне которого в некоторых окнах тускло светились маскировочные поля — вполне обычное явление, не всякий захочет, чтобы к нему квадрокоптеры в окна подглядывали. На крыше можно было увидеть новомодные висячие сады, покачивающиеся от легкого ветерка, да и сама дорожка к общежитию, выполненная из замаскированной под мрамор плитки, была окружена ивами и какими-то ярко-зелеными цветущими деревьями, названия которых я не знал. А вот вход был оформлен белоснежными плитами с эмблемами академии и... танковой гусеницы? Это было весьма неожиданно.

— А, удивлен? Зато так факультет наземных операций никто не перепутает, — хмыкнув, сказал Данила, проследив за моим взглядом. — Все это, конечно, хорошо, но мы так на встречу с куратором курса опоздаем. Думаю, отсутствие формы огорчит ее куда меньше, чем твое опоздание, — сообщил парень, и я, вздохнув, поплелся за ним как раз к замеченному ранее трехэтажному зданию.

Глава 4

Несмотря на то, что снаружи зданьице казалось не особо впечатляющим по сравнению с общежитием, явно выглядящим столь презентабельным ради иностранцев, внутри учебный корпус оказался весьма и весьма приятным на вид. Стены салатового цвета в вестибюле были украшены голографическими панорамами природы, у входа расположились автоматы по продаже газировки и всяких снеков, так что подобное и богачам было не чуждо. Правда, увидев цену на шоколадку, я понял, что во времена школы мог бы ужраться на эти деньги. Хотя, если разобраться, торговая марка была мне незнакома, пусть даже и названия были на русском, так что может это и был какой-нибудь элитный шоколад, а я тут лезу со своими провинциальными вкусами.

Не задерживаясь, я прошел за Данилой вглубь здания, которое пронизывал один-единственный коридор, лишь в одном месте переходящий в перекресток, ведущий к двум лестницам наверх. По одной из таких мы и добрались до третьего этажа, где практически около выхода были широкие двойные двери, ведущие в лекционную аудиторию, из которой раздавался шум, состоящий преимущественно из девчачьих голосов. Так, Саня, ведем себя спокойно, иначе все равно не умеем.

Аудитория была большой и многоуровневой — самые дальние ряды располагались весьма высоко, но наш курс, похоже, был слишком маленьким для подобного, так что большинство сгруппировалось на местах поближе к первому ряду. Как только мой рыжий спутник вошел, к нему тут же с визгом подскочила пара девиц, став выспрашивать о настроении и каких-то не касающихся меня делах, а я тем временем постарался не отсвечивать и осторожно добрался до одной из самых дальних парт из того ряда, что заняли мои однокурсницы. Правда, без формы я в любом случае привлек внимание, да и парней здесь было от силы человек пять, так что свою порцию внимательных девчачьих взглядов я заполучил. Пялиться на меня, когда я оказался практически позади всех, было всем явно не с руки, так что теперь уже я занялся разглядыванием. Глаза разбегаются, черт возьми...

Так и не сумев сосредоточиться, я обратил внимание на мебель — стулья были на славу, выполненными из облагороженного пластиком и тканью металла такой толщины, что я невольно удивился — неужели в моем возрасте кто-то может оказаться настолько толстым. Вернее, даже, вряд ли он смог бы заниматься боевыми искусствами, разве что тоже смертник? Да и нет смысла лепить тогда все стулья такими, если только тут в иностранный легион не входит спецотряд каких-нибудь сумоистов.

Небольшие парты были со встроенными мониторами, но имелись и обычные письменные принадлежности, помещенные в небольшую нишу. Введя свой код, который мне назначили на пропускной, я поглядел, как ниша с тихим щелчком открывается, предоставляя мне ручку и карандаш. Было и остальное, но это удивляло больше всего — они были острыми! Похоже, все здесь проходят тщательный отбор, ведь подобным тоже можно убить...

Не успел я об этом подумать, как сероватый дым закружился вокруг моей кожи, и где-то на грани слуха вновь рассмеялся жутковатый голос, преследовавший меня во сне. Сглотнув, я быстро начал читать нейтральную литанию и, успокоившись, торопливо осмотрелся. Вроде бы никто ничего не заметил. Да и вообще было странным то, что я здесь практически не видел фантомов. Мой рыжий знакомый наверняка был с контатой, но за все это время ни разу не сосредоточился на ней, остальные, похоже, были тоже весьма стабильны. Только у нескольких девчонок можно было приметить отклонения, но они казались куда более необычными...

Данила, отмахнувшись от своих навязчивых поклонниц, а иначе и не назовешь, бодро проскакал по ступенькам и плюхнулся рядом со мной.

— Хей, ну что, нашел себе девчонку по душе? — ткнув меня локтем в бок, тихо сказал парень, а я лишь отмахнулся. Но, видя, что он явно не отстанет, перевел взгляд на одну из тех, кто не сидел на своем месте; да и у нее была странность — клубок серого дыма, словно бы так и не сумевший оформиться в силуэт фантома, заполнял ее живот. Смотрелось это жутковато, но сам дымок проявлялся лишь изредка, может, пару раз за те несколько минут, что я здесь.

Сама девчушка была с темно-русыми волосами в виде каре; аккуратные брови, яркие голубые глаза, маленький ротик. Милая, но на вид кажется не слишком заинтересованной вообще в чем-либо, словно бы ей уже все надоело — такое вот флегматичное выражение лица. Юбка открывала вид на стройные ноги с небольшими носочками белого цвета, закрывающими щиколотки, а кардиган не давал скрыть волнующие округлости размера... А не знаю я их, но мне нравится.

Ее знакомая, у которой я видел только затылок, что-то сказала, и голубоглазая еле заметно нахмурилась, после чего сказала:

— Вей з мир! Ви таки немножечко правы, Софья Андревна, но за всю пятую я б не говорила... Шо-то не сильно хочется опять пирожки без ничего кушать, так что...

Собеседница голубоглазой что-то громко прошептала, и та, фыркнув, направилась к своему месту, перед этим сказав:

— Не надо мине этих подробностей!

Данила вновь ткнул меня локтем и зашептал:

— О, да, неплохой выбор, сразу на иностраночку, да? Себе на уме, но девочка приятная. Сара Габович.

— Эм, а ты уверен, что она иностранка? — осторожно спросил я, поскольку ее говор меня немного...смутил, скажем так.

Рыжий даже немного отстранился в удивлении и продолжил:

— Обижаешь! Израиль, одна из первых, кто к нам поступила по новой программе. А то, что у нас тут все по-русски неплохо говорят — это ты не обращай внимания.

— А, ну ладно, — ответив, я краем глаза приметил, как на меня смотрит девчонка, сидящая чуть ниже. Обратить внимание на нее было весьма просто — у нее были яркие зеленые волосы. Только вот она очень быстро отвернулась, но причина могла быть и другой — в аудиторию зашла женщина лет тридцати, одетая в строгий деловой костюм в расцветке академии, только галстука не было, а вместо него висел на груди небольшой голографический бейджик, как у Санты, но с такого расстояния я разглядеть деталей не мог. Все дружно вскочили, кто не успел, тот быстро метнулся к своему месту, и через пару мгновений наступила тишина. Наша куратор, как я уже догадался, выглядела строгой, а особенно это почувствовалось, когда ее холодный взгляд остановился на мне. Слегка тряхнув белоснежными волосами, женщина посмотрела на небольшой экранчик своего смарт-браслета и произнесла громким и твердым голосом:

— Александр Геннадьевич, то, что вы сели так далеко — знак вашей своеобразной тяги к знаниями или все-таки нежелание выделяться на фоне умиротворяющей гаммы оттенков нашей формы?

— Просто не хотел отвлекать моих товарищей от учебного процесса, — беззаботно ответил я.

— Ясно. Принято, рассчитываю, что все организационные дела пройдут достаточно быстро, чтобы все ваши сокурсницы могли полюбоваться вами в форме уже к следующей паре.

— Полностью согласен с вами, — слегка кивнув, я еле заметно улыбнулся, услышав тихое хихиканье.

— Я не шучу, Александр Геннадьевич. Но не будем зазря тратить время, выйдите к нам, — сообщила куратор, и я шустро спустился вниз, приметив на ее бейджике надпись «Никто». Они прямо оригиналы... — Итак, все еще может сложиться по-другому, но, позвольте вам всем представить нашего нового студента: Александр Геннадьевич, он же еще один кандидат на роль командира Искателей, — объявила Никто, и по аудитории пронесся весьма громкий шепот, после чего весь курс внимательно уставился на меня. — Так что, Данила Александрович и Семен Ефимович, у вас теперь еще один коллега и соперник, уж постарайтесь поладить, — добавила куратор.

Рыжий лишь улыбнулся и сложил руки за головой, а вот названный Семен никак себя не проявил, как и остальные парни. Куратор тем временем усмехнулась и, впервые улыбнувшись, посмотрела на дальние ряды и сказала:

— Мария Сергеевна, вы все глаза проглядели на новенького, так хотите к нему в отряд?

— Д-да, то есть, нет! Как прикажете, так и будет! — зеленоволосая, которую я приметил раньше, резко вскочила и в аудитории послышался резкий скрип металла, на который, казалось, никто не обратил внимания, кроме меня. Волосы Маши ниспадали на плечи, красиво контрастируя с белизной формы. Глаза были под цвет волос, причем такими же яркими, а накрашенные чуть пухлые губки и прямой нос добавляли девушке шарма. Не говоря уж о женских прелестях, которые, казалось, были слишком велики для стандартной формы. А еще розовый румянец на щечках... Приятно осознавать, что тут не все еще знатоки общения.

— Эй-эй, ты расслабься... Сама посмотришь, как будет лучше, я уж думаю, что Александр Геннадьевич не откажет в принятии заявки, — явно забавляясь, сказала Никто, и Маша поспешно уселась обратно на место, после чего лязг повторился. — Впрочем, остальных это тоже касается. Уже месяц прошел, а у нас даже для тренировки отряды не укомплектованы, вы чем вообще во внеурочное время занимаетесь, молодежь?!

Получив знак, я отправился назад, на свое место — зеленоволосая поспешно отвернулась, уткнувшись в текст какого-то учебника, выведенный на мониторе парты, но я успел приметить у девушки такой же сгусток, как и у Сары.

— Конкуренты? — тут же спросил я, пока кто-то из первых рядов оправдывался перед куратором.

— А, да не парься так. Так-то всегда студенты между собой конкуренты, разве нет? — зевнув, сказал Данила. — Ведь и на обычных специальностях все учатся на одну профессию, так что после выпуска соперничают за права на хорошие места. А так нам даже лучше: с одной теорией в Разломы лучше не ходить, а мы поднатаскаем друг друга — и вперед. Уж тайн на наш век хватит.

Ответить я не успел, поскольку Никто опять перешла в серьезный режим и с недовольным видом заявила:

— Так-так. Нет, я бы поняла, если бы у нас тут одни удаленники были, но здесь же полно выпускников обычных школ... Может, это русские такие нерешительные? Грета, нашла себе парня?!

— Найн! — воскликнула вскочившая девушка, сидящая на втором ряду. Длинные иссиня-черные волосы, а больше ничего и не видно с моего места. В отличие от остальных, у нее на голове была небольшая фуражка, опять же, под цвет формы. Хотя такие были у нескольких, я не вдавался в подробности — мало ли какие для иностранцев поблажки. Да и Сара нацепила пилотку за время перерыва... — Я считайт, что это лишь потьеря времени.

— Так-так. Грета Вольф, ты ведь собираешься стать одной из лучших, если не ошибаюсь?

— Я.

— Тогда придется тебе в скором времени пересмотреть свои приоритеты, — хищно усмехнувшись, сказала куратор, и немка резко села обратно на место. — Да, курс... Джесси, Сара, Грета, Алиса Константиновна и Мария Сергеевна — после пары пройдите в лабораторию за обновками, остальные — вперед, грызите гранит знаний.

Из-за того, что Маша сидела совсем рядом, я не стал выспрашивать у рыжего по поводу сказанного, но на этом встреча с куратором оборвалась и, с учетом того, что впереди было окно, я решил заняться организационными вопросами. Данила куда-то лихо слинял, так что мне пришлось заниматься всем самостоятельно, но оно и не впервой.

С учетом размеров отведенной под разные зданьица территории, я бы и сам был не прочь обзавестись каким-нибудь транспортом, но лучше это рассматривать и впрямь, как тренировку, тем более не везде есть возможность вот так побегать. Вдыхая аромат зелени и ГМОшных вечноцветущих гипоаллергенных кустиков, трусцой помчался мимо березок, наслаждаясь тенью, поскольку солнце было уже высоко и начинало неслабо так припекать. Чуть не позарившись на вкусные запахи из столовой, я припомнил расценки на банальные батончики и, решив, что лучше потом узнаю у сокурсников по поводу обеда, промчался мимо и вскоре добрался до местной хозяйственной части, где для меня уже была готова новехонькая форма. По соседству раздобыв для себя смарт-браслет, который использовался для упрощения доступа вместо ручного ввода кодов, я прождал минут тридцать, пока местная библиотека проветрится, а затем очень долго ждал скачивания нужной литературы — на деле, файлы-то передавались быстро, а вот обменивать бумажные листочки на каждый из них — то еще занятие. Восхитившись масштабами бюрократического аппарата, я наконец-то побежал обратно к общежитию и, разогревшись, вернулся куда быстрее, чем рассчитывал.

Чиркнув пластинкой браслета на входе в корпус, я благополучно прошел по излишне шикарному коридору, пестрящему золотистыми голо-панорамами, частично прикрытыми через равные промежутки вазами с раскидистыми домашними пальмами, и, решив не дожидаться катающегося туда-сюда лифта, быстро добрался до пятого этажа с помощью лестницы. Коридор и здесь был весьма ухоженным, правда, без голографичеких излишеств — просто отделка в мягких спокойных цветах. Добравшись до четвертой комнаты, я вновь провел пластинкой по считывателю, и дверь с нужным номером послушно открылась.

Ох ты ж! Номерок шикарный, словно я в какой-нибудь дорогущей гостинице остановился. На полу пушистый ковер, два шкафа, тумбочки из натуральной древесины, если глаза не обманывают. Пара кроватей, стол с двумя мониторами и централизованным системным блоком, стулья и дверь, ведущая в собственный санузел — душ и туалет. О таком комфорте в общежитии я и подумать не мог, когда сюда собирался. Не удивлюсь, если тут и холодильник для хранения перекусов есть, хех.

Правда, постельное белье было аккуратно сложено, нигде нет вещей — похоже, я первый сюда заселился. Ну, так оно, может, и лучше, а то бы пиханули вместе с каким-нибудь левым типом, что конкуренцию будет воспринимать, как личную войнушку. Расценив, что разложить вещи можно и чуть позже, я бросил сумку в предбаннике ванной и, решив смыть пот после своей беготни перед одеванием чистенькой формы, быстро намылился в душ.

Правда, продлилось это недолго — почувствовав холодок от потока воздуха, я открыл глаза и встретился взглядом с девицей, вошедшей в предбанник. Яркие желтые глаза, длинные черные волосы и фуражка... Глазищи плавно опустились от моего лица к лишь частично прикрытому мылом причиндалу, после чего по ушам ударило:

— О майн гот! Почемяу ты здесь?! — Грета охнула, словно сказала что-то не то, хлопнула ладошкой себе по рту и, закрыв глаза, замотала головой.

— Эй-эй, это мой номер! Ага, ты подглядывать пришла?

— Найн! Я не хотеть подглядывайт! Я просто возвращаться после лабораторий! — поспешно ответила девица, теперь уже закрыв ладошками глаза. Должен признать, она тоже выглядела очень миленько. Хотя, быть может, это мне так кажется после удаленки... Грета, правда, на фоне прочих казалась хрупкой, в ней и было-то, наверное, метр-шестьдесят или чуть больше, но даже так, она смотрелась стройной. Опустив взгляд ниже, я заметил, что белый чулочек девицы окрасился на уровне голени в алый цвет.

— Ладно, не так важно... Грета, у тебя кровь что ли? Подожди, я сейчас выйду и посмотрю, — уверенно сказал я: в конце концов, в Рэйки Земли были и исцеляющие техники, хотя я и знал только общие.

— Шайссе.., — буркнув, девушка отвела взгляд и осторожно вышла из предбанника, а там уже и я, обмотавшись полотенцем, выскочил следом.

Грета в этот момент сняла перчатку, и, не увидев на запястье контату, я немало удивился — что же она тогда делает на нашем факультете? Сняв туфельки, немка осторожно стащила с себя чулочек и еще раз неразборчиво ругнулась на родном языке. Сбоку на голени был самый настоящий небольшой металлический штырь, проникающий прямо сквозь кожу внутрь ноги, и из образовавшейся ранки тонкой струйкой вела подсохшая струйка крови. Если бы мне такой вбили, я бы, наверное, если и не орал, то как минимум шипел от боли весьма громко, а не заметил бы инородное тело только после того, как кровь уже застыла.

— Давай я попробую «Дар Земли», — тихо сказал я, а девушка, бросив на меня взгляд, лишь покачала головой.

— Найн. Ничего страшного. Сейчас мы это быстро исправляйт, — из смарт-браслета Греты показался небольшой цилиндрик и, коснувшись им ноги возле ранки, девушка победно улыбнулась — штырь с щелчком проник внутрь, так что на коже остался лишь черный кружок. — Я понимайт, почему ты подумайт, что здесь никто не жить. Я любить порядок, — протерев кровь салфеткой, девушка отправилась к одному из шкафов и открыла дверцу — внутри было множество одежды, но все было сложено настолько ровно и аккуратно, что я бы мог с легкостью назвать Грету королевой перфекционизма.

— Тогда понятно. С таким мне не сравниться, конечно, но привычки разбрасывать барахло у меня нет, — добродушно улыбнувшись, я наконец-то вызвал и у девушки слабый отклик в виде поднявшихся на миллиметр уголков рта. — Хотя мне и странновато, что парня и девушку поселили вместе...

Услышав подобное, Грета воодушевилась, даже в ее глазах будто бы возник воинственный огонек:

— Благодарить за это мнение, Алекс Геннадьевич! По мне, так это, как у вас говорится... Хватит дурака валякать! — с чувством произнесла девушка. — Пусть мы учиться убивайт, но это не повод играйт с чувствами!

— Прости, я не знаком с историей вопроса...

— Ах, все просто! Ты — убивайт, из-за этого — страдайт, любовный нектар тебя от детранквализашн спасайт, — коротко сообщила Грета, найдя новые чулочки и, поставив ногу на стул, стала их натягивать. Черт, она, похоже, совсем не знает, как это может подействовать на одинокого парня... Сглотнув, я положил ногу на ногу и обмотался полотенцем понадежней.

— Тогда понятно, старая теория о том, что любовь выручит из беды, да? Не думал, что ее внедрили на таком уровне, — сказал я усмехнувшись, и девушка, закончив свои дела, одернула юбку.

— Рада, что понимайт. Однако, раз нас распределяйт в связи с правилами, я не перечить. Надеюсь на плодотворное совместное обучение! — как-то чересчур торжественно сказала Грета, подойдя ближе и протянув мне руку. Ее ладошка была нежной, а кожа — бархатной, совсем не подходя к ее холодным привычкам. — Так, Алекс...

— Можно просто Саша или Александр, без отчества.

— Гут, Саша. Просто Грета, — усмехнувшись, девушка села на кровать напротив, теперь уже внимательно разглядывая меня а в особенности — мое запястье. — Боюсь, ты узнавайт мой секрет... Я бы не хотеть его афишировайт, и не знать, являться ли ты человек чести.

Ох и нехорошие мне мыслишки пошли после такого. Но, с учетом того, что нам жить вместе, лучше такое откинуть в сторону. Я совершенно ничего не знаю об этих Вольфах, хотя и забавно, как эта фамилия сходна с дядиной — русские волки против немецких. И чем аукнется подкатывание к их дочурке — кто его знает, хотя, получается, сама суть академии подталкивает к подобному. Я несколько обескуражен.

— Думаю, я вполне могу скрыть от всех, что у тебя странный штырь в ноге, — выдал я первое, что пришло на ум, а девушка в ответ захлопала ресничками.

— Штырь? А-а, креплений для обвес? А... Ах-ха-ха! — Грета весьма задорно рассмеялась, и я бы даже присоединился, если бы знал причину. — Прощайт, Алекс, я не ожидайт подобный исход. М-м... Так ты ничего не знайт?

— Ну, если ты об этом, то да, я с подобным не сталкивался, — с толикой недовольства сказал я, и девушка облегченно вздохнула, поднявшись.

— Гут, гут! Вот, смотри, Саша, — Грета неожиданно подошла чуть ближе и, встав боком, приподняла юбку. Должен признать, я не сразу и понял, о чем речь, увидев краешек розовых кружевных трусиков, но вид нескольких черных металлических кругов в бедре быстро поставил меня на место. — Это — тоже креплений для обвес. Сегодня присылайт новый бронелист из Дойчланд, слишком тяжелый, поэтому искривление креплений, — юбочка заманчиво колыхнулась, возвращаясь в исходное положение, а я до сих пор толком не понимал. — Ох-ох, Саша, срочно читайт главы о технодевах, — с укоризной сказала девушка и, весело насвистывая «Ах, мой милый Августин», ушла из комнаты, прихватив сумочку.

Глава 5

Сбитый с толку, я просидел в раздумьях пару минут, после чего глянул на время и тут же вскочил. Быстро нарядившись в форму, которая села на мне, как влитая, я на всякий случай прихватил сумку, с которой приехал и выскочил из комнаты. Интересно, зачем Грета вообще приходила? Скорее всего, тоже хотела ополоснуться, но я помешал... Только вот с секретом я опростоволосился, раз даже в учебнике можно отыскать информацию. Что же тогда? Правда, вопрос технодев меня сейчас заботил куда больше, чем тайны немки, которые наверняка еще откроются, если уж мы будем жить в одной комнате, так что я просто сосредоточился на дороге.

Лекция по фантомной физике, замаскированной под какое-то трудовыговариваемое название, проходила в том же корпусе, что и встреча с куратором, так что я не опоздал и теперь уже гордо выпрямившись, зашел в аудиторию. Часть просто любопытных взглядов сменилась интересом, так что я, почувствовав себя куда уверенней, не стал садиться далеко, а разместился на ряду перед Машей, даже немного вздрогнувшей, когда я пробирался на свое место. Данила куда-то запропастился, и пришел только к самому началу лекции, да и садиться рядом со мной не стал — неужели из-за конкуренции? Не ожидал, что он все-таки примет это так близко к сердцу, я-то тоже был сходного с ним мнения: Искателей не так много, как мне думается, так что Разломов на всех хватит. Ну да его дело.

Лекция была монотонной и такой заумной, что меня хватило от силы на десять минут — слишком сложно воспринимать, когда не знаешь, да еще и забыл. Фантомная физика чем-то напоминала квантовую: когда толком ничего не пощупать, и все строится на целой цепочке теорий, но, раз итог верен, то и все вроде как правильно. Окончательно отчаявшись хоть что-то понять и подключив браслет к монитору в парте, я открыл учебник с самого начала и немало удивился — после школьной литературы было необычно видеть комментарии и правки составителей, добавленные сегодня же к начальным темам. Прямо начинаешь чувствовать себя частью чего-то великого, раз изучаешь то, что остальные открывают прямо сейчас.

Выведя содержание, я получил еще одну странность: темы, еще не пройденные в основном курсе, были недоступны для открытия в связи с возможностью правки. Хотя мне очень даже захотелось ознакомиться с теорией нематериальных фантомных объектов на примере снарядов, даже если я там ничего не пойму... Впрочем, в первых главах тоже ничего не было ясно, так что я закрыл учебник до лучших времен и попробовал найти информацию о технодевах. Ох, вот ведь немка сказанула, «почитай». Тут текста — кот наплакал.

Никогда о них не слышал, даже о таком понятии, не то, что о девушках, спокойно всаживающих себе в конечности металлические штыри. Открыв общую справку, понял, почему: данная информация относилась к детранквилизующей. Хотя оно и понятно — одни лишь владельцы Рэйки могли выбить нетренированных и податливых людей из колеи просто своим существованием, а тут что-то явно более мощное.

Вот только данные были весьма скудны. Вместо контаты технодевы используют фантомное ядро для контроля, но не применяют внутреннюю энергию для преобразования в продвинутые техники, как это делается в Рэйки. Похоже, что вместо этого такие девушки используют самое настоящее модифицированное вооружение из прошлого! Оно и понятно, новое сейчас фантомы сделать не позволят, а старое... Расклад таков, что слухи о том, будто в Разломах осталось целое оружие, были правдивы, но как его вытащить и применять в итоге? Осознание того, что меня готовят именно на командира Искателей, щелкнуло по мне грузом ответственности.

Конкретики особо не было, а часть информации была недоступна, поскольку до нее не дошли по программе — видимо, тоже еще до конца не уверены. В принципе, тогда становится ясным само наличие подобных девчат здесь: подготовить их достаточно сложно, вот и собирают по всему миру, отправляя сюда, где Комаров и компания проводят испытания и потом делятся информацией. Хотя, с учетом многонациональности корпорации, их могли бы уже негласно пригласить на работу, и тут уже не столь важно, из разных они стран или нет...

Остатки лекции проскочили за попытками разобраться, а затем вроде как наступила получасовая перемена, только нудятина не закончилась, и методичный бубнеж преподши шел еще двадцать минут. Мне после удаленного обучения подобное показалось пыткой, но я стойко держался, только вот на следующую пару бежать пришлось весьма шустро, так что ни с кем за это время не удалось ни переговорить, ни хотя бы познакомиться.

Хоть и практика, но по истории, теории и практике применения фантомных технологий, так что понять можно и без вчитывания в учебник. Вел ее совсем уже сморщенный старичок, так что не удивлюсь, если он тоже уже фантомов видит в столь преклонном возрасте.

— Владислав Сергеевич, скажите-скажите! Что-нибудь новое удалось узнать? — в самом начале с любопытством спросили девчонки с первой парты, и старичок расплылся в улыбке — видимо, тут своя атмосфера.

— Ох, дорогие, простите-простите! Пока что ориентируемся на то, что есть, — немного хрипловатым голосом заявил старик. — Сами знаете, что мы в этом вопросе отстали... Эм... Госпожа Мику, вы тоже нас не порадуете вестями с родины? Слышал, что вы возвращаетесь домой... Печально, но удачной вам дороги! — следом последовал удивленный и разочарованный возглас многих девчат, да и парни, похоже, тоже были расстроены, а я не совсем понял, к кому дедок обращается, но по взглядам остальных сориентировался.

Чуть дальше, но ближе к окну, за партой сидела девушка, которую я не приметил за предыдущие пары — похоже, ее и не было, я бы такую не забыл. Она была настоящей красавицей, от вида которой сердце будто удар пропустило. Бирюзовые или голубоватые длинные волосы, уложенные в два хвостика с красно-черными ленточками словно бы даже слегка светились, хотя это наверняка было особой игрой света.

— Что вы, сенсей, для меня слишком много чести, — мелодично произнесла девушка и, прикрыв глаза, встала и почтительно поклонилась. — Срочные дела требует моего возвращения... Гоменасай!

Судя по всему, она была из Японии, но личико было далеким от азиатской внешности, взять хотя бы широкие глаза с яркой желтой радужкой. Вот что она анимешница — вполне возможно, но насчет страны...

— Эх, было бы приятно послушать вашу теорию напоследок, тем более, что у нас есть новенькие, — мягко улыбнувшись, сказал старик, и девушка, бросив на меня быстрый взгляд, еще раз поклонилась и, поднявшись, вышла к учительскому столу. Поправив фуражку, Мику сообщила:

— На самом деле, я бы не стала говорить, что изыскания моих семпаев можно расценивать, как истину в последней инстанции, однако... Корни подобного явления лежат в оккультизме и культурах разных народов. Первые упоминания Цукумогами или «духов вещей» относятся к десятому веку и являются частью учения Сингон, но наиболее частые именные случаи появления духов принадлежат к периоду Эдо, — сделав паузу, девушка тряхнула хвостиками и провела по своей правой перчатке, вокруг которой на мгновение возник дымок. — Если принять во внимание, что контроль фантомов осуществляется через фантазит, полученный в Разломе и введенный в виде силовой линии, а также путем имплантации ядер, то можно говорить о том, что и в данном случае связь с этими существами идет через определенные вещи, то есть, речь не об одержимости или контроле самой сущности человека. Применение литаний в таком случае сходно с церемониями в дзиндзя, призванными «утешить» негодные товары или просто предметы, но в подобной теории нет точного обоснования явления детранквилизации, поэтому я и упомянула возможную несостоятельность. Аригато, — поклонившись, девушка отдельно поклонилась учителю, после чего вернулась на свое место под тихие благодарности сидящих неподалеку студентов. Голос у нее и впрямь был чарующим, причем настолько, что я не сразу понял, что сижу и улыбаюсь, как идиот.

Духи вещей, значит? Получается, если из меня извлечь осколки, то можно избавиться от морока? Коснувшись груди, я ощутил, как аудитория окрашивается в алый цвет, и протяжно выдохнув, успокоился. Все-таки в выходной нужно съездить в клинику.

После выступления милой японочки курс как-то совсем сбился с рабочего настроя, став обсуждать разнообразные теории, а старичок-преподаватель тем временем вывел на экран изображения силовых линий, принявшись втирать про контаты и ранги применения. К счастью, ничего нового здесь рассказано не было — как и ожидалось, выпускники школ в лучшем случае владели вторым уровнем или рангом, как кому удобнее. Это было искусственным разграничением, позволяющим новехоньким школам Рэйки удерживать сильных бойцов в пределах своего влияния, и в то же время не мешало расширять возможности и зарабатывать деньжата на желающих. Так что, не будь я родственничком, не получил бы в свои восемнадцать четвертый уровень, это точно, ну а для дальнейшего все-таки уже нужно было время и опыт, так что одними знакомствами не обойтись.

Следующая перемена тоже была получасовой, а с учетом отдаленного расположения тренировочного стадиона, за это время кроме как добежать до нужного места особо успеть ничего и не получится. И после этого мисс Никто еще удивляется, что тут никто не знакомится... Правда, как только я собирался сорваться с места и разыскивать нужную постройку на территории, сзади меня окликнул неуверенный голосок:

— Ал-лександр Геннадьевич! — опустив взгляд на парту, вновь лязгнувшая Маша стояла позади, на глазах краснея. Да что с ней такое-то... Мне тоже не по себе, но я все-таки стараюсь этого не показывать, какой же у нее статус?

— Да, Мария Сергеевна?

— Ах! Н-нет, можно просто, Маша! — поспешно заявила девушка, и я дружелюбно кивнул. Приятно, что здесь меньше всяких мнящих о себе богатеев, чем я думал.

— Можете тоже звать просто Сашей. Чем могу помочь?

— М-м, я думала, что мы могли бы пройти к следующему занятию вместе... Ой, то есть, я бы, как вежливая однокурсница, хотела бы показать вам территорию академии! — слегка запинаясь, девушка так и не подняла взгляд, а ярко-зеленый чуб в итоге прикрыл глаза. Какое приятное чувство... Могу по неопытности ошибаться, но, если я сразу же понравился одной из местных, то это не может не радовать! Главное не выдать свои эмоции.

— Буду очень благодарен, Маша.

Торопливо кивнув, девушка схватила небольшую сумку и, не прекращая мило улыбаться, осторожно спустилась по ступенькам вперед меня. Я не мог не заметить, как поверхность пола неслабо так под ней проминается...

Данила тем временем шел по другому ряду и, остановившись рядом с собирающимися девчатами, будто бы невзначай сказал:

— Почтение вам, мадам Габович, и добрый день.

— И наше вам с кисточкой, — без особого энтузиазма сказала Сара, смерив рыжего взглядом.

— А ты что же, не думаешь в отряд хотя бы к новенькому завалиться?

— Шо я из этого буду иметь? Таки если гешефта не предвидится, шо ви таки от мене хочете? Пущай промежду собой пока погутарят, — весьма шустро выпалила девушка, даже не глянув в мою сторону, а Данила издал еле слышимый смешок. Поправив пилотку, Сара пружинистой походкой стала спускаться, а рыжий сказал ей в спину:

— Смотри сама. Птичка напела, что в ближайшее время других кандидатов не предвидится.

Остановившись на миг, голубоглазая продолжила свой путь и весьма шустро вышла из аудитории, проскочив мимо нас с Машей.

— Пойдем? — похоже, зеленовласка не собиралась трогаться с места, так что я взял инициативу в свои руки, и только после этого мы отправились на улицу. Молчаливая и быстрая прогулка перемежалась лишь металлическим постукиванием, явно слишком громким для обычных каблучков, хотя Маша вроде как и была обута в легкие туфельки. Так, ладно, я ж мужик, надо хоть как-то разговор поддержать, а то как понравился, так и разонравлюсь.

— Саша, — тихо сказал девушка, опередив все мои попытки заделаться альфачом. — А вы разбираетесь в оружии?

О-па. Интересно, кто это уже успел напеть? Вряд ли где-то мое досье с хобби гуляет, хотя, кто их тут знает... Похоже, заметив мое замешательство, девушка замахала руками и, виновато улыбнувшись, сказала:

— Эм, да... Это, наверное, не мое дело. Просто предположила, что раз вы кандидат в командиры...

— Нет-нет, ничего страшного! — кивнув, я попытался всем своим видом показать, что совершенно не против. — Есть немного... Хотя это и сложновато в наше время изучать...

— Ох, все равно здорово! — тихонько рассмеявшись, сказала Маша, немного зажавшись и сведя руки вместе, отчего и без этого немаленькая грудь стала казаться огромной, и я отвел взгляд, решив показаться приличней, чем являюсь на самом деле. — А можно проверку?

— М-м? Что-то хотите спросить?

— Да! Например... Т-90?

Погладив подбородок, я с интересом глянул на девушку, которая пристально рассматривала меня, даже остановившись.

— Хм... Сто двадцать пять миллиметров орудие, комбинированная противоснарядная броня, комплекс электронно-оптической активной защиты от ПТУР, динамическая защита третьего поколения, комплекс «Рефлекс-М», пулеметы 12,7 и 7,62 миллиметров. Подвеска...

— Ох... Это просто изумительно! Жаль, только, что от этого мало что есть, — грустным тоном сказала Маша.

— М-м, что, прости...те?

— А? А... Я ведь технодева, надеюсь, ты это заметил, — вновь рассмеявшись, зеленовласка смущенно отбросила прядку волос, открывая вид на лицо и плавно переходя на «ты», сделав вид, что не заметила моей оговорки. — Просто обычно не все говорят свои исходники, хотя большинство и так знают, но ты ведь меня даже в обвесе не видел. Я получила свою основу из Т-90.

— А, вот как, — облизнув губы, я смотрел прямо перед собой, не совсем понимая, как на такое реагировать. Нет, я помню слова Греты про обвес и все такое, имплантация ядра. Они вообще люди?

Мою паузу девушка, похоже, восприняла как-то по-своему, вновь уткнувшись взглядом в землю.

— Наверное, теперь ты не захочешь меня принять, — прошептала Маша, вцепившись в сумочку.

— Стоп-стоп, ты чего там успела себе надумать? Я просто маленько не в курсе и с технодевами не знаком, так что меня сам этот факт несколько выбивает из колеи, а уж против тебя я ничего не имею против. Ты милая и приятная девушка...

— Ах! С-спасибо. И за тот раз тоже, — поспешно сказала Маша, чуть ускорив шаг и на дав мне договорить, хотя я и сам от себя таких слов не ожидал. — Если уж совсем не знаешь... Слышал же Мику-тян?

— Про духов вещей? Конечно.

Кивнув, Маша пошла уже бодрее, размахивая своей сумочкой.

— Наверное, тебя текст учебника сбил с толку. Суть не просто в оружии, а в технике. Когда удается найти частично поврежденный, допустим, танк, то его можно попробовать вытащить. Он уже захвачен фантомом, раз находится в Разломе, так что его использование не приведет к суициду или детранквилизации, — объяснила девушка. — Только вот и напрямую его контролировать не выйдет из-за поражения фантомом, так что используют ядра, а от самой техники берут модифицированные запчасти, которые можно закрепить на технодевах. К примеру, у меня — пушка уменьшенного калибра, пулемет и часть бронирования от Т-90... М-м? Что... Что такое? — запнувшись, Маша сглотнула, видя, с каким изумлением я смотрю на нее.

— Это удивительно. И как при таких возможностях ты вообще могла подумать, что я тебя не приму, Мария?!

— Ум. Ну, я как бы устарела, — нехотя сказала девушка, посмотрев на деревца над нами. — Совсем недавно стала технодевой, и уже устарела. Но тут выбирать не приходится... Что находят в Разломах, то и используют, плюс сродство еще играет роль...

— Знаешь, подобные технологии нигде не увидишь, так что не думаю, что ты устарела, не надо себя накручивать так, ладно? — попытался я хоть как-то подбодрить Машу, и та благодарно улыбнулась.

— Вы же с Данилой и Семеном конкуренты, так что отряды у вас должны быть самые сильные, раз вход в Разлом ограничен, а на курсе ты сам видел, девчонок куда больше, чем кандидатов, — пояснила девушка. — Семен вообще скрывает, кто согласился с ним быть вместе, а у Данилы есть как минимум Алиса Константиновна — «Армата». Да и другие готовы сразу же к нему вступить, стоит ему пальчиком поманить, — с толикой злости в голосе сказала Маша, смотря куда-то в сторону.

— А Данила популярен, я смотрю.

— Ну... Сложно быть непопулярным с фамилией Комаров в академии Комарова, — хмыкнув, ответила Маша. — Но ты тоже у девчонок на хорошем счету, пусть и темная лошадка. Грета сказала, что ты — человек чести, — подбодрила меня девушка в ответ.

М-да, рыжий-то, похоже, сыночек шишки. Вполне можно списать его показное дружелюбие на вынюхивание подробностей, хотя мог уже все у папика вызнать, зараза. Ладно-ладно. А вот немочка — молодец, милаха, поднимает мой рейтинг.

— Хм, что-то по Саре я бы не сказал, что все готовы к нему вступить, — сказал я, припомнив случай после окончания пары.

— А, она девушка свободолюбивая. Да и на самом деле, по секрету, у нее еще нет полного обвеса, вот она и цену набивает, пока может, — прошептала Маша, приблизившись, — от нее пахнуло приятным цветочным ароматом. — Но да, Данила бы хотел себе «Меркаву Мк 4» заполучить. Говорят в ее модификации отражено даже наличие в прообразе десантного отсека. А пружинящая подвеска? Это добавляет ей шарма, я со своей торсионкой, как корова на шпильках, — не без удовольствия рассказывала Маша о своих... коллегах?

— А Грета?

— М-м, вроде бы «Леопард 2». Но, честно скажу, она удивительная, как и другие девчонки из Германии. Такое чувство, что они с фантомами куда ближе, чем наши, — вновь заговорщицки поведала мне девушка, а я потихоньку мотал на ус. М-да, при таком разнообразии мне и впрямь стоит с умом подойти, если хочу подзаработать в качестве Искателя. В Разломе явно не только руками махать придется, раз используют девчонко-танки.

Как бы ни хотелось и дальше порасспрашивать Машу, мы подошли к нужному корпусу. Тренировочное здание было выполнено в виде небольшого стадиона, примерно такого, какие обычно используют в олдскульных школах. Попрощавшись с Машей, я отправился в раздевалку — теперь мы были поделены на группы, так что из парней никого, кроме Данилы не оказалось, но и он, лишь усмехнувшись, помахал мне рукой, выходя из помещения.

Зайдя внутрь, я обнаружил белоснежные шкафчики, расположенные рядом с нишами. Сложив форму, приложил браслет к считывателю — и получил тренировочный одноразовый костюм из биоразлагаемого материала. Дешево и сердито — можно не стирать и не переживать, если на тренировке повредится, а это бывало весьма часто, когда сталкивались хотя бы третьи ранги. Облегающая белая ткань с черными вставками приятно стягивала кожу, а на груди была эмблема курса с моим именем и отчеством. Нацепив знакомые со времен занятий Рэйки концентрирующие перчатки, слегка облегчающие работу силовых линий и заменяющие предварительные медитации, я вышел из раздевалки и направился к стартовой линии, где уже собралась наша группа. Что и говорить, в этот момент я немного пожалел о собственной обтягивающей форме, поскольку девчонки тоже были в подобной, и им это чертовски шло, что могло легко выдать во мне физиологический интерес. Правда, самих девчат было всего шестеро, из которых я знал только двоих — Мику, одевшую вместо фуражки обтягивающую спортивную шапочку, из-под которой все еще торчали яркие бирюзовые хвостики, а также Машу. Насколько понимал, у технодев были свои тренировки, поскольку Греты, что входила в нашу группу, здесь не было, но, увидев на руках зеленовласки концентрирующие перчатки, я удивленно присвистнул. Так она — два в одном!

Спустя пять минут к нам трусцой подбежал огромный мужик под два метра ростом: о нем я уже слышал — Зангиев. Не имя, конечно, просто прозвище, и я даже знал, откуда. Большинство агрессивных игр считались детранквилизирующими, но тем, кто занимался Рэйки, разрешалось порой зарубиться в «Уличного бойца — 10». Особого насилия, кроме боевых искусств, там не было, так что проблем не возникало, хотя многие больше не на борьбу внимание обращали, а на героинь, но это отдельная история.

— Так-так, свежее мясо, — грубым голосом заявил амбал, с довольным видом рассмеявшись собственной фразочке. — Ладно, быстро — десять кругов, а потом на кулачках покажете, что из себя стоите. Маха, не растопчи тут нам все покрытие, только новое положили!

— Из-звините, — покраснев, сказала девушка, опустив взгляд.

— Да ладно тебе, не тушуйся, теоретики оплатят. Освобождение от физры тоже баблишка стоит, ах-ха-ха! — вновь рассмеялся бугай. Похоже, что все ученички привыкли к его неформальной манере обращения. — Комаров, не прочь выбить из новичка всю дурь?

— О, ну я попытаюсь, — скромно ответил Данила, тряхнув рыжей шевелюрой и подмигнув мне, только вот всколыхнувшийся возле его запястья дым говорил, что парень как раз-таки в себе весьма уверен.

Глава 6

Весьма удачно, что перед тренировкой «на кулачках» нам дали задание побегать. Соскучился я по таким разминкам, когда целый стадион в твоем распоряжении! Свежий воздух, мягкое покрытие, приятная форма и вид обтянутых тканью девчат, м-м... Хотя, конечно, не об этом стоит думать. Пропустив вперед соблазнительно покачивающиеся бедра сокурсниц, я помахал обернувшейся Маше, которая, вопреки предупреждениям Зангиева, ничуть не портила покрытие, и решил немного прикинуть дальнейшие действия.

Если разобраться, то сейчас, уже выйдя из статуса школьника, можно не прятаться со своим четвертым рангом и показать себя во всей красе. Пока что никто не растрепал или вообще не узнал, что я далек от местных богатых семеек, так что подобное проявление силы поднимет мой статус — не каждый в моем возрасте мог бы оплатить обучение Рэйки, даже особенно если не принадлежал к известной Семье. То есть, я буду или в роли богача, или в роли дальнего сыночка каких-нибудь толстосумов, которому не достались сливки, поэтому приходится работать на благо родни путем обучения новым технологиям. То, что рыжий вдруг так встрепенулся, может говорить о том, что «разломный» пирог все-таки не так велик, как его хотели бы обрисовать, хотя, конечно, мог и характер взыграть: если уж он сынок Комарова, то наверняка привык брать все послаще, да повкуснее. Если уделаю его, то можно будет рассчитывать, что девчонки взглянут на меня уже в другом ключе и удастся заполучить себе в запланированный отряд технодевочек помощнее. Черт знает, как в этом разбираться, но хотя бы план наметился — уже хорошо, все-таки, если бы в Разломе все было спокойно, можно было бы обойтись и простыми ребятками с контатами, верно? С этим разобрались.

Дальше, как будем побеждать? Выехать на одном лишь ранге вряд ли получится, поскольку Данила этот наверняка тоже не двоечка, как другие выпускники. Так, вспоминай, Саня... В чем там были особенности?

Первый ранг — понятно, он у всех школ одинаков. Позволяет махать руками с целью раскроить чью-нибудь нерадивую голову и самому при этом не отправится в дальнюю дорогу из-за взбрыкивания фантома. Тут и говорить не о чем, в целом, нет отличий, разве что кто-то использует приемы из бокса, кто-то из восточных единоборств, а другие вообще изобретают что-то свое, не всегда удачное, но все же. А вот дальше потихоньку начинаются различия...

Изначально, после ДД встала немаленькая такая проблемка с медициной — так уж исторически сложилось, что очень часто использовались в этом деле всякие острые штуки. Ходили слухи и о том, что от обычных лекарств можно погибнуть, к примеру, неожиданная аллергическая реакция — и все, пиши пропало, даже антигистаминки вовремя не ввести, раз самая высокая биодоступность при внутривенном введении, а фантомы весьма щепетильно относятся к тем моментам, когда люди друг друга тыкают иголками. Конечно, в итоге это не приняло масштабы такого уж прям повального бедствия, особенно на фоне только что произошедшего ДД, ведь далеко не у всех есть аллергия, да и не всем требуется хирургическое вмешательство, но альтернативы искать стали весьма активно. Начиная от давно известной народной медицины с лечением травками, уринотерапии и всяческих сомнительных методик, услышанных от кого-то и записанных с ошибками, до экспериментов с давно существующими видами медицины. Так дошли и до Рэйки — и, хотя от изначальных методов бросались во все крайности, сама идея передачи целительной энергии путем касания неожиданно сработала. Понятно, что это было из-за влияния фантомов, но подобное помогло быстро наладить медицину и вернуть хоть в этой сфере качество жизни не то что на прошлый, а даже на куда более высокий уровень.

Естественно, те, кто могут исцелять, знают, и как убивать, но использование не рук, как таковых, а передачи энергии воспринималось фантомами точно также — в негативном ключе, так что идею использовать боевые искусства отбросили до появления контат. Как они появились — черт их знает, скорее всего просто методом тыка пытались приспособить фантазит хоть куда-нибудь. А уж откуда он берется — тайна, охраняемая теми семьями и корпорациями, что смогли захапать себе контроль над Разломами. Видимо, в данном случае огромная территория России как раз поспособствовала тому, что именно у нас появились школы Боевого Рэйки — все-таки выбор Разломов оказался ну очень широким на фоне крошечных стран, где войска были весьма сильно сгруппированы на момент ДД. Или просто Рэйки, как уже потом стали сокращать, поскольку целительные техники входят в число общих. Земля и Огонь — две самые большие школы, потом уже азиаты спохватились, что их древние практики модифицировали подобным образом, и в Японии основали школу Воды, а последними объявились европейцы с Воздухом.

Конечно, никто не мешал после открытия теории в общих чертах и остальным «переосновывать» подобные методики и создавать собственные школы, но на фоне остальных это было ничего особо не значащей силой, да и отставание в текущей быстрой гонке сказывалось не лучшим образом.

Так что, исходя из истории, вряд ли Комаров будет с чем-то, кроме Огня и Земли. Хотя в том же музее и были девчата с Воздухом, но там скорее просто блажь, поскольку без обучения в Европе они далеко бы не ушли в своих тренировках, а со вторым рангом можно хоть чем рисоваться. Собственно, второй позволяет проводить бесконтактный бой, правда, обычно дальность удара не превышает для таких ребят с девчатами и десятка сантиметров, но здесь начинаются различия в школах. У Воздуха дальность чуть больше, так что он неплохо подходит для тех, кто не собирается себя посвящать боевым искусствам и при случае столкнется с таким же новичком. Вода — золотая середина, Земля — самые короткие, а Огонь... Он вообще специфичен. Стандартная дальность, как у Воды, но можно искусственно удлинить свою атаку, нанося тем самым повреждения себе, но и пробивая внутрь тела противника. Профессиональный огонек может удачным ударом превратить сердце в лохмотья уже на втором ранге, хотя тем самым и сократит собственную жизнь за счет сбоя в биополе. Сжигая других — сгорает и сам, весьма иронично, но подобных психов найти можно немного, разве что в профессиональных наемниках; из тех, кто по обмену спарринговался с нами, все огоньки были ребятами пусть и агрессивными, но без перегибов, в этом и минус — я до этого бился только с такими же, как и я, специалистами Рэйки Земли, так что точной информации по высоким рангам Огня у меня не было.

Конечно, учитывая подобное, можно было бы уже сушить весла — если Данила целеустремленный и, конечно, Огонь, то прижучил бы меня если не одним ударом, то несколькими точно, но здесь идут дальнейшие различия. Третий ранг — еще больше специфики разных школ, где у Земли появляются защитные и целительные техники, самые лучшие из четырех, и против них пробой уже так запросто не работает. Правда, атаковать тоже особо нечем, но для этого есть четвертый — дистанция бесконтактного боя возрастает, появляются возможности перераспределять энергию в двух направлениях — как по всему телу, чтобы не концентрировать все в кулаке с контатой, так и внешне. Ну и, конечно, дистанционная атака вроде псевдосейсмической волны, хотя убивать я рыжего и не хотел... Взор опять заволокло алым, и я даже остановился, чувствуя, как быстро бьется сердце.

— Быстро выдохся, Кольцов, — вякнул Данила, промчавшись мимо с довольной улыбочкой, совершенно не зная о том, что я сейчас борюсь с желанием его размозжить прямо здесь. Базовые успокаивающие литании пронеслись моментально за счет перчаток, почти интуитивно, и пелена постепенно стала рассеиваться. Однако... Неужели мой статус нарушился после инцидента? Сканеры вроде как ничего не показали. Впрочем, меня волновало не столько это, сколько влияние подобного изменения на техники, но сейчас уже некогда разбираться.

«Земля питает силой, и я порождение земли.

Я твой листик, и лесок, в поле каждый колосок.

Ты моя защита и опора, а я твой вечнозеленый дубовый росток, вернувшийся в землю по окончанию вечности».

Упрощенная литания сотворения «Дубовой коры» вкупе с моим «Ф» статусом позволяла за минуту уплотнить биополе настолько, что неосторожные двухранговики бы себе руки поломали за здорово живешь. Весьма занимательно было наблюдать, как вместе с окончанием чтения материализовавшийся дымок растекся из моего запястья и груди по всему телу, покрыв всю кожу тоненькой прослойкой. Забавно... А учителя глотку срывали, доказывая существование биополя и подобного, а на деле все делают фантомы.

Завершив кружок, я почувствовал себя спокойней и уверенней — дым полностью окутал тело, став теперь больше напоминать не бесформенную субстанцию, а гладкую полупрозрачную поверхность, похожую на металлическую из-за своей серости.

— Кольцов, а ты не спешил, я смотрю, — рявкнул Зангиев, на что я виновато улыбнулся. — Маха, вон, первая примчала, и всего-лишь две дыры в покрытии оставила, — хохотнул амбал, на что зеленовласка смущенно ковырнула дыру в покрытии носочком кроссовка.

— Так ведь это, шестьдесят километров в час по шоссе — куда ж мне соревноваться? — в шутку сказал я. И, почесав щеку, Зангиев еще раз глянул на смущенную девушку и вновь заржал.

— Понял-понял! Молодцом, Саня, но скорость — это не самое важное. Главное — оцени у бронетехники корпус, особенно — заднее бронирование, — подмигнул препод.

Маша издала какой-то нечленораздельный звук, повернувшись так, чтобы никто не мог глянуть на ее попку, а я вежливо кивнул на подмигивание Зангиева.

— Так, задницы обсуждать — дело благое, но у нас тут спарринг намечался, верно? Давай, Комаров, но только на кулачках, помнишь? Нечего нам тут студентов в больничку отправлять.

Рыжий услужливо рассмеялся, продолжая разминаться даже после бега. Судя по тому, что он до сих пор не наложил на себя ничего из долгих техник то он Х или С, хотя может быть просто слишком самоуверен. Пройдя в сторону от беговых дорожек, мы пробежались по зеленой травке, оставленной для рэйкболистов, и вскоре вошли в «Клетку» — такие были во всех школах. Особое строение металла и покрытие металлической клетушки позволяло глушить дистанционные атаки, уберегая наблюдателей от случайных ударов, но сама конструкция все-таки была слишком громоздкой, чтобы попытаться использовать ее, как противодействие специалистам Рэйки в реальном бою, да и против бойцов пятого ранга и выше уже действовала не так эффективно.

Заперев за нами дверь, Зангиев подбадривающе заревел, а девчата из нашей группы сгрудились вокруг. Маша смотрела на меня с надеждой и тревогой в глазах, наверняка из-за того, что уже наблюдала рыжего в деле.

Загудела активация Клетки, после чего мы с соперником вышли в центр. Куб здесь был явно рассчитан больше на выпускников, грань не больше шести метров. Пол расчерчен градуировочной линейкой для тренировки дальности ударов, стенки снабжены матами — на фоне этой несерьезной, учебной атмосферы меня неприятно удивил за мгновение всколыхнувшийся фантом рыжего, полностью окутавший его руку. Существо приняло вид зубчатого пламени, будто бы неистово пылающего и способного сжечь все вокруг — так и кажется, что можно будет услышать рев всепожирающего странного серого огня, в центре которого искрят угольками всполохи фантомных глаз.

— Погнали, ребятки! — ударив в гонг, Зангиев сложил руки на груди и удовлетворительно кивнул. Данила сделал шаг, еще один, резкий разворот — даже не рассчитывая получить удар в ответ, полностью открытый, он с наскоку собирался прописать мне удар в правое плечо. Ясно. Повредить сустав и вырубить руку с контатой не только на текущий бой, но и на недельку-другую. Сука.

Шагнув в сторону, я легонько ударил без энергии рыжего в бок, прямо в печень, и рыжий нахмурился, всем своим видом говоря: «Какого хрена ты рыпаешься?». Тут же по мне прошлась быстрая дистанционная двойка, шустрый поворот и, резко присев, рыжий молниеносно ударил энергетическим апперкотом снизу, рассчитывая пройти волной в щель между телом и выставленными мной в защите руками, а затем ударить прямо в голову. Это было уже чувствительней, и, сделав вид, что покачнулся, я заставил радостно ухмыляющегося рыжего вновь безрассудно ломануться вперед со своей фантомной атакой. Выпрямившись быстро, словно пружина, паренек задумал свинг, надеясь, что я достаточно дезориентирован, чтобы пропустить его замах.

Резкий удар в скулу рыжего кулаком — смачно, по-старинке, с рассечением кожи и быстро наливающимся будущим красивым синяком. Охнув, Данила промазал своим кулаком, оступившись и, схватившись за поврежденную кожу, удивленно посмотрел на кровь.

— До первой крови?

— Ну уж нет, зараза, — прошипел парень, после чего фантом заклубился вокруг него, теперь уже полностью закрывая тело — только в отличие от моего, эта тварь выглядела теперь уже огромным костром, полыхающим и охватывающим парня с ног до головы. Кто-то из девчонок быстро смотался от клетки, вернувшись с поддержкой, так что теперь уже не только наша группа наблюдала за боем.

— Ох, на новеньком нет ни царапины? Интересненько!

— Комарову успели заехать по роже? Вот так номер, — шептался кто-то из только что подошедших, и Данила, слыша подобное, злился все сильнее.

«Огненный рывок» — одна из немногих техник, что я успел усвоить от «конкурентов»: Данила метнулся вперед, на ходу закрываясь рукой с контатой, тем самым делая вид, словно будет блокировать что угодно, но на деле перебрасывая энергию на второй кулак. Дым полыхнул в мою сторону, и, закрывшись обеими руками, я почувствовал, как проскользил по поверхности Клетки с метр назад. Убрав руки от лица, услышал, как девчонки охнули, обнаружив, что и подобный удар мне ничуть не повредил.

«Земля питает силой, и я порождение земли.

Мои руки — продолжение гор, а кости сотканы из нерушимой породы.

Даруй мне мощь камнепада, что обрушится на топчущих тебя изгоев».

Атакующие техники при Ф статусе — такое себе удовольствие, дымок стал медленно обволакивать мои запястья, переходя постепенно на кулаки, тем самым покрывая все еще невредимую Дубовую кожу. «Наручи Антея» позволяли утяжелить удар и игнорировать вражескую защиту, но действовали только при контактном бое — техника четвертого ранга и весьма ситуативная, но, учитывая то, как этот рыжий бузяка на меня кидается, даже выгадывать момент не придется. Он так много крутится наверняка из-за того, что привык использовать в бою ноги, но честь не позволяет выйти сейчас за установленные рамки, хех.

Чертыхнувшись, Данила вновь перевел энергию в ведущую руку, вокруг которой стал концентрироваться большой клубок дыма размером с голову. Тем не менее, староста ломанулся вперед, вновь использовав Рывок, после чего сыпанул сразу серию быстрых ударов, резко развернулся и попытался ударить локтем. Пригнувшись, я прописал ему пока что не в полную силу еще один удар по печеночке, вынудив парня сбиться с ритма, но сразу после этого Данила резко подскочил и, оттолкнувшись от моей руки, оказался на полголовы выше и швырнул свой шар мне на голову, словно мяч в баскетбольную корзину.

Жжется. Кто-то взвизгнул, послышались испуганные крики. В глаза потекло что-то жаркое, наверное, кровь из рассеченной пробивающей атакой кожи головы. Радостно усмехнувшись, Данила быстрым движением руки стер выступившую из глаз алую жижу, проступившую из-за повреждения его собственных тканей самосжигающей атакой.

— Ха, я победил, — процедил сквозь зубы парень, которого я почти перестал видеть из-за алого марева. Дым вокруг моих рук всколыхнулся, закончив формирование наручей гораздо быстрее, чем я изначально рассчитывал, где-то на фоне послышался мерзкий хохот, и я с чувством прописал удар в живот охреневшему огоньку даже не сдерживаясь — кулак ненадолго окутало защищающее паренька пылающее серое пламя, а затем я влил в руку накопленную энергию, которая обычно используется для дальнобойных атак, распределив ее по площади. «Полеломка», но, раз у Данилы не было защитного поля, пришлось ему принять мой удар животом. Сложившись пополам, рыжий упал на колени, и я кое-как успел отпрыгнуть, чуть не оказавшись в полупереваренном обеде засранца.

— Вы какого хрена устроили! — заорал Зангиев, скорее для порядка, чем действительно так считая — бой уже давненько ушел за пределы двух рангов, так что сейчас об этом точно говорить было поздновато. — Кольцов, Комаров — отлично по физподготовке, неуд за дисциплину!

Хотя вокруг и были вполне закономерные возгласы отвращения, кто-то из поклонниц местной шишки с рвением заботливой мамаши бросился внутрь Клетки к валяющемуся в своей кровавой блевоте пареньку, я же привалился спиной к матам и никак не мог отдышаться. Серые сгустки дыма обволокли мою шею и туго сдавливали, не собираясь отпускать, и, читая литании, словно молитву, я стал медленно оседать на землю.

«Сдохни, МетМер! Сдохни!»

— Э, Саня, Саня?! У тебя же Ф статус, какого черта?! — с нотками испуга в голосе зашептал Зангиев, заскочив внутрь и похлопав меня по щекам. Быстро выудив из кармана карманный считыватель, амбал поднес его ко мне, и тот предупреждающе запиликал.

— Предлетальный уровень детранквилизации, вмешательство Фантома необратимо, — безразличным тоном заявила электронная девица, а я лишь попробовал что-то прохрипеть, пытаясь схватиться за сдавившие меня сгустки, но для остальных это наверняка выглядело, словно я окончательно свихнулся.

— Саша! Сашенька, а ну прекрати думать об убийствах! — упав рядом со мной на колени, Маша слегка вмяла пол, но я через секунду ощутил ее теплые ладошки на своих щеках. — Столько всего хорошего есть! Цветы, прогулки, закат... Свидания! Тортики! — быстро говорила девушка, приблизившись так близко, что я ощущал ее горячее дыхание. — Слушай только меня!

— Маха, ему уже не помочь, — начал было Зангиев, сидя рядом, но девушка лишь оттолкнула амбала, и тот шлепнулся на задницу, словно бы в нем и не было двух метров сплошного накачанного мяса.

— Еще есть чувства! Любовь спасет мир, знаешь же, Саша! Это только кажется глупостью, но я докажу, что нет, — настойчиво шептала девушка, но я вдохнул еще раз, снова... и больше не смог.

Ласковое, нежное, теплое и мягкое касание девичьих губ. Мои же похолодевшие губы, должно быть, не слишком приятны для подобного сейчас. Закрывшись своим длинным чубом, Маша осторожно нависла надо мной, продолжая долгий и очень приятный поцелуй. Вокруг тишина, или это я уже перестал слышать? Бархатные губки на миг оторвались от моих, но девушка тут же поспешно восстановила контакт, боясь меня потерять и сидя надо мной красная, как самый спелый томат.

Кусочки «Дубовой кожи», уже частично рассеявшейся за время моей нежелаемой попытки отойти в мир иной, преобразовались в небольшие черные отростки, впившиеся в щупальца, опутавшие мою шею. Резкий рывок — и лишь яркие светящиеся огнем глаза на миг сверкнули злобой, исчезая в моей груди, тогда как остатки дыма благополучно всосались в контату, после чего Фантом окончательно исчез.

— Уровень детранквилизации — нулевой, — пропел электронный голос в тишине, когда молчавший до этого Зангиев вновь подтащил ко мне считыватель.

— Какой ты однако падкий на баб, а? Я такого еще не видал! Вторая днюха у тебя сегодня, Саня! Маха, молодцом!

— С-спасибо, — сжав губы, девушка резко поднялась и попыталась укрыться за своими волосами от любопытных взглядов. — Я, пожалуй, п-пойду! — прошептала Маша и поспешно покинула клетку, а я тем временем осторожно поднялся, поддерживаемый преподом. Рыжий пропустил все шоу, потеряв сознание, но вместе с ним в лазарет я отправляться отказался, использовав на себе «Дар земли». Рыжая скотина повредил мне только кожу на голове, но мог и черепушку пробить, не будь у меня хорошей защиты. Выродок. Впрочем, совсем уж от обследования, тем более — халявного, я отказываться не стал, так что остался в медицинском корпусе ненадолго, заодно и поел бесплатно. Просто шик.

Хотелось бы, конечно, Машу найти, но расспрашивать о ней — не очень-то хорошо после случившегося, наверняка ее все это чертовски смутило. Теперь ясно, что тут у них за система мальчик-девочка. Не знаю, как там у всяких альфа-самцов, но меня подобный внезапный поцелуй настолько удивил, что я больше ни о чем и подумать не мог, так что неудивительно, что такое спугнуло фантома... Хотя нет, наоборот, удивительно. Конечно, хуже было то, что я вообще так легко поддался фантому. Раз уж заявился в медицинский корпус, я заодно вновь прошел через тест, но все оказалось стабильным.

Хотя в основе нового теста и лежали придуманные еще Гиппократом определения для темпераментов, на деле они были не более, чем историческими напоминаниями. За все время существования людей было выдвинуто немало теорий: и привязывали высшую нервную деятельность и ее процессы к определенному темпераменту, и делали множество вариаций на основах опросов, но на деле у большинства людей все-таки смешанные темпераменты; таким образом после ДД и введения Рэйки стали использовать новую систему, не говорящую толком о поведении владельца, но характеризующую его взаимодействие с фантомами. Создатель тестирования наверняка заработал немало деньжат, ведь подобные сканеры есть на всех мало-мальски важных объектах, но и пользы вышло немало.

Как и в старину, существует четыре класса-статуса. «С», «Ф», «Х» и «М». Первые два считаются невосприимчивыми к детранквилизации, причем мой, Ф — в особенности, хотя, конечно, абсолютной защиты ни у кого нет. Оставшиеся два — наоборот, восприимчивы, причем «М» — уязвимее всего, так что обычно таких с контатами не увидишь, хотя тот малый, что в музее перепугался больше всех, вполне мог быть «эмочкой». В остальном статус характеризует использование техник. Молниеносная активация атакующих и просто кратковременных у Х, быстрая у С, чуть менее быстрая у М и самая тормознутая у Ф. Тогда как долговременные, большинство которых защитные, самые мощные и продолжительные у Ф, затем М, С и хуже всего — у Х. Так что Данила явно «Х», что вкупе с Огнем делает его опасным и взрывным противником, но даже он не поддался фантомам, но здесь, возможно, я его просто вырубил раньше.

Со всеми этими обследованиями уже стемнело, и я, удостоверившись, что все раны уже затянулись, сытый и немного довольный направился к общежитию.

Глава 7

Вечерний воздух приятно освежал, полумрак давал отдых глазам после ослепительно ярких белоснежных стен залов медицинского центра, а тихий шелест листвы действовал успокаивающе — отличное место для школы Земли, на самом-то деле. Местная больничка была расположена совсем рядом со спортивным корпусом, из которого мою форму, естественно, никто не забирал, так что, потратив немного времени на то, чтобы ополоснуться, забрать свои шмотки и сдать частично испорченное спортивное обмундирование, я наконец-то отправился вглубь территории к жилому корпусу.

Рыжий, конечно, удивил. Как я ни старался его особо не бить, он все равно лез и лез вперед. Можно оценить, что подобное станет проблемкой из-за того, что я отправил на койку сынка владельца академии минимум на неделю... А ведь мог бы и вообще вырубить, если бы ударил энергией направленно, превратил бы этому не умеющему пользоваться защитой засранцу все кишки в труху. Напрягшись, я ожидал вновь почувствовать проявление фантома, но все вроде бы было спокойно. Неужели наладилось?

А вообще, если бы Комаров-старший хотел бы уберечь свое чадо, то обеспечил бы иные условия. Могут, конечно, и выгнать, но в этом случае мне, как рабу, кроме цепей терять-то и нечего, хотя сам шанс потерять было бы и неприятно, но это не повод плясать под рыжую дудку. А про хваленый антидот от Санты что-то ни слуху, ни духу.

Хотя, конечно, на фоне Машиного поступка подобное казалось так, бытовой суетой. Она ж мне все-таки жизнь спасла. Избавила от мерзкого, всеохватывающего ощущения страха и паники, сжимающего сердце не хуже дымных отростков, своим простым поцелуем, наплевав на мое неизвестное происхождение, толпу студентов вокруг и не слишком-то романтичную атмосферу перепачканного ринга. Меньшее, что я мог для нее сделать — поступить точно так же, но, конечно, лучше бы такой случай никогда не представился.

Дорожки в столь поздний по меркам академии час были пустынны, хотя кто-то из мажоров и разъезжал на тачках, видимо, направляясь в город, так что даже не было возможности узнать, как случившееся восприняли другие студенты. Уже войдя в жилой корпус, я увидел нескольких девчат, о чем-то шушукающихся, но, увидев меня, они как-то уж слишком резко замолчали. Улыбнувшись на всякий случай и с сожалением посмотрев на расценки в торговом автомате, я направился к своей комнатушке. Использование техник тратило немало сил, так что никого не удивлял чересчур здоровый аппетит владельцев контат, но я, похоже, сегодня переборщил — даже сытный углеводный ужин уже казался слишком далеким, а прошло-то от силы полчаса.

Вовремя вспомнив, что я все-таки в одной комнате с девушкой, вежливо предупредил и постучался пару раз, но, не получив ответа, расценил, что Грета, должно быть, уже спит или вообще еще не пришла — кто знает, какой график у технодев?

Открыв дверь, я сразу же приметил мелькание монитора в полумраке комнаты и, на всякий случай хлопнув дверью, прошел внутрь. Раздался весьма неожиданный для меня звук, а затем Грета, сидящая за столом с криво надетыми наушниками на голове резко дернулась, сворачивая окошко, и тут же повернулась ко мне.

— Гутен абен! Извиняйт, Саша, я думайт, что ты оставаться в лазарет, — виноватым тоном сказала девушка, непрерывно поворачиваясь на крутящемся кресле то вправо, то влево. Форму немка сменила на милую полосатую кофточку и яркую желтую юбку, явно слишком короткую для повседневного ношения, вот и моталась теперь из стороны в сторону, чтобы я вдруг ненароком чего не увидел под этим тщедушным кусочком ткани. А вот фуражку Грета сменила на небольшую спортивную шапочку, прижатую ободком: интересная у них там мода, все-таки — не так уж у нас холодно, чтобы и дома торчать в головном уборе.

— Ну уж извини за вторжение, я решил, что не настолько потрепан, чтобы валяться под наблюдением, — сообщил я, и девушка поспешно закивала. — А ты видела, что произошло?

— Все видеть, Саша. Гут!

— В смысле, хорошо? Что именно? — стянув галстук, я уселся на кровать, но девушка не рискнула повернуться ко мне лицом и, соскочив с кресла, бросилась к шкафу и скрылась за дверцей, так что я на всякий случай еще и отвернулся.

— Каменный кожа... Хороший техник, верно? — продолжила Грета, шелестя одеждой, и этот звук немного выбивал меня из равновесия. — У нас до этого не бывайт кандидат в командиры пятый ранг, поэтому гут.

Пятый? Интересно в том ключе, что посторонние могут об этом так спокойно рассуждать: во время обсуждения мастера нам всегда втолковывали, что, как только сможем повысить ранг, то и сами прочувствуем новые, открывающиеся техники. Я слышал о каменной коже только по слухам, поскольку среди других учеников никого не было выше четвертого... Получается, я вот так запросто преобразовал Дубовую в Каменную, сам того не заметив? Хотя тут наверняка фантом постарался, и гадать нечего, но это весьма интересная новость — если шагнул в рамки пятого, то, получается, могу попробовать и что-нибудь другое.

— Комаров использовайт сжигающий касаний, боевой прием четвертый ранг, — продолжила Грета, наконец-то появившись из-за дверцы и тем самым позволив мне на нее взглянуть — надев под юбку леггинсы, обтягивающие ее, словно вторая кожа, немка все равно смотрелась очень миленько. — Ты мог умерейт. Отряд должен выживайт, а не старание всех убивайт, поэтому ты теперь — майн кандидат! — слегка повысив голос, сказала девушка и вручила мне заявление, написанное на бумаге, прямо как тут любят.

— Я думал, ты хочешь стать лучшей. Разве же это не значит, что тебе было бы куда комфортней с тем, кто любой ценой уничтожит противника? — бегло читая написанные аккуратным почерком строчки, сказал я.

— Найн. Если мы не сумейт вернуться, нихт смысл. Не хотеть быть лучшей в посмертный отчет, — с чувством произнесла девушка и вновь расположилась на кресле, выжидающе смотря на меня.

— Ох, даже не знаю, такой вдруг спрос на меня... Да шутка-шутка, ты чего? — увидев, как девушка хищно прищурилась, мне стало на миг даже как-то не по себе. — Я конечно же рассмотрю ваше прошение, фрау Вольф.

— Я нихт замуж, господин Кольцов, — так же надменно, передразнивая меня, ответила девушка и улыбнулась. — Фрейлейн Вольф тогда уж.

— Прошу прощения, — чуть привстав, я театрально поклонился. — А по поводу сбора... Где же Маша? Если она согласится, я бы хотел и ее в отряд...

— Ах, Мария отправиться в город, — понимающе хмыкнув, сказала Грета. — Она часто так делайт. Завтра будет. А теперь...

— М-м?

— Скажите, Александр, вы ведь человек чести? — постаравшись выговорить все без акцента, спросила девушка, слегка подкатившись ко мне вместе с креслом.

— А, ты опять об этом. Ну, раз ты так говоришь обо мне другим, кем бы я был, если бы им не оказался? — с улыбкой ответил я, пожав плечами.

— Гут. Тогда вы не говорийт, что здесь быть, когда вы приходийт? — подкатившись еще чуть ближе, девушка оказалась от меня буквально в полуметре.

— Ты о котенке? Я так-то даже не в курсе, можно ли здесь держать животных, так что, если не хочешь, никому не скажу, — обнадеживающим тоном сообщил я.

— К-к-кот?! — вздрогнув, Грета сглотнула и стала обмахивать ладошкой свое слегка порозовевшее личико. — Ха-а, с чего вы так подумайт?

— Так ведь я слышал мяуканье, когда хлопнул дверью...

— Найн! Это быть рингтон! Нихт кот! Никаких котов здесь никогда не бывайт! — торопливо выпалила девушка.

— Эм, ну... хорошо. Тогда о чем ты? — в этот раз я решил не попадаться на угадывание секретов, раз уж девица сама себя выдала. Что-то смотрела, похоже.

— М-м... Если ты и впрямь человек чести, Саша, то я хотеть предложить... посмотреть запретный кино, — слегка смутившись, сказала девушка и закусила губу.

Ох, вон оно что. Я даже воодушевился, услышав подобное. После трудного дня это было бы как раз тем, что нужно, хотя вместе с девушкой подобное смотреть волнительно, но наверняка интересно. А если сюда еще добавить слухи о том, что немцы знают толк в подобных фильмах...

— Да, я был бы счастлив присоединиться к просмотру, — с легкой улыбкой произнес я, и Грета от радости даже подпрыгнула на кресле, но с ним ничего не сделалось. Она явно не такая тяжелая, как Маша.

— Ты верно хотеть переодеться? — поинтересовалась немка, нетерпеливо ерзая.

Получив от меня кивок, Грета развернулась к монитору и принялась ждать, пока я сброшу форму и нацеплю на себя повседневную одежду, а, когда я сел на кресло рядом с ней, возобновила воспроизведение. На экране возник здоровенный накачанный мужик, причем полностью голый. А уж что он начал творить! Запросто всех раскидал, нож какому-то типу в плечо вогнал, да и фраза весьма крутая получилась: «Мне нужны твоя одежда, обувь и мотоцикл». Умели все-таки раньше снимать.

Грета тоже была в восторге, особенно когда в дело пошел огнестрел. Тут уж я вставлял время от времени свои комментарии по тем образцам оружия, о которых хоть что-то знаю, но, как мне показалось, немке был именно этот фильм интересен не просто так. Все-таки там фигурировала эдакая живая машина, а я до сих пор не знал, как относиться к технодевам. С одной стороны, они казались какими-то, хм, отдаленными, словно бы держались от остальных в какой-то степени особняком, ну а с другой сложно забыть нежный поцелуй Маши. Вряд ли бы она смогла подобное сделать, не будь хотя бы в душе обычной девушкой.

— Гайль! — с улыбкой сказала немка, потянувшись после просмотра. — Как тебе, Саша?

— Да, было здорово! У тебя еще есть?

— Хе-хе, как знайт, Саша. Только нам уже пора засыпайт.

Глянув на часы, я присвистнул и, согласившись с девушкой, отправился к своей кровати. Грета все-таки постеснялась переодеваться ко сну при мне, даже с учетом того, что я отвернулся, и ушла в ванную. Две кровати были разделены небольшой перегородкой, все-таки слишком маленькой, чтобы абсолютно ничего не видеть, но достаточной, чтобы не пялиться на лицо соседки по комнате. Я же, расценив, что стоит хотя бы на данный момент поддерживать свой благопристойный образ, отвернулся в другую сторону и лишь услышал, как девушка вернулась, а под ней тихо скрипнула кровать. Пожелав друг другу спокойной ночи, мы вроде как уже должны были заснуть, но, услышав ворочанье девушки, я все-таки решил спросить:

— Грета?

— Я слушайт, — сразу же отозвалась немка, будто ожидавшая моих слов.

— Это может и личное, но мне покоя не дают технодевы.

Грета издала тихий смешок, после чего добавила:

— Хах. Кто-то с зеленый волос или в целом?

— Можно сказать, что в целом. Извини и, если что, можешь не отвечать. Как бы это лучше сформулировать... Насколько вы люди?

Пауза была затянувшейся, и я решил, что немка не хочет на подобное отвечать, но, услышав вздох облегчения, я напряг слух.

— Ты иметь в виду, техника или человек? Конечно же, второе. М-м, возможно, тебя смущайт закрытые главы в текстах учебник, я сама их сегодня открывайт — слишком много шифра.

— Да, есть такое, — подал я голос, когда Грета вдруг замолчала.

— Это не слишком разный явлений с контата. Ядро давайт возможность контролировать фантом, его техник позволяйт быть сильней. Как долговременный литаний, только постоянный эффект, — рассказала девушка. — Отличий — в обвес, необходимо внедрить креплений.., — над перегородкой показалась обнаженная ножка, и Грета провела пальцами по черным кругляшам, расположенным в нескольких местах.

— Это больно? — искренне поинтересовался, смотря на белеющую в темноте комнаты кожу моей соседки. Грета кажется слишком хрупкой, что вытерпеть подобную экзекуцию, не говоря уж о том, кто вообще смог бы ее провести?

— Найн. Рэйки легко убирайт боль, а ядро укрепляйт кость и окружающий мышц, чтобы выдерживать креплений.

— А обвес?

— Саша, завтра у нас техноведение и тренировочный выход в Разлом, нам пора спайт, — явно устав, сонным голосом сообщила девушка.

Правда, как мне после подобного заснуть? «Завтра в Разлом», серьезно, вот так вот обыденным голосом подобное заявить?! Разглядывая в тишине потолок, я все-таки отбросил мысли в сторону и, прочитав несколько успокаивающих литаний, стал постепенно погружаться сон. Мирное сопение Греты неплохо помогало подобному, а затем мне вроде бы послышалось тихое урчание. Почему не сказала про котенка? Будто я ему что-то сделаю...

Глава 8

Низко висящие тучи были слишком черными даже для грозовых. Неясное, очень тусклое фиолетовое свечение, исходящие от черного неба, служило единственным источником света на много километров вокруг. Осмотревшись, я заметил, что стою на холме посреди каких-то металлических развалин — все вокруг было выполнено из странного серебристого металла, который то ли был начищен до такого блеска, что отражал фиолетовый оттенок неба, то ли сам по себе тоже лучился странным сиянием.

Руины неизвестного поселения выглядели слишком странными и неприятными привычному к обычной архитектуре глазу: зубчатые колонны и обломки, по которым можно было лишь частично угадать утонченные очертания былых предметов, казались на вид слишком непрактичны, а для произведений искусства смотрелись слишком грубо и даже в какой-то мере сюрреалистично, словно бы это было творением человека, потерявшего рассудок.

Сделав шаг, я заметил, как свечение слегка усилилось, из-за чего на поверхности металла проступили буквы. Или просто символы... Они были начертаны в полнейшем хаосе, словно кто-то пытался на скорую руку перенести все известные алфавиты и обозначения в одну гигантскую таблицу, в итоге превратившуюся в руины, так еще и ошибался при копировании, из-за чего одни символы больше напоминали витиеватые узоры, а другие — просто накарябанные на поверхности засечки.

— Пробудис-с, МетМер! Пробудись и пос-с-скорее ус-с-сни навечно! — раздался жутковатый голос у меня за спиной, но не успев развернуться, я очнулся.

Ошарашенно осмотрев комнату, я не сразу осознал, что нахожусь в общежитии, слишком уж живым и ярким был только что привидевшийся сон, словно бы я сам побывал на тех странных развалинах. Контата неприятно жгла кожу, но, как только я начал читать успокаивающую литанию, ощущения отступили.

— Гутен морген, Саша, — отозвалась Грета, уже одетая в форму академии.

— Утречка.

Сидя за столом, девица с умным видом всматривалась в голографический экран с текстом учебника, транслирующий изображения прямо на поверхность стола. Маленькими кусочками поглощая шоколадный батончик, девушка больше ничего не сказала и даже не смотрела в мою сторону, пока я поспешно приводил себя в порядок. Никаких мурлыканий и мяуканий... Не то, что бы я действительно хотел вывести Грету на чистую воду с ее животинкой, но подобное недоверие меня немного коробило.

— Я уже хотеть тебя начинайт будить, но ты успеть избежать майн жесткий методик, — как-то совсем не по-доброму усмехнувшись, добавила девушка, когда я плюхнулся на стул напротив нее.

— Что-то вчера перетрудился, видать, — причесываясь, сказал я в свою защиту. — А это.., — только сейчас заметив на тарелке с моей стороны стола меню завтрака, я пробежался глазами и не удержался от возгласа: — Сколько?!

— М-м? Чтой-то не так?

— А... Я просто привык, что в батончиках грамм на десять побольше, — быстро нашелся я, на деле раздумывая над тем, как может одна крошечная шоколадка равняться цене паре десятков буханок хлеба.

— У-у. Да, я тоже находить местный шоколадэ весьма недостойный, — со смешком закивав, ответила девушка, пододвигая ко мне тарелочку с батончиком. — Считайт, что ты уже не успеть хорошо завтракайт, так что угощайся. Прямиком из Дойчланд, прислать две ящик вместе с бронеплит, — любезно улыбнувшись, немка вновь углубилась в чтение.

А я думал, чем буду отплачивать, после всех вчерашних «Господ» как-то совсем не круто признаться, что у меня ни гроша за пазухой. К счастью, в меню были и бесплатные блюда из стандартного набора, так что голодать я не должен, но Грета уже предложила угощение... Батончик был весьма похож на те, что продавались в автоматах, но на этикетке не было ни слова на русском.

Расценив мою заминку по-своему, Грета отвлеклась от учебника и пояснила:

— Ах, Саша, беспокойство ни к чему. Батончик для технодев просто содержайт много калорий, а ты вчера потеряйт весьма немало, как я считайт. Или ты все еще думайт, что мы не люди и кушайт дизел? Натираясь машинный масло? — захихикав, девушка внимательно посмотрела за тем, как я разрываю этикетку и пробую небольшой кусочек.

— О, вкус отличный. Спасибо!

— Гут, — кивнув, Грета вернулась к своим занятиям, а я быстро умял шоколадку. Вон оно что... Ну, тогда расценки ясны, все ж-таки, если девчата постоянно находятся в состоянии взаимодействия со своим ядром, то у них и впрямь должно уходить много сил, а пузо хлебом забивать придется чересчур долго.

— Съесть сразу все? Смотреть, Александр, вы так быстро набирайт вес и переставать нравиться зеленоволосый девушка, — вновь вставила Грета свое замечание с ехидной улыбочкой, хотя вроде бы выглядела занятой до этого момента.

— М-м? А, на тренировке сгоню, — машинально ответил я, но окончание фразы меня немного взволновало, в приятном смысле. — И почему ты так думаешь?

— Хо, ктой-то у нас заинтересоваться? — глянув на меня поверх экрана, Грета облокотилась на стол, с прищуром сверля меня взглядом. — М-м, Мария в самом начале много рассказывайт о герой, что ее спасайт, думайт, что она на него западайт.

— Герой?

— Я. Какой-то случай в музей, она много говорийт об этом. Ох, ты что, не знайт?! А ну быстро забывайт! — даже привстав, Грета посмотрела на меня со смесью укоризны и смущения, словно бы от этого я бы точно забыл ее слова.

Получается, что Маша — одна из тех, кто был тогда вместе со мной? Не помню девушек с таким цветом волос, да и вообще смутно помню, честно говоря... Тогда это объясняет, почему она так странно на меня реагировала. Но после подобного становиться технодевой, чтобы вновь подвергать себя риску? Или она уже тогда была? Думаю, вряд ли.

— Я не скажу, — твердым голосом ответил я, и Грета, еще немного посмотрев на меня, фыркнула и уселась на место. — И много ли известно о том случае?

— Найн. СМИ замять этот историй, хотя там кто-то погибайт... Может, ктой-то у нас рассказать взамен на полученный информаций? — словно бы невзначай заявила немка, рассматривая свои ногти. Хитрая, наверняка к подобному и вела. Не уверен, что информация о том, что я нравлюсь какой-то девушке, которая меня уже и поцеловала к тому же, действительно стоит подобного, но все-таки в той истории было слишком много неясного, и сейчас, отойдя от череды новшеств вчерашнего дня, я понял, что именно.

— Хм. Ты же человек чести, верно, Грета? — заговорщицким шепотом спросил я, наклонившись над столом, и девушка, подавшись вперед, так же шепотом ответила «Да», даже не пытаясь скрыть охватившее ее любопытство. Как мы, должно быть, сейчас забавно смотрелись бы со стороны. — Раз вы здесь даже в курсе того, какие способности применяют владельцы контат, не владея ими, может поведаешь кое-что? Знаешь ли о детранках?

— Так ведь он сидейт передо мной, — тут же сказала соседка, и, видя мою кислую мину, поспешно замахала ладошками перед собой. — Найн! Простить-простить, слишком глупый шутка!

— Ха-ха... И все же? — выслушав поспешный ответ Греты, я убедился, что местные знания не отличаются от общепринятых.

По сути, все просто, и стало ясно практически сразу после ДД. Для фантомов условно есть два вида людей. Одни держат в руках оружие — и они в тот же миг от него погибают. В данном случае речь именно о пистолетах, винтовках и прочих предметах, которые изначально создавались для убийства себе подобных. Конечно, с учетом того, что большинство скоплений вооружения оказались во власти Разлома, а единичные образцы исчезли или были разрушены, на данный момент подобное встретить, допустим, в черте города — проблематично.

Второй тип людей — это, соответственно, те, кто оружие в руках не держит, но использует что-либо еще. Допустим, нож для хлеба. Обычный человек будет воспринимать его исключительно, как инструмент для резки хлеба, тогда как могут найтись те, кто захотят воткнуть его в ближнего своего — в таком случае фантомы перехватывают контроль и прирезают горе-убийцу. По этой-то причине молодежь всячески опекают, боясь, что в агрессивные подростковые мозги могут наведаться всякие нехорошие мыслишки... Собственно, у меня подобных проблем не было сколько себя помню, поэтому вчерашняя реакция на одни лишь карандаши казалась весьма странной.

И, если считать теорию японочки верной, то фантомы не могут взаимодействовать с людьми без участия предметов. Причем об одежде вроде как речь и не идет, но не суть важно — есть явления, которые могут считать детранквилизующими, как, например, демонстрация убийств в запретном кино. Не уверен, что кого-то всерьез подобное может вдохновить попробовать или повлиять на духовное спокойствие, но более современные, реалистичные изображения могут вывести неустойчивых личностей из себя — скорее всего тех, кто относится к М и Х статусам. Такие люди будто теряют себя, резко меняя свою личность: кто-то в ужасе пытается забиться в угол, кто-то наоборот, становится слишком агрессивным. Вроде бы есть стадии детранквилизации, поддающиеся коррекции, но это все-таки больше касается «спокойных» вариаций, поскольку агрессивные чаще всего сразу же хватают что-нибудь в руки и пытаются нанести кому-нибудь вред, что заканчивается плачевно.

На фоне этого владельцы боевых искусств выделяются тем, что имеют контаты — а, как уже теперь мне окончательно ясно, это, по сути, не просто расширение человеческих способностей, а именно возможность превратить собственное тело в оружие, которое сразу же оказывается поражено фантомом, как и любое другое. Поэтому для владельцев контат детранквилизация обычно равняется смерти, поскольку, даже если все пойдет по «спокойному» типу, фантом наложит на тебя твои же руки, что доказывает, что подобное явление напрямую связано с ДД. Наверное, даже я, когда вчера пытался разжать щупальцы этой твари, для всех остальных на самом деле душил себя.

А вот парнишка, встреченный в музее, был владельцем контаты и явным детранком, но это не помешало ему убивать с использованием сразу множества техник. Почему его фантом это позволил? Понятное дело, что и сейчас любой владелец боевых искусств способен убить человека без прямой угрозы для себя, но с каждой жертвой уровень детранквилизации будет расти, как на дрожжах, так что все это закончится смертью. Так что в разборках между Семьями обычно все заканчивается инвалидностью участников, либо отложенной смертью от травм в больничке: хотя лечение Рэйки и работает просто потрясающе, на совсем уж невиданные чудеса, вроде возвращения конечностей и замены жизненно важных органов, оно не способно. После подобного незадачливым воякам приходится отходить от дел: протез — тот же предмет, и, как только владелец контаты захочет кого-то прибить, его же собственная искусственная конечность и прикончит.

А, раз дело в музее замяли, не я один удивлен подобным и, если выяснится, что любой владелец контат может превратиться в неуправляемое орудие убийства, страшно подумать, что может начаться. Если припомнить, у того детранка неконтролируемая реакция фантазита вообще руку сожгла, так что фантом позволил засранцу еще и выше своего ранга прыгнуть. Странно это все.

— Хм, Саша, ты, насколько я понимайт, на удаленном учиться? — прервала мои размышления заскучавшая Грета, выглядящая весьма мило с подставленной под щечку рукой. — Или просто не желайт мне рассказывайт о музей?

— О... С чего так вдруг? — хоть и спросил, но прекрасно понимал, о чем она. Когда особо не с кем общаться, привыкаешь прогонять мысли про себя. — Хотя, и впрямь, мне нечего пока что добавить, но на мысль я тебя направил.

— М-м, ясно-ясно, — хмыкнув, сказала девушка, после чего решил вернуться к вопросу об обучении. — У вас это что-то постыдный? Я тоже учиться на удаленный, — призналась немка, ободряюще улыбнувшись. — Хотя и ходить пару лет в обычный школа.

— Просто признак статуса или что-то вроде того. Если у тебя много денег, значит нужно выделяться, вот все и стараются пристроить детишек в общие школы.

— Ах, я понимайт, но не понимайт, — осознав, что произнесла что-то странное, девушка на миг смутилась. — Разве не нужно делайт то, что эффективно, а не дорого? Почему ты думайт, у нас здесь нихт особый контроль?

Не совсем поняв, как вдруг к подобному перешли, я задумался. Ну да, раз здесь такая концентрация владельцев контат и технодев, да и речь о своего рода военных операциях на территории Разлома, отсутствие казарменных условий и специализированных надсмотрщиков немного удивляет. Хотя я о подобных условиях только слышал, но они явно отличаются от шика местных номеров, и вряд ли это связано только с тем, что здесь богатенькие детки.

— Хм. Хочешь сказать, мы здесь в такой роскоши из-за эффективности?

— Дистанционный обучений учит самодисциплина, что хорошо помогайт с контроль литаний. В бою, да и тренировка, не будет учитель, что будет подгонять нас, как это говорийт... Из-под палка! Пусть в итоге страдает социализаций, но ее можно наверстывайт, когда уже не будет возникайт мысль об убийство одноклассник из-за обидный шутка, — с чувством рассказала Грета, да так эмоционально, что мне показалось, будто это и впрямь могло случиться в ее школе.

— Да, думаю, в этом ты права. Хочешь сказать, и здесь нет подобного контроля из-за тренировки самодисциплины?

— Я. Строгий контроль приводить к угнетений и возможный детранк-статус, а здесь все равно все прекрасно знайт, зачем учиться. Ты мочь прогуливайт, не делайт занятий и халтурить тренировка, но Разлом все расставляйт по место, — таинственно и даже зловеще закончила Грета, после чего резко поднялась, глянув на часы. — Вставайт, Саша. Ты же хотейт увидеть Мария в обвес? Еще чуточка-чуть, и мы можем опоздайт на танковедений.

Глава 9

Долго меня упрашивать не пришлось, тем более я уже успел собраться — вот только в голове все еще было весьма пусто, но не думаю, что если бы вместо фильма пытался вникнуть в программу, то что-нибудь толком понял. Нужный корпус находился весьма близко, но мы вместе с Гретой все-таки шли довольно быстро, и, задумавшись, я решил кое-что уточнить, предварительно сверившись с расписанием:

— Когда ты говорила «танковедение», ты ведь оговорилась? Вроде бы предмет «Техноведение» называется.

— М-м? Найн, сказать, как хотеть, — усмехнувшись, ответила девушка. — Или ты видеть у нас когой-то, кроме танк? А так, ты прав, кафедра общий для всей наземный техник.

— Стоп. Ты хочешь сказать, что есть не только танки...

— Я думать, ты увлекаться оружие? — с ноткой удивления в голосе сказала Грета. — Есть же артиллерий, бронемашин...

— Не, это понятно, — быстро сказал я, хотя из рассказов вроде бы слышал только о технодевах-танках. — Я хоть и в курсе, как называется наш факультет, но думал, что это просто обозначение — «Наземные операции», а не противопоставление... воздушным?

— А, этот смысл? Факультет «воздушный операций» иметь, раз уж здесь близко Разлом-аэродром, но результатов я пока не видайт, — отмахнулась немка. — Только теоретик, так что не забивайт голова.

Кивнув, я начал было задумываться, что еще мне здесь откроется, но неожиданно пиликнувший браслет отвлек от размышлений. Поскольку он был соединен с моим личным коммуникатором, лишние гаджеты можно было не таскать, но я все-таки был удивлен, что сообщение поступило именно мне, а не «студенту Александру». А точнее — пополнение счета. Пару раз пересчитав нули, я не удержался и посчитал их еще раз. Нет, вроде бы все верно. Для мажорчиков это, может, и копейки, но мне бы этого на год хватило в школьные времена. Приписка: «В качестве компенсации за инцидент на тренировке. С уважением, Администрация Академии». Ну, это если коротко, так там изливались в таких сладких речах, которые я только в книгах и читал.

Если разобраться, то это был самый оптимальный вариант. Конечно, рыжий вообще порывался меня грохнуть, да и я его покалечил, так что, учитывая то, что я не могу прикрыться именем какой-либо семьи, передо мной могли и не извиняться, посчитав, что сам факт того, что я побил их дитеночка и не получил за это негативных последствий — отличная награда. В тоже время, сейчас они прислали мне компенсацию от лица академии за происшествие как таковое, то есть, сам Комаров, лично, как бы оставил инцидент в подвешенном состоянии, тем самым оставляя и меня без права начать выпендриваться в стиле «ну и дешево же вы оценили своего ненаглядного сынка». Похоже, пока не знают, захочу ли я дядю задействовать или нет, и заодно показали, что я им все-таки нужен.

Правда, внезапно начинать шиковать я не собирался, так что, половины пока будет за глаза. Маменька на попечении своего братца, так что, думаю, эти «гроши» даже не заметит, это раз. А два — и не поймет, кто их вообще прислал, так что с тем же успехом можно их просто выбросить, поэтому есть применение получше. Быстро выбрав другой, нужный счет, я отослал половину, и буквально через минуту получил ответ: «Спасибо тебе огроменно-большущее, братик! Раз присылаешь такие баблищи, то у тебя все хорошо? Как только чуть освобожусь, вышлю обнимашки!».

— Саша, так улыбаться... Девушка что-то написайт? — внаглую пытаясь заглянуть на экран моего браслета, сказала немка, тихо хихикая.

— Сестра.

— А-а... Если она тоже мощный боец, то звать ее сюда!

— Она вообще в другом городе, да и без контаты. Так что если только теоретиком, — сказал я, на самом деле так не думая. Пусть уж лучше доучивается и идет в какую-нибудь спокойную профессию, подальше от всякого мордобоя и связанных со смертью вещей.

— Тю, это скучно, — вздохнула немка, поняв, что о родственниках я болтать не в настроении. Переключившись на рассказы об академии, девушка увлеклась разговором, и вскоре мы пришли к нужному месту.

Учебный корпус техноведения располагался на отдалении от остальных, занимая немаленькую площадь. Ненамного меньше стадиона, я бы даже сказал, плюс ко всему он был защищен забором, дополнительно усиленным силовыми полями, формирующими своеобразный купол над зданием и скрывающими вид на территорию. Если вспомнить, то, как уже говорил рыжий, да и Грета между делом намекнула, особого смысла в такой защите не было, если только держать в неведении часть Семей, чтобы другие не знали, чьи родственники вдруг решили обзавестись технодевами в своих рядах.

Пройдя через вход, который отозвался певучим переливом из нескольких электронных нот, знакомых любому, кто посещал релакс-медитации школы Земли, мы оказались перед проходной, ведущей внутрь здания. Стены приятного бежевого цвета были снабжены инфо-панелями для, видимо, теоретиков, поскольку те, кто занимался боевыми искусствами, давно вызубрили все написанные здесь стандартные литании. Хотя мы и пришли практически ко времени, группа была в неполном составе: отсутствовали рыжий, по понятной причине, а также Маша и Мику. Одна из девиц, симпатичная голубоглазая блондинка с длинными кудрявыми волосами, увидев меня, тут же фыркнула и демонстративно отвернулась. Ага, это из тех, что подбегали тогда к Даниле в первый день... Да и хрен с ним, я ж не рубль, чтобы всем нравиться. Остальные три девчонки были с контатами и наоборот, смотрели на меня с интересом и опаской одновременно.

Гляделки продолжались недолго, поскольку заявился преподаватель — рослый мужичок лет тридцати пяти, эдакая холеная звезда дамских мелодрам. Прозвище у него было — Виттман, но не потому, что он был каким-то там танковым асом, а потому, что подбил клинья к преподавательнице-технодеве, которая всех остальных прилежно динамила, и вроде как даже женился на ней — это все мне успела протараторить Грета, пока мы добирались до корпуса. Жаль только, что спросить не успел, почему вроде как опытная в только начавшем зарождаться танковедении женщина вместо того, чтобы ходить в Разломы, занимается преподавательской деятельностью.

Приятно было отметить, что часть девиц, даже несмотря на наличие рядом взрослого красавчика, все равно посматривали на меня, но блондинка тут же расплылась в кокетливой улыбке, пытаясь произвести впечатление на препода, только вот ничего не успела сказать, поскольку Виттман прошел мимо нее и остановился рядом с Гретой.

— Мое почтение, фройляйн Вольф, — бархатный низкий голос отлично подходил к образу этого мачо, а немецкое происхождение выдавал лишь едва заметный акцент. — Как поживают ваши родители? Все ли ладно?

— Ах, герр Майер, мы же все-таки в академия. Я передавайт ваш любезность, не беспокойтесь, — слегка кивнув, ответила Грета, и преподаватель отвесил ей низкий поклон.

— А вы, должно быть, господин Кольцов? Юное дарование, рад узнать, что вы приняли заявку милой фройляйн, но уж поберегите ее, хорошо? — уже без всяких церемоний обратился ко мне Виттман, и я ответил неопределенным кивком. Так-так, нужно узнать о Вольфах побольше...

— Когда успевайт? Правда принимайт меня?! — громко зашептала девушка, когда преподаватель покинул нас и, не утруждая больше никого своими личными разговорами, открыл дверь внутрь здания.

— Так перед сном еще электронную версию отправил, пока ты там со своим котенком тискалась, — с улыбочкой сказал я, не без удовольствия наблюдая панику на лице девицы, зашипевшей на меня.

— Нихт кот! Я же уже говорийт!

— Ладно-ладно, пойдем уже...

Короткий, но широкий коридор был нашпигован экспресс-сканерами, быстро проверившими наш уровень детранквилизации. Выйдя к развилке, и, свернув в сторону, мы отправились к дверям нужной аудитории — так я думал, но по факту за раздвижной перегородкой оказался самый настоящий ангар. Это, конечно, просто первое впечатление, но помещение и впрямь было здоровенным после всех этих ничтожных коридорчиков. Примерно по центру боковой стены располагалась кубическая металлическая конструкция, нашпигованная разнообразными роботизированными манипуляторами — чем-то напоминает автоматическую мойку для машин, если разобраться. Тогда понятно, к чему подобная защита — если тут вдруг найдется какой-нибудь нестабильный малый, то мало кто захочет потом заменять вышедшую из-под контроля конструкцию, которую он может захотеть использовать в качестве оружия.

Остановившись неподалеку от куба и расположившись полукругом, мы подождали, пока Виттман встанет рядом с пультом управления — пара плавных взмахов над виртуальной клавиатурой, после чего преподаватель тоном рефери объявил:

— Ма-а-а-ария-я-я-я-я.... Серге-е-е-е-евна-а!

Слегка смущенная подобным вниманием девушка вышла откуда-то из задней части куба, встав прямо по центру. На ней был облегающий костюм, похожий на закрытый купальник камуфляжной бело-зеленой раскраски, отлично подчеркивающий формы девушки. На фоне этого немного странно смотрелись торчащие из рук и ног ранее виденные мной штыри, расположившиеся на голенях, в районе коленей, ступней, а вверху: плечи, предплечья и запястья. Клубящийся дым вновь проявился на уровне живота Маши, после этого вся конструкция неожиданно засияла ярким зеленым светом. По центру тела девушки замигала надпись «Т-90», после чего ноги Маши словно бы начали и сами излучать зеленоватое свечение: с тяхим лязгом из гнезд окружающих механизмов показались небольшие бронелисты, вставшие, как влитые, поверх ног Маши. Металл по размеру соответствовал ножкам девушки, закрыв голени; еще одни бронелисты, обтекаемой формы, прикрыли колени, а затем снизу обнаженные ступни Маши покрылись подобием бронированных ботинок на гусеничной подошве, причем сами траки были расположены преимущественно в области пятки, прикрытые металличеким носком «сапожек».

Вокруг засветились яркие зеленые кольца, мелькающие вокруг фигурки девушки, пока она не расставила руки в стороны — на штыри сели небольшие бронелисты, прикрывающие плечи и запястья, а одна из кистей оказалась облачена в металлическую перчатку, тогда как рука с контатой была лишь в металлическом наруче. На плечи Маши опустилась ярко мигнувшая конструкция, поверх которой были расположены контейнеры динамической защиты, а также крепления для пулемета, из-за чего верхняя часть тела зеленовласки и впрямь стала похожа на часть башни Т-90.

Свечение неожиданно исчезло, после чего Виттман убрал ладонь от лица и осторожно сказал:

— Мику-сан, я понимаю, что вам не хочется расставаться со своими друзьями, но я же просил, не нужно этих ваших голографических спектаклей на занятии.

Из-за металлического куба выскочила японочка и, весело сказав: «Гоменасай», высунула язычок и стукнула себя кулачком по голове, после чего быстро подбежала к нам и встала вместе со всеми с таким видом, будто и не уходила.

— В общем, если убрать всю эту световую свистопляску, то принцип закрепления обвеса вы уже видели, — объявил преподаватель, горестно вздохнув. — Возможно и ручное закрепление, в том числе и ремонт в полевых условиях. Только, само собой, не трогайте оружие, этим пусть девушки занимаются самостоятельно.

Послышался тихий лязг, и, шустро сбежав с небольшого возвышения, имеющегося в центре куба, Маша подошла к Виттману, после чего он продолжил:

— Раз уж у нас новичок, а впереди тестовый Разлом, думаю, не будет лишним еще раз быстренько прогнать спецификацию. Мику-сан? Раз уж вы нас повеселили этим своим экспресс-хеншином, то и поведайте что-нибудь интересное.

Приложив ладошку к фуражке, японка тряхнула хвостиками и, выйдя вперед, сказала:

— Да, сенсей. Мария Сергеевна относится к технодевам первого поколения. На момент создания первых прототипов не были обнаружены материалы, катализирующие эффект пассивных техник ядра, поэтому часть металла, переплавленного в виде стабилизирующих стержней, помещалась напрямую в тело, но и на данный момент подобная технология используется в случае необходимости...

— Когдья нужнэ дьешевка, — хихикая, заявила блондинка хоть и шепотом, но достаточно громко, чтобы могли услышать и другие.

Цокнув языком, Грета сложила руки под грудью и куда-то в сторону сказала:

— Когда пойти речь о дорогой пустышка, не способный ничего сделайт без Дойчланд, мы все спрашивайт «Абрамс».

Судя по громкому стуку, послышавшемуся со стороны блондинки, она тоже относилась к первому поколению, но перепалка не продолжилась, поскольку Мику с милой улыбкой продолжила говорить, только чуть громче:

— Суть производства одновременно и проста, и сложна. Захваченный цукумогами танк обезвреживается владельцами контат, после чего осуществляется выплавка требуемых деталей с использованием металла, добытого из запчастей полученной техники.

— Получается, из одного Т-90 можно получить множество технодев? — не удержался я от того, чтобы хоть что-то спросить, но Виттман кивнул, тем самым как бы говоря, что вопрос стоит ответа.

— Единица техники духами считается единым целым, за счет этого и удается передать контроль над вооружением, хотя по факту речь уже о новых деталях, — пояснила японка. — Даже если отлить из исходной модели два обвеса, использовать подобный сможет только та технодева, что получила ядро.

— А другое оружие? Допустим, отлить из металла винтовки?

— Ха, Александр-сан, заметно, что вы новенький, — с улыбкой «пожурила» меня девушка, но все-таки продолжила: — В этом суть технодев. Цукумогами является духом вполне конкретной вещи, поэтому и приходится максимально приводить образ девушки к его первоначальному виду, частично копируя раскраску, общие контуры и расположение деталей. Чем больше сходство с исходником, тем эффективнее работает ядро.

Маша все это время стояла, увлеченно разглядывая пол и не решаясь даже глянуть в мою сторону. Однако мне не удавалось отвести взгляд, даже с учетом бирюзововолосой красавицы напротив — уж очень одежда хорошо очерчивала очертания Марии, даже жаль было, что вокруг нее возникла серая пелена, весьма напоминающая мою собственную Каменную Кожу. Защита выглядела одинаково прочной во всех местах, независимо от расположения бронелистов, а вокруг обеих рук и на плече — там, где было крепление, дымчатая аура слегка клубилась, непрерывно вздрагивая, словно бы требовала отсутствующие детали.

Мику, получив мою благодарность за ответы, продолжила:

— Технодевы второго поколения используют тот же принцип, что и первого. Применение изомерного фантазита позволило повысить эффективность ядра, вместе с этим отказ от стержней облегчил таким технодевам повседневную жизнь, плюс расширил мобильность. Но стоимость, да, гораздо выше, — бросив взгляд на блондинку, добавила японочка. — Суть третьего поколения пока что в секрете, верно, сенсей?

— Да, Мику-сан. Если мадам Габович соизволит как-нибудь заглянуть к нам в группу, то что-нибудь выясним, но сразу говорю — готовьте денежки, — со смешком ответил Виттман, и девчонки дружно рассмеялись. Похоже, Сара известна в особом свете. — Пять минут перерыв, после чего посмотрим на Марию Сергеевну в деле, — объявил обрусевший немец, и девчата дружно разошлись, чтобы сойтись вокруг Мику, являющейся здесь душой компании — даже Грета и блондинка не продолжили перепалку друг с другом.

Когда Маша ушла в сторону небольшой постройки, разместившейся прямо в огромном зале, Виттман подошел ко мне и тихонько шепнул:

— Господин Кольцов, у вас весьма интересные вопросы. Сам я, когда увидел подобных девушек, был просто в шоке и ошарашенно думал: «Как так?», а вы сразу зрите в суть.

— Просто хочу разобраться, не люблю что-либо зазубривать — проще просто понять суть, и от этого рассуждать далее, господин Майер.

Одобрительно кивнув, мужчина жестом предложил отойти подальше.

— Подход хороший, но, знаете, не все вопросы будут уместны, не находите? — сказал Виттман, улыбнувшись уголком рта. — Думаю, если парочку зададите лично мне, будет всяко лучше.

— А... наверное. Почему именно девы?

— Отлично, — вновь закивав, преподаватель размял пальцы. — Да, это очевидно, но и странно. Издавна считалось, что женщины обладают большей выносливостью, но я считаю, что суть в другом — фантомы к мужчинам более предвзяты. Официальной причиной является принцип имплантации ядра — в чем-то он схож с искусственным оплодотворением, за счет чего инородное вещество встраивается в репродуктивные органы. Раз могут создать жизнь, могут принести и смерть, — философски изрек Виттман.

— Эм, получается... Беременны фанто...

— Ох, молодой человек, эдак вы завернули. Простая имплантация, у нас тут все — прекрасные юные леди, что вы себе там надумали? — строго сказал мужчина, но, судя по глазам, он наверняка сейчас посмеивался. — Главное: у мужчин ядро отторгается, да и молоденькие девушки не смогут познать счастье материнства...

— Но все ведь из богатых семей, как же так? Хотя...

— Да, думаю, вы правильно подумали, господин Кольцов. Если когда-то давно дворяне и выдавали своих дочерей в надежде, например, наладить отношения, то с текущей ситуацией девушек слишком много. Вот и приходится столь юным и невинным созданиям становиться машинами смерти, чтобы стать полезнее для своих Семей.

— М-да... А что насчет одежды? — решил уйти я от щекотливой темы, поскольку Виттман, похоже, вспомнил свою жену, судя по тому, как резко он стал грустным.

— А что с ней? — искренне удивился немец.

— Мало ее.

— А, на этот вопрос Мику-сан вам уже ответила, — с важным видом сказал препод, подняв вверх указательный палец. — Соответствие образу. Фантомы считают облегающую одежду частью тела человека, а излишки сбивают общий контур и понижают эффективность. Концентрирующих линий, как в тренировочных перчатках, обычно достаточно для усиления контроля над ядром. Да и повышенный обмен веществ во время использования обвеса требует хотя бы воздушного охлаждения, для чего обнаженной кожи чаще всего вполне хватает.

Хм, вот даже как. Представляю, если бы Маша заявилась, в чем мать родила. Даже слишком хорошо представляю! А с одеждой всегда интересная ситуация, ни разу не слышал, чтобы кого-то вдруг прикончили шмотками, хотя, казалось бы, для агрессивных детранков подобные вещи — ближе всего. Скорее всего про нее обычно просто забывают.

Поблагодарив Виттмана, я вместе с остальными прошел в небольшой Куб, похожий на тот, что был на стадионе. Он располагался чуть дальше металлической конструкции с обвесом и был напротив пристройки, в которой исчезла Маша. Неподалеку из пола появились большие мишени — простенькие круглые диски на треногах с размеченными на них окружностями. Разговоры постепенно затихли, после чего наконец-то появилась Маша: в обеих руках у нее были большие серебристые контейнеры, содержимое которых я мог угадать по дымчатым очертаниям.

Остановившись, девушка положила один из контейнеров на пол и, щелкнув замками, извлекла из него пулемет Калашникова, если не ошибаюсь, который тут же разместила у себя на плече — с приятным щелчком оружие встало на место, после чего девушка использовала свою бронированную перчатку для того, чтобы двигать стволом из стороны в сторону. Мне кажется, я даже дышать перестал! Наверное, так себя чувствует какой-нибудь исследователь, наконец-то нашедший редкий вид животного, который он так долго выслеживал! Вид Маши со снаряжением был чарующим, пугающим и воодушевляющим одновременно, да и она сама отбросила в сторону смущение, с серьезным личиком открывая второй контейнер.

В нем оказалась уменьшенная копия пушки Т-90, сделанная в текущем виде на манер чересчур крупной винтовки. Уверенным и ловким движением схватив оружие за рукоять, Маша дополнительно закрепила его на наруче и соединила тросиками с деталями обвеса после чего, расположив пушку параллельно полу, глянула на Виттмана.

— Огонь по готовности.

Кивнув, Маша подошла к расчерченной на полу линии. Стойки защитной стены мелко задребезжали, и, с пробирающей до внутренностей дрожью и низким гудящим звуком, основное орудие девушки выстрелило — крупный серый сгусток пронесся по залу и, попав в центр круга, размозжил одну из мишеней. Мелкая очередь низких ухающих шумов отразилась в стенах непрерывным дребезжанием, после чего наплечный пулемет выплюнул очередь мелких серых шариков, превращая в труху оставшиеся мишени.

— Отлично, Мария Сергеевна, просто отлично! — зааплодировал Виттман, и тут же к нему присоединилась Грета, да и я заодно. — Дополнительная защита рук прекрасно повысила вашу эффективность.

— Спасибо! — воспользовавшись волосами, как прикрытием, девушка все-таки осторожно глянула на меня и радостно улыбнулась. — Оставляем снаряжение?

— Да, сейчас маленько потренируемся, да в Разлом нагрянем, — пообещал преподаватель. — Фройляйн Вольф, не будете сегодня реализовывать свой неудержимый потенциал?

— Так ведь обвес не подойти, герр Майер, жду не дождаться, когда хоть кто-нибудь из достопочтенный Семья Майер соизволяйт высылайт новый. Вместе с упаковка вкусный байер колбасен. Цвай, нет, три упаковка, — сказала девушка, с усмешкой глянув почему-то в мою сторону.

— М-м, еще раз прошу прощения за подобную заминку, — вновь поклонившись, сказал Виттман. — Мисс Дженнифер Флорес, могу я вас попросить временно вступить в сегодняшнюю группу?

Посмотрев на меня, как на мусор, блондинка фыркнула, и, убрав прядку с лица, сказала:

— Рьяз уж Даньилочка из-за какой-то грубийян в больньице, так уж и бывьять, покажью, что значит — настьоящий мощь Эмэрикан Ар-рми, — самодовольно заявила Дженни, после чего направилась к сборочному кубу, тяжело постукивая каблучками.

— А ребятам с контатами я не указ — разогревайтесь потихоньку, — с улыбкой сказал Виттман, уже собираясь идти к пульту, когда я его остановил и шепотом спросил давно волнующий меня вопрос:

— Я все понимаю, конечно, но не рано ли мне в Разлом? Нет, я в себе уверен, если речь идет о моих способностях в Рэйки...

— Господин Кольцов, вы не задумывались, почему опытные преподаватели именно преподают, а не ходят вместо вас, молодых? — с улыбкой ответил немец. — Как говаривали в прошлом: «Кто умеет, тот делает; кто не умеет, тот учит». Разлом не принимает тех, у кого окончательно сформировался и закрепился устойчивый статус, а также быстро уничтожает тех, кто еще слишком молод и горяч. Если не успеем выцепить ваши пограничные между этим двумя гранями годы, то идти придется кому-то еще. Не беспокойтесь, мы отправляемся в тестовый Разлом на месте АЭС, где уже давно устранили любые возможные угрозы, если они вообще были. Просто проверим реакцию вашей контаты, устойчивость статуса и, если все хорошо, проведем учебное патрулирование группы Искателя, — уверенным тоном выдал немец, и я успокоился. Значит, это что-то вроде теста? А то я уже себе понапридумывал всякое...

Покинув вместе с одногруппницами общий зал, я оказался на подобии тренировочной площадки, имеющейся в спортивном корпусе, только в разы меньше, где и приступил к разминке. Сейчас было неподходящее время для попытки использовать что-либо еще из пятого ранга, поэтому я остановился на закреплении Каменной Кожи, оттачивая подходящие слова литании и настраиваясь на использование новой техники. Только вот, когда в очередной раз открыл глаза после чтения про себя текста, увидел прямо перед собой хитрое личико местной красавицы.

— Алекс-кун, — озорно сказала Мику, склонив голову набок. — Ты же не откажешь даме в возможности поспарринговаться?

— Почему бы и нет? Если тебя не пугает то, что вчера произошло, конечно.

— А-а... Данила-ба-а-а-ака, — поправив фуражку, сказала девушка, улыбнувшись уголком рта. — Нет, мне наоборот интересно побороться с пятерочкой. До первой крови, без всяких этих ваших мужественных превозмоганий, не в сёнене же, — сказала Мику, слегка нахмурившись.

— Мне было бы невероятно интересно побороться со столь талантливой ученицей и познать на своей шкуре силу Воды, но будет крайне неприятно хотя бы пытаться ударить это красивое лицо, — косноязычно сказал я, стараясь казаться уверенней.

— Ах, так значит, я — красивая? — обнажив ровные белые зубки с неожиданно длинными клычками, девушка подарила мне добрую улыбку.

— Что, часто это говорят, да?

— Чуть чаще, чем пару раз в день, — захихикала Мику. — Только боюсь разочаровать, я тоже — Земля, — пожав плечами, девушка сняла перчатку и показала контату такой же формы, что и у меня.

— Ох ты ж. Но это тоже интересно, — ответил я. — Хм. Кстати, Мику...сан.

— Нани?

— Никак не могу понять, ты ведь косплеишь кого-то?

— Хоть кто-то заметил, аригато! — взявшись руками за бирюзовые хвостики, девушку крутанулась на месте. — Только ты вряд ли знаешь этого персонажа, но он весьма популярен в определенных мир.. местах.

— Ах, Саша, не успевайт я отходить, ты уже клеиться к другой иностранка, что подумайт Мария? — прозвучал сзади голос Греты. — Двум леопардам не место в одной зале, — продолжила немка, подойдя ближе и с прищуром глянув на Мику, на что та виновато почесала щечку.

— Я и не претендую, няшечка, у меня есть мой суженый, — скромно ответила японочка на выпад. — Константин-сама зовут. Просто хотейт немного потренироваться вместе с Саша, — последняя фраза прозвучала голосом Греты, но говорила все еще Мику, на что немка нахмурилась еще сильнее, пока японка весело не рассмеялась.

— Саша, она тебя все равно уделайт. Восходящий звезда страна восходящий звезда, — сухо процедила сквозь зубы моя соседка, даже не замечая, как сказала одно и то же два раза. — Лет через зибен будем меряйт максимальный доступный ранг по этой талантливый выскочка.

— Ох, взяла и все выложила. Кстати, Алекс-кун, а ты заметил, как странно реагирует Вольф-сан на кошек, а?

— Шайссе, уж в это-то не стоит влезайт!

Мику подняла руки вверх, словно сдается, но продолжить мы уже не успели, поскольку заявился Виттман и объявил:

— Что ж, дамы и господин, отправляемся! Разлом нас ждет.

Глава 10

Тренировка после фразы преподавателя резко закончилась, и мы, отставив в сторону все разговоры о соревнованиях, вышли из корпуса техноведения, причем Мария с Дженни не последовали вместе с нами. Неподалеку от здания наготове расположился роскошный скоростной пассажирский конвертоплан с эмблемами академии, что скорее лишний раз показывало статус, чем было какой-то особой необходимостью — в конце концов, даже по дороге, еле плетясь, мы бы добрались от силы за час, хотя и отправляться нужно было с другого конца города.

Разместившись в мягеньких креслах и закрепив ремни безопасности, мы подождали от силы минуту, после чего шустрая винтокрылая машина уже взмыла в воздух, оставляя территорию академии далеко внизу — отсюда можно было заметить все возможные корпуса, часть из которых с виду не отличалась от обычных зеленых лужаек за счет работы маскировочных полей.

Выйдя на нужную высоту, наш транспорт немного замедлил ход, и я смог разглядеть Воронежское водохранилище, чьи берега немного раздались вширь со времен ДД, да и разрушенный мост служил напоминанием. Дед рассказывал, что тому виной были расположенные сравнительно недалеко от берегов музеи — в одном были представлена настоящие экземпляры старой военной техники: их было от силы десяток, но даже так они превратили всю территорию вокруг в руины, и, возможно, на этом месте даже образовался бы небольшой Разлом, если бы в итоге всю опасную территорию не затопили. Кто знает, может и сейчас где-то под водой все еще в недвижимом состоянии затаились образцы захваченной техники, и от того мне немного не по себе, хотя и любопытство никуда не делось. Да, видимо, именно оно и преобладает — с момента разговора с Сантой я постоянно возвращался к мыслям о том, что же находится внутри Разломов, а обещанные золотые горы были скорее приятным дополнением.

На противоположном берегу тоже был военный музей, но без техники в качестве экспонатов, хотя и образцы легкого вооружения нанесли немало повреждений и погубили десятки, если не сотни людей... На фоне этого становится странным, как сейчас фантомы оберегают человеческие жизни, не позволяя убийства, словно бы весь ДД был своеобразным предостережением заигравшемуся человечеству.

Город оказался позади, и мое философское настроение было прервано поднявшимся со своего места Виттманом. Выудив из папочки планшет, он расположил его горизонтально и показал всей группе трехмерную голографическую модель территории захваченной Разломом АЭС, вместе с этим говоря:

— Так-так. Думаю, все уже знают, что абсолютно каждый Разлом индивидуален. Нет, общий принцип вхождения в них не отличается, ради этого мы и затеяли данный тест, — с улыбкой сказал мужчина, бросив на меня мимолетный взгляд. — В данном случае у нас Разлом пятого уровня опасности, то есть, по сути, для подходящих индивидов не опасней обычной прогулки по городу. Первичная мембрана крайне тонкая и не затрудняет визуальное ориентирование, атмосфера соответствует окружающей, никаких следов радиации и какого-либо вредного излучения, так что из обязательного снаряжения воспользуемся лишь концентрирующими перчатками и средствами связи.

Подав голос, некоторые из девчат принялись нацеплять обозначенную одежку, и я к ним присоединился, внимательно слушая дальнейшие указания и вместе с этим закрепляя на голове гарнитуру:

— После первичного теста, который, я думаю, пройдет успешно, поделимся на три группы. Александр Геннадьевич вместе с нашими технодевами в обвесе отправится вглубь территории; фройляйн Вольф вместе с добровольцами останется вне Разлома во главе группы наблюдателей; Мику-сан поможет во главе группы поддержки Искателя. Думаю, сами поделитесь, уже не первый день вместе учитесь, — сообщил Виттман таким тоном, что было больше похоже на то, что ему просто лень распределять. — Оценим скорость ориентирования в незнакомом месте, поиск пути и по возвращению проведем тест боевых техник в условии Разлома.

В принципе, все звучало и впрямь не слишком сложным, так что я даже почувствовал приятное воодушевление, когда вдалеке показался таинственный купол. С учетом того, что рядом с Нововоронежом находилось сразу две АЭС, хоть и расположенных в одном месте, Разлом полностью накрывал всю территорию, цепляя даже часть реки Дон, из которой, должно быть, когда — то использовали воду для работы станции. Хотя речь вроде бы об одном объекте, по размерам АЭС можно было бы сравнить с небольшим городком.

Сероватый блестящий купол был весьма высоким, а местность под ним выглядела серой и безжизненной на фоне зеленеющих вокруг лужаек. Потрескавшийся асфальт, пыльные и полуразрушенные здания, поблекшие от времени красные линии на градирнях — окружающая эту местность пелена и впрямь ничуть не закрывала обзор, но даже с высоты полета я мог заметить снующие по территории фигуры. Их было немного, всего несколько штук, но, как только наш транспорт стал снижаться, силуэты разошлись и скрылись внутри зданий до того, как я смог толком их рассмотреть.

— Что-то заметили, Александр Геннадьевич? — внимательно следя за мной, спросил Виттман, на что я осторожно покачал головой в отрицательном жесте — все-таки сейчас явно не самый подходящий момент для того, чтобы поднимать вопрос о случившемся в музее. Но, чтобы не выглядеть совсем уж подозрительно, спросил:

— А что же случилось с персоналом? Ведь, получается, в отличие от Разломов на военных объектах, на АЭС не было оружия, как такового, если не считать подручные средства, конечно. Да и, как мне кажется, без контроля человека могла бы произойти авария...

— А, да, закономерный вопрос. Наблюдая подобные объекты из прошлого, невольно задумываешься, как это было, — возвышенным голосом начал вещать немец, словно бы собирался рассказывать стихи. — Однако, станция была отключена сама собой вскоре после ДД, а люди... Скажем так, наши исследователи не нашли их следов. Даже если бы кто-то чудом выжил, что весьма проблематично, с учетом известных нам условий нахождения в Разломе, они бы уже, скорее всего, погибли от старости. Или вы боитесь призраков, Александр Геннадьевич? — снисходительно улыбнулся преподаватель, и пара девчонок тихо захихикала.

— Нет. Живые куда опаснее.

— И то верно.

Приземлившись возле въезда в Нововоронежскую АЭС 2 возле поста ДПС, где даже можно было заметить на парковке давно брошенные и обветшавшие автомобили, конвертоплан отключил двигатели, после чего мы дружно высыпали наружу. Как и ожидалось, вся территория была оцеплена людьми Комарова, поскольку Разломы все-таки являлись объектами повышенного интереса, даже такие слабенькие, как этот. Силовые поля тянулись вереницей вплоть до реки, а там уже в дело вступали сканирующие буйки на случай подводного проникновения. Помимо этого, можно было разглядеть небольшие домики, разбросанные по территории, в которых скорее всего дежурила охрана — даже было немного жаль, что мы здесь с официальным визитом, было бы интересно взглянуть, каких бойцов содержит у себя корпорация. Рядом с каждым домиком расположились крепления для охранных ховеров — аналоги молодежных летающих досок, только повышенной мощности — вместе с ними бойцы Рэйки, не освоившие транспортные техники, могли лихо наверстать мобильность, но, опять же, перед прямым вступлением в бой от них следовало избавляться.

Было приятно вдохнуть свежий воздух после пыли города, но небольшое волнение не позволяло вдоволь насладиться местной природой. Пока девчата распределялись по группам, неподалеку от нашего летуна приземлился еще один, грузовой и упрощенной модели, но тоже с символикой академии. Скорее всего он был рассчитан сразу на большой отряд технодев, поскольку вряд ли на двух девушек, пусть и в полном обвесе, могло потребоваться отдельное транспортное средство.

Громко лязгая, Маша ловко сбежала по металлической платформе и сразу же немного увязла в рыхлой почве, но, чем-то щелкнув, уже через пару секунд стояла на широких гусеничных траках, которые были под ее подошвой, подобно колесикам у роликовых коньков. С гудением прокатившись до меня с ловкостью бывалого роллера, девушка смущенно потупила взгляд и, смотря мимо меня, осторожно сказала:

— Странно выгляжу, да?

— Потрясающе, — не мешкая, ответил я, и слова мои были вполне искренними. — Чем больше узнаю тебя, тем больший восторг меня переполняет. И, Маш, спасибо тебе за....

— Н-не за что! — покраснев, девушка хотела было поправить волосы, но в бронированных перчатках это было не так-то просто. — Любая бы поступила на моем месте так же.

— Ха, не стоить так считьять. Детранквилизаэйшн из показатьель слабый харьяктер, — подала голос появившаяся из грузового летуна Дженни.

Во многом она была похожа на Машу по принципу построения своего костюма, но с большим отличием — вместо мощной винтовки она в руке держала пулемет, а вот здоровенная башня, по виду и впрямь напоминающая квадратную махину оригинального «Абрамса», была закреплена вдоль руки девушки по всей длине, из-за чего она даже не могла ее толком согнуть. Похоже, что из-за этого страдал баланс, и другая перчатка была куда более громоздкой для нивелирования перекоса, но эта гордая голубоглазая девица явно не собиралась показывать, что ей неудобно.

Прежде, чем кто-либо успел вставить что-то в ответ на слова американки, я примирительно взмахнул рукой и сказал:

— Это уж как тебе угодно. Я же в свою очередь постараюсь тебя все-таки вытянуть, даже если ты уже приставишь собственное оружие к своим кучерям.

— Оукей, но я нот нид твой хелп. Андестенд? — коверканная мешанина из языков выдавала закипающую злость со стороны блондинки, но я не стал обращать на это внимания. В конце концов, она лишь временный член группы, пусть валит потом к своему Даниле.

— Раз все готовы, можем начинать, — воспользовался паузой Виттман, развернув целую наблюдательную станцию на основе передвижной платформы, привезенной из грузового летуна. — Что ж, Александр Геннадьевич, милости просим.

Кивнув, я медленно выдохнул, и, читая на всякий случай успокаивающие литании, сошел с зеленой травки и направился в сторону давно заброшенной парковки, хотя отсюда она казалась куда дальше, чем сначала. Рядом со мной завис небольшой автоматизированный сканер статуса и я, продолжая бубнить повторенные миллион раз слова, даже немного вздрогнул, когда в наушнике прозвучало:

— Ох-хо-хо-хо! Привет, Саня, как слышно меня?

— А... Никто.

— Некто. Значит, слышишь. Ты, главное, не дрейфь, статус-то у тебя вполне подходящий, как и возраст. Надеюсь, что осколки не станут слишком уж тебе препятствовать, но, если совсем прижмет, махни рукой дрону рядом с тобой— получишь ингибирующий антидот. Так, на всякий пожарный.

— Очень своевременные известия, — громко зашептал я, хотя, кроме меня рядом никого и не было. — Смерти моей хотите?

— Сложный ты вопрос задаешь, Саша. Очевидно, что в текущем виде ты куда ценнее для компании, чем любой твой здоровый сверстник, то и терять тебя сразу же нам тем более ни к чему.

— Ясно. Что за силуэты на территории?

Последовала небольшая пауза, после чего Некто вновь расхохотался:

— Ох-хо-хо, Саша, молодцом. Вот видишь — уже заработал себе плюшку. А то, что от немчуры скрыл, это даже правильно — меньше знает, лучше спит.

— Так что за силуэты? — упрямо продолжил я, видя, что до мембраны Разлома осталось всего-то с десяток метров.

— Фантомы, а кто ж еще? Странно, что они шастают там, где давно нет людей, как и сам факт того, что им нужно на станции.

— Неужели за все эти годы ничего не выяснили? Что-то не верится. Любому студенту подмешали яд медленного действия — и ага, исследуй — не хочу.

Санта горестно вздохнул, после чего продолжил:

— Эдакого ты все-таки о нас плохого мнения, Саня. Ну уж попробуй поверить. Заметил же, как у тебя лихо стал статус детранквилизации накапливаться после инцидента? И это — у эфочки. Очень уж эти дымчатые скотины не любят тех, кто может их видеть, так что будь осторожен. Как только почувствуешь себя херово — на поцелуй красавиц не рассчитывай и беги со всех ног.

— Хорошо, что вообще рассказали, — с укором произнес я, рассматривая слегка колышущуюся пелену перед глазами. Ну, отступать прямо сейчас все равно не вариант, стоит хотя бы попробовать.

Осторожно протянув руку вперед, я коснулся пальцем мембраны и ощутил, что она слегка сопротивляется, словно какое-то желе, но стоило нажать чуть сильнее, и кисть прошла внутрь. Так, вроде бы ничего плохого пока не происходит. Посмотрев на свою руку с контатой, я решился погрузить теперь и ее, и, в этот раз не став осторожничать, постарался сразу оказаться внутри. Как только рука оказалась внутри, кожу начало легонько жечь, как при активации базовых техник, но ощущение не усиливалось, так что я, выдохнув, сделала шаг вперед. Дрон не стал за мной следовать, так что я оказался совершенно один.

Звуки снаружи будто бы притихли: никакого пения птиц, дуновения ветра и лязга девчат. Приятный аромат цветов тоже исчез, уступив странному запаху озона вперемешку с какой-то вонью окислов. Теперь уже немного стало жечь грудь в том месте, куда пришелся удар детранка, но, прислушавшись к ощущениям, я кивнул сам себе и сказал:

— Походу все нормально.

— Так и есть. Молодцом, Саня. Слышишь что-нибудь?

На фоне абсолютной тишины, я улавливал лишь свое слегка прерывистое дыхание и скрип облегающей одежды. Шелест волос от сместившейся гарнитуры, шорох песка...

— Вроде нет. Ничего особого.

— Хм. Ну, что ж, переходи к своим студенческим развлечениям, но не забывай об осторожности.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям