0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » На Бумаге » Снежных магов не предлагать, или Как я попала в сказку » Отрывок из книги «Снежных магов не предлагать, или Как я попала в сказку»

Отрывок из книги «Снежных магов не предлагать, или Как я попала в сказку»

Автор: Шкутова Юлия

Исключительными правами на произведение «Снежных магов не предлагать, или Как я попала в сказку» обладает автор — Шкутова Юлия Copyright © Шкутова Юлия

Часть первая. Попала в «сказку»?

Глава 1

Странную комнату без окон и дверей наполнял призрачный свет, исходящий от небольшого стеклянного шара, установленного на каменном постаменте. Два человека внимательно следили за тем, как в его глубине мелькают лица женщин разных рас и возрастов.

— А вот эта очень даже ничего. — Высокий черноволосый мужчина ткнул пальцем в поверхность шара и, сверкнув глазами необычного аквамаринового цвета, посмотрел в лицо молоденькой златокудрой эльфийки.

— Да ты с ума сошел, если хочешь перетянуть ее в наш мир, — хмыкнула стоящая рядом миниатюрная блондинка. — Представляю, какой фурор она произведет у нас.

— Да уж, ты права. — Мужчина задумчиво потер подбородок и с сожалением, отпустил изображение. — Тогда может быть эта? Уж о-о-очень хороша собой! — спросил он, глядя на полногрудую красотку.

— Не сомневалась, что ты оценишь, — хохотнула блондинка, поправив съехавшую с плеча накидку. — Вот только он ее попросту загоняет. И не в том смысле, что ты подумал! Сам ведь знаешь, как ему надоели все эти… — Она неопределенно помахала рукой.

— Да он просто идиот! — возмутился черноволосый, презрительно фыркнув. — Я ведь надеялся сделать как лучше, когда…

— А вышло, как всегда, — щелкнув собеседника по носу, осадила его женщина.

— Ну… Есть такое, — немного смущенно улыбнулся мужчина, заправив за ухо единственную ярко-синюю прядь в темной шевелюре. — Но тогда я даже не знаю, кого ему подсунуть!

— Ее, — лаконично ответила блондинка, показав на изображение еще одной девушки.

— Эм… Она, конечно, ничего так… — ответил брюнет, рассматривая стройную девушку с гривой каштановых волос и озорными светло-карими глазами. — Но и красавицей нельзя назвать. Вполне себе обычная, у нас таких много.

— Ух, заелся ты, друг мой. — Женщина покачала головой, все же удерживая изображение на месте. — Да, у нее красота не очень яркая, зато есть свое очарование, которое напрочь отсутствует у тех красоток, с которыми ты обычно имеешь дело.

— Мы сейчас говорим не обо мне! — раздраженно отмахнулся темноволосый.

— Он имеет дело с такими же, — фыркнула блондинка.— Так что, эта девушка просто идеальна!

— Ты точно уверена? — Ее собеседник был явно настроен скептически.

— Сомневаешься в моих способностях Оракула? — поинтересовалась женщина и внимательно посмотрела на мужчину своими необычными белыми глазами, полностью лишенными цветной радужки.

— Нет-нет, даже и думать не смел, — поспешил успокоить ее черноволосый.

— Вот и правильно! А теперь иди, не мешай мне заниматься делом. Не волнуйся, скоро они встретятся.

Задумчиво посмотрев на миниатюрную блондинку, мужчина все же решил не спорить. Ухватив ее маленькую ладошку в свою руку, галантно поцеловал, а через секунду о нем в этой комнате напоминал лишь легкий аромат соленого морского воздуха.

— Мальчишка, — усмехнулась Оракул, вновь переводя взгляд на застывшую картинку. — Хм, это будет довольно интересно!

***

Утро еще только наступило, а солнце уже изрядно припекало городские улицы, наполненные шумом машин и оживленными голосами. Июль вступил в свои права, радуя жителей небольшого города ясной солнечной погодой. А в одной из обычных квартир еще только просыпалась темноволосая девушка.

Медленно, словно с неохотой открыв светло-карие глаза, она хмуро посмотрела в окно — ее разбудили смех и голоса детей, доносившиеся с улицы. Широко зевнув и сладко потянувшись, она недовольно пробурчала:

— И чего им не спится в такую рань? Каникулы же.

Лениво перевернувшись на живот, девушка закрыла глаза и глубоко вздохнула. Обняв подушку, она решила еще вздремнуть, но, как назло, сон, ехидно махнув пушистым хвостом, окончательно пропал.  От этого девушка чувствовала глухое раздражение. Вчера она допоздна гуляла с друзьями, и так мечтала сегодня отоспаться, но, кажется, мечтам не суждено было сбыться.

— Алиса, вставай, — раздался женский голос из-за двери спальни.

— Ма-а-ам, не хочу-у, — недовольно отозвалась девушка, закрыв глаза.

— Алиса! — возмутилась невысокая темноволосая женщина, входя в комнату. — У тебя сегодня курсы. Ты забыла?

«Курсы…»

— Курсы! — Алиса, как ошпаренная, подскочила, но тут же протяжно застонала.

В глазах от резкого движения потемнело, а в висках начали стучать невидимые молоточки, принося с собой тупую ноющую боль. Размеренно и глубоко дыша, девушка переждала неприятный приступ и посмотрела на мать.

— Вот же неугомонная! — неодобрительно покачала головой та. — Иди, умывайся, и завтракай. Скоро должен вернуться отец. Он тебя отвезет.

На то, чтобы собраться, Алисе понадобилось полчаса. В итоге она еще и отца принялась подгонять, не желая опоздать в первый же день. Хорошо, что доехали они довольно быстро.

Спустя двадцать минут юная абитуриентка, бодро цокая каблучками, вошла в здание института. Благодаря путанным советам администратора нашла нужную аудиторию. Около которой уже толпилось человек двадцать, ожидая, когда им можно будет войти. Осмотрев собравшихся, Алиса обратила внимание на двух девушек о чем-то тихо беседующих около высокого окна. Подойдя к ним, она осторожно поинтересовалась:

— Извините, вы не подскажите, это здесь будут…

— Ага, — стремительно обернувшись, перебила ее невысокая рыжеволосая девушка с необычными темно-фиолетовыми глазами. — Я Карина. А тебя как зовут? Тоже поступать сюда хочешь? На кого именно плани…

— Кари-ина, — обреченно протянула ее подруга — голубоглазая блондинка. — Ну нельзя же так на людей набрасываться! Это дома к тебе все привыкли и уже не обращают внимания. — И, обращаясь уже к Алисе, извинилась: — Ты прости ее, она любопытна сверх меры. Меня Марина зовут. Мы тоже записались на эти курсы, специально приехав пораньше.

Представившись, Алиса поинтересовалась:

— А что за столпотворение у кабинета?

— Да там какой-то собирающийся поступать парень, вроде, со связями, — ответила Карина, бросив мимолетный взгляд в ту сторону. — Вот все и стараются примкнуть к нему.

Когда толпа немного расступилась, Алиса, наконец, смогла рассмотреть того, о ком говорила Карина.

«Руслан!» — мелькнула мысль, а девушка уже стремительно поворачивалась к парню спиной.

— Поздно, подруга, — усмехнулась Марина. — Тебя заметили. Знакомы?

— Встречались раньше, — недовольно ответила Алиса.

Оглянувшись и заметив, как к ней идет Руслан, сунула в руки рыжеволосой девушки свою сумочку и, пообещав скоро вернуться, скрылась в туалете.

«А поговорить все же придется», — обреченно вздохнула она, понимая, что долго так продолжаться не может.

Открыв кран с холодной водой, пристально посмотрела на себя в зеркало. В нем отражалась немного встрепанная девушка, с легким румянцем на щеках и гневным блеском в карих глазах.

Заправив выбившуюся прядь за ухо и наблюдая за своими движениями в зеркальной глади, Алиса подумала, что Руслан уже одним своим присутствием выводит ее из равновесия. Недовольно поджав губы, она сунула руки под холодную воду, желая хоть немного успокоиться. Да только прячься не прячься, а выходить все равно придется!

— И что я как маленькая, в самом-то деле?! Бегаю от него… А его это только веселит! Ну уж, нет. Выхожу отсюда, посылаю его куда подальше и иду с девчонками гулять!

Приняв это решение, Алиса закрутила кран и вытерла руки бумажным полотенцем. Глубоко вдохнув, подошла к двери и повернула ручку.

А в следующий миг…

У девушки перехватило дыхание, когда порыв ледяного ветра бросил в нее горсть снежинок. Алиса потрясенно уставилась на простирающееся вокруг нее поле, укрытое снегом. От резкого перепада температуры тело содрогнулось и покрылось ледяными мурашками. Алиса обхватила себя руками, чтобы хоть как-то спастись от холода и беззвучно хватала ртом ледяной воздух, силясь что-либо сказать. Но кроме пара изо рта больше ничего толкового не вырывалось.

Провалившиеся в снег по самую щиколотку голые ноги одеревенели от холода — легкие летние босоножки от него совершено не защищали. Теперь Алису затрясло и от ужаса. Резко подняв голову, она огляделась, пытаясь найти спасительную дверь, через которую попала сюда. Но кругом был все тот же холодный и пустынный пейзаж. Заприметив невдалеке кромку леса, Алиса решительно двинулась в его сторону.

— Что это?.. Как я… Это все сон! Безумный кошмар, из которого надо вырваться! — бормотала она, быстро идя по снегу.

Чувствуя, что почти теряет сознание от холода, Алиса упрямо двигалась вперед, надеясь, что среди деревьев ей хоть немного удастся скрыться от ветра. О том, что лютый мороз и так ее убьет, старалась не думать, загоняя пугающие мысли вглубь сознания.

«Только бы не упасть… Только бы не упасть… Иначе смерть!»

И все же осознание того, что она вряд ли выживет, словно обдало кипятком, вызвав на глазах злые слезы бессилия. Жить хотелось неимоверно! А вот думать о том, что это, хоть и невероятный, выходящий за грань разумного конец… не хотелось.

Ледяной воздух обжигал горло и легкие, Алиса остановилась, не имея сил двигаться дальше. И в этот момент, сквозь застилавший глаза туман, она увидела, что буквально уперлась в шикарную разлапистую ель. В отличии от других деревьев, на ней не было даже самой маленькой снежинки, словно кто-то укрыл зеленую красавицу невидимым пологом.

Но у Алисы не было ни сил, ни желания анализировать загадки природы, как и любоваться окружающими красотами. Силы воли хватило только попробовать наломать лапника, чтобы попытаться укрыться ими от холода.

С трудом разогнув руки, она протянула их к зеленой красавице, но не устояв, упала в снег. И даже не почувствовала его ледяного прикосновения. Онемевшее тело потеряло способность хоть что-то ощущать.

Понимая, что это конец, и подняться она уже не сможет, Алиса, смирившись, закрыла глаза, но какая-то яркая вспышка привлекла ее внимание. Приоткрыв заледеневшие веки, девушка увидела, что перед ней кто-то стоит.

Это оказался пожилой мужчина с окладистой белой бородой, в меховой шапке и длинной шубе. В правой руке незнакомец держал резной деревянный посох, на вершине которого светился крупный прозрачный кристалл. Удивленно посмотрев на лежащую под его ногами девушку, незнакомец нехорошо прищурился.

— Тепло ли тебе девица? Тепло ли тебе… синяя? — ехидно поинтересовался он, подбоченившись.
Неожиданная волна злости на издевающегося старика придала Алисе сил, и она сумела прошептать:

— С… с… сдурел де… дуля?

Присев на корточки рядом с потерявшей сознание девушкой, старик проговорил неожиданно молодым голосом:

— Сумасшествие какое-то!

А в следующий миг его окутала голубоватая дымка, и вот уже рядом с бессознательной Алисой оказался молодой красивый мужчина с темными волосами, кое-где разбавленными снежно-белыми прядками.

— Я — ларр Максимилиан, герцог Ортанский, боевой маг в пятом поколении, должен спасать каких-то полоумных девиц, разгуливающих по зимнему лесу… — подхватив девушку на руки, мужчина критическим взглядом осмотрел ее и недоверчиво закончил: — В ночной сорочке?.. Идиотизм!

Подавив желание сбросить свою странную ношу в снег, маг открыл портал, шагнув в светящееся марево. Оказавшись через мгновение в своей гостиной, он бодро зашагал в сторону лестницы ведущей на второй этаж.

— Господин, вы уже… — начала говорить вышедшая навстречу невысокая полноватая женщина. Но заметив лежащую на руках у мага полуголую девушку, округлила глаза. — Батюшки святы, вы где ее нашли?

— Под елкой! — раздраженно рыкнул Макс, обходя экономку.

— Ох, ты ж! Совсем девицы ополоумели, если на такое решаются, — покачала головой женщина.

— Гарта, принеси побольше одеял в восточную спальню, — распорядился мужчина, легко взбегая по лестнице вверх. — Она совсем замерзла. А я сейчас Мириан вызову, пусть осмотрит мою находку.

— Сейчас, сейчас все принесу, — кивнула экономка и заторопилась в другую сторону.

Занеся девушку в просторную комнату и положив на кровать, прямо поверх золотистого покрывала, Макс некоторое время рассматривал ее босоножки. Наконец сообразив, как они расстегиваются, осторожно снял их и поставил рядом с кроватью.

 Подойдя к комоду, достал из него теплый плед и укрыл спасенную. Присев рядом с ней на край кровати, Макс задумчиво вгляделся в обветренное лицо.

— Ну и что мне теперь с тобой делать? — недовольно поинтересовался маг у бессознательной девушки.

Но ответа, как и следовало ожидать, не получил.

Глава 2

Удобно расположившись в кресле, Максимилиан задумчиво смотрел на спокойно спавшую девушку. Свет, отбрасываемый огнем из камина, играл причудливыми бликами на ее лице, а в волосах зажигал красные искорки. Прошло уже три дня с того момента, как маг нашел ее полумертвую под заветной елью.

 С тех пор она еще ни разу не приходила в себя. В принципе, это было не удивительно. Как сказала Мириан, вообще чудо, что незнакомка смогла продержаться так долго. Судя по той степени обморожения, которая у нее была, бродила девушка по лесу не пять минут.

Целительнице пришлось хорошо потрудиться, чтобы вылечить обмороженные участки тела. Правда, поначалу никто из них еще не подозревал, насколько трудно это будет. Тогда, три дня назад, для них стало неприятным сюрпризом, что магия лучшей целительницы империи не оказывает почти никакого действия на незнакомку. Тогда-то они и выяснили, что Макс нашел Забирающую, но не обученную и с практически полностью закрытым даром.

«Забирающие ведь почти исчезли. Кто же ты такая, девочка?»

Во всем мире осталось всего пять таких искусников. И у Мириан недавно появилась еще одна девушка, которая после обучения станет шестой. А тут Максимилиану «на голову свалилась» седьмая. Причем это было удивительно и одновременно подозрительно.

Всех детей женского пола с даром целительства — а Забирающими могли стать только они — тщательно проверяли в надежде на то, что кто-то из них окажется носителем ценного дара. Но в течение двухсот лет было найдено только двое таких искусников.

«Неужели ее прятали от всех? Но зачем? Для какой цели? — мужчина задумчиво потер подбородок. — Почему сейчас она оказалась здесь? Кто-то пытается подобраться ко мне через нее? Но, что может сделать не обученная Забирающая? Да и пришла она не к ларру Максимилиану, а к чудаковатому доброму волшебнику Морозко. Или кто-то все же прознал, что я и он — одно лицо? Не может этого быть. Об этом, кроме меня, знают только двое, и им нет смысла выдавать кому-либо мою тайну».

Мужчине было о чем поразмыслить. Сильнейший ледяной маг империи Роз, один из самых доверенных и преданных людей императора Кириана, как кость в горле некоторым охочим до власти личностям. Его уважали, боялись и ненавидели. К его мнению прислушивались и старались не вызывать неудовольствия. И небезосновательно считали загадочной личностью…

До сих пор не прекращались пересуды, почему вдруг у четы огненных магов старший сын обрел ледяную силу, а средний овладел стихией воды. И лишь младший унаследовал дар родителей.

Мало кто знал, что много лет назад двоих старших сыновей герцога Ортанского похитили, надеясь вынудить советника императора выполнить навязанные требования. Герцог и герцогиня были в панике, а когда они отследили траекторию выхода из портального туннеля, и вовсе пришли в ужас. Похитители разделились: один след уводил высоко в Драконьи горы, а второй — на остров Забвения, находящийся около самого Сумеречного Заслона, разделившего мир Эдеи на две части. Никому из людей не было хода на другую половину, а остров считался одним из опаснейших мест. В принципе, как и Драконьи горы.

Когда спустя три дня беспрерывных поисков сначала нашли мертвых похитителей, а затем вполне живых и здоровых детей, счастью родителей не было предела. Вот только ни один из их сыновей так и не признался, что же с ними случилось за это время.

Мальчишки упрямо твердили, что ничего не помнят и очнулись незадолго до того, как их нашли. Герцогская чета, конечно же, не поверила им, но даже самые сильные менталисты империи так ничего и не смогли обнаружить. Пришлось смириться и прекратить расспросы.

Возможно, со временем, эта история если не забылась, то потускнела бы в памяти, но спустя год после похищения у Максимилиана и Александра проснулся магический дар. Это стало ещё одним потрясением, ведь у остальных одаренных сила начинала просыпаться только в десять лет. И дети обязательно наследовали стихию одного из родителей. А тут совершенно непостижимым образом у четы огненных магов один сын стал повелителем льда, а второй подчинил себе воду.

Подойдя к высокому окну, Макс хмыкнул, вспоминая, что им с братом тогда пришлось пережить. И снова ожили те детские ощущения, когда маленький Макс чувствовал себя какой-то подопытной зверушкой. Его и Алекса тогда разве что на изнанку не вывернули, стремясь понять, как такое вообще возможно.

«Ну и пусть, — расслаблено подумал мужчина, прислонившись лбом к оконному стеклу. — Это того стоило!»

Как всегда при воспоминании о своем спасителе, впоследствии ставшим наставником, на губах ледяного мага расцвела немного грустная улыбка. Тогда, много лет назад, нынешний герцог Ортанский был окончательно покорен красотой и грацией этого невероятного существа. Позднее, изучая все источники, до которых он мог добраться, Максимилиан множество раз задавал себе одни и те же вопросы. Как люди могли допустить разделение мира на две части? Как они вообще позволили случиться такому кощунству?

«Жадность. Всепоглощающая безумная человеческая жадность! — герцог почувствовал, что в его груди начинает зарождаться привычное раздражение и презрение почти ко всей человеческой расе. — Устроить беспощадную кровопролитную резню, вынудив остальные расы покинуть эту часть Эдеи… Ну и чего они добились? Эльфийская столица была разграблена и сожжена. А ведь она считалась одним из самых красивых мест мира. Шахты Варии, где гномы добывали самые чистые драгоценные камни, из-за людской жадности теперь потеряны. Чтобы расчистить там завалы и укрепить своды, понадобится не один год. А уж о территориях других рас даже вспоминать не хочется!»

Тряхнув головой, Максимилиан постарался отогнать злые мысли. Прошло уже более трех тысяч лет после той ужасной войны, которую поначалу ликующие люди прозвали Освободительной. И пусть в учебниках истории она до сих пор так и значится, сейчас все чаще называют ее Позорной.

Но ледяной маг понимал, уже ничего изменить нельзя, поэтому, вздохнув, направился к выходу из спальни. Все слуги, как это бывало, когда к «Морозко» попадала очередная девушка, покинули дом. Поэтому сейчас Максимилиану приходилось готовить самому.

«Ну, ничего, ничего, вот очнется эта спящая красавица, тогда уж я развлекусь!» — На губах мага расцвела предвкушающая зловещая улыбка.

Вот только до кухни он не успел дойти. Появившийся из воздуха магический вестник нарушил все его планы. Просмотрев послание, Максимилиан тяжко вздохнул, бросив полный тоски взгляд в ту сторону, где находилась заветная комната. Ведь там еще оставалось жаркое, которое приготовила Нарика.

Быстро переодевшись в более подобающую для императорского дворца одежду и еще раз с тоской подумав о том, что сегодня только позавтракал, скрылся в портале.

Как обычно, оказавшись в маленькой узкой комнате без окон, Максимилиан замер, чутко прислушиваясь. По раздавшимся приглушенным голосам он понял, что сейчас с императором кто-то разговаривает.

Подойдя вплотную к одной из стен, нажал на еле приметный выступ. Открывшееся маленькое отверстие дало возможность не только лучше слышать, но и видеть происходящее.

— Ваше Императорское Величество, вы же знаете, что ваш отец… — опершись на внушительный резной посох, перед троном стоял высокий седовласый мужчина в просторной хламиде красного цвета.

— Я не мой отец, — раздался немного тягучий голос с отчётливым предупреждением.

— Конечно же, — тут же поклонился маг. — Но все же… Никто не знает, что от них можно ожидать! Они…

— Действовали согласно моей воле, — вновь перебил невидимый пока собеседник.

Седовласому магу нечего было возразить на это, но его блеклые голубые глаза спрятать недовольство ответом императора, не смогли.

— У вас есть еще какие-нибудь дела ко мне, советник?

— Нет, Ваше Императорское Величество, я не смею больше утомлять вас сегодня, — маг почтительно поклонился и, дождавшись позволения, стремительно покинул кабинет.

— Ты все слышал? — поинтересовался император.

Выйдя из потайной комнаты, Максимилиан тоже учтиво поклонился.

— Почти все, Ваше Императорское Ве… — начал он, но заметив, что сидящий перед ним мужчина рассматривает его с каким-то гастрономическим интересом, проглотил окончание.

— В каменоломни отправлю, — скучающим тоном заявил император, смахнув с лица выбившуюся из волос ярко-красную прядь.

— О, отпуск! — наиграно радостно воскликнул герцог Ортанский.

— Обнаглел, — удрученно констатировал Кириан. — Может советник прав, и вас с братом пора приструнить?

Фыркнув, Максимилиан магией передвинул к себе стул, и бросил вопросительный взгляд на своего императора. Тот небрежно махнул рукой, дозволяя ледяному магу присесть. Удобно устроившись, Макс поинтересовался:

— Что на этот раз, по мнению советника Алистана, мы сделали не так?

— Арестовали всю гильдию ткачей в Наризе, — с досадой ответил император. — Кстати, зачем вы туда вдвоем отправились? Неужели у моего начальника тайной стражи не хватает агентов для такого незначительного дела? И вообще, что там случилось?

— Нас с Алексом пожелала видеть бабушка, вот и поехали, — вздохнул Макс, вспоминая, сколько им пришлось вытерпеть нравоучений от вредной старухи. — Заодно и проверили, почему гильдия ткачей, ранее еле сводившая концы с концами, так резко разбогатела. Они опрыскивали ткань раствором с соком листьев буревеля.

— Ну и что? — не понял сути проблемы Кириан. — Насколько я помню, капля этого сока разведенная в воде, позволяет ткани дольше сохранять яркость красок. Это используется повсеместно.

— Если применять обычный способ, да, — хмыкнул Максимилиан. — А вот если добавить эту каплю в некоторые реактивы и обрызгать ими полотно, то люди отдадут последние деньги за простую половую тряпку. Испаряясь, такой состав действует на людей, как наркотик. Несчастным было просто необходимо приобрести предложенную вещь.

— Ишь ты, какие у нас есть умельцы, — недобро прищурился император, облокотившись о поверхность стола. — И кто до такого додумался?

— Не поверишь, — усмехнулся герцог Ортанский. — Один доморощенный алхимик, внук одной из ткачих.

— Не понял… — Кириан недоуменно приподнял бровь. — Что значит, доморощенный? Он разве не обучался в магической академии?

— У его семьи попросту не было таких денег, которые требуют в уплату за обучение. — Ледяной маг укоризненно посмотрел на императора. — А ведь я тебе уже не раз говорил об этом! Столько талантливых ребят пропадает. Или же становятся такими же, как и этот паренек. Ты разбрасываешься ценными кадрами.

— Не волнуйся, я не стану откладывать решение этого вопроса, — пообещал император, откинувшись на высокую спинку стула. — Уже со следующего учебного года появятся места для малоимущих.

— Надеюсь на это! — довольно улыбнулся начальник тайной стражи. — Ректоры некоторых академий тоже заинтересованы в таком нововведении. Неделю назад я встречался с ними. Они просили посодействовать в продвижении закона о бюджетных местах.

— Взяточки берем? — ехидно усмехнулся император.

— Конечно! — серьезно согласился Максимилиан, хоть в глазах и проскакивали искры смеха. — Надо же поддерживать имидж герцогов Ортанских, а это такие расходы. Одежду пять раз за день поменяй, сапоги у самого модного сапожника закажи, запонки только с бриллиантами носи. Причем, желательно, к каждой рубашке свои!

— Да-да, — наиграно посочувствовал Кириан. — Может тебе зарплату поднять?

— Было бы не плохо! — тут же согласился ледяной маг, весело усмехнувшись.

— Обнаглел, — повторился император и пристально посмотрел на своего друга. — Кстати, ко мне недавно заходила ларра Мириан. Что-нибудь уже известно?

— Нет, — сразу став серьезным, ответил Максимилиан. — Она проспит до завтрашнего утра. Удивительно, как вообще смогла так долго продержаться.

— Не забывай, она Забирающая, хоть и не обученная, — напомнил император. — Есть какие-нибудь мысли на этот счет?

— Судя по всему, девушка не из нашего мира, — осторожно сказал Макс, наблюдая за императором.

— С чего ты взял? — Кириан удивленно приподнял бровь.

— Как ни крути, невозможно столько лет прятать Забирающую. Слухи бы все равно просочились. Да и выкинуть ее на холод в непонятной одежде… Я таких глупых поступков в жизни не видел!

— Думаешь, она потомок одного из тех, кто предпочел покинуть Эдею, а не уйти с другими расами за Сумеречный Заслон?

— Скорее всего, так и есть, — согласно кивнул головой маг. — Но не факт, что она появилась в нашем мире именно тогда, когда я ее нашел.

— И что ты планируешь предпринять? — заинтересовался Кириан.

— Сейчас с ней будет чудак Морозко, — ответил Макс. — Послужит у меня несколько недель и, если подозрения не оправдаются, отправим ее учиться. В нашем мире она точно не пропадет, с таким-то даром.

— Ну вот, а ты еще сопротивлялся, когда Алекс предложил эту роль, — хохотнул император, моментально расслабившись.

— Вообще-то я всегда думал, что работа начальника тайной стражи — перебирать бумажки и указывать своим повелительным перстом, куда и в каком темпе необходимо отправиться подчиненному, — буркнул Максимилиан, вспоминая, при каких обстоятельствах ему довелось примерить роль доброго волшебника.

«Если бы только кто-нибудь знал, как иногда принимаются важнейшие решения в империи Роз, давно бы уже войну объявили, в надежде, наконец, подмять под себя сильнейшую державу этой части Эдеи, — мысленно усмехнулся маг. — Ну, или, наоборот, сидели бы тише воды ниже травы, чтобы не связываться с такими психами!»

— Да уж, Нирейское вино действительно самое крепкое в нашей части мира. — Рассмеялся император, догадавшись, о чем подумал друг. — Кстати, а что мы тогда хоть отмечали?

— Избавление Алекса от липучей, как миритка[1], и чрезмерно болтливой ларры Кассии, — напомнил Максимилиан, вставая. — Вот уж кто действительно является счастливой находкой для шпиона.

— Не факт, — хмыкнул Кириан, насмешливо глядя, как ледяной маг чуть ли не покряхтывая, расхаживает по кабинету, разминая затекшее тело. Он специально велел поставить у себя в кабинете такие неудобные стулья, чтобы пришедшие к нему не могли расслабиться ни на секунду. Хотя, с другой стороны, какой идиот додумается попробовать расслабиться перед ликом своего императора? — Дай ей волю, и она кого хочешь заболтает до смерти! Ее бы в стан врага заслать, выигрывали бы сражения без кровопролития.

— Ты слишком жесток, — укоризненно покачал головой Макс. — Недаром во всех королевствах о тебе ходят такие ужасные слухи!

— Вот пусть и дальше ходят, — благосклонно кивнул император. — Ты сейчас к себе, или еще побудешь во дворце?

— Наведаюсь к своим оболтусам, потороплю с докладами, — ответил маг, присев на подоконник. — А то совсем распоясались! Доклад по гильдии ткачей должен был быть у тебя на столе еще два дня назад. Ну, а затем вернусь к нашей незнакомке. Надо же ей хозяйство показать, да к работе приставить, — ехидно усмехнувшись, закончил Максимилиан.

— И, правда, женоненавистник, — сокрушенно покачал головой Кириан, старательно сдерживая улыбку. — Эх, женить бы тебя на какой-нибудь феечке!

Ледяной маг поперхнулся от такого заявления. На мгновение нахмурившись, Макс постарался отогнать неприятную мысль о том, что Кириан действительно может решить осчастливить его таким способом. Хоть они и друзья, но не стоило забывать, что перед ним император. А границы дозволенного герцог Ортанский всегда знал и соблюдал.

— Кто бы говорил, — фыркнул Макс, постаравшись скрыть за улыбкой свое беспокойство.

— Я еще слишком молод для столь ответственного шага, — парировал император, самодовольно скрестив руки на груди.

— Моложе меня всего-то на пять лет, — не остался в долгу маг.

— Не нашел еще достойной на роль императрицы, — выкрутился Кириан, победно глянув на друга.

Но чтобы там ни было, а все же Максимилиан успел заметить мелькнувшую грусть в черных глазах императора. Он слишком хорошо успел изучить своего друга за годы общения.

«Ну да, в нем видят только самую выгодную партию, при этом боятся до дрожи в коленках. Эти вертихвостки норовят забраться к императору в постель при малейшем намеке на его интерес, — недовольно подумал маг, как всегда испытав обиду за друга. — А потом по секрету всему свету рассказывают, какой он страшный и ужасный. Неужели действительно думают, что Кириан ничего не знает об этом? И ведь ни одна из них даже не попыталась узнать его настоящего!»

Мотнув головой, отгоняя неприятные мысли и стараясь унять раздражение, Максимилиан пристально посмотрел на своего друга.

«И ведь не урод, — констатировал он, стараясь увидеть Кириана женским взглядом. — Высокий, широкоплечий, с мускулистой фигурой. И черты лица правильные, словно их вылепил искусный скульптор. А сочетание иссине-черных волос и вишневых глаз… Так, стоп, почему вишневые?»

— Вашество, ты бы осторожнее был, — вкрадчиво сказал Макс, подавшись вперед. Заметив непонимающий взгляд императора, лаконично пояснил: — Иллюзия.

Ухватившись двумя пальцами за длинную прядь волос и поднеся ее к глазам, Кириан тихо выругался:

— Вот же шерховы дети[2]!

Император выпрямился в кресле и, прикрыв глаза, приступил к созданию сложной пятиуровневой иллюзии. Она требовала не только огромной концентрации, и значительной магической силы, но и ювелирной точности.

Не каждый маг пятой ступени мог с ней справиться, даже если обладал хорошим резервом. Но в тоже время эту иллюзию было практически невозможно обнаружить, настолько плотно она переплеталась с магическими потоками в теле человека. Именно этот факт и заставил императора в совершенстве овладеть таким сложным заклинанием. Правда, был в ней один существенный недостаток. При сильнейшем эмоциональном всплеске она могла развеяться.

А в это время, глядя как его друг медленно возвращает себе былой облик, Максимилиан думал о превратностях жизни.

«Прежнему императору приходилось накладывать эту иллюзию, чтобы скрыть признаки нестабильности силы. А его сын вынужден скрывать тот факт, что он уже давно и в полной мере подчинил свой внутренний огонь».

Когда в детях просыпалась сила, это сказывалось на их внешности. Волосы юных магов приобретали цвет той стихии, к которой они были предрасположены. Так у огневиков они становились красными, словно пламя. У водников и воздушников — синими и голубыми, немного отличаясь оттенками. У земляных — коричневыми, у некромантов черными, а у целителей — золотыми, вперемешку с серебристыми прядями. У ледяных же магов они были белыми.

И чем лучше маг овладевал своей силой и мог контролировать ее, тем меньше стихийных прядей оставалось. А совершеннее владение силой, тем выше магический статус. Архимагами могли считаться те, у кого осталось, максимум, пять цветных прядей. Но тех, кто мог полностью убрать из своих волос цвета стихий, не рождалось очень давно.

«Или они хорошо скрывали это, — хмыкнул Макс, заметив, что император заканчивает создание иллюзии. — В принципе, мы с братом такие же, как и Кириан. Тоже скрываем от всех, что у нас осталось только по одной цветной пряди, тогда как окружающие видят, минимум, двенадцать. В чем-то император прав: полностью раскрывать свой потенциал — недальновидно. Всегда может найтись кто-то сильнее».

— Так лучше? — отвлек его от размышлений Кириан, посмотрев на друга уже ставшими привычно черными глазами.

Макс подошел ближе к столу и с самым серьезным видом принялся пересчитывать красные пряди.

— Тебе заняться больше нечем? — недобро прищурился император.

— Если ты не знал, то я тебе открою одну маленькую тайну, — прекратив считать и скрестив руки на груди, ответил маг. — Во дворце есть специальные люди, которые по три раза на дню пересчитывают эти несчастные прядки, а затем докладывают своим хозяевам! Не дай боги их стало больше, чем обычно! Ты сам прекрасно знаешь, как все этого боятся.

— Да ладно! — Кириан недоверчиво хмыкнул. — Нет, я замечал, как некоторые слуги и даже аристократы занимаются этим, но не думал, что так часто.

— Чаще уже некуда, — вздохнул герцог, вновь принявшись за прерванное занятие. — Одиннадцать, двенадцать… Повернись. Ага, пятнадцать. Все на месте!

— Этот гадюшник меня скоро с ума сведет, — буркнул император, устало потерев лицо. — Ладно, иди, занимайся своими делами и пришли мне, наконец, те отчеты. А в следующий раз постарайся, чтобы таких накладок не было! Я предпочитаю заранее знать, из-за чего я вас выгораживаю перед этим пронырливым советником.

Учтиво поклонившись, начальник тайной стражи заверил, что такое больше не повторится. Покинув рабочий кабинет императора, Максимилиан был решительно настроен устроить показательную порку обленившихся подчиненных и успеть вернуться домой до того, как незнакомка очнется.

«Еще не хватало, чтобы она по дому без присмотра бродила!»

Глава 3

Проснувшись, но так и не открыв глаза, Алиса нежилась в постели, ощущая тепло и уют. Вставать совершенно не хотелось. Наоборот было желание, как можно дольше продлить эту сладкую негу.

«Как же хорошо, когда никуда не надо спешить, — лениво подумала она, зарываясь с головой в пуховое одеяло. — Не поняла…»

Замерев и все также не открывая глаз, девушка принялась ощупывать слишком жаркое для летнего времени одеяло. Может ей просто почудилось спросонья?

Открыв глаза, Алиса с недоумением оглядела совершенно незнакомую комнату. На попытку вспомнить почему она здесь оказалась, память ответила глухим молчанием. Озабоченно девушка обернулась к окну, там, за стеклом, бушевала метель. И тотчас бурным потоком на несчастную обрушились воспоминания. Тело, вспомнив обжигающий холод, непроизвольно начало мелко вздрагивать, а дыхание перехватило.

Резко откинувшись на подушку, Алиса испуганно повыше натянула теплое одеяло, пережидая, пока пройдет дрожь. Вот только в панике заметавшиеся мысли, не способствовали быстрому успокоению. Девушка четко помнила институт и поход в туалет, а затем, злосчастную дверь и заснеженное поле.

Вновь почувствовала пронизывающий и, казалось, вымораживающий саму ее суть холод. Вспомнила ощущение безысходности от понимания, что ей не выжить в легком летнем сарафане и босоножках в зимнем лесу.

«Значит не сон… Не кошмар… Все наяву!»

Смотря в потолок бессмысленным взглядом, Алиса пыталась понять, что ей теперь делать. Крамольные мысли о другом мире, девушка старательно отгоняла от себя. Ей совершенно не хотелось думать, что она на самом деле могла оказаться на месте героинь ее любимых романов фэнтези.

Нет, как и все девушки (или почти все), Алиса иногда любила помечтать о перемещении в другой мир. Ее бы там ждали какие-то приключения, хорошенько приправленные магией. А еще обязательно в том мире она встретила бы любовь всей жизни. И каждый раз это был новый персонаж, не похожий на предыдущего.

Но… Сейчас, когда перед ней реально замаячила перспектива «попаданства», Алиса поняла, что совершенно не хочет этого. Единственным ее желанием было проснуться дома в своей постели и вспомнить все произошедшее, как дурной сон, ночной кошмар, которому никогда не суждено сбыться.

Неизвестно сколько бы она еще предавалась горьким мыслям, но тихий щелчок возвестил о том, что кто-то вошел в спальню. Приподнявшись, Алиса настороженно посмотрела на нежданного гостя. Спустя секунду, она признала в нем того вредного дедка, который издевался над ней в зимнем лесу.

«Значит, это он спас меня, — решила Алиса, пристально рассматривая незнакомца. — Ну, спасибо, что хоть не бросил там!».

— Смотрю, встала ты уже, деточка, — хмыкнул в густую бороду дед. — Как спалось-то тебе? Ничего не мешало? Мягка ли перина была?

— Все хорошо, спасибо, — осторожно ответила Алиса. — А где я?

— Так дома у меня, где ж еще-то! — усмехнулся ее спаситель, скрестив руки на груди. — Раз ты под ель заветную пришла, значит, именно сюда попасть и стремилась. Вот только зачем ты в ночной сорочке по лесу бегала? Неужели другой одежонки не нашлось?

— Какой еще ночной сорочке? — удивилась Алиса и, приподняв край одеяла, осмотрела себя.

Сейчас на ней, вместо ее сарафана, была надета длинная фланелевая рубашка.

«Явно мужская!»

— Да в той, что мне пришлось с тебя снимать, — ответил дедушка. — Странная она какая-то. Впервые такую вещицу видел.

— Эм… Я… — Алиса принялась судорожно соображать, чтобы такого сказать в свое оправдание.

— Ты? — насмешливо приподняв бровь, дедок махнул рукой, и к кровати плавно подлетело большое удобное кресло.

Присев, он уже хотел продолжить допрос, когда заметил, что девушка буквально вытаращилась на него. Обратив внимание, что она смотрит то на него, то на кресло, в котором он сидел, маг слегка нахмурился.

— Что-то не так? — осторожно поинтересовался, пристально глядя на девушку.

— Я, точно, в другом мире, — убито прошептала Алиса, но тут же встрепенулась. — А может быть?.. Дедушка, а, дедушка, как вы кресло летать заставили? За ниточки подергали? — поинтересовалась девушка с безумной надеждой во взгляде.

— Слевитировал! — оскорбился старик. — Это же самое прос… Ты никогда такого не видела? — перебив сам себя, поинтересовался он. — Откуда же ко мне такая несведущая попала?

— Из леса?.. — продолжая настороженно смотреть на незнакомца, неуверенно предложила вариант Алиса.

«Мало ли, вдруг он меня за умалишенную примет, если скажу, что из другого мира?»

— Зачем врешь дедушке? — неодобрительно покачал головой старик. — Откуда ты, милая? Расскажи мне все, вдруг помочь смогу.

И Алиса, чувствуя, как непрошеные слезы начинают наворачиваться на глаза, решила сознаться. Глубоко вздохнув и зажмурившись, чтобы не расплакаться, она тихим бесстрастным голосом рассказала все, что с ней приключилось.

По мере того, как ее рассказ подходил к концу, в сердце все больше укреплялась надежда на то, что этот странный дедок сможет ей помочь.

— Вы можете вернуть меня домой? — Алиса даже немного подалась вперед, желая услышать положительный ответ.

— Нет, — твердо ответил ледяной маг, немного слукавив.

Шанс всегда имелся. Можно было попробовать узнать, где находится мир девушки. И даже отправить ее назад, проведя нужные расчеты, но… Ее дар все предрешил.

«Прости, милая, но я не могу тебя отпустить, — подумал он, глядя на то, как по бледной щеке девушки скатилась одинокая слезинка. — Слишком ценна та способность, которой ты обладаешь. Я не имею права лишить Эдею еще одной Забирающей!»

— Но как же… Я ведь… — чувствуя, как горло сдавливает от подступивших рыданий, Алиса сжала руки в кулаки, принявшись глубоко и размеренно дышать.

Все ее надежды и чаяния были перечеркнуты в один момент.

— Как тебя зовут? — поинтересовался маг, стараясь отвлечь свою гостью.

«Вот только женской истерики мне тут не хватало!» — раздраженно подумал он, еле заметно скривившись.

— Алиса, — выдохнула девушка, держась из последних сил, чтобы позорно не разреветься.

— А меня — Морозко, будем знакомы!

Алиса настолько опешила от услышанного, что даже как-то позабыла о своих переживаниях. Приоткрыв рот от удивления, она уставилась на того, кто назвался именем известного в ее мире сказочного персонажа. Пару раз моргнув, девушка честно попыталась хоть что-нибудь сказать, но от шока не смогла произнести ничего, кроме нечленораздельного мычания.

— Что-то не так? — подозрительно посмотрев на потрясенное лицо девушки, поинтересовался маг.

— Да вы издеваетесь! — возмутилась Алиса, стукнув сжатой в кулак рукой по одеялу. — Какой еще Морозко?!

— Добрый волшебник! — рявкнул в ответ мужчина, раздраженный непонятным поведением девушки.

— Еще скажите, что мне надо у вас прислугой побыть, да всячески угождать, чтобы меня потом дарами богатыми наградили, — фыркнула Алиса, все больше начиная злиться.

— А ты откуда знаешь? — подавшись вперед, маг впился взглядом в возмущенное лицо девушки.

— Да у нас эту сказку каждый ребенок знает! — ехидно ответила Алиса. — По крайней мере, в моей стране точно. Не-е-ет, теперь-то я все поняла, вы — псих! — Вскочив, она принялась расхаживать по кровати, благо ее размеры позволяли вполне спокойно это делать. — И сообщники ваши тоже психи. И все это просто жестокий розыгрыш!

Казалось бы, умершая надежда вновь расправила крылья, и девушка «уцепилась» за подвернувшуюся возможность все объяснить. Она тут же решила — пусть лучше это окажется похищением какими-то неадекватными личностями, чем другой мир.

 — Где тут скрытые камеры, а? Да я на вас в… — резко развернувшись, Алиса зацепилась ногой за одеяло. Не сумев удержать равновесие, сгруппировалась, приготовившись встретиться с полом, но зависла над ним в паре сантиметрах.

Удивленно повертела головой и, поняв, что ей это не показалось, Алиса судорожно сглотнула. Вися вниз головой, она принялась суматошно болтать руками и ногами в воздухе, пытаясь за что-нибудь уцепиться, чтобы принять нормальное положение. Потом почувствовав, как неведомая сила приподнимает ее выше и, перевернув, отпускает, придушенно пискнула и упала на кровать.

— Не болтай глупости, тараторка! — грозно приказал старик, пытаясь не расхохотаться.

Уж слишком забавно выглядела девушка, вися попой к верху. Он получил истинное удовольствие, разглядывая ее.

«А посмотреть там было на что», — хмыкнул он, оценив открывшийся ему вид.

Алиса же, широко раскинув руки и тяжело дыша, уставилась опустошенным взглядом в потолок. Чувство полета, которое она испытала, потрясло девушку до глубины души. А безумная надежда на розыгрыш пусть и жестокий окончательно оставила ее.

«Я одна… Совершенно одна в незнакомом и чуждом мне месте», — чувствуя начинающуюся истерику, девушка до боли прикусила внутреннюю сторону щеки.

— Не стоит расстраиваться попусту, — прервал затянувшееся молчание Морозко. — Назад уже ничего не вернешь. Теперь тебе надо думать, как жить дальше. Поживешь тут несколько недель, обвыкнешься, о мире нашем узнаешь, а там уж и решим, как дальше быть с тобой. В беде тебя не оставлю, хорошо вознагражу, если уважишь старика. Я все же добрый волшебник, как-никак!

И вроде бы все правильно он говорил, но Алиса испытала такую злость на него, что еле сдержалась от обидных слов в ответ. Как это часто бывает, когда люди испытывают боль и разочарование, а кто-то пытается их поучать, появляется сильное желание сделать так же больно и этому человеку. И все доводы разума о том, что он ни в чем не виноват, куда-то испаряются.

«Волше-э-эбник, — передразнила Алиса, чувствуя глухое раздражение в груди. — Дать бы ему чем-нибудь тяжелым в лоб, посмотрела бы я тогда на его доброту!»

— Долго еще себя жалеть будешь? — поинтересовался скучающим тоном старик. — С таким настроем ты в нашем мире долго не протянешь. Лучше уж сразу со скалы спрыгнуть, так хоть долго мучиться не будешь.

Приподнявшись, Алиса уже приготовилась высказать все, что думает, но натолкнувшись на внимательный взгляд голубых глаз, резко успокоилась. Практически сразу на смену злости, пришло чувство стыда, а затем и раздражение на саму себя.

«Он ведь действительно не виноват ни в чем… Наоборот, еще и помочь пытается, а я… — девушка потерянным взглядом уставилась прямо перед собой. — И вообще, не может быть такого! Где есть вход, обязательно должен быть и выход! По-другому просто не бывает. Мне нужно только время, чтобы найти его! А пока…»

— Что мне нужно делать? — немного обреченно поинтересовалась она.

— Вот это уже совсем другой разговор! — довольно улыбнулся дед, явно испытывая облегчение от того, что намечавшаяся истерика так и не началась. — Значит так, ты должна будешь прибираться в доме, вытирать пыль, мыть полы, перестилать постели. Также на тебе лежит готовка. Покушать я люблю много и вкусно! Запасы в кладовых есть, а если что-то закончится, надо заказать. То есть тебе еще надо будет провести ревизию на…

Чем дольше Алиса слушала этого «доброго» дедушку, тем сильнее ее глаза округлялись. По всему выходило, что ей придется трудиться с раннего утра до позднего вечера, как Золушке, чтобы все успеть сделать. Ведь, судя по всем перечисленным обязанностям, дом Морозко должен был быть, как минимум, дворцом!

«Стирка, уборка, готовка, еще и на ночь ему почитай, — начала мысленно «закипать» девушка, сжимая в руках одеяло, чтобы не наброситься на этого «волшебника». — Да это же рабский труд какой-то! А где контракт? Где оглашение заработной платы? Где гарантии, что меня не обманут, в конце концов?!»

— А в баньке вас не попарить? — перебив неугомонного дедка, ехидно поинтересовалась девушка.

— А ты и это умеешь? — с живейшим интересом во взгляде поинтересовался Морозко, явно с трудом сдерживая смех.

— Обойдетесь! — рявкнула Алиса, начав оглядываться в поисках какого-нибудь тяжелого предмета.

— Ну, нет, так нет, — приподняв руки в примирительном жесте, пошел на попятную волшебник. — Ну что, справишься? Или непосильная для тебя задача?

Девушка поджала губы и молча кивнула. Как ни крути, а обживаться в этом новом мире ей все равно надо, раз уж пока возможности вернуться назад нет. А прислуживать старику не такой уж и плохой вариант.

«Так почему бы не начать с этого? Чай не прынцесска, как любила говорить бабушка Тася»

Воспоминание о близком человеке, отозвалось болью в сердце. Сразу же захотелось увидеть бабушку, поговорить с ней, рассказать о своих переживаниях. Упрямо тряхнув головой, Алиса отогнала болезненные для нее мысли и решила подумать обо всем позже.

— Только мне надеть нечего, — потеребив край рубашки, смущенно сказала девушка.

— С этой бедой я тебе помогу, — по-доброму улыбнулся дед. — Видишь, с левой стороны от кровати дверь в стене? Там гардеробная, где ты сможешь выбрать себе что-нибудь по размеру. А у меня за спиной еще одна дверь, — он неопределенно мотнул головой. — Это ванная. Приводи себя в порядок и через полтора часа я хочу увидеть в столовой обед!

Больше ни слова не говоря, мужчина стремительно покинул комнату, оставив Алису одну. Девушка недоверчиво посмотрела на ту дверь, за которой только что скрылся хозяин дома, и возмущенно крикнула:

— А кухню и столовую мне как найти прикажете? Методом научного тыка?

Вот только ответ она, конечно же, не получила. Алиса раздраженно тряхнула головой и, решив самой попробовать во всем разобраться, сначала отправилась в ванную. Осторожно заглянула в приоткрытую дверь и облегченно выдохнула. Комната оказалась светлой и просторной, с высоким окном, сейчас занавешенным легкой полупрозрачной тканью. Прямо в центре стояла большая ванна, с красивыми медными ручками. Тут даже душ имелся! На тонкой длинной ножке, с навершием в форме ромашки с чуть загнутыми вовнутрь лепестками.

— Красота какая! — непроизвольно выдохнула Алиса, рассматривая это произведение искусства.

Приведя себя в порядок и надев халат, который оказался ее размера, Алиса возвратилась в спальню. Но здесь она не задержалась, так как времени было очень мало, а прошла в гардеробную.

 А там… У Алисы даже дыхание перехватило, когда она увидела размеры комнаты. Девушка всегда мечтала именно о такой гардеробной. С полками до самого потолка, с несколькими рядами вешалок для одежды, да еще и с низенькими подставками для обуви, стоящими вдоль стен.

Правда сейчас гардеробная была практически пустой. На вешалках сиротливо висели пять длинных платьев и две шубки. На подставках стояли зимние сапог, две пары туфелек на невысоком каблучке и балетки на плоской подошве.

— Не густо, — констатировала Алиса, заглянув в несколько выдвижных ящиков и найдя в одном из них несколько комплектов нижнего белья. — Хотя не в моем положении нос воротить. Спасибо, хоть это есть!

Выбрала себе темно-зеленое платье с низким вырезом лифа, под которое подобрала сорочку из плотной белой ткани. Быстро переодевшись и застегнув все крючки спереди, Алиса удивилась тому, как идеально село платье.

«Словно на меня шито…», — вертясь перед высоким зеркалом, размышляла она.

Вспомнив, что еще нужно приготовить обед, она покинула комнату. Выйдя в коридор, Алиса настороженно осмотрелась по сторонам, но кроме ряда дверей и висящих на стенах картин, ничего интересного не увидела. Недолго думая, Алиса повернула налево и довольно улыбнулась, заметив в конце коридора лестницу. Но спускаясь вниз обнаружила еще одну — уже с правой стороны.

«Да уж, куда бы ни пошла, все равно бы нашла выход», — хмыкнула девушка.

Попутно исследуя дом, Алиса пыталась вычислить, где может находиться кухня.

— Ну и какая из этих дверей ведет на кухню? — устало вздохнув, спросила Алиса тишину. — Неужели так сложно было сказать, как и что найти здесь?

Девушка потянула наугад одну из дверных ручек и тут же тихо вскрикнула, когда из темного проема выпала деревянная палка, больно стукнув ее по голове. Потирая ушибленное место и смаргивая выступившие от боли слезы, Алиса мысленно на чем свет кляла хозяина дома, не соизволившего показать ей, что и как здесь расположено.

— Алиса, ты что делаешь? — раздался за спиной голос Морозко.

— Кухню ищу! — ответила та, хмуро посмотрев на старика.

— В кладовке? — удивился маг и махнув рукой, слеветировал швабру, так нелюбезно поступившую с девушкой, на ее законное место. — Пойдем, покажу тебе, где она находится, пока ты мне что-нибудь тут не сломала.

«Вредный стар-рикашка», — подумала Алиса, прожигая недобрым взглядом спину мага.

— Вот, смотри, это кухня. — Открыв дверь в самом конце коридора, Морозко подождал, пока девушка подойдет к нему.

Пройдя внутрь, Алиса принялась рассматривать место своей будущей работы.

«Вернее одно из них», — тоскливо подумала она.

Прямо посреди комнаты стоял большой разделочный стол, а рядом с ним еще один поменьше, на котором стояло множество маленьких баночек. У стены примостились широкие полки, заставленные разнообразной посудой. В противоположном конце комнаты в одном углу стоял умывальник, а в другом — миниатюрная печурка.

«Дровяная печь? — уныло разглядывая рядом с печуркой мелко наколотые дрова, подумала Алиса. — Только Ивана-дурака на ней не хватает для полного сказочного сходства».

— За той дверью хладник, в котором хранится мясо, — указав на низенькую дверь, пояснил маг. — А там кладовая с другими продуктами. Хлопни два раза в ладоши, чтобы свет зажечь. Вот тут, на полочке, в мешочке лежит солнечный камушек, — кивнув на прикрепленную к стене дощечку, продолжил пояснения Морозко. — Когда положишь дрова, просто поднеси солнечник к ним, огонь и появится. Можешь приступать, а я пока отдохну. Умаялся что-то.

 «Как же он живет один? — раздраженно подумала Алиса, открывая дверь кладовой. — Или у него тут постоянно разные девицы ошиваются, охочие до богатых подарков?»

— Может ему кашки молочной сварить? — задалась вопросом девушка, обозрев небольшие комнатки в которых хранились разнообразные продукты и ехидно улыбнулась. — Старенький ведь, желудок поберечь надо!

Представив, как вытянется лицо ее нанимателя, девушка взяла нужные ингредиенты и вернулась в кухню, вполне довольная своей задумкой. Весело напевая себе под нос, Алиса промыла гречневую крупу и, набрав в кастрюльку воды, поставила на печурку. Открыв маленькую железную дверцу, накидала в печь дров.

— Ну что, осталось поджечь все это, — доставая из мешочка камушек, пробормотала девушка.

Засунув руку внутрь, поднесла камешек к дровам. Вот только она совсем не ожидала, что пламя вспыхнет мгновенно, опалив кожу. Дернувшись, девушка больно ушибла руку и выронила солнечник.

— Да что ж такое-то?! — Алиса чуть не плакала от боли и обиды, пытаясь снять жжение холодной водой из-под крана.

— Что у тебя опять случилось? — раздался позади нее недовольный голос.

— Руку обожгла, — буркнула в ответ девушка, из-за боли даже не удивившись появлению старика.

— Вот же горе луковое, — тяжело вздохнув, Морозко принялся осматривать пострадавшую конечность. — Ничего там страшного нет, скоро все само пройдет.

— Простите, я камушек уронила, — повинилась Алиса, несмело заглянув в его глаза.

— Куда? — ошарашено спросил мужчина.

А в следующий миг комнату заполнил какой-то противный писк. Волшебник, ни слова не говоря, тут же крепко прижал девушку к себе. Алиса уже хотела возмутиться такому произволу, когда раздался грохот взрывов. Испуганно вскрикнув, она сама изо всех сил прижалась к мужчине.

Глава 4

Когда все стихло, Алиса, наконец, сумела отстраниться от мага и осторожно выглянула из-за его плеча. Первое, что она заметила — голубоватые всполохи вокруг них. Присмотревшись, поняла, что это полупрозрачный купол.

Залюбовавшись бликами, пробегающими по стенам купола, девушка на некоторое время выпала из реальности. И если бы обнимающий ее маг не пошевелился, еще бы долго так простояла. Потом она увидела развороченную печь, кучу обломков, валяющихся по полу и покрытые сажей стены и потолок.

Из оконного проема, лишенного рамы, в комнату с порывами холодного ветра залетали снежинки и смешивались в воздухе с оседающей на пол гарью. Переведя недоуменный взгляд на мужчину, Алиса испуганно икнула, увидев яростно сверкавшие голубые глаза.

— Я все уберу! — поспешила заверить девушка, пока маг не прибил ее за раскуроченную кухню.

— Конеш-шно убереш-ш-шь, — прошипел Морозко, видимо, мечтая прикопать где-нибудь в сугробе это ходячее несчастье.

Убрав защитный купол, ледяной маг быстро отошел от Алисы, стараясь успокоиться. Несколько раз глубоко вдохнул и тут же закашлялся от пыли и сажи. Бросив еще один злобный взгляд на девушку, от чего та чуть не запрыгнула на уцелевшую раковину, одним взмахом руки поднял в воздух то, что осталось от печи. Выкинув обломки в окно и закрыв проем тонким полупрозрачным слоем льда, рыкнул, не глядя на девушку:

— Стой здесь!

Но ему и не требовалось предупреждать. При всем желании сейчас Алиса просто не смогла бы сдвинуться с места. Ее буквально колотило от страха.

«Какой страшный дедушка», — пронеслась в голове паническая мысль при воспоминании о злобном взгляде старика.

Правда, окончательно запугать саму себя ей времени не дали. В открытую дверь влетели швабра, ведро и стремянка. А следом за ними зашел в комнату и Морозко. Оставив уборочный инвентарь около стены, он еще раз осмотрел разгромленную кухню.

— Я сейчас отправлюсь по делам, а ты приступай к уборке. — Грозно посмотрев на Алису, маг быстро спрятал руки за спину, наверное, чтобы не придушить ненароком. — Надеюсь, когда вернусь, здесь все будет сверкать! Если справишься раньше, то очень прошу, ничего не трогай. Мне бы хотелось вернуться в дом, а не на его руины!

Больше не сказав ни слова, он исчез в портале.

Несколько мгновений полной тьмы — и вернувший свою внешность маг уже стоит в гостиной в доме своего брата. Решив сначала проверить рабочий кабинет, направился дальше по коридору. У приоткрытой двери маг на мгновение задержался, прислушиваясь к происходящему в комнате. Усмехнувшись тому, что услышал, широко открыл дверь.

— Здравствуй, брат, — весело поздоровался Макс, наблюдая за тем, как симпатичная горничная тут же отскочила от Алекса.

— Мне нужно идти, господин, — пролепетала она, разглаживая примятое платье и проведя рукой по растрепанным волосам.

Поклонившись, горничная выскочила из комнаты, прикрыв за собой дверь.

— И тебе не хворать, — недовольно пробурчал водный маг, усаживаясь в кресло.

— Принялся за прислугой ухлестывать? — присаживаясь напротив брата, поинтересовался Макс. — Ай-яй-яй… Неужели ларры стали обходить тебя своим вниманием, раз…

Недовольно цыкнув, Александр привычно накрыл комнату куполом и зло пробурчал:

— Вообще-то я работал.

— Ах, рабо-отал, — усмехнулся Максимилиан, откидываясь на спинку кресла и осматривая немного растрепанный вид брата. — Ну и кто на этот раз?

— Не успел выяснить, кое-кто так не вовремя заявился ко мне! — обиженно ответил Алекс.

Рассмеявшись над недовольством брата, Макс покачал головой. Раньше и к нему частенько присылали вот таких куколок, чтобы попробовать узнать «страшные» тайны герцога Ортанского. Но он очень быстро и жестко пресек все попытки.

А вот Алексу наоборот нравилась такая игра. Он с огромным удовольствием поддерживал вид беззаботного весельчака и любителя женщин. На что и клевали всякие идиоты, поверившие, будто он может стать очень легкой добычей.

«Это они, конечно, зря. — Потерев подбородок, Макс задумчиво осмотрел кабинет. — Начальником внешней разведки не так-то легко стать. Но ведь об этом и мало кто знает».

— Кстати, ты зачем пожаловал-то? Только не говори, что нас опять желает видеть бабуля. — Вздрогнув от воспоминаний о вредной ларре Кассандре, Алекс умоляюще посмотрел на старшего брата. — Я не хочу ее видеть, минимум, год!

— Нет, не волнуйся, бабушка нас не побеспокоит еще пару месяцев точно, — отмахнулся Максимилиан.

— Тогда в чем дело? Ведь у тебя такой необычный «улов» дома, — усмехнулся водный маг, пристально посмотрев на брата.

— Вот поэтому я и здесь, иначе бы просто прибил ее! — рявкнул Макс, вновь почувствовав, как злость буквально накрывает его.

— Что случилось? — вмиг посерьезнев, спросил Алекс.

— Она кухню взорвала! — буквально выплюнул ответ Максимилиан.

— Зачем? — от удивления водный маг даже рот приоткрыл.

— Обед хотела приготовить, — буркнул ледяной маг и не в состоянии усидеть на одном месте, принялся нервно расхаживать по кабинету.

— А-а-а… — глубокомысленно изрек Александр, пытаясь представить, что же можно готовить с таким эффектом.

«Надо будет обязательно поинтересоваться у своего повара. Мало ли где это умение может пригодиться».

Понаблюдав некоторое время за мечущимся по комнате братом и поеживаясь из-за резко понизившейся температуры воздуха, Александр как можно более спокойно сказал:

— Может, объяснишь мне все с самого начала?

Резко остановившись, Макс выдохнул и начал рассказывать с того момента, когда Алиса очнулась. Чем дольше он говорил, тем спокойнее становился, и даже похвалил девушку.

— Алиса вполне достойно справилась с теми трудностями, что я устроил. Правда, когда получила шваброй по лбу, пытаясь обнаружить кухню в кладовке для уборочного инвентаря, пришлось ей немного помочь.

— Ты проявил милосердие? — Изобразив на лице священный ужас, Алекс старательно пытался не рассмеяться. — Видно стареешь, брат.

— Не дождешься. — Рассмеялся герцог. — Или тебе уже совсем невмоготу и хочется быстрее примерить герцогские регалии на себя?

— Всю жизнь мечтал! — сразу же согласился водный маг. Вот только отвращение, появившееся на его лице, испортило все впечатление. — И что же было дальше?

— Я показал кухню и объяснил, где хранятся запасы продуктов, — пожал плечами Максимилиан. — А она ее взорвала!

— И как это произошло?

— Алиса додумалась сунуть руку внутрь плиты и, конечно, обожглась. Да еще и солнечник выронила! Хорошо, я вовремя пришел. А то от нашей будущей Забирающей мало что осталось бы. Как вообще можно было додуматься до такого? Да каждый ребенок знает, как нужно обращаться с солнечными камнями!

— Каждый ребенок нашего мира! — напомнил ему немного успокоившийся Александр. — Но Алиса не отсюда и просто не могла знать, какой будет эффект, если такой камешек бросить в огонь.

И Максу нечего было на это возразить, оставалось только признать свою вину и немалую. Ведь если бы герцог, наблюдавший за девушкой через магическое око, тогда не пришел узнать, почему Алиса так быстро метнулась к крану с водой, могло бы случиться непоправимое.

— Понимаю, что сам виноват, — сознался ледяной маг. — И все равно ей будет нелегко прижиться у нас без элементарных знаний.

— Вот и научи ее если не всему, то хотя бы самому необходимому. — Алекс серьезно посмотрел на прикрывшего глаза брата. — Сам понимаешь, какая ответственность на тебе лежит. Не хотелось бы, чтобы и эта Забирающая покинула империю. А охотников заполучить целителя экстра-класса будет просто не счесть.

— Да сам знаю!

— Почему ты так разнервничался? — не выдержал Алекс, когда герцог чуть не выронил довольно дорогую фарфоровую статуэтку, которую машинально прихватил с полки. — Подумаешь, кухню разнесла. Так ведь не специально. Все вполне поправимо.

— Да не гожусь я в няньки для столь юной особы! — возмутился ледяной маг, смахнув со столика какую-то деревянную безделушку.

— Не в няньки, а в учителя, — поправил его брат, постаравшись скрыть улыбку.

— Тем более! Может ее сразу отправить к Мириан?

— Нет! Это не выход. Макс, пойми, если она будет жить у Мириан, на нее легко сможет повлиять любой, кто этого захочет. — Раздраженно растрепав свои волосы, Александр устало откинулся на спинку кресла. — Сам знаешь, сколько при дворе всякой швали. Мы хоть и стараемся их контролировать, но тоже не всемогущи. А эта твоя Алиса слишком ценна для нас.

— Не думаю, что она настолько глупа, чтобы верить первому встречному, — возразил Максимилиан. — Думаю, Алиса вполне способна разобраться в ситуации и избежать расставленных ловушек.

— Откуда ты это знаешь? С чего ты решил, что она захочет принять именно наше видение мира, а не другое? Или ей не захочется чего-то другого? Твоя уверенность в этой девушке совершено не обоснована.

От его слов Макс чуть заметно поморщился. Брат прав, и ледяной маг прекрасно это понимал. Хоть целители всегда были немного другими, чем остальные маги, но все же оставались людьми, которым совсем не чужды человеческие слабости. Да, самым главным в их жизни была помощь людям, но…

— Ты возлагаешь на меня слишком большие надежды, — хмыкнул Макс, подходя к столу. — Но так уж и быть, постараюсь оправдать твои ожидания.

— Вот и замечательно, — довольно улыбнулся Алекс. — А теперь будь добр, исчезни! У меня еще есть одно незаконченное дельце.

Насмешливо посмотрев на грозное лицо младшего брата, Максимилиан восстановил иллюзию старика Морозко, отвесив шутовской поклон и скрылся в портале перехода.

Оказавшись прямо около входа на кухню, Макс осторожно заглянул внутрь. Алиса стояла на стремянке и старательно терла мокрой тряпкой потолок.

Осмотрев комнату, маг понял, что девушка почему-то сначала убрала все внизу и только потом полезла наверх. Естественно, сейчас на чисто вымытый пол капала грязная вода с тряпки. А уж там, где Алиса мыла стены, вообще набежали целые лужи.

Скептически осмотрев сероватые разводы на некогда белой стене, Макс опять перевел взгляд на девушку.  Она подоткнула длинные полы платья себе за пояс, видимо, чтобы не мешались, и при каждом ее движении можно было рассмотреть длинные стройные ноги.

Прислонившись плечом к дверному косяку, Максимилиан с интересом рассматривал открывшийся ему вид. И так увлекся этим занятием, что даже не заметил, как Алиса возмущенно фыркнула.

«Ах ты, старый сластолюбец!» — девушка была настолько возмущена откровенно раздевающим ее взглядом, что совершенно забыла, где стоит.

Уперев руки в бока, она уже открыла рот для гневной отповеди, когда стремянка резко покачнулась. Не сумев удержать равновесия, девушка испуганно вскрикнула и приготовилась встретиться с поверхностью пола. Но, как и в прошлый раз в спальне, зависла в воздухе.

— Ты своей смертью точно не умрешь, — констатировал Морозко, при помощи магии осторожно опуская ее на пол. — Я смотрю, тебе уже недолго осталось. Заканчивай здесь и приводи себя в порядок. Буду ждать в столовой.

Кинув взгляд на ее платье в грязных подтеках воды, ледяной маг насмешливо фыркнул и вновь ушел через портал. Ему еще надо было купить в ближайшем городе то, чем они сегодня будут обедать.

Не удержавшись, Алиса запустила ему вслед грязную тряпку, которую так и продолжала держать в руке. Да еще и расстроено вздохнула, когда та шлепнулась на пол, где мгновение назад стоял маг.

— Вот же глупая!

Заметив, наконец, на чистом полу грязные разводы, Алиса поняла, какую ошибку совершила, убрав сначала внизу, а потом принявшись за стены и потолок. Пыхтя от досады на собственную несообразительность, девушка с удвоенным рвением принялась за уборку.

Спустя час Алиса вошла в выделенную ей комнату и, еле передвигая ноги, поплелась в ванную. Но задерживаться там не стала, быстро приведя себя в порядок.

«Каким бы этот Морозко не был вредным, а заставлять его ждать все же не стоит, — рассудила Алиса, стоя под тугими струями воды. — Но все равно он очень странный! Вот не верю я ему, и все тут. Или в этом мире все старики такие? С прибабахом!»

Переодевшись в чистую одежду, она быстро спустилась вниз. Наконец, дойдя до нужной двери, Алиса немного помедлила и все же решила постучать.

«Мало ли, какие у них тут порядки!»

Получив разрешение войти, тихо проскользнула внутрь. Увидев стоявший в центре комнаты обеденный стол на шесть персон, девушка направилась к нему. Попутно осмотрела саму столовую, отметив висящие на стенах картины и стоявшие по углам декоративные вазы с засушенными стеблями каких-то незнакомых растений. На одной из стен были два высоких панорамных окна, в которых открывался вид на заснеженную долину и зимний лес. Вот, в принципе, и все. Ни ковров на паркетном полу, ни безделушек, радующих глаз, здесь не было.

— Первый раз вижу, чтобы при входе в столовую стучали в дверь, — отвлек ее насмешливый голос Морозко. — Это принято в вашем мире?

— Нет, — коротко ответила Алиса, переводя взгляд на восседающего во главе стола мага. — Но я подумала, что это может быть принято у вас.

— Тоже нет, — хмыкнул мужчина и погладил свою густую белую бороду. — Что стоишь? Присаживайся, обедать будем.

«Как странно… Такое чувство, что он хотел потереть подбородок», — мелькнула недоуменная мысль, пока девушка устраивалась на стуле по правую руку от хозяина дома.

Обратив внимание на сервировку стола, Алиса удивленно посмотрела на тарелки. Получалось, что маг специально уходил из дома, чтобы принести еды.

«И явно не купленной в магазине, а кем-то приготовленной»

— Даже не надейся, — усмехнулся маг, глядя на девушку. — Как только будет установлена новая плита, готовка будет на твоей совести! Надеюсь, теперь ты ничего не взорвешь?

— Я честно не хотела этого! — ответила Алиса, хмуро посмотрев на веселящегося деда. — Сама не знаю, как так получилось. Да и не знала, что эти ваши солнечники могут взрываться. Зачем вообще хранить в доме такую опасную вещь?

— Солнечные камни совершенно безопасны, если их не нагревать, бросив в огонь, — возразил мужчина, пододвигая к себе одну из тарелок. — Но я признаю, это была моя вина. Совершенно упустил из вида, что сейчас ты, как несмышленый ребенок. Обычное и совершенно привычное для жителей Эдеи, для тебя ново, незнакомо и непонятно.

— Тогда, может быть, вы расскажете мне об этом мире? — осторожно поинтересовалась Алиса, стараясь не показать, как ей на самом деле интересно. — Научите хотя бы самому основному.

Усмехнувшись тому с каким ожиданием и надеждой смотрела на него девушка, Морозко благосклонно ответил:

— Договорились. После обеда отправимся в библиотеку и начнем тебя посвящать в реалии этого мира. А сейчас попробуй блинчики, — пододвинув к ней небольшое блюдо, посоветовал маг. — Только сначала обмакни их в этот соус. Тебе должно понравиться!

Алиса поначалу хотела отказаться. Она бы с большим удовольствием прямо сейчас начала обещанный урок. Но громко заурчавший живот воспротивился такому произволу. Смутившись от такой громкой провокации желудка и от насмешливого взгляда хозяина дома, Алиса запрятала подальше любопытство и принялась за еду.

Глава 5

Ощущая приятную сытую расслабленность и ленивое благодушие, Алиса лениво крутила в руках глиняную чашку с чаем. Теперь ее собеседник не казался столь вредным и язвительным. Мысленно махнув рукой, девушка для себя решила больше не реагировать остро на слова Морозко. Главное — пообещал рассказать об этом мире и научить ее, как себя вести. А там уж…

«Знание — сила! Я обязательно постараюсь найти выход и вернуться домой, — пообещала она сама себе. — Только бы все получилось. Я готова даже вполне мирно поговорить с… Хотя нет, с этим павлином мне встречаться совсем не хочется».

— Ты наелась? — прервал ее размышления маг.

— Да, спасибо, — отозвалась Алиса, моментально напрягаясь в ожидании новых язвительных слов.

— Тогда пойдем в библиотеку, — встав из-за стола, мужчина бодрым шагом направился к выходу.

И девушка тут же отметила эту странность. Старик был слишком шустрым для своего возраста. Не было в нем той степенности, которую она наблюдала у людей пожилого возраста в своем мире. Наоборот, этот дедок всегда ходил, насколько она успела заметить, бодро и стремительно. И даже как-то слишком легко, мягко и практически бесшумно.

«Так бы описывали походку воина в моих любимых фэнтези романах, — следуя за хозяином дома, размышляла Алиса. — Ну, или боевого мага. Они там тоже не только магией сражаться умели. А может… — внимательно посмотрев на идущего впереди нее старика, девушка на некоторое время задумалась. — Может, он и правда какой-нибудь боевой маг, отошедший от дел и занявшийся такой своеобразной благотворительностью. Интересно, кем он был раньше? Чем занимался? И вообще, есть ли у него семья? Жена там, дети, внуки…»

— Проходи, — распахнув широкую резную дверь из темного дерева, маг остановился на пороге, пропуская гостью вперед себя.

Алиса вошла и с любопытством осмотрелась по сторонам. В просторном помещении с высокими потолками стояли ровные ряды книжных полок, плотно забитые бесчисленными томами книг. Для удобства, рядом с полками находились передвижные лестницы.

Сквозь высокое, неплотно зашторенное окно с широким подоконником в комнату струился неяркий свет зимнего солнца. Но больше всего Алису заинтересовала висящая на одной из стен карта. Она с интересом стала ее рассматривать, но девушку ждало разочарование  — надписи были совершенно непонятны, потому что состояли из незнакомых ей знаков.

Алиса обернулась к магу, ожидая, что он переведет ей написанное на карте. Но мужчина решил пойти другим путем.

— Присядь сюда, — распорядился Морозко, указывая на одно из кресел и, когда она выполнила его просьбу, пояснил: — Учиться читать у тебя нет времени. Сейчас я применю к тебе одно заклинание, и эти знания придут автоматически. Правда, потренироваться в чистописании все равно придется.

— А как я тогда понимаю ваш язык? — удивилась Алиса, только сейчас поняв, что говорит не на русском.

За эти несколько часов столько всего случилось, что девушка даже не задумалась о такой странности. А вот если бы она прислушалась, то поняла бы, что слова звучат необычно для ее слуха.

— Когда ты спала… Я использовал еще одно заклинание, — медленно подбирая слова, ответил Морозко, осознав свой промах. — Этот язык считается всеобщим, но не все его могут знать. В некоторых королевствах люди из низших сословий не изучают имперский.

— Имперский? — тут же переспросила Алиса, отогнав мысли о том, что Морозко изначально ей в чем-то соврал.

— Мы сейчас находимся практически на самой границе империи Роз, — вздохнув, маг убрал свою руку с ее лба. — По территории империя — самое обширное государство. Это и стало одной из причин, по которой наш язык решили сделать всеобщим. Согласись, очень удобно, когда в любом королевстве или княжестве ты сможешь объясниться с людьми. Вот я и применил заклинание. Так, на всякий случай. Мне ведь было неизвестно, откуда ты. Как видишь, это оказалось правильным. Да и неприятных ощущений смогли избежать.

— Каких еще неприятных? — подозрительно прищурилась Алиса, отклоняясь от вновь занесенной над ее головой руки мага.

— Немного поболит голова! — раздраженно ответил ледяной маг. — Возможна легкая тошнота. Мне приступать, или предпочитаешь изучать все самостоятельно? Имей в виду, у меня нет времени на это.

«Хрыч старый!» — Алиса позабыла все недавние обещания и почувствовала тугой комок злости, образовывающийся в груди.

Девушке пришлось плотно сжать губы, чтобы не высказать все, что она думает о вредном старике. Уж очень сильно он ее раздражал. Да только другого выхода Алиса пока не видела. Пусть и в такой ехидной манере, но маг был готов помочь. А вот другие, если девушка их встретит, вряд ли согласятся сделать все бесплатно. Алиса не питала иллюзий на счет отзывчивости и бескорыстия людей.

«Даже этот «Морозко» установил за помощь свою цену. Пусть и несколько своеобразную. Мало ли, вдруг он так странно развлекается, заставляя отрабатывать эти подарки… Вот же женоненавистник какой-то!»

Сообразив, что начала злиться еще сильнее, Алиса прикрыла глаза и принялась глубоко и размеренно дышать. Ей нужно было хоть немного успокоиться. Все же умение читать на чужом, но необходимом языке было совсем не лишним. Ведь у девушки оставался пусть и небольшой шанс найти в книгах хоть какое-то упоминание о перемещениях между мирами.

— Я готова, — наконец сообщила она.

— Отлично. Не открывай глаза и расслабься. Больно не будет.

Вскоре возникло ощущение, будто тоненькие невидимые иголочки проникают в мозг, вызывая непонятные образы, мелькавшие перед мысленным взором с невероятной скоростью. А затем пришли легкое головокружение и тошнота. Прикусив губу, Алиса старалась не шевелиться, чтобы ненароком не помешать мужчине.

— Потерпи, я уже практически закончил, — попытался подбодрить ее Морозко, заметив, как побледнела девушка. — А теперь не двигайся.

Алиса лишь слегка поморщилась на его слова — при всем желании она бы просто не смогла сейчас пошевелиться, опасаясь, что ее вывернет на изнанку. Медленно и размеренно дыша, девушка чувствовала, как неприятное покалывание в голове начало исчезать, расходясь мягкими, щекочущими волнами по телу.

— Выпей это, станет легче, — неожиданно раздавшийся над ухом голос мага, заставил ее испуганно дернуться.

Алиса вновь не услышала его шагов. И дело не в том, что она сейчас задумалась. Девушка была абсолютно уверена, даже если специально прислушивалась, все равно ничего не услышала бы.

— Что… это? — поинтересовалась Алиса, не открывая глаз.

— Мятная вода, — пояснил Морозко. Он приподнял немного голову девушки и поднес к ее губам кружку. — Она поможет быстрее убрать неприятные симптомы.

Осторожно пригубив холодную жидкость, девушка уже с первого глотка почувствовала обещанное магом облегчение. Прокатившись успокаивающей волной, напиток помог справиться с тошнотой.

Выпив все, что было в кружке и посидев, не шевелясь еще немного, Алиса пришла к выводу, что жить точно будет. Стоило ей приоткрыть глаза, как она наткнулась на внимательный и немного обеспокоенный взгляд мага.

«Красивые», — отстраненно подумала она, разглядывая глаза льдисто-голубого цвета.

— Ну, как ты себя чувствуешь? — поинтересовался Морозко.

— Как подопытная крыса, — честно ответила Алиса, недобро прищурившись.

— Вполне себе симпатичная крыска, — усмехнулся ледяной маг. — Правда, немного бледная, но это скоро пройдет. Сейчас я принесу тебе книгу, попробуешь…

Но договорить девушка ему не дала. Осторожно встав с кресла и подождав, когда пройдет головокружение, она медленно направилась в сторону карты. С жадным любопытством всмотрелась в очертания материка и островов, нарисованных на ней. Подойдя еще ближе к карте и чуть ли не уткнувшись в нее носом, Алиса заметила одну странность. Поверх обозначенных границ королевств были нанесены еще одни черные пунктирные линии.

«Хм… Как интересно, — проведя рукой по черной линии, Алиса чуть отстранилась. — Ладно, начнем по порядку! Итак, материк по форме напоминает… — Задумчиво окинув его взглядом, девушка недоверчиво замерла. Потерев глаза, она еще раз внимательно все осмотрела, но ассоциации остались те же. — Вареник?.. Он, действительно, напоминает огромный вареник! — еле сдержавшись, чтобы не расхохотаться, Алиса прижала руку к губам. — Та-а-ак, и что же это за гребни такие? — присмотревшись, она смогла прочесть название. — Драконьи горы… Ага, многообещающе так. Большая их часть находится в империи Роз. Хм, кто бы сомневался! С юга империя граничит с небольшим королевством Верия. На западе с тремя мелкими княжествами и королевством Галория. А с востока… Ох ты ж, как много тут этих королевств! Да ну их, потом как-нибудь все рассмотрю, — решив не забивать себе голову ненужными пока сведениями, Алиса продолжила рассматривать карту. — Так, что же там за границы?.. Ого! Бывшие оркские степи? Бывшие гномьи подгорные царства? Бывшие эльфийские княжества?.. Бывшие территории оборотней… Бывшие… — чем дальше она читала, тем сильнее поражалась своему открытию. — Альвы… Виверны… Драконы… Тролли… Нэйкеры… Что это вообще такое? — отойдя на пару шагов, пока не запнулась ногами за стол, девушка растерянно оглядела карту. — Неужели тут на самом деле… Но тогда почему помечено как бывшие территории? А где же они теперь?» — Алиса перевела взгляд в ту сторону, где располагались три крупных острова и обратила внимание на заштрихованную серым широкую полосу со звучным названием «Сумеречный Заслон».

Обернувшись, девушка вопросительно посмотрела на внимательно следившего за ней мага. Вот только он не спешил ей ничего объяснять. Наоборот наблюдал за Алисой с каким-то напряжением во взгляде. Словно ждал от нее чего-то.

Поиграв с ним некоторое время в гляделки, Алиса, обреченно вздохнув, спросила:

— Что это все значит? Все эти надписи… Бывшие владения орков, эльфов, драконов и еще множества других рас. Неужели они когда-то жили в это мире?

— Почему жили? Они и сейчас живут, — нарочито безразлично пожал плечами ледяной маг.

— И где же они теперь? — Алиса буквально впилась взглядом в лицо собеседника, желая поскорее услышать ответ.

— Ушли за Сумеречный Заслон, оставив эту часть Эдеи людям, — пояснил Макс.

— Мне что, все клещами из вас придется вытягивать? — не выдержала Алиса, уперев руки в бока.

Ледяной маг внимательно посмотрел на раздраженную девушку и махнул рукой.

— Присаживайся. А я кратко тебе расскажу историю нашего мира.

Алиса присела на соседнее кресло и замерла в ожидании обещанного рассказа.

— Когда-то люди действительно жили бок о бок с другими расами, — тихим голосом начал свое повествование маг. — Тогда в небе парили драконы, в бескрайних степях кочевали орки, в подгорных городах добывали драгоценные металлы и камни гномы… Ну, как ты уже могла понять, на Эдее было много рас. А затем, более трех тысяч лет назад произошла война. Никто точно уже не знает из-за чего все началось, но считается, что люди жили под гнетом других, более долгоживущих рас. И в какой-то момент они забыли распри и междоусобные войны, чтобы объединиться против общего врага, — при этих словах Максимилиан невольно нахмурился, сжимая руки в кулаки. — Та война была затяжной и кровопролитной. Погибло много и союзников, и врагов. Пылали оркские степи, в нескольких подгорных городах были заживо похоронены целые кланы гномов и пришедшие им на помощь нэйкеры с эльфами. Леса, в которых обитали оборотни, безжалостно вырубались или сжигались. Лишь деревья на территории эльфийских княжеств старались не трогать. Слишком много магической силы они впитали в себя. Их вырубка могла привести к ужасным последствиям. Зато были разрушены эльфийские города и Великая библиотека, в которой хранились знания множества поколений различных рас. Эту часть мира омыли реки крови, как Старших рас, так и людей. И только драконы не вмешивались в ход мировой войны. Они всегда считались Хранителями Равновесия, но тогда почему-то не пожелали остановить войну. Если честно, многие до сих пор гадают, чем бы это все могло закончиться, если бы не Тириан Валхарский — основатель и первый правитель империи Роз.

— И что же он сделал? — словно зачарованная, Алиса не могла отвести взгляда от рассказчика.

— Как гласит легенда, Тириан убил дракона, — ответил Максимилиан. — Вернее, драконицу.

— За что? — ужаснулась девушка, даже не представляя, как можно было убить такое необычное создание.

Почему-то она сразу решила, что драконы этого мира очень большие, сильные и невероятно могущественные маги.

«Ведь недаром Морозко сказал, что они были хранителями этого мира…»

— Насколько известно, какие-то идиоты украли маленького дракончика, желая то ли выкуп за него получить, то ли на ингредиенты для зелья пустить, — ответил маг, даже не заметив, как сильно побледнела девушка при последних словах. — Правда, до сих пор непонятно, как им это удалось. Ведь драконы охраняли свое потомство, словно самое ценное сокровище мира. И их можно было понять. Слишком редко драконицы откладывали яйца. Но факт остается фактом. Именно тогда обезумевшая от ярости драконица уничтожила один маленький предгорный городок, спалив там все и всех дотла. Воры действительно были глупы, считая, что смогут скрыться от нее, уйдя через портал. У матери особая связь с потомством, пока детеныши не достигнут совершеннолетия.

— Мне их ни капельки не жалко! — не сдержалась Алиса, до сих пор содрогаясь от мысли, что невинного дракончика могли убить только ради того, чтобы сделать ценным ингредиентом в каких-то зельях и заклинаниях.

— Вот и драконица никого не пожалела, — усмехнулся ледяной маг такой горячности девушки. — Но дело в том, что тогда погибли и совершенно невинные люди. Одной из них была жена Тириана, ларра Фаира, прибывшая в тот городок, чтобы ухаживать за больной родственницей. Вот тогда-то обезумевший от горя муж и отправился выслеживать виновницу смерти молодой жены. И более того, не только выследил, но и убил ту драконицу.

— Но как? Он был настолько могущественным магом?

— Как раз совсем наоборот, весьма посредственный огненный маг с небольшим количеством силы. И все же Тириан убил ее, благодаря чему стал невероятно силен. А затем, когда война закончилась, создал нашу империю.

— Подождите, но как же драконы? Неужели они не отомстили за смерть сородича? — Алиса с трудом могла в такое поверить, ведь маг сам сказал, что их было очень мало.

— А в этом и состоит странность, — загадочно улыбнулся Максимилиан. — Почему-то драконы восприняли смерть огненной драконицы как должное. Но после этого они собрали всех представителей Старших рас, кто еще оставался жив, и увели в другую часть Эдеи, воздвигнув Сумеречный Заслон. Так и получилось, что теперь всеми землями в этой части владеют люди, и уже очень давно никто не видел существ других рас. Возможно, что никогда больше и не увидим.

Замолчав, Макс принялся осторожно наблюдать за задумавшейся о чем-то девушкой. Он ей честно рассказал все, как было, умолчав только о некоторых моментах. Да и не было в этой истории ничего секретного. Каждый человек знал, что таило их прошлое.

Единственное отличие было в том, что Максимилиан рассказал все так, как видит и чувствует это сам. А уж поняла ли это Алиса и, что самое главное, приняла ли его точку зрения… Только время покажет.



[1] Миритка — вьющееся растение, с длинными и узкими листочками, покрытыми липким соком, из-за чего легко цепляется к любой поверхности.

[2] Шерхи — мелкая пакостливая нечисть, когда-то очень давно обитавшая на Эдее, но уже около трех тысяч лет ее никто не видел. Зато ругательство «шерховы дети» считается одним из любимейших у людей, которые применяют его и к месту и не к месту.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям