0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Соблазн для демона » Отрывок из книги «Соблазн для демона»

Отрывок из книги «Соблазн для демона»

Автор: Шерстобитова Ольга

Исключительными правами на произведение «Соблазн для демона» обладает автор — Шерстобитова Ольга . Copyright © Шерстобитова Ольга

 

– Любава, да что же ты ее так тискаешь! Это метла, метла я сказала, а не твой очередной воздыхатель!

Ведьмочка, которой я сделала пятое за начало урока замечание, недовольно что-то буркнула, а потом все же злобно зыркнула и не удержалась – ответила легким сглазом. От такого на неделю покроешься сыпью. И никакого уважения к преподавателю! Впрочем, чего ждать от ведьмы? Характер тот еще! Горячий, непредсказуемый, вредный. Я – сама ведьма, знаю это наверняка. А уж если сила пока растет, и ведьма черпает ее из того, что вокруг, то характер лучше не станет. Моя вот магия замерла три года назад, стала внутренним источником. И вроде бы сдерживать эмоции я научилась, да только опыт, основанный на вредности, остался.

Поэтому сейчас… Нет, я не стала отвечать тем же, лишь позволила сработать одному из своих зачарованных амулетов. Он отразил сглаз и направил его против Любавы.

– Нечестно! – завопила она, осознав, что произошло.

– Если бьешь магией, умей и ответный удар держать! – назидательно заметила я.

Оглядела хихикающих ведьм, вцепившихся в метлы, подавила тяжелый вздох.

– Прекратить смеяться! Распустились! Тоже мне, волшебницы! Десять кругов над лугом! Взлетаем!

И чтобы эти новоявленные трусихи не попытались изменить мое решение, отправила каждой по капле силы. Магия подтолкнула и заставила их двигаться. Ругательства, которыми щедро делились со мной ведьмочки, теперь звучали над всей поляной.

И ведь год уже пытаюсь научить их летать, экзамены через несколько дней, а все равно… боятся!

К метле привыкаешь трудно, медленно. По себе знаю. В каждую из них вселяется особый дух, который выбирает хозяйку по непонятным критериям, поэтому и метла любой ведьмы обладает характером. Пока разберешься, пока сообразишь, что к чему…

– Сожгу!

– Испепелю!

– На прутики пущу!

Гнев ведьмочек-первогодок перекинулся с моей персоны на метлу. Я закатила глаза и фыркнула. Дурехи! Сколько не учи их, что с лаской и любовью нужно к метле относиться, договариваться с чужой магией, все равно считают, будто сила и угрозы подействуют лучше. Ничего, справятся! Уж я-то им спуска не дам!

Ведьмочки подпрыгивали на метлах, цеплялись за черенки, норовя упасть и переломать руки и ноги, безжалостно ругались, поражая меня разнообразием новых слов, и уже пошли на второй круг, когда между ними и мной возник омут портала.

Стандартную защиту призвала тут же, но она почему-то не выдержала потока силы того, кто шел мне навстречу, и лопнула. Испугаться я не успела, лишь завопила ведьмочкам, которые приближались:

– Назад!

Они-то, может, меня и послушались, но их летные средства – нет. С визгом и криком двенадцать недоученных ведьм шли на таран, грозя сгинуть в неизвестном и явно опасном портале.

Я сжала на запястье тонкий камень на нитке, призывая директрису ведьминской школы Марьяну. Самой мне портал ни открыть, ни закрыть, сил таких нет. Обычно в подобных ситуациях любая преподавательница создает защитный купол, призывает подруг, и вместе они закрывают прорыв, из которого часто ничего хорошего не приходит, одна нечисть... Но бывает и так, что портал обычный, такой Темный Властелин, к примеру, открыть может. И попробуй, перейди ему дорогу… Легче уж сразу утопиться! Этот же, появившийся внезапно, напоминая омут, грозил не пойми чем.

Я сосредоточилась, зашептала заклинания, вытягивая из себя нити силы, сплетая кружево для нового, более мощного щита. Навык, отточенный настолько, что среди ночи разбуди, не ошибусь. И…  не успела всего чуть-чуть, самую капельку, когда из портала, словно пробка из бутылки, вылетел мужчина, и в него с размаху, восседая на злополучной метле, врезалась Любава. Мужчина рухнул к моим ногам, ведьмочки, словно управляемые одной непонятной силой, свалились на них в кучу.

– Что стряслось? – запыхавшаяся Марьяна спикировала вниз, спрыгнула с метлы.

Затем она оглядела стонущих ведьмочек, которые спешно поднимались и расползались в разные стороны, приходя в себя, и темноволосого мужчину под моими ногами. И метлу так покрепче сжала, свою известную шаровую молнию призвала и замерла, выжидая.

Мужчина мгновенно поднялся, огляделся.

– Огненная грань! Пламя древнего Аршуха! Как же я ненавижу ведьм! – от души выругался он.

– Но-но! Полегче, любезный… – ласково предупредила Марьяна, почему-то погасив боевую молнию и оглаживая свою гордость – косу до пят, переплетенную алыми лентами. – Кто такой? Как сюда попал?

– Какой симпатичный! – раздался голос Любавы.

Быстро она в себя пришла, однако. И уже успела сориентироваться. Моя школа! Хвалю!

– Красавчик! – поддакнула Злата, отряхиваясь и облизываясь.

Мужчина дернулся, но с места не сдвинулся. Крепкий орешек! Обычно, осознав, куда попали, незнакомцы тут же начинают искать пути к отступлению. Этот явно все понял, судя по словам, но сбегать не спешил. Забавный экземпляр. Смелый…

– Он – мой! Я первая его заметила!

– А я – сшибла!

– У тебя ведьмак уже есть, Рогнеда!

– Да он страшный, как кикимора болотная! А этот… загляденье!

Мужчина скривился и никак не прокомментировал высказывания ведьм. Хотя было видно, что ему очень хочется это сделать. А еще лучше – прибить всех ведьм на месте. Но он сдержался, и это было еще хуже, так как непонятно, что ждать от него дальше.

– Картинка просто! Загляденье!

– А какие мускулы…

– А глаза…

– Надо в баню позвать! Спинку потереть!

– Злата, моя очередь свои чары пробовать! Ты в прошлый раз варила приворотное!

– Кто же знал, что оно не сработает!

Ведьмы снова заспорили, забывая обо всем на свете. Я даже не стала вмешиваться, чтобы их успокоить. Вместо этого, не стесняясь, оглядела незнакомца, закутанного в черный, слегка потрепанный плащ. А ведь и правда, хорош! Фигура стройная, сильная. И сколько бы мужчина не старался спрятать под одеждой мышцы, все равно, даже в слегка мешковатом плаще, они обрисовывались на руках и в вороте торчащей рубахи. Волосы – черные, будто покрытые сажей. Мой Тимофей – ручной ворон и фамильяр, от зависти помрет, когда увидит.

Черты лица у мужчины резкие, немного грубоватые, но приятные. Глаза темные, словно мой котелок для зелий, дна в них не отыщешь. Губы – тонкие, обветренные.

И кто он? Умру от любопытства, пока узнаю!

Незнакомец поймал мой взгляд – и меня словно кипятком ошпарило. Дышать стало трудно, в груди сделалось больно, а ноги отказались слушаться. Неожиданная волна жара прокатилась по телу и схлынула, как ни бывало, оставив после себя странное послевкусие и четкое ощущение грядущих неприятностей.

– Кто таков? – приступила к допросу Марьяна.

– А поесть с дороги путнику предложить? Напоить?

– И спать уложить? – ехидно закончила директриса, на дух не переваривающая, когда кто-то пытается качать права. – Почему бы и нет! У меня суп с поганками как раз сварился, да из последнего склепа на окраине школы как раз сбежал опытный образец номер триста сорок два, местечко там уютное, спокойное… Самое оно для сна.

– Вот же… ведьма!

– Я вопросов дважды не повторяю, – напомнила Марьяна, показательно снова призывая молнию и держа ее наготове.

– Я – ваш новый преподаватель по боевой магии.

Я не сдержалась и рассмеялась. Еще один шутник нашелся!

– Смелое заявление! И почему я должна согласиться?

– А у вас много желающих? – не удержался мужчина.

Как же! Ведьму долго могут выдержать либо другие одаренные, либо суженый, остальные… Впрочем, история о том, как наша школа лишается одного за другим жаждущих обучать ведьм боевой магии, давно стала легендой, обрастая невероятными подробностями.

– Прошлый преподаватель не продержался у нас и трех дней, – спокойно заметила Марьяна.

– А он, между прочим, был темным магом! – добавила я, чувствуя странную слабость.

Неужели кто-то из ведьм наложил на меня сглаз или порчу, а я не заметила? Все равно ведь выясню, кто так постарался, и так отомщу…  Но чужого вмешательства, вот незадача, я не чувствовала! Разве так бывает?

Мужчина вдруг откинул прядь волос за спину, дыхнул и… его глаза наполнились огнем! Ведьмочки завизжали, сбились в кучу и наставили на него свои метлы, решив, что так защищаться проще, чем магией, которая чаще всего их не слушалась.

– Демон! – пораженно воскликнула Марьяна, не веря своим глазам. Да и я тоже не сдержала удивленного возгласа.

Демоны весьма замкнутая немногочисленная, но сильная раса. Живут в княжестве, на юге граничащем с нашим королевством, и почти не посещают наши земли. Люди и маги к ним тоже не наведываются. Об их характере и чарах ходили самые противоречивые слухи, выяснять, насколько они правдивы, и нарываться никто не спешил. Это надо быть совсем ненормальным, чтобы пойти к тому, кто повелевает огнем и имеет дар призывать души из-за грани. Говорят, принц Тарнхандир Айзек Темное Пламя может и душу удержать в этом мире, когда она собирается уйти.

Так что вопрос, как демона занесло к нам, на территорию ведьминской школы, оставался открытым. Сдается, портал еще и направленным был, раз напоминал омут.

– Не устраиваю, значит? А Василиса говорила, вы рады окажетесь.

– Вас моя ученица прислала? – нашлась я, чувствуя, как пламя в его глазах окутывает меня, сжигает дотла.

Демон поморщился, с трудом сдержал рык, тяжело задышал и кивнул.

– Правду! – приказала Марьяна, неожиданно накидывая на нас троих купол и заставляя остальных ведьмочек стонать от разочарования и придумывать план мести.

Правильно, дело явно нечистое.

– Я пытался ее похитить, – скрипя зубами, сознался он.

– Зачем? – воскликнули мы с Марьяной, радуясь, что Василиса не подвела и наложила чары против вранья. Уж я потоки эти разгляжу, однозначно. Жаль, действует подобное заклинание всего пару часов, а потом сходит на нет. Слишком уж много сил требует. Впрочем, Марьяна за это время все у нежданного гостя выведает.

– Досадить Тангиру хотел.

– Темному Властелину? И что вы с ним не поделили? – удивилась я.

– Границы владений, – ехидно заметил демон.

Марьяна вздрогнула и заморгала. Я охнула. Вот нам только для полного счастья в ведьминской школе принца демонов не хватало! А то мало наши ведьмочки призывают всякой нечисти!

– Вы – Тарнхандир Айзек Темное Пламя? – все же уточнила я, кусая губы.

– Да. Можно просто Тарнх. Так что, должность преподавателя моя?

– С чего бы это? – усмехнулась Марьяна, придя в себя от шока.

Ох, что-то зачастили к нам правители. То Темный Властелин явился на соревнования с забегом на избушках на курьих ножках и случайно встретил суженую, которой оказалась моя ученица и подруга Василиса, то демон этот…

– Сомневаетесь в моей компетентности?

– Да просто… не хочу, – улыбнулась директриса.

Тарнхандир не нашелся, что сказать. Задумчиво покосился почему-то на меня. Сразу понял, что Марьяну не переубедить и прикидывал, как подступиться ко мне и попросить о помощи?  Тогда почему смотрит так, словно съесть хочет? Уууу, демонюга проклятый! Сглазить, что ли? Пообнимается пару часов с ближайшим дубом, объясняясь ему в любви, думать станет лучше, а я… нервы успокою подобным зрелищем.

– Правду! Зачем вам, Ваше демоническое Высочество, преподавать у ведьм боевую магию? – припечатала я, решив не сдаваться. Наверняка же что-то скрывает!

– А на меня ваша… Василиса, в наказание заклятие наложила.

–  И как оно звучит?

–  Либо ты, демонюга проклятый, отправишься в ведьминскую школу, куда я открою портал, и станешь преподавать боевую магию, либо женишься на одной из ведьм! Вот тебе мое ведьминское слово нерушимое!

Он поморщился, будто объелся черной смородины, покосился в сторону ведьмочек, не спешащих расходиться и явно обсуждающих его персону. Впрочем, меня подобная перспектива тоже бы на его месте не впечатлила. От ведьмы так просто не отделаешься, одна из нас его жизнь точно в катастрофу сумеет запросто превратить. А разводов ведьмы не признают. Могут сколько угодно встречаться, крутить романы, ворожить, оттачивая мастерство, но если ведьма выберет пару… В общем, демона мне даже стало жаль. На мгновение.

– Да вы и недели не продержитесь! – взбунтовалась Марьяна.

– Я и месяц выдержу!

– Нет!

– Да! Все ведьмы пререкаются с правителями?

– Нашел чем пугать, – хмыкнула директриса.

– Спорим? – азартно предложил Тарнх.

Заключение сделок у  демонов в крови, я слышала, но не думала, что и принц поддается подобному соблазну.

Марьяна удивленно приподняла брови. Тоже, похоже, не ожидала от наследника такой выходки.

– Если я не сбегу через неделю, то получу… ее, – и пальцем, идиот несчастный, на меня, главное, показал.

Я подумала-подумала и, не жалея чар, наложила порчу. Основательную, сильную.

– Не подействует, – отозвался этот поганец. – В моей крови течет огненная древняя магия. Ни приворотные, ни яды, ни сглазы, ни порчи не действуют. Только проклятья. Иногда.

То есть, Василисе повезло, что она справилась? Горжусь, однако! Про древнюю магию даже я не знала. Сдается, королевское демоническое семейство хранит этот момент от всех в секрете.

– А если проиграешь… – начала Марьяна.

Твою ж… Она это серьезно? Хочет согласиться? Но ведь ситуация у нас безвыходная. После того как Ядвига вышла замуж и уехала, в школе за год сменилось семнадцать преподавателей по боевой магии. Шестнадцать из них сбежали непроглядной ночью, забыв даже про оплату. Не выдержали ведьминского энтузиазма… Эх! Школа была для меня домом, а Марьяна – подругой и наставницей. Я не могла ей не помочь. Да и Тарнх… все равно же проиграет. Так что, по сути, ничего не теряю.

–То что? – с любопытством поинтересовался демон, в глазах которого заплясали чертята.

Придушить бы проклятого, да нельзя! А руки так и чешутся, так и жаждут устроить расправу, аж кипит все внутри!

– Будешь год у нас прислугой работать! – припечатала я, боясь фантазии моей директрисы. – Полы намывать, посуду чистить, пыль вытирать.

– И прощение у Бажены вымаливать, – усмехнулась ведьма, поняв меня правильно.

Ничего, потерплю с неделю, а потом… такую жизнь этому Тарнху устрою, навсегда дорогу к ведьмам забудет. Моим именем еще его детей пугать будут. Гарантирую!

– Жить где станешь? – поинтересовалась Марьяна. – На преподавательский этаж пустить не могу, ведьмы взбунтуются. К ученицам не подселю, иначе всю свою магию на тебе опробуют.

Это да. Ведьмы все такие, любят эксперименты. Где бы его спрятать?

Тарнх посмотрела на меня, усмехнулся.

– Даже не думай! Не возьму на постой! – тут же поняла я, куда ветер дует.

– А за хвост саламандры?

Вот откуда у него такая редкость? Волшебную ящерку единицы способны отыскать.

– Плюс к этому – лепестки жароцвета.

Я чуть не взывала от досады! И это где-то добыл! Волшебный цветок распускался во время песчаной бури в пустыне, обладал удивительными свойствами. Отыскать его почти невозможно, а выстоять против смертельного урагана, в центре которого он распускается, еще сложнее. Да и в руки он ни каждому давался.

Растение впитывало в себя жар солнца, его силу, потому и называлось так. Из этого цветка можно чудесное целительское зелье приготовить, смешав с живой водой. И настолько оно могучее будет, и почти умершего, спасешь! У меня еще прабабкин рецепт в заветной шкатулке лежит, да никак не могу опробовать.

– И пробирка моей крови, – добил демон. – Добровольно отдам.

То есть я еще и с защитными чарами поэксперементировать смогу. Кровь демона, отданная с его согласия, – безумно редкий ингредиент.

И что делать? Как же непросто быть ведьмой, кто бы знал!

– Если не согласишься, Бажена, то я… – начала Марьяна, предвкушая пополнение своих запасов редкостями.

– Соглашусь, – сдалась я.

Демон улыбнулся, будто в моем ответе и не сомневался.

– Тронешь меня хоть пальцем, такое проклятье наложу…

– А если сама попросишь?

– Да за кого ты меня принимаешь, высочество? – разозлилась я, решив не церемониться.

– За ведьму, – спокойно отозвался Тарнх. – Так значит, уговор?

И так спокойно из сумки вытащил сверток с обещанным. Готовился, что ли? Но даже если спрошу – не ответит. И понимай, как хочешь.

– Уговор, – ухмыльнулась я, забирая ингредиенты.

Марьяна как-то странно на меня посмотрела, прикусила губу, словно собиралась что-то сказать, но промолчала.

– Тогда показывай избушку, – улыбнулся Тарнх.

Я кивнула, радуясь, что пара на сегодня у меня была последняя, а значит, на несколько часов я свободна, успею и демона проводить до дома, и отдохнуть.

Марьяна сняла непроницаемый купол, напомнила ведьмам-ученицам, что им пора на занятия, а сама подхватила метлу и взмыла в небо.

– Как поселишься, Тарнх, ко мне загляни! – велела она.

Затем расхохоталась и полетела в сторону видневшейся за деревьями школы, а мы отправились в мою избушку.

 

 

Как мы ругались! Причем, если так подумать, причину ссоры никто из нас двоих вспомнить уже не мог. Только летели мои расписные глиняные горшки в сторону наглой ухмыляющейся рож… лица демона, да сыпались проклятья.

Тарнх, зараза такая, уворачивался, обладая какой-то изощренной способностью уходить от ударов.

– Ну знаешь, – возмутился он, когда посуда закончилась, и я подобралась к ведру с золой, – это уже слишком!

Мгновение – и Тарнх оказался рядом, откидывая подальше ухват, за который я успела взяться, решив оставить золу – как самое последнее средство для борьбы с демоном. Поди такого красивого его и черти испугаются!

Запыхавшаяся, злая, уставшая я прислонилась к стене. Тимофей, мой ручной ворон, осторожно выглянул из-за печи, где прятался последние два часа, пока мы с принцем громили мою несчастную старую избушку, укоризненно каркнул.

– И как он тебя терпит! – ехидно заметил Тарнх. – С таким-то взрывным характером.

– Пошел вон! – велела я, применяя магию и открывая взмахом руки дверь.

Демон, предсказуемо, не послушался, притиснул меня к стене, закрыл собой весь мир. Страшно почему-то не было. И у меня характер, я же ведьма, и у него… темперамент. Я бы удивилась, если бы мы не сцепились. Нам же только повод дай. Любой.

Тарнх рыкнул и, уже не скрываясь, явно наглея, прижался сильнее, опаляя дыханием щеки.

Демонюга проклятый! И похоже, не одна я почувствовала странное наше странное притяжение друг к другу еще там, на поляне. Впрочем, демоны все такие… любвеобильные, как я слышала. Удивляться, что уже оказалась в руках Тарнха и с трудом соображаю, не стоило бы.

В его глазах пылал огонь, грозя меня испепелить. За спиной неожиданно появились черные крылья, похожие на те, что имелись у летучей мыши, а фигуру стал окутывать дым.

– Ты что творишь! – возмутилась я, чувствуя, как крылья поднимаются выше, создавая своеобразный купол, и вокруг расползается темнота. Подозрительно уютная, невыносимо прекрасная, наполненная жаром.

– Сама напросилась, – прошипел он.

– А нечего доводить!

Мой голос напоминал комариный писк, но сдаваться я не собиралась.

Тарнх склонился ниже, снова обдавая теплым дыханием и не спуская с меня глаз. Пронзал взглядом, зачаровывал, сводил с ума… Нас обоих окутывал какой-то странный невидимый огонь. Он ощущался языками пламени, обжигал, вызывая бурю противоречивых чувств. Неизведанных, новых, опасных. И единственное, чего мне хотелось… призвать ледяной дождь, что я и сделала.

На меня он подействовал, а на принца демонов – нет. Тот зарычал, приподнял меня и вжал в стену. Его губы заскользили по шее.

– Ты… ты…

Он чуть прикусил кожу на ключице и тут же зализал укус. А ощущение такое – будто меня ударило молнией, и она рассыпалась, расползлась по коже и под ней. Тарнх заскользил руками по телу, но как-то нежно, даже бережно. Захотелось застонать, выгнуться и попросить… продолжения!

Поймав себя на последней мысли и, решив больше не рисковать, не просто призвала ливень, а заключила Тарнха в кусок льда. От поганок болотных подальше его, целее буду.

Тимофей каркнул и слетел вниз, усаживаясь ко мне на плечо.

Я покосилась на замороженного Тарнха – ничего, ему полезно, пусть остынет, подсушила одежду и вспомнила, что опаздываю на совет ведьм.

Оглядела разгромленную избушку, где валялись черепки и изрядно помятая сковородка, вздохнула. С уборкой придется повременить до вечера. Подхватила метлу, вышла из дома и взмыла в небо, отправляясь на заветную полянку.

 

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям