Лиэлли " /> Лиэлли " /> Лиэлли " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Соблазн инкуба (эл. книга) » Отрывок из книги «Соблазн инкуба»

Отрывок из книги «Соблазн инкуба»

Исключительными правами на произведение «Соблазн инкуба (#2)» обладает автор — Лиэлли Copyright © Лиэлли

Адан выполнил свое дело, как обычно, блестяще. Дроу еще с давних времен славились своими отточенными навыками в умении охотиться, выслеживать и убивать. Прирожденные убийцы, лучшие наемники, отличные бойцы. Воины, в отличие от светлых эльфов. Прошло много тысяч лет с того момента, как наступила эпоха людей, дроу являлись одними из первых балансиров, появившихся на этой планете. Перворожденные, как и их светлые сородичи. Сейчас эльфов осталось не так много, светлых же найти было нереально, если они вообще все еще жили на земле. Некоторые балансиры поговаривали, что они, как и фэйри, ушли в другое измерение, где пространственная материя искажается так, что время останавливается. А вот дроу прижились. Их осталось всего три клана. Самый древний и могущественный клан, к которому и принадлежал Аданиэль до Арден — Входящий во Тьму, так его имя переводилось с дроуского, — специализировался на убийствах. Элитные убийцы, не оставляющие никаких следов, все были из этого клана. Обычно, когда балансирам, которые не хотели, чтобы подозрение пало на них, требовалось кого-то убить или выследить, то они нанимали именно дроу из этого клана — Наэдари. Эти ребята знали свое дело. 
      Адан с легкостью нашел маршрут Эмета, по которому тот шел вплоть до улицы, где его похитили. Потом Адреану пришлось ждать, пока дроу, обернувшись совой, проследит путь машины, в которую парня запихнули. След привел их на заброшенный склад, где они нашли обугленные пятна на полу в форме очертаний тел. Здесь были убиты двое вампиров. Еще четыре тела были человеческими.
      — Качественная работа. — Адан медленно перемещался от одного тела к другому с закрытыми глазами, мысленно представляя развитие событий. — Убийца вошел в коридор. Этот парень был сожжен изнутри. Он уничтожил его мозг ментальным лучом, — остановившись возле тела какого-то мужчины, негромко произнес дроу и дотронулся кончиками пальцев до лба трупа. — Затем он переместился вот сюда…
      Контуры фигуры эльфа внезапно размылись, и вот он уже стоял возле обугленного пятна на полу. Дроу были очень быстры, даже быстрее вампиров.
      — Он оказался позади него, — все еще не открывая глаз, продолжал наемник. — Он перерезал ему глотку… кажется, кинжалом, вонзив когти в спину. Следующего мужчину он выпил. — Оказавшись возле второго человеческого трупа, Адан перевернул его на спину и откинул волосы с шеи, где оказались две глубокие ранки от клыков убийцы. Человек был осушен полностью. Ни капли крови в теле не осталось. Бледное, словно вылепленное из воска, почти иссохшее лицо, темные круги под глазами… 
      — Это был вампир? Можешь определить уровень силы? — быстро спросил Адреан, стоя возле дверей и следя за передвижениями эльфа.
      — Старший. Не птенец. Думаю, три-четыре века. Во всяком случае, ментальной и огненной магией он уже овладел. — Адан открыл глаза и направился в коридор, где они с Адреаном обнаружили еще два человеческих трупа. — Охранники. 
      Адреан перевернул одного ногой — убийца не пил их. Оба были банально прирезаны. 
      — Вдобавок он уничтожил практически все магические следы после себя. Не могу определить слепок магической ауры. — Адан поджал губы, глядя в пустой дверной проем. Косяки, на которых держалась дверь, были вырваны с мясом. Зарешеченная дверь валялась тут же. — Мальчишку держали в этой камере. 
      — Кто его похитители? Ты не знаешь, к какому клану принадлежали те вампиры, которых он убил? — снова спросил Адреан.
      — Это не Маэри, — сразу отозвался дроу. — Я думаю, что это вампиры Эллина. 
      Демон согласно кивнул, заходя в камеру. Взгляд зеленых глаз скользнул по крючьям, вбитым в потолок, и глухое рычание сорвалось с губ демона.
      — Похоже, ты очень переживаешь за этого смертного. — Адан бросил на него насмешливый взгляд.
      Демон ответил ему таким взглядом, что насмешка Адана мгновенно увяла. Предпочитая не ввязываться в ссору с бывшим любовником, тем более зная его далеко не сладкий характер, дроу вернулся к поиску следов. Присев на корточки перед дверью, он медленно провел ладонью по краям и ручке. 
      — Что-то нашел? — спросил демон через пару минут.
      — Кажется, да. Магический отпечаток пальцев. Сейчас… мне нужна минутка, чтобы сосредоточиться. 
      Дроу закрыл глаза, продолжая водить ладонью по периметру вырванной двери и мысленно пытаясь составить в своей голове портрет убийцы, забравшего Эмета. Через десять минут он поднялся на ноги и выпрямился. 
      — Держи. — И ментально транслировал демону образ похитителя.
      Вампир действительно оказался Старшим: черные волосы, бледная кожа, демонические черные глаза, причем полностью черные. 
      — Твою мать! — выругался Адреан. — Я знаю этого парня.
      — Знаешь?
      — Такие глаза есть только у одного вампира, — прорычал Адреан. — Дэмис… мать его! 
      — Ты имеешь в виду того, о ком я думаю? — Дроу насторожился, оглядывая человеческие тела более внимательно. — Но он не оставил никаких сюрпризов для нас. Видимо, очень торопился.
      — Или ему не приказано. Правая рука Владыки. Вампир-некромант, — процедил инкуб сквозь зубы.
      — Круто. Я не чувствую в этих телах никакой энергии смерти. Это просто трупы. Ты знаешь, зачем Владыке так нужен твой мальчишка? Ты что, ему дорогу перебежал?
      — Я тут вообще ни при чем! — Адреан со злостью саданул кулаком по бетонной стене. — Проклятье! Везде его ищейки! 
      — Так в чем дело, Адреан? — Дроу осторожно отступил на шаг, внимательно следя за демоном.
      — Эмет — Видящий, понимаешь? 
      — Быть такого не может. Мужчин Видящих не существует, — не поверил эльф.
      — Дю Шарм пронюхал об этом… Как я мог не заметить слежку! — не обращая внимания на его реплику, пробормотал демон. — Ну конечно… Дэмис ведь скрывается в тенях, чтоб его!
      Аданиэль недовольно поджал губы. Умение скрываться в тенях было привилегией дроу. 
      — И что теперь? Я думаю…
      Адан не успел договорить. Демон неожиданно оказался рядом и прижал его к стенке, схватив за горло.
      — Ты никому не скажешь, что Эмет Видящий. В том числе главе своего клана, ясно?!
      — Адреан, пусти меня. — Золотые глаза дроу опасно сверкнули. 
      — Я хочу услышать, что ты будешь хранить эту тайну, пока это возможно. 
      — Хейл! — прорычал дроу. — Это прямое оскорбление!
      — Адан, я не шучу. 
      Дроу оскалился, и демон ощутил, как ему под ребра упирается каленая ядовитая сталь черного дракона — металла, из которого дроу делали свои парные кинжалы — клановое оружие. То самое оружие, которому темные эльфы оставались верны вот уже много тысячелетий, даже сейчас — в век технологий, лазерного оружия и пистолетов. 
      Демон продолжал сверлить взглядом золотые глаза дроу, не обращая внимания на ядовитое лезвие, упиравшееся ему в сердце. 
      — Адан, это важно для меня, — неожиданно мягко произнес он, несмотря на жесткий, требовательный взгляд зеленых глаз. 
      Эльф почувствовал почти нежное, просящее прикосновение магии очарования инкуба. Дыхание участилось — они оба услышали, как сердце дроу увеличило свой ритм, быстрее качая кровь по венам. Адан облизнул пересохшие губы, не в силах отвести взгляд. От чар инкуба нет спасения ни смертным, ни балансирам, черт бы его подрал. Нельзя поставить ментальный щит, потому что они воздействуют на тебя физически. Нельзя сказать своему телу: нет. Оно начинает предательски дрожать от одного взгляда чарующих зеленых глаз, вся кровь устремляется вниз, сердце отплясывает сумасшедший галоп, тебя бросает в жар…
      — Хорошо… — выдохнул дроу. — Я клянусь. От меня никто не узнает о том, что Эмет Видящий.
      Демон прикрыл глаза, и эльфа отпустило. Он перевел дух, убирая свой кинжал в ножны, и потер горло, в которое секунду назад впились жесткие стальные пальцы демона. 
      — Спасибо, Адан, — тихо произнес Адреан и неожиданно для эльфа совсем легко коснулся его губ своими. 
      — Это что, в качестве благодарности? — Чары инкуба постепенно отпустили его совсем, и его всегдашняя язвительность мгновенно вернулась. — Как-то… слабовато для тебя. Чересчур целомудренно. 
      — Это в качестве благодарности тебе за все. — Адреан направился к выходу из камеры, сделал пару шагов и остановился, медленно обернувшись через плечо. — Знаешь… я ни о чем не жалею. Спасибо, Адан. 
      И исчез. 
      Темный эльф остался стоять на месте. Устало проведя ладонью по своему лицу, Адан прислонился к стене и сполз вниз. Демон говорил спасибо за все. Надо же. Адреан никогда не умел рвать прошлые связи. И все же, такими чистыми и невинными поцелуями не бросаются. Тем более порочные и сластолюбивые инкубы. Похоже, он ясно дал понять, что если вдруг их пути еще раз пересекутся, Адреан забудет все. Все, что между ними когда-то было. 
      Может, оно и к лучшему? 

      Владыка милостиво согласился принять демона в своем кабинете. Особняк, в котором свил себе уютное гнездышко дю Шарм, поистине поражал своей роскошью. И, как обычно, Каэлин не изменил своим вкусам — стиль барокко поражал воображение. Древний обожал роскошь — как он часто говорил: даже в помпезности есть свой шарм. 
      Когда Адреан вошел, Каэлин дю Шарм сидел в своем кресле-троне, а позади него стоял Дэмис — хищная черная тень, от которой веяло смертью за версту.
      Демон остановился возле края черного ковра, на котором золотыми нитями была вышита пентаграмма. Разумеется, Каэлин никогда не делал ничего просто так. А Адреан не был глуп. Не для красоты была здесь эта звездочка, хоть и идеально вписывалась в интерьер всего кабинета. Ловушка для демонов в качестве предосторожности — неплохо, можно и не заметить, если быть очень невнимательным.
      — Чем я могу тебе помочь, Хейл? — улыбнулся вампир, с легкой издевкой вздернув тонкую черную бровь.
      — Ты знаешь, что мне нужно. Ты забрал то, что принадлежит мне. 
      — А я не уверен, что Видящий принадлежит тебе. На нем нет твоей метки. Что ж ты так нерасторопен, инкуб?
      — Мы будем обмениваться любезностями и упражняться в остроумии или перейдем наконец к делу? — холодно бросил Адреан. — Что ты хочешь за мальчика?
      Демон не был глуп и понимал, что так просто Владыка не отдаст ему Видящего. А забрать Эмета силой он не сможет. Каэлин дю Шарм — один из трех древнейших вампиров, его уровень силы был велик. Уж повыше уровня многих демонов.
      — Может, ты присядешь? Некрасиво стоять на пороге… Ты мой гость.
      — Я постою. 
      — Хорошо. Тогда и я встану. 
      Надо отдать Каэлину должное, у него был свой кодекс чести, и это касалось не только этикета, который у него, как и у французских аристократов, тек в крови. 
      Дю Шарм поднялся со своего кресла и, обойдя стол, оперся об него бедрами. Теперь демона и высшего вампира разделял только ковер с золотой пентаграммой-ловушкой. 
      — Итак… ты же понимаешь, что Видящий слишком ценен. Не только для меня, но так уж получилось, что я успел перехватить его у Эллина. На него скоро начнется охота, слухи распространяются быстро. Что у тебя есть такого настолько ценного, что ты мог бы предложить мне в обмен на Видящего, демон? 
      — Что ты хочешь, чтобы я сделал?
      — Убей Эллина. 
      — Ты хочешь, чтобы я убил одного из трех Древних? — Адреан вскинул бровь.
      — Ты хочешь получить своего мальчишку обратно? — Владыка зеркально повторил его жест и, не дожидаясь ответа, добавил: — Тогда ты сделаешь это для меня.
      Демон поджал губы так, что по скулам заходили желваки. Он молчал целую минуту, прежде чем наконец произнес:
      — С головы мальчика не должен упасть ни один волос. Ты вернешь его мне целым и невредимым. И не смей использовать его в качестве сосуда или пищи.
      — Полно, Адреан. Я не изверг. Как я уже сказал, он слишком ценен, чтобы расходовать его так расточительно. 
      Адреан едва удержался от оскала. Последняя фраза вампира ему совсем не понравилась. 
      — Итак, по рукам? — спросил дю Шарм.
      Демон вперил во Владыку пристальный взгляд. Дю Шарм еще выше вздернул бровь и прямо встретил взгляд зеленых глаз. Почти целую минуту длилось это столкновение двух сил — могущественной магии очарования и древности. Бледные скулы Владыки лишь слегка порозовели, но он не отводил взгляда. Демон смотрел ему в глаза, не отрываясь. И неизвестно, что видел в зеленых, затягивающих в пучину его собственных эротических фантазий омутах Каэлин. Дыхание вампира оставалось размеренным и четким, лицо инкуба же ничего не выражало. 
      — По рукам, — наконец произнес Адреан холодно.
      — Прекрасно, — чуть хрипло ответил Владыка. 
      Демон больше ничего не сказал, исчез. 
      — Ну что ж, Дэмис, — почти мурлыкнул Владыка, — теперь идем на охоту за фэйри.
      — Да, мой лорд. 
      — Давай-ка мы с тобой наведаемся в тот клуб, где она была. Возможно, я смогу уловить ее магический след. Выследим наших маленьких феечек и посмотрим, куда теперь переместился Неблагой Двор и кто им заправляет. Готовь машину. 

      Через полчаса оба вампира уже были в клубе «Ночной цветок». Клуб оказался большим и пришелся привередливому в этом плане аристократу по вкусу. Здесь имелось несколько залов и даже вип-зал. Каэлин отослал Дэмиса за выпивкой, сам же пошел к кожаному диванчику со столиком в углу, откуда было видно весь зал. Его уже облюбовала какая-то парочка, но Владыка не сомневался: они охотно уступят ему свое место. Люди расступались перед ним, сами того не осознавая, и он беспрепятственно прошел сквозь толпу, разрезая ее словно нож масло. Стройному длинноволосому брюнету оглядывались вслед, но заигрывать или приставать никто не осмеливался, инстинктивно понимая, что лучше к нему не лезть. 
      Черный костюм идеально сидел на высокой, аристократично изящной фигуре. Темный шелк волос доставал почти до поясницы и был скреплен у самого конца прядей эластичным красным шнурком. Плавная и при этом уверенная походка бизнесмена, жесткий, холодный, ничего не упускающий взгляд. Он был само ледяное совершенство. 
      Остановившись перед парочкой на диване, высший вампир негромко, но так, что его просто не могли не услышать, потому что он сопроводил свои слова ментальным приказом, произнес:
      — Вон с моего места.
      Корм сгинул, как будто его и не было. Дю Шарм уселся на освободившееся уютное местечко и положил ногу на ногу, окидывая толпу изучающим взглядом. Он видел не дрыгающиеся в бессмысленных конвульсиях человеческие тела, которые излучали инфракрасные лучи, словно вампир смотрел на них через специальный объектив. Он видел вспыхивающие повсюду, то тут, то там разноцветные ауры балансиров, шныряющих в толпе. Вон там трое оборотней, их неукротимая звериная сущность, отливающая насыщенным зеленым свечением, бросала в дрожь. Большие, сильные, по-своему красивые дикой красотой, сексуальные и… тупые. Да, дю Шарм считал, что они тупые псины. 
      В одном все эти дешевые голливудские киношки не врали: вампиры и оборотни терпеть не могли друг друга. Владыка презирал их так, как только кошка может презирать собаку. Прямые, как танки, прут напролом, никогда не разберутся, в чем дело, рвут на части… И обвести их вокруг пальца — раз плюнуть. Никакого такта, уровень интеллекта ниже среднего! Свободы и полета мысли у них не было.
      Владыка перевел ледяной взгляд на другие ауры, излучающие мягкое голубоватое сияние. Развелось же русалок и мерроу в последнее время… Как будто им тут медом намазано. Конечно, до воды рукой подать. 
      Также в зале было несколько джинов — смуглые, мускулистые, татуированные, жаркие восточные красавчики слепили обжигающе красным. В зале даже нашелся один виверн в человеческом обличье. Драконов осталось совсем мало, да и этих ящериц тоже. Чего, спрашивается, он вылез? Выпить захотелось?
      Помимо всех этих балансиров, Каэлин видел застаревшие следы других, тех, что были здесь днем или двумя ранее, они выглядели как разноцветные брызги. Для него весь зал сейчас представлялся полотном маленького художника, словно его игривый малыш Дэми разбрызгал разноцветные краски на чистом альбомном листе.
      Совсем внезапно его внимание на краткую секунду привлек какой-то вдрызг пьяный смертный, когда он наткнулся на него взглядом. Надо признать, мужчина, устроивший на танцполе настоящий стриптиз, был красив. Да, люди бывают красивы, но смерть делает их еще краше… Губ Владыки коснулась легкая улыбка. Дэмис полностью разделял его точку зрения. 
      У этого мужчины были серые волосы цвета пепла. Скорее всего, крашеные. А еще светло-карие глаза. И сейчас, когда он танцевал, они загорались адским весельем. Сколько ему было? Каэлин дал бы ему от силы лет двадцать восемь-тридцать. Бронзовая кожа, рельефное тело, высокий рост — да, определенно, ему было чем похвастаться. Он умело двигался на своем импровизированном пьедестале, с которого согнал настоящую стриптизершу. Плавные движения красивого тела завораживали и радовали глаз, озорную улыбку на губах хотелось целовать долго и сладко. 
      Каэлин почувствовал, что у него настойчиво заныло под ложечкой. О, он бы пил этого мальчишку медленно и с наслаждением. Красивый, черт бы его побрал. И наверняка о-о-очень сладкий… 
      Вампир посмотрел на барную стойку, Дэмис заказал выпивку и теперь направлялся сюда. 
      Мужчина же окончательно сбросил с себя рубашку, кинув ее в толпу визжащих девиц. Очевидно, он был пьян дальше некуда. Каэлин мог видеть, как течет, обжигая и пьяня, алкоголь в его крови. Он выпил бутылку виски, несколько бокалов текилы, стакан бурбона с лаймом… 
      Вампир облизнулся. Это должно быть вкусно, хотя он был крайне привередлив и в еде. Какой головокружительный коктейль вкупе с горячей, пьянящей не хуже любого алкоголя, сладкой кровью. 
      И в этот момент мужчина поймал его взгляд. Обольстительная, разнузданная, пьяная улыбка коснулась его губ. Он спрыгнул с танцпола и направился прямиком к нему. Такие же в стельку пьяные друзья, заметив, к кому он направляется, на секунду замерли, но потом начали его подначивать и подбадривать. 
      — Давай же, сделай это, Шейд! — кричали глупые людишки. 
      Каэлин знал, что этот мужчина не гей. Ну, возможно, би. Заглянуть в его мысли было так легко и просто, словно их преподнесли ему на золотом блюдечке. Но в них царил такой пьяный хаос и неразбериха…
      «Что я делаю? Какого черта? Этот парень подаст на меня в суд. У меня наверняка будут неприятности. Но я все равно сделаю это! Сегодня мне все можно, сегодня я все могу…»
      Каэлин оскалился. Пьяные — самая легкая добыча. Он смотрел в глаза мужчины и видел себя самого через призму его взбалмошных мыслей. Как он сидит на диване, откинувшись на спинку, ухмыляется, идеально красивый, собранный, спокойный. Ждущий. 
      — Давай, подойди ко мне, мальчик, — пробормотал вампир. 
      Дэмис остановился, не дойдя до его столика нескольких метров, и стал ждать, когда Владыка даст знак приблизиться. Не хотелось портить ему настроение, но Дэмис был встревожен. Ведь Владыка не хочет неприятностей, верно? Нельзя выпить человека на глазах у сотен других людей. 
      Каэлин прочел эту встревоженную мысль в голове своего подчиненного, но никак не отреагировал. Нет, он не собирался съедать этот лакомый кусочек сейчас, который сам шел к нему в руки. Шейдон… 
      Человек подошел к нему вплотную, наклонился и прижался к его губам, обдав запахом спиртного и вскипевшей от возбуждения крови. У Каэлина закружилась голова от такого сладкого коктейля. Язык смертного нагло вторгся в рот Владыки. Вампира это крайне позабавило, но всю следующую минуту ему было не до смеха — поцелуй, казалось, длился целую вечность, не он пил смертного, но смертный, человек, пил его через этот поцелуй. 
      Так сладко, так горячо и так нежно у Каэлина дю Шарма не было никогда. И на эти короткие мгновения он даже забыл, что Шейдон практически приговорил себя к смерти, осмелившись прикоснуться к ледяному совершенству поцелуем. Он был горячий, напористый, влажный и жаркий. И эта наглость, нахально вторгшийся в его рот язык, упоительный, ни с чем не сравнимый аромат крови заглушили собой все, обескуражили, выбили древнего вампира из колеи. Никогда с ним так не обращались. Владыка понимал, что смертный банально пьян и не осознает, что делает, но это сейчас не играло никакой роли. 
      Когда же мужчина наконец оторвался от его рта, произошедшим был ошеломлен не только он, но и сам Каэлин. И Дэмис, который стоял почти рядом и наблюдал всю эту картину от и до. 
      — Ой… я, кажется, сделал что-то не то, да? — пьяно пробормотал Шейд.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям