0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Сосед » Отрывок из книги «Сосед»

Отрывок из книги «Сосед»

Сосед от автора Шумкова Татьяна

Исключительными правами на произведение «Сосед» обладает автор — Шумкова Татьяна Copyright © Шумкова Татьяна

 

Такси подъехало к дому. Оба чувствовали себя уставшими, но это была приятная усталость. Настроение было каким-то умиротворенным, спокойным. Падал снег крупными хлопьями, и хотелось, чтобы вечер не заканчивался. Алене впервые за долгое время действительно удалось по-настоящему расслабиться. Расплатившись, Никита помог ей выйти из такси. Незаметно посмотрев на свои окна, она мысленно простонала. Там горел свет. А чуть повернув голову, недалеко от подъезда, обнаружила машину Шубина. Интуиция ей подсказывала, что он в курсе ее свидания. Возможно в театре кто-то увидел и донес, а может в ресторане. Теперь это уже неважно. Вот и закончилась сказка...

Поднялись на свой этаж и остановились возле двери Алены. Никита не спешил оставить ее.

- Спасибо тебе за вечер, - произнесла она. – Такого у меня давно не было, - получилось довольно грустно.

Он про себя подумал, что такого у него пожалуй никогда не было, но вслух произнес совсем другое:

- Я думаю, мы не остановимся на одном вечере. – Проговорил довольно самоуверенно, но ей это неожиданно понравилось. А Никита только подтвердил серьезность своих намерений. Шагнул к ней и, притянув одной рукой за талию, а другой ее голову, поцеловал. Она закрыла глаза, потерялась, забылась в новых для себя ощущениях, да и выпитое вино давало о себе знать. Будто растворилась в этом поцелуе, таком невероятно нежном. Ей, вообще, показалось, что никогда ее так не целовали. Когда Никита все же отпустил ее, Алена поняла, что зайти в квартиру просто не сможет, потому что прекрасно знала, что ее ждет. Да и кому бы хотелось после такого вечера, когда на тебя так смотрят, окунуться в дерьмо. Снова оказаться в жестокой реальности. Но огромным усилием воли ей удалось справиться с минутной слабостью.

- Может пригласишь на чашечку кофе? – Никита, к счастью, не догадывался, о чем она сейчас думает.

От его банального, казалось бы, вопроса, Алена чуть не заплакала. Так обидно стало. Ей показалось, что у нее бы все получилось сегодня, но, как видно, не судьба. Она незаметно выдохнула:

- Давай в следующий раз, - улыбнулась, стараясь, чтобы голос звучал как можно непринужденней, хотя прекрасно понимала, что следующий раз вряд ли наступит. – Не будем торопиться.

Никите этого было достаточно. Главное, что он не услышал в ее голосе категорического «нет». В нем явно были обещающие нотки.

- Спокойной ночи, - улыбнулся в ответ и, не удержавшись, наклонился и снова поцеловал ее. На этот раз, коротко, почти невесомо.

- Спокойной ночи, - прошептала она и, наконец, открыв дверь, вошла в квартиру. На вешалке висело мужское пальто. Туфли снять, конечно, не пожелали. Не барское это дело. Не спеша скинула шубу, сапоги. Торопиться точно было некуда. И даже в зеркало посмотрела, хотя свой внешний вид ее сейчас мало интересовал. Но, увидев свое отражение, осталась довольна. Глаза горели, румянец на щеках и чуть припухшие от поцелуя губы. С каким-то нехорошим злорадством подумала, что приятно, хотя бы немного, но все же насолить Шубину.

Набрав побольше воздуха в легкие и выдохнув, Алена вошла в комнату. Шубин сидел, развалившись на диване. Дело было, похоже, совсем плохо. Перед ним стояла бутылка водки, уже пустая наполовину, а закуски не наблюдалось.

- Ну, здравствуй, дорогая, - проговорил он, растягивая слова и с нехорошим смешком, который ей совсем не понравился. Затем встал и, медленно подойдя к ней, ответил увесистую пощечину. Схватившись за горящую щеку, она едва сумела на ногах удержаться и тут же почувствовала вкус крови на своих губах. Это было второй раз в жизни, когда он ее ударил, и она не удивилась. По правде говоря, Алену уже ничего в ее жизни не удивляло. Казалось, все возможно. И, наверное, это пугало больше всего. И давно усвоила, за все хорошее приходится платить, особенно ей. Она была к этому готова и ничуть не жалела о том, что сделала. Да что говорить, если бы Шубин не появился, готова была и на большее. Однако предательские слезы все же выступили на глазах. Ей понадобилась вся сила воли, чтобы не дать им пролиться.

- Шл…а, - произнес он сквозь зубы. Алена же смотрела на него с ненавистью. Поединок взглядами длился недолго. Он развернулся и вновь направился к дивану. Плеснув в стакан водки, выпил его и даже не поморщился. Ей, напротив, стало тошно от этого зрелища. Она подошла к окну и, скрестив руки на груди, стала смотреть в никуда, просто следила за слетающими с неба снежинками. Как будто, это было очень важно. Так бабушка в детстве научила, чтобы легче было отвлечься. А потом произнесла, неожиданно даже, наверное, для самой себя.

- Саша, я так больше не смогу. – Слова звучали тихо, почти просительно, но в тоже время такое отчаяние сквозило в них.

Алена ожидала бурной реакции, такой, уже ставшей привычной для их жизни, вспышки гнева, но Шубин усмехнулся, наливая очередную порцию водки, и неожиданно спокойно произнес:

- Сможешь. Я же могу. Нам еще долго вместе на этой треклятой сковородке жариться, - с этими словами он опрокинул в себя уже который по счету стакан. А потом все также вполне мирно продолжил:

- Докторишку то этого, зачем впутываешь? Мало, что сама в дерьме, так тебе надо приличного человека замарать? Жил бы и жил человек спокойно, а так...

- Прошу тебя, не трогай его. Ничего у меня с ним не было, - произнесла она очень устало. Понятно, что идея начать новую жизнь была иллюзией, самообманом. Мираж, который тут же рассеялся. Понимала ли она, когда шла на все это? Конечно, понимала. Но попробовать так хотелось.

- Ладно, не трону. Не знаю почему, но я сегодня добрый. Но сама понимаешь, еще раз увижу его рядом с тобой, пеняй на себя, - последние слова прозвучали с угрозой. – Я его на куски порву.

- Хорошо, я поняла, - произнесла она поспешно. Слушать его хозяйский тон и угрозы было невыносимо. Алена отлепилась от окна и пошла на кухню.

- Ты куда? – рыкнул он вслед, отчего она даже вздрогнула, но не остановилась.

- Чай поставлю.

Действительно, поставив чайник, снова расположилась у окна. Шубин не замедлил появиться через некоторое время. Она не повернулась, не желая видеть его. Он же, напротив, подошел к ней и, развернув, лицом к себе, пристально смотрел какое-то время в ее глаза, не отрываясь. А потом наклонился и поцеловал. Долго, тягуче и так…, даже нежно что ли. Не переставая целовать ее губы, лицо, он стал гладить ее волосы, обнимать, сжимать ее тело с каким-то одержимым отчаянием. На какой-то момент ей даже показалось, что они вернулись в прошлое. Когда любили друг друга до одури. Когда не могли насладиться друг другом. Тогда он также целовал ее, ласкал и не мог остановиться. Был нежен и готов был, казалось, вечность любоваться ее телом. Но эта был только миг, когда он позволил себе расслабиться, временное помешательство. Все это говорило о том, что он тоже человек, и ему также трудно забыть прошлое, но и только. Очередной мираж в ее жизни, который быстро рассеялся, стоило ему только произнести:

- Зачем ты это сделала со мной, с нами? – Голос звучал хрипло, тихо. В нем было столько боли. И в ней были отголоски ее собственной боли. Она, похоже, была для них одна на двоих. И оба понимали, о чем он говорит, в чем обвиняет. И дело совсем не в ее соседе. Он еще какое-то время продолжал обнимать ее и говорить куда-то в волосы какие-то непонятные слова. Это было то ли просьбой, то ли мольбой. Алена уже не могла разобрать его шепота...

- Я ничего не делала. Я не предавала тебя, - с трудом произнесла она. Похоже сил у нее больше не осталось. Его тело тут же напряглось. Он отодвинулся и, продолжая удерживать ее за руки, чуть встряхнул. Сейчас это уже был прежний Саша, которого она знала последний год. Выражение лица злое, челюсть напряжена.

- Почему ты, наконец, не хочешь покаяться? - почти выкрикнул он и, еще раз встряхнув, отпустил. – Откуда это упрямство?

Алена видела, что играет с огнем. Его глаза налились, кулаки сжались. А она подумала в отчаянии, что может и правда, признаться в том, чего она не совершала и всем легче станет. И тогда ее оставят в покое. Может быть он только и ждет от нее этого подтверждения, чтобы, наконец, самому успокоиться и начать жить своей жизнью. Неужели после всего того, что он сотворил, у него есть сомнения в ее виновности? Не может быть. Но если это правда, тогда ему точно нет оправдания. Все эти мысли навязчиво кружились у нее в голове. Издевательски жужжали и не давали покоя. Алена обхватила себя руками. Ее трясло, как в ознобе.

Шубин тем временем, нашел куда выплеснуть свою злобу, одним движением скинул со стола все, что на нем было. И оперевшись об него двумя руками, будто в подтверждение ее мыслей глухо произнес:

- Признайся, и кто знает, может я тебя прощу. – Однако по его бешенному взгляду, она поняла, что не простит. Уже не простил.

Она упрямо повернула несколько раз головой, не замечая, как крупные слезы катятся по ее лицу.

- Я ни в чем перед тобой не виновата. Ни в чем... – А про себя нехорошо усмехнулась. Сколько раз она произносила эти слова, и сколько раз ей еще предстоит их произнести. Только все напрасно.

Шубина похоже ее упрямство только еще больше взбесило. Его взгляд был полон ненависти. Он выпрямился, а потом, сделав шаг к ней, схватил за руку и дернул на себя. Алена оказалась прижата к нему.

- Сука... – почти прошипел он ей в губы. – Ты хоть понимаешь, что я тебя когда-нибудь пришибу? - Отвечать, понятное дело, она не собиралась. И признаваться в том, в чем ее обвиняют, передумала.

Болезненно сжав ее руку, он повел ее к выходу из кухни, почти потащил, а когда они оказались в комнате, толкнул на диван. Алена упала навзничь и увидела, как он начал раздеваться.

- Прошу тебя, только не сегодня, - произнесла она умоляюще, и слезы снова потекли по лицу. После этого вечера с Никитой, после того, как она почувствовала этот запах свободы, не может она, как ни в чем не бывало, быть с Шубиным, полным ненависти и презрения к ней. Ее психика просто не выдержит.

Его рот искривился в презрительной пьяной усмешке:

- А почему нет? Разве что-то изменилось? Ты же не захотела покаяться. Значит все по-прежнему. – Его слова звучали зло, жестоко. Он ни капельки не собирался щадить ее...

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям