0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3. Страна надежды (эл. книга) » Отрывок из книги «Страна надежды»

Отрывок из книги «Оборотная сторона луны. Страна надежды (#3)»

Автор: Романовская Ольга

Исключительными правами на произведение «Оборотная сторона луны. Страна надежды (#3)» обладает автор — Романовская Ольга Copyright © Романовская Ольга

Ролейн Асварус с тоской посмотрел на стол, накрытый на четверых.

Пламя свечей в серебряных подсвечниках дрожало в гранях бокалов, золотистый магический свет клубился под потолком, создавая иллюзию тепла и уюта – будто солнечный полдень проник сквозь стрельчатые окна и навеки остался в комнате, попав в ловушку.

Магистр хотел, но не смог отказаться от приглашения Темнейшего: между ними только-только начали восстанавливаться нормальные отношения.

Император исполнил все, что обещал, попытался исправить цену страшной ошибки. Увы, создавать души Темнейший не умел, поэтому ограничился воскрешением пары дроу, которых не успели досуха выпить вампиры клана Вечности. Жертвы аромитов, увы, были безнадежны, от них остались тела без душ и ауры. Император предложил сделать зомби, но родственники отказались, предпочтя похоронить своих мертвых.

Стараниями Ионафана между Империей и Туманными землями, страной темных эльфов, был вбит клин. Должно пройти не одно столетие, чтобы дроу забыли о реках крови и волнах ужаса пяти страшных дней. Но Темнейшего, похоже, это не волновало: его заботило лишь отношение Ролейна Асваруса к своей особе. Только ради него он тратил время на каких-то дроу – существ низшего плана по сравнению с демонами.

Магистр тоже чувствовал себя виноватым. Он понимал, подозрения императора пали на него не случайно, а из-за той безумной выходки в порыве гнева. Асварус в который раз убедился в пользе духовных практик и медитаций: они помогали жить разумом, а не эмоциями. Если бы магистр поговорил тогда с Темнейшим, а не приставил меч к его горлу и не пырнул кинжалом, виня в предательстве, тот не поверил бы уликам Ионафана.

Но, несмотря на душевные терзания, Асварус не горел желанием воспользоваться щедрым подарком друга и породниться с его семьей. Магистр дал это понять еще на балу по поводу Новолетья, и Темнейший вроде бы согласился с его доводами, заверил, что нисколько не обижен. И, кажется, действительно не обиделся, просто сделал так, чтобы Асваруса все время окружали женщины семейства ФасхХавел. Нет, они не строили глазки, не кокетничали, но магистру приходилось танцевать с ними, приносить напитки, не давать им скучать, развлекая светской беседой.

Потом, вроде, все утихло, а теперь Темнейший пригласил друга на ужин.

Асварус не горел желанием лицезреть обеих императриц, а, судя по количеству приборов, придется, и дружеские посиделки, в итоге, перерастут в скучнейшую беседу. Марикеш наверняка станет соблазнять мужа, желая вновь забеременеть, а Ларилея утомит эльфийской поэзией и аристократической ревностью к демонице. Странно, но вторая супруга императора, продолжая так же, как и прежде, ненавидеть демонов, после рождения сына благосклонно относилась к мужу-демону в постели. Тот в ее спальне давно не бывал, удовлетворив тестя-эльфа двумя детьми в заведомо политическом браке. Вот Ларилея и изводила Асваруса беседами о высоком. Радовало одно: с каждым годом императрица становилась все холоднее и молчаливее, считая себя единственной достойной собеседницей своей особы. Магистр даже сомневался: высокомерная эльфийка завела любовника.

Асварус остановился в дверях: по этикету ему надлежало занять место последним.

Слуги заканчивали расставлять блюда, зажигали ароматические свечи – бергамот и герань, любимые ароматы Джаравела ФасхХавела.

— Девочки, как всегда, не торопятся, — на плечо Асваруса легла рука с черным ногтем.

Магистр вздрогнул – император умел подходить бесшумно, сказывалась кровь вампиров. Впрочем, демоны тоже, если желали, могли не потревожить ни единой нити пространства, недаром их выделяли в отдельную категорию среди высших темных.

— Расслабься, я в хорошем настроении, — рассмеялся Темнейший и чиркнул ногтем по шее друга, выказав расположение к собеседнику.

Император подошел к столу, зыркнул на слуг, и они со скоростью падающей звезды закончили работу и удалились.

Темнейший держал в руках кубок со смесью вина и крови, магистр ощущал ее солоноватый запах. Он невольно напоминал об Аскании и тех жутких днях, которые она провела в подвалах дворца, питая кровью вампиров. Интересно, кому сейчас резали вены ради услаждения императора? Тот признавал только свежую, еще теплую кровь.

— Хочешь? – император обернулся к Асварусу и протянул неизвестно откуда взявшийся второй бокал. – Содержание крови минимально, я подправил магией вкус.

Магистр кивнул, принял фужер из рук Темнейшего и сделал глоток.

Своеобразный, ни на что не похожий напиток обволакивал горло, разливался теплом в желудке.

Убедившись, что слуги ушли, император расслабился и оперся о каминную полку:

— Пока девочки собираются, у нас есть пара минут, чтобы поговорить. Не хочу, чтобы для тебя это стало сюрпризом.

Асварус удивленно поднял брови, гадая, что приготовил для него Темнейший. Тот лениво отпил из бокала и, отставив его, сообщил: сегодня знаменательный день в жизни друга.

— Нет, правда, мне обидно: ты до сих пор наслаждаешься свободой, пока все тянут на шее жен и детей, — рассмеялся император.

Он стоял так, чтобы к магистру был обращен левый, полный небесной сини глаз. Значит, Темнейший действительно пребывал в отличном расположении духа и желал облагодетельствовать собеседника.

— Я не создан для семейной жизни, — отмахнулся Асварус. – Это обуза, уж прости, Джаравел. Я воин, учитель, но никак не супруг.

— Можно подумать, я образцовый муж! – фыркнул Темнейший. – Еще скажи, хороший отец! Я сознательно только двоих делал: по одному каждой жене, потому что надо. Остальные – так, случайность и мысли о том, что после себя надо кого-то оставить, чтобы усилия прахом не пошли. Но это я, а ты-то дроу! У вас в крови – женщина и супружеская постель. Да и имущество у тебя имеется, неужели Лаксене подаришь? Уж молчу, что родственники наверняка всю плешь проели, требуя остепениться. У нас-то проще: зачастую не родился, а уже женат. Так что не хмурься, я все проблемы разом решу.

Магистр одним глотком осушил бокал, поставил на стол и категорично заявил, что ни на ком жениться не собирается. Подумав, прищурился и спросил об истинной цели ужина.

— Учти, Джаравел, если ты выступаешь в роли свахи…

— Неблагодарный ты, — промурлыкал Темнейший. – Значит, отказываешься от руки леди из рода ФасхХавел, потому что не желаешь ее?

Асварус угодил в ловушку. Он не мог уйти, не мог отказаться, потому что обидел бы императорскую фамилию. Облеченная в любую вежливую форму подобная формулировка отказа означала бы очередную ссору и, что намного хуже, месть со стороны Темнейшего. Долгом чести императора стало бы смыть оскорбление с отвергнутой сестры или дочери. Он знал это, поэтому самодовольно улыбался, следя за выражением лица магистра.

— Напоминаю, сестру зовут Кайра. Она уже была замужем, самовольно, за полукровкой, но четыреста лет назад овдовела. Детей бедняга ей сделать не смог, у полукровок часто с этим проблемы: бывает, родители заведомо не подходят друг другу. Ну, а раз детей нет, то и муж не нужен, верно? Развод – это косые взгляды, зачем сестре страдать из-за ничтожества.

Асварус сглотнул слюну, представив незавидную участь бедняги. Император с таким спокойствием и цинизмом говорил об его убийстве! Разводы в среде демонов действительно не поощрялись и нередко карались понижением общественного статуса, поэтому за легкомыслие решившей насолить брату Кайры расплачивался ее супруг.

— Да ладно, Ролейн, что ты переживаешь? Подумаешь, какой-то полувампир! Его мать, к слову, эльф обрюхатил. Уж как, не знаю, но именно блондинистой шевелюрой их отпрыск Кайру и привлек. И в койке был хорош, сестричка это любит.

Император задумался, хмыкнул и тихо поинтересовался:

— Я никогда об этом не спрашивал, но с женщинами у тебя как?

Магистр едва не ответил: «Никак!», живо представ себе любвеобильную Кайру в постели и незавидную участь не оправдавшего надежд мужа и зятя, но промолчал.

— Да не бойся, не заездит, любовников заведет, — Темнейший подошел и хлопнул Асваруса по плечу.

— Джаравел, а вдруг я… Словом, пусть лучше она за демона выйдет, чтобы не опозорить род ФасхХавелов вторично, — предложил магистр.

Ему вдруг захотелось немедленно сбежать из императорского дворца, пусть даже ценой дружбы с Темнейшим. В конце концов, жизнь дороже, а перспектива мучительной смерти из-за отсутствия детей в насильственном браке не впечатляла.

— Ты дроу, у вас все получится, — заверил император и расплылся в улыбке, обернувшись к двери: — А вот и моя младшенькая, Арабелла. Чиста и невинна. И от первой жены, что, несомненно, оценят твои родственники. Это статус, Ролейн.

Асварус взвыл и прохрипел:

— Я тебя голыми руками придушу, Джаравел ФасхХавел! Или сам сдохну – все едино, лишь бы все закончилось!

Стоявшая в дверях демоница удивленно округлила глаза, наблюдая за ругающимся магистром, отчаянно пытавшимся открыть коридор перехода. Император хохотал и, откровенно забавляясь, сводил все его попытки на нет, в конце и вовсе ухватил за шкирку, поставил перед дочерью и укоризненно шепнул:

— Ты как маленький, Ролейн, девочки застеснялся! Она же тихая, скромная и не виновата в твоих комплексах. Знал бы, давно любовницу тебе нашел, а то совсем одичал со своими рыцарями и паладинами.

— Пошел ты на карачках в Преисподнюю, Джаравел! – взорвался Асварус и оттолкнул императора. – Скотина демоническая! Скажи спасибо, здесь дама, а то бы…

— Ладно-ладно! — примиряюще поднял руки Темнейший. – Я просто шутил. Он, Белла, не стыдливый юноша-отшельник, он просто жениться не хочет, а я мягко так подталкиваю. Налей Ролейну вина, детка, и покажи, какая ты умница и красавица. Пусть этот дроу язык от восхищения откусит.

Арабелла чуть склонила голову и улыбнулась, обнажив характерные демонические резцы. Зато клыки у младшей дочери императора уступали внушительным зубам отца, хотя и превосходили нормальные размеры. Настоящая демоница, даже рогатая, с точеными черными ноготками.

Поправив фиолетовые волосы такого же оттенка, как у отца, якобы выбившиеся из высокой прически, обнажавшей лебединую шею с родинкой, Арабелла подошла к Асварусу и протянула руку для поцелуя. Магистр, уняв душившую его злость, приложился к холеным пальцам и попросил извинения за недостойное поведение.

— А я ничего не слышала и не видела, — вновь улыбнулась Арабелла и присела в неглубоком реверансе. – Рада видеть вас в нашем доме, Ролейн Асварус. Надеюсь, вы всем останетесь довольны. Тетя будет через минуту: ее задержала матушка.

Магистр невольно заглянул в декольте демоницы, благо платье к этому располагало: высокую грудь перехватывали две поперечные полоски ткани, соединяясь за спиной. И тут же отвел глаза, сообразив, для чего Арабелле потребовалось отдавать ему дань уважения. Асварус метнул гневный взгляд на императора – несомненно, инициатора всей этой комедии. Тот ответил задумчивым замечанием:

— Разве она не прекрасна?

Пришлось согласиться и принять из рук демоницы бокал с вином. Оно, как ни странно, вселило спокойствие и подготовило к явлению Кайры ФасхХавел.

Сестра Темнейшего явилась одетой во все фиолетовое, видимо, чтобы лишний раз напомнить, что в ней больше крови вампиров, нежели демонов, хотя в ней кровь тех и тех была представлена в равных долях. Безрогая, как и брат, Кайра являла образец еще одного канона красоты, противоположного тому, что любила сама. Голубоглазая брюнетка с фигурой, способной прельстить любого мужчину. Зауженное в бедрах платье и глубокое декольте подчеркивали ее неоспоримые достоинства, не нуждавшиеся в иных украшениях.

На губах Кайры поблескивала капелька крови. Она ловко слизнула ее языком и прошествовала к брату, обдав Асваруса ароматом бергамота.

Кайра присела в реверансе и поблагодарила императора за то, что тот пригласил ее на ужин:

— В замке матушки так скучно, а охота надоедает.

Темнейший фыркнул и кивнул на магистра.

Кайра среагировала мгновенно, оттеснила Арабеллу и низким приятным голосом проворковала:

— Воистину, вечер обещает быть приятным! Редко встретишь такого галантного и умного мужчину. А то вокруг одни маги и охранники, сами понимаете, тоска!

Судя по смешку императора, он думал иначе, но промолчал.

Асварус задумался: зачем его так упорно желали женить? И, если Арабелла любезничала с магистром по приказу отца, Кайра желала очаровать его по собственному желанию. Не для очередной ли пробы деторождения? Темнейший обмолвился лишь о муже сестры, но кто знает, что становилось с ее любовниками? Вдруг Кайра ФасхХавел была бесплодна, и десятки мужчин унесли этот секрет в придорожные канавы?

Странно, для столь родовитой невесты до сих пор не нашлось жениха. Значит, существовал какой-то изъян, тайна, тщательно скрываемая ФасхХавелами. Император считал Асваруса другом и надеялся, что тот смолчит и одновременно принесет пользу.

Но каковы тогда тайны Арабеллы? Или ради скрытия недостатков Кайры Темнейший готов отдать за магистра еще и младшую дочь? Она прав на трон не имела, можно пожертвовать упущенной выгодой от замужества во благо семьи. В любом случае, сводничество императора выглядело в крайней степени подозрительно.

Асварус отделался общей вежливой фразой и, нахмурившись, глянул на Темнейшего:

— Джаравел, нам надо очень серьезно поговорить.

— Потом, — отмахнулся император и пригласил всех к столу.

Асваруса усадили между двух потенциальных невест, напротив Темнейшего – видимо, чтобы тот мог наблюдать за выражением лица друга. Император занял место во главе стола, Кайра – по правую руку от него, Арабелла – по левую, а магистр – на противоположном торце.

Слуги-духи, иные существа на личных застольях Темнейшего не прислуживали, ловко раскладывали блюда по тарелкам, разливали вино, разворачивали на коленях салфетки. Хлопок в ладоши – и они исчезли.

Император поднял тяжелый, выполненный мастерами Лунного мира кубок и провозгласил тост: «За процветание!».

Зашуршали юбки, и обе демоницы поднялись, обернулись к окну и, вытянув руки с бокалами, эхом повторили: «Победоносных столетий роду ФасхХавел!».

Осознав, что это не просто тост, а ритуал, Асварус тоже поднял бокал, как раз вовремя, чтобы успеть его осушить. Раньше магистру не доводилось видеть подобного, заговор на благополучие предназначался только для своих. Значит, его уже считали членом семьи, не спросив, желал ли он им стать.

Темнейший промокнул губы и занялся содержимым тарелки.

Асварус по просьбе Кайры отрезал ей кусок мяса дикого кабана. Ему было не по себе от внимания сестры императора – она буквально пожирала его глазами. Магистр не мог поручиться, что его не рассматривали еще и как пищу. Заметив беспокойство друга, Темнейший сделал Кайре замечание, напомнив о правилах приличия.

— Он мне нравится, Джаравел, — демоница откинулась на спинку стула и, изогнувшись, влила в рот остатки вина. Асварус сглотнул, резко вспомнив о принадлежности к мужскому полу. – Неужели ты сменил гнев на милость?

— Решать ему, Кайра, — улыбнулся Темнейший. – Я лишь предположил, что ты подойдешь Ролейну на роль супруги. Он мой друг, со всеми вытекающими, поэтому твое «нравится» никого не волнует.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям