0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Судьба, возможно, ты ошиблась (эл. книга) » Отрывок из книги «Судьба,возможно, ты ошиблась»

Отрывок из книги «Судьба,возможно, ты ошиблась»

Исключительными правами на произведение «Нити судьбы. Судьба, возможно, ты ошиблась (#2)» обладает автор — Аграфена Copyright © Аграфена

Глава 1

 

И вот я снова неизвестно где… Прямо как в тот сумасшедший день, когда перенеслась через Врата Мира в дом, который стал временным пристанищем семейства Вертон. Только тогда я хотя бы в помещении оказалась. А сейчас...

Крепко сжав в руке кристалл переноса, я поправила импровизированное сари на плечах и медленно повернулась кругом. Такого я не ожидала! Смею надеяться, что кристалл каким-то образом понимает то, куда человек хочет отправиться, а не только цель переноса.

Теперь я на некоторое время недоступна для своего мужа, который в итоге оказался именно тем самым, который на букву "В": невиданный, злой и опасный, короче – выхухОл обыкновенный.

И что, спрашивается, мне дальше делать? Что можно делать в пещере? А именно в ней я и оказалась. Правда, пещеры я раньше как-то иначе себе представляла. Что-то темное, страшное, с мерно капающими где-то вдалеке каплями, пауками и летучими мышами на стенах и потолке. Б-р-р-р!

Ну, а место, где я оказалась, больше напоминает пещеру Али-Бабы, того самого, который Сим-Сим открывал. И главное, здесь почти светло! Какие-то темно-зеленые минеральные вкрапления в скале дают ровный, теплый свет. Какая красота, и электричества не нужно!

Что это за минерал такой, интересно? Я так внимательно рассматривала стену пещеры, что даже шею вытянула и неосознанно сильнее кулак сжала, в котором кристаллик держала.

Он внезапно потеплел. Я удивилась, разжала пальцы и приподняла ладонь, чтобы рассмотреть, что случилось. Вау! Мой кристалл засветился точно так же, как те, что украшали стены и потолок пещеры.

И тут я поняла, где нахожусь, потому что вспомнила, как Дин объяснял нам с Артуром, из-за чего он не может отправить нас к Оливии кристаллом переноса.

Оливия ведь живет у Торских гор, а они создают сильное искажение. Можно оказаться или довольно далеко от ее дома, или прямо в гору влепиться.

А почему такое искажение возникает, наверняка объясняется тем, что я сейчас вижу. Кристаллы переноса, безусловно, имеют отношение к этим минеральным светлячкам.

Кристалл выбрал самое оптимальное место, где его временная хозяйка может спокойно подумать о своих проблемах, и без всякого искажения доставил меня, куда и было нужно. Вряд ли неуравновешенное величество меня тут найдет. Так что буду думать о своем о девичьем. Но сначала нужно оглядеться.

Прямо посередине пещеры я увидела водоем с кристально-чистой водой примерно метров десять в диаметре. А вокруг него были расставлены камни, похожие на огромные кубики.

Уж не люди ли установили здесь нечто вроде импровизированных стульев?

О чем только думаю? Какие тут могут быть люди?

С восторгом рассматриваю сверкающие в свете горныхсветлячков сталактиты и сталагмиты. Какая красотень!

Вот только неожиданная экскурсия в пещеру – это, конечно, замечательно. Но сообразит ли кристаллик, как меня перенести домой, если я решу туда возвращаться? Правда, сейчас мне страшновато встречаться с моим муженьком. Ведь он еще тот гризли, чуть что ему не по нраву, сразу рычать начинает как медведь-шатун. Пусть перебесится пока, а я, как и собиралась, поразмышляю на досуге.

– Ух ты! – восхищенный голос раздался позади меня так неожиданно, что я аж вздрогнула. – Такая верзила, да еще и голая!

 Никак не ожидая здесь кого-нибудь встретить, удивленно поворачиваю голову и натыкаюсь взглядом на малого пацана где-то по плечо мне ростом, рассматривающего меня прищуренными глазами.

Что может ребенок делать в пещере, интересно было бы мне знать. Потерялся во время экскурсии, или как? Голос только странно недетский, наверное, простудился тут.

– Девка, откуда ты взялась? – нагло интересуется малец, продолжая некультурно меня разглядывать, – Ты смотри, точно каланча длинная!

 Вот и за что меня обижать?!

– Послушай, недомерок мелкий, а откуда ты здесь взялся? И кто тебя воспитывал, интересно? Совсем не умеешь с леди разговаривать?!

– Это ты – леди, что ли? Да ты просто верзила в простыне!

– Сам ты карлик недоразвитый, – ну, обидел он меня, потому и огрызаюсь. – Где ты тут простыню видишь? Это индийский национальный народный прикид.

– Чего? – ошалел от описания моей одежки паренек.

– Одежда такая индийская для женщин, – поясняю терпеливо. – Сари называется.

Глаза у пацана стали круглее пятаков.

– Ты индейка? – поразился собеседник.

– Тю на тебя, какая индейка? – очевидно, школьные годы чудесныепролетают мимо, не оставляя никакого положительного результата в лохматой башке хлопца.

– Никакая я не индейка, просто девочкам иногда хочется несколько разнообразить свой гардероб, – по глазам вижу, опять не соображает ничего. – Хочется что-то новое, необычное, – поясняю для особо непонимающих.

– Слушай, верзила... – начал пацан.

– Карлик-недоросток, – парирую оскорбление.

– Я не карлик, – рассердился теперь пацан, – я гном!

– А я не верзила тебе, а... ой! Чего? – настала моя очередь чегокать. Бли-и-ин, может, я еще вдобавок к тому, что королева, еще и Белоснежка?

Парень набычившись, исподлобья смотрел на меня.

– Послушай меня, мальчик, – все-таки пришла к выводу, что пацан решил надо мной подшутить, – я так и поверила, что ты гном. Ты знаешь, я не против шуток, но тут ты перегнул. Гномов не существует.

– Ты, никак, с ума спятила? – физиономия мальца вытянулась, и подбородок несколько отвис. – А я тогда кто?

 – Думаю, ты просто от экскурсии отстал, или очень близко выход из пещеры, и ты с друзьями здесь играешь.

– От чего отстал? – ошарашено спрашивает лохматое чудо.

Если бы не была уверена, что гномы как вид не существуют, то могла бы и поверить пацану. Какой актерский талант пропадает! А может, и не пропадает, еще у мальчишки все впереди, вполне артистом может стать. Способности у него незаурядные.

– Ну, ты даешь! – наконец обрел голос мой собеседник. – Гном я! Понятно тебе?

– Конечно, понятно. Что тут может быть непонятного? Как скажешь: гном, значит гном. А теперь иди, куда шел. Я вообще-то отдохнуть сюда пришла.

– Я живу тут, – повысил голос мелкий нахал. – А вот ты откуда взялась?

 Меня наш разговор уже начал конкретно доставать. Поэтому повернулась к мальцу обратной стороной медали и пошла к прудику. Если это так можно назвать. А вдруг это озеро? Я как-то никогда не вникала в то, как называются водоемы, находящиеся в пещерах.

– Эй, вер... – снова напомнил о себе пацан.

– Еще раз назовешь меня верзилой, и я в тебя чем-нибудь кину, – прервала наглеца на полуслове.

– Да? А чем? – заинтересовался нахаленок.

 А вот и правда, чем? Хоть пещера и огромная, метров шестидесяти в самом узком месте, с высокими сводами, со свисающими с потолка разноцветными сталактитами, пол удивительно чистый. Как будто его совсем недавно убирали.

Нигде ни одного камушка, только сталагмиты, поднимающиеся сосульками наоборот. «Ничего, – оптимистично подумала я, – найду, чем кинуть», – и уверенно схватилась рукой за самую низко свисающую сосульку. Парень даже голову вбок наклонил, ожидая результатов моей варварской деятельности. Но, к моему сожалению, у меня ничего не получилось.

Бросила взгляд на каменные "табуреты", выстроившиеся по кромке водоема. Наверняка, весит такая табуреточка килограмм триста. Даже проверять нет смысла. Поэтому решила на этом диалог закончить.

– Знаешь, что? Иди, куда шел, – и снова двинулась к озерцу.

– А ты красивая, – донеслось из-за спины, – хоть и высокая. Наверное, я оставлю тебя себе. До совершеннолетия мне всего год остался. Потом и замуж тебя возьму.

 Вот это поворот! Пацану на вид лет тринадцать, и то только по лицу. А по росту, так и еще меньше. Нынешние тринадцатилетние акселераты бывают гораздо выше, чем мой новоявленный жених.

– Сколько же тебе лет? – просто ради интереса спрашиваю, в каком возрасте здесь совершеннолетие наступает.

– Девяносто девять.

– Да ладно тебе! – отрезала я, – Пошутили, и хватит. Ты мне и даром не сдался, замуж за тебя выходить, тем более, через год.

 Пацан расправил спину (даже ростом стал немножко повыше) и сурово спросил:

– Да как ты смеешь со мной так разговаривать? Ты знаешь, кто я такой?

– И кто? – интересуюсь.

– Я троюродный племянник вождя!

– Надо же, какая шишка на ровном месте! Я прямо трепещу вся от восторга, – заверила я.

– Это ты правильно делаешь, – согласился несовершеннолетний пока гном. – Через год поженимся, а пока любовницей моей будешь.

 О как!

– А что? – просто любопытно мне, – жениться до ста нельзя, а любовницу заводить можно?

– Можно, – подтверждает наглый гном, – поэтому спишь сегодня со мной.

– Прям сегодня? – уточняю, глядя на него сверху вниз.

– Ну, да, – подтверждает пацан.

– А ты уверен, что я помещусь в твоей кровати? – мамочки, у меня, наверное, сейчас нервный срыв случится, с истерическим хохотом вкупе.

Пацан растерялся, похоже, об этой проблеме он не подумал. А меня уже начал разбирать смех.

 – Парень, вот мне интересно, тут все такие, или ты единственный в своем роде? – и тут мне смеяться расхотелось, так как за моей спиной раздался глубокий бас: – Единственный в своем роде, потому как молодой еще.

Медленно поворачиваюсь в сторону голоса и обмираю. Мощный, широкоплечий мужик ростом даже немного пониже нахального пацана незаметно подошел сзади и начал внимательно рассматривать меня в упор.

Я, приоткрыв рот от удивления, тоже вытаращилась на него. Коренастый, с огромными ручищами, поверх вязанного серого свитеравесь перетянут ремнями. Густые темные волосы, заплетенные в две косы, свисают по бокам на плечи. Длинная, почти по пояс, борода тоже заплетена в косу. На груди за ремешок заткнут топор с широким лезвием.

– Дядя, – обратился пацан к новому собеседнику, очевидно вождю, – я хочу оставить себе эту девку.

– А ничего, что я уже замужем? – наконец пришла в себя я, демонстрируя собеседникам кольцо на пальце.

– Ничего, – успокоил младший гном, – значит, будешь просто любовницей. Никто не посмеет тебя здесь искать.

 Я даже испугалась на мгновенье, а потом покрепче сжала кристаллик в руке. Фиг я тут останусь! Если попытаются меня задержать, куда-нибудь, да перенесусь.

– Рэгит! – снова прозвучал бас старшего гнома. – Ты и на самом деле единственный в своем роде болван! На шею ее посмотри. Оборотень за своей парой и под землю полезет!

 

***

Кордэвидион Тарлийский напился. И сделал это в первый раз с того далекого времени, когда будучи шестнадцатилетним подростком, увел из бара, стоящего в уголке спальни отца, бутылку водки. Сам же ее и прикончил. После неудачного эксперимента ему было так плохо, что он думал: пришел его последний день на этой земле.

Так бы и случилось, если бы не Гения. Тогда еще молодая улыбчивая женщина затащила его в кладовку за кухней и отпаивала травяными настойками, пока он смог открыть глаза. Только после этого пошла докладывать о происшествии королю.

Ох, и получил же он после этого головомойку! Дивертон II Тарлийский собственноручно отлупил своего сына, несмотря на то, что ростом был уже пониже, чем отпрыск.

И все же главную роль в том, что Дин больше никогда не напивался, сыграло не наказание, а то, что парень почувствовал себя таким беспомощным, словно однодневный щенок.

Повторять эксперимент ему уже не хотелось. До сегодняшнего дня. Его жена, его истинная пара, сбежала от него прямо из брачной постели. Если можно, конечно, так назвать случившееся. Как же это больно ударило по самолюбию Кордэвидиона!

Сначала он бесился, потом, слегка успокоившись, пытался проанализировать ситуацию. У него в голове не помещалось: как он мог спутать согласие жены с ее сопротивлением?

Ну не приснилось же ему и не показалось в воспаленном бреду, что Наташа сначала перестала бороться, а потом, словно давая разрешение продолжить начатое, легонько прикоснулась кончиками пальцев к его руке.

Не могло такого ему привидеться! Тогда что? Что же случилось? Ответ был прост до невозможности: она испугалась того, что он поставил ей метку оборотня.

Вот поэтому жена и обвинила его в обмане. Он ведь не признался вовремя о наличии крови оборотня в его организме. Зря он это сделал! Нужно было заранее ее к этому подготовить. Только ничего уже не изменишь, после драки кулаками не машут.

Страданиями делу не поможешь. Нужно начинать искать пропажу. А для начала хотя бы приблизительно определить, куда скрылась непредсказуемая женушка.

Раз за разом он с помощью магического треугольника посылал поисковое заклинание в надежде, что колье на шее Наташи отзовется. Но ответом была полная тишина!

Это означало только одно – Наталья в Торских горах. Как она туда попала, даже вопроса не возникало. Кристалл переноса так и не нашелся, значит, его взяла исчезнувшая женушка.

Такие кристаллы добывали только в Торских горах. И хоть впоследствии их обрабатывали и зачаровывали, при попытке проникнуть на их родину всегда происходило искажение. Человек мог просто погибнуть, ударившись о скалу при выходе из портала.

Точно такие же кристаллы, только поменьше, как накопители энергии были вставлены в браслеты Дина и в колье, которое он подарил Наталье.

Поэтому найти ее в горах с помощью магии было невозможно. Мужчина даже мысли не допускал, что Наташи нет в живых. После того, как он связал себя с женой, Дин сразу почувствовал, если бы случилось что-то непоправимое.

 Поэтому с мужской точки зрения можно было сделать только одно - напиться. Но чем больше Кордэвион пил, тем сильнее его обуревала ярость. Вот за что Судьба его так наградила или наказала?

Как искать жену, он понятия не имел. Хоть бы к гномам не попала! С Ронибуром, гномовским вождем, Кордэвидион уже давно был на ножах. И с каждой встречей вражда только усугублялась. Если жена Кордэвидиона Тарлийского попадет ему в руки, то не факт, что гном ее отпустит.

 – Ваше величество, – раздался из-за двери осторожный голос Кевина.

 – Пошел вон! – повторил Дин то, что уже говорил Ростону и Мериду, когда они попытались поговорить с ним.

 – Но, ваше величество, – последнее слово заглушил звук разбитой о дверь бутылки.

 – Еще раз подойдешь к двери,– угрожающе проскрежетал король, – и будешь собирать свои кости по всему двору.

 Некоторое время за стеной царила полная тишина. Но вдруг дверь резко открылась, и раздался крик Кевина:

 – Ваши родители приехали!

 Сразу после этого дверь захлопнулась, и быстро отдаляясь, процокали пятки лакея.

 

Глава 2

– Ронибур, – старший гном смотрел прямо на меня. Я удивленно подняла брови. – Зовут меня так, – пояснил квадратный мужичок. – Я здесь главный.

 – Наталья, – слегка кивнув головой, представилась и я. Что дальше в имени следует Тарлийская, воздержалась сообщать, хватит пока и имени. – Я так и поняла, что Вы – вождь и, в придачу, троюродный дядя своего племянника.

 – Как ты сюда попала, девушка? Людей в этой пещере раньше никогда не было.

 – Случайно, – на всякий пожарный заверила, а то еще подумает, что я что-то выведывать сюда пришла. – Совершенно случайно, правда.

 – А голая почему?

 – Вот тебе и здрасьте, опять. Не голая я!

 – Ну, да, я слышал, одежда индийская.

Ничего себе! Значит, он подслушивал наш разговор с потенциальным любовником? Как нехорошо! Где их тут воспитывают, в пещере, что ли?

 – Дядя, – напомнил о себе пацан, – а если она по своей воле захочет быть моей любовницей, могу я ее оставить?

Мы оба повернулись и с интересом посмотрели на Рэгита. Имя то какое! Наверное, мама его, когда ожидала наследника, сильно токсикозом страдала.

 – Ну, так что? – не выдержал паузу дядин племянник. – Я забираю ее?

 Вот это обнаглел наглостью! Решил уже, что я сразу соглашусь, что ли?

 Гномовский вождь перевел взгляд на меня, глубокомысленно поскреб пальцем по подбородку, отчего коса на бороде смешно задергалась, и спросил:

 – Ты думаешь, она захочет по своей воле остаться?

 – Да куда она денется? Запру дня на три в осенней пещере, так сама запросится ко мне в кровать.

 Я разозлилась. Ничего себе, согласие по собственному желанию!

 – Ронибур, – у меня даже голос вздрогнул от злости, – тут что, совсем не признают законов гостеприимства, или как?

 – Признают, – твердо сказал старший гном. – Наталья, будь гостьей в моем жилище. Моя жена будет рада возможности завязать новое знакомство. Пойдем, я вас познакомлю.

Коротко кивнув головой, что, по-видимому, означало вежливый поклон, вождь гномов быстро и широкими шагами двинулся в сторону невысокого тоннеля, ранее незамеченного мной. Облегченно вдохнув, потопала следом.

Оказывается, я даже дыхание задержала в ожидании ответа. Мало ли, что он мог решить? Вдруг я кристаллом попросту воспользоваться не успела бы. Все-таки два мужика рядом, хоть и мелкий один из них. Мелкий, но наглый! Очень наглый, так как схватил меня за руку и остановил.

Я повернулась, смерила его с головы до ног сердитым взглядом, а потом демонстративно посмотрела на руку, сжимающую мне запястье.

 – Послушай, девка, – тихо прошипел мелкий гном, уставившись мне в лицо сузившимися глазами, – зря ты так. Лучше бы по-хорошему согласилась. Все равно же по-моему будет!

 – Послушай, пацан, – также потихоньку ответила я, – попробуй только пальцем ко мне прикоснуться, и я не посмотрю, что ты чей-то там племянник, так врежу, что тебе потом долго женщину не захочется. Даже не буду ждать, пока мой муж тебе голову откусит, если узнает, что ты посмел невежливо в мою сторону посмотреть. А он откусит, можешь даже не сомневаться. А сейчас убери свои лапы, быстро!

Ладонь, удерживающая мою руку, разжалась, и мы, яростно сверкая друг на друга глазами, продолжили движение.   

 Ронибур уже одолел половину пути до тоннеля, и я, не желая оставаться один на один с любвеобильным несовершеннолетним гномом, прибавила скорости. Так что добрались мы до прохода почти одновременно. А уже в тоннель я входила рядом с вождем.

 Рэгит, зло сопя, топал позади нас. Хотя ширина прохода и позволяла идти всем вместе, он этого делать не захотел. Надеюсь только, что ему не придет в голову какая-нибудь глупость, ну, например, дернуть меня сзади за самодельный наряд. Мои крабики со стразиками могут не выдержать такого надругательства, просто развалятся, и превратится обычный тоннель в нудистский.

 Одно успокаивает: дядю своего наглый пацан слушается. Так что, скорее всего, при нем пакостить не будет. Но это не значит, что ничего не сделает и тогда, когда встретит меня на узкой тропинке одну. Хотя тут тропинок и не наблюдается, но мало ли?

 Коридорчик, по которому мы двигались в неизвестном направлении, несколько раз поворачивал то в одну сторону, то в другую. Внезапно стало темнеть.

Я повертела головой, рассматривая потолок. Светящиеся минералы встречались все реже и реже. А когда стало почти темно, Ронибур остановился, вытащил из кармана какой-то мешочек и раскрыл его. В мешочке что-то тихонько затарахтело. Так и подмывало спросить: "Что, в лото сыграем?"

И сам мешочек, и перекатывающееся в нем нечто живо напомнили нашу нянечку Мирославу Остаповну, по-простому няню Миру. Она иногда по вечерам приносила вот такую торбочку с бочечками и предлагала поиграть.

Сейчас из похожего мешочка в огромной лапище Ронибура появился какой-то шарик размером с грецкий орех, завернутый в темный лоскут ткани.

Я даже шею вытянула, чтобы разглядеть вещичку, извлекаемую из материи. Ничего там интересного не оказалось, просто белый шарик. Из другого кармана мужичок вытащил спички. Вот тогда и началось интересное. Спрятав снова задернутый шнурком мешочек в карман, Ронибур зажег спичку, поднес ее к шарику, лежащему на ладони, и несколько раз провел спичкой над ним, как будто пытался лучше рассмотреть.

И вдруг шарик полыхнул ярким светом! Я от неожиданности отшатнулась и ударилась о торчащий на стене тоннеля выступ.

– Ой! – вскрикнула, не удержавшись, и потерла руку. – Предупреждать же надо!

Ну вот, теперь синяк будет. Потом и про синяк забыла, с восторгом пытаясь разглядеть прижмуренными глазами, что происходит. Я же думала сначала, что гном этот шарик поджег, а оказалось, он его просто осветил! И шарик зажегся. Он горел ровным белым светом как лампочка-двухсотка.

– Что это такое? – спрашиваю, отведя завороженный взгляд от мини-светильника.

– Солнечный камень, – последовал ответ.

– И все? А другие его как называют?

– Никак, другие о нем ничего не знают.

Надо же, как интересно! И почему другим ничего не известно, хотелось бы узнать? Потому что хитрые гномы его никому не показывают? Спрашивать об этом воздержалась, вдруг собеседник обидится? Вместо этого задаю другой вопрос:

– Долго он гореть будет?

– Дня два, пока не сгорит полностью, – возобновляя движение, пробасил вождь, – только тогда потухнет.

Быстренько срываюсь с места, догоняю главного гнома и снова пристаю с вопросами.

– И погасить нельзя?

– Нет, нельзя.

– А если спать нужно или еще что, надо же его как-то выключить?

– Тупая девка, – раздался голос за спиной, – заверни во что-нибудь, и все.

– Рэгит! – пробасил угрожающе вождь, – сам сильно умный. Тебе напомнить, как ты в кузнечное горнило взрывной порошок подкинул, а потом все селение пожар тушило? Мало тогда отец твой всыпал тебе? Забыл, как на задницу месяц сесть не мог?

Во время обличительной речи Ронибур даже приостановился и оглянулся на непутевого племянничка, а потом двинулся дальше. Я тоже быстренько обернулась. Не надо было этого делать! Хоть не видела бы, с какой яростью вспыхнули прищуренные глаза гнома.

Рэгит мне точно не простит такого унижения! Как пить дать, выберет момент и устроит какую-то каверзу. Придется все время настороже быть.

Может, мне прямо сейчас немного отстать и попытаться воспользоваться кристаллом переноса, который невольно сильно сжала в кулаке? Так вроде бы неудобно: Ронибур в гости позвал. И с женой его познакомиться хотелось, а также посмотреть, как другие люди живут. В данном случае гномы. И про камушек подробнее узнать: где, что, как?

О светящихся минералах Дин наверняка знает, раз пользуется кристаллом переноса.

 Обязательно его об этом спрошу. И о камушке этом солнечном нужно рассказать мужу, все-таки вещь классная! Такой малюсенький шарик, а освещает дорогу метров на пятнадцать вперед.

А потом я так резко остановилась, что шедший за мной герой-любовник влепился мне в спину и обхватил руками почти за талию. Даже скорее за то, что ниже талии, и застыл, изображая памятник. Старший гном обернулся.

– Рэгит! Что еще такое? Отпусти девушку!

– Так я же, – начал было мелкий, моментально освобождая меня от нежных объятий, – ничего не делал.

Не обратив никакого внимания на гномскую перебранку, я стояла, пораженная пришедшей в голову мыслью. В рассуждениях о необычных камнях и о том, что рассказывать Дину, а что нет, я уже неосознанно воспринимала себя рядом с мужем, а не где-нибудь еще. Так что, выходит, я уже подумала и приняла решение?

***

Не успела дверь за наглым скелетом захлопнуться, как в нее ударилась и разлетелась на осколки еще одна бутылка.

– Ха! Подумаешь, родители! Ну, приехали и приехали, я тут причем? – проворчал Дин, снова разваливаясь в кресле и забрасывая ноги на столик. – Найдут, куда им определиться.

От выпитого голова у него неприятно кружилась, перед глазами летали какие-то разноцветные мушки. Но свое главное предназначение алкоголь нисколько не выполнил, на душе легче не стало. Пытаясь избавиться от наглых мушек, глаза закрылись и расстроенный мужчина наконец вырубился.

Скорое пробуждение оказалось еще неприятнее, чем засыпание.

– Какого лысого демона здесь творится? – взревел разъяренный король, вытирая рукой лицо и стряхивая с волос воду.

 – Мне бы тоже очень хотелось узнать, какого лысого демона здесь творится, – спокойно ответил знакомый голос.

Протерев глаза, Дин уставился на стоявшую перед ним пару. Дивертон II и Дарита III почтили визитом спальню своего нетрезвого и недружелюбного сына. Отец одной рукой тяжело опирался на трость, а другой сжимал в руке пустой стакан, из которого и окатил водой своего непутевого сыночка.

– Ты бы еще ведро воды на меня вылил, – буркнул Кордэвидион, расстегивая мокрую рубашку.

– Если бы я был в состоянии поднять ведро с водой, то ты вряд ли сейчас сидел на троне, – парировал старший мужчина, укоризненно покачивая седой головой. – А за твои выходки не только воду бы вылил, еще и ведро бы на голову надел!

– Пап! Перестань, и так тошно.

– Пить надо меньше, и тошно не будет, – припечатал отец.

– Сынок, что происходит? Нам сказали, ты женился? А нас почему не позвали?

– Мам, мне нужно было побыстрее с ней обвенчаться.

– Что, зачесалось в одном месте? Подождать не мог? – это уже отец реплику вставил.

Дин поморщился.

– Не знаешь ты мою жену, еще та оторва! Поспешил жениться, чтобы сбежать не успела.

– Сынок, а сейчас она где? – растерянно оглядевшись, спросила Дарита.

– А сейчас она как раз таки сбежала. Чертова баба! – хмель в голове обиженного мужа заставлял язык молоть что попало. – Все бабы – чертовы бабы! – вынес вердикт нетрезвый король. – Ох!

– Думай, что говоришь! – гневно выкрикнул седоволосый мужчина, снова опираясь на трость, которой, собственно и съездил своего отпрыска по плечу. Сынок взглянул на маму, которая прикрывая обеими руками рот, круглыми от изумления глазами смотрела на Дина.

– Мам, прости, – извинился тот, сообразив, что только что сказал. – Ты – не чертова баба, чертова баба – Наташка. Вот, черт! Мам, пап, я в купальню.

– Давно пора, – кивнул головой отец и оглянулся на свою маленькую, полненькую жену: – Дарита, помоги мне сесть, пожалуйста.

 – Пап, – уже от порога спросил Дин, – ты как сюда поднялся?

 – Кевин принес, – последовал ответ.

 Через полчаса вернувшийся из купальни, заметно протрезвевший брошенный муж застал родителей, сидящих рядком на диване. И впервые обратил внимание на то, что они всегда так делали!

Если была возможность сеcть как можно ближе друг к другу, они так и поступали. Почему он никогда не замечал этого? Так же как и того, что отец еще и старался прикоснуться к своей супруге при каждом удобном случае. Вот и сейчас широкая мужская ладонь легонько поглаживает маленькую женскую ручку.

"У нас тоже так будет! – поклялся сам себе молодой мужчина. – По крайней мере, я очень постараюсь, чтобы это было так".

Уже через час он переоделся, вкратце обрисовал родителям, что именно случилось за время их отсутствия во дворце, и достал из сейфа кристалл переноса.

Дин решил, что попытается открыть портал как можно ближе к Торским горам, а потом передаст через гномов, которые живут в ближних пещерах, что хочет встретиться с Ронибуром.

Если для того, чтобы вернуть Наталью ему придется отдать этот чертов Минорский рудник, он сделает это. Пусть забирают, лишь бы с женой ничего не случилось! Но если гномы посмели обидеть Наташу, то лучше бы им до конца жизни не показываться ему на глаза.

Кристалл очертил прямоугольник, и Дин ступил в него. Пришло время водворять жену назад. 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям