Olie " /> Olie " /> Olie " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Сумасшедшая волшебница » Отрывок из книги «Сумасшедшая волшебница»

Отрывок из книги «Сумасшедшая волшебница»

Автор: Olie

Исключительными правами на произведение «Сумасшедшая волшебница» обладает автор — Olie . Copyright © Olie

Это сон? Настолько реалистичный? Наверняка все происходит не со мной. Или я сплю. Страх и ужас давно поселился в моей душе, не давая расслабиться ни на секунду. Бывали моменты, когда наступала полная апатия, мне казалось — все мои страхи прошли. Улетучились. Я расслаблялась. На день-два чувствовала себя нормальным и полноценным человеком. А потом опять…
Спокойствие снова улетучилось, помахав на прощание ручкой. Это я поняла в тот момент, когда оказалась в палате с мягкими стенами, а надо мной склонились обеспокоенные лица людей в белых халатах. Их было трое. Я со страхом переводила взгляд с одного на другого. Но, взглянув на третьего, я закричала от ужаса. Снова здравствуйте! Даже здесь мне нет никакого покоя. Тот же знакомый ужас полностью поглотил сознание. Потому что вместо симпатичного мужчины, я видела очередного монстра! Нечто рогатое и с клыками. И это не в первый раз, именно из-за таких видений я и оказалась здесь. Но давайте по порядку.
Я пришла получать знания в университет, как обычно, но стоило войти в аудиторию новому преподавателю по мировой экономике — закричала от ужаса. Я билась в истерике, не подпуская к себе преподавателя, которого видела в образе скелета с горящими глазами и раскрытым ртом с огромными клыками и снизу, и сверху. Мои одногруппники смотрели с сочувствием, некоторые с презрением. Но на них оказалось плевать. Я и заметила-то их взгляды краем глаза.
 Меня трясло от ужаса, а преподаватель хмурился, пристально разглядывая меня. И чем дальше, тем страшнее. В какой-то момент даже показалось: его руки-крюки тянутся ко мне, этого я вынести не смогла, дико вопила и пыталась отползти подальше. Естественно мой крик все больше беспокоил сокурсников и преподавателя, мне вызвали скорую. Хотя я видела, как учитель пытался воспротивиться скорой. Он сам кому-то звонил. Все, происходящее вокруг просто отпечатывалось в моем мозгу. Сама же только вытаращенными глазами смотрела на монстра, следила за его передвижениями. И не понимала, почему никто, кроме меня, этого не видит? Скорая приехала быстро. Представляю, какой видок у меня в тот момент был. Хотя подруга Лера, зная о моих «заскоках», просила этого не делать. Не вызывать бригаду. Она собиралась отвезти меня домой и накормить успокоительным. Да куда там!
Прибывшая скорая влепила мне успокоительный укол и забрала с собой. Я же никак не могла успокоиться, не понимая, что со мной происходит. Почему я вижу некоторых людей в таких ужасных образах? От которых потом не могу спать ночами — кошмары снятся. Да и реагировать спокойно не получалось ни разу. Хотя нет, начать надо с того, как это всё началось.
Я жила и не знала горя. Единственная дочь в семье, родители меня баловали, бабушка иногда воспитывала и учила уму разуму, друзей было много, любимый человек, с которым мы были вместе уже два года и вскоре собирались расписаться. Я считала себя самым счастливым человеком в мире. У меня было все, чего бы я ни пожелала. Училась, помогала отцу в его компании, он заранее готовил меня к тому, что когда-нибудь мне придется встать во главе. Я же с огромным интересом вникала в его дела, знакомилась с людьми, которые работали у папы. Единственный, с кем я не могла общаться, был папин брат. Он постоянно искал ошибки и упрекал меня в халатности. Хотя я никак не могла понять причины предвзятого ко мне отношения. Ведь родственник же. Никто и подумать не мог, насколько судьба любит преподносить сюрпризы, зачастую неприятные. Три года назад все рухнуло в одночасье.
Хотя первым потрясением была смерть бабули четыре года назад. Несмотря на ее строгий нрав, я ее очень любила. Многие называли ее ведьмой, но всегда обращались за помощью. Она никому и никогда не отказывала. Я же на такие слухи о бабке только хмыкала. Ну какая из нее ведьма? Она ведь помогает людям.
В один из дней бабушка пригласила меня к себе, напоила чаем. Я удивилась ее задумчивому виду. Сколько ни пыталась разузнать, что произошло, она только отмалчивалась или отвечала, что скоро я и сама все узнаю. А после чаепития позвала за собой. Когда мы вошли в комнату, я пораженно открыла рот: здесь я никогда не была — зашторенные окна, свет, льющийся только из шара на круглом столе, что создавало уютный полумрак.
— Садись за стол, — глухо и монотонно произнесла бабуля, словно под гипнозом. Я села, положила руки на колени, как примерная школьница.
— Что дальше? — тихо, на грани слышимости поинтересовалась я. Мне вдруг показалось: повысить голос в этом месте будет кощунством.
— Положи руки на шар, обхвати его и закрой глаза, — продолжала наставлять меня бабуля. Я сделала, как она сказала. Шар оказался теплым. Но самое поразительное было то, что у меня возникло ощущение, будто я держу не стеклянную штуку, а поглаживаю живую кожу. Первым порывом было открыть глаза и проверить свою правоту. Но команды открывать глаза не было. Чтобы ничего не испортить, я с огромным трудом продолжала сохранять спокойствие и держать глаза закрытыми.
Голос бабушки звучал сначала тихо, потом все больше набирал октавы. Она будто пела речитативом. Но слов разобрать у меня не получалось, будто она на незнакомом языке говорила.
Я прислушалась к своим ощущениям. Наверняка это какое-то таинство, и я должна что-то в себе ощутить. Ведь я слышала несколько раз, как облегченно выдыхали те, кто приходил за помощью к бабушке, они же говорили, что хорошо ощущают в себе изменения. А вот я, как ни старалась, ничего нового в себе не обнаружила. Даже расстроилась немного, что со мной не сработало.
— Все, открывай глаза и убирай руки, — уже нормальным голосом произнесла бабуля. Я широко распахнула глаза и успела заметить, как шар менял цвета, а потом резко погас. Я обернулась.
— А что ты сейчас делала? И почему я ничего не почувствовала? Ведь должно же было что-то быть? — засыпала я ее вопросами, в ответ получила только теплую улыбку.
— Со временем ты все сама поймешь, сейчас об этом рано говорить, да и не примешь ты мой ответ, — произнесла она. Я заметила, что за те несколько минут бабуля словно постарела на несколько десятков лет.
Ей было около восьмидесяти лет. Сколько точно, не знали даже родители. Но выглядела старушка от силы на пятьдесят. Больше ей никто и никогда не давал. Именно поэтому меня поразил ее нынешний внешний вид. Она будто ссохлась. Сейчас я бы ей дала лет семьдесят пять, не меньше. Странная метаморфоза. Но по этому поводу я ничего спрашивать не стала.
Она отправила меня домой. Попросила ничего не говорить родителям. Я дала обещание и сдержала его. А на следующее утро всех нас потрясла новость: бабушка умерла во сне.
Когда мы приехали на похороны, мне захотелось громко закричать, завопить, затопать ногами:
— Это ошибка! Та скукоженная и сухонькая старушка под сотню лет, которая сейчас лежала в гробу, не может быть моей всегда пышущей здоровьем женщиной в теле, красивой бабушкой! Это подмена!
Но мама ничего необычного не заметила, как и папа. Этот факт меня не только удивил, но и поразил. Неужели они не замечают таких кардинальных изменений? Покойница словно похудела килограмм на сорок, стала меньше ростом, черты лица заострились. Только отдаленное сходство с бабушкой. Но я, сцепив зубы, выдержала всю процедуру погребения. При этом пытаясь сообразить, как же такое могло случиться? Она не болела, чудесно себя чувствовала. И тут… Смерть. Пусть легкая, во сне, но факта не отменяло то, что ее больше не будет рядом.
А еще через год, не успев окончательно оправиться от одного потрясения — бабушка часто снилась мне по ночам, продолжая учить жизни — меня постигла еще одна трагедия.
Мы с родителями ехали в аэропорт: собирались лететь на отдых во Вьетнам. У меня были каникулы перед сессией, и папа с мамой тоже взяли отпуск. Не став вызывать такси, которые зачастую лихачили почем зря, папа сам сел за руль. Времени у нас было много, ехали неспеша, соблюдая все правила, к тому же начался дождь, было не до лихачества. Только не все оказались такими как мы. Находились и лихачи. Именно с таким нам и не повезло, по дороге в нас врезался водитель грузовика, не справившийся с управлением. Он слишком торопился доставить груз по назначению. Он нас подрезал, да и превысил скорость. Даже скользкая дорога его не остановила.
Как итог: родители насмерть, а я в коме на три недели. Врачи были поражены, что я пришла в себя. Такого никто не ожидал. Меня и на аппарате решили продержать три месяца для профилактики. Но я очнулась раньше. Еще две недели за мной наблюдали, все больше поражаясь слишком быстрому исцелению. Сама же я была настолько разбита, что ничего вокруг не замечала. И только Игнат, мой парень и жених, не давал скатиться в хандру, поддерживал как мог, успокаивал, был всегда рядом.
Хотя я смотрела на него временами и не понимала своего к нему отношения. Будто во мне выключили что-то. Да, он довольно привлекателен, светловолосый, голубоглазый, с заразительной улыбкой. Живой и всегда позитивный. Но почему же тогда я чувствовала фальшь? Он забрал меня из больницы и привез домой. Помог принять ванну. Сам забрался со мной вместе. Он намыливал мне спину, плечи. Я млела под его руками, стонала от желания. Когда он стал проходить по груди намыленными ладонями, задевая соски, я не выдержала, притянула его к себе и… Словно обезумела. Мне до умопомрачения захотелось его. Страсть выплескивалась наружу.
Он подхватил меня под ягодицы, прислонил к стене ванной и стал медленно насаживать на себя. Это было мучительно приятно, я вцепилась в его плечи, стиснула зубы, чтобы не зарычать. Хотелось сильно, резко и пожестче. Никаких нежностей и ласк, только грубый секс. И Игнат, будто прочитав мои мысли, усмехнулся и начал двигаться так, как хотелось мне.
 Это было полнейшее безумие. С каждым толчком его члена я чувствовала, как напряжение постепенно уходит, как тело наполняется энергией, я оживаю. Вода уже выплескивалась из ванны, но нам было плевать. Я не сводила взгляда с затуманенных страстью глаз парня. Чувствовала, как поднимается волна по всему телу. И, наконец, взрыв. Ох! Я закрыла глаза, закричав от переизбытка чувств.
— Ты сегодня сама не себя не похожа, — усмехнулся Игнат, смывая с нас мыло. — Прямо тигрица.
— И даже не спрашивай, почему так произошло, я не знаю, — равнодушно ответила я, испугавшись своего поведения. Во мне словно щелчок произошел. Я пыталась понять ситуацию, но разболелась голова, о чем я не преминула сообщить жениху. Он любезно уложил меня спать. — Ты останешься? — уже уплывая в нирвану, спросила я.
— Нет, милая, спи, я завтра приду к тебе, а сегодня у меня еще дела, надо договора подготовить, — чмокнув меня в висок, произнес парень и ушел. В обычной ситуации меня бы это расстроило, а сейчас я блаженно потянулась, поймав себя на мысли, что радуюсь одиночеству, мне сейчас никого не хотелось видеть, и уплыла в объятия сновидений, удовлетворенная уходом Игната.
Две недели он приходил каждый день. Мы много гуляли, беседовали, планировали, как будем дальше. Свадьбу решили не делать, просто расписаться и все. Ведь у меня был траур, ни о каких торжествах и речи быть не могло. Игнат согласился. Хотя меня иногда настораживали его разговоры о компании отца, о моем наследстве и еще несколько вопросов, связанных с деньгами. Но я была не в том положении, чтобы анализировать. Просто плыла по течению, потому что надо было научиться заново жить: одной, без поддержки родных и близких, без бабушки.
В один из дней, гуляя по парку, мне захотелось мороженого. Я села на скамейку, а Игнат побежал к мороженщику. Я задумалась, замечталась, прикрыв глаза. А стоило их открыть, как я оцепенела. Как не заорала на весь парк, осталось загадкой для меня самой. Горло сжало, воздух был перекрыт, ни одного звука, кроме хрипов, из меня не вырвалось.
Передо мной стоял мужчина и, не отрываясь смотрел прямо на мое лицо. Все бы ничего, но мужчина оказался с рогами, огромными, как у лося, горящими синим светом глазами, хвостом, мотавшимся из стороны в сторону, а его тело было сине-зеленого цвета. Это чудовище, заметив мое состояние, усмехнулось, отсалютовало мне и скрылось. А подошедший Игнат застал меня в шоке. Мороженое я проглотила почти в два захода.
С этого дня все и началось. Наверное, из-за потрясения от смерти родителей я и правда сошла с ума. Потому что теперь, пусть и не часто, но видела странные, ужасные и пугающие образы других людей.
Друзей после смерти родителей и таких закидонов у меня почти не осталось, особенно после того, как многие узнали, что лафа закончилась: халявных посиделок в клубах больше не будет, подарков и интересных экскурсий тоже. Сейчас мне предстояло найти работу. Как выяснилось, счетами я могу воспользоваться не раньше, чем выйду замуж. Игнату я об этом не сказала. Что меня в тот момент удержало — сложно сказать. Но без тех денег я оказалась нищей. Компанией отца теперь управлял его родной брат, который предъявил документ о совместном партнерстве. Посему выходило, что мне ничего не светило. Я прекрасно понимала, что это мошенничество, но против родного дяди идти не стала. Воспитание не то. По натуре я спокойная. Такой хватки, как у папы, не имела. Меня растили, как тепличное растение. Такое воспитание дало свои плоды. Еще и лучшая подруга посоветовала не поднимать бунт: доказать ничего не смогу, только нервы попорчу.
Дядя же, каждый раз улыбаясь мне при встрече и выделяя деньги на жизнь, но его взгляд все время был колючим и неприязненным, всегда пытался сообщить мне о своей доброте и благотворительности. Меня коробило, особенно от того, что он делал из меня приживалку. Было гадко и неприятно. Я всегда старалась сократить его визиты ко мне. Рядом осталась только Лера, подруга, с которой мы, можно сказать, с пеленок вместе. Она поддерживала меня после смерти родителей, не давая скатиться в хандру и депрессию. Именно ей я рассказала о своих ужасах. Она водила меня к психологу, к психотерапевту, но ни один из них не смог помочь, они просто-напросто не представляли, что со мной происходит. Более того, по их глазам я видела сомнения. Будь их воля, они бы, не задумываясь, вызвали бы мне скорую. А я… Я предполагала, что когда-нибудь меня упекут в дурку, это было только делом времени.
Надежда еще оставалась на Игната. Мне казалось, он меня любит и ни за что не бросит. Но однажды он не пришел. Я не придала этому значения. Может дела у него. Всякое же может быть. На следующий день я забеспокоилась. Позвонила. Он снял трубку.
 — Игнат, ты где пропадаешь? От тебя никаких вестей нет, не звонишь, я же… — начала я, но меня оборвали прежде, чем я успела сказать о своем волнении.
— А ты еще не поняла? — я словно почувствовала липкую струйку пота, стекающую по спине. — Все кончено. Не звони мне больше. Зачем мне нищая жена? Вокруг полно девиц, уж я-то со своей внешностью способен окрутить любую. А ты лучше бы о дурке подумала, тебе там самое место.
Он бросил трубку. Я же, вопреки здравому смыслу, испытала неимоверное удовольствие от его ухода. В последнее время встречи с ним начали угнетать. Наши встречи проходили по инерции, он вроде как парень мой. Может, и хорошо, что он решил попытать счастья с другими? Такой тип никогда не был бы хорошим мужем. Скатертью ему дорога. Недаром я не хотела говорить ему о счетах, которыми смогу воспользоваться только после свадьбы. Удручало немного только то, что его слова оказались пророческими.
 И вот я здесь. В психиатрической больнице. Более того, один из докторов оказался монстром — именно таким я его увидела и окрестила про себя.
— Мне нужно поговорить с пациенткой, — непримиримым голосом заметил «монстр», обращаясь к коллегам. Те собрались выйти, но я вцепилась в руку врача и умоляюще закричала:
— Нет, не оставляйте меня с ним, он монстр, он меня сожрет, убьет! Я боюсь! Нет!
— Успокойся, милая, — ласково произнесла женщина, бросив сочувствующий взгляд на «монстра». Эй! Это меня надо жалеть, а не его! — Карл Эльдарович — прекрасный доктор, я уверена, он вам поможет.
Ага, поможет. Вылечит всех. Некстати вспомнился старый советский фильм про Ивана Васильевича. Там тоже бегали люди в белых халатах.
Высвободив свою руку, они покинули палату, оставляя меня наедине с «монстром». Я попыталась натянуть одеяло повыше, чтобы спрятаться от него. Но мужчина пресек эту попытку. Откинув одеяло, он пытливо уставился на меня, а потом мягко попросил:
— Расскажи, что с тобой произошло? Когда начались такие видения? Ведь раньше, как я понимаю, такого не было? И еще вопрос: у тебя в роду не было ведьм?
На меня вдруг снизошла волна спокойствия, будто кто-то внутри меня выключил страх, смел его волной спокойствия, я расслабилась и рассказала доктору обо всем произошедшем. Не забыла я поведать и о бабушке, о ее странном поведении перед самой смертью, выразила свои сомнения, что все-таки произошла подмена, так как я до сих пор не могу принять того факта, что за одну ночь моя бабушка постарела в два раза. Он внимательно выслушал меня, а потом попросил описать, каким я вижу его. И сейчас я будто видела две его личности, как проекция, наложенная одна на одну. Я рассказала, как он хотел. И в следующую секунду поняла, что страх окончательно исчез. Я описывала его образ, констатируя факт: холодно, со всеми подробностями, будто отчет декламировала. Мужчина кивнул, улыбнулся и поинтересовался:
— Ты точно ничего не ощущала в тот момент, когда бабушка проводила ритуал передачи силы?
— Простите, что проводила? — я смотрела на него широко распахнутыми глазами. Слова о силе, магии, потустороннем не желали укладываться в голове. Где-то на задворках сознания билась мысль: кто я: ведьма? Или волшебница? Неважно кто, главное — смогу колдовать? — Я совсем ничего не чувствовала, даже расстроилась немного. Что это за ритуал?
— Значит, сила приняла тебя, — улыбнулся доктор. — А постарела бабушка как раз из-за того, что выкачала из себя силу в тебя, ведь именно благодаря ведьмовскому дару она сохраняла молодость. Как звали твою бабушку?
— Понтилиана Прокофьевна Ставридская, — выдала я ответ, не сводя взгляда с мужчины. Он на миг замер, моргнул раз-другой, разглядывая меня с головы до ног, потом с уважением покивал, и снова уставился на меня.
— Она была самой сильной ведьмой, даже мы много раз обращались к ней за помощью. Ей было триста двадцать три года, — спокойно ответил доктор, а я открыла рот от удивления.
— Это вы так пошутили? Столько же не живут люди. Это невероятно и немыслимо, — на одном дыхании выдала я.
— Возможно, — возразил мне мной доктор. — Сила ведьмы поддерживает в своем носителе молодость и боевой дух, не давая раньше времени состариться. Твоя же бабушка, вероятно, устала от жизни, да и знала наперед о смерти твоих родителей. Чтобы спасти тебя, она и передала тебе свою силу, — пояснил Карл Эльдарович.
— Я выжила благодаря колдовской силе бабушки, да? И вижу всех этих монстров? Ой, простите, ведьм и ведьмаков? — быстро поправилась, осознав, один из них сидит напротив меня. Но на мои вопросы доктор только кивал, соглашаясь. А потом, склонившись надо мной, поинтересовался:
— Ты хотела бы работать в агентстве волшебства? — я удивленно на него уставилась, решив, что доктор вместе со мной тронулся умом.
— Это вы меня успокаиваете таким образом? Ведь даже дети сейчас знают, что в наш век технологий волшебства не бывает. Это нереа… — я запнулась и подавилась окончанием слова, когда доктор, выпрямившись, протянул руку вперед, а на ней запрыгал огненный ширик, превращаясь в бабочку, а потом в цветок. Еще один взмах рукой — и по палате запрыгали солнечные зайчики, раскрашивая стены и потолок в яркие радужные цвета. Вокруг все заискрило, приятный запах ударил в нос. Я офигела. Как? Магия? Я, конечно, люблю читать фэнтези, но никогда не думала, что столкнусь с этим в реальной жизни.
— Ну как? Ты и сейчас не веришь? Хотя уже наличие силы ведьмы должно было тебя убедить в обратном, — по-доброму усмехаясь, спросил доктор. А я и слова вымолвить не могла, только открывала и закрывала рот. — Кстати, попробуй, у тебя тоже должно получиться, — посоветовал он. — Заодно и узнаем, каков у тебя уровень магии.
— Я ведь не умею! Сила ведьмы? А она у меня есть? — задала я наиглупейший вопрос. Но меня снова одарили теплой и хитрой улыбкой.
— Если ты видишь истинный облик Теневого, значит, есть, — уверенно ответил доктор.
— Э? Кого? — не поняла я. — Какого Теневого? Кто такие? Откуда взялись? И почему вижу я одна? Ведь рядом со мной многие находятся рядом, а «такое счастье» досталось только мне.
— Потому что в данный момент ты одна из нас, если в тебе есть сила. Больше возврата в нормальную жизнь не будет. Тебе нужно принять и осознать себя, научиться контролю силы, тогда из тебя выйдет отличная ведьма. Правда темная или светлая — пока не ясно. Потому что в данный момент твой дар до конца не пробудился, — ответили мне на часть вопроса.
Ко мне вернулась уверенность. Странный разговор захватил. Я удобнее уселась на кровати, во все глаза рассматривая собеседника. Страх прошел. Осознание слов доктора словно включило во мне правильность восприятие действительности. Задуматься об этом не успела. Мне стало просто не до раздумий. Я оказалась в сказке. Не об этом ли мечтает как минимум треть девушек? Мне нереально повезло.
— В этом мире есть Теневая сторона, то есть, такие, как я и многие другие существа, нашедшие пристанище здесь, на Земле. Но люди не верят в магию, она их пугает, поэтому мы вынуждены подстраиваться под них: учиться, работать, заниматься любимыми делами. И только находясь среди своих, мы можем быть сами собой, не волнуясь о том, что нас раскроют. К тому же, чтобы не нарушать баланс и равновесие, мы не можем использовать магию открыто. В этом случае со многими людьми произошло бы то же самое, что и с тобой, они бы оказались в этих стенах. Началась бы паника, миру грозила бы угроза войны. Ведь то, что отличается от общепринятого мнения, пугает, вызывает агрессию. На нас началась бы охота. Поэтому мы вынуждены скрываться, — обстоятельно объяснил мне доктор. Я кивнула, соглашаясь с его словами. — Ну, так как? Ты согласна работать в агентстве волшебства?
— Да, с превеликим удовольствием, — с жаром ответила я, радуясь оттого, что я не сумасшедшая. — А что с моей магией? Как мне ее проверить? Мне бы волшебную палочку! — заерзала на месте я. Какая же сказка без волшебства? Было бы здорово, если бы могла еще и феячить… магичить. о, точно! Колдовать и ворожить!
— Здесь все просто, — мой собеседник сел на край кровати. — Вытяни вперед руку, — я так и сделала. — Закрой глаза и представь, что бы ты хотела увидеть и сделать. Начни с огненного цветка, — посоветовал он, я кивнула.
Как и было сказано, закрыла глаза, представляя аленький цветочек из сказки. Мне захотелось воссоздать его в новом исполнении. В ладони стало тепло. Я открыла глаза и ахнула.
— Получилось! — с придыханием выдала я, разглядывая горящий и переливающийся цветок. Он был великолепен, я глаз не могла от него оторвать. Но еще больший восторг был от того, что эту красоту создала я сама, своими руками.
— Да, получилось, — довольно подтвердил мужчина. — А теперь тебе надо отдохнуть. Магический резерв не бесконечный, его необходимо пополнять. Сейчас у тебя слишком большой расход с непривычки. Постепенно ты научишься экономно расходовать свою силу.
Я не успела задать ни единого вопроса, а так хотелось. Мужчина склонился надо мной и выдохнул мне в лицо: «Спи». Мои веки отяжелели. Я попыталась сопротивляться. Но куда там? Сморило меня мгновенно, я погрузилась в царство сновидений.
А утром меня разбудил Карл Эльдарович, сообщив, что мне пора. Меня выписывают, не найдя никаких отклонений, а мое состояние списали на непроходящий стресс после смерти родителей. Я обрадовалась, наверняка он же и подсуетился, быстро оделась и направилась на выход. Но вдруг остановилась и обернулась к мужчине, вспомнив о нашем вчерашнем разговоре:
— А как же агентство, о котором вы говорили? Передумали? И что мне с учебой делать? Опозорилась на весь университет, — я вздохнула, прикрыв глаза. — Как я теперь стану в глаза всем смотреть?
— Ника, не переживай. Все считают, что тебя забрала скорая с приступом мигрени, в этом Сигизмунд постарался, твой преподаватель. У тебя есть неделя на привыкание. Университет пока подождет. Как только ты освоишься с новыми способностями, сможешь вернуться и учиться дальше. По поводу учебной программы не переживай, если будет нужно Сигизмунд с тобой позанимается. Но я уверен, ты и без него сможешь наверстать упущенное за неделю, — успокоил меня доктор, подмигнув. — Ты не забыла, о чем мы вчера разговаривали? А в агентство мы поедем прямо сейчас. Ты готова?
— Всегда готова, — расплылась я в довольной улыбке. Новая жизнь уже манила, играя яркими красками. Мне не терпелось окунуться в неизведанный доселе мир. Если еще вчера я шугалась от монстров, то сейчас осознала — я одна из них. Только не монстр, а ведьма или, приятнее для слуха — волшебница.
— Тогда, вперед! — бодро произнес он, подставляя локоть, за который я не преминула ухватиться. Мы вышли на улицу, Карл Эльдарович распахнул передо мной дверцу автомобиля, помог сесть, после чего, обежав спереди, сел за руль. Его сильные и уверенные руки легли на руль. Мы тронулись с места.
На миг стало страшно. А что меня ждет в том волшебном месте? Сколько людей-нелюдей там находится? Как они ко мне отнесутся?
Но я решила пока не заморачиваться. Все равно скоро все сама и узнаю.
Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям