0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Такие разные половинки. Настоящее (#2) » Отрывок из книги «Такие разные половинки. Настоящее»

Отрывок из книги «Такие разные половинки. Настоящее (#2)»

Автор: Медведева Алена

Исключительными правами на произведение «Такие разные половинки. Настоящее (#2)» обладает автор — Медведева Алена Copyright © Медведева Алена

Едва мы прибыли, муж взял меня за руку, выдвинув чуть вперед, когда мы приблизились к небольшому – семейному – входу в башню Императора. Моей светлой шевелюры было как всегда достаточно, чтобы нас пропустили в самую охраняемую и закрытую башню планеты. Оказавшись внутри Ниранен чуть отступил о чем-то глубоко задумавшись и сбавил шаг – мы, определенно, успели раньше других. Но скоро здесь будет столпотворение – явятся наши собратья и гости. А среди них будет и Кирен!

Это знание заставило меня действовать: вызвать неудовольствие Ниранена было предпочтительнее столкновения от встречи с метхом, с меня хватило и крохотной дистанционной беседы с ним. Решительнее обычного ухватив мужа на рукав одеяния, вынудила обернуться ко мне. По другую его руку шла Лайсу, и Ниранену явно было неудобно разворачиваться к ней спиной. Но в итоге он шагнул вперед и развернулся, оказавшись с нами лицом к лицу.

- Я не хочу… не могу присутствовать там, - тихо, стараясь не обращать внимания на постороннюю арианку, предупредила Ниранена. Пусть голос звучал не категорично, но я была полна решимости любой ценой избежать встречи.

- Что ж, - он совершенно спокойно пожал плечами. – Полагаю, это не столь важно. Мы с Лайсу вполне сможем вместе представить проекты нашего рода. А ты… отправляйся на личный этаж Правителя? Туда гостей не пустят. Но, наверняка, туда земная женщина приведет Соли. Вот и встретишь ее.

- Спасибо, - действительно испытывая благодарность за разрешение, я скорее юркнула к нужному потоку, что вознесет меня в укрытые от посторонних комнаты.

Скоро гости начнут прибывать. И Кирен будет в числе первых, ведь ему отводится важнейшая роль. Он – несомненно тот, кто вероятно сможет разобраться в механизме действия этих космических ловушек. Ведь именно его «Боги» создали их. А пока он будет выступать, описывая свои возможности и несомненно выторговывая за помощь многое, я увижу дочь и поговорю с ней о метхе. Надо быть готовой к его напористой наглости! Меня тревожило это внезапное сближение с Соли, что если метх вытребует себе право видеться с ней? Свободно посещать Цезарион?

Нетерпение не давало спокойно сидеть в комнатах дяди. Если бы здесь была Жанна, было бы веселее. Она бы тоже не пожелала присутствовать на официальном мероприятии, поскольку неизменно старалась не делать свои отношения с Императором достоянием публики. Но она сбежала с другим, чем поразила всех жителей Цезариона. Какой была реакция дяди я не знала…

«Как я могла настолько отрешиться от всего? - В какой уже раз задавалась я вопросом. – Семейная жизнь дяди рухнула, так толком и не начавшись. Соли успела стать совсем взрослой. Уже через два года она получит родовой кулон! А я всем этим совсем не интересовалась.»

Устав ждать, а прошло уже несколько часов и, наверняка, обсуждения уже идут полным ходом, я отправилась гулять по личному саду камней Правителя. Огромные и величественные или низкорослые и причудливые глыбы застывшей лавы занимали огромное пространство, позволив мне побродить от души. В какой-то момент, я поняла, что слышу голоса. И узнала их! Дарг и Анжелика тоже поспешили покинуть собрание и уединились тут.

«Значит, и Соли прилетела!» - Обрадовалась я, намереваясь тихо отступить и вернуться в жилые комнаты, чтобы не смущать явно радующихся встрече брату и его жене, когда…

- Ты переживала напрасно. Я не осуждаю тебя. Больше того, сам должен признаться в крайне неприятном открытии. У Нирана и Лайсу есть ребенок. Этот факт скрывают в его клане, да мне и в голову не приходило выяснять подобное. Но так поучилось, что я узнал.

- Но и у твоего дяди есть сын? Ты же говорил, что у вас могут появиться дети и у тех, кто не объединен ариан, если они желают их появления?

Я застыла, ожидая ответа на вопрос Лики.

- Да, но не в случае если один из пары соединен с истинной избранницей, пройдя ариан. Вот как мы! У меня не может быть детей ни от кого, кроме тебя. Как бы я не желал этого. И как бы не желала моя гипотетическая партнерша. Такова природа объединения энергии. А сыну Лайсу и Нирана не больше трех лет. Он был зачат, значительно позже ариан, что соединил его и Дейнари! А ведь ты понимаешь, что с годами связь в паре только крепнет. Ты чувствуешь меня, я - тебя. А он часто наведывается к ней. К тому же рожден ребенок, что вообще необъяснимо.

Ноги дрогнули, отказываясь держать меня – таким сильным было потрясение. Я мирилась с холодностью и сдержанностью мужа, полагая это свойствами его характера. Не всем свойственно быть порывистыми и открытыми, у него иные достоинства. Ниранен посвятил свою жизнь интересам своего народа. Но, если Дарг говорит правду, а лгать Лике он бы не смог, то… как это возможно?!

- Как это возможно?! – Вторя моим мыслям, сдавленно выдохнула она.

- Мне предстоит в этом разобраться! Но очевидно, что здесь кроется какой-то обман. – Глаза Дарга сверкнули желтоватым свечением, брата обуял гнев. - Но теперь Ниранен не сможет препятствовать моему вмешательству, я не уверен, что он наделен этим правом ариан!

- Ты… - Анжелика запнулась, страшась озвучить свою мысль. Но я была уверена – в этот миг я подумала о том же.

- Да, - брат едва не рычал от душащих его эмоций. – Не знаю почему, но ариан не объединил их в пару. Это обман! И я обязательно узнаю, как Ниран добился согласия Дейнари. Он растоптал самое святое для арианцев – веру в семью, в истинное предназначение, в нашу внутреннюю сущность.

А перед моими глазами встала темнота и бездонная пропасть, на краю которой я замерла, скованная ужасом. И слова мужа, категорично утверждавшие, что он меня видел во тьме! Нашел… А нашел ли?

- Но столько лет…

- Почти столько же она провела и в плену у метхов. У одного метха, если быть точным! – Горечь и безмерное чувство вины, сквозившие в тоне Дарга, меня поразили – брат был раздавлен новостью. И тут меня кольнуло пониманием: я восприняла известие спокойнее его.

- Тш, - перебила его Анжелика. – Не говори о нем, что если услышит? От Кирена можно ожидать всего. Даже проникновения на личный этаж Императора.

- Тебе виднее, - ответ Дарга прозвучал сухо. – Это ты все эти годы старалась неизменно поддерживать с ним связь.

- Дарген, метх и сам все сделал для того, чтобы приблизиться к вам. Это твой дядя разрешил ему поселиться рядом. Не упрекай меня в этом! И я старалась ради Соли. И не зря – я чувствовала, что Ниран не расположен к девочке. Безразличен!

- Он вынудил его! Если бы не эти сведения о расе ХХХ, никогда бы четырехрукий не получил право обжиться на нашей территории.

- Кирен использовал свой шанс. Ты бы на его месте действовал иначе? Не использовал этот козырь?

- Я никогда не мог быть на его месте! - Дарг даже зашипел, вновь засверкав глазами.

-  Возможно, ты себя недооцениваешь, - примирительно, успокаивая мужа, прижалась к его груди Лика. – Ты не родился и не вырос среди этих дикарей, почитающих боль и смерть. И не потерял семью по чьей-то прихоти.

- Дейнари и Соли не его семья! Как ты можешь даже думать о подобном?

- Могу! Потому что если ты успокоишься и когда-нибудь сможешь простить его, то признаешь – он честолюбив, практичен и идет к своей цели напролом. А его цель – дочь. Все эти годы я видела это в его взгляде, каждый раз, когда говорила с ним о Соли. И раз он может приблизиться к ней, по капельке наделяя вас знаниями – он будет это делать и дальше.

- Будто бы они его личная заслуга! Дейнари как-то давно, сразу после возвращения, упоминала о том, что именно она помогла ему расшифровать язык ХХХ. А значит, это легко могли бы сделать наши ученые. Но как добраться до хранилищ древних, вот где загвоздка? Метхи не позволяют нам появляться на своих планетах. А атаковать этих одержимых воинов – это слишком высокая цена. Они упорные борцы, а на своей земле и вовсе станут для нас огромной проблемой.

Брат явно был разочарован таким нелепым стечением обстоятельств.

- Радуйся, что они позволяют появляться там хотя бы Кирену! Он же изгнан по их порядкам – недостоин быть воином и жить среди них.

- Метх остается их Знающим, - качнул головой Дарг, не соглашаясь с женой. – Не представляю какой в этом смысл, но они очень ценятся среди метхского народа. Отсюда и такие поблажки как кратковременные визиты.

- Уверена, Кирен просто что-то доставляет им. Полезное! Раз он исходит из своей выгоды с нами, почему бы ему не делать это и с собратьями?

- Да он хитер! Но ничего бы не добился, не случись в последнее десятилетие эта вакханалия с появлением ловушек. Поначалу их было две. И долгие годы не появлялось других. Потом разом добавились еще пять и – с той поры их становилось все больше. Я голову сломал, размышляя об их предназначении?..

- Он… - Анжелика немного запнулась, словно бы решая, стоит ли озвучивать мысль. – Кирен очень расположен к Соли! Знаешь, чем они занимались во время полета? Кстати, мы все вернулись назад на его звездолете, он гораздо быстрее моего – арианского. Его метх притянул следом на буксире, так что топливные отсеки полны энергии – я не истратила ее.

- Ты намерена и дальше говорить мне о нем и Соли? Лика, ты понимаешь, что при одной мысли об их взаимоотношениях мне становится противно!

- Посмотри на это с другой стороны! – Перебила брата жена. – Он доверяет ей. И он обучит ее. Передаст те самые знания, которых вы так жаждите.

- Лика, он – метх! И как бы Кирен не стремился уверить всех, что изменился, я убежден – под тонким налетом перемен скрывается все тот же садист и варвар. Тебе не надо рассказывать, как их раса относится к женщинам. И я все это время не могу отделаться от ощущения, что он совсем не бескорыстно нацелился на дочь! А Соли для меня как собственный ребенок, ты же знаешь. Я и переживаю о ней не меньше, и жизнь готов отдать за нее, как за наших детей.

Я почувствовала, что дрожу, вся – от головы до кончика хвоста. Но в чем причина моих эмоций разобраться не получалось. В этот миг в душе смешались и несогласие с братом, и желание во многом оправдать прошлые действия метха, а еще – истовая убежденность: Дарг может быть прав. Метхи все делают ради своей выгоды и обогащения. С чего вдруг спустя столько лет Соли понадобилась ее отцу? Не оттого ли, что достигла возраста, который у метхов считается половозрелым… для самки? И стала перспективным… товаром?

- Дарг, - Анжелика возмущенно всплеснула руками, - ты одержим гневом и ненавистью к нему! Столько лет прошло, а ты никак не успокоишься. Если бы ты хоть раз просто поговорил с ним о дочери…

- С меня достаточно необходимости сообщаться с ним из=за технологий древних! Знаешь каково это стоять рядом с тем, кто мучил твою единственную сестру? Годами истязал ее морально и физически, держал взаперти, вынудил родить ребенка! Да меня при одном взгляде на меднокожего переполняет желание свернуть ему шею.

- Уверена, он тебе это сделать бы не позволил! К тому, же все твои догадки могут быть ошибкой.

- Ошибкой?! - Брат снова зашипел, а хвост его бешено застучал о ноги. – Вспомни в каком состоянии мы нашли сестру? Знаешь, что стало причиной ее безумия?

С трудом втянув в себя воздух, я зажмурилась и обхватила плечи руками, силясь сдержать нахлынувшие воспоминания. Я так долго укрывалась от них, думала, что смогла стереть образы того времени из памяти, но… Увы! Стоило Даргу заговорить – и целая вереница разнообразных эпизодов из далекой жизни с Киреном встала перед мысленным взором.

Вспышка света – вот и все что я успела заметить, когда сверкнул его меч. Мои светлые волосы бесшумно падающие на пол. И ненависть в сверкающем сталью взгляде хозяина. А еще – облегчение где-то очень глубоко в моем сердце: всего лишь волосы, не голова.

Размытый силуэт мужчины, склонившегося надо мной. От боли взгляд сфокусировать не удается. Но прикосновения прохладных пальцев к вискам прорываются сквозь блокаду бесчувственности давно онемевшего от мук тела. И я понимаю: осталось потерпеть еще немного.

Каким-то образом метх умудрился научиться помогать мне справляться с болью. Он непривычно осторожно прикасался к моим вискам, массируя их и периодически вдавливая с усилием в определенных точках. Это приносило мне блаженство отступающей муки, давая возможность измученному телу и сознанию отдохнуть. Я неизменно засыпала. Порой мне казалось, что спала я долго. Но отрыв глаза, понимала причину этой благодати – собственная голова лежала на коленях четырехрукого, а его руки все так же неспешно и настойчиво теребили мои виски. Каждый раз я, проморгавшись, поднимала на лицо мужчины взгляд, подмечая в глубине его глаз затаенную надежду. На что?..

Помнила я метха и другим. Холодным и устрашающим, когда его тело притискивало меня к полу, а лицо приближалось настолько, что я могла рассмотреть каждую крапинку стремительно чернеющей серости его радужки. Но я не рассматривала, неизменно отводя взор к потолку каюты. Настолько невероятным и пугающим для меня был контраст между холодом его взгляда, и жаром тела, словно бы желавшего соприкасаться с моей кожей повсеместно. Порой этот жар нестерпимого трения между нами оставался единственным что не позволяло мне замерзнуть, растворяясь в непомерном ощущении одиночества и отчаяния.

Но особенно явственно отпечаталось в памяти так не свойственное ему выражение нестерпимой муки и страдания. Помню, как после особенно сильного приступа, спровоцированного моими неумелыми попытками заставить кулон брата ретранслировать мой призыв, шею вдруг сдавило неумолимым кольцом. Энергия главы рода, заключенная в украшении словно бы отторгала мою смятенную энергетическую суть, сжимая кольцо все сильнее. Я, поначалу крича, вдруг начала задыхаться… Явственно помню, как всюду вспыхнул огонь, мне казалось, что и мое тело плавится в нем, неумолимо угасая.

И Кирен что стремительно навис надо мной. Его непривычно широко распахнутые глаза, ужас в них, приоткрытый кричащий что-то рот! Но почти сразу выражение его лица исказила та самая безумная боль… Сцепленные зубы, сквозь которые просачивалась кровь от возможно прикушенной плоти, совершенно дикий от сверхнапряжения взгляд и жуткие вены, вздувшиеся на висках темной сетью. Сколько это длилось – не представляю, собственный страх был таким отчаянным, что я не могла думать о ком-то другом. Первое что осознала – горьковатые и тошнотворный запах горящей плоти. Когда получилось сделать вдох и шевельнуть онемевшей рукой – поняла, что кольцо удушья исчезло, это не сладостный обман сознания.

Тело слушалось плохо, все силы были отданы на попытку сопротивляться чужой силе, которую я необдуманно спровоцировала на атаку. Но голову я повернуть смогла. И увидела корчащегося рядом метха, который всматривался в дрожащую ладонь. На его губах пузырилась кровавая слюна, кожа утратила привычный темный оттенок, отливая синеватой бледностью, а ладонь… Страшный шрам рассекал ее в двух местах – плоть метха прогорела до кости, она и была причиной зловония.

Потрясенная, я отвела взгляд, не имея сил сейчас видеть чужое страдание. И увидела валяющийся рядом на полу родовой кулон, что висел на моей шее все эти годы. Витиеватая цепочка была вся измазана кровью, местами к ней прилипли и обуглившиеся кусочки плоти.

Горло сдавил спазм ужаса и облегчения. Я сама не могла понять, чего больше сейчас в моей душе: тоски по утрате последней ниточки, связывающей меня с семьей и родным миром, или радости, что я избавлена от смертоносной удавки, что в последнее время мучила все сильнее?..

«Он смог, - с трудом получалось даже мыслить. Все в голове перепуталось, слова не находились. – Кирен обещал мне, говорил, что сможет снять его»

Кулон брата Кирен ненавидел с самых первых пор моего плена. Но со временем, когда моя собственная, странным образом ломающая меня энергетическая суть стала развиваться и крепнуть, именно в кулоне метх заметил угрозу. Когда я искала в нем утешения, меднокожий скалился и грозно хрипел: «Он несет вред». Я не верила и спорила с ним до изнеможения, пока не стало слишком поздно.

Помнила я своего хозяина и взирающим на меня с лютым презрением, когда единственное, что он мог мне сказать, не позволяя даже появляться перед глазами: «Проклятая!».

Видела и сломленным, с мольбой во взгляде притиснувшим меня к себе, бьющуюся в диких конвульсиях неконтролируемой ярости. Я была неудержимо жестока и бесчувственна, снова и снова впиваясь в его тело клыками, когтями – всем чем могла. Но Кирен стойко держал меня не позволяя вырваться, не обращая внимания на раны и ручейки крови, сбегающие на пол. И неизменно смотрел в глаза, словно бы страшился разорвать этот последний связывающий меня с сознанием и разумом контакт. Когда же припадок завершался, а я, обмякнув, медленно приходила в себя, осознавая, что мы лежим в луже его крови, неизменно прижимался лбом к моему и, глядя в глаза, шептал: «Это пройдет. Тебе станет легче»

И еще одно воспоминание как оказалось хранила память. Краткий миг сознания, когда я, вынырнув из пелены неизменного забытья, увидела метха рядом, держащего на руках новорожденную хвостатую арианку – нашу дочь. Я поймала его в тот миг, когда он забыл о сдержанности воина - в его взгляде было смятение, а в глазах слезы.

А дальше – целая россыпь образов, навсегда связавших для меня метха и Соли. Малышка кажется жила на его руках – спала, ела, играла. Она выжила и выросла благодаря ему – четырехрукому гиганту.

Спину кольнуло, напоминая о действительности. Пораженная словами брата и лавиной воспоминаний, вызванных ими, я осознала, что прислонилась к возвышавшемуся рядом камню с острым выступающим краем. Сквозь прозрачный купол, венчающий императорский сад, светили солнца Цезариона, напоминая, что день близится к завершению. А у меня было ощущение, что к концу устремилась и моя жизнь.

«Ниранен…» - звучал в голове на удивление спокойный голос. Я пыталась понять, определиться для себя, что чувствую после разоблачения мужа. И вдруг поняла, что в моей памяти совсем мало воспоминаний с ним… Несоизмеримо меньше, чем с метхом.

Жизнь с кем я провела в забытье?..

- Доподлинно никто не знает. Помнишь, ваш дядя как-то расспрашивал Дейнари о твоем кулоне? Он еще беспокоился о том, что ты надел его на сестру?

Вопрос Лики прозвучал созвучно моим воспоминаниям.

- Я же полагал, мы расстаемся на небольшой срок. Затем я, конечно же, забрал бы его, - в тоне брата прозвучали оправдательные нотки. – И кулон у Дейнари забрали.

- Но когда? Еще в детстве, или она носила его и начав взрослеть?  Император спрашивал о нем Дейнари! И ты знаешь почему. Он говорил о той опасности, что может причинить настроенный на чужую энергетику кулон. Тем более на твою! Ты же и сам знаешь, если сила Дейнари уступает твоей, он сковал бы ее энергию, не позволив расти. Душил бы… И в итоге уничтожил! Духовно точно, а для вашей расы энергетическая суть крайне важна, от ее состояния зависит многое. И разум тоже.

Дарг даже отшатнулся на шаг, изумленно уставившись на жену.

- К чему ты ведешь? – Напряженно замер он. – После всего, через что прошла моя сестра после гибели наших родителей и метхского плена, ты полагаешь, что с ума ее свел мой родовой кулон?!

- Дарген, - Лика двинулась следом, успокаивающе касаясь ладони брата, сжимая ее своими. Отчего-то этот жест, подсмотренный украдкой и не предназначавшийся для зрителей заворожил меня. Вот она – истинная близость дарованная ариан, возможность чувствовать души и сердца друг друга. – Я не полагаю, лишь напоминаю о том, какие мысли появились у твоего дяди после встречи с племянницей. И конечно я не упрекаю тебя. Вы были детьми, твой временный дар ей был лишь проявлением внимания и любви. Понятно, что вскорости Дейнари бы вернула тебе кулон, не случись той трагедии.

Брат зажмурился, словно бы пытался сдержать слезы. Лика прижалась к нему, обнимая.

- Что до метха, то никто из нас не знает достоверно, что было между ними, - продолжила она тихонько. – Мне кажется, он считает, что поступил с ней во многом хорошо. По их меркам, конечно. И главное – он все же спас ей жизнь. Я так думаю, Дейнари же совсем ничего не рассказывает о том времени. Нир так же и не смог ничего узнать у нее о кулоне. Может быть, нам всем пора попробовать понять их обоих?

- Милая, - Дарг погладил серебристые волосы жены, вновь зародив в моей сердце зависть – никогда подобные случайные и неосознанные жесты не были свойственны Ниранену. Впрочем, сейчас у меня есть объяснение этой странности. – В чем-то я согласен с тобой. Но как мужчина никогда е смогу простить его. Просто понимаю, что такой как он, к тому же в разы превосходящий Дейнари в силе, мог сделать с ней. Существует Соли. И меня ничто не убедит, что моя сестра добровольно согласилась зачать ребенка от метха!

Если бы в этот момент я обернулась, то поняла бы, что не единственная слышу эти слова. Чуть позади потрясенно замерла Соли, обхватив себя за плечи и дрожа в иссушающем жаре дневного Цезариона. Взгляд ее выражал муку и отчаяние. Явно не в силах слушать дальше, она отступила, бесшумно удаляясь.

Но я не увидела дочь, настолько сама была потрясена свалившимися откровениями брата. Ноги словно окаменели, грозя подкоситься, хвост безжизненно поник.

- Но ведь не может быть ребенка у арианки, если она сама того не пожелает! – Задумчиво возразила Анжелика.

- Да… Но, если она была не здорова… - брат запнулся, подбирая слова. – Кто знает, что творилось в ее голове? Что чудилось ей?

- Дарген, - голос Лики звучал умоляюще, - прошу тебя не говори никогда таких вещей. Все это твои личные предположения, а ты не объективен. Только, представь, если это услышит Соли? Да и для Дейнари достаточно ударов в жизни.

- Да, - брат стремительно кивнул, - не буду. Прости! Я просто разочарован, невозможно и вообразить, что Ниранен оказался способен на такую подлость, на обман моей сестры! А Соли я бы никогда не причинил вреда, я люблю ее всем сердцем. Если понадобится – не раздумывая, отдам за нее жизнь, как и за наших детей. На самом деле и злость моя из-за страха, как на ней отразятся такие перемены. Дейнари давно восстановилась, а вот Соли только вступает в период окончательного становления своей энергетической сущности. Через два года она получит от дяди свой кулон как полноправный представитель рода, и вольна будет сама решать свою судьбу.

- И как мы теперь понимаем, Ниран не будет расположен устраивать ее будущее.

- Мы поддержим Соли! Любой ее выбор! Ниран больше не сможет определять ее судьбу.

- А если этот выбор будет связан с ее отцом?

Я как и Дарг поперхнулась от ее вопроса: неужели это возможно? Соли пожелает подобного?

- Кстати, - вдруг вспомнила что-то Лика, не дав мужу разразиться возмущенной тирадой, - во время полета был момент, когда я заметила, что глаза Соли засияли алым! Всего на несколько секунд, она тогда очень распереживалась из-за реакции матери, но как обычно быстро совладала с собой.

- Алым? – Брови брата удивленно приподнялись. – Интересно как… Она явно не унаследовала склонность Дейнари к созидательной силе. Алый – цвет мощи и борьбы.

- Может быть, она по своей сути – воин? Как и отец…

Лицо Дарга вытянулось, он явно не был бы рад подобному исходу. Уж очень редко в арианках формируется именно эта направленность внутренней энергии. Признаться, и у наших мужчин это не частое явление. Наша раса не воинственна по сути своей, миролюбива.

- Буду надеяться, что это просто временная вспышка из-за дисбаланса еще не сформировавшейся энергетической составляющей ее личности. Иначе… это сулит немало опасностей и ей и нам. Наши предки называли эту энергию огненной, на этапе взросления она опасна яростными и не обдуманными порывами.

- Тогда надо быть вдвойне внимательнее с девочкой, - внимательно выслушав мужа, решила Лика. – И постараться оберегать ее от губительных проявлений огненной силы.

На миг они замолчали, явно каждый обдумывая, а может и пересматривая свое поведение с племянницей. Я же плавно отступила назад, укрытая тенью от огромного лавового валуна, стремясь незаметно удалиться. Было стыдно оказаться замеченной. И душу разъедала тревога за дочь. Необходимость скорее увидеть ее, дать почувствовать, что люблю ее пусть и не так открыто, но всем сердцем, поговорить о метхе – стала самой насущной. Она заслонила всякое разочарование в Ниранине.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям