0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Танец русалки » Отрывок из книги «Танец русалки»

Отрывок из книги «Танец русалки»

Автор: Чепухова Юлия

Исключительными правами на произведение «Танец русалки» обладает автор — Чепухова Юлия Copyright © Чепухова Юлия

ГЛАВА 1.

 

     Не буду много говорить о себе, как это я обычно люблю. Меня зовут Франческа Беннет, но я привыкла отзываться на более оригинальное – Чесс. Да чего уж скрывать очевидное, я довольно избалованная и наглая девица, так как росла в богатой и влиятельной семье единственным и обожаемым ребенком. Мой папочка – сенатор одного из далеко не бедствующих американских штатов, и этим должно быть все сказано. Лучшая школа, лучший колледж и, естественно, лучшие друзья из высшего общества, куда путь заказан тем, у кого на банковском счету меньше шести нулей после единицы. 

     Мне никогда и ни в чем не было отказа, и я не знала другой жизни, пока меня сама судьба не шваркнула с размаху о земь. Жизнь – эта траектория бумеранга, это трасса пули, и порой никаких денег мира не достаточно, чтобы свернуть ее с намеченной и четко очерченной орбиты. Вот и у меня не получилось избежать ее «сюрприза».

     Началось все с окончания колледжа, когда после вручения диплома папочка подарил мне путевку на Ибицу. Не скрою, этот «райский» островок близ Испании я посещала уже не единожды, но для родителей я из кожи вон лезла чтобы быть ангелочком во плоти, и о моих вылазках они ничего не знали, как и о многом чем другом нелицеприятном…

     Идеальная для мамочки и папочки, я была на самом деле истинным бесом в юбке, которого опасалась вся округа. Не дай Бог я взгляну на кого-то косо и недоброжелательно, того человека мгновенно постигала участь «омеги в стае». Все пресмыкались предо мною, чтобы быть ближе, блистать в ореоле моей славы некоронованной принцессы города. И мне это нравилось. Это сейчас, глядя на весь этот маскарад со стороны, я понимаю, что, по сути, никому не была нужна, и что после моего исчезновения обо мне не вспомнил никто, кроме родителей, для которых исчезновение любимого чада стало началом конца…

     Да, я думала, что меня все любили. Однако зависть нельзя сравнивать со столь возвышенным чувством, которое даже я толком ни разу не почувствовала. Зависть – это гнилое, разъедающее нутро чудовище, которое оставляет после себя лишь неудовлетворенную пустоту. И она приводит лишь к ненависти, а совсем не наоборот. Меня не любили, а желали за мой счет выделиться из безликой толпы. Как парни, так и девушки. Первые хотели утолить свои похотливые потребности с красивой  дорогой куклой, вторые мечтали привлечь к себе внимание, подражая мне, вливаясь в мою многочисленную свиту. Это мерзко… Но  на самом деле такова жизнь золотой молодежи. Жаль, что осознание приходит к нам слишком поздно.

     Билли… Невзрачный паренек с одной из вечеринок знойной средиземноморской Ибицы. Его одержимый взгляд я не раз ловила на себе, пока отрывалась с псевдо-друзьями в самом дорогом клубе острова. И мне это льстило, дарило удовольствие быть недоступной, недосягаемой звездой для бармена на полставки. Увы, я заблуждалась на предмет такого милого сталкерства. Он продолжил свои слежки и днем. Тенью следовал за мной на пляжи, по магазинам и в спорт-зал, каждый раз будто случайно сталкиваясь со мной. Это не было моим разыгравшимся воображением. Он намеренно преследовал меня. И меня в какой-то момент начала такая настойчивость пугать. Меня, которую боялись, а никак не наоборот – чтобы боялась я. И однажды я все-таки не выдержала. Я сорвалась и прилюдно ему нахамила, поставила горе-ухажера на место. Его тогда осмеял весь спорт-зал. Он промолчал, но его взгляд изменился. Огонь обожания в нем сменился костром ненависти. Билли возжелал звезду, что сама себе водрузила корону на голову, а она взамен сожгла его душу, как солнце Икару крылья. И Билли отомстил. Нет, не так. Он сломал мне жизнь.

     Тем же вечером, в клубе, где было тесно, душно и темно, он появился рядом со мной в ярких сполохах софитов и внезапно вонзил мне шприц с какой-то гадостью в шею… Как я раньше не замечала нездоровую бледность его кожи и лихорадочный блеск глаз? Но, конечно, раньше я считала ниже своего достоинства разглядывать подобных насекомых. А теперь… этот невзрачный назойливый таракан, молчаливый сталкер, оказался наркоманом и поделился своей дурью со мной. Как великодушно, мать его… Ведь Билли и раньше своим поведением казался мне нестабильным, но до меня это дошло, только когда яд отравил мне вены. «Ты стала моей одержимостью. Теперь на своей шкуре познаешь, каково это – и дня не прожить без новой дозы…»

     Я посмеялась над его словами, будучи в парах алкоголя и натравила на него своих ручных парней. Они избили Билли до полусмерти за клубом, и я могла бы счастливо забыть обо всем, если бы не его подарок. Ведь я захотела еще…

     Я думала, что одной дозы будет недостаточно для зависимости. Однако утреннее похмелье было просто ужасным. Меня выворачивало наизнанку, ломило все кости, и я, не осознав как, закинулась «волшебными» таблетками, оставшимися с вечеринки. Сладкий дурман унес мою боль, но она вернулась снова, и с каждым разом становилось только хуже. Алкоголь не мог заменить болеутоляющее, которое уже просто не помогало. А в больницу обратиться я побоялась из-за огласки. Ничего лучше я не придумала, и  уже в тот же вечер я оказалась в туалете клуба, с иглой в венах, ловящая свой собственный кайф.

     Все стало так, как и напророчил мне Билли. Он сломал меня… Осознание этого пришло со свежим номером газеты поздним утром в мою съемную квартиру. Было непривычно тихо, куда-то разом делись все мои закадычные подружки и их мачо. Я думала, они на пляже. Но почему в таком случае никто не позвал меня?! Может, они на вечеринке и готовят мне, своей королеве, сюрприз?! Опять мимо… Стакан с водой, кем-то оставленный заботливо, придавливал центральную полосу местной газеты с отличным фото. Я как всегда вышла удачно, камеры всегда меня любили. Но в этот раз я не позировала, лукаво щурясь в объектив. На фото я лежала на полу туалета со жгутом на руке, а рядом валялся пустой шприц. Блаженная улыбка на моем лице не была запланированной, как и нелепость моего одеяния – мешковатые штаны и грязная, заляпанная алкоголем, майка. Ниже красовалась разгромная статья о золотой дочке сенатора Беннета, что безумно отжигает после вручения красного диплома.

     Это было полное фиаско. Не для меня, ведь многие богатые успешные люди и не в таком дерьме еще барахтались. Это был конец для политической карьеры моего отца, чья репутация была кристально-чистой до моего фото. Его любили в нашем округе. Не так, как меня. Его по-настоящему уважали. Но я перечеркнула все доверие к нему за один только вечер. Осознание этого дало толчок и к моей кончине.

     Я не помню, как оказалась на берегу. День выдался хмурым и ветреным. Тучи низко неслись над волнами, предвещая скорый шторм. И моих друзей на пляже не было. Только я, всполохи молний над головой и мой палач. Его я заметила случайно. Первыми на мои воспаленные слезами глаза попали его ботинки, выглядывающие из-за вереницы лежаков. А приблизившись в яром порыве гнева, я увидела всего его. Я хотела от души выместить на нем всю свою боль и отчаянность положения, в которое он меня загнал, но опоздала со своей вендеттой.

     Билли был мертв. Его остекленелые глаза безучастно смотрели в штормовое сизое небо, пока я кричала и рыдала над ним. В его кулаке я заметила сжатый клочок бумаги. Не знаю, зачем взяла его, содрогнувшись от холода остывшей кожи. На скомканном чеке из бара была нацарапана лишь одна фраза. «Ты забрала мою жизнь». И я знала, о ком он думал в тот момент. Но… Какого хрена?! Что я у него забрала?! Как я ее забрала, его никчемную жизнь?! Он покончил с собой из-за меня?! Чертов с…н сын! Поддонок! Мразь! Это не его, а моя жизнь кончена! Моя!!! Окунув меня в грязь, он предпочел легкий выход из ситуации, оставив меня в полной ж…!

     Моя новая и теперь постоянная агония нашла верное время, чтобы вернуться. Боль согнула меня по полам, заставляя схватиться за живот руками. Меня снова вывернуло на песок и ботинки Билли. И это было первыми звоночками того, что мое похмелье возвращается. Мне нужно заглушить это… Мне нужно лекарство… Нужно еще! Я не хочу больше испытывать боль…Не хочу… Не хочу! Хочу обратно в свой розово-золотой мир! Хочу на вечеринки, хочу взгляды полные обожания, а не омерзения, что провожали меня вчера…

     Может, мне все это привиделось, но я вспомнила отрывки вчерашнего вечера. Как осмеивали меня мои друзья, которые раньше и слова лишнего боялись при мне молвить. Как лапали меня в клубе какие-то люди, и как все это снимали на телефоны. Но тогда мне было плевать на все. Мне было хорошо и так тепло, что я обожала всех вокруг. А сейчас я ненавижу весь этот мир! Я ненавижу Билли! А больше всех я ненавижу себя! За свою слабость… за свою глупость! Я, которой раньше целовали ноги, вчера сама ползала в ногах Билли, выпрашивая новую дозу! А сейчас он мертв, а я… Что теперь со мной?! Что мне делать теперь?!

     Новый порыв боли заставил меня метнуться к воде. Зачем я решила облегчить свои страдания в море?! Думала, что соленая вода унесет мои слезы отчаяния? Но так не бывает. Жизнь не сказка, а тропа выживания, где под солнцем греются лишь сильнейшие. Но я уже не из их числа. Больше нет…

     Песок сковал мои и без того слабые ноги точно кандалами. Волны с каждым разом все сильнее наваливались на меня, пока не утащили с собой на глубину. Я пыталась вернуться на берег, пыталась бороться вдруг с озверевшей водой, но она насмешливо протекала сквозь пальцы, заставляя меня, захлебываясь, идти на дно. Тело будто налилось свинцом и никак не хотело двигаться, всплывать. Я отлично умела плавать, но сейчас стихия над моей головой была сильнее. Боль окутала каждую клеточку моего тела, вонзаясь множеством игл в плоть и кости. Это не похмелье, уже нет. Это ломка... Как я упрямо не хотела замечать очевидного, закрывая глаза и стараясь облегчить свое состояние разной химией. Я же превратилась за какую-то неделю в самую настоящую наркоманку! Больную, беспомощную. Тонущую в океане. И уже никто не придет мне на помощь. Я совсем одна! Больше нет друзей. Ни настоящих, ни фальшивых. Я одна… А где-то там, далеко за океаном, родители проклинают меня за свою загубленную карьеру.

     Кому я такая нужна? Испорченная? Сломанная? Может и лучше, что я утону сейчас? Но тело против, оно хочет жить. Я хочу жить и умирать одной чертовски страшно. Я борюсь с темной водой вокруг себя, которую всегда до жути боялась,  и проигрываю. Легкие горят от нехватки кислорода. Глаза жжет от соли. Я хочу закричать, но горло разъедает морская вода… Почему эта агония длится и длится, когда уже придет смерть? Почему она быстро не окончит мои страдания? Это наказание за гордыню? Никогда не верила раньше в потустороннее, а теперь… Что ждет меня?! Момент смерти таков, что ты вспомнишь всех богов и чертей, в которых никогда не верил. Кто угодно, только бы помог, спас. Я молю о помощи изо всех оставшихся сил. Кого? Сама не знаю… Но кого бы я не звала, он пришел.

     Я помню, как тонула. Помню, как кислород закончился и легкие начала заполнять вода. И… внезапно в следующее мгновение я осознаю, что уже не болтаюсь в море безвольной медузой, а лежу на чем-то мягком. Отплевавшись от воды, я, продолжая трястись как в лихорадке, попыталась осмотреться. Пол, стены и даже потолок был здесь обтянут каким-то подобием прозрачной пленки, напоминая своей неконтролируемой дрожью мыльный пузырь. Постойте! Ведь это и есть самый настоящий пузырь! Но не из мыльной же пены?! Меня окружал кислородный карман на дне морском! Неужели такое и правда возможно? Или я уже умерла?! А может я все-таки попала в струю какого-то гейзера или чего-то там такого, мало зная о географии местности?! Но, так или иначе, вокруг меня сновали радужные тропические рыбки, развевались заросли водорослей, а я все еще была жива и даже дышала, пусть каждый сделанный вздох отзывался болью в ободранном солью горле.

     Сверху мелькнула тень, и я, резко отшатнувшись, задрала голову к верху, до рези в глазах вглядываясь в синюю мглу. Там, у поверхности вода колыхалась сильнее, она клубилась, словно дым и сквозь нее проглядывались яркие всполохи молний. Но здесь было тихо, и это было куда зловещее. Неужели у меня не галлюцинации, вызванные очередной химией? И как выбраться отсюда, снова не наглотавшись воды?... Тень снова меня отвлекла, но на этот раз я успела разглядеть широкие плавники ската. Вот это да… Когда бы я еще увидела это существо вблизи, да без акваланга?! Правильно, думать об этом в данный момент глупо. Я робко тронула пальцами стенку пузыря, и она пошла крупной рябью. Побоявшись проткнуть преграду, что отделяла меня от толщи воды, я поспешно отдернула руку.

     - Думаешь, как всплыть живой, а не брюхом вверх?

     Резкий голос заставил меня подпрыгнуть от неожиданности и рухнуть на колени из-за резко заколыхавшегося пузыря. Обернувшись на карачках, я с удивлением разглядела своего внезапного соседа. Он был чернокож, высок и широк в плечах, подпирая бритым черепом потолок моей спасительной капсулы. Мужчина взирал на меня немигающим черным взглядом, насмешливо кривя полные губы. Его темная кожа казалась иссиня-черной на такой глубине, и все его мускулы, выставленные на показ, наводили в этой странно-фантастической ситуации больше первобытный ужас, нежели восторженный трепет.

     - Кто ты такой? – Осмелилась спросить я сиплым голосом.

     Он не был простым человеком с острова, вот уж точно. На такой глубине без какого-либо дыхательного прибора, абсолютно сухой и имея при себе такие нереальные атрибуты, как чешуйки на плечах и торсе. Роговые пластины с шипами красовались на его бицепсах и запястьях. Он выглядел вполне уместно здесь, если бы не яркие пляжные шорты.

     - Тот, кого ты звала. – Он склонил голову на бок, разглядывая меня уже более пристально, будто бабочку, пришпиленную иглой под стеклом. От его взгляда мне было не по себе. Так рассматривают товар, который собираются приобрести. Его черные глаза вызывали мурашки колючего озноба у меня на затылке. Кого я звала, пытаясь выжить во взбунтовавшемся море? Я не помню. Я хотела жить и молила о помощи кого угодно… Но этот неизвестный предо мной, со взглядом хладнокровного убийцы, явно не смахивает на ангела.

     - Кого я звала?... – Прозвучало по-идиотски, но ни кем умнее я сейчас себя не считала. Мне было больно, чертовски страшно и совершенно плевать, какое впечатление я сейчас производила.

     - Понятия не имею. Но печально, раз услышал тебя только я. – Мужчина равнодушно пожал плечами.

     Он шагнул ко мне, и я, взвизгнув, отпрянула. Но уйти далеко было не в моей власти, и я только вжалась в стенку пузыря, уже не думая о том, лопнет та или нет. Ему же было начихать на мои метания. Он дернул мою руку к себе, но не с целью поднять на ноги, а для того чтобы осмотреть мою проколотую вену. У меня не было застарелых наркоманских дорожек, ведь первый укол был в шею, а второй в сгибе локтя был совсем незаметным. Но мужчина, непонятно как, сразу все понял. Он в омерзении отбросил мою руку, утерев свою ладонь о ткань шорт, будто прикоснулся к чему-то грязному.

     - Опийный мотылек… - Выругался он, сплюнув.

     Посторонний, совсем мне не знакомый, однако я содрогнулась из-за острого унижения от его слов. Да, я именно такая, кем он меня и назвал. И гордиться здесь нечем. Но не я виновна в своем состоянии… Или я? Действия ведут к противодействиям…

      - Я должен позволить тебе сдохнуть, чтобы ты отправилась туда, куда заслужила. – Его голос эхом разнесся по небольшому пузырю, в котором мы оба были заложниками. Или это я была узницей, а он хозяином положения? Именно так. Он не был простым смертным. Посланник по мою гнилую душу. Но я так хочу жить! Может уже ничто не зависит от моих просьб, но я вдруг бросилась к нему в ноги с отчаянным воплем.

     - НЕТ! Пожалуйста! Я хочу жить! Не бросай меня здесь! Прошу тебя!

     Он легко отпихнул меня, глядя сверху вниз на жалкое подобие прошлой меня.

     - Что ты дашь мне взамен на свое спасение? – Как бы нехотя спросил он, однако я успела заметить алчный огонек, что мелькнул в его черных глазах. И за это я ухватилась, как за соломинку.

     - Мои родители очень богаты! Они заплатят тебе любые деньги! Не пожалеют ничего…

     - Не они виновны в твоем падении и не они будут платить, мотылек. – Раскатисто расхохотался он, и страх вновь обуял меня. Чего он хочет от меня? Он легко прочел вопрос в моих глазах и пробасил снова. – Что ТЫ дашь мне взамен своему спасению?!

     Что он хотел услышать от меня? У меня ничего не было… Что я могла бы ему предложить? Без денег своих родителей я была никем. Я и сейчас никто перед его силой. Он хочет мое тело? Или душу, о которой я и сама ничего не знаю и толком не верю в ее существование… Что он может сделать мне, что будет страшнее забвения и пустоты? Страшнее неизвестности... Я была уверена, что позже пожалею о своем решении, но сейчас у меня толком и выбора никакого не было. Я хотела жить. А об остальном можно и после подумать.

       - Что захочешь, взамен на мою жизнь… - Дрожащим голосом произнесла я, сжимая до боли кулаки.

      - Мне не нужно все то, что ты там себе напридумывала. Просто работа. Будешь работать на меня шесть лет…

     - А что потом?... – Запаниковала я от подобной перспективы. Я ни дня в своей жизни не работала. Чем я смогу ему пригодиться, не умея толком ничего. А что если он разочаруется во мне уже в первый день?! Не утопит ли он меня снова?

     - Поверь, ты сможешь то, что я припас для тебя, маленькая ундина. И по прошествии шести лет я отпущу тебя на все четыре стороны. Клянусь. – Торжественно произнес он, подняв клятвенно руку. Вроде не так уж и страшно. Шесть лет – не век. Но я буду жива и смогу все вернуть – друзей, уважение и, может быть, любовь родителей после своего чудовищного поступка.

     Я поднялась на нетвердые ноги и протянула ему руку для скрепления договора.

     - Идет, только избавь меня от этой боли… - Мужчина хмуро сдвинул брови, и я поспешно добавила. – Пожалуйста…

     - Так-то лучше. Зови меня Джерико. – Он схватил мою ладонь, которую тут же нестерпимо зажгло будто огнем. Я завизжала, и последние его слова потонули в моем крике. – Теперь я твой хозяин, глупая русалочка…

 

ГЛАВА 2.

 

     Очнулась я как от толчка. Резко сев, я осмотрелась по сторонам, пытаясь понять, где я и не приснилась ли мне погружение в морские глубины с Джерико. Кругом меня окружало все то же море, только с той разницей, что я была на поверхности, а не на его дне. Солнце над головой клонилось к горизонту, окрашивая ярким золотом спокойную воду. Никакого шторма будто и не бывало. Бескрайнее голубое небо с редкими порозовевшими закатом облаками нежно ласкает взволнованный взор. Неужели мне все приснилось? Наркотики, ломка и собственная смерть?

     Ощупав себя, я только сейчас взглянула на собственное тело и, задохнувшись от ужаса, чуть не плюхнулась с валуна в воду. Нет, я была все той же Чесс, с бронзовой от загара кожей, сейчас не прикрытой одеждой. Но ног у меня не было! Вместо них красовался рыбий хвост! Я совсем не ощущала свои ступни, их будто никогда и не было! Будто этот рыбий отросток с рождения был при мне! Он и ощущался родным! Но это же чушь несусветная! Это просто не может быть реальностью! Моей реальностью! Я же человек! Че-ло-век!!! И русалок в природе не существует! Тогда что же я вижу?! Это какая-то глупая шутка, злой розыгрыш…

     Я постаралась стянуть с себя мастерски сшитую псевдо-юбку, но не смогла подцепить ткань от кожи даже ногтем! Серебристо-изумрудные чешуйки настолько плотно прилегали к телу, будто срослись со мной с помощью чудо-клея! Пошевелив хвостом, я изумилась еще больше. Двигать им было легко, как ногами раньше. Будто я умела пользоваться им всю жизнь! И я была уверена, что и в воде у меня все получится. Я – гребаная русалочка! Но все же, как это может быть? Я не верю в волшебство. Может, я все еще сплю? Или это очередной наркоманский глюк? Нет, чувствовала я себя отлично. След от укола на руке пропал, и боль меня больше не беспокоила. Даже если это сон, то просыпаться мне совершенно расхотелось.

      Ощупав себя на наличие еще каких-то неуловимых изменений, я обнаружила все те же серебристые чешуйки, которые прикрывали мою обнаженную грудь. Вот уже нервный смех невольно срывается с моих губ, когда пальцы отыскивают привычным жестом мои волосы. И когда рыже-алые локоны завиваются вокруг пальцев, я уже хохочу во всю сквозь слезы. Все помнят сказку Андерсена «Русалочка»?! А знаменитый мультфильм Уолта Диснея «Ариэль»?! Отлично! Сейчас поясню причину своей новой истерики.

     Мне повезло уродиться редкостной красавицей с медной макушкой кудрей до поясницы и бирюзовыми глазищами на пол-лица! Еще в детстве меня все сравнивали с диснеевской морской принцессой, и из-за этого я люто ненавидела этот мультфильм! Я же всегда мечтала быть Жасмин, арабской принцессой. Хотела водить дружбу с таким ярым защитником – тигром, и летать меж облаков на ковре-самолете! Но природа была против, и одарила меня внешностью девочки-рыбы!

     Жизнь все-таки несправедлива! А теперь посмотрите – кто я?! Верно! Тот самый персонаж, который всю жизнь мне был противен. Теперь понятна моя истерика? Я – русалка. С внешностью Ариэль… Нет, я – не она, жизнелюбивая и любопытная оптимистка! Меня зовут Чесс, и реализм  (вперемешку с пессимизмом в последнее время) – мое второе я. И я собираюсь вернуть себе ноги, но не за счет прекрасного принца, пусть и обратил меня морской ведьмак! Я найду выход! Я все исправлю и однажды сумею вернуться домой…

     Вечер начал сгущать сумерки над моей головой. Бриз стал намного свежее, вызывая у меня озноб. Что мне делать дальше? Не ночевать же на этом булыжнике. Я ведь русалка и по идее должна жить под водой.  Что ж, вот время и проверить… На самом деле было страшно настолько, насколько и любопытно. Смогу ли я дышать там? Больше не думая и не нагоняя на себя лишнего страха, я нырнула. Вздохнуть под толщей воды мне поначалу не давал инстинкт самосохранения, и понадобилось секунд пять чтобы все-таки себя пересилить. И, о чудо! Дышалось так же легко, как и над водой. Но только уже не носом. Все странноватее и чудесатее! Дышалось где-то за ушами.  Дотронувшись до шеи в тех местах, я обнаружила… та-дам! Жабры! Ну конечно, умница! Я же теперь ихтиандр, человек-рыба… в моем случае селедка маринованная! Можно было и не ломать столько времени головушку…

     А здесь так интересно оказывается! Теперь моим глазам не мешала морская вода. Я прекрасно видела и куда дальше, чем на суше, будто через увеличительное стекло! Скажу даже больше! Я ощущала запахи! Никогда бы не подумала, что под водой может чем-то пахнуть кроме тины и гнили. Ан нет! Водоросли пахли как-то особенно, будто трава на земле после дождя. А кораллы благоухали по-своему чудесно. Я даже подобрать слов не могу, что напоминал их аромат. Наверное, диковинные тропические цветы. Какие же они красивые! Пестрые, яркие, будто на картинке! А звуки! Их было столько и сразу! Божечки! Как же здесь сосредоточиться на чем-то одном?! Песнь китов… Игривые трели дельфинов… Бульканье захлопывающихся раковин и шелест подводных садов…

     Даже стремительность акулы и то имела свой отличительный звук. Звук рассекаемой воду торпеды… СТОП! АКУЛА?! Черти морские! В первый же вечер своей новой жизни мне вовсе не улыбалось стать закуской здоровенной героини «Челюстей»! Но мне и делать толком ничего не пришлось. Всего лишь пару раз махнуть ногами… эм, хвостом, и я уже в сотне миль от предполагаемого места кормежки зубастой. Удобно как! В рыбьем отростке было столько силы, что плыть со скоростью гоночного болида мне не составляло особого труда. Я даже не запыхалась, если такое конечно возможно с жабрами. Пожалуй, я зря боялась сделки с… как там его? Ах да, с Джерико. Он подарил мне намного больше, чем забрал. Хотя, подождите. Уж что-то слишком быстро я начала забывать о своей прошлой жизни. Может это побочный эффект моря? Что если в придачу к хвосту я еще унаследовала рыбьи недальновидные мозги?...

     Пока я думала об этом и металась в своем одухотворенном парении под водой то туда, то сюда, я заметила одну вещь, которую было трудно не заметить. На моем запястье медленно проявился рисунок. Своими плавными линиями он напоминал текучесть воды. Но изображение вдруг стало нагреваться, невзирая на мокрую среду. Когда оно начало нестерпимо жечь мою плоть, меня внезапно подхватило каким-то течением. Будто меня кто-то призвал и притянул к себе. Кто это был, видимо, догадывался только мой хвост, так как избрал для себя направление и понес меня к берегу. Уже через пару минут мои ладони зарылись в прибрежный песок, который тут же остудил метку.

     Я вынырнула и стряхнула волосы с лица. Сколько же я была под водой?! Совсем потеряла счет времени, ведь над головой уже успела взойти полная луна, завораживающая своим белым мерцающим следом на черной глади воды.  Да, раньше ночная маслянистая поверхность моря, подрагивающая волнами, меня до жути вгоняла в дрожь. Но сейчас, познав его тайны и глубины, оно больше не пугало, а завораживало. Что было чудеснее ночного плавания? Это нежное журчание волн в ночной тишине… шелест воды о песок и гальку… Ни криков чаек, ни рокота моторных лодок. Покой природы манил… пока тавро Джерико снова не оповестило о себе!

     - Черт бы тебя побрал… - В сердцах прошипела я, потерев пульсирующую болью кожу.

     - Нет, не он, а я подобрал тебя, принцесса, так что будь вежлива и поблагодари меня.

     Я обернулась и увидела его. Джерико сидел на песке в тех же пляжных шортах и насмешливо разглядывал свое новое приобретение – меня. Я так и знала. Джерико действительно не из ангельской братии. Он демон. Кто же еще может даровать жизнь взамен на… что-то? И злить его может выйти мне боком. Так что я и пытаться не буду. Я умею быть паинькой, когда захочу.

     - Спасибо, Джерико. – Тихо произнесла я.

     - Не слишком искренне, но для первого раза сойдет. Поднимайся, покажу тебе твое место работы.

     Я в недоумении уставилась на него, а Джерико уже успел вскочить на ноги и пойти вглубь пляжа.

     - Постой, но я же… - Договорить мне не дало покалывание в нижней части тела.

     Взглянув вниз, я подавилась собственным языком. Ноги вновь были при мне. Мои родные, длинные, стройные, загорелые ножки! Мне хотелось расцеловать каждый пальчик, но я вскочила и потрусила за демоном. Сама не верю в то, что называю его демоном и принимаю эту действительность за свою привычную реальность. Если есть демоны и русалки, может, есть и ангелы? А еще кто живет в этом скрытном от глаз человечества мире?! Кстати, чешуя, что прикрывала мне грудь, теперь обволакивала меня всю, обратившись коротким без бретелей платьем.

     - Джерико? Как такое возможно? – Все же не могла я смолчать.

     - Ты еще не поняла, к каким силам стала причастна? Для меня подобный фокус – ничто. К тому же русалкой тебе будет сложно работать со смертными. Сама-то как ты отреагировала на собственный хвост? – Оглянулся он на меня через плечо, не сбавляя темпа. В его тоне было столько снисходительности, что я мгновенно ощутила себя несмышленым ребенком, заливаясь краской смущения. – Так что днем ты – рыбка в моих чертогах, а ночью – мотылек на службе.

     «Мотылек на службе»?! Звучит вульгарно, что бы под этим не крылось. И что это, я узнала уже в следующий миг. За прибрежными скалами и густыми зарослями пальм и кипарисов в этой части острова, о котором я ничего не знала, скрывалось особое злачное местечко, которое бы понравилось наркоторговцам, контрабандистам и сутенерам. Ладно, может я и утрирую, но ведь пред моими очами возникло в ярких огнях ночное заведение с пометкой «21+», стриптиз-клуб «Пылающие мотыльки». Кто ему название придумал?! Уж не Джерико ли? Пошло и не оригинально. Однако, так или иначе, мы шли именно туда и до меня, наконец, дошел смысл моей работы. Ей-Богу, как до жирафа!

     - Джерико? – Видимо в моем голосе что-то было, так как мужчина остановился и резко обернулся ко мне, раздраженно уперев руки в бока. – В чем смысл моей работы?

     - Я думал, ты умнее, чем кажешься на первый взгляд. – Хмыкнул он, продолжая сверлить меня нечитаемым взором.

     А кем еще мог устроить меня на работу исчадие зла? Не феей же! И с чего он вдруг решил, что я соглашусь на подобное? Даже у меня были какие-никакие, но рамки приличий, ведь я не была наивной дурочкой и прекрасно осознавала, где есть стриптиз, там есть и секс за деньги. И начинать свою новую жизнь с грязи подобного рода я категорически не хотела. Да, я помнила, что демона не стоило злить, но ничего поделать с собой я не могла.

     - Я не буду Этим заниматься! – Для своей уверенности я ткнула пальцем в клуб.

     Но Джерико мой ответ не устроил.

     - Я не ослышался? – Он медленно шагнул ко мне, точно зверь к своей жертве, заставив меня дернуться от страха, как марионетку.

     - Пожалуйста, подбери мне другую работу… - Уже не столь уверенно пролепетала я, скрестив руки на груди и даже уже не из упрямства, а из острого желания хоть как-то от него закрыться.

     - «Что угодно, только спаси меня!» - Джерико мастерски сымитировал мой жалостливый вопль, от чего я отшатнулась как от удара. Такими ничтожными казались мои слова. Со стороны это слышалось просто ужасно. И взгляд Джерико стал просто страшным, отчего я попятилась, путаясь в новоприобретенных ногах.

     - Да, но…

     - Кто твой хозяин, Франческа?! – Джерико не дал мне договорить или просто сбежать. Он мгновенно оказался рядом, обхватив жестко ладонью мои скулы, не позволяя отвернуться. От его пальцев жгло кожу будто углями, но я боялась не то чтобы застонать, даже просто вздохнуть было страшно. Как резко он изменился с меланхоличного парня на маниакального садиста…

     - Хозяин?... У меня нет… - Процедила я сквозь зубы, потому что его рука все еще мешала мне говорить.

     - Помолчи, глупая рыбка, и подумай, прежде, чем разозлить меня еще больше. – Его голос был бесстрастным, но в глазах вихрилась бесконечная тьма. От этого взгляда кружилась голова, в плохом смысле. – А пока ты думаешь, вот твой первый урок послушания.

     Он отшвырнул меня от себя, и я наивно полагала, что на этом все и завершится. Но как же я заблуждалась. По первому щелчку пальцев демона платье на мне испарилось без следа, оставляя меня в чем мать родила посреди пляжа прямо перед работающим клубом. Еще раньше я увидела перед крыльцом заведения припаркованные мотоциклы и компанию байкеров рядом с ними. Теперь же все эти небритые, нечесаные мужланы в косухах и банданах вовсю пялились на меня раскрыв рты…

     Я обернулась к Джерико за помощью, но того и след простыл, даже следов на песке не осталось. В панике я попятилась к морю, прикрываясь руками, как могла, но механизм был уже запущен и псы сорвались с цепи. Наши салки закончились довольно быстро, и тогда я снова пожалела, что не умерла…

 

ГЛАВА 3.

 

     Порой кажется, что нам по плечу любые трудности, которые преподносит нам жизнь. Когда все заканчивается удачно, позже мы с улыбкой вспоминаем те легкие препоны. Если же все проходит плохо, мы просто пожимаем плечами, думая, что получится справиться в другой раз. Но бывают такие моменты, о которых хочется отчаянно забыть и не вспоминать. И у меня случилось именно последнее. Новая жизнь подбросила мне такое испытание, которое нельзя просто так сразу преодолеть. Мало, кто бы смог на самом деле.

     К утру от меня ничего не осталось, кроме опустошенной, избитой и попользованной оболочки. Урок Джерико навсегда отпечатался на корке моего подсознания, ведь с этого момента я не смогу спокойно закрыть глаза, не вспомнив лиц своих насильников, их прикосновений к телу, их запахов. Они всласть натешились надо мной, и никто не пришел ко мне на помощь, ведь я даже пискнуть не смогла по прихоти моего «хозяина». Вместе с одеждой Джерико отнял у меня и голос, чтобы я не смогла вопить на весь пляж. Только он один мог меня спасти, но не сделал этого.

     Переломанная, окровавленная кукла – вот кого утром встретило восходящее солнце. Чайки кружили над моим обездвиженным телом, маленькие крабики ползли мимо в желании исчезнуть в морской пене, которая наползала на берег с волнами, но не доставала меня. Мне хотелось плакать от жалости к себе, но слез не было – они все утекли прошлой ночью, пока я без слов молила одними глазами о пощаде. Я хотела выть и кричать от невыносимой боли, что раздирала мое тело гораздо сильнее, нежели в наркотической ломке, но не могла выдавить из себя ни звука. Тишина… как и внутри меня. Сегодня что-то навсегда умерло во мне. Я усвоила урок Джерико слишком хорошо и не единожды за эту ночь. Я приняла тот факт, что больше не принадлежу себе. Эту привилегию  я утратила в воздушном пузыре на морском дне, в тот самый миг, когда скрепила с Джерико нашу сделку простым рукопожатием.

      Куда я лезу со своей слабой человечностью в мире сильнейших и бессмертных?! Мне никогда не хватит ни мужества, ни могущества противостоять настоящему демону, определение которому я и понятия не имела до сего времени. Я не ведаю, на что еще способен Джерико. Верю, лишь по его милости я все еще жива. По его прихоти мой «урок» мог бы повторяться снова и снова. Он желал, чтобы я после своей смерти отправилась туда, что заслужила своим существованием. Понимаю, о чем он говорил, ведь самый настоящий ад ждет меня впереди, и Джерико сам мне его устроит, даже рук собственных не замарав при этом.

     Солнце полностью выкатилось на небосклон и к боли в моем теле добавилось уже знакомое покалывание. Мой хвост возвращался, а это значило, что и мне пора в море. Подтягиваясь на вывихнутых руках со сломанными в отчаянной ночной борьбе пальцами, я до крови кусала  и без того разбитые губы остатками зубов, что мне не выбили, и перекатывалась вниз по небольшому склону к воде, забивая уже имеющие раны песком и добавляя новые острыми камнями. Когда я, наконец, достигла кромки воды и окунулась в первые легкие волны, то голос все-таки прорезался во мне, ведь соприкосновение с соленой водой было сравнимо с разъедающей кислотой по кровоточащим ссадинам и порезам. Мой душераздирающий вопль вспугнул чаек с прибрежных скал. Возможно, меня слышали и люди, но в их помощи  уже не было никакого смысла.

     Когда я полностью ушла под воду, стало немногим легче. Слезы тоже появились, но их мгновенно унесло прочь течением. Под водой невозможно плакать. Даже в этом мне теперь отказано. Стараясь убежать от самой себя и собственных мыслей, я махала хвостом все сильнее и сильнее. Он единственный не болел, из-за этого работал за двоих, вместо моих двух. Очнулась я уже в океане на полпути к дому, в Америку, штат Вирджиния, в родной мне город Александрию. Но это ведь не выход. Домой вернуться я не смогу, не сейчас. Ноги дарует мне по ночам лишь Джерико. А что я буду делать у берегов Америки со своим хвостом? Отбиваться от рыбаков и папарацци?!  Придется возвращаться, как бы ненавистно мне не было сие решение.

     Погрузившись глубоко в себя, не обращая внимания на красоты подводного мира, полностью отдавшись воле течения, я не заметила, как стремительно пролетел еще один день моей русалочьей жизни. Не помню, чтобы хоть что-то ела. Ничего не хотелось. От одной мысли, что что-то попадет в рот, меня тошнило. Я дергалась точно припадочная от малейших непонятных мне звуков, которые под водой усиливались в разы, и было непонятно, шумит что-то рядом со мной или на расстоянии в несколько километров.

     Однако, мои метания не могут продолжаться по моему капризу. Джерико скоро вновь меня призовет, и я явлюсь к нему, хочу этого или очень не хочу. Бороться с ним у меня не получится - он мгновенно или невыносимо медленно меня умертвит. А я же хотела жить? Хотела… Значит нужно что-то делать уже сейчас. Например, заткнуть свою агонию, страх и обиду. Закопать собственную гордыню и чувство собственного достоинства. Превратить себя в бесчувственный автомат, холодную рыбу, кто и есть я собственно сейчас. Да, мне безумно жаль себя. Да, мне снова очень больно. Но я жива, и раны на моем теле с каждым часом затягиваются все быстрее, и это ли не чудо, подаренное мне Джерико?

     Я теперь не простой смертный человечек. Во мне струится мощь моря и сила демона, пусть и временно подаренная мне его малейшая крупица, но это должно что-то да значить. С минуты на минуту меня вновь призовет Джерико, и я должна решить для себя уже сейчас готова ли я повторить его «урок» за свое непослушание и строптивость или же признать его своим хозяином. Если я буду играть по его правилам, боль больше меня не коснется. Просто нужно хорошо исполнять свою работу, чтобы Джерико был мною доволен. Всего шесть лет… Если я смогла пережить наркотическую ломку, свою первую смерть и групповое изнасилование с избиением до состояния комы, то смогу пережить и остальное. Я сильная девочка, как бы этот мир не желал мне обратного. Шесть лет…

     Миновала полночь. Меня так никто и не призвал, но я пришла сама. Ноги легко вынесли меня на сушу, на тот самый берег, который я бы по своей воле больше никогда не посетила. Было трудно ступать босыми ногами по тому же песку, который почти сутки назад послужил мне ложем в брачных игрищах с садистами. Но я пообещала себе переступить через это с высоко поднятой головой, отстраниться от всего мира. Закрыть все эмоции в далекий ящик и выбросить ключ в глубины Средиземного моря.

     Джерико ждал меня на прежнем месте. Я все еще была обнажена, но мой внешний вид был выше всяких похвал. Все мои травмы чудеснейшим образом исцелились, плоть восстановилась. Все было, как и прежде. Моя молодость, моя красота. Подтянутое загорелое тело с высокой юной грудью и округлыми бедрами. Только вот душа была в руинах. Она все-таки есть. И она болит сильнее тела. Ее раны не заживут так скоро, а будут кровоточить еще очень долго до самой смерти. Мою душу хочет получить Джерико? Тогда придется ему расстараться ради этого.

     - Сегодня прекрасная ночь. Не правда ли, Франческа? – Поприветствовал он меня кивком головы.

     - Да, Джерико. Ночь удивительная. – Монотонно ответила я, гася языки пламени ярости в себе. Только мягкая улыбка и абсолютное хладнокровие. Я же рыба теперь, молчаливая и покладистая.

     Я изо всех сил сдерживала свои руки по бокам свободно свисающими. Нечего прикрываться, нечего стыдиться своего хозяина. Я должна привыкать.

     - Твой настрой меня радует, ундина. – Одобрительно кивнул Джерико на мое поведение. – Ты усвоила мой урок?

     - Да, хозяин. – Слова пришлось проталкивать через губы чуть ли не силком. Но я смогла. Я сказала то, что он хотел услышать.

     - Ты готова к работе, что я выбрал для тебя?

     Снова проверяет? Пускай себе тешится.

     - Да, хозяин. Что я должна делать? – Снова нежно улыбнулась я, представляя в своих фантазиях, как вырываю голыми руками его подлое сердце.

     Джерико с подозрительным прищуром осмотрел меня, пока румянец смущения все же не окрасил мои щеки и не спустился по шее на грудь, заострив соски от озноба.

     - Что ж, у тебя красивое тело и тебе не стоит его прятать. Ты будешь танцевать. Будешь завлекать мужчин, соблазнять, сбивать с пути истинного во грех. А доведя их до исступления, будешь собирать плоды своих трудов, их запятнанные души, и отдавать мне.

     Джерико щелкнул пальцами, и платье из чешуи вернулось ко мне. Его дополнила изысканная подвеска на тончайшей, словно паутинка, цепочке. Витая ракушка из поблескивающего перламутра нежно-розового оттенка. Подарок вызвал во мне вздох восхищения.

     - Какая красивая…

     - В этот сосуд ты будешь загонять души грешников, принцесса. – Ехидные слова Джерико разбили все очарование подвески. Хотелось сорвать ее сейчас же с шеи, но это отныне атрибут моей должности.

     - Каким же образом я смогу вытянуть душу из человека? – Вернулась я к инструкциям, отчаянно надеясь, что это будет не физический контакт с жертвой.

     - Все просто и даже романтично. Тебе понравится. – Джерико провел рукой по моим волосам, мгновенно высушивая их и лишь прикосновением превращая их из свободно струящихся по спине в заплетенные в изысканную косу с вкраплениями жемчуга. Я старалась стоять неподвижно, но все же дрожь отвращения не смогла скрыть от демона. Он ухмыльнулся и отошел от меня. – Поцелуй русалки на рассвете украдет душу у смертного. Но только если он будет отчаянно желать ласк красавицы. Я понятно излагаю?

     - Да, хозяин. – Новая улыбка, которая никогда больше не затронет моих глаз.

     Уж пусть лучше они расстанутся со своими душами, чем я. Я легко приняла его протянутую руку и последовала уже знакомой тропой к «Пылающим Мотылькам». Но с каждым моим шагом дрожь в коленях возрастала, а сердце начало сбиваться с ритма. Там были они. Мои насильники. Возле своих байков они пили и курили, делясь друг с другом сальными шуточками. Им все было нипочем. И то, что они вчера изнасиловали и избили девушку на пляже, они уже даже и не помнили! Боже, как проглотить этот стыд и снова взглянуть людям в глаза. Меня замутило. Я отчаянно желала убежать. Но Джерико крепко держал меня за руку.

     - Сегодня ты порадовала меня, ундина. И за это я награжу тебя. Ты поймешь, что я справедливый хозяин и умею как наказывать, так и одаривать. – Проговорил Джерико мне на ухо, когда я совсем оцепенела всего в паре метров от байкеров.

     Они заметили нас и одновременно замолкли. Видимо, припомнили меня и вчерашнее развлечение. Но сделать они ничего не успели, даже если бы и хотели. Джерико взмахнул рукой в их сторону и вдруг мужчины передо мной осыпались прахом. Я даже вскрикнуть не успела, все произошло так внезапно. Только что стояли передо мной, и вот уже ветер гонит пепел останков  по берегу сизой дымкой. Вот так запросто демон уничтожил шестерых человек. Одним взмахом руки. Хотела узнать демонические способности? Смотри, пожалуйста!

     Сердце неровно заикалось в груди, когда Джерико беззаботно чмокнул мое обнаженное плечо и потянул снова в клуб. Мне ничего не оставалось, как послушной девочкой следовать за ним. Как в дурмане мы прошли мимо охраны при входе, мимо бессчетного числа подвыпивших мужчин, которые пялились и свистели в сторону удлиненной сцены. Я ничего не замечала вокруг, оставаясь потрясенной произошедшим. И достаточно пришла в себя только в кабинете хозяина клуба. Нас поприветствовал стройный испанец, но говорил он только с Джерико, в упор не замечая меня. Я и рада была бы побыть неодушевленным предметом вычурного интерьера комнаты, но Джерико вытолкнул меня вперед уже в первую минуту разговора.

     - Вот, Мигель, любуйся новой танцовщицей. Это Чесс, и она станет твоей новой звездой.

     - Ну, не знаю, не знаю. Какая-то она зажатая. Скованная. – Покрутил меня словно механическую куклу испанец, рассматривая со всех сторон. – Она танцевать-то хоть умеет?

     - Вполне. Ты же знаешь, у меня только лучшие рыбки. – Фыркнул Джерико, хлопнув закадычного друга по плечу, и развернулся к двери с явным намерением уйти. – Если она и не умеет, то быстро всему научится. Чесс у меня способная ученица.

     Демон сверкнул на меня злым взглядом, напоминая недавний урок, и я как по команде расплылась в томной улыбке.

     - Конечно, научусь.

     Танцевать я умела, ведь за моими плечами было столько клубов и дискотек. Но спасибо еще мамочке, она в свое время заставила меня всеми правдами и неправдами посещать курсы бальных танцев. Так что зажигательные латиноамериканские самба, сальса и румба были у меня в крови. Правда, тут потребуется иное умение. Кружиться на шесте, то есть на пилоне, я не умела. Однако не сомневаюсь, что быстро освою эту нехитрую науку. Не я, так Джерико своей магией подсобит. Крепись Чесс, всего шесть лет. Шесть… и отсчет уже пошел.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям