0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Тайны прошлого или Уроки истории для Героя (эл. книга) » Отрывок из книги «Тайны прошлого или Уроки истории для Героя»

Отрывок из книги «Лабиринты любви. Тайны прошлого или Уроки истории для Героя (#2)»

Автор: Мусникова Наталья

Исключительными правами на произведение «Лабиринты любви. Тайны прошлого или Уроки истории для Героя (#2)» обладает автор — Мусникова Наталья Copyright © Мусникова Наталья

Три мрачного вида фигуры, горбясь и кутаясь в видавшие виды плащи, стояли в тени высокого, словно выгнутая дугой кошачья спина, моста. Было холодно, туман на реке становился всё гуще, скрадывая очертания берегов, а небо угрожающе нахмурилось тяжёлыми свинцовыми тучами.

- Дождь будет, - прошептал один из мужчин, чьи волосы были словно присыпаны пеплом, метко сплёвывая в воду сквозь зубы табачную крошку, - промокнем.

- Не сахарные, - лениво процедил стоящий рядом заросший до самых бровей ярко-рыжей кудрявой бородой квадратного телосложения крепыш, - не растаем.

- А ну, тихо, - шикнул на разболтавшихся подельников высокий, с чёрными кудрями до плеч мужчина, чья одежда была гораздо крепче и богаче, сразу выдавая вожака. – Сюда идёт кто-то.

Брюнет был из колдунов, а потому тщательно оберегал от посторонних собственное имя, чтобы никто не смог подчинить его своей воле.

Пепельноволосый Ри по-собачьи принюхался и брезгливо дёрнул уголком рта:

- Гуляка запоздалый. Винищем так разит, у меня чуть нюх не отшибло.

- Не наш? – уточнил рыжий Мор, опуская руку на висящий на поясе топорик.

- Вряд ли наш клиент так надирается, - фыркнул Ри, - он же вроде как приличный. Из этих, благородных.

- Вот именно, что вроде как, - осадил подельника вожак. – Принюхайся как следует.

Ри скорчил жалобную гримасу, но тут же получил от вожака такую оплеуху, что чуть не рухнул лицом прямо на скользкую от грязи и сырости брусчатку.

- Я кому сказал, - рыкнул колдун, и под ноги провинившемуся ударила короткая ядовито-зелёная молния. – Живо принюхался как следует!

Ри, шмыгая носом и боязливо косясь на сурово нахмурившегося вожака, жадно втягивал промозглый сырой вечерний воздух. Сильно пахло гнилью, тухлой рыбой, плесенью, выплеснутыми прямо на улицу помоями. От бредущего в сторону моста прохожего разило кислым вином, самым дешёвым из тех, что подавали в таверне на углу. Пепельноволосый Ри потёр нос рукой, пытаясь сквозь нагромождения лишних запахов уловить собственный аромат позднего гуляки.

- Не тот, - прохрипел оборотень, длинно сплёвывая себе под ноги. – Это полукровка, с Западных островов, да и старше нашего клиента лет так на двадцать. Вдобавок ко всему этот гуляка почтенный отец многочисленного семейства.

Лицо вожака оставалось невозмутимым, а вот Мор досадливо цокнул языком и, убрав руку с пояса, вопросительно посмотрел на брюнета:

- Отойдём, чтобы нас не увидели?

Колдун, явно рисуясь, медленно вскинул руки, а потом резко опустил их вниз, самодовольно усмехнулся:

- Порядок. Теперь нас никто не заметит.

- И клиент тоже? – крепыш Мор разочарованно скривился. – Что, даже не поймёт, кто его убил?

Вожак мрачно посмотрел на подельника, заставив его испуганно попятиться, а потом милостиво кивнул, жёстко усмехнувшись:

- Убедил. Перед смертью он нас увидит.

Рыжий Мор расплылся в улыбке, которую даже самый неисправимый человеколюб не смог бы назвать доброй и приветливой.

Мимо притаившихся разбойников прошёл, точнее, промотылялся от одного края дороги к другому невысокий щуплый мужичонка в заляпанной и местами даже порванной одежде, сшитой, тем не менее, из дорогой ткани.

- Да уж, это точно не наш клиент, - усмехнулся Мор и заискивающе спросил у колдуна. – Может, поиграем, а?

Брюнет поджал губы. В принципе, развлечься стоит, надоело уже уличные статуи изображать, но, с другой стороны, а вдруг клиент появится в самый неподходящий момент? Ещё спугнёшь ненароком…

- Никого нет, - Ри звучно сморкнулся на мостовую, прочищая нос, - только этот гуляка. Задерживается клиент.

- Ещё переживать начни, не случилось ли с ним чего, - зло усмехнулся колдун. – Ладно, парни, убедили. Поиграйте, только потом от тела избавиться не забудьте.

- Само собой, - прогудел крепыш Мор, медленно вытягивая из-за пояса топорик и перебрасывая его из руки в руку.

- Я начну, можно я? – заканючил Ри, подпрыгивая на месте, словно молодой пёс, которого вывели погулять.

Мор равнодушно пожал плечами, и Ри закинул голову, издав пронзительный, промораживающий до костей, волчий вой.

Пьянчуга икнул от неожиданности и, поскольку гуляющее в крови вино заглушало даже инстинкт самосохранения, попытался грозно рявкнуть:

- Пш…пш…пшла вон, сктина!

«Скотина» не прониклась, издав ещё одну заливистую трель.

- Я к…к…кму ск…ск…скзал! – мужичок пошарил вокруг, но ничего не нашёл, стиснул внушительный, хоть и некрепкий кулак и погрозил им темноте. – У-у-у, мрда!

- Моя очередь, - ухмыльнулся Мор и уверенным шагом, всё так же поигрывая топориком, подошёл к пошатывающемуся невдалеке пьянчуге.

- Эй, красавец, - убийца подкинул и поймал топорик прямо перед носом опешившего пьянчуги, - ты чего собачку обижаешь?

- К…ка…ккую сбачку? – пролепетал мужичок и махнул руками, едва сохранив равновесие, - сгинь, пр… прпади!

- Сгинь, говоришь, - задумчиво протянул Мор, а потом одним мощным ударом всадил топорик в шею несчастной жертвы.

Кровь брызнула струёй, мужчина отчаянно захрипел и взмахнул руками, не то пытаясь сохранить равновесие, не то пытаясь зажать рану, а потом медленно повалился на грязную брусчатку.

- М-м-м, как вкусно пахнет, - Ри жадно сглотнул слюну и умоляюще посмотрел на колдуна, ожидая разрешения на внеплановую трапезу.

- Я первый, - вожак подошёл к хрипящему мужику, скребущему пальцами скользкие камни, и медленно простёр над ним руки, жадно впитывая последние искры жизни несчастной жертвы.

- Мне-то оставь, - жалобно заскулил Ри, - а то сам всё высосешь, он сухим станет, словно щепка.

- Скорее гнилью расползётся, - усмехнулся Мор, тщательно протирая свой топорик. – Какой человек, такова и его оболочка, а этот слякоть самая настоящая, даже не сопротивлялся, тьфу!

Ри опять тоненько с повизгиванием заскулил, заставив колдуна брезгливо поморщиться и вальяжно отойти в сторону:

- Ладно уж, жри. Только не окосей, в нём винища больше, чем крови.

Оборотень алчно облизнулся и бросился на ещё не успевшее остыть тело, трансформировавшимися в волчьи клыки зубами раздирая живот и, жадно фырча и брызгая слюной, пожирая внутренности.

- Тьфу, погань, - брезгливо проворчал Мор, смачно сплёвывая себе под ноги. – И на кой он нам нужен, а?

- А сам не догадываешься? – лениво усмехнулся колдун. – Это же тёмный оборотень, у него нюх отменный, неукротимая жажда крови и никаких дурацких принципов, присущих другим оборотням, нет.

Убийца брезгливо сморщился, но стоило оборотню повернуть к нему перемазанную кровью частично трансформировавшуюся морду, как рыжий растянул губы в улыбке и, ненавязчиво придвинувшись ближе к вожаку и положив руку на топорик, с деланным уважением произнёс:

- О, да это серьёзный воин!

«Серьёзный воин» презрительно фыркнул, оскалился, да так и замер, яростно принюхиваясь и тихонько поскуливая.

- Что там? – насторожился колдун, в руке которого словно сам собой вспыхнул гнилостно-зелёного цвета шар.

- Наш клиент, - оскалился Ри и смачно облизнулся, - вку-у-у-сный!

- Ну наконец-то, - Мор с довольным видом извлёк из-за пояса топорик и меленкой крутанул его в руке, - а то я тут чуть плесенью не покрылся, его ожидаючи!

- Тих-ха, - прошипел колдун, и в его второй руке вспыхнул точно такой же гнилостно-зеленоватый шар, - если упустите, вас заказчику сдам.

Мор и Ри судорожно дёрнулись и застыли, не смея даже громко вздохнуть. Впрочем, тёмный оборотень прекрасно мог обходиться без воздуха целых полчаса, да и рыжий из клана наёмных убийц тоже не был неженкой.

- Идёт, красавчик, - усмехнулся колдун, чуть перебирая длинными тонкими, как паучьи лапы, пальцами, - и даже без охраны.

- Храбрый, - с тенью уважения в голосе заметил Мор.

- Глупый, - усмехнулся Ри, алчно облизываясь, - но пахнет аппетитно.

Вожак свирепо уставился на подельников, но говорить ничего не стал: уверенные тяжёлые шаги, эхом отдающиеся в ночной тишине, становились всё громче, быстрее герольдов возвещая о приближении ничего не подозревающей жертвы к поджидающим её трём злодеям.

Впрочем, назвать жертвой высокого широкоплечего мужчину в сливающейся с ночной темнотой одежде, чьё лицо закрывал широкий капюшон чёрного же плаща, было довольно опрометчиво. Каждый жест, каждый шаг мужчины говорил о силе и мощи молодого хищника, которого ещё не коснулась пора увядания.

«Здоров, скотина, - мелькнуло в голове у наёмного убийцы, - в одиночку я бы его, пожалуй, и не завалил».

Внезапно, не дойдя десятка шагов до того места, которое наёмники назначили для нападения на свою жертву, мужчина остановился. Он не стал испуганно всматриваться в темноту, кричать: «Кто здесь?» или хвататься за оружие, просто замер, словно магическая игрушка, у которой кончился заряд.

«А ведь он чувствует нас, - понял тёмный оборотень, - чует, что за ним идёт охота!»

«Сволочь, - мысленно выругался колдун и даже сам не понял, кого именно, клиента или заказчика, сейчас ругал. – Гнусь блохастая!»

Вожак уже собирался приказать своим подельникам напасть на жертву (плевать, что далеко, для оборотня, тем более тёмного, десять шагов не расстояние), как мужчина отмер и сделал медленный шаг вперёд. Потом ещё один. И ещё.

«Умница, - ухмыльнулся колдун, - иди к папочке».

Оборотень алчно облизнулся и сгорбился, до пояса трансформируясь в зверя, Мор покрепче сжал в руке топорик.

Клиент опять замер, но стоило только вожаку открыть рот, чтобы рявкнуть на подельников, как мужчина сорвался с места и быстрее молнии бросился к мосту.

- Что стоите, идиоты?! – заорал взбешённый колдун, чьи магические шары пролетели мимо жертвы, на миг осветив всё вокруг гнилостно-зеленоватым светом. – Хватайте его! Он нужен нам живым!!!

Оборотень зарычал и бросился на мужчину, но тот швырнул в нападавшего свой плащ, а пока Ри с яростным рычанием пытался избавиться от облепившей морду тряпки, что было сил пихнул его на бегущего к ним Мора, после чего перемахнул перила моста и скрылся в воде.

- Олухи, - из рук колдуна появились зеленоватые кнуты, которыми он огрел по спинам своих незадачливых подельников, - упустили, неудачники!

- Ничё, поймаем, когда из воды вылезет, - попытался оправдаться Мор, чем ещё больше разозлил вожака.

- Да что ты говоришь, - сладко пропел колдун, обвивая кнут вокруг шеи рыжеволосого наёмного убийцы, - смотри!

Мор захрипел сначала от удушья, когда магический кнут рывком поднял его в воздух над самой водой, а потом и от ужаса, потому что из воды на него уставилась зубастая безглазая тварь, мерзкое порождение Тьмы, какого наёмному убийце никогда не доводилось прежде видеть.

- Ну что, сможем мы теперь клиента поймать? – прошипел вожак, словно надоедливого жучка смахивая Мора на самый краешек берега, отчего тварь досадливо клацнула зубами, а потом выбросила целый десяток щупалец, пытаясь поймать ускользающий ужин.

- Н-н-нет, - проблеял Ри, сжимаясь в комок и изо всех пытаясь сдержаться и не обмочиться от ужаса.

- А заказчик нам на слово поверит? Мы обещали ему голову клиента в подтверждение того, что заказ выполнен!

Подельники разъярённого колдуна дружно замотали головами.

- Вот я и говорю, - вожак опять выпустил зеленоватые кнуты и принялся избивать ими своих подельников, - упустили, неудачники!

***

- Елена Павловна, - тощенькая девчушка в стильных прямоугольных очках, вопреки всем законам физики крепко сидящим на самом кончике длинного острого носика, жестом примерной отличницы подняла руку, - а можно вопрос?

Поскольку факультатив по истории уже подходил к концу, и все собравшиеся в классе, кто тайком, а кто и с явным нетерпением поглядывали на часы, ожидая звонка, возвещающего конец урока, несвоевременная любознательность восторга не вызвала.

- Да, конечно, Аня, - с трудом скрыв усталый вздох, отозвалась русоволосая стройная девушка, которую проще было назвать школьницей, чем учительницей. – Что ты хотела спросить?

- Елена Павловна, - Аня встала и поправила очки, - а как Вы считаете, перемещения во времени и пространстве существуют?

- Андреева, на тебя, чё, дома книжная полка рухнула? – заржал Андрей Кораблёв, принципиальный двоечник, исправляющий неуды исключительно за две недели до конца четверти. Учителя ругали Андрея, песочили на заседаниях школьных комиссий, но исправить пока не могли. – Или этот, как его, о, вспомнил, ум за разум зашёл?

- Расслабься, Кораблёв, тебе такое точно не грозит, - огрызнулась Аня, - у тебя ни ума, ни разума!

Елена Павловна вскинула руку, прекращая перепалку, и только собралась ответить, как грянул звонок.

Школьники подорвались с мест быстрее олимпийских спортсменов, услышавших выстрел из стартового пистолета.

- До свиданья, Елена Пална! – кричали школьники, вылетая из кабинета и норовя захлопнуть дверь перед носом тех, кто идёт следом. – До понедельника!

- В понедельник буду спрашивать таблицу по Смутному времени! – повысила голос учительница. – Тем, кто не принесёт таблицу, устрою Инквизицию!

Ученики рванули из кабинета ещё быстрее.

- Елена Павловна, Вы не ответили на мой вопрос, - Аня опять поправила очки и строго посмотрела на учительницу.

«Вот пристала, - с раздражением подумала девушка, - и ведь пока ответа не услышит, не отвяжется».

- Ты читала роман Жюля Верна «Путешествие за восемьдесят дней вокруг света»? – вопросом на вопрос ответила Лена и, дождавшись утвердительного кивка (девушка вообще сомневалась, что в природе существуют книги, которые бы Аня не читала), продолжила развивать свою мысль. – Так вот, если ты читала этот роман, то, конечно, помнишь, что Филиас Фогг совершил путешествие не только в пространстве, но и некоторым образом во времени.

- Да-да, он вернулся на один день раньше за счёт смены часовых поясов, - с профессорским видом кивнула девочка, - но, Елена Павловна, я имела в виду настоящие перемещения! Не на один день, а… - Аня закрутила рукой, подбирая слова.

- Ты хочешь узнать, способен ли человек путешествовать во времени? – устало вздохнула Лена, страстно мечтая дать отдых натруженным ногам, но понимая, что если она сядет, тогда Аню из кабинета будет ещё долго не выгнать.

- Да, - Аня опять поправила очки и так строго посмотрела на девушку, что та почувствовала себя провинившейся школьницей, - именно это я и хотела узнать.

«Сразу чувствуется, что девочка воспитывается в глубоко интеллигентной семье, - мысленно усмехнулась Елена Павловна, делая вид, будто обдумывает вопрос Ани, - одни формулировки вопросов чего стоят. Ей бы быть чуточку проще, тогда и с людьми отношения бы складываться начали, а не только с книгами».

- Не знаю, Ань, - Лена покосилась на часы и устало вздохнула. – Редкие находки археологов, например, электронные часы в пирамиде и механизм, которому несколько миллионов лет, говорят, что, в принципе, путешествия во времени возможны, но…

- Вы считаете, что всё это фальсификация? – деловито уточнила Аня, опять поправив очки.

Лена согласно кивнула:

- Да, лично я считаю подобные «сенсации» всего лишь газетными сплетнями.

Аня задумчиво нахмурилась, сняла очки, протёрла их вынутым из кармана белым платком и опять водрузила на нос:

- Спасибо, Елена Павловна. Я обязательно обдумаю то, что Вы мне сказали.

«Да кто бы сомневался», - мысленно усмехнулась Лена, но вслух сказала:

- Пока будешь обдумывать возможности и перспективы путешествия во времени, не забудь подготовить таблицу по Смутному времени.

- Она у меня уже сделана, - пожала плечами девочка, - и дополнительное задание по Лжедмитрию Первому я тоже подготовила. Показать?

- В понедельник, - двумя руками, как поп от лукавого, отмахнулась Елена, - я твою тетрадь вместе со всеми остальными проверю.

- Как хотите, - обиженно поджала губки девочка, - до свидания, Елена Павловна.

- Всего доброго! – Лена устало опустилась на стул, с отвращением посмотрев на стопку тетрадей, громоздящихся на столе а-ля Пизанская башня.

Проверять тетради в пятницу после работы не хотелось, но тащить их домой и разбирать каракули учеников в законные выходные хотелось ещё меньше.

- Ладно, - пробурчала девушка, жестом доведённого до отчаяния пациента, решившегося-таки на визит к стоматологу, придвигая к себе первую тетрадь. – Как говорят папины знакомые, раньше сядешь, раньше выйдешь. А судя по количеству и качеству татуировок у них на теле, они явно знают, о чём говорят.

Отец Лены был военным врачом, долгое время мотавшимся по всем горячим и раскалённым точкам земного шара, где люди уничтожали себе подобных, прикрываясь громогласными лозунгами и благородными целями. Потом, нажив седины в волосах, набив шишек, потеряв многих близких друзей и любимую супругу, которая сбежала, бросив маленькую дочь, Павел Иванович решил остепениться и устроился на работу хирургом в поликлинику. Через два года перешёл из хирургии в морг, заявив, что покойникам, по крайней мере, наплевать, как их будут резать, почему и не останется ли на теле шрамов. Связей у Павла Ивановича было если и не больше, чем звёзд на небе, то, по меньшей мере, столько же, друзья и знакомые чуть ли не дрались за право повозиться с Леной, а потому девушка прекрасно разбиралась в оружии, могла открыть любой замок невидимкой, обожала историю, не боялась крови и была свято убеждена, что мужчиной может называться только тот, кто хотя бы год отслужил в армии. Характер у Лены с детства был боевой, с девчонками, оживлённо обсуждающими кукол и девчачьи комиксы, а потом косметику и поклонников, девушке было невыносимо скучно. Единственной близкой подругой Елены стала одноклассница Катя, которую девушка сначала просто пожалела. Потом оказалось, что Катька умна, упорна до упрямства, ну а после того, как она назвала красавцем маршала СССР Константина Константиновича Рокоссовского (после отца, идеал настоящего мужчины), Лена окончательно прикипела к Кате и даже подарила ей на день рождения роман «Белый вождь». Прочитав книгу, Катя решительно переименовала себя в Каталину и, получая в четырнадцать лет паспорт, добилась, чтобы её записали именно Каталиной. Ленка к смене подругой имени отнеслась спокойно, часто шутила, что они теперь как сёстры: Лена и Лина. Сестринская дружба продлилась до выпускного, точнее, до подачи документов в университет. Лена, с раннего детства обожавшая историю и не засыпавшая без рассказов Сергея Алексеева, естественно выбрала исторический факультет педагогического университета, так как не планировала покидать отца и родной город. Каталина же поступила в престижный университет на факультет журналистики, обидевшись на подругу, что та не стала поступать вместе с ней.

Как всегда, вспомнив подругу, Елена печально вздохнула. Конечно, найти Линку труда бы не составило, с папиными связями можно и убийцу Кеннеди при желании отыскать, но сначала мешала детская обида, потом дурная гордость, потом закрутила студенческая жизнь, а потом… Потом опять вспыхнула обида. Ленка-то ведь в отличие от Каталины никуда из родного городка не уезжала, даже адрес не меняла, и раз подруга за все эти годы даже не удосужилась ей пару строк написать, хотя бы в Интернете, то и не стоит навязываться. Как в песне: «Ухарь-купец позвенел серебром: «Нет, так не надо, другую найдём»». Другие подруги у Лены появились, но такой близкой и задушевной больше не было. Всё-таки правду люди говорят, настоящая дружба, как первая любовь, бывает редко и не забывается никогда.

- Всё, хватит хандрить, - приказала себе Лена, решительно тряхнула головой, окончательно расплетая косу, в которую всегда забирала волосы на работе и, включив на плеере любимые песни, с головой ушла в проверку тетрадей.

Через час Лена с довольной улыбкой потянулась, разминая плечи, с гордостью полководца, одержавшего блестящую победу, оглядывая перекочевавшую на другую сторону стола стопку тетрадей. Да, что и говорить, она молодец. И определённо заслужила мороженое. Бананово-шоколадный «Экстрем», который продаётся в магазине на конечной автобусной остановке. Девушка посмотрела на часы, ещё раз с наслаждением потянулась и, быстро запихнув в сумку пенал и телефон и на ходу натягивая на себя куртку, направилась из школы.

- Никак, домой побежала? – завхоз Зоя Васильевна, работавшая в школе едва ли не с момента её открытия, улыбнулась и одобрительно закивала. – И правильно, нечего молодой девке до полуночи на работе засиживаться, а то так в девках и просидишь всю жизнь. Тебе и так замуж пора.

- Я была замужем, - терпеливо напомнила Елена и с усмешкой добавила. – Целый год. Как в армию сходила.

- Ну, год это несерьёзно, - отмахнулась Зоя Васильевна, - вот у меня соседка двадцать лет с мужем прожила.

- А потом утюгом его зашибла, - пробурчала девушка себе под нос и уже громко произнесла. – До свидания, Зоя Васильевна! Удачных выходных!

Завхоз улыбнулась девушке и медленно поковыляла по коридору, бдительно осматриваясь и прислушиваясь.

На улице ярко светило солнце, пели птицы, громогласно возвещая о приходе весны. Лена с наслаждением втянула носом чистый прохладный воздух, закинула на плечо сумку и широким шагом направилась за мороженым, вспоминая, остался ли в холодильнике пакетик кошачьего корма.

У шедшей впереди Лены старушки внезапно лопнул большой пакет, на землю с пылом десантников-отличников выскочили яблоки и раскатились в разные стороны.

- Ох ты ж, горе-то какое, - запричитала бабушка, пытаясь поднять фрукты, но вместо этого роняя палку, на которую опиралась при ходьбе, - ах, ты ж…

- Давайте я вам помогу, бабушка, - Лена протянула старушке палку, а потом вытащила из сумки пакет и принялась складывать туда яблоки. – Ну вот и всё.

- Спасибо тебе, добрая девушка, - старушка поправила кончики спускающегося на грудь платка. – Даже и не знаю, чем мне тебя отблагодарить?

- Не стоит, - усмехнулась Лена, улыбнулась старушке и привычным широким шагом направилась дальше.

Девушка не видела, как по бледным, выцветшим от времени губам старушки скользнула улыбка, не слышала приглушённого бормотания:

- Иди, красавица, иди. Лето настанет, бегать придётся.

Урок первый. Герой не нашего времени

Каждое время года для Лены имело свой цвет, запах и чёткую ассоциацию. Зима была белой, пахла морозной ёлкой, мандаринами и была связана с праздничной суматохой, а ещё обязательным в феврале смотром строя и песни. Осень отливала всеми оттенками оранжевого, пахла прелой листвой, букетами хризантем и, естественно, ассоциировалась с началом нового учебного года. Новыми надеждами и ожиданиями, школьной формой с белыми пышными бантами трепещущих от волнения первоклассников. Весна кружила голову горьковатым запахом мимозы и первых нежных листочков, была зелёного цвета, накрепко связываваясь с тремя самыми важными для Лены праздниками: днём рождения, наступающим Восьмым марта (Лена родилась седьмого марта) и Днём Победы. Весна проходила для Лены под звуки марша, с букетами тюльпанов и красным флагом, а вот лето… О, лето было пёстрым, чаще всего, конечно, жёлто-белым, оглушающим птичьим пением и воплями детей в летних оздоровительных лагерях. Лето пахло сеном, малиной, свежей краской и прогретой на солнце пылью, а связано оно было с блаженной отпускной негой, которой предшествовал аврал работы в июне воспитателем на школьной площадке.

***

Лена. Утро у меня началось как в анекдоте: старенький будильник, верой и правдой служивший нам с отцом многие годы, почему-то именно сегодня решил, что с него достаточно, и не стал звонить, замерев словно солдат в почётном карауле на пяти часах утра. Сама я проснулась вместо без пятнадцати семь в половину восьмого и с воплями забегала по квартире, поминутно то спотыкаясь о радостно скачущую рядом кошку, то лихорадочно разыскивая куда-то запропастившуюся расчёску, то стаскивая с себя джинсы, которые я вчера порвала во время прогулки.

- Ты чего скачешь, коза-дереза? – недовольно прогудел отец, который, в очередной раз расплевавшись с главным врачом, окончательно и бесповоротно решил уйти с работы и опять остался, получив вместо увольнения месячный отпуск.

- Опаздываю! – крикнула я, в очередной раз спотыкаясь о кошку. – Будильник не сработал, я проспала!

- Нашла о чём переживать, - пожал плечами отец, - помню, лейтенант Свиридов в атаку опоздал, так один и уцелел от целого взвода.

- Ага, а потом его чуть под суд не отдали, сначала за предательство, а потом дезертирство, - пробурчала я, наскоро собирая волосы в простой хвост.

- Завтракать будешь? – отец выглянул из кухни.

- Некогда! – крикнула я, уворачиваясь от кошки и распахивая входную дверь. – Всё, пап, я побежала, Веську покормить не забудь!

- Её, паразитку, не покорми, так она весь день сиреной противовоздушной орать будет, - отец в самый последний момент цепко ухватил меня за руку, окинул придирчивым взглядом и легонько потрепал по голове. – Беги, Ленок. Удачного дня!

Я чмокнула отца в морщинистую колючую щёку и выскочила на крыльцо. Под ноги, естественно, не смотрела, а потому не заметила лежащего у дверей мужчину, споткнулась и с громким возмущённым воплем рухнула вниз, лицом прямо в оставшуюся после ночного ливня лужу.

- Да чтоб вас всех! – крикнула я, с силой шлёпнув ладонью по грязи и ещё больше измазавшись. – Теперь точно опоздала!

Приняв собственное поражение в битве со временем как печальный, но неумолимый факт, я моментально успокоилась и обратила внимание на того, кто стал причиной моего поражения.

На крыльце, залитый лучами солнца, лицом вниз лежал крепкого телосложения, про таких говорят, плечи не в каждую дверь пролезут, светловолосый мужчина. Из одежды на нём были, если не считать причудливой татуировки под левой лопаткой, лишь чёрные обтягивающие, вроде кожаных штаны. Рубашки и обувь отсутствовали, но судя по чистым, не запылённым и не забрызганным грязью ступням, ботинки у него были. Причём не так и давно, ещё до дождя.

- Эй, - на всякий случай отодвинувшись от мужчины подальше, окликнула я, - эй, мужчина, вы живы?

С тем же успехом я могла взывать к духам предков.

«Вот только жмурика на крыльце мне для полного счастья не хватает», - мысленно ругнулась я, вытерла руки о загаженные брюки (всё равно их теперь только выбрасывать), поднялась на крыльцо и потрясла мужчину за плечо:

- Эй, красавец спящий, ты сам очнёшься или тебя поцелуем будить?

Мужчина не реагировал, или надеясь на поцелуй, или, что вероятнее, уже ни на что не надеясь по причине своей окончательной и бесповоротной кончины. Чуть дрожащими от волнения пальцами я нашарила на мощной шее сонную артерию. Уф-ф-ф, пульс есть, живой всё-таки. Ладно, переходим к сердечно-легочной реанимации.

- Па-а-а-ап, - закричала я, перешагнув безвольное тело на крыльце и распахнув дверь, - пап, у нас тут мужик на крыльце валяется.

- Хорошие мужики не валяются, - наставительно произнёс отец, выходя из дома с маленьким чемоданчиком в руках, - а лёжа размышляют о судьбах Отечества.

- Ага, - не стала спорить я, - ты тут с ним сделай чего-нибудь, а то я на работу опаздываю.

- Ладно уж беги, - махнул рукой отец и натужно закряхтел, пытаясь перевернуть тело лицом вверх. – Ишь ты, тяжёлый, бугай.

Я бросила взгляд на часы на правой руке, тяжело вздохнула и полезла за телефоном, скороговоркой бросив отцу:

- Погоди, не таскай, сейчас помогу.

- Пока ты соберёшься, пациент богу душу отдаст, - фыркнул отец, в очередной раз пытаясь перевернуть незнакомца.

- Туда и дорога, - проворчала я, но тут на вызов наконец-то ответили, и я защебетала:

- Ой, Маринуль, слушай, я поскользнулась и вся уляпалась, сейчас мухой лечу домой переодеваться. Ты без меня детей примешь-отметишь? Всё, спасибо огромное, я минут через… - я бросила взгляд на лежащее на крыльце тело, затем на часы, - через двадцать, самое большее через полчаса буду. Ещё раз спасибо!

Я нажала отбой и бросилась к отцу, который уже громко пыхтел от натуги, словно рассерженный ёжик. Вместе мы с трудом перевернули незнакомца на спину, и пока отец суетился вокруг него, я изучающе смотрела на правильные аристократические черты, ровный нос и завитки волос, отливающие золотом в солнечном свете. Красивый мужчина. Не женственно-смазливый, а благородно-мужественный, в духе былинных витязей, от которых веяло спокойной всепобеждающей силой.

- Отомри, - отец брызнул мне в лицо прохладной водой, которой старательно смачивал виски незнакомца, - можно подумать, мужиков никогда не видела!

- Таких – нет, - я вытерла лицо, бросила взгляд на руки и рванула в дом со скоростью лыжника, случайно попавшего на трассу биатлонистов. – Па, я мыться!

Собралась я как солдат пограничной службы по сигналу тревоги, даже быстрее, уже у самой двери благоразумно сбавив скорость, чтобы опять не кувыркнуться через неподвижное тело на крыльце. Интересно, папа сможет его откачать? Ой, чёрт, надо же «скорую» вызвать!

- Па, «скорая» нужна? – выпалила я, появляясь на крыльце.

- Да не, - отец махнул рукой, придерживая за плечи уже пытающегося сесть, но всё ещё не открывающего глаз мужчину, - сами справились. Беги давай, а то опоздаешь.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям